Потом придёшь в литературу,
Где ждут тебя без громких слов:
Есенин, Гоголь и Рубцов!
 
Юрий Кириенко-Малюгин (октябрь 2004 года).

Сайт 2006 года


ИНФОРМАЦИЯ ДОСТУПНА
 

Новое на сайте:

03.04.21
Николай Михайлович Рубцов. Поиск национальной идеи
Сергей Порохин. К 800-летию Александра Невского (13.05.1221 — 14.11.1263)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Кириенко-Малюгин или Вячеслав Макеев. Чья Истина о жизни Николая Рубцова?
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…», главы 8, 9, 10 и 11
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Алексей Евдонов. Эссе о Есенине
Блок № 5. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 5
Закрытая информация о деле дочери Сталина
Научить писать можно, но нельзя сделать человека масштабнее!
Юрий Кириенко-Малюгин. Для чего журнал «Москва» меняет условия конкурса «Поединок»? Текст от 02.04.2021г., 14.00

13.03.21
Николай Михайлович Рубцов. Поиск национальной идеи.
16-я Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Моя википедия
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Юрий Кириенко-Малюгин. Возвращение домой
Александр Избенников. Живая одухотворённая Природа в стихотворении Н.М. Рубцова
Дубинина Зинаида Ивановна. Путешествие к Рубцову в 2003 году.
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Елена Митарчук. Общага Литинститута или московский дом Николая Рубцова
Светлана Омельченко. Сообщение - презентация «Мой Васнецов»
Венок Николаю Рубцову от поэтов Дальнего Востока
Блок № 4. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 4.
О войне и море, книгах и митингах
Нужен ли в школе Толстой
Артистам – по миллиону. А писателям – кукиш
О гибели Александра Алёхина
Бремя рыжих
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…» , главы 5, 6 и 7
Юрий Кириенко-Малюгин. Для чего журнал «Москва» меняет условия конкурса «Поединок»?

30.01.21
Николай Михайлович Рубцов. Поиск национальной идеи.
Юрий Кириенко-Малюгин. Поиск Истины в современном обществе России.
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Николай Михайлович Рубцов. Стихи-песни. К 85-летию Поэта.
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторские стихи-песни.
Рубцовская горница. г. Артём, Приморский край.
Дубинина Зинаида Ивановна. Путешествие к Рубцову в 2003 году.
Письма в адрес Ю. И. Кириенко из г. Артёма Приморского края от 12.01.2021 г.
Ю. Кириенко-Малюгин. Пишите белыми стихами (пародии, сатира, юмор).
Блок № 3. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Об экспозиции в читальном зале имени Н. М. Рубцова колледжа № 20
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 3.
Мир без запаха и вкуса
Юрий Кириенко. Сергей Тиханов. И др. Полемика к статье «Как сайт «Стихи.Ру» НАДУВАЕТ ПОЭТОВ»
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…»
Юрий Кириенко-Малюгин. Игра вокруг «Я умру в крещенские морозы...» Рубцова и не только

29.12.20
Николай Михайлович Рубцов — русский национальный поэт
Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи
Блок № 2. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Екатерина Никанорова. О А. А. Поповой, матери Генриетты Михайловны Меньшиковой
Юрий Кириенко-Малюгин. Об экспозиции в читальном зале имени Н. М. Рубцова колледжа № 20
Юрий Кириенко-Малюгин. Бытовые философия и мировоззрение.
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России».
Как сайт «Стихи.Ру» НАДУВАЕТ ПОЭТОВ № 2015 / 39, 04.11.2015
Встреча с главой Совета старейшин, самым известным томским коммунистом, А . Ф. Чемерисом
Мир без запаха и вкуса
Лада V. Одинцова. Из подготовленной монографии Ю. Кириенко-Малюгина 2020-2021 гг.

28.11.20
6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
16-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов на пути к народной поэзии
Кожинов и Рубцов. Из монографии Ю. Кириенко-Малюгина 2011 года
Блок № 1. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи-песни из раздела 1 «Поэзия периода перестройки»
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Вера Степанова. Пусть за строфою стелется строфа.
Вера Степанова. Стихи из сборника «Пусть за строфою стелется строфа»
Александр Обухов. Диалектика поэзии Николая Рубцова
Екатерина Никанорова. О А. А. Поповой, матери Генриетты Михайловны Меньшиковой
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России».

29.09.20
6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
16-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов на пути к народной поэзии
Юрий Кириенко-Малюгин. Из раздела 3. Крымская тетрадь.
Юрий Кириенко-Малюгин. Из раздела 4. Вологодская тетрадь
Юрий Кириенко-Малюгин (Кириенко Юрий Иванович). «По дороге вечной»: песни и стихи.
Юрий Кириенко-Малюгин. Истины
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Вера Степанова. Пусть за строфою стелется строфа.
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России».

