Потом придёшь в литературу,
Где ждут тебя без громких слов:
Есенин, Гоголь и Рубцов!
 
Юрий Кириенко-Малюгин (октябрь 2004 года).

Сайт 2006 года


ИНФОРМАЦИЯ ДОСТУПНА
 

Новое на сайте:

30.10.19
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
БЛОК № 1. 5-ый поэтический ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ-2020»
5-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
15-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Статистика Интернет-заходов на сайт «Звезда полей» по зарубежным странам и по городам за 2-ой квартал 2019 года:
Литераторы о творчестве Н. М. Рубцова
Кириенко-Малюгин. О гибели Есенина. Комментарии в «Литературной России».
АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ПОЭЗИИ (Раздел 2)

29.09.19
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!.. 
Ю.Кириенко-Малюгин. Пути-дороги Николая Рубцова в Литературный институт им. А. М. Горького 
Ю.Кириенко-Малюгин. Ко дню рождения С.А.Есенина (03 октября 1895 г.)
5-ой Интернет-конкурс «Звезда полей» 
15-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Статистика Интернет-заходов на сайт «Звезда полей» по зарубежным странам за 1 квартал 2019 года
Юрий Кириенко-Малюгин. Поиск Истины в поэзии и окружающем мiре
Очевидное и невероятное. Презентация книги Ю.Кириенко-Малюгина.
Очевидное и невероятное. Рецензия на книгу Ю.Кириенко-Малюгина. 
АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ПОЭЗИИ (Раздел 1)

05.08.19
Юрий Кириенко-Малюгин. Из "Вологодской тетради"
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов, Валентин Сафонов и август-сентябрь 1962 г. в Литинституте. 
Ю.Кириенко-Малюгин. Факты и логика против сказки о том, как Николай Рубцов в Литинститут поступал 
Ю.Кириенко-Малюгин. Сеанс одновременной игры по шахматам 
Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЛИРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 
Светлана Омельченко. "Млечный путь Николая Тряпкина и "Звезда полей" Николая Рубцова. 
Александр Избенников. Домашние и иные духи древнеславянской религии 
Юрий Кириенко-Малюгин. Блок пародий - июль 2019

01.07.19
Николай Рубцов. Пьесы о жизни и творчестве. Автор и драматургия — Ю.Кириенко-Малюгин 
О заблуждениях и искажениях в публикациях Л.Вересова о Николае Рубцове
Невероятное от П.Ткаченко о гибели Рубцова 
Встреча и награждение лауреатов альманаха «Звезда полей» в Рязани 
Программа «Наша встреча впереди» 
Владислав Киреенков. О музыкальности поэзии Рубцова и не только 
Сергей Порохин. Русское Слово для современной России 
Юрий Кириенко-Малюгин. О встречах с Н. А. Старичковой, автором книги «Наедине с Рубцовым» 
Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи эпохи перестройки (1987 — 1991 г.г.). Блок № 3. 
Очевидное и невероятное. Юрий Кириенко-Малюгин 
Юрий Кириенко-Малюгин. «Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром!…».

22.05.19
Очевидное и невероятное. Юрий Кириенко-Малюгин 
Юрий Кириенко-Малюгин. «Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром!…».
Юрий Кириенко-Малюгин. Чьи рисунки в записной книжке Николая Рубцова?
Альманах «Звезда полей» 2019 (№ 19). Награждение лауреатов и презентация в Москве 
Стихотворение Н. М. Рубцова «Гоголь». Обретённый автограф. Статья Елены Митарчук. 
«Мистический реализм» Юрия Дюжева или народная философия в поэзии Рубцова? Фрагменты из статьи Ю.Кириенко-Малюгина 
Ольга Коротеева. Рубцовская осень – 2018 в городе Артёме
Всероссийская литературная премия «Звезда полей» имени Николая Рубцова 
Юрий Кириенко-Малюгин. Игнорирование известных изданий и фактов в «Рубцовском сборнике» 2019
Перечень публикаций Юрий Кириенко-Малюгина в связи с проводимым СП РФ Международным конкурсом имени С. А. Есенина 2019 года.
Ко дню Победы над фашистской Германией и её сателлитами

30.03.19
Альманах «Звезда полей», № 19, 2019
Библиография базовых авторских изданий о творчестве Н. Рубцова
Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2019»
14-я Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения – 2019»
Блок № 4. 4-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Александр Обухов. Сакральный смысл автографов и рисунков Пушкина.
Нина Полуполтинных 

20.01.19
Юрий Кириенко-Малюгин. С днём Рождения – 03.01.1936 – русского национального поэта Н.М.Рубцова!
Юрий Кириенко-Малюгин. Редакторов я вроде озадачил?
Юрий Кириенко-Малюгин «Красным, белым и зелёным мы поддерживаем жизнь…»
Юрий Кириенко-Малюгин. Литературные «кумиры» или пророки минувшего века
Блок № 3. 4-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Сергей Порохин. Нестеров Ф. Связь времён. М., Молодая Гвардия, 1984 (цитаты)
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром!…» (творческая биография Поэта). 2018. 
Кириенко-Малюгин. Стихи периода перестройки (из архива 1987-1991). Блок № 2.
4-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»

07.12.2018
Юрий Кириенко-Малюгин. Возвращение на родину
Юрий Кириенко-Малюгин. О песнях в родном городе
Юрий Кириенко-Малюгин. Суворовский марш
Блок № 2. 4-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Юрий Кириенко-Малюгин. Киносценарий «Волны и скалы Николая Рубцова»
Ольга Коротеева. «Рубцовская осень – 2018» в городе Артёме Приморского края 
Людмила Повалихина. Поэт Н. М. Рубцов в Артёме.
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром!…» (творческая биография Поэта). 2018. 
Кириенко-Малюгин. Стихи периода перестройки (из архива 1987-1991). Блок № 1.
4-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
14-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
19-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей» 

29.10.2018
Блок № 1. 4-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Байка из печи. Конкурс. Юрий Кириенко. Как я делал печь для дачи
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром!…» (творческая биография Поэта). 2018. 
Кириенко-Малюгин. Программа памяти Н.М.Рубцова в Доме Гоголя 
Ю. Кириенко-Малюгин. 11.3. О мистическом мировозрении Рубцова. Гоголь и Рубцов 
Ю. Кириенко-Малюгин. 11.5. Гоголь и Рубцов. Связь времён и мировоззрений. 
4-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
14-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
19-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей»

30.08.2018
4-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ
14-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей
19-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей
Юрий Кириенко-Малюгин. Песни на стихи Николая Рубцова
Ю.Кириенко-Малюгин. Базовые публикации о жизни и творчестве Н.М.Рубцова с 2001 года
Ю.Кириенко-Малюгин. Лирические песни (тексты и музыка)
Литературно-музыкальная программа «Наша встреча впереди
Литературно-художественный альманах «Егорьевск – 2018
Алексей Бандорин. Почему и для чего человек пишет стихи?
Владимир Андреев. О методике и критериях поэзии Ю.Кириенко-Малюгина
Алексей Бандорин. Почему и для чего человек пишет стихи?

 
24.04.2018
Юрий Кириенко-Малюгин. Песня «Возвращение домой» (гимн городам Воинской Славы). 
Альманах «Звезда полей» 2018 сайта «Звезда полей». Презентация
«Среди Священных колоколен: стихи и песни». Вера Степанова 
Литобъединение «Звезда полей» в Егорьевске в апреле 2018 года
Юрий Кириенко-Малюгин. Пародии (апрель 2018) 
Межрегиональная конференция «День православной книги»
Творческий фестиваль национальных культур «Дружба» колледжей г. Москвы 
Сергей Порохин. Русский адмирал и учёный А.С.Шишков
Юрий Кириенко-Малюгин. Когда же активисты начнут разоблачать дезинформацию?
13-я Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения – 2018»
Лауреаты конкурсов сайта «Звезда полей» 2018 года (из Альманаха № 18) 
 
14.03.2018
 

01.02.2018
На 3-ий Интернет-конкурс «Звезда полей»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Нравственные ценности в русской поэзии.
Литобъединение «Звезда полей» в Егорьевске. Вечер памяти Н.М.Рубцова.
Юрий Васильевич Иванов. Случайная встреча с Н.М.Рубцовым
Альманах «Звезда полей» 2018 Творческого центра имени Н.М.Рубцова.
Блок № 5. 3-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Вера Степанова. Среди священных колоколен. Стихи и песни.
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Песня «Возвращение домой» (гимн городам Воинской Славы).
 

05.01.2018
Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПЕРВАЯ ВЛЮБЛЁННОСТЬ НИКОЛАЯ РУБЦОВА
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. «НАД МОЕЙ СЧАСТЛИВОЮ ЛЮБОВЬЮ…»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.
Вера Степанова. Среди священных колоколен. Стихи и песни.
Блок № 4. 3-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Литобъединение «Звезда полей» в Егорьевске. Конкурс чтения стихотворений.

Поздравляем всех читателей сайта с Наступающим православным Рождеством и Новым Годом!

01.12.2017
Юрий Кириенко-Малюгин. Песня «Возвращение домой» (гимн городам Воинской Славы). 
День матери. Библиотека им. М.Ю.Лермонтова в Москве. 
Вера Степанова. Среди священных колоколен. Стихи и песни. 
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. О ДЕМОГРАФИИ И РОЖДАЕМОСТИ 
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.
Блок № 3. 3-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018» 
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ» 
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Спроси у мамы (эссе) 
Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие
Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (главы 11 и 12).

31.10.2017
Сергей Есенин. «И душа моя – поле безбрежное…» Программа ЛМС «Родник»
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
Блок № 2. 3-ой  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей» 
Базовые литературные издания Ю.Кириенко-Малюгина
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 6. Наша встреча впереди 
Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие

30.09.2017
Фестиваль «Рубцовская осень» 2017 в Вологде
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.
РУССКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ АВТОРА ТЕКСТОВ И МУЗЫКИ ЮРИЯ КИРИЕНКО-МАЛЮГИНА
Юрий Кириенко-Малюгин. Песня «Возвращение домой» (гимн городам Воинской Славы).
Блок № 1. 3-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения» 
18-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 5. Спасите свои души! 

30.08.2017
Юрий Кириенко-Малюгин. «Тихая моя родина». Народная философия поэзии Николая Рубцова.
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
Базовые литературные издания Ю.Кириенко-Малюгина
18-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 3. «Вологодская тетрадь»

04.07.2017
Юрий Кириенко-Малюгин. Какая абсолютизация творчества Рубцова? 
Юрий Кириенко-Малюгин. О статье Е.Митарчук о спектакле «Николай Рубцов» в театре «Глас»
Юрий Кириенко-Малюгин. Тезисы из статьи Владимира Жириновского: «ЛДПР: дети – это не товар! Никаких «налогов на бездетность»! 
Юрий Кириенко-Малюгин. Демография, запрет абортов, рождаемость.
Юрий Кириенко-Малюгин. Демография, госбюджет, запрет абортов и прогрессивный налог (в порядке дискуссии) 
Юрий Кириенко-Малюгин. О вкусах редакторов и пиаре.
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 1. «Всё проясняется Россией»

АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ПОЭЗИИ (Раздел 2)

(интернет-издание сайта «Звезда полей»)

Составитель - Юрий Кириенко-Малюгин
на базе ежегодных конкурсов «Звезда полей»,  поэзии  авторов-лауреатов ежегодных альманахов «Звезда полей» (2002 — 2019) и членов жюри Творческого центра имени Н. М. Рубцова (ранее Московского Рубцовского центра - 2001-2008). Антология составляется в алфавитном порядке в каждом выпуске и планируется в 3-х  разделах.

  Раздел  № 2 - 2019


Булатов Виктор Григорьевич
г.Рязань
 
   *      *     *
 
Влекомый жаждою открытий,
Оставив сельский быт и гвалт,
Сменил я пыльные дороги
На отутюженный асфальт.
 
И вслед беспечно молодому,
Когда себя я увозил,
Шептали вётлы с укоризной:
«За что же ты нам изменил?»
 
Но вот достигнуты вершины
И мысли празднично светлы,
А мне всё больше не хватает
Родного шёпота ветлы.
 
    *      *     *
 
Как в храм, вхожу я на поляну,
Которой с детства дорожу,
Здесь из валежника сухого
Костёр горячий заложу.
 
Мне запах дыма кострового
Взволнует стынущую кровь,
И так захочется на время
Оставить свой уютный кров,
 
Чтоб одичать, забыв про годы,
И, растворившись в тишине,
Душевных ран тоску и горечь
Доверить ветру и луне.
 
Сливаясь с этою природой,
Освободиться от сует
Да на костре грехи расплавить,
Что накопил за много лет.
 
    *      *      *
 
В ещё не отгоревшем небе
Звезда над рощею зажглась,
А в поле с тучным зрелым хлебом
Из сердца песня родилась.
 
Легко взмывая, без усилья,
Волнуя сердце молодца,
Плывёт селом, расправив крылья,
Касаясь милого крыльца.


Горелова Татьяна  Ивановна    
п. Шварцевский, Тульская обл. 

В деревне
 
Курлычут аисты над домом
И еле слышен шёпот волн.
А над днепровским косогором
Зари всплывает алый чёлн.
Плывёт, лаская хвою сосен
И бархат радужной листвы,
И сотни тысяч ярких росин
На стеблях шёлковой травы.
Плывёт, меняя переливы,
Красуясь в зеркале воды,
Вплетает жёлтые мотивы –
Предтечи солнечной гряды.
Любуясь дивами рассвета,
Я пью с восторгом благодать
Восхода, радости и лета –
Всё то, что жизнь мне может дать.
 

      Бабушкин сад
 
Тихий рассвет над землицею древней.
Путь через рощу, а пахнет деревней.
И вспоминается бабушкин хутор,
Добрый, напевный украинский гутор,
Садик за хатой, яблоки – с блюдце.
Жаль, но туда мне вовек не вернуться.
Нас разделяют таможни, границы,
Поиск напрасный лазоревой птицы.
В  «брат или враг» жизнь вносила не плюсы,
Ставя тире, удаляя союзы.
Ходят другие к родным на могилы.
Нас не пускают к ним странные силы.
Вымолит мiр ли в миру перемену  -
Смену младых, разрушающих стену,
Ту, что закрыла от правнуков хутор,
Бабушкин сад и украинский гутор.
 
Где-то там
 
Все, что было – пропето         
Не благою Судьбой.       
Мне досталась монета       
Посредине с резьбой.
 
Хоть она – не фальшивка,    
Но не пустишь и в ход.         
Потускнела отливка –  
В беды брошенный лот.
  
Где-то там,  в синей сини            
Полный дивами луг,          
Ладный дом на вершине,      
Сердцу преданный, друг.
   
Где-то там, где мечтою      
Сотворен материк.    
И живою водою      
Землю поит родник. 
 
Где-то там… Но вот ныне 
Я в квартире одна.     
И дом чудный в долине
Не узреть из окна.
 
Может завтра с судьбою
Вдруг случится курьёз -
И я вспыхну звездою
Где-то там, в мире грёз.


Грызлов Павел  Сергеевич
г. Братск, Иркутская обл.

    Запах грусти  
 
Мой край, что жизни мне дороже,
Я возлюбил еще сильней
Твои поля с поникшей рожью,
Твоих рыданье журавлей,
 
Унылость ветхих захолустий
И мрачность серую небес,
Грязь бездорожья, запах грусти,
Которым ты пропитан весь.
 
Пусть вдаль простор молчит угрюмо,
И сплошь одна кругом тоска,
И без конца терзают думы
Предчувствием, что смерть близка.
 
Я, зрея вечность пред собою,
И в том благую вижу весть,
Что это не умрёт со мною
И всё останется, как есть.
 

     Родные края 
 
По-прежнему снится мне хатка
И сада лучистого тень,
Скамейка, калитка, оградка
И под окошком сирень.
 
По-прежнему дороги сердцу
Овраги, пруды и поля.
И памятью радостно греться,
Вас вспомнив, родные края.
 
Пускай далеко вы, далече,
Я счастлив и тем, что сберёг
В скитаньях своих бесконечных
Задумчивость ваших дорог.
 
Я счастлив и тем, что дивился,
Как звёзды мерцают в тиши,
Что с вами навек породнился,
Оставив частицу души.
 
  *     *     *
 
Стою у берега
Родной реки,
И мысли светлые,
И так легки.
 
И в сердце просится
Благая весть.
И верить хочется,
Что счастье есть.
 
Я долго, Родина,
В дороге был.
Не думай, Родина,
Что я забыл
 
Края родимые
И отчий дом.
Я помнил, Родина,
Всегда о том.
 
Я помнил, Родина.
И вот я здесь,
Тоской  измученный,
Уставший весь,
 
Стою у берега
Твоей реки,
И мысли светлые,
И так легки.
 
Как птицы радостно
У нас поют.
Спасибо, Родина,
За твой приют.
 
Спасибо, Родина,
За твой покой
И небо ясное
Над головой.


Клюзов   Евгений Иванович         
г. Москва

    Читая Рубцова
 
Строчка из песни Рубцова
в речь незаметно войдёт,
пригоршней русского слова
душу до края нальёт.
Ковшик холодный с избытком,
капель жемчужную дрожь
выпьешь не с первой попытки,
выпил, иль нет - не поймёшь.
Вспомнишь пролесок застылый,
вой за туманом в логу...
И, оглянувшись, за милость
выпьешь, крестясь на бегу.
Перенося на листочки
инея в поле финифть,
выпьешь за то, чтобы точно
в ушко попала бы нить.
Сыплется снег на деревню,
вьюшка под ветром гундит.
Лик поцарапанный, древний
вечером что-то сердит.
С треском свеча запылает -
Святки уж тысячу лет.
Томик раскрыт Николая,
штампик лилов "Культпросвет".
 

Философское
 
Жизнь течёт без оглядки на лица,
позвонишь...а его уже нет.
Изменяется наша столица,
в маете всех спортивных побед.
То, мы делаем всё "как в Европе",
то Китай нам объятья раскрыл!
В мае снег, батареи не топят,
но, снабжает рязанский нас тыл.
И листаю я книги поэтов,
чьих имён не открыла "ЛГ":
суетятся под звон минаретов,
и достоинства ищут в ЕГЭ.
Всё меняется ради чего-то,
кто-то знает, как надобно жить:
не откроют вам план "ни на йоту",
но, вокруг будут низко кружить...
И мерцающим звёздам вопросы
задаю, и мигают в ответ.
И рождаюсь я вновь, как философ,
рано умерший всё ж, как поэт.
 

     Причальный дед

В причалах шлёпает волна,
в мазуте отразилось небо.
У крана согнута спина,
а чайки ловят крошки хлеба.

Старик сутул и бородат,
лицо, как ржавчина на днище,
а на фуражке стёртый краб,
он корки по карманам ищет.

Кидает хлеб, и чаек стон
звучит, как некогда звучали
другие стоны и печали
среди других, таких же волн.

На кнехте сидя, он плюёт
на зелень волн неторопливо.
Спокойно трубочку берет
и курит несколько лениво.

Ему кричат: «Сойди-ка, дед!
Отдай конец, буксир уходит!»
Он взглядом пристально проводит
и пустит матерок вослед.

Ложится на воду слюда
последних дней в огне заката.
Он не поверит никогда,
что море в чем-то виновато.