23.08.20
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 4. Вологодская тетрадь
Юрий Кириенко-Малюгин (Кириенко Юрий Иванович). «А я вам желаю влюбиться!»: стихи и песни (1987-2017).
Юрий Кириенко-Малюгин. Зовут рассветы
Юрий Кириенко-Малюгин. Прекрасное время любви
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Елена Митарчук. Москва Николая Рубцова.
Вера Степанова. Пусть за строфою стелется строфа.
Владимир Андреев. О поэзии Веры Степановой
Сергей Порохин. Русский адмирал и учёный А.С.Шишков
Сергей Порохин. Русское Слово для современной России
Юрий Кириенко-Малюгин. Целый ковш дёгтя в бочку мёда поэзии Николая Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Фрагменты об актуальных литературных и текущих проблемах.

26.06.20
Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи из сб. «А я вам желаю влюбиться» (2020)
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Виктор Бараков. Письмо к Ю.И.Кириенко в июне 2000 года.
Николай Рубцов. В горнице. На русском и немецком языках. Исполнение и музыка — Ю. Кириенко-Малюгин.
Юрий Кириенко-Малюгин. «Шумит Катунь» Николая Рубцова. Неизвестный текст.
Николай Рубцов. «От пляшущих – по хате ветер...». Неизвестное стихотворение.
Владимир Андреев. Николай Гоголь и Николай Рубцов
Светлана Омельченко. Обзор альманаха «Звезда полей» 2019 (№ 19)
Людмида Салтыкова. Рязанские поэты в конкурсах «Звезда полей» и не только
Алексей Евдонов. Не могут простить Есенину?
Юрий Кириенко-Малюгин. Как Рубцов получал «Аттестат зрелости» в Ленинграде в 1962 году.
Юрий Кириенко-Малюгин. Три тайны Николая Рубцова
Маргарита Игошева. Мои встречи с Рубцовым.
Юрий Кириенко-Малюгин. «Вкусовой» рассказ о Рубцове и Тотьме
Юрий Кириенко-Малюгин. А я вам желаю влюбиться! Сборник 2020 г.
Ю.Кириенко-Малюгин. Краткая рецензия на «Рваную палатку» Михаила Попова в журнале «Москва»
Вера Степанова. Стихи из сб. «Пусть за строфою стелется строфа» (2020)
Юрий Кириенко-Малюгин. О монографии «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..

23.04.20
Навстречу 75-ой годовщине Победы в Великой Отечественной войне (1941-1945)
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
15-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Альманах «Звезда полей 2020» Творческого центра им. Н. М. Рубцова
Лауреаты 5-го поэтического Интернет конкурса «Звезда полей»
Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2020»
15-я Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения – 2020»
Библиография базовых публикаций авторов альманахов «Звезда полей» с 2003 г. по 2020 г.
Сергей Порохин. Жуков — Маршал Победы
Юрий Кириенко-Малюгин. Два новых стихотворения Николая Рубцова?!
Юрий Кириенко-Малюгин. Факты и логика о том, как Рубцов в Литинститут поступал
Нина Полуполтинных. Удивительная история
Александр Обухов. Письмо в Рубцовский центр
Елена Митарчук . Светлая душа НТР («Очевидное и невероятное»)
Ольга Коротеева. Рубцовская осень в Артёме.
БЛОК № 5. 5-ый Международный поэтический ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ-2020»

10.02.20
Юрий Кириенко-Малюгин. Титульные стихи-песни
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
БЛОК № 4. 5-ый Международный поэтический ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ-2020»
5-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
15-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи периода перестройки (1987 — 1992). Блок № 6
Вячеслав Макеев. Заветлужье
Юрий Кириенко-Малюгин. Народная философия М. П. Лобанова и слово о Н. М. Рубцове
Юрий Кириенко-Малюгин. Фрагменты из полемики на сайте «Литературной России»

04.01.20
С наступающими:
Николай Рубцов. Звезда полей
Николай Рубцов. Январское
Николай Рубцов. За тост хороши
Навстречу 75-ой годовщине Победы в Великой Отечественной войне (1941-1945)
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Публикации книг Ю.Кириенко-Малюгина на сайте booksite.ru - Вологодской областной библиотеки
Юрий Кириенко-Малюгин. О статье Леонида Вересова «Красково в судьбе Коли Рубцова. История и современность».
Юрий Кириенко-Малюгин. Из книги-монографии «Николай Рубцов: «Звезда полей горит не угасая...» (издание 2011 г.). Глава 1.
БЛОК № 3. 5-ый Международный поэтический ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ-2020»
5-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
15-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Поэзия эпохи перестройки. Блок № 5 (из авторского архива 1987 -1992 г.г.)
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Кириенко-Малюгин. О стихотворении «Николай Рубцов» в подборке «Последний выстрел» Магомеда Ахмедова в «Литературной России», № 2019 / 47, 19.12.2019.
Юрий Кириенко-Малюгин. Пять литературно-исторических событий 2019 года.
Ю.И.Кириенко. Рождаемость и православные многодетные семьи — Главное звено в многозвенной Структуре Исторического Возрождения Российской Федерации