Коржов Владимир Михайлович
г. Барнаул, Алтайский край

Дед
В прокуренном, слегка помятом
Костюме (видывал семь бед),
С кирзовой сумкой и бушлатом
Чуть свет ходил рыбачить дед.
По-над рекою плыл белёсый,
Густой, с разводьями туман.
Чумыш ворочался на плёсе
Как задремавший великан.
А дед с лукавою усмешкой
Рябого доброго лица
Учил, как обращаться с леской,
Как брать подъязка и ельца,
Как после беглого осмотра
Протоки, выгнутой дугой,
Знать щучье место у осоки
С кругами всплесков над водой.
И словно в многогранной призме,
Что в полдень преломляет свет,
Дед различал по верным признакам,
Какой нас завтра ждёт рассвет,
Какой закат. Какие ночи…
Жизнь прожил дед свою не зря.
Поторопился, правда, очень,
Свергая веру и царя.
Судьба
Большая Медведица выгнула спину.
Проплыл, прошагал половину пути.
Мой звёздный Алтай, я тебя не покину!
Роднее Оби мне реки не найти!
Мне моря не видеть и лодкой не править.
Дай, Боже, дойти до ближайшей горы,
Кормушку для птиц у зимовья поставить…
Пусть зёрна клюют от зари до зари.
В осеннюю роздымь и звездную россыпь
Большая Медведица свесила хвост.
Ответ я искал на простые вопросы…
От берега к берегу тянется мост.
Меж прошлым и будущим он перекинут.
Кому, как не мне, его сохранять.
Мой край, я тебя никогда не покину!
До смертного часа,
До судного дня.
Прощение

Мой белый конь мне снился по ночам,
Мой белый конь скакал среди лугов...
                                     Станислав Яненко

Жаль не успел я оседлать коня
И поскакать по скошенному лугу...
Жаль, не простил неверную подругу
И тех друзей, что предали меня...

Жаль всех друзей, которые забыли
Кипенье наших молодых страстей,
Когда немного стали повзрослей,
А к старости ум с совестью пропили...

Жаль, не успев я оседлать коня.
Ну что ж, пройду по скошенному лугу.
Простил друзей своих. Простил подругу.
О, Господи! Простили ль вы меня?!

Кузнецова-Белова Нина Николаевна                  
п. Приладожский, Ленинградская обл.
 
Рождественский лес
 
Лес белоствольный могучий –
Ах, как пригож он зимой!
Ельник густой да пахучий
Нежной укрыт бахромой.
 
В снежных пушистых барханах
Плещется дева-Заря.
Видится в млечных туманах
Образ лесного царя.
 
Солнце зевнуло и вскоре
Спать улеглось в колыбель.
Льдинкой, в причудном узоре,
Вновь заигралась метель.
 
Хрустнуло деревце где-то,
Щёлкнуло что-то вдали…
Будто бы яблоки с веток,
Падают в снег снегири.
 
Как на Божественном лоне,
Дремлет Рождественский лес.
В дивном его перезвоне
Кроется много чудес.
 
 
 Что для нас библиотека?
 
Что для нас библиотека?
Полки, книги, картотека…
Мы живём, пока читаем,
Любим, плачем и мечтаем.
 
Зал читальный не для скуки –
В нём штудируют науки.
Да и книг особый запах
Держит нас в ежовых лапах…
 
Что для нас библиотека?
Ну, конечно не аптека…
И девчата каждый вечер
Здесь не тело, душу лечат.
 
Взяв с волненьем книгу в руки,
Мы эпохи слышим звуки:
Тут фантазия, на диво,
Нам сюжет рисует живо.
 
Храм наук библиотека!
В ней царит дыханье века.
Это образ жизни нашей–
Черпать знанья полной чашей.
 

    Эка невидаль
 
Острова свои обогреваем
И живём без лишнего добра,
Да всегда с огнём и урожаем,
С колыбельным пеньем до утра.
                                 (Н. Рубцов)
 
Здравствуй, Никола, простор заповедный!
Осень не зря здесь зовут золотой...
Добрые люди и говор напевный —
Всё удивляет своей красотой.
 
– Эка невидаль!  – жители скажут, –
Клюква в болоте да в чаще грибы.
Здесь пауки кружева свои вяжут.
Здесь острова нашей тихой судьбы.
 
Эка невидаль — в ягодах кочки,
Воздух туманный да запах лесной,
Ярко-багровые клёнов листочки,
Кучка маслят под осенней сосной.
 
Эка невидаль — кони на воле,
Цвет клеверов на душистых лугах,
Речка, бегущая в скошенном поле,
Ласточек гнёзда в крутых берегах.
 
Здесь в половодье луга заливает
Толшма-река – до неё полверсты.
Путь от Николы она закрывает –
Боженька сам здесь разводит мосты.
 
Край вологодский, тебе мои строчки!
Душу свою для добра отворяй.
Ты моя невидаль — в ягодах кочки.
Ты моя невидаль — северный край.


Кучерь Владимир Иванович            
 г. Москва

Памяти Николая Рубцова

Ранима, брат, душа большая...
Чернеет страшно белый свет,
Когда поэта обижают
Только за то, что он поэт.

Только за то, что Бог талантом
Неповторимым одарил.
За то, что ты не пел парадно,
Был верен правде вольных сил.

Поэт, как маленький ребёнок
Воспринимает мир большой,
Открытою и забубённой,
Незащитимою душой.

В неё не лезьте ради Бога!
Но лезли...стон по нервам шёл,
Тогда грешно винить эпоху.
Виновны те, кто жёг глагол.

И чёрный ворон также кружит,
Как он кружил во все века.
Ты переплавил в строфы душу,
Она поёт в твоих стихах.  

Памяти поэта-барда, художника Эрнеста Любенко

Не нахожу слова, Эрнест,
Господь во всём всесилен.
Распахнут твой осенний крест,
А ты почил в могиле.

Весной взойдёт на холм трава,
Как ты всходил на горы,
Созреет новая листва
В согласье с птичьим хором.

И с диска выльются стихи,
Будто с небес пульсары,
Будто земные родники
Под звон твоей гитары.

В них ясно слышится хорал
Певца-единоверца,
А на картинах, что создал, -
Твоя рука и сердце.

По самой горестной тропе,
Что есть на белом свете,
С благой молитвою к тебе
Придут жена и дети.

И, вечной памятью дыша
Любви, Надежды, Веры,
Увидит их твоя Душа
С небесной светлой сферы.

От царства Божьего она
Теперь неотделима.
Ей вечность Господом дана
И только им судима.

06.11.2008

*    *    *

Хотя и поменялись времена,
И всё ж не изменилось наше слово;
На родине Рубцова тишина,
Я пью до дна за родину Рубцова.

За разнотравье, за звезду полей,
За речку Толшму с комариным раем,
За то, чтоб век душе не постареть
И если даже тело умирает...

А за рекой благословенный вид!
Не потому, что вновь макушка лета;
Родной простор вовек тебя хранит
Поэзия достойного поэта.

...С покосом тебя сельский человек,
С поклоном к неизменной твоей теме...
Бежит река, ушёл двадцатый век,
А здесь почти остановилось время.

Легко перешагнув разбитый мост...
Лениво, царским золотым червонцем,
Где вдалеке виднеется погост,
За горизонт заходит солнце.

Ночное стрекотанье до утра,
А то вдруг дождь проявит свои звуки;
И так природа здешняя светла,
Что отвечать не хочется разлукой...

Всплывёт заря в пурпуровом венце,
Земную ширь окинет добрым взглядом;
Россия, Русь в единственном лице
И больше в жизни  ничего не надо.


Лебедев Сергей Александрович                  
г.Тольятти, Самарская обл.


           На пристани 

На причал по сходням вырвалась толпа,
Разбежалась к местным сувенирам.
Можжевельник, липа, тонкая резьба,
У реки часовня куполом светилась.

И тогда на пристань вышел гармонист,
Теплоход окинул, робко и волнуясь,
И сначала рядом, а потом уж ввысь
Над могучей Волгой музыка рванулась.

А в её аккордах – русские просторы,
Чистые дубравы, звонкие ручьи,
И тревога сердца в песне колоколен,
И разгул свободы в пляске от души.

А вдали, за ширью, из лесов Ветлуга
Прибавляет Волге свежих, новых сил,
И по ней, красуясь, над волнами струги
Под гармонь лихую Стенька выводил.

Гармонист «Славянку» выдал на дорожку,
Подпевала плеском волжская волна.
Как люблю тебя я, русская гармошка,
Как люблю тебя я, русская земля!
 
Вологодчина
 
Вологодчина, грусть, Белозёрье…
Древних стен величавая стать…
Словно вижу со стен до сих пор я
Притяженья озёрную гладь.
 
Наполнялась веками округа,
Голосами великих идей,
А сегодня не скрипнет подпруга,
Нет и шелеста хлебных полей.
 
Тишина, успокоенность, нега…
Руку, сделав к лицу козырьком,
Я увидел на краешке неба
Вологодского лета излом.
 
И послышались звуки печали -
Николая Рубцова стихи,
А курлыканьем им отвечали,
Улетая на юг журавли…

 
Нет, не продам я душу суете…
 
Нет, не продам я душу суете,
Не оскверню неуваженьем
К России, к матери, к мечте,
К лесам и далям с птичьим пеньем.
Пытаются мне в душу наплевать,
Глумясь над Родиной, открыто.
Не верить в прошлое, в отца и мать,
В глаза берёз, дождем умытых.
Но не продам я душу суете,
Надеюсь на защиту Божью,
Забытых сёл в кричащей немоте
В угоду не ославлю ложью.
 
Любенко Эрнест Александрович (1935 — 2008)   
г. Москва

  *    *    *

Нас привёл Рубцов Никола
В Вологодский этот край,
Этот нежный и суровый,
Хоть, конечно, и не рай.

Не нарушил бег прогресса
Деревень его покой,
Что стоят на фоне леса
По-над Сухоной рекой.

То ли быль, а то ли небыль
Их узорчатый наряд.
В городах, взметнувшись к небу
Храмы дивные стоят...

Тут царит над всей Округой,
Входит в каждый хтОрок
Удивительно Округлый
ВолОгодский гОвОрОк.

А какие тут девицы!
Так и блещут красотой.
Прямо впору бы жениться,
Если был бы холостой.

С сожаленьем покидаем
Этот чудный русский край.
До свиданья, ширь лесная,
Лихом нас не поминай!

12-16. 10. 2001 г.

*    *    *

Явленье каждое хотелось мне осмыслить,
И каждый факт научно объяснить.
Но проще вместо многих умных мыслей
Одну — о Боге в мiре — допустить.

И сразу всё становится на место,
Отпал вопрос, который с детства грыз.
И чудеса становятся уместны
И даже жизнь приобретает смысл.

Ответ один.
                       И нет былых сомнений.
Лишь не забыть, пока стихи строчил,
Что даже самый гениальный гений
Свой дар творить
                               от Бога получил.

*    *     *

Красавицы мечтают стать моделями
Сиять в лучах цветных прожекторов.
А мир всё больше полнится борделями,
Зовущими под свой коварный кров.

Бьют децибелы с мощного динамика,
Чуть вякает «замшелое старьё».
С России, как с огромного Титаника»
Сигают в волны дочери её.

Они гребут на свет далёких гаваней,
Где падкие на русскую красу
Их подбирают после долгих плаваний
И на постели брачные несут.

У них родятся граждагн французские,
И датские, и прочих королей.

Когда же, наконец, красотки русские
Начнут рожать для Родины своей?
  2005 г.


Эрнест Любенко, Юрий Кириенко-Малюгин

Снова в Николе

И вот мы снова здесь в Николе,
На этот раз в весенний день.
Опять пред нами то же поле,
Избушки дальних деревень.

И та же милая Светлана,
Глаза, что полных две луны,
Вручает вилки и стаканы,
И вновь мы радостью полны.

И Толшма — тихая река,
Для нас сегодня центр мiра.
И вот мы, трезвые пока,
Пьянеем от рубцовской лиры.
                              31.05.2002 г.
Запись в книге посетителей дома-музея
Николая Рубцова в селе Никольском
Тотемского района Вологодской области.


Максимов Юрий Борисович
г. С. - Петербург

Сергею Есенину

Он с нами ныне
и навеки,
Пока жива родная Русь,
Вот отчего и в новом веке,
С его строкой не расстаюсь.
Мы можем многими гордиться,
Порой их слава высока,
Но вот такой едва ль родиться,
Ведь он поэт на все века!
Не надо пышных песнопений,
Иная жизнь, иная новь.
Поклон тебе, Сергей Есенин,
России вечная любовь!

      *   *   *

Уйду туда, где всё родное,
Где встречу молодость свою.
Слезою душу успокою,
И тихо песню допою.

Тот край до боли мне знакомый,
Река и ельник, луг в цвету,
И за калиткою у дома
Жасмин в чарующем бреду.

Садится солнце, длинны тени,
Давно умолкли петухи,
И кажется, что сам Есенин
Придёт сюда творить стихи.

 
Что такое золото?
 
Что такое золото?
                     кратко – драгметалл,
Скупердяй за золото,
                                душу бы продал. 
 
Что такое золото?
                     в недород – еда,
А в пустыне золото –
                       чистая вода.
 
Что такое золото?
                      распри и разлад.
Если с кем-то вместе,
                      откопаешь клад.
 
Что такое золото?
                       зависть и дурман,
По пятам за золотом,
                       тянется обман.
 
Что такое золото?
                     Это кровь и власть.
В мясорубку страшную
                      не дай Бог попасть.
 
Что такое золото?
                    Я о нём сказал,
И ещё добавлю,
                    вовсе не металл.
 
Потому что золото –
                         дружная семья,
И, конечно золото –
                        верные друзья.
 
Дорогой Единственной,
                          я принёс цветы,
Истинное золото –
                         это только ты.    
 

Медведев  Иннокентий
г. Братск, Иркутская обл.

Разговор с дедом

Да, конечно, деревня мне ближе
И её золотые поля.
Я живу и поэтому вижу,
Как зовёт красотою земля.

Я пройдусь по деревне родимой,
Брошу куртку свою на плетень –
Вот она!.. всех дороже и зримей
В этот солнечный, ласковый день.

Здесь черемуха пахнет дурманом,
Взор слепит белоснежный наряд.
Здесь берёзки с загадочным станом
Привлекают прохожего взгляд.

Пусть завязла она на ухабах,
Пусть калитки висят на боку.
Как живётся в ней девкам и бабам
Мне расскажет гармонь на лугу.

Пусть пропахла веками навозом,
Пусть дерётся мужик за межу.
Пусть давно распрощалась с колхозом –
Я деревню за то не сужу.

Только жаль, что поля без потребы…
У калитки мне жаль мужика, –
Просит нищий у нищего хлеба,
Вместо плуга – бутылка в руках.

Я от солнца рукою прикроюсь –
Что-то птичек в лесу не слыхать…
И деревне я сердцем откроюсь -
Только сердцем поля не вспахать!…

Прохожу мимо деда – горюет
– Ты  бы дал мне, сынок, закурить…
Сколько вас, городских, тут гостюет…
Навсегда бы приехали жить…

«Слушай, дед, расскажи-ка на милость
Что толкает Россию на край?
– Это, паря, похоже на сырость,
Видишь, сгнил у болота сарай…

Прохудилась над Русью-то крыша.
Да не вам, городским, залатать…
Сколько лет уже только и слышно,
Что Россию пора возрождать…

«Слушай, дед, я же ваш – деревенский
Банщиковский, Петра средний сын.
Покажусь с виду, может быть, дерзкий,
Но скажу, я с деревни один,

Тот, кто наши поля воспевает,
Тот, кто нашу деревню бодрит.
Но не каждый про это узнает…
Слушай, дед!». – Только дед уже спит.

«Ну и ладно,… ты спишь или умер?..–
Храп услышал, – так видно живой…»
Вот такие они, наши думы
И от них хочешь – пой, хочешь – вой.

Да, конечно, деревня мне ближе
И её золотые поля…
И поэтому часто я слышу,
Как зовёт меня предков земля.


Деревня Банщиково*

Есть дорога одна к Усть-Илиму –
Пахнет мятой, травой резедой.
Там своротка к деревне родимой,
К той, что скрылась давно под водой.

Наверху только волны гуляют,
А под ними нашла свой приют
Та деревня. О ней уж не знают.
Там в домах только души живут.

На поляне в лапту там играли.
И телят отгоняли на луг,
Что случится, тогда мы не знали,
Что затопят телегу и плуг.

Но кружитесь, кружитесь над морем
Мои ласточки, чайки, стрижи…
Пусть слезами не выплакать горе,
Но хоть память дано освежить.

Как вы гнёзда заботливо вили
И растили под крышей птенцов.
Как и вас, меня тут же родили,
А теперь только память отцов.

Вот и я здесь стою на дороге,
Той дороге, что в воду ведёт.
Волны моют мне босые ноги
И там будто меня что-то ждёт.

Веет холодом прошлое в душу.
Скорбь и боль, и тоска, и печаль.
Мир тебе. Твой покой не нарушу.
Малой родины, сгинувшей, жаль.

* – деревня, которой нет



*   *   *

Нам жизнь диктует новые законы,
И выставляет неоплатный счёт.
А мы, по-прежнему, взираем на иконы
С надеждой, что нам скоро повезёт.

Но жизнь не поменять и не исправить,
То радует, то бьёт она хлыстом.
И мы, бывая правы иль не правы,
Подмять её стараемся потом.

И в этих ненаписанных законах
Не можем мы найти свои пути.
И вновь свой взор бросаем на иконы,
Пытаясь в них опору обрести.



Париев Александр Викторович               
г. Новодвинск, Архангельская обл.

         *    *    *

Гармонисту, дяде Коле

Сыграй мне о России, дядя Коля,
Растягивай меха своей гармони!
О том, как колосится жито в поле,
И о ручье, где воду пил с ладони.

О ямщике. В степи замёрз бедняга,
И о коне, гулявшем на просторе.
Пропитым сиплым голосом бродяги
Прошу мне спой, как можешь, дядя Коля!

О зоне, где пришлось сидеть за драку,
О красоте берёзового ситца,
Про жизнь, что колотила, как собаку,
И как тоскует в тесной клетке птица.

О вороне, что кружит надо мною,
О кораблях, тонувших в буйном море,
О тополях рубцовских, и о воле.
Пусть слышит Русь на северном угоре!


Кий-остров

На Кий-острове злюки-ветра,
На Кий-острове – плаксы-дожди.
В дом вползла гадюка-хандра
И шипела: «Ты солнца не жди!»

Спичку к старой газете поднёс,
По дровцам побежал огонёк.
За окном море Белое слёз,
На буржуйке душистый чаёк.

Мне дискантом транзистор поёт
То про валенки, то про снега.
На душе у меня Новый год,
Я бездельник и лени слуга.

Голосит искромётный баян
Под удары дождинок в стекло.
Ветродуй на онежский Буян
Не пускает благое тепло.

Я согреюсь у жаркой печи
От приятных вибраций огня.
И хандре прошепчу: «Помолчи,
Утром солнце взойдёт для меня».

На Кий-острове – скал чехарда.
На Кий-острове – тишь   да покой.
А вокруг лишь морская вода
И над ним купол неба святой.

О себе
Бросьте в меня камень –
Злоба – ни  нова.
Я не досягаем – 
Всё мне трын -трава.

Я сверну с дороги,
Кану в тишину.
все мои тревоги
Отойдут ко дну.

И цветочным летом,
В королевстве трав,
Спрячусь за букетом,
Я от тех, кто прав.

Засвистит пичуга,
Веселя меня:
На оборке луга,
На исходе дня.


Скорюкова Валентина Борисовна   
г. Тотьма, Вологодская обл.

Ромашковая Русь

Люблю ромашковое поле,
Где травы шепчутся в тиши.
Какой простор, покой, раздолье
Для русской любящей души!

Сколь не смотри – не насмотретья
На эту ширь родных полей.
Мои ромашки пахнут детством,
Здесь нежность матери моей.

Коснусь тихонько их ладонью
И сердце мне напомнит вновь
Тепло родительского дома
И в жизни первую любовь.

И красоты другой не зная,
Тебя люблю, тобой горжусь,
Тебе на верность присягаю,
Моя ромашковая Русь.

С душой, открытой нараспашку,
Пойду тропинкой полевой.
И снова белая ромашка
Вослед кивает головой.

Я вспомню вновь об отчем доме.
Взгляну вокруг и улыбнусь.
Передо мной как на ладони
Моя ромашковая Русь.

Дорога в Николу, к Рубцову

Поеду снова, отложив дела,
Забыв про все заботы и тревоги.
Опять душа в путь дальний позвала
В его деревню, по его дороге.

По той же самой, что ведёт пыля,
До Сухоны со стареньким паромом.
Куда ни глань –кругом леса, поля
Куда ни глянь – всё близко и знакомо.

А там и до Николы доберусь,
Чтоб снова сердцем с ней соприкоснуться.
Он с этих мест родную видел Русь,
А, уезжая, так хотел вернуться.

Переплывал по Сухоне-реке
Под светом солнца, неба голубого.
Качали волны бакен на реке,
А впереди его ждала Никола.

Поэт сюда пешком ходил не раз,
Лицо не пряча от дождей и ветра.
Пока хватало сил, за часом час
Шёл , за спиной оставив километры.

И у кого сегодня не спроси,
Туда желает каждый возвратиться.
Идут и едут люди всей Руси:
Деревне его детства поклониться.

И я вернусь в рубцовские края
По зову сердца средь зимы и лета.
Дорогой той же, что ведёт меня
На родину великого поэта.

Тимонин Анатолий Иванович
г. Рязань

Русь  Изначальная  

Потомки скифов и мордвы
Осели вдоль реки Москвы.
Сыны перуновы, славяне:
Дулебы, вятичи, поляне
По синим жилам рек вперёд
Свой привели сюда народ.
Здесь обрели покой и дом,
Лугов просторы за окном,
Отчизну новую, родную,
Судьбу свою совсем иную.
Рождённых в муках там сынов,
Кому дала начало мать,
Среди равнины и лесов,
Навеки Русью величать
Отныне стали все народы,
И понеслись России годы.


Судьбы четыре   
 
Судьбы четыре за столом
Всё  говорят о том, о сём,
О днях былых, годах разлуки,
И поднимают рюмки руки.

И пьют, не чокаясь, молчат
За рано умерших ребят.
Жаль, не вернуть года, друзей,
Ошибки юности своей,
Порыв любви, мечты, дороги
И ход времён судьёю строгим
Вершит суровый приговор.
И вот собрал он нас за стол
Уже седых, а за плечами
Не счесть, не описать словами,
Испить не каждому дано
Судьбы хмелящее вино.
Так пусть в грядущем будут встречи
И в ясный день, и в звёздный вечер.
Не оборвется дружбы нить.
Поверьте с этим стоит жить.


Алмазы несёт волна  

Алмазы брызг несёт волна,
И веет ветер на просторе.
Одна мечта, любовь одна –
Далёко синее то море.
И годы, ставшие судьбой,
Мне до кончины будут сниться,
Где пенным рокотом прибой
Летит на скалы, словно птица,

Где дышит Тихий океан
И в горизонт вонзает очи.
Там я остался, мальчуган,
В обнимку с детством дальним очень.
И пусть не стал я моряком,
Внутри меня душа морская.
Она вместилище, мой дом,
И память вечная, живая.

Фокин Евгений  Николаевич
г. Москва

    *      *      *
 
Сравненье – двигатель прогресса,
Но и оно не длится без конца.
Ведь в жизни много интересов,
И важно в них не потерять лица.
 
Семь раз отмерь – один отрежь.
И не жалей уже потом,
И не смотри на тех невежд,
Что брезгуют земным трудом.
 
Не в злате счастье и не в славе,
Он живёт в тебе самом.
И можно лишь понять с годами,
Где должен встать твой прочный дом.
 
И отметётся наносное,
И ты получишь всё сполна:
И позабудется плохое,
И ляжет в перегной зола. 

 
     *     *     *
 
Забегая вперёд, попадаешь назад,
Так случается в жизни нередко.
Даже если на ощупь иль наугад,
Не узнать, где капкан или сетка.
 
Зарекаясь словцом, можно всё потерять,
А найти, повезёт если только,
Ну, а если занять, так, конечно, отдать,
Чтоб не мучила совесть нисколько.
 
Всё бывает и всё разрешится потом,
А терпенье в подмогу сгодится.
И, закрывшись от бури небесным щитом,
Светом жизни своей насладиться.
 
Обижаться на жизнь можно лишь сгоряча,
Но, остыв, попросить о прощенье.
Научиться гореть, не спеша, как свеча,
Только в этом, наверно, спасенье…
 

 *     *     *

Не разрушайте тишину словами.
Пусть в унисон с ней только сердце бъётся.
Под облаками в поднебесном храме
Безмолвная молитва льётся.

И нету слов и слышно лишь дыханье,
И благодарные накатывают волны.
Незримым светом восхищают камни.
И воздух чистотою полон.

И от любви к Творцу душа заплачет,
И покаянные прольются слёзы.
В ответ, мерцая и слегка качаясь,
На небе улыбнутся звёзды.

Святой Афон и тишина...
Зовущая вершина.
Святой Афон и тишина...
Безмолвная молитва.

Кириенко-Малюгин. О гибели Есенина. Комментарии в «Литературной России».

Вениамин Мочалов. Убийство Есенина. Статья в «Литературной России»,       № 29, 2019.
Фрагменты от В.Мочалова:

«Ведь заказчиком убийства Есенина был… Сталин. И если бы книга Райх была опубликована, то пришлось бы заводить новое следствие о гибели Есенина. Поэтому Сталин решил убить и Мейерхольда, и Райх.»
«Сталин в 20-х годах прошлого века после смерти Ленина (которого он тоже убил - ???) рвался к власти. Но всех своих противников он убивать, конечно, не рискнул бы, поэтому он боролся против них, используя какой-нибудь компромат. На Троцкого, например, он нашёл мощный компромат, в результате чего Троцкому пришлось в январе 1925 года уйти в отставку с поста наркома обороны и председателя РВС».
    Естественно, Сталину не хотелось, чтобы к нему пришла «слава» убийцы великого русского поэта. И он решил совершить вот какую «операцию»: изобразить, что, да, Есенин действительно был убит, но совершено убийство по заказу Троцкого. И сочинил Сталин соответствующую легенду, сочинил соответствующие «факты» и подсунул всё это… Зинаиде Райх. Чтобы она распространяла слухи, будто Есенина убил Троцкий.
Конечно, не сам лично Сталин подсунул Райх эту легенду, а через своих агентов.
Комментарии к статье (с юмором часто):

Сергей Калабухин:  13.09.2019 в 10:19

И часовню, на развалинах которой буянил Шурик, тоже Сталин разрушил! Довольно скрывать правду от народа!

Тот, кто:   13.09.2019 в 15:25

Боже мой, какую ахинею несут порой приличные (с виду) люди! Не так давно Шепета Иван в поисках убийц Есенина «Англетер» вверх дном перевернул, теперь вот Мочалов убийц в Кремле ищет… А между тем, Кугель же ясно сказал: капли продаются в аптеке без рецепта!

 Кугель:    13.09.2019 в 20:17

Кугель не только это говорил. Но приходит очередной Мочалов, и все начинается сначала.

Злюка:   14.09.2019 в 04:22

Уважаемый, лучше бы Вам и дальше «было некогда» — мы не потеряли бы напрасно время на чтение Вашего приторно-детского склада письма. Не знаю, кто там убил, и убил ли на самом деле, Есенина — кусочек моей жизни убили Вы. Ваше «мне удалось выяснить», «моё открытие» без конкретных доказательств — не более чем пересуды бабушек на скамейке. Бред. А тема Сталина явно является навязчивым состоянием.

Кугель:  14.09.2019 в 20:14

Сталин так и не научился писать стихи, и за это он убил Есенина, Маяковского, Фадеева и Рубцова. А Тарковского всю жизнь продержал в переводчиках, причем — в посредственных.

 Алексей Курганов:  15.09.2019 в 04:31

Прочитал- и, наверное. впервые в жизни не знаю как выразить своё отношение к прочитанному. В голову почему-то лезут одни лишь непристойные слова. Почему?

 Guest:2:   15.09.2019 в 17:31
Ребята, да это обычный стеб, пародия на конспирологические версии. А вы серьезные комментарии пишете, возражаете.

 юрий кириенко:    17.09.2019 в 18:42
на № 15. парткличке «галина».
1. ...статья Вениамина Мочалова (является провокационной и ранее была опубликована на портале А.Кравчука «проза. ру» — «Он убил Есенина».
2. Цели В.Мочалова:
2.1 . Посеять Хаос у читателей и в литсообществе.
2.2. Половить «золотую рыбку» на ТВ-каналах дезинформацией.
2.3. Дискредитировать Сталина (который Есениным не интересовался, формировал Модернизацию СССР) и обелить Троцкого (который организовал переезд Есенина в Ленинград в «Англетер» под расправу Блюмкина и Ко).
3. Об убийстве С.Есенина и «заметания следов» есть публикации следователя Э.Хлысталова и анализ фото растерзанного лица С.Есенина. Ранее здесь на сайте «ЛР» была дискуссия и разоблачения.

      Для понимания отношения к Есенину «пламенных революционеров» во главе с Л.Троцким в то время привожу из поэзии С. А. Есенина:

Не злодей я и не грабил лесом,
Не расстреливал несчастных по темницам.
Я всего лишь уличный повеса,
Улыбающийся встречным лицам.
(Из стих. «Я обманывать себя не стану…»)

Напылили кругом. Накопытили.
И пропали под дьявольский свист.
А теперь вот в лесной обители
Даже слышно, как падает лист.
(Из стих. «Несказанное. Синее. Нежное…»)

Некто Мочалов, не мутите воду.

Литераторы о творчестве Н. М. Рубцова

(из будущей книги-творческой биографии «Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром!», изд. 2020 г., 328 стр.)

«Николай Рубцов вошёл в литературу в то памятное «громкими» именами время, когда … бездуховность «ультрамодных» приёмов, ритмов и рифм, рациональных  метафор,  ребусоподобных  образов  выдавалась – чего греха таить – и принималась порою за неоспоримые достоинства и даже подлинно поэтические ценности…»
  «Чуткий ко всему истинному талант Рубцова уже с самых истоков противостоял завлекающей моде мифов о «треугольных шедеврах» и прочих «нетленках»…Поэзия Рубцова была живым ручательством необходимости и возможности их достижения. Имя Рубцова стало, по существу, синонимом того поэтического явления, которое подготовило в сознании читателей переоценку ценностей, напомнив о бессмертии традиций отечественной поэзии».  Юрий Селезнёв
    «Ни у Гоголя, ни у Блока, ни у Рубцова нет несовершенных произведений. Если для их стиля и характерно некоторое пренебрежение литературной нормой, то сделано это исключительно из соображений художественной сообразности. Для всех трёх великих авторов характерно представление о литературном творчестве как о Божественном даре. Можно сказать, что центральной их темой была тема места русского человека в «мире Божьем» – русский человек и природа. При этом они были публицистами, то есть чутко улавливали особенности своего времени, держали руку на пульсе эпохи».  Елена Митарчук
    «Художественное пространство у Рубцова открыто и не ограничено, ему эквивалентна душевная открытость лирического героя». Алла Науменко-Порохина
     «Рубцов, которому поначалу иные критики отказывали в «искусности», чрезвычайно сложен для толкования! Здесь годится разве что язык намёков, приблизительности. Природа поэзии Николая Рубцова такова, что искусность в ней неуловима, как солнечный луч, необъяснима, как тайна».                                        Елена Л. Иванова
     «Время шестидесятников непростое. Да и как почти любое время в России. Те, кто мог и должен был его печатать, сам рвался на страницы журналов и сборников. Стояли плотным кольцом, расставив локти, не дай бог кто-то ещё пробьется в этот тесный круг избранных  и раздвинет соперников и конкурентов. Или просто боязнь, страх за себя перед властями за оценку таланта необычной звезды Николая Рубцова».
Наталья Гай (2010 г.)

      Вспоминает Анатолий  Азовский  (Наш современник, № 1, 2001):
     “И можно бы сказать, что ужин (в общежитии литинститута, прим. Ю.К.-М.) проходил вполне задушевно, если бы я, увлекаясь иногда своей болтовнёй, не замечал на себе его   серьёзный  оценивающий  взгляд. Как  я  убедился  потом, болтунов,  особливо  «дюже учёных», он  терпеть  не мог. Помню при одном застолье, довольно обширном и вширь, и ввысь, у нас такой «научный» разговор о нашей родной литературе шёл, такие мудрёные словечки блистали в нём, что без толкового словаря не сразу всё поймёшь. Особенно  один наглаженный товарищ старался. Уж так он своей эрудицией сыпал, что никому и слова сказать не давал. Да и где ещё он мог высказать свои умные мысли? Печатать его интеллектуальную поэзию почему-то не спешили, а выразиться, просветить кого-то (хоть нас, тёмных) ему очень хотелось. Не зря же он до литинститута ещё один вуз кончал! Вот и распускал перед нами пёрышки всех цветов. А Николай, хмурясь, слушал, слушал (наверно, час молчал), да вдруг как выдаст какой-то монолог минут на пять, состоящий из одних философских терминов, да так выдал, что отглаженный товарищ аж привял у нас на глазах, совсем серым стал.
     Летели годы… И был он совсем не таким (по крайней мере, для меня), каким представляют его сейчас во многих статьях-воспоминаниях: он-де и мрачный, и сложный был…Мне кажется, более простого человека в общежитии и не было тогда. Случалось, конечно, при нашей-то шумной жизни, и с ним иногда, ну да с кем не бывает… А вообще, с людьми малознакомыми он держался осторожно, а чаще всего замкнуто. Но уж если принимал кого за своего, то у этого «своего» и мысли о какой-то «загадочной личности» возникнуть не могло».
       Вспоминает Василий Макеев (Наш современник, № 1, 2001):
  «За ним (Рубцовым) стойко стояла слава первого поэта литинститута, а первому по штату полагается свита, поэтому в одиночестве Рубцов в Москве практически не бывал, никогда и стихов не писал. Родиной его стихов почти всегда были Вологда, райцентровские городки и старинные сёла около них. (курсив Ю.К.-М.) Мы в Москве, падкой испокон веков на всякую всесветную  сволочь, спорили  о новаторстве, верлибре, «евтушенковской» рифме, а тут из очередного побега на родину возвращался посвежевший, поопрятневший Николай и напевал нам по простоте душевной про эту тихую родину, про русский огонёк, доброго Филю, какое-нибудь Ферапонтово, «или про чью-то  горькую   чужбину, или  о чём-то русском вообще». И всё становилось на свои места. «Антимиры» и «Братская ГЭС» так и шли дружно по разряду эксперимента и «новаторства», а «Добрый Филя» нечаянно становился классикой русской поэзии…(курсив Ю.К.-М.).
  “Рубцов был мятежен и твёрд, поражал своей эрудицией. В институте его очень любили поэты из национальных республик за его русизм, память о Российской империи, за уважение к её монархам. «Володя, –  говорил он мне, – у нас в России не было плохих царей…”     Владимир Ф. Андреев (2010 г.)
    «Вот Никитин. Поэт такого уровня, как Никитин, не может принадлежать только крестьянству. Это – общенародный поэт. А Рубцов безусловно освоил культуру Блока, культуру Есенина. И я бы о нём так сказал:  Рубцов – это русский национальный поэт”. Валентин В.Сорокин (01.10.2002 г.)
«Поэзия Рубцова – это алмаз с великим множеством граней, которые невозможно разделить, не нарушив целостность восприятия. По мнению автора, кристаллической структурой творчества Рубцова (как многогранного алмаза) является  мистическое восприятие окружающего мира, которое отразилось во многих стихах поэта и которое согласуется с ведическим и православным, не декларированным  мировоззрением Рубцова.
Юрий Кириенко-Малюгин (11.12.2010 г.)

Статистика Интернет-заходов на сайт «Звезда полей» по зарубежным странам и по городам за 2-ой квартал 2019 года:

Страны/заходы (2-ой квартал - апрель, май, июнь 2019 г.):

1.Ukraine 92
2.United States 74
3.(не определено) 33
4. China 23
5. Japan 23
6. Belarus 17
7. Germany 14
8. United Kingdom 14
9. Canada 8
10. Singapore 8
11. Egypt 6
12. France 5
13. Poland 5
14. Netherlands 4
15. Finland 3
16. Moldova 3
17. Turkmenistan 3
18. Vietnam 3
19. Hong Kong 2
20. Iran 2
21. Latvia 2
22. Philippines 2
23. Taiwan 2
24. Uzbekistan 2
25. United Arab Emirates 1
26. Austria 1
27. Switzerland 1
28. Czechia 1
29. Estonia 1
30. Georgia 1
31. Guadeloupe 1
32. Ireland 1
33. India 1
34. Italy 1
35. Kazakhstan 1
36. Portugal 1
37. Romania 1
38. Thailand 1
39. Turkey 1

Города/заходы (2-ой квартал- апрель, май, июнь  2019, выборка 50 городов):

1. Moscow 1 036
2. Saint Petersburg 339
3. (not set) 168 (конспирация - Вологды, Череповца , Великого Устюга?)
4. Nizhny Novgorod 60
5. Krasnodar 54
6. Yekaterinburg 50
7. Balashikha 48
8. Ufa 47
9. Chelyabinsk 28
10. Kazan 26
11. Voronezh 26
12. Rostov-on-Don 25
13. Novosibirsk 23
14. Volgograd 23
15. Khabarovsk 19
16. Samara 19
17. Perm 18
18. Zhengzhou 17
19. Vladimir 17
20. Chuo City 17
21. Lyubertsy 17
22. Krasnogorsk 17
23. Bryansk 16
24. Stavropol 16
25. Chicago 16
26. Columbus 16
27. Mytishchi 16
28. Surgut 15
29. Kyiv 15
30. Khimki 14
31. Omsk 14
32. Tyumen 14
33. Yaroslavl 14
34. Simferopol 13
35. Sochi 12
36. Kaluga 12
37. Tula 12
38. Tver 12
39. Belgorod 11
40. Krasnoyarsk 11
41. Veliky Novgorod 11
42. Tolyatti 11
43. Syktyvkar 10
44. Podolsk 10
45. Tomsk 10
46. Ivanovo 9
47. Kirov 9
48. Kursk 9
49. Kolomna 9
50. Saratov 9

Страны/заходы (1-ый квартал — январь, февраль, март 2019 г.):

1.    Ukraine – 74,  
2.    United States - 47,
3.    Belarus  - 18,
4.    Germany - 13,
5.    China - 7,
6.    United Kingdom - 6,
7.    Ireland - 6,
8.    Japan - 5,
9.    Finland - 4,
10.    Hong Kong - 3,
11.    India - 3,
12.    Netherlands - 3,
13.    Slovenia - 3,
14.    United Arab Emirates - 2
15.    Brazil - 2,
16.    Czechia - 2,
17.    Kazakhstan - 2,
18.    Poland - 2,
19.    Armenia - 1,
20.    Austria - 1,
21.    Canada - 1,
22.    France - 1,
23.    Israel - 1,
24.    Iran – 1.