28.11.19
Навстречу 75-ой годовщине Победы в Великой Отечественной войне (1941-1945)
Юрий Кириенко-Малюгин. Суворовский марш.
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
БЛОК № 2. 5-ый поэтический ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ-2020»
5-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
15-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Статистика Интернет-заходов на сайт «Звезда полей» по зарубежным странам и по городам за 3-ий квартал 2019 года:
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи эпохи перестройки (1987 — 1992 г.г.). Блок № 4.
Юрий Кириенко-Малюгин. Геннадию Иванову и не только. Кто ищёт, тот всегда найдёт!
Кириенко-Малюгин. О статье «Заговор Тухачевского». Комментарии в «Литературной России»
Юрий Кириенко-Малюгин. Дискуссии. По следам статей «Литературной России»
АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ПОЭЗИИ
«Волны и скалы» Николая Рубцова. Сенсация продажи.

30.10.19
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
БЛОК № 1. 5-ый поэтический ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ-2020»
5-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
15-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Статистика Интернет-заходов на сайт «Звезда полей» по зарубежным странам и по городам за 2-ой квартал 2019 года:
Литераторы о творчестве Н. М. Рубцова
Кириенко-Малюгин. О гибели Есенина. Комментарии в «Литературной России».
АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ПОЭЗИИ (Раздел 2)

Елена Митарчук. Общага Литинститута или московский дом Николая Рубцова

Москва, как известно город большой и не сразу строилась. А строилась она постоянно и постоянно менялась. И всё труднее становится находить в Москве «следы миновавших времён». Исчезают целые кварталы. Так пропала Преображенка, моя любимая Преображенская площадь со старыми домиками, рестораном Звёздочкина, в котором после войны гуляли мои родители, магазин «Колбасы», где затаривались жители окрестностей Преображенки, кинотеатр «Орион» - один из первых московских и российских кинотеатров.
Всё смели под чистую. В центре уничтоженной площади восстановили на старом фундаменте Преображенскую церковь, где меня крестили. Церковь взорвал в 1964 году под занавес своего правления Хрущёв, обещавший показать по телевизору советским людям последнего русского попа. От храма остался фундамент. На нём его и восстановили в начале двадцать первого века.
  Вокруг метро «Сокольники» тоже всё снесли. Ещё раньше, чем уничтожили Преображенскую площадь.  А это была Москва начала двадцатого века и его же середины.
     В середине века много строили. Это нельзя списать со счетов. Строили для людей, как тогда говорили, для блага человека. Только что это за благо, если человека пытались лишить Благодати? Без Благодати человек сходит с ума, теряет смысл жизни. Медленно, но верно. Об этом ещё Грибоедов писал в «Горе от ума», и Пушкин в «Евгении Онегине», и Лермонтов в «Герое нашего времени».
     А у Булгакова квинтэссенция этой мысли. Зачем комфорт телу, если не комфортно душе? Это я про сумасшедший дом со всеми новейшими техническими прибамбасами, просторными и светлыми палатами с душем на одного человека. Именно в таком доме оказался герой романа «Мастер и Маргарита» Мастер.
      Мастер был писателем. Об этом знают все, кто роман читал. Но я не сомневаюсь, что ещё больше людей читавших Булгакова, есть людей его не читавших.  Читавшим слава и не читавшим слава! К чему я об этом? К тому, что скоро и от Москвы Николая Рубцова будет оставаться всё меньше и меньше, как всё меньше остаётся от Москвы золотого века русской литературы.
    Поэтому я решила немедленно отправиться в общежитие Литературного института на улицу Добролюбова,9/11, чтобы своими глазами увидеть дом, который прекрасно изучила по фотографиям и воспоминаниям современников поэта. Он — двоюродный брат моего дома. Мой дом, как и дом Николая Рубцова, был построен в 1957 году бывшими солдатами Великой Отечественной войны, поменявшими военную форму на гражданскую и рабочую одежду.
    Это тонко подметил в своём стихотворении Николай Тряпкин. Стихотворение Тряпкина меня вдохновило. И я посвятила стихи моему дому.