     Сайт «Звезда полей» открыт и действует с марта 2006 года. Причиной создания сайта  явилось эпизодическое игнорирование в 2004 и 2005 г.г. литературных статей, предложенных Ю.Кириенко-Малюгиным: «Ф. И. Тютчев и  Н. М. Рубцов», «Каждому на Руси памятник — добрый крест», «Неожиданная «подача» поэзии и жизни Рубцова». Эти статьи были  опубликованы в 2006 г. на сайте, также в авторских книгах о творчестве Рубцова.
     Статистика заходов на сайт взята  за 1-й квартал 2019 года, в следующей публикации будет представлена статистика за 2-й квартал 2019. Посетителями сайта являются, как правило, литературоведы.

15-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»

Творческий центр имени Н.М.Рубцова объявляет о проведении 15-ой Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения». Тематические направления статей-докладов:
1. Одна из граней народной философии и стилистики на примере избранного стихотворения Н.М.Рубцова.
2. Современная «женская» поэзии в России.
3. Версификация, стихотворчество и народность поэзии.
4. Зачем пишут стихи?
5. Критика дилетантства и дезинформации о жизни и творчестве Н.М.Рубцова.
   Статьи-доклады просьба направлять на эл. почту   Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. и  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. до 28 декабря 2019 г. Решение о принятии доклада, в том числе с публикацией в Интернет-издании альманаха «Звезда полей 2019»  будет сообщено автору на эл. почту. Место и дата проведения конференции (11 – 19 января 2020 г.) будут объявлены на сайте до 30 декабря 2019 г.
      Каждый автор принятой  заявки на участие в конференции получит диплом или грамоту победителя или лауреата (по решению жюри). Публикации участников (лауреатов) на сайте «Звезда полей», подготовка дипломов, пересылка диплома, подготовка Интернет-издания  выпускаемого альманаха «Звезда полей 2019» осуществляется на коммерческой основе в форме благотворительного пожертвования (в объёме 600 руб) после получения заявки. В альманахе планируется публикация расширенной аннотации статьи-доклада. Списки лауреатов будут опубликованы на сайте. Диплом Творческого центра сайта «Звезда полей», а также одно-два литературных издания (одно обязательно с рубцовской тематикой)  будут высланы  каждому лауреату на адрес. Списки лауреатов будут опубликованы на сайте.
    Для регистрации в качестве участника конкурса Вам необходимо отправить заявку в наш адрес   Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..
 
            ЗАЯВКА

1. Фамилия, имя, отчество
2. Дата (по желанию) и место рождения.
3. Адрес электронной почты.
4. Полный почтовый адрес – индекс, страна, город, улица и т.д.
5. Телефон с международным кодом и кодом города или сотовый телефон.
6. Имя и фамилия  (или псевдоним), под которым вы будете участвовать в конкурсе и публиковать свои стихи в альманахе, в случае включения.
7. Фотография (в формате jpeg).
8. Краткая информация о себе в свободной форме (по желанию) – биографии, достижения, награды, публикации и т.д.
• С правилами и условиями участия в конкурсе ознакомлен и согласен.
• Даю своё согласие на однократную интернет-публикацию на безгонорарной основе присланных мною текстов на сайте конкурса www.rubcow.ru 
 
ВНИМАНИЕ!
• Домашние адреса, почтовые координаты, номера телефонов, а также (если автор пожелает участвовать в конкурсе под псевдонимом) настоящие имена и фамилии являются конфиденциальной информацией и обнародованию не подлежат.

     Статьи авторов будут опубликованы на сайте www.rubcow.ru  до 30 января 2020 г.
   Интернет- издание альманаха «Звезда полей» планируется в марте 2020 г.

5-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»

     Творческий центр имени Н.М.Рубцова сайта  www.rubcow.ru «Звезда полей» приглашает к участию авторов России, Украины, Белоруссии, ближнего и дальнего Зарубежья, пишущих стихи на русском языке!
    С 01 сентября 2019 года по 25 февраля 2020 года проводится 5-ой Интернет-конкурс «Звезда полей» (как продолжение ранее проведённых шести открытых Международных конкурсов поэзии "Звезда полей" от НКО «Рубцовский творческий союз»)
    К участию приглашаются авторы  независимо от гражданства, возраста и места проживания, членства в Союзах писателей.
    Принимаются подборки опубликованных и ранее не публиковавшихся стихотворений (в объёме не более 120 строк). Стихи эгоистического и вампирического содержания не принимаются. Жюри не вступает в дискуссии с авторами непринятых заявок. Отобранные жюри 3-4 стихотворения участника публикуются ежемесячными блоками на сайте по мере поступления. 2 стихотворения участников (объёмом не более 44-48 строк) публикуются в Интернет-издании альманаха «Звезда полей» 2018 на сайте «Звезда полей».
     Цель конкурса: выявление и продвижение в Интернет-пространстве творчески одарённых  современных поэтов,  содействие их творческому росту и известности, а также привлечение внимания к поэзии традиционного духовно-позитивного («рубцовского») направления. 

Номинации конкурса (направления по образам-символам стихов Н.М.Рубцова):

Номинация «Привет, Россия – родина моя!»  - победители и лауреаты   конкурса.
Номинация «Душа хранит»  - победители и лауреаты конкурса.
Номинация «Пора любви…» - победители и лауреаты  конкурса.
Номинация «Морские перекрёстки» - победители и лауреаты конкурса.
Номинация «Стихи для детей» - победители и лауреаты конкурса.
Номинация «Юмор, сатира, басня») - победители и лауреаты конкурса.

   Состав жюри:
   Кириенко Юрий Иванович (лит.псевд. Юрий Кириенко-Малюгин), – член Союза писателей России и Российского авторского общества, к.т.н., поэт, автор книг о Н.М.Рубцове  и литературоведении;
   Андреев Владимир Фомич, г. Москва – заслуженный работник культуры РФ, член Союза писателей России, поэт, литературный критик;
    Бандорин Алексей Васильевич, г. Рязань,  – член Союза писателей России и Российского общества профессиональных литераторов, поэт, лауреат нескольких литературных премий;
    Киреенков Владислав Кириллович – член Российского авторского общества, лауреат конкурсов авторской песни, композитор. 
   
      Все авторы, которые прошли приём поданной заявки на конкурс получат диплом или грамоту победителя или лауреата (по решению жюри). Публикации участников (лауреатов) на сайте «Звезда полей», подготовка и пересылка дипломов, редактирование  текстов и формирование файлов  Интернет-издания выпускаемого альманаха «Звезда полей» осуществляется на коммерческой основе в форме благотворительного пожертвования в объёме  700 руб. (для ветеранов) и   1000 руб (для работающих) после получения заявки. Каждый лауреат может перекопировать Интернет-издание альманаха «Звезда полей». Диплом Творческого центра сайта «Звезда полей», а также одно-два литературных издания (одно обязательно с рубцовской тематикой)  будут высланы  каждому лауреату на адрес. Списки лауреатов будут опубликованы на сайте.
    Для регистрации в качестве участника конкурса Вам необходимо отправить в наш адрес  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  или Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  заявку.
 
               ЗАЯВКА

1. Фамилия, имя, отчество
2. Дата (по желанию) и место рождения.
3. Адрес электронной почты.
4. Полный почтовый адрес – индекс, страна, город, улица и т.д.
5. Телефон с международным кодом и кодом города или сотовый телефон.
6. Имя и фамилия  (или псевдоним), под которым вы будете участвовать в конкурсе и публиковать свои стихи в альманахе, в случае включения.
7. Фотография (в формате jpeg).
8. Краткая информация о себе в свободной форме (по желанию) – биографии, достижения, награды, публикации и т.д.
• С правилами и условиями участия в конкурсе ознакомлен и согласен.
• Даю своё согласие на однократную публикацию на безгонорарной основе присланных мною текстов на сайте конкурса www.rubcow.ru 
 
ВНИМАНИЕ!
• Домашние адреса, почтовые координаты, номера телефонов, а также (если автор пожелает участвовать в конкурсе под псевдонимом) настоящие имена и фамилии являются конфиденциальной информацией и обнародованию не подлежат.
   Издание альманаха «Звезда полей» планируется в марте 2020 г.

БЛОК № 1. 5-ый поэтический ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ-2020»

Порохин Сергей
г. Москва

Заповедная Русь

Православная дедова Русь
Залегла в заповедные чащи.
И всё чаще я чувствую грусть
Знать, чтоб с вотчиной видеться чаще!
Я на Север сорвусь на заре:
Свет с Востока, где Солнышко Красно,
Освежит меня ветер Борей,
Город Китеж вдруг всхлынет прекрасный.
В Боломорье из золота вод,
Соловецкие встанут твердыни.
Их воздвиг православный народ,
Что преданья хранит и поныне.

Русь Святая, ты скрылась куда,
Соловки мои, Киев и Китеж?
Не пожар погубил города,
А разврат. Нам без веры не выжить.
Но в Россию пробъётся рассвет,
Мне на Север до дому дорога.
Было много потрачено лет,
Чтоб понять, что не выжить без Бога.


Берёза

Берёза в родимом подворье,
Ей, верно, не меньше ста лет.
В листве, в поднебесном лазорье,
Купается солнечный свет.
Под пышной листвой мы играли
ВЫ свои незабвенные дни
С мальчишкой по имени Алик,
С соседским дружком заводным.
Качель под берёзой я помню,
Разгульные песни родни.
И небо казалось бездонно
В те сказочно-светлые дни.
В листве той небесной лазури
Не сразу отыщешь просвет.
Купалиись в ней ясные зори,
Наверное боле ста лет.

Берёза в родимом подворье,
Шумишь ты и радостно мне,
Земные печали и горе
Уходят к иной стороне.

Евгений Клюзов
г. Москва

Среди тонких и толстых берёз
здесь руины крестьянских строений.
Если смотришь на них, и тверёз,
есть желание сменить настроение.
И багрянец осенних лесов,
что в разводах осенней капели
нам навстречу дорога несёт,
полюбить мы уже не успели.
Там, в холмах, убегает река
жизни, бывшей здесь, неудержимо.
Имена здесь расплылись в строках
летописных трактовок режимов.
Кто ходил здесь дорогой в полях,
глядя вдаль на истёршийся купол,
полегли в чужеземных краях,
превратившись в из олова кукол.
И теперь, только кровля и дождь
повторяют слова их молитвы.
И внимает им гипсовый вождь,
растекаясь в овраг после битвы.

Рама

Картину в раме, и не золотой,
увидел я на выставке однажды.
Художник, видно, парень был простой,
да живописец, в общем-то, неважный.
Какое-то пространство, ширь полей,
два трактора оранжевых к сюжету…
Иль надо было быть ему смелей,
или добавить в спектр побольше света.
Но рама – вот была в чем красота!
Она была обстругана на диво,
светла её древесность и свята,
немного глаз наметанный знобила.
Столяр, наверно, душу грел в руках,
когда её обстругивал рубанком.
И, вспоминая о своих грехах,
он маялся с доскою, как с подранком.
Вот так висели: рама на стене,
а в ней картина, споря меж собою.
И не понятно мне, по чьей вине
на раме имя выбито другое.

О краткости

Прочитав, что талант это краткость,
И решив, что таков идеал,
Не одну разорвал я тетрадку,
Не одну мысль в ночи обкорнал.
Но увидев тома Л.Толстого,
Я в сомнениях весь истомлён,
Так ли понял простое я слово,
В толкованьи прошедших времён?

Вера Степанова
г. Москва

        *     *     *

Россия – мой живительный напиток.
Ингредиенты – нефть, земля, вода.
Природа, газ. Угля, чудес избыток,
Деревни и герои-города.

На дивные зелёные рельефы
Глаза планеты всей устремлены.
Чистосердечие, не просто блефы,
Богатое наследие страны.

Заворожила мир краса природы,
А люди, неотъемлемая часть.
Нам на своих водах известны броды,
Здесь Православия святая власть.

По-прежнему останется загадкой,
Овеянною массою легенд,
Как мог солдат, с винтовкой и трёхрядкой,
Себе воздвигнуть славы монумент!

И перед нами главная задача
Звучит довольно гордо, как девиз –
Наш долг перед дедами не оплачен.
Мы выполнить заветы поклялись!

  *   *   *

Скажу вам точно, дорогие дети,
Как выходец из пламенных веков,
Прекрасней нет мелодии на свете,
Чем песни  наших заводских гудков.

Отцы восстановили очень бойко
Российских городов величину.
А дети на ударных стройках
Обязаны восстановить страну.

Фабричные создания наладить,
Заводы с новой силой запустить.
Врагов, конечно, будет лихорадить,
Но Сверху будут вас благодарить.

Родители фундамент  заложили,
А строить вам на долгие века.
Пути-дороги космоса открыли,
А вам Россию славить свысока.

Пусть города-герои всей России
И каждый, чуть заметный городок,
Откроет снова фабрик проходные,
Услышит снова заводской  гудок.



   *   *    *

Мы времени поток не остановим.
Весна в разгаре, лето на носу.
Рассаду в палисаднике готовим ,
Дабы умножить дачную красу.

Копаем, сеем, полем, поливаем,
Что вырастет, то вырастет пускай.
Друг другу настроенье поднимаем,
Надеясь на высокий урожай.

Шар на оси ещё раз повернулся,
Дождались мы уборочной страды.
Над миром август бойко распахнулся,
От спелых фруктов ломятся сады.

Промчалось лето, осень улыбнулась.
Пенсионеры дружною толпой,
Законно в поликлинику вернулись,
Лечить давно утраченный покой.


Колобок

Катился колобок, катился,
А на мосту через ручей,
Не удержался и свалился,
Не докатился до друзей.

Бедняга очумел со страху.
Жизнь пролетела перед ним.
Спикировал на черепаху,
Остался цел и невредим.

«Держись», кричала черепаха.
Такой урод придуман кем?»
А колобок дрожал от страха,
За что держаться то и чем?

Спасительница причитала:
«Пора бы сказку обновить,
Перелепить его сначала,
Конструкцию бы изменить».

И если сложно руки, ноги,
Пусть выпекают старики,
Для торможенья на дороге,
На нём хотя бы бугорки.

Ведь колобок мужского рода.
Полно беспомощных таких,
Которых создала природа,
А признаков-то никаких.

Евгений Маслов 
г. Егорьевск, Московская обл.

Встреча
Кто хоть раз после долгой разлуки
Возвращался в родное село.
Вспоминаются ветви сирени
И открытое настежь окно.
 
Я родился и вырос в деревне,
Где не трассы, не рельс перестук.
Тишину первозданной природы
Потревожит церковный лишь звук.
 
Ох! Как долго деревню не видел,
Здесь ведь вся моя юность прошла.
Ностальгии слеза прокатилась,
На щеке не оставив следа.
 
А вот эта, вот эта рябина,
Как же сильно она подросла.
Мне напомнила шалости детства
И по сердцу шелком провела.

Александр Избенников
г. Москва

Волны главами змеиными

Из клубка видны озёрного.
Лунный бог руками сильными
Чару зелья животворного
Опрокинул в шерсть медвежую
Трав земли Богини- Матери.
И горят чешуи жемчугом,
И гуляют звёзды ратями
По глухим степям лазоревым
Рядом с Ра- рекой молочною,
И уходят в Ирий зорями 
Души предков в синь цветочною.
Воды глубоки небесные,
Как глаза Сварога- батюшки,
Молнии- клыки железные,
Да ведуньи тирлич травушки
За спиной несут на капище.
День Купалы надвигается.
Солнце, как медвежья лапища,
У дверей небес болтается.
Выпью по дороге сурицы,
Да пойду на росстань к лешему,
Пусть луна к вечерне жмурится
Волчьим оком вою пешему.
Да русалки хороводами
Ходят по туманам всклоченным,
И бредут под землю тропами
Навьи местом заболоченным...
 

*    *    *

Волчье око луны 
Видит леса рога,
Когти-звёзды из тьмы
Рвут курчавы стога.
Паутинки дорог
Разошлись по лесам,
Ветр трубит в бычий рог,
Громы бьют в кудеса.
Содрогается ночь,
Содрогается мир,
День уносится прочь.
На болоте кумир
Поднимает главу 
Можевеловых крон.
Выпив тирлич траву,
Сотворяет поклон
В волчьей дранке ведьмак
Перед дубом седым,
Замедляется шаг,
Тает Правь будто дым.
Лапой врана тояг
Над деревней встаёт,
Опускается мрак,
Вил идёт хоровод
По загривкам лугов,
По камням позвонкам,
Поднимается Навь 
По заложным местам.
В руки Мати - Земли
Сходят вновь Небеса,
Сколько вдаль не гляди
Всё в округе леса.
Всё  округе леса-
Тёмный сумрачный мир,
Закрывает глаза
Древорогий кумир.
Тьма сокрыться в оврагах
Скорее спешит,
И горящею птахой
День над миром летит...
 
Юрий Кириенко-Малюгин
Творческий центр им. Н.М.Рубцова

  Размышления
 
Гуляли мы в весёлых лабиринтах,
Себя, друзей и недругов пленяли.
И в стайерских забегах или спринтах
Нас ждали, ждали  брошенные дали.
 
Нам мостовые речки заменяли,
И берегом казались тротуары.
А фонари  судьбу нам освещали,
Когда мы грезили, слетаясь в пары.
 
Казалось, соловьи с экранов пели.
Машины вслед коровами мычали.
Вертелись мы на глупой карусели,
Чтоб в кольца закрутить свои печали.
 
Нас ждут в деревнях матери-старушки,
Для нас лучины в душах зажигая,
И плачут, плачут, хоронясь в подушки,
Что где-то жизнь гуляет молодая.
 
Терялись наши и чужие мненья,
И ветер странствий на дороги злился.
Мы из деревни вышли без сомненья,
И мы когда-нибудь в деревню возвратимся.
 
                                                Октябрь 1987 г.

 У нашего перрона                            
                  
Стоим мы у окна последнего вагона.
Прощальные слова зависли в тишине.
Мы снова обнялись у нашего перрона,
Как будто мы с тобой в ночном волшебном сне.

Прощальное: –  Прости! – нам музыка сыграла.
Прощальное: –  Я жду! – сказал твой верный взгляд.
Разлука, может быть, укажет путь сначала,
Как это было много, много лет назад.

Растаял в синеве дым горькой сигареты.
Зажёгся на путях зелёный светофор.
Ты знай, моя судьба, что песенка не спета,
Ещё звенит струна страстями до сих пор.

Стоим мы у окна последнего вагона.
Прощальные слова зависли в тишине.
И плачет дождь опять у нашего перрона,
А радуга венец бросает снова мне.

Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..

Готовится к изданию книга Юрия Кириенко-Малюгина «Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром! …», творческая биография  русского национального поэта Н. М. Рубцова  (редакция 2016 – 2019  гг.) в серии «Жизнь творческих личностей».
Книга создана на базе предыдущих монографий: "Николай Рубцов: "И пусть стихов серебряные струны..." (М., МГО СП России, 336 стр., 2002), Николай Рубцов: "Звезда полей горит, не угасая..." (М., НКО "Рубцовский творческий союз",  288 стр, цветная фотовкладка - 16 стр., 2011).
   Ниже приведена  Глава 10. Рубцов: «Я спешу сложить свои стихи…»
подготовленной монографии (3-е издание) с целью представить Читателю информацию о событиях вокруг Рубцова перед гибелью и о творческой позиции народного Поэта. 
 
Для сбора средств на издание  автор предлагает книги:
–  «Методика оценки и критерии народности поэзии», 120 стр,, 2014 г. – в списке номинации Бунинской премии 2016 г.; также в  списке номинации  премии «Золотой Дельвиг»  2016 г.  «Литературной газеты».  Стоимость  1 экз. - 1000 руб.
–  Сборник  «Добрый вечер» (стихи и песни), 96 стр., 2013 г.   – в списке  Бунинской премии 2017г.  Стоимость 1 экз. - 1000 руб.  
–  Повесть «Есть Божий суд…», 96 стр., 2012 г.;  в номинации  Бунинской премии 2015 года. Стоимость 1 экз. – 3000 руб.
– Альманах «Звезда полей» 2019, 108 стр., 2019 г. Стоимость 1 экз. – 500 руб.
– «Поэзия. Истина. Рубцов», 216 стр., 2007 г. Стоимость 1 экз. – 800 руб.
  Просьба направить финансовую помощь в издании этой монографии на карточку счёт 67628038 8311210758  в Сбербанке России.  Сообщение о переводе направить на эл. почту    Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

Глава 10.  Рубцов: «Я спешу сложить свои стихи…»
(июнь 1969 года – 19  января 1971 года)

    «Душа хранит», «Сосен шум», «Зелёные цветы» – новые сборники  русских народных  песен и стихов.  Рубцов: «Над моей счастливою любовью вдруг мелькнуло чёрное крыло…». 

     23 июня 1969 года к Николаю Рубцову на квартиру явилась прямо с поезда, узнав его адрес в Вологодском отделении Союза писателей,  начинающая «поэтесса» Людмила Дербина (по первому  мужу Грановская), «поклонница» волков и звериных образов. Придётся объяснить, почему слово «поэтесса» взято в кавычки.  
      Рубцов в последний период жизни прославлял, как и раньше, Родину – Россию. Но в его стихах постоянно жила тревога. И не было никакого эгоизма. Стихи Рубцова уже тогда могли стать всенародными песнями.   А вот это не устраивало определённую часть поэтической элиты, которая кроме своих меркантильных интересов ничего вокруг не видела и не хотела видеть. Схватка Добра и Зла – это  вечная борьба независимо от вида строя в стране. Схватка должна была произойти.  Рубцов чувствовал  давно «чей-то злой настигающий топот».
    Чтобы понять взаимоотношения поэта с Дербиной следует «копнуть» существо проблемы.  Уровень поэзии, как правило, оценивают по внешним признакам (качество рифмовки и образности стиха). А этого, по меньшей мере, недостаточно  (курсив Ю.К.-М.). Чтобы разобраться в расплывчатых понятиях поэзии и в загадочных личностях, предлагаю последовательность факторов:
       1. Творческая позиция автора.  С кем автор?
а)  Если автор пришёл к пониманию Божественного существа мiра и связи с малой и большой Родиной, к народным традициям  Добра и Справедливости,   тогда он отражает духовное понимание жизни;
б) Если автор остался на примитивных принципах реализации своих   низменных   инстинктов,   ведёт    погоню за золотым тельцом, приобрёл больное самолюбие, перешедшее в эгоцентризм, то автор отражает животное понимание мiра;
     2.  Образное мышление, то есть умение отразить изменяющийся

249
окружающий мiр нестандартными символами (образами); оно также обуславливает творческую позицию автора (духовное или животное понимание окружающего мiра).
    3. Ритмическая основа или, что существеннее, музыкально-ритмическая основа выполнения стихотворного произведения. Это то, что можно назвать техникой стихосложения (чему доучивают и подучивают в гуманитарных институтах и в литобъединениях).
     4. Глубокие знания родного языка, родной и мировой  лите-ратуры и истории, непрерывное увеличение знаний для обогащения лексики и содержания произведений (уровень образованности).   
      В тот день,  23 июня 1969 года Рубцов собирался поехать в Тотьму, а потом до Николы, к Гете и Лене. Но явилась Дербина и тут же увязалась поехать с поэтом на пароходе. Во время поездки из Вологды до Тотьмы Л. Дербина и Н. Рубцов поссорились на почве поэзии. Дербина была влюблена в поэзию М. Цветаевой, а  Рубцов назвал её чёрнокнижницей и ведьмой (по публикациям «поэтессы»). Известно, что  у  Рубцова любимыми поэтами были  Ф. Тютчев, А. Блок, А. Фет, А. Пушкин, А. Кольцов. С весны 1969 года после въезда в отдельную квартиру и размолвки с Гетой поэт оказался в Вологде в бытовом одиночестве. Имея большое количество приятелей, Рубцов не имеет женской опоры.
      Разведённая напористая Дербина приехала в Вологду на поиск счастья и чинов. Свою малолетнюю   дочь  Ингу  она, в основном, оставляет родителям в г. Вельске Архангельской области. Дербина знала, что в то время Вологодский обком КПСС «привечал» квартирами и работой писателей и поэтов  из других краёв. Она  окончила в 1960 году Ленинградский библиотечный институт, своими знаниями и игривостью она  завлекала Рубцова.
   В Тотьме Рубцов и Дербина зашли к Баранову Василию Ивановичу (редактор газеты «Ленинское знамя»). Вспоминает Баранова Галина Дмитриевна (жена редактора и сестра  Багрова):
       «Последний раз он  (Рубцов) был у нас, на Гущина, 12 в июне 1969 года с Людмилой Дербиной. Оба пришли, выпивши, с распечатанной бутылкой водки. Дербина мне сразу не понравилась, я ушла и не стала даже знакомиться. Муж немного посидел с ними, беседа не клеилась. Тогда Дербина закупорила всё  ещё  недопитую  бутылку, положила  в сумку  и они ушли…»  (курсив Ю.К.-М.).

250
      Уже во время пребывания в Тотьме Рубцов и Дербина не раз ссорились и, как теперь становится ясным, из-за характера «поэтессы», которая любила подразнить своего спутника и ёрничала над его задушевными чувствами.   
      После возвращения из Тотьмы Рубцов в конце июня 1969 года поехал к товарищу по литинституту, поэту Александру Сизову на реку Ветлуга, г. Варнавино Нижегородской области. Об этой поездке Рубцова вспоминает А. Сизов (27):
      «Вот лес раздался – пошла лесная кулига, поляна то есть, на краю которой, у мощной стены бора, серело несколько заколоченных изб. Ляленка…
    В одной избе ещё жила неприметная старушка, и мы… поселились у неё.
         Высился над деревней угрюмый, поросший лесом бугор.
     – Лялина гора!  – показывала тёмным перстом старушка.  – Клады Лялины там по сею пору в землянке лежат.  
        –  Какие клады, бабушка?
        – Погоди, расскажу.        
      И услышали мы красивую лесную сказку о Ляле-разбойнике и его кладах, о лесной девке и прекрасной княгине Лапшангской, о молодом атамане Бархотке.
       Коля загорелся сразу. Он даже не стал старушку дослушивать.  
       –  Я обещаю тебе, Саша, напишу об этом. Только по-своему.
      – Ты посмотри, тут и местность как обозначена: речка Ляленка, деревня Бархатиха. А самая распространённая фамилия – Шалухины.
       – Это уже не так важно».                                                       
     Можно предположить и даже  утверждать, что определённые ассоциации возникли у Николая Рубцова в связи с вторжением в его жизнь случайной начитанной «поэтессы» и узнаванием красивой трагической легенды сразу после этого знакомства.
       В августе-начале  сентября 1969  года  Рубцов  живёт   у  своего друга, известного писателя В. И. Белова в дер.Тимониха Вологод-ской области и на основе Варнавинской легенды создаёт лесную сказку «Разбойник Ляля». В этом произведении Николай Рубцов

251
глубоко раскрывает  психологию  взаимоотношений действующих лиц. Это была  уже новая грань поэзии. Видно, что Рубцов владеет приёмами драматургии. И главное: автор в этом произведении показал, что погоня за златом или попытка не сдержать данное слово оборачиваются трагедией для персонажей.
      25 июля 1969 года старший редактор Северо-Западного изда-тельства  Лиханова сообщила, что передаёт сборник «Душа хранит» в набор. Но сборник был сдан в Вологодскую областную типографию 15 октября и в конце года был выпущен в продажу.
       В течение года Рубцов согласовывает в издательстве «Совет-ский писатель» сборник «Сосен шум»,  непрерывно пишет, вернее, сочиняет и оставляет в голове  множество  стихов.
      Осенью 1969 года Николай Рубцов был принят на некоторое время в штат газеты «Вологодский комсомолец». Рецензировал рукописи начинающих, давал литературные консультации.
     7 ноября 1969 года вологодская газета «Призыв» в Харовске опубликовала «Песню» («Отцветёт да поспеет на болоте морош-ка...»), которую сразу запели в народе. Ощущаемый подсознательно развал малых деревень, отъезд молодёжи за красивой жизнью пока-зан с лёгким юмором и глубокой болью за малую Родину. А пред-видения, предчувствия, размышления, представленные в «Песне» (она известна в народе как «Морошка») настигают душу читателя:

Жаль мне доброе поле,
Жаль простую избушку,
Жаль над омутом старую ель…
Что ж так жалобно плачет
На болоте кукушка?
Что ж не спит по ночам коростель?

        После поездки в Тотьму и ссоры с Рубцовым в июне 1969 года Дербина решала свои карьерные дела. Она «пробила» в отделе культуры вызов в Вологду и в начале августа оформилась заведующей библиотекой в двух километрах от города.
       Как обычно, Рубцов пишет и публикует стихи по конкретным событиям своей жизни, которые он не считал случайными.

252
      Летом 1969 года с Рубцовым (членом СП СССР) «случайно» встретилась Т. Агафонова (Решетова). К этому времени у неё двое детей, она закончила Вологодский педагогический институт, знала о Рубцове-поэте. В первых публикациях писала, что 15 лет не встречала поэта. Но в брошюре «И золотое имя Таня…» Агафонова признаётся, что она «случайно» видела Рубцова в Вологде  в 1966 и 1967 г.г. Но разговаривать ни он, ни она не захотели.       
     Итак, замужняя Т. Агафонова (Решетова) окликает Рубцова, который шёл со спутницей (вероятно, со Старичковой),  и вступает с ним в беседу. Далее опубликовано, что Т.  Агафонова 12 августа 1969 года заходила на квартиру к поэту и оставила записку о приходе вечером. Затем Т. Агафонова сообщает, что Рубцов встретил её в пьяном состоянии и она с негодованием сбежала (32). Но надо знать Рубцова, чтобы понять, что он специально встретил Агафонову  в нетрезвом виде (не хотел с ней больше общаться).   
       В газете «Вологодский комсомолец» (31 августа 1969 года) и  в журнале «Наш современник» (1969, №9, значит текст передан в журнал ещё в июле 1969г.!)  опубликован «Ответ на письмо»:

Что я тебе отвечу на обман?
Что наши встречи давние у стога?
Когда сбежала ты в Азербайджан
Не говорил я «Скатертью дорога!»
Да, я любил. Ну что же? Ну и пусть.
Пора в покое прошлое оставить.
Давно уже я чувствую не грусть
И не желанье что-нибудь поправить.
Слова любви не станем повторять
И назначать свидания не станем.
Но если всё же встретимся опять,
То сообща кого-нибудь обманем…
  
       Интересен подтекст Рубцова «сообща…обманем». Это уже не шутка! Есть информация, что Рубцов написал стихотворение ещё в 1958 году (вероятно по следам письма беременной Татьяны от 1957 года). Но публиковать  стал  тогда, когда  возникла необходимость.

253
     К 1 сентября, к  началу работы в библиотеке в Вологде при-езжает  Дербина, которая пошла на контакт с Рубцовым после ссоры в июне 1969 года в Тотьме. Пригласила в октябре в гости. Зачем? Видна же была несовместимость мировоззренческая.
        В Вологде  вошёл в доверие к Рубцову залётный любитель поэ-зии Ю. П. Рыболовов, который живёт эпизодически в его квартире.
        Об эпизоде в квартире Рубцова вспоминает Н. Старичкова (66):
     «На письменном столе рядом с журналами и чистыми листами бумаги горкой лежала крупная кисть зелёного винограда. Это мне и бросилось в глаза при входе. Коля перехватил мой взгляд и, сделав рукой жест в сторону стола, сказал:
     –  Вот. Это он.
     –  Кто он?
     –  Рыболовов. Он у меня жил. И я его выгнал.
     –  Как так выгнал?
    –  Я всё разрешал. Живёт, как у себя дома. Моется, стирается… Рукописи Белова читал. Это же не ему дали! Я был взбешён, кричал на него. Он спокойно так стал собираться. И всё говорил: «Я сейчас…Я сейчас». И, вот, оставил…
    Коля опять посмотрел на виноград, поморщился, покачал головой. Потом ... посмотрел на меня: «А может он отравленный?»                                                                 
        Когда демагоги говорят и услужливые   “адвокаты» повторяют алкогольные и другие измышления о Николае Рубцова, хочется их спросить: «А судьи кто?». Как сказал великий  И. А. Крылов: «…не лучше ль на себя оборотиться?» Те, кто видел фильм о поездке вологодских писателей, по Волго-Балтийскому каналу в августе 1967 года, обратят внимание на застолье, в котором участвовали  все  писатели. Вяч. Белков приводит такой случай (82):
      «Однажды Рубцов, Романов и партийный работник В. Невзоров немного посидели в одном из вологодских ресторанов. Когда вышли, то захотели поехать на такси. Водитель сначала не хотел их сажать («вы пьяные»), но потом посадил и отвёз ... в милицию! 
        К счастью, наша троица недолго просидела за решёткой – кто-то узнал Невзорова, и всех выпустили. Даже прислали какую-то машину, чтобы развести их по домам…


254
      Как вспоминает Василий Невзоров, секретарь обкома Дрыгин потом отругал за то, что к ресторану не вызвал служебную машину.
       Вот такие были «порядочные» таксисты. А подобный случай в апреле 1965 года в Москве закончился для Рубцова очередной провокацией. Любят у нас некоторые лакеи выслужиться.  
       В феврале 1970 года  Рубцов приезжает в Москву для похода по редакциям. 1 марта в Свердловске – по следам пропавшего  Альберта. Отыскать не удаётся. 27 марта 1970 года поэт в Вологде делает обзор поэзии.  В апреле - начале мая поэт снова в Москве.
     В начале июня 1970 года поэт в командировке в Великом Устюге, встречается  с другом по детдому А. Мартюковым, который работает редактором местной газеты «Советская мысль» (27, 80).  Мартюков  сообщает, что Рубцов собирался  встретиться  с  Гетой  и  переговорить о совместной  жизни. А во время застолья после замечания друга детства о том, что говорят, что он много пьёт, Рубцов сразу же отставил рюмку и больше не прикасался к ней (27, 83). 6 июня 1970 года «Советская мысль» публикует «Листья осенние», где поэт слушает тревожные знаки природы:

Вдруг, пробудясь,
По лесам зароптали берёзы,
Словно сквозь дрёму
Расслышали чьи-то угрозы,
Словно почуяли
Гибель живые созданья…
Вот он и кончился,
Сон золотой увяданья.

       Предчувствия Рубцова о действии каких-то враждебных сил, к сожалению, оправдываются. Слушая звуки природы, поэт слышал голоса и передавал своё понимание и предупреждение  от  русских берёз.
    9 июня 1970 года происходит серьёзный конфликт поэта с Дербиной. «Подруга» мелькнула в окне и не пустила его в свой дом (кто-то был у неё!). Рубцов пробил рукой двойное стекло и  едва не
погиб из-за сильнейшего пореза вены. Спасли его в больнице.

255
        В середине июля Рубцов приезжал на несколько дней в Вельск, где Дербина поила его домашним пивом (брагой, видимо). И опять возник конфликт. В 20-х числах июля Николай Рубцов при поездке с Дербиной в село Новленское (к бабушке С. Чухина) опять полу-чает травму. «Подруга» выбросила осколки битой посуды в траву около крыльца,  где  Рубцов, который ходил босиком. Он так порезал ногу, что не мог опираться на неё. Дербина смеялась над подраненным поэтом. Рок, который преследовал Рубцова в последний период жизни, имел конкретный адрес (курсив Ю.К.-М.)
      В конце июля – начале августа Рубцов ждал Гету с Леной в Вологде.  Гете надо было купить для Лены школьные принадлеж-ности. Это был решающий момент для воссоединения семьи. И хотя у Дербиной была своя крыша над головой, она приходила к Рубцову.  Гета с Леной застали Дербину на квартире. Гета тогда заметила прихрамывающего Рубцова и узнала по описанию  даму.
    В журнале «Слово» № 7-8 за 1993 год на стр.89 Дербина сообщает, что при этой встрече Рубцов выгнал Генриетту Михай-ловну с дочерью. Однако, свидетельница эпизода сообщает, что Рубцов бежал за Леной и Гетой неодетый, и всё кричал: «Родные мои! Не уходите! Не покидайте меня! Я погибну без вас!». И даже на улицу выбежал. То же самое пишет Елена Рубцова.
      В разных изданиях Дербина по-разному представляет  эпизод  августа 1970 года, случай от 9 июня 1970 года с порезом вены у Рубцова, а также версии «схваток» с Рубцовым. Православный  день Крещения Дербина испоганила убийством лучшего русского поэта 20-го века. Везде у «поэтессы», а теперь и штатной «мемуаристки» –  ложь на лжи. Не зря сказал писатель Василий Иванович Белов, что ни одному слову  этого  «рыжего   Дантеса  в  юбке» верить нельзя.
          Вспоминает о Рубцове В. Макеев (61):
      Когда Рубцова наконец-то широко распечатали, деньгами он особливо не сорил, видно сказывалась детдомовская привычка, но в неожиданных обстоятельствах любил шикануть. Как-то поздно ночью мы с рязанским поэтом Борей Шишаевым провожали его в Вологду. Растроганный Рубцов купил две бутылки шампанского, благодушно повелев нам отыскать стакан…
        Последний раз я встречался с ним осенью 1970 года. Как всег-да, по приезде в Москву он остановился в родном общежитии, хотя

256
диплом давно защитил с отличием. На этот раз ему (члену Союза писателей СССР)  выделили отдельную комнату в угловом уютном «сапожке». В это время у заочников шла экзаменационная сессия, общежитие гудело, как растревоженный улей. Прославленного Рубцова позвали пировать к себе заочницы. Он приглашал меня с собой, ибо не любил бывать один в женском окружении…
      Про женщин в его жизни я не знал ровным счётом ничего. Он нежно вспоминал свою далёкую дочурку… Чуть, казалось, брезгливо относился к оголтелым поэтессам. Женщинам того круга, где он вращался эти годы, душа была не нужна, несмотря на их рифмованные и прозаические заклинания, а кроме души, да и то потаённой, глубоко колодезной, у него ничего не было. Поэтому из-за своего самолюбия он поневоле держался с ними заносчиво, а на деле – застенчиво и уязвлённо».   
    В опусах 2008 – 2009  годов Дербина пишет о конфликтах. Ссылается на две причины: ревность поэта и пьянство. Важно, что «поэтесса» признаётся в том, что она старалась при ссорах дать сдачи Рубцову. Отношение к поэту она выразила в «стихах»:

Ты видел: тебя не любила,
Не видеть ты это не мог…

   И спрашивается: А зачем же тогда раз за разом после ссор  приходила на квартиру к Поэту?
       И почему, зная ранимый характер Рубцова, она всё время играла на ревности в общих компаниях с друзьями поэта. Известно, что Рубцов ни с одной другой женщиной не конфликтовал. Доброжелательно   относился    к   Н. Старичковой,   О. Фокиной, Н. Груздевой, к Генриетте Михайловне. И ни в одну женщину, кроме Дербиной, не запускал кастрюли с супом, как об этом сообщает «поэтесса». О чём-то это говорит!
      Очень симптоматичен случай с так называемым самопожаром в квартире Рубцова. Поэт  ушёл  на несколько часов из дома и как раз в это время у него на столе загорелись и сгорели одновремённо три свечи (курсив Ю.К.-М.), прогорел стол и огонь остановился у иконы Неопалимой Купины. А вся квартира была черным-черна после пожара. Дербина объясняла этот случай действием высших сил. Но

257
спустимся малость на землю. Как сообщает Дербина, у неё был ранее ключ от квартиры, который она «потеряла». Сделать дубликат   ключа   не  представляло   сложности  из «потерянного» любому желающему. Рубцов обнаружил, как сообщает Дербина, что у него кто-то бывает в его отсутствие. Но этот факт Дербина осмеяла (31). А ведь должен был сгореть весь архив Рубцова! Причина просветляется. Известен случай, когда за  Рубцовым на вокзале следили и своровали чемодан. Хорошо, что поэт свои стихи всегда держал в голове и надиктовывал  их или печатал на машинке непосредственно перед сдачей рукописи.
    19 сентября 1970 года в «Вологодском комсомольце» опуб-ликовано стихотворение «Жёлтый цвет». Дербина признаёт, что эти стихи адресованы ей. Однако она изъяла при публикации две строки последней строфы, которые явно свидетельствуют о прозрении Рубцова в отношении характера «поэтессы» (курсив Ю.К.М.). Придётся привести фрагмент из последней строфы:

Но как придти
К желанному концу? 
И впрямь, быть может,
Это цвет измены,
А жёлтый цвет
Как раз тебе к лицу.   (курсив  Ю.К.-М.)