Моему дому

                                                                       В боевых орденах камнетёсы,
                                                                       Под бывалой пилоткой столяр.
                                                                                               Николай Тряпкин

Мой дом построен в пятьдесят седьмом.
В нём прочны стены, а углы чуть косы.
Держали мастерок в руках солдаты и матросы
Из тех, кто выжил под огнём.

В нём шумно, весело и пьяно праздничной порою
Кипела жизнь в коммунной толчее,
Где было место разным людям под луною.
Немного в доме нас, кто помнит годы те.

Пусть здесь давно уже иные портреты, шпингалеты,
В окнах рамы и горшки в печах,
Но живы старые в углах портреты,
А свет рубиновой звезды вдруг разрубает мрак

Ночи, по-российски чуткой, к тревогам мира и огням всех маяков.
Стены четыре, как зима, весна и лето, и осень светлая, прозрачная.
И близко до рассвета, до счастья позднего.
И солнца луч позолотил кварталы облаков.

     Только мой дом построен из серого кирпича, а рубцовский - из светлого, более крупного, чем серый. И в моём доме не семь, а восемь этажей, потому что внизу у нас помещение для магазина и кружков детского творчества.
    И вход в квартиры у нас со двора. А в рубцовском – с фасада. Форма примерно одинаковая – в виде буквы «П». У рубцовского дома правое крыло имеет форму сапога. Насельники его так и называли – «сапожок». И ещё архитектурное отличие: на крыше общежития есть хорошо просматриваемый со двора маленький мезонинчик по центру в виде скворечни.
    Все эти подробности я изучила уже непосредственно на улице Добролюбова. Рубцов ездил на учёбу и с учёбы на автобусе № 18 или на троллейбусе № 3. Маршрут третьего троллейбуса проходил от Страстной площади (Пушкинской) и Малой Дмитровки (Чехова) на север Москвы к Савёловскому вокзалу и дальше. Сейчас троллейбуса этого уже нет. Вместо него ходит третий автобус. И маршрут его несколько изменён. Но я добиралась до дома Рубцова на метро. Доехала до «Петровско-Разумовской» и пересела на салатовую ветку. По ней ехать две остановки: «Фонвизинская», потом «Бутырская».
     Вышла из метро и невольно посмотрела назад. И не зря. Доминантой пейзажа в изучаемой мной местности является Останкинская телевизионная башня. Она смотрится архитектурным монстром, поскольку находится недалеко.
     Останкинскую башню начали возводить в 1960 году и ввели в эксплуатацию в 1967 году. Автор проекта тёзка Рубцова Николай Никитин.
     Рубцов поступил в институт в 1962 году и завершил обучение в 1969. Башня вырастала на глазах поэта. Её высота составляет 540, 1 м. Останкинская башня самая высокая в России и Европе. Башня входит в число четырнадцати самых высоких сооружений, на возведение которых когда-либо отваживалось человечество.
   Википедия приводит интересные сведения о флагштоке.
«Долгие годы Останкинская башня была самым высоким флагштоком в мире. С 27 апреля 1967 года на вершине башни устанавливался и регулярно, два раза в год, к Первомаю и 7 ноября, заменялся флаг СССР. Изначально планировалось полотнище 50 на 20 метров, однако из-за опасений по поводу ветровой нагрузки его уменьшили до 5 на 2 метров.
    В 1991 году флаг был снят, и 17 лет башня стояла без него. 12 июня 2009 года, в День России, на башню был поднят флаг России. Флаг для башни был сшит во Владимире из специальной армированной ткани. Последний флаг СССР, снятый в декабре 1991 года, сейчас хранится в музее башни»..
   Так что, Николай Рубцов в летнюю сессию 1967 года, когда он учился на заочном отделении, созерцал башню уже с флагом.
      В 1962 году, на первом курсе Рубцов в соавторстве со своим товарищем по институту, с которым делил и комнату в общежитии, Александром Черевченко, написал свою первую сказку – это был сценарий новогодней детской программы, показанной на центральном телевидении. Вещание этой программы шло с Шаболовки. Теперь из Останкино идут передачи, посвящённые творчеству Николая Рубцова.
      Вспоминает Александр Черевченко:
«Однажды перед зимними каникулами, в декабре 1962 года Коля Рубцов, не сказав ни слова, исчез на несколько дней и вернулся в приподнятом настроении – таинственный и загадочный.
  - Ты знаешь, Сань, есть возможность неплохо заработать. Я тут познакомился с одной телевизионной барышней, и она заказала нам детскую новогоднюю сказку. В стихах. Самому мне не справиться - никогда не писал сказок. Поможешь? Обещают приличный гонорар… Нам заплатили 75 рублей. На двоих».  
     На деньги, полученные друзьями, можно тогда было прожить месяц. Стипендия Рубцова с вычетами  составляла  22 рубля.
    Неплохое начало. Я считаю, что слухи о «бедности» студента Николая Рубцова сильно преувеличены. Он активно печатался с первых курсов Литинститута.
     У студента Рубцова вышло две (!) книги. Плюс масса публикаций в журналах и газетах.
   По воспоминаниям приятелей  поэта его студенческих лет, они иногда гуляли в Останкине, летом плавали по пруду на лодках.
    Иду дальше. Моё внимание на улице Руставели привлекла аптека в большом сталинском доме и паб «Злачное место» также в доме сталинской постройки. Аптека, возможно, старая. И Рубцов мог там покупать лекарства. На месте паба могло быть, что угодно – кафе, бар, магазин. Скорее всего, Рубцов и в этом доме бывал.
  Слева на Руставели притягивает к себе взгляд огромный «Московский завод плавленых сыров». Этот завод называется «Карат». При заводах обычно бывают магазины. В рубцовское время, наверное, тоже был. Есть он и теперь. Завод открыли в 1934 году. А с 1960 годов он выпускает тот самый плавленый сырок «Дружба».
   В 2005 году рядом с заводом установили памятник плавленому сырку «Дружба». Он представляет собой обнявшихся ворону и лисицу, держащих в крыльях и лапках сырок.
Рубцову бы памятник понравился. Кстати, ловлю себя на мысли, что в рубцовской «Вороне» есть аллюзия с басней Крылова «Ворона и лисица». Как-то раньше это в голову не приходило.
     Вспомним:
     Вот ворона сидит на заборе. Все амбары давно на запоре. Все обозы прошли, все подводы, Наступила пора непогоды.
    Суетится она на заборе. Горе ей. Настоящее горе! Ведь ни зернышка нет у вороны. И от холода нет обороны…
   Ворона, правда, у Рубцова голодает по неизвестной причине, в отличие, от вороны Крылова..
Википедия приводит текст песни о сырке «Дружба».
«Памятник упоминается в песне Псоя Короленко "Песня дружбы":