      Нужно знать, что у мужчин жёлтый цвет считается цветом из-мены женщины. Поэтому такие строки Дербина должна  была  принять как оскорбление. А Рубцов этим разоблачал «подругу». Особенно после «интимного» случая от 9 июня 1970 года и попытки  упрятать поэта в ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий).
   Осенью 1970 года было запланировано собрание членов Вологодской писательской организации с обсуждением стихов Дербиной.  С получасовым опозданием из парикмахерской явилась    героиня мероприятия. Свидетельствует Н. Старичкова (66):
     «А. Романов коротко представил её собравшимся, попросил прочесть стихи. Снова зазвучал её медовый голос. Это никак не вязалось с её грузной внешностью. Взбудоражило всех её стихотворение о волках, где так и говорилось:

258
                –  Люблю волков…

      …Даже жутко стало от признания, что ей нравятся клыки со стекающей с них пеной, их звериная ярость и т.п.
    Первым отреагировал Рубцов, назвав это стихотворное выра-жение явлением патологизма.
       На какое-то мгновение задумался Астафьев. Потом высказался, что волков напрочь нельзя отрицать, они приносят пользу, как санитары леса.
     –  Но вот так, чтобы любить… Это…– он   отрицательно покачал головой. Не поддержала Дербину и Ольга Фокина.
     Тогда, сразу сменив медовый голос на выкрик, Люба жестами отпарировала. Взмах рукой в сторону Рубцова: «Тебя-то я знаю, ты известный женоненавистник!»
        Потом жест в сторону Фокиной со словами: «От тебя я  этого не ожидала!»   
     Помалкивает Дербина и о стихотворении  «Люблю змею…», которое было прямо адресовано ей.

Люблю змею, когда она,
Вся извиваясь и свисая,
Ползёт, глазами завлекая…
О, Господи! Ведь я сама такая!

     В  октябре 1970 года Н.Рубцов принял участие в выездном заседании Союза писателей России в Архангельске в составе вологодской делегации. Прочитал стихотворение «Поезд».
    В беседе-воспоминаниях о встречах с Н. Рубцовым поэт и писатель Валентин Васильевич Сорокин говорит: «Рубцов – это продолжение Есенина. Мы без традиции – никто. И насколько Рубцов широко пытался вникнуть в литературу, в литературный процесс, особенно в поэтический мир России. Не буду уж говорить о влиянии Тютчева… Даже влияние Маяковского у него есть. Стихи есть, как они рыбачат в океане. Он мог потом разочароваться в поэте. У Маяковского ритмические конструкции. А Рубцов пришёл к русской национальной поэзии, к музыкальности. Он никого не

259
отодвинул от себя. А приблизил, изучил и взял на данном этапе то, что ему было необходимо…
      А это: «Россия, Русь! Храни себя, храни!». Это как вступление к поэме. Если бы Рубцов прожил ещё 10-15 лет, то оставил бы великолепную прозу. Я в этом не сомневаюсь. Размышлительный  уровень у него был…»
    «Вот мы спорим. Читаем друг другу стихи. И Коля Рубцов просил, например: – Саша или Петя, почитай стихи. Если ему нравились стихи, он мог даже преувеличить. У Николая Ваганова были как-то не очень удачные стихи. И у Рубцова вылетела фраза: – А это – графомания. И вдруг он увидел моё лицо, насторожённое очень. А был красивый разговор трёх братьев о поэзии. И Рубцов мгновенно так себя повёл, он красиво увёл от обиды Ваганова. Как будто ничего не произошло…. Это русская благородная осторожность. Не оскорбить беседующего с тобой.  Материнская черта наша. Идущая от земли» (45).
       В ноябре 1970 года Рубцов выезжал в г. Горький (ныне Нижний Новгород») и случайно встретился с поэтом В. Андреевым на Курском вокзале.  Владимир  Андреев пишет: «Рубцов был мятежен и твёрд, поражал своей эрудицией. В институте его очень любили поэты из национальных республик за его русизм, память о Российской империи, за уважение к её монархам. «Володя,  – говорил он мне,  – у нас в России не было плохих царей» (85, стр. 130-133)
      Воспоминания  Андреева представлены  в альманахе «Звезда полей»  (85).
    Осенью 1970 года Рубцов явно пытается  решить семейно-бытовой вопрос. В октябре поэт ездил в Тотьму на встречу с Гетой, но они не договорились о совместной жизни. В октябре в Москве Рубцов просил поэтессу Ларису Васильеву принять его в её семье. Возможно это была инсценировка. Но та уклонилась от ответа.
      В октябре-декабре – непрерывные конфликты с Дербиной на почве поэзии и её игривого поведения в дружеских компаниях. С 17 ноября 1970 года  Дербина нигде не работает. Хотя пропадает непрерывный стаж, что важно при оплате бюллетеня и на будущее.
     30 ноября к Рубцову приходит А.Романов, видит Дербину и удивляется: ведь «два медведя в одной берлоге не живут»  
260   
  Учитывая важность прояснения бытовой ситуации  непосредственно перед гибелью Н. М. Рубцова, автор приводит  статью Геннадия Сазонова, подготовленную на известных материалах, опубликованную в газете «Труд» от 13 марта 2002 года и содержащую неизвестное до сих пор письмо поэта.
                   «ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО ПОЭТА»
   Оно свидетельствует о том, что Николай Рубцов хотел «упорядочить» свою жизнь.
     Любая подробность о жизни Рубцова вызывает интерес у читающей публики. На днях областная газета «Красный север» поместила воспоминания о поэте бывшего партработника Виктора Грибанова. Впервые он полностью опубликовал одно из неизвестных писем стихотворца.
      «Лукавить не буду, не люблю: конечно, Николай Михайлович попивал,  – вспоминал Грибанов.  – Надо был как-то помочь ему. Возникло намерение поговорить по душам, посоветовать упорядочить свой быт, так как домашняя неустроенность мешала его спокойствию, а в конечном счёте – творчеству. Чтобы беседа носила неофициальный товарищеский характер, я попросил принять в ней участие Белова и Астафьева. Они согласились. У меня  какой  расчёт был? Если  Николай  Михайлович  воспримет меня только как секретаря обкома, то к голосу своих товарищей не может не прислушаться. Естественно, о каком-то наказании, тем более отправке в ЛТП, и речи не могло быть. Нам Рубцов уже тогда представлялся одним из самых (если не самым) значительным лирическим поэтом.   
    И вот Николай Михайлович вошёл в кабинет. Думаю, он догадывался, зачем его пригласили, но, по-видимому, не ожидал, что нас будет трое. Почему-то с ходу набросился с упрёками на Астафьева. Я был обескуражен. Чтобы снять возникшее напряжение, предложил: «Давайте, Коля, так договоримся. У нас было желание поговорить с вами по душам, и ничего больше… Если найдёте нужным встретиться с нами, то мы готовы встретиться. Если же не захотите, то так тому и быть».
   Спустя неделю я получил от Рубцова письмо. Считаю принципиально важным опубликовать его полностью. Вот оно – страничка машинописного текста.

261
«Секретарю Обкома КПСС
тов. Грибанову В.А.
от писателя Рубцова Н.
      Уважаемый Виктор Алексеевич!
       Извините, пожалуйста, за беспокойство. И позвольте обратиться к Вам не в форме какого-то заявления, а просто в форме неофициального письма.
       Тогда на приёме у Вас, я неважно чувствовал себя, поэтому был рассеян, плохо понимал, что происходит, а это привело меня к какому-то легкомыслию в разговоре.
       Теперь же, в совершенно хорошем состоянии, я глубоко сознаю всю серьёзность и справедливость Вашего замечания насчёт того, что мне необходимо упорядочить бытовую сторону своей жизни.
       Сознавать  это   мне   тяжело   не  столько  потому, что   в  таких
случаях всегда может случиться наказание (хотя бы и доброжелательное), сколько потому, что мне стыдно,  –  стыдно вообще, но особенно перед Вами, так я всегда благодарен за то большое добро, которое видел со стороны Обкома КПСС по отношению ко всем нам и ко мне, в частности. (курсив Ю.К.-М.).
     Заверяю Вас, что я не только безусловно принял к сведению Ваше замечание, но и что оно послужит хорошим уроком для меня в дальнейшей жизни и, конечно, даст необходимые результаты.
                                              С глубоким уважением         Н. Рубцов»
    Как видно из письма, продолжал Грибанов в интервью, а написано оно за три-четыре недели до гибели – скорее всего, в декабре 1970 года, Рубцов собирался «упорядочить» бытовую сторону  своей жизни. И никакого, даже  самого отдалённого намёка на то, что хочет каким-то образом свести с ней счёты. Его письмо я расцениваю не как обычное, вроде бы извинительное по отношению ко мне послание, а как момент личной исповеди, разумеется, в той мере, в какой это возможно сделать в официально-неофициальном контексте. Рубцов хотел убедить, и прежде всего себя, что будет, что может стать другим. Вне сомнения, он понимал, какое высокое предназначение выпало на его долю и что этим надо дорожить – не обронить, не потерять. Он был полон желания жить и творить».

262
      Целесообразно прокомментировать эту важную статью.
      Первое («лирическое») отступление.
     Надо, конечно, знать независимый характер поэта, чтобы понять его поведение в обкоме. Рубцов готов был обсуждать свою  личную проблему один на один  с одним  из руководителей обкома. Но когда в роли учителя он видит В. П. Астафьева, то это для него  неприемлемо. А судьи кто? Во-первых, в то время Рубцов был в ссоре с В .П. Астафьевым. Во-вторых, Астафьев не мог выступать в роли воспитателя Рубцова по алкогольной проблеме, хотя бы потому, что они вместе выпивали не раз и что сам Астафьев признавал себя  за «артиста» в этой области (смотрите внимательно статью В. П. Астафьева» «Затеси», 86)
     Второе отступление (комментарий). Рубцов очень грамотно построил письмо В. Грибанову. С долей показного покаяния (на деле скрытого лукавства) он пишет, что «я неважно чувствовал себя, поэтому был рассеян, плохо понимал, что происходит…»
     Третье отступление. Рубцов действительно благодарен руко-водству вологодского обкома КПСС «за то большое добро», то есть сначала за комнату, потом за отдельную квартиру. И ему неудобно перед руководителями, которые решали его жилищную проблему.
    Четвёртое отступление. Жизненные обстоятельства склады-вались так, что семья за длительный период времени  (с 1965 по 1970 годы) никак не могла воссоединиться. Только с начала  1968 года  у Рубцова появилась комната, постоянное  жильё. Принять в неё жену, дочь и тёщу было проблематично: женщинам надо было менять условия жизни деревни на городские. В ноябре 1968 года примирению помешал вызов в суд на взыскание алиментов. Надо знать мужскую психологию: после такого факта мужчина сразу или на время отвергает совместную жизнь.   
       В июне 1969 года Рубцов собрался ехать в Тотьму и далее в Николу. В августе 1970 года в Вологде планы поэта были разрушены Л. Дербиной. После беседы в обкоме Рубцов пытался решить семейно-бытовую проблему.
       Ожидая Гету и дочь, Рубцов, пишет жизнерадостное стихотво-рение «За тост хороший», которое было опубликовано 1 января 1971 года  газетой «Красный Север» и в котором поэт сказал:
 
263
Теперь шампанского не грех
Поднять бокал за тост хороший:
За Новый год,  за детский смех,
За матерей, за нас за всех,
За то, что нам всего дороже.  (курсив Ю.К.-М.)

     И то, что на новый 1971 год год жена и дочь не приехали, явилось решающим обстоятельством для последующего поведения Рубцова. Поэт в тупике. И он ошибся, попытавшись повернуться к «поэтессе».
      О любви не было речи. Было обещание поэта обкому. Может быть, Николай Рубцов предполагал, что «стерпится-слюбится». Это реально для простой русской женщины, но не для такой самолюбивой личности, как Дербина. 
       О стихотворении «Я умру в крещенские морозы, / Я умру, когда трещат берёзы…», происхождение которого загадочно. Попытка недругов или неумных друзей представить, что Рубцов, как бы, сам желал уйти из жизни или накликал на себя тёмные силы для борьбы с ними, не имеет оснований. Чернота приходит без приглашения.
  Когда даже доброжелательно настроенные к Рубцову исследователи повторяют эти «крещенские» строки, они как бы соглашаются  с Роком, злым Роком, с которым честные православные люди не имеют права соглашаться. Здесь видна явная ловушка для друзей Рубцова. Она состоит в том, что друзья фактически подыгрывают убийце, когда та заявляет о действии высших сил и  подводит  читателей и слушателей к мысли, что она явилась лишь исполнителем  этого Рока (указания свыше). Вот здесь мы имеем дело с  коварством высшего порядка  со  стороны  убийцы  и стоящих  за ней  сатанистских сил. А откуда у Рубцова это стихотворение? Оно опубликовано только в 1977 г.
     Не написано ли оно по заказу «друга» Поэта? Очень видна заданность темы по времени исполнения (Крещенские морозы). И очень  напоминает  факт  реализации  темы  смерти по этому тексту  с аналогичным стихотворением Есенина перед его убийством («До свиданья, друг мой, до свиданья…»), которое было написано кровью и неизвестно, а Есенин ли его написал или убийцы поэта.

264
   Создаётся впечатление, что с Рубцовым непрерывно вели заданную психологическую игру, зомбировали на думы о смерти.               Последние три месяца шла непрерывная атака на психику Поэта (постоянные конфликты с «невестой», гулкие шаги и стук «Командора» в квартиру, намёки Поэту на близкую смерть и др.).
       Тайна состоит ещё и в том, что в документах Рубцова найдено провокационное шулерское стихотворение (66):
 
За железною оградой
Уже вырыта могила,
И поёт над ней надсадно
Ветер песнь свою уныло.
И бросает снег солёный
На лицо друзей и плечи,
Твой земной неугомонный
Кончен мир, потухли свечи.

     Кто же написал и подложил Рубцову эти стихи?! По стилю нетрудно догадаться. И встаёт вопрос: А кому было выгодно устранение Поэта?
       Как иногда спрашивают-утверждают на вечерах памяти Поэта: это, будто было выгодно  КГБ.
       Да ничего подобного! Надо раз и навсегда развеять этот миф, запускаемый в общество с целью дискредитации органов власти и увода от Истины – причины убийства поэта.
     Во-первых, Рубцову позволили вступить в Союз писателей СССР, ещё до окончания литературного института, что в те годы было редчайшим явлением. И это при таких фактах, как привод в вытрезвитель за несколько месяцев до приёма, множество приказов    по литинституту за нарушения, текст строфы антисоветского содержания («Я в ту ночь полюбил все тюремные песни, /Все запретные мысли, весь гонимый народ»).
        Во-вторых, Рубцову дали сначала комнату, а затем отдельную квартиру. А в случае переезда жены с дочерью Рубцову, как члену Союза писателей СССР, дали бы и новую квартиру, тем более в

265
Вологде, где писателям создавали и быстро жилищные условия.
     В-третьих, Рубцова приглашали в запланированные обкомом КПСС поездки по городам Севера России с вечерами- выступле-ниями, и он в мероприятиях активно участвовал.
       В-четвёртых, Рубцову давали возможность выпускать сборники стихов. В журналах и газетах, в том числе в   центральной газете «Правда» были даны положительные рецензии. Если бы захотели, то разгромили бы поэзию Рубцова.
    А творчество Рубцова могло сыграть поворотную роль в духовном Возрождении России, как базовой основы Советского Союза. В стране уже прекратилось разрушение церквей. Начались системные экскурсии по Золотому Православному кольцу   России. И были явные и скрытые противники, которые   боялись духовного прозрения русского народа! Вот ещё одна разгадка тайны гибели Рубцова. Его «вычислили» сатанинские силы.
    Известные сведения о поведении «невесты» и о состоянии квартиры поэта говорят о том, что Дербина и не собиралась замуж за Рубцова. Иначе бы она, зная о крупных гонорарах поэта, помогла приобрести комплекты посуды и приличную мебель, то-есть создать нормальные бытовые условия. Выясняется, что ей было неприемлемо по состоянию мировоззрения стать женой поэта Рубцова: значит, была другая цель.
        И Дербина сводит счёты с Рубцовым, «даёт отпор» и играет на животных инстинктах.
   Разоблачение убийцы приведено в книге Вик. Коротаева «Козырная дама» (87), в книге Н. Старичковой (66), в статье В. Астафьева «Затеси» (86), в статье А. Романова «Искры памяти» (27), в статьях  вологодского писателя А. Цыганова. 
       Надо отметить, что из свидетелей, участников  застолья в ночь на 19 января ни адвокатом убийцы, ни прокуратурой  не был вызван с явкой на суд  Ю. П. Рыболовов, который три ночи подряд поднимался   в   квартиру  Рубцова.   Рыболовов  в  письме  в  адрес С. А. Сорокина (Вакомина) признался, что в ту ночь он был в квар-тире Рубцова, там была «его сожительница Людка», видел назревающую ссору. Но ушел, чтобы попасть на поезд (62).
       Н. Старичкова пишет (66):

266
      «После смерти Рубцова в его квартире домоуправ извлёк из-под клеёнки, словно искал какой-то тайник, фотографию и улыбнулся: «Это она. Я её тоже возьму». На фотографии Дербина вызывающе смотрела, как на картине Ренуара «Обнажённая».
      Н. Старичкова сообщила  о пропаже множества документов, в частности морской повести Рубцова (66). Где, у кого эта повесть?
       О характере «поэтессы», о её «поэзии» со звериными образами, о её «схватке» с Николаем Рубцовым, об обстоятельствах гибели народного русского поэта читатель может узнать в книге «Тайна гибели Николая Рубцова» (88, 3-е издание).
      Надо признать, что Николай Рубцов своей жертвой в ту эпоху остановил эгоцентрическое и вампирическое  стихотворчество на русском языке, которое могла бы неформально возглавить самолюбивая и напористая Л. Дербина.
       А Николай Рубцов ещё 28 июля 1964 года в Никольском напи-сал поэтическое откровение «Я переписывать не стану…».

Я переписывать не стану
Из книги Тютчева и Фета,
Я даже слушать перестану
Того же Тютчева и Фета,
И я придумывать не стану
Себя особого Рубцова,
За это верить перестану
В того же самого Рубцова,
Но я у Тютчева и Фета
Проверю искреннее слово,
Чтоб книгу Тютчева и Фета
Продолжить книгою Рубцова!.. (курсив Ю.К.-М.)

      В 1969 – 1970 годах Рубцов пытается выпустить сборник «Зелёные цветы», с названием которого при жизни поэта не соглашался редактор. Для решения вопросов с издательством “Советская Россия» Николай Рубцов 19-го января 1971 года запланировал поехать в Москву.

 267

АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ПОЭЗИИ (Раздел 1)

(интернет-издание сайта «Звезда полей»)
 
 Составитель - Юрий Кириенко-Малюгин
на базе ежегодных конкурсов «Звезда полей»,  поэзии  авторов-лауреатов ежегодных альманахов «Звезда полей» (2002 — 2019) и членов жюри Творческого центра имени Н. М. Рубцова (ранее Московского Рубцовского центра - 2001-2008). Антология составляется в алфавитном порядке в каждом выпуске и планируется в 3-х  изданиях.
 
  Издание № 1 - 2019
 
Андреев Владимир Фомич
г. Москва
 
                  Очередь
 
Бывало я, мальчишка шестилетний,
Стою себе за хлебом дотемна.
И не грущу.
Расту как все на свете,
Где очередь глухая, как стена.
Нельзя повозке без колёс и дышла,
Не быть избе без окон, без дверей,  – 
И жизнь свою, мыслитель никудышний,
Не представлял я без очередей.
 
Домой я шёл, сиял, как победитель,
В руках сжимая хлеба полкило.
Но целиком его к столу, простите,
Мне доносить не всякий раз везло.
Но мать меня за это не бранила,
Прижмёт к себе шершавою рукой…
 
Во сне стояла очередь в полмира
Глухой непроходимою стеной.
 
 
                  *     *     *
                                             Наташе
 
Смешная жизнь, как конкурс красоты,
Как тысячи других похожих экзерсисов,
Но как прекрасна жизнь, когда цветут цветы,
Ромашки, розы ли, нарциссы…
 
Вон незабудка, помнит обо мне – 
И не забыла детства в дальней стороне,
Которое глядит в меня её глазами
Сквозь память, заслонённую веками…
 
И где-то там, в расщелине звезды
Моей судьбы мерцает свет заветный…
Спущусь к реке и зачерпну воды,
И принесу в ведре я свет её бессмертный…
 
       *     *      *
 
Этот домик под старою липой
Навещаю, обманутый раб,
Со своею мечтой многоликой,
Где я сердцем и верой ослаб.
 
В домике раньше рожали,
И молились в заботах земли.
Пили горькую, пели, плясали.
Думы думали деды мои.
 
И ушли, заповедав о многом.
И оставили домик в глуши –
Эту память, звезду и дорогу,
Как молитву смиренной души.
 
Этот домик под старою липой
Потревожу невольно с утра
Лишь калитки медлительным скрипом,
Да монашеским скрипом пера.
 
 
                 Андронов Александр Николаевич
                 г. Москва
 
ОСЕННЯЯ СОНАТА
 
Осенний лес – маэстро за роялем, 
Вновь гонит по земле сухие листья, 
Играючи, как отзвуки реалий 
Не сбывшейся мечты тропою лисьей. 
 
Оранжевые листья партитуры 
Сонаты человеческого счастья. 
Осенних нот высокая культура 
– Крон облетевших нервные запястья. 
 
И вскинутые ветви, словно руки 
- Холодное и дерзкое стаккато, 
А небесам не привыкать к разлуке 
Нахмурились и понеслись куда-то. 
 
Хрустальных нот финальные мгновенья, 
Пора, наверно, перейти на коду. 
Течёт над головой река забвенья 
И холод сердца вновь обрёл свободу.
 
 
ЧЕЛОВЕК ОСЕННИЙ
 
Природы увяданье – 
Унылая свобода, 
Как лету в назиданье 
Такая непогода. 
 
В кружении бесстрастном 
Листва на землю пала, 
В предчувствии неясном 
Душа затрепетала. 
 
И холодом постылым 
Несмело вдруг пахнуло, 
И что-то вдруг застыло, 
И что-то вдруг уснуло. 
 
И мир – красою новой, 
Дождём земля омылась, 
И яростью кленовой 
Природа разрешилась. 
 
А мысли, будто листья, 
И небо, будто морок. 
Мы с осенью сжилися, 
Союз мне этот дорог. 
 
Где рощи, будто сени, 
Рябины – как невесты... 
Я в вечности осенней 
Себе оставлю место.
 
            Стихоплёт
 
Его душа, как тёмная вода,
А скрип пера – наркотик для «поэта»,
Шагает он по строкам в никуда,
Всегда в себе, не различая света.
 
И выстроенные «мастером» миры
Со звоном опускаются на плечи,
Как стаи ненасытной мошкары
В безветренный и тёплый летний вечер.
 
И неудобно, чешется рука,
И тянется, дрожащая, к бумаге…
Он в классику войдёт наверняка,
Не поперхнувшись от своей «бодяги».
 
 
            Бандорин Алексей  Васильевич 
            г. Рязань
 
     Утром
 
Я утром снял с души оковы:
Пусть порезвится босиком,
Пускай по лужам мчится снова,
Хрустя дымящимся ледком, – 
Не то что полночью, на ощупь,
Лоб разбивая об углы, – 
За тот вон дом, за ту вон рощу,
За корабельные стволы.
 
Во мне душа заговорила,
Я от неё давно отвык –
Такая мощь, такая сила,
Такой божественный язык!
Всё удаётся ей сегодня,
Легко, балуясь, без труда.
Простила мне, что я, негодник,
Ей верным был лишь иногда.
 
 
 
Старые фотографии
 
Приезжаю к родителям
на воскресенье,
Снимаю пальто, снимаю ботинки,
В зал прохожу. Здесь кенара пенье
Весело льётся, словно с пластинки.
Здесь фотографии
в простеньких рамках
На стенах развешены, словно иконы.
На этой дед Павел,
вернувшись с гражданской,
В кузне стоит у разбитого горна.
На этой – бабушка Анастасия,
Двадцатилетняя. В кофте нарядной.
Глядит отрешённо,
улыбнуться силясь:
Потеряла сына –
трёхлетнюю радость.
На этой родители – молодая пара,
Головками нежно
друг к другу прильнули.
 
 
       *     *     *
 
Не знаю, кто водил моей рукою,
Я написал: «Люблю людей, люблю».
Не знаю, что случилось вдруг со мною,
Но понял я: люблю людей, люблю.
 
За что любить? Ничтожной нет причины.
И сам я плох, как волка ни корми…
Но принял смерть за нас Христос невинный
И дал нам шанс, чтоб стали мы людьми.
 
 
 
Володин Геннадий Григорьевич
Новоалтайск , Алтайский край
 
     *     *     *
 
Так было многие века
На стрежне мира шумного:
Был умный в роли дурака,
А глупый в роли умного.
 
И не во времени ином,
А в самом недалёком
Пророка звали болтуном,
А болтуна  - пророком.
 
Да и сейчас ещё подряд,
Умей лишь видеть это, -  
Слепые зрячего корят
За близорукость где-то.
 
И не во времени ином — 
У нас, под самым боком,
Зовут пророка болтуном,
А болтуна — пророком.
 
Памяти Николая Рубцова
 
Всё, мне кажется, будет, как прежде,
В этом старом прибийском селе.
Вот полоска заката забрезжит,
И туман поползёт по земле.
 
И, с рыбалки домой возвращаясь,
На глухос каменистои яру
Горечавки, гвоздик, иван-чая
Я огромный букет наберу.
 
И лпять к нашей сельской царевне
Поднимусь на резное крыльцо.
«Я уеду из этой деревни», -
Будет петь под гитару Рубцов.
 
Где-то эхо от кликнется глухо
Из-за Пильненских мшелых камней,
И земля будет слушать в полуха
Самолучшие песни о ней.
 
И засветится Бия свинцово,
Светляки засверкают в траве...
Но не будет, не будет Рубцова
На крыльце этом старом вовек.
 
Лишь случится, что, быль окликая,
До меня долетит из окна:
«Мама, мамочка, кукла какая!
И мигает и плачет она!»
 
*    *    *
 
Корпею и денно, и нощно
Над вечной тетрадью своей.
Бубню, словно сыч-полуночник,
Пою, как в полях ветровей.
 
Любя, ненавидя и споря,
Иду я в широкий разлив,
Вселенское счастье и горе
На хилые плечи взвалив.
 
И если я с ношею этой
Пройду по бетропице лет,
Ты скажешь:
«Ещё не распетый   
Родился в России поэт».
 
Негромко и скупо похвалишь,
Из строчек эпоху кроя.
Я знаю, что только тогда лишь
Начнётся работа моя.
 
 
Гундарева  Вера Яковлевна
г. Артём, Приморский край
 
       *      *      *
 
Не замыкайтесь в мелочах,
Они прилипчивы, как глина.
В них не один росток зачах,
Хоть был с задатком исполина.
 
Уходят в море корабли,
Они не могут жить иначе.
Не застревайте на мели –
Там не случается удачи.
 
Одновременно быть везде –
Увы, совсем не в нашей власти.
Нас держат в каменной узде
Причинно-следственные связи.
 
Когда, познавши горечь бед,
Хлебнёте горя полной чашей,
Не красьте солнце в чёрный цвет –
Оно пока ещё не ваше.
 
           *      *      *
 
Осень краски притушила,
Не спросив у нас совета,
Всё по-своему решила,
Лист опавший закружила,
Проводила наспех лето
 
И пошла гулять по миру,
Над иллюзиями плакать,
Примерять ветра на вырост,
Разводить сплошную сырость,
А порою даже слякоть.
 
Отрыдала, отмолилась
И притихла, дни листая,
Проводила птичьи стаи,
Снова стала золотая.             
И ушла. И не простилась.
 
 
 Николаю Рубцову 
 
Так много в мире радостей простых. 
Живи и ни о чём не сожалей. 
А он искал зелёные цветы 
На разнотравье северных полей. 
Цветы на хрупких белых лепестках, 
В каких мечтах привиделись они? 
Один иль с другом он бродил в лугах,  
На поиски растрачивая дни. 
Вдали от надоевшей суеты 
Шагал, не торопясь, за солнцем вслед, 
Копил слова, чтобы воспеть цветы, 
Зелёные цветы, которых нет. 
А ветер дул то вдоль, то поперёк, 
Ему сопротивляться не с руки. 
Но тихо прорастали между строк 
Цветов зелёных новые ростки. 
Возможно, он увидел их во сне. 
И как бы ветер вихри не крутил, 
Искал он то, чего на свете нет,  
Но что так страстно хочется найти. 
 
Ерохин Александр Тимофеевич
г.Саратов
 
 
Дорожный разговор
 
Уж не смею мыслить о покое,
Мчусь куда-то с лязганьем и свистом…
                                                   Н. Рубцов
 
Поезд мчится, вдаль уносит
От кварталов городских.
Снег летит и путь заносит,
Новой строчкой рвется в стих.
 
Я сижу на нижней полке.
- Дед, куда тебя несёт?..
- На родимую сторонку.
Там душа моя живёт.
 
Там я в детстве пас скотину,
Цену знал, как хлеб растить.
За проказы хворостиной
Мог сосед и отлупить.
 
А отец еще добавит.
Скажет мама: «Разумей!
Обижать на свете слабых
Никогда, сынок, не смей!..»
 
- Земляки мы с Вами, значит.
Я ведь тоже с этих мест.
Там зима остатки прячет,
Всё порушено окрест…
 
- Перестройка натворила,
Бед немало принесла…
- Ничего, найдется сила,
Что не раз нам Русь спасла…
 
- Ну и мы с тобою тоже
Не должны спокойно спать:
Русь святую нам не гоже
Никому в обиду дать…
 
Так под вой метели снежной 
По дороге в край родной
Пробудился дух мятежный
Встать за Русь нам всей стеной!
 
   Кто сказал
 
Кто сказал, что нет любви?
Выдумка всё это.
У меня огонь в крови
Да стихи поэта.
 
Я иду навстречу к ней,
Напевая строчки,
С каждым шагом всё смелей:
Рано ставить точки.
 
Как поставлю – так скажу,
Вам секрет открою:
До сих пор люблю одну – 
Нет душе покоя!
 
Без неё я сам не свой,
Просто сердцем таю.
Всем дарю своё тепло,
Ей одной – без краю.
 
Дорогая, ты присядь
Рядышком со мною,
Я ловлю твой нежный взгляд,
Как и ты – с любовью.
 
Нам двоим так хорошо –
Ничего не надо!
Поцелуй же горячо
Ты, моя услада!
 
Кто сказал, что нет любви?
Выдумка всё это.
Восхищают соловьи
Пеньем до рассвета.
 
Как поют!.. На миг замри!
Льются чудо-трели.
Струны нежные любви
Вы во мне задели.
 
      Пишут все
 
Пишут все, кому не лень…
Я молюсь, как Богу,
Строчке той, что каждый день
Мне мостит дорогу.
 
Словом ярким и простым, 
С рифмой не избитой, 
Я лечу в морозный дым,
Жизнью не разбитый.
 
 Избенников Александр Александрович
г.Москва
 
Заплетаются дороги в косу'
 
Заплетаются дороги в косу',
Ветры древнюю песню поют,
Хорошо в поседевшем лесу
Встретить крова родного приют.
 
Высоко- высоко в Небесах,
Где течет голубой Океан,
Сестры Реки расплетут пояса,
Погружаясь в вечерний туман.
 
Из высоких лазурных лугов
Выйдет в поле Царица- Луна,
Ночь расстелет свой звездный покров
Над деревней, где песня слышна.
 
Где собаками лают ветра,
А с утра прокричат петухи,
Чтобы солнце подня'лось со дна
Той реки, где бредут бурлаки.
 
Величают которую Мать -
Ра- Река, что из Неба течет.
На Душе у нее Благодать,
Воды вдаль она гордо несет.
 
Посижу на златом бережку,
Руки в синюю плоть опущу.
Хорошо на Руси мужику
И у баб на деревне почет.
 
Я поправлю на шее Науз *, 
Да рубахи льняной рукава,
Вспомню браги дурманящий вкус,
Вспыхнет пламенем в сердце Весна.
 
*Науз - Древнеславянский плетёный ведический оберег
 
 *     *     *
 
Хрипят косматые ветра
И, будто силясь на рога 
Поднять бушующее небо,
Вздымают звёздные бока
Над колосистым полем хлеба.
Туманы вышли на погост,
Дубы рядЯтся, как на святках,
Уж встало Солнце в полный рост,
И ночь, как прежде, на лопатках.
Бурчит разбуженный ручей,
Костры сияют пламелико,
Сверкает молния, как змей,
И водит оком волчье лыко.
Когтями коршуна древа 
Вонзились в плоть Земли мохнатой,
Ударил гром, как булавА,
И будто сказочный орАтай
Дождь семя тёплое излил
На пашни в земляное лоно.
Проходит знойная истома
И колос набирает сил...
О, небоокая Страна,
В который раз налились млеком
В твоих персях ручьи и реки 
И вновь ты радостна, сильна,
Ввысь предков тянутся побеги
И Боги восстают от сна...
 
             Огонь свечи
 
Стоят туманы над рекой,
И ярко в небе светят звёзды,
На сердце – радость и покой,
А дождь – как  будто Бога слёзы.
 
Вокруг красиво и легко,
Волна струится под веслом,
Танцуют травы и цветы,
Берёзки вышли на поклон.
 
Играет ветер в их кудрях,
Повсюду влага, тишина,
И воздух для души родной,
Хочу с тобой испить до дна.
 
 
 
Кириенко-Малюгин Юрий (Кириенко Юрий Иванович)
г. Москва, г.Егорьевск Московская обл.
 
  Славянский костёр
 
Я выхожу с гитарой снова петь,
Что жизнь прекрасна и неповторима,
И можно только друга пожалеть,
Если любовь пока промчалась мимо.
 
Друг, выходи и зажигай костёр!
Слова любви пусть землю озаряют!
Гуляй душа, лети в родной простор,
Где грусть и радость музыку играют!
 
Постой, не уходи, мой верный друг!
Давай споём на память нашу песню!
И пусть славяне встанут в тесный круг,
Обнимутся Карпаты и Полесье!
 
Друг, посмотри на наш родимый край,
Где наша Волга по просторам бродит!
Звени гитара и гармонь играй!
И дети соберутся в хороводе.
 
И будет песня по Руси лететь
О нашей дружбе, что непобедима.
Давайте вновь за Родину радеть,
Где жизнь прекрасна и неповторима!
 
 
Я вернулся в Николу
 
Я приеду в Николу,
Посмотрю на простор.
Вспомню старую школу,
Оглянусь на забор.
 
Может, та же ворона
Честь отдаст мне крылом,
И лошадка с поклоном
Вслед помашет хвостом.
 
Эти сельские виды
Я забыть не могу.
Лодка, мастерски  сбита,
Ждёт на том берегу.
 
Пусть приветит нас Толшма,
Пусть церквушка простит,
Что блуждали мы долго
Не у наших ракит.
 
На окраине лета,
Там, где наш косогор,  
Вспомним друга-поэта
Разведём-ка костёр!
 
Пусть ребята сыграют,
Пусть девчонки споют
Песни русского края,
Где нашли мы приют.
 
Я вернулся в Николу
На зелёный простор.
Здравствуй, новая школа!
Привет, старый забор!
 
Так, поднимем-ка тосты
За Поэзию вновь!
Выпьем, братья и сёстры,  
За Добро и Любовь!
 
    Память 
 
“Я Родину вспомню свою...»
                        Николай Рубцов
 
Вставало желанное солнце,
Струило тепло по жнивью,
Само открывалось оконце,
Я родину видел свою.
 
Склонялись над полем ромашки.
Я запах таинственный пью,
И снова в объятиях сказки
Я родину вспомню свою.
 
Над лесом горели закаты,
И песня не шла к соловью,
Когда в нашем доме утраты,
Я родину вижу свою.
 
Привет, дорогая сестрица!
Недавно я был на краю,
И если мне счастье приснится, 
Я церковь увижу свою.
 