А в Москве на Руставели
Наши скульпторы сумели
Пачку "Дружбы" водрузить на пьедестал:
Два героя басни детской
Держат славный бренд советский
Из лактозы переплавленный в металл.
Вот лисица, вот ворона
Смотрят умиротворенно
И у них не выпадет из рук
Тот полутораметровый
И двухсоткилограммовый
Нашей юности родной любимый друг».

    Из воспоминаний друзей Рубцова узнаём, что обычно ели студенты, живущие в общаге Литинститута дома: кильку пряного посола и обжаренную в масле, батоны белые, конфеты-подушечки, сахар-рафинад и сахарный песок к чаю, картошку, рыбу треску, супы, в том числе, уху из головы трески. Про сырок «Дружба» информации нет. Но, само собой, подразумевается, что ещё как ели сырок «Дружба». И суп с ним, конечно, варили. Кстати, рядом с общагой находился и находится Останкинский молочный комбинат.
    Полюбовавшись сырным заводом, я очень люблю заводы и фабрики, наконец, вижу знакомый силуэт рубцовского московского дома. Он стоит на углу Руставели и Добролюбова.
     Вдоль улицы Добролюбова, посередине проезжей части, протянулся роскошный бульвар, который местные жители  называли «Бульвар молодых дарований». Справа от меня светофор и четыре берёзы, растущие из одного корня.
    Попав на бульвар, немного там побродила. Он, конечно, замощён плиткой, которой в шестидесятые там не было.
   С нетерпением пересекаю вторую половину проезжей  части и иду вдоль фасада общежития направо, к подъездам. Один закрыт наглухо. Второй, через который проходил в здание Рубцов, манит меня приветливым светом.
      На улице темно и безлюдно. Студенты многие на каникулах. 27 января.  Не во всех окнах горит свет. Но светящихся окон не мало. Время вечернее, около 20.00.
     Любуюсь деревьями, выросшими до последних этажей. На углу дома напротив стекляшки остановки общественного транспорта приметила огромный кустарник, похожий на саксаул. Я не очень разбираюсь в деревьях зимой. Может быть, это сирень?
Деревья -  « свидетели живые» рубцовского житья на улице Добролюбова!
     Вхожу в подъезд без робости, зная, что меня внутрь не пустят, и с радостью. Конечно, при мне членский билет МГО СП России.
    Напротив входа литая металлическая решётка с лирой. За ней просматривается сетка лифта. На полу плитку поменяли. Но вижу квадратики плитки жёлтого цвета рубцовского времени. Их, наверное, намерено сохранили. Лестница старая. Стена облицована плиткой. Это уже было сделано, скорее всего, после Рубцова.
  В центре маленького вестибюля застеклённая коробка, вернее, запластикованная, современная. В ней сидит мужчина в форменной одежде. Говорю ему в окошко сходу: «Я написала о Рубцове две книжки. Можно сфотографировать?» Он мне без лишних слов: «Фотографируйте».
    Слева турникет и две охранницы в возрасте при шлагбауме. Одна сидит. Другая стоит и смотрит в мою сторону. Я фотографирую. Они это обсуждают. Чтобы успокоились, показываю по требованию той, которая стоит, мой билет члена СП России.
   Меня как раз интересовал их уголок. Там старые радиаторы чугунные в два ряда. Охранница спрашивает: «Вы здесь учились?» - «Нет!». Говорю, что пишу книги о Рубцове. «А кто это?» Я искренне удивляюсь. Пою «Я долго буду гнать велосипед…» - «Эту мы знаем». И дальше: «Лучше Лермонтова никого нет». Она из Пензенской области.
   Лермонтова Рубцов со товарищи считали небожителем. Этот вывод был ими сделан в стенах, где я нахожусь.