Я помню, звезда загоралась,
И свет улетал в полынью,
Надежда всегда оставалась,
Что песню услышу твою.
             
Гуляют родимые дети.
Хотите, об этом спою?..
И мама с того бела света
Мне дарит улыбку свою.
 
Песня – Свидетельство РАО (Российского 
авторского общества) № 10984
 
 
                   Кривонос Сергей Иванович
                   Украина, Луганская обл., п. Сватово
 
 
СКРОМНЫЙ  НАШ  ГОРОДОК 
 
Если в общем сказать, городок — благодатный,
Но свои неурядицы в нем, свой бедлам.
Здесь хотя и живут без столичных театров,
Но хватает комедий и драм.
 
В обветшалом дворе по давнишней привычке
(Стол, скамейка. Для выпивки — всё зашибись!)
Пьет столичную водку мужик нестоличный,
Чем ему не «столичная» жизнь?
 
Из больших городов приезжают к нам гости,
Им занятно, что ходит по трассе петух,
Что вразвалку корова бредет на покосы,
А её подгоняет пастух.
 
Здесь все новости бабки расскажут охотно,
И житейский совет «по секрету» дадут.
Здесь друг друга легко узнают по походке,
И по лаю — собак узнают.
 
Как в других городах, тут и строят, и рушат,
Точно так веселятся и плачут порой.
И мужик, разобравшийся с первой чекушкой,
Точно так же идёт за второй.
 
Всё привычно для жителей здесь, все знакомо —
Каждый дом, переулок, любой поворот.
Жизнь, возможно, могла бы идти по-другому,
Но пока что никак не пойдет.
             
                    *    *    *
 
Чудское озеро. Весна. Победа.  
Ликует древнерусское славянство.
Была Европа в рыцарских доспехах,
А мы — в обычных рубищах крестьянских. 
 
Нам Нарва стала горестным уроком,
Но под Полтавой показали силу. 
Дворцы изящно строила Европа,
А мы леса для сирых изб рубили.
 
Из мрака чтобы выбралась держава, 
Светили купола церквей лучисто
Стократ Европа с нами воевала,
И мы спасали от неё Отчизну.
 
У них во всем — расчётливая черствость,
Зато у нас — отчаянная прыткость.
Они отступят, если встретят пропасть,
А мы, по чарке выпив, — перепрыгнем.
 
    *     *     *
 
На базаре время продают,
Очередь — сто метров, даже больше,  
Ведь хотя бы парочку минут
Людям хочется пожить подольше.
 
Сзади раздаются голоса
Тех, кого взяла за горло старость:
— В руки максимально —  три часа,
Чтобы всем желающим досталось.
 
Площадь громких выкриков полна,
Время стало самой главной целью.
Есть теперь солидная цена
У того, что, в общем-то, бесценно.
 
И правы, выходит, мудрецы:
Время — деньги. Что не так, скажите?
Никакой на свете дефицит
Не сравнится с жизни дефицитом.
 
А толпа шумит, толпа кипит,
Становясь все больше бесноватой.
— Время юности нельзя купить?
— Можно, но с увесистой доплатой.
 
— Ну, а детство? Цену назови…
— Станет кошелек опустошенным.
— А почём, — кричат, — пора любви?
— Точно, что не купишь по дешевке.
 
Прибывает на базар народ.
Время продают! Пока без драки…
Я и сам купить его не прочь,
Нет на это времени, однако.
 
 
 
Павлова Анна Александровна
Ульяновская обл., г.Барыш
 
        ЛЕТНИЙ ЭТЮД
 
В сердце радость незримо храня,
Ликовала душа в том разбеге, –
Где знамение летнего дня –
Птичий вальс на распахнутом небе.
 
Где ромашки обильно цветут,
Белоснежные лучики в поле.
И ложится на память этюд –
Живописное это раздолье.
 
Разливается звонкая трель –
Так певунья зарянка вещает:
Что счастливых минут акварель
Лишь влюблённые в жизнь замечают. 
 
И под сенью берёзовых крон,
Что-то нежное в мире проснулось…
Раскрывался, как тайна, бутон –
Где из детства рождается юность. 
 
    ЦВЕТЫ АВГУСТА
 
Догорает лето. Догорает…
Жухлою становится трава.
Только клумбы красками играя
Не сдают цветущие права.
 
Пусть витает в воздухе прохлада,
Опадают первые листы, –
Но горят на фоне звездопада
Даже ночью августа цветы.
 
Этот пламень – отголосок лета,
На границе первых непогод.
Розово-сиреневого цвета
Снова флоксы водят хоровод.
 
Ветер года наполняет парус –
Мимолётней час за часом дни…
Щедрым цветом догорает август
Зажигая осени огни. 
 
 
КАК ВАЖНО ВОВРЕМЯ ПРИЙТИ
 
Как важно вовремя прийти.
Прийти, когда ещё не ждали,
Но, откровенно, заскучали.
Прийти, чтоб радость принести!
 
Прийти с добротным багажом,
Тем, что накоплен был годами,
И словно первыми цветами
Дарить счастливым тиражом.
 
Как важно вовремя прийти!
Когда ещё в начале танец,
И не играет роли глянец,
Живой огонь горит в груди.
(Любовь там можно обрести!)
 
Как важно вовремя прийти,
Не опоздав ни на минуту.
Прийти на помощь, выгнать смуту,
За жизнь бороться и спасти!
Как важно вовремя прийти…
 
Как важно появиться там,
Где знойный пламень треволнений
Сжигает сердце. Пляшут тени…
Там боль с надеждой пополам,
Минуты там равны часам.
 
Как важно вовремя всегда
Прийти, уйти и вновь вернуться.
Всегда с приветом улыбнуться,
И быть собою сквозь года.
 
                   Порохин Сергей Алексеевич
                   г. Москва
 
 
         ГЛАГОЛ
 
«Глагол приводит на Голгофу».
Глагол! А взгляд?!
Глаза, порой, сильнее Слова
Испепелят!
 
За взгляд прямой казнят жестоко
И по сейчас.
Да только, видно, мало проку…
Не ровен час …
 
Тот час придёт, наступит скоро,
За море слёз…
Тебе, Пилат, – мы  не опора:
Грядёт Христос!
 
 
   ПОЭТ И ФИЛОСОФ
 
Поэт – от природы философ,
Философ – неважный поэт!
На книгах он делает глоссы,
И свой не пропустит обед.
 
Философ практичней поэта,
Живёт он холодным умом,
А в чувствах – коль  пламени  нету,
Так нет сожалений потом!
 
Поэт, он – не  хлебом единым:
То воду он пьёт, то вино,
Не чтит золотой середины, – 
Той меры ему не дано!
 
В нём всё на пределе, на грани…
Но будет легко с ним в ночи
Народу в минуту отчаянья…
…А после поэт замолчит.
 
 
             БРАТЬЯ
 
Океан волны-кудри взлохматил,
Белой пеной взъярил седину:
«Одержимые странники, нате!
Вы ещё не идёте ко дну?!»
Но в гребцах никакого сумятья:                                              
Мало ль ветер по свету носил!?
В нашей шлюпке -  все истинно братья
До последних, оставшихся сил!
«До конца претерпевший спасётся*».
Дружно вёслами вскрутим волну:
На корме флаг Андреевский вьётся:
Ни один не проронит: «Тону»!
 
*Мф.10:22.
 
Салтыкова Людмила Фёдоровна
г. Рязань
 
         *     *     *
 
Наважденьем тех же истин
Жизнь моя стекает в бездну,
Сгустком слёз, стихов и писем,
Не желая вдруг исчезнуть.
 
Те же солнца, ночи, вёсны…
Дождь ли, снег – под тем же небом…
Серп-вопрос над утром росным:
«Это быль? А может, небыль?»
 
         Тётя Аня  
 
Воробьишки с голубями
Скачут радостно по снегу:
Тётя Аня, тётя Аня
Пшёнку вынесла опять!
Пусть морозит ранней ранью,
Хлопья пусть слетают с неба –
Воробьишки с голубями
Тётю Аню будут ждать.
  
    Буду  медсестрой   
 
В день рожденья подарили
Мне костюмчик сестринский,
Беленький халатик сшили
И косынку с крестиком.
 
В медицинском чемодане
Вещи очень нужные,
Чтоб здоровье кошки Мани
Стало лучше к ужину.
 
Надо градусник поставить,
Посмотреть ей горлышко.
Кошке это не по нраву…
Ах ты, Маня-горюшко!
 
 
Степанова Вера Васильевна
г. Москва
 
       По притче
 
Разговаривал Ангел-хранитель
С Человеком божественным днём:
«Мы с тобою в Святую обитель
Через годы по жизни идём.
 
Покажу я тебе дорогу:
Это весь твой жизненный путь,
Он ведёт тебя прямо к Богу,
Чтоб в конце пути отдохнуть.
 
Я   с тобою по жизни шагаю,
На песке оставляя следы.
И крылом тебя укрывая,
Доведу до святой воды».
 
По обрыву пошла дорога
А следы почему-то одни.
«Как ты мог меня бросить, Ангел,
В мои самые трудные дни?»
 
«Ты тогда в себе сомневался
И дорога шла под откос.
Я с тобою всегда оставался,
Просто я на руках тебя нёс».
 
 
       Посвящение
 
Поэт бездарный как-то видел сон,
Как будто хитро, без особого труда
До славы ловко дотянулся он,
Не тратя на труды свои года.
 
Поэт молился,  на колени встал:
Пошли мне Господи хрустальный пьедестал,
Я выше всех,  я настоящий гений,
Потомок самых лучших поколений.
 
И внял Господь.  Решил помочь поэту,
Уважил, наконец, персону эту.
Наутро в центре города стоял
Сверкающий хрустальный пьедестал.
 
Господь на ушко прошептал ему:
“Придётся подниматься самому.”
И со словами “это испытанье” -
Он брызнул масло на своё созданье.
 
По головам друзей, родных, любимой,
Поэт карабкался и славой одержимый,
Умом   бездарный, сколько ни старался
До славы до сего дня  не добрался.
 
 
Не подведём
 
Случайно оказавшись в этой дали,
Я у порога милого стою.
Где радости витают и печали,
Любимые просторы узнаю.
 
Я вспоминаю яблони цветенье,
Друзей неугомонный хоровод,
Ручья журчанье, жаворонка пенье
От половодий и до талых вод.
 
Дубы у дома подпирают небо,
Верхушками цепляя облака.
И мама с ароматным черным хлебом
Выносит нам по кружке молока.
 
Ты снова выйди матушка из дома
И на крыльце, хоть чуточку постой.
Где от сирени сладкая истома,
Ведь мы теперь ровесники с тобой.
 
Неизмеримо это расстоянье,
Что между нами – небом и землёй.
Пусть журавлей тревожное рыданье
Твоей душе поклон доставит мой. 
 
Ты ближе к Богу, мама дорогая.
На землю опускаешься дождём.
Ты помолись за нас, моя родная,
И будь спокойна, мы не подведём.
 
Огонь заката вспыхнул над землёю.
Я вижу, удивленья не тая
Знамение таинственно – святое. 
Наверно, это матушка моя.
Конечно, это матушка моя.
Я верю, это матушка моя!
 
 
Усова Любовь Трофимовна
г. Темиртау, Карагандинская обл., Казахстан
 
          Высокий приют
О, Русь – великий звездочёт!
Н. Рубцов
По холмам и оврагам бродил,
на берёзы и сосны молился
и с Россией бессмертною слился
без печати, бумаг и чернил.
В голове свои думы стерёг,
голос искренний в шарфик закутав,
был одним из последних рекрутов,
для судьбы не припасший упрёк.
Мчался осенью за поворот,
вслед махал журавлям венценосным.
Повстречался с бедой високосной
и ушёл, чуть сутулясь, в народ.
Вырос памятник смерти назло.
Средь вселенского шума и звона
я поймаю звезду с небосклона,
от которой над полем светло.
А Поэту высокий приют
подарил строк неслыханных тыщу.
Пусть его ещё любят и ищут,
на земле его песни поют.
 
               Мати Русь
Мати Русь! На вселенском просторе
развевается флаг в триколоре,
блещут звёзды седого Кремля.
Сколько света, размаха и шири!
От Камчатки до вольной Сибири
зеленеют леса и поля.
Начинается утро с поклона,
с колокольного чистого звона.
Вечной памяти живы огни.
Много нечисти дремлет, однако,
среди злобы, невежества, мрака.
 
Ты храни свою душу, храни!
Мати Русь! не поддайся обману,
на Суде самом Страшном предстану,
искуплю за тебя все грехи.
Приплывёт завещанье в конверте,
словно искры любови бессмертной:
дети… Родина… вера… стихи…
 
 
В Отчий дом вместе нас собери
 
Без корней расцветать мало прока.
Амазонка из диких степей,
Ты узнала, как слишком жестоко
Прозябать без России своей?
Кто затеял такую пирушку…
Уж нельзя ни молчать и ни петь.
Ангел гладил с вихрами  макушку
И просил век-другой потерпеть.
 
В Беловежье мир лопнул на части,
Обомлел от испуга старик,
Все ушли за богатством и счастьем
По дороге, ведущей в тупик.
Разбросало безумцев по свету,
Затопило кручинушкой грудь.
И кого призовёшь тут к ответу,
Если пляшут и плачут: забудь…
 
На безвременья горестном спуске
Уносила обломки  река.
И за память о том, что ты русский,
Могут взять и приструнить слегка.
Но под взглядом врага и под пыткой
Крестик свой не позволишь сорвать,
Уж как спорить с верхушкою прыткой –
Знают батюшка в церкви и Мать.
 
Быть наследником  - право и кредо,
Выбить в камне крутую из дат,
Чтоб пресечь нагнетание  бреда,
Стяг багряный со словом «ПОБЕДА!»
Передал нам Советский Солдат.
 
Миллионы детей что есть силы,
Свято веря в любовь без пари,
Машут издали Родине милой:
- В Отчий дом вместе нас собери!
 
                  Феофанова Любовь  Васильевна, 
                   г. Усть-Каменогорск, Казахстан      
 
        *     *     *
 
Россия, родина моя исконная, 
Непостижимая и непокорная… 
До боли вьюжная, до хруста снежная,
Как осень – грустная, как песня – нежная.
 
Россия, белая моя берёзонька, 
Глаза бездонные да русы косоньки…  
Глядишь растерянно, печально строгая, – 
О чём задумалась?.. Что ждёшь от Бога ты?!  
 
Русь отлучённая, многострадальная –
Такая близкая... и очень дальняя...
Встряхнись, любавушка! Прозрей, родимая,
Душой – окрепшая, судьбой – хранимая!
 
             *      *     *
 
Мне б вернуться туда, где Бергуль
Затаилась в сибирской глубинке,
Окунуться душою в июль,
Пробежать по заросшей тропинке…
 
Полной грудью вдохнуть благодать
Той земли, где сплетаются корни,
Как сестрёнку, берёзку обнять… 
Мчатся в прошлое Памяти кони –
 
Через годы, границы, судьбу –
К белой рощице, озеру, яру…
Мне б влететь малой пташкой в избу,
Посидеть на завалинке старой,
 
Прикоснуться… понять… прорасти
Васильком на забытой могиле…
Мне б ту Память для внуков спасти,
Чтобы в ней они черпали силы.
 
 
              Старинная икона  
 
                         1
Держу в руках старинную икону –
Заступницу, что ликом так светла…
Не била бабушка моя поклоны,
Но пуще глаз иконку берегла.
 
По праздникам цветами украшала,
За шторкой пряча от недобрых глаз.
И перед сном, крестясь, увещевала
Сказать "благослови" с сестрёнкой нас.
 
И мы, боясь всевидящего Ока, 
Шептали вслед за ней: "благослови"…
Но лишь губами, не душой – без Бога
Мы привыкали жить и без Любви.
 
                          2
Подмяло Время веру под себя – 
И сыпалась с иконы позолота...
И поглощала темнота кого-то,
И отрекалась от корней Земля.
 
Но зрел Рассвет под колокольный звон – 
И наши души потянулись к Храму...
Иконка та – живая связь времён,
Наследство моей бабушки и мамы.
 
Пред ликом Божьей Матери стою,
Смиренно голову склонив в поклоне… 
И верю: не сломить страну мою,
Пока горит лампадка пред иконой.
 
 
Яненко Станислав  Степанович (1947-1990)
г .Барнаул, Алтайский край
 
Стихи, присланные из Алтая
(опубликованы в альманахе «Звезда полей» - 2003) 
 
Благославение гитаре
 
Была негромкой эта лира.
Я, как умел, на ней бряцал.
Но види Бог, что сильным мира
Высоких од не посвящал.
 
Заботам их и их тревогам,
Призывам ложным и простым
Я предпочёл свою дорогу,
Но тех, кто с ними , не простил.
 
И снова на слова неправды
Отвечу им при свете дня:
«Вы жизнь свою прошли не прямо,
Не вам  теперь судить меня».
 
                Шут
 
Царь говорит. И рабски внемлет двор.
Он — деспот, властелин всего живого.
Награда, слава, дыба иль костёр,
Уделом станут, лишь скажи он слово.
 
Царь всемогущ и горд, Ему никто
Не смел перечить и пророчить.
А что такое шут? Да он ничто.
Чего ж он так язвительно хохочет.
 
А царь велик. И не сотрут года
Молву о нём в селеньях и долинах.
Но шут хохочет. Издавна. Всегда.
О, он-то знает цену властелинам.
 
         *     *     *
 
Не разлюби меня в разлуке,
За тыщу вёрст, за три версты.
Когда другой целует руки,
Когда другой дарит цветы.
 
Не разлюби меня, когда темнеет,
Когда светло, не разлюби.
Когда другой меня умнее,
Когда красивей, может быть.
 
Всё то, ч то было с нами, - было,
И я нисколько не забыл,
Что это ты меня любила,
А я всегда тебя любил.
 
Пускай сегодня одиноко,
Чужие взгляды не лови.
Не разлюби меня до срока,
Прошу тебя, не разлюби.

Очевидное и невероятное. Рецензия на книгу Ю.Кириенко-Малюгина.

Книга поэта, исследователя и литературоведа Ю.Кириенко-Малюгина является его второй книгой  в жанре  малой художественной прозы. Истории основаны на событиях, которые случались у автора и его героев в различные периоды жизни.  
    Книга   содержит непридуманные рассказы,  зарисовки общения с друзьями из народной среды  и  редакторами, литературные пародии, эссе, раздел-исследование «Путь Николая Рубцова к народной поэзии» в связи с выпуском самиздатовского сборника «Волны и скалы» (1962), как начало пути Николая Михайловича Рубцова (03.01.1936 – 19.01.1971). Логически выстроены малоизвестные факты биографии  Рубцова с детских лет и  до поступления в Литературный институт имени А. М. Горького. Представлена статья-версия о рисунках трёхлетней Лены – дочери Н. М. Рубцова в его блокноте. Интересны зарисовки автора на пути поиска Истины  в окружающем мире. 
    Первая книга малой прозы «Есть Божий суд…» Юрия Кириенко-Малюгина вошла в длинный список Бунинской премии 2015 года и является библиографической редкостью
  Книга «Непридуманные истории» предназначена для  широкого круга читателей, в том числе для филологов, преподавателей литературы и учащихся высших учебных заведений, общеобразовательных школ, гимназий,  колледжей и других учебных заведений.
   Татьяна Избенникова, лауреат Интернет-конкурсов «Звезда полей» 2017-2019