    Потом охранница отвлеклась на вошедшую студентку, а мне сказала: «У нас великих много. Вон пошла». Девушка улыбнулась тихо и застенчиво, но я уловила её улыбку.
     «Хотя в интернете про Рубцова почитайте!» - «Вы чего так поздно?» - «Работала» - «Где работаете?» - Говорю, где – «Приходите ещё! – пораньше» - «Спасибо!»
     Выхожу на улицу. Стоит стайка мальчишек-студентов. Хрупкие, трепетные, как молодые деревца. Спешу во двор.
    Наледь на земле и темень на улице. Не центр ведь. Обращаю внимание на водосточную трубу. Здание обхожу справа. Говорят, Рубцов иногда по трубе проникал в общежитие, когда его исключали и выселяли из общежития. А исключали его несколько раз, но восстанавливали по требованию товарищей.
Были тогда товарищеские суды, студенческие комитеты, парткомы, профкомы и комитеты ВЛКСМ. Рубцов был комсомольцем. Он верил в Христа и Ленина. Если бы все так верили, СССР бы не упразднили без согласия советского народа.
Преодолеваю с опаской ледовый участок. Как я люблю стихотворение Рубцова «Гололедица»!
В черной бездне
Большая Медведица
Так сверкает! Отрадно взглянуть.
В звездном свете блестя, гололедица
На земле обозначила путь...
Сколько мысли,
И чувства, и грации
Нам являет заснеженный сад!
В том саду ледяные акации
Под окном освещенным горят...

    «Мать моя женщина!» - как любил говорить Рубцов. Во дворе стоит советский автобус – ВАЗ. В очень хорошем состоянии, белый. Такой автобус он описал в «Фиалках»:

Сел я в белый автобус,
В белый, теплый, хороший, -
Там вертелась, как глобус,
Голова контролерши.
........................................
Назвала хулиганом,
Назвала меня фруктом...
Как все это погано!
Эх! Кондуктор, кондуктор...
Ты не требуй билета,
Увези на толкучку,
Я, как маме, за это
Поцелую вам ручку!

Вот хожу я, где ругань,
Где торговля по кругу,
Где толкают друг друга
И толкают друг другу,
Рвут за каждую гайку
Русский, немец, эстонец...

О!.. Купите фуфайку.
Я отдам за червонец...

    Я в рубцовском саду. Здесь он с подружками своими гулял.
А теперь немного воспоминаний об этом доме.

    Лев Котюков. «Демоны и Бесы Николая Рубцова»
 «Не удивлюсь, если окажется, что это общежитие по самоубийствам стоит среди первых в стольном граде. Думается, без злого умысла, на радость демонам и бесам, вознесли строители над перекрестьем шумных магистралей семь зловещих этажей. По обычной российской дури без учета патогенности и отдаленности от института, близ останкинского высотного телешприца.
        Были, конечно, свои прелести в вольном проживании на улице Добролюбова, 9/11, но ужасов было больше, да и со временем прелести обретали изначальный смысл этого темного слова.
        Но как не хотел Рубцов покидать пропитанные вязкими кошмарами стены! О, как безысходно и порой даже изобретательно оттягивал отъезд, ибо впереди на родине была смертельная безысходность, - и он ведал ее.
        Помнится, уже и билет был взят на вологодский поезд, на такси с рестораном оставалось. И времени было с запасом, в самый раз, чтоб успеть не напиться, но чтоб успеть к отправлению, - а вот поди ж ты...
        Высокая июньская гроза бушевала в просторе московском. Ливневая, теплая гроза. В грозу поехал я провожать Рубцова в хлебосольную Вологду - и буквально на глазах настроение его стало портиться. Как-то враз выдохлась тихая веселость и без выпивки осмурело лицо.
        - Давай дернем для храбрости! - угрюмо предложил он, как будто не на родину ехал, а куда-нибудь на рабские торфозаготовки в пустыню Сахара».

   «Нет, не явление природы возникло передо мной под крышей общежития, а... Да сам не знаю! Шел навстречу не ухоженно лысеющий, щуплый человек в потертом, тусклом пиджаке, - и прошел мимо, дымя "беломором". Но через мгновение почему-то оглянулся на коридорном повороте. Оглянулся, придержал шаг, моргливо, но цепко окинул меня взглядом, будто вспомнил что-то. Вспомнил и тотчас забыл - и скрылся за углом. А через час-другой я сидел в пьяном кругу литшколяров и без знакомства чокался граненым стаканом с человеком из коридора - и прозывался сей человек Николай Рубцов, и никому из пьющих не приходило в голову, что "бронзы звень" и вечность рядом. Кружил за окном вечерний, мерцающий листопад осени 1965-го года и уже было написано: "Кто-то странный (видимо, не веря, что поэт из бронзы, не живой) постоял у памятника в сквере, позвенел о бронзу головой..." и звенели стаканы, и без бронзы звенело в головах, а представитель живой вечности был неказист, хмелен и угрюм. Даже жалковат чуток, ибо остальные присутствующие были моложе, здоровее его; да и, просто-напросто, лучше одеты. Форма явно не соответствовала содержанию. Но граненые стаканы соответствовали содержимому, водке "Кубанская". Но кто сказал, что форма уже содержание?! Гегель, что ли?! Вроде бы, он. Но, думается, и без Гегеля разберемся с формами и содержанием, а заодно и с содержимым. Не пропадет без Гегеля русская поэзия и поэты, ну разве что какой-нибудь Безыменский или Вознесенский. Но они и с Гегелем пропадут.

        О, круговое поэтическое застолье! Славное времяпровождение! Но ныне оно почти вышло из обихода. А в те угарные 60-е пили не для того, чтобы напиваться, а чтобы стихов вволю начитаться и наслушаться. И потом уже упиться с чистой совестью».
«Я грохочу кулаком в стену, за которой обитает Сергей Чухин. Через минуту он у меня.
        - Серега, пойдем заочников колоть! Срочно подготовь Рубцова с гитарой! И рубаху мою отнеси ему, а то кутается в свой шарф, как воробей недорезанный...
        И шли, и успешно кололи зажиточных студентов-заочников под гитару и пение Рубцова:

Потонула во тьме отдаленная пристань.
По канавам помчался - эх! - осенний поток!
По дороге неслись сумасшедшие листья,
И всю ночь раздавался милицейский свисток.

Я в ту ночь позабыл все хорошие вести,
Все призывы и звоны из Кремлевских ворот,
Я в ту ночь полюбил все тюремные песни,
Все запретные мысли, весь гонимый народ...

        А потом безответственно бросали поэта, оставляли один на один со случайными и не всегда добрыми людьми, - и разные невеселые истории случались. Иногда совсем невеселые».
    Воспоминаний о жизни Николая Рубцова в общежитии Литературного института столько, что можно написать на их основе большую книгу.
  В стенах общежития поэт «досочинял» стихи, вдохновлённые Вологдой и Николой, Сибирью и Ленинградом, Мурманском и Кировском (Хибинами). Дом на Добролюбова стал перекрёстком его творческой судьбы.
    Москва было густо перенаселена после войны. Несмотря на гибель москвичей на фронтах и на репрессии, следствием которых было выселение жителей столицы в места не столь отдалённые, огромное жилищное строительство, развёрнутое государством, жилья не хватало.
Основным типом квартиры была коммунальная.
В 1957 году мой дедушка Иван Александрович Волков – столяр-краснодеревец высокой квалификации, работавший на авиационном заводе «Салют», получил от завода комнату в 23 квадратных метра в коммунальной квартире на себя и четырёх членов семьи. В соседней комнате жила семья, состоявшая из двух человек, вскоре увеличившаяся в два раза.
    В квартире были: кухня, туалет, ванная, две комнаты, паровое отопление, газ, паркетные полы, кафельная плитка, двери со стёками в большой комнате и на кухне, лепнина на потолке в большой комнате, само собой, электричество, потом появился телефон. Году в шестидесятом. Помню наш первый номер: Е 9 13 61.
   У нас были: красивая люстра, мраморная лампа с зелёным абажуром, хохломской сервиз, репродукции двух картин, ленинградский (ломоносовский), китайский и дулёвский фарфор (статуэтки и посуда), телевизор «Рекорд», приёмник с проигрывателем «Рекорд», грампластинки, книги, швейная машинка зингеровская (бабушкина), холодильник, радиоприёмник на одну волну, гусевская хрустальная ваза, немецкий гобеленовый ковёр, сюзане (покрывало с вышивкой восточное), шёлковые гардины, бархатные покрывала, вышитые подушки и салфетки, гобеленовая скатерть, комнатные цветы в горшках, настенные часы с маятником, мебель дедушкиной работы, которую, к сожалению, вытеснила современная. У меня остались только огромный деревянный чемодан-сундук и вешалка коридорная для одежды.
     Кроме дедушки и бабушки, моя мать была вписана в ордер, как и две другие её незамужние сестры, но она к тому времени уже жила на Севере с моим отцом. Я родилась в Москве 15 июня 1957 года. Мать приехала меня рожать в Москву из Воркуты, вернее, из маленького посёлка при кирпичном заводе в огромных полярных снегах.
Через пару месяцев уехала со мной на Север. В семь месяцев меня велел привезти в Москву дедушка, увидев какой-то сон, сподвигший его на такое решение. С тех пор я живу в нашем доме.
    Вся моя жизнь проходила параллельно жизни Николая Рубцова. Когда я родилась, он берёг рубежи Родины в Заполярье, не так уж и далеко от Воркуты. С 1962 года до 1971 года он или жил в Москве, или наведывался в столицу из Вологды.
Я могла видеть его в билетной кассе Ярославского вокзала. Мои родители ездили в отпуск по очереди, приезжали в командировки. Железнодорожная касса была мне хорошо знакома. Родители брали меня с собой покупать билеты.
   Несколько раз я приезжала в Воркуту в гости к родителям, пока они не переехали в Москву, выйдя на пенсию.
    Ярославль, Вологда, Салехард, Инта для меня родные названия. Хорошо помню каменную полоску за окном поезда справа по ходу движения поезда на Север – Уральские горы, или, по-казачьи говоря, Камень.
   В шестидесятые годы в Москве было большое движение. Москва была городом науки, техники, производства, культуры и искусства. На улицах кипела жизнь до ночи. Ночная светская жизнь была скрытая. Днём и вечером всем полагалось учиться и работать, а ночью спать, если люди не трудились в ночную смену.
     Смен на производстве было три: утренняя, дневная и ночная.
  Жизнь человека строго регламентировалась. Она управлялась партией, пионерской дружиной, комсомолом, профсоюзом.
   Не будучи членом КПСС или ВЛКСМ, нельзя было поступить в гуманитарный ВУЗ. Атеизм был официальной религией. Куличи на Пасху в магазинах продавали под названием «Кекс «Весенний».
    Коммунисты и комсомольцы в РСФСР не могли открыто венчаться и крестить детей. В азиатских союзных республиках, молодёжь, исповедующая ислам, в те же годы вступала в брак только после благословения муллы.
    Зарплаты были также регламентированы. Цены стабильны. Квартиры, в массе, съёмные. Живущие не в кооперативных домах, составлявших, может быть, один процент от жилого фонда, именовались государством «квартиросъёмщиками». Все было общее и всё ничьё. Кто-то не любил советскую власть. Кто-то любил и не представлял власти другой.
Советские люди очень много пили - вина, водки, пива, шампанского, коньяка. Преимущественно, в компаниях. Любили посещать: столовые, буфеты, рестораны, кафе, бары, закусочные, пирожковые, вареничные, пельменные, блинные, шашлычные, чебуречные, кафе-мороженое, детские кафе и т.д. Чаще всего, встречались за столом дома или в гостях. Коллективно отмечали дни рождения, свадьбы, поминки, государственные праздники, Новый год, Пасху.
     Компании собирались большие. Это считалось нормой.
    В Москве было открыто в семидесятые годы или в конце шестидесятых на улице Георгия Димитрова (Якиманке) кафе «Шоклоладница».
  Самое знаменитое кафе-мороженое находилось на улице Горького (Тверской). Оно называлось «Космос».
    В 1967 году в Москве прорубили через культовый московский район Арбат Калининский проспект с несколькими огромными магазинами, салоном красоты, пивным баром «Жигули», кафе «Метелица», широкоформатным кинотеатром «Октябрь».
Советские люди мало времени проводили дома, потому что жили очень тесно. И потому что было, куда пойти, и чем заняться вне дома, особенно, в Москве.
    Уличная толпа в столице в конце шестидесятых – и до конца девяностых годов выглядела более чем живописно. Особенно много внимания уделяли внешнему виду женщины.
Советские люди очень любили искусство: театры, кинотеатры, концертные залы, музеи и выставки, библиотеки, книжные магазины, парки культуры и отдыха были переполнены всегда.
    Поскольку советские люди много читали, иметь библиотеку дома было так же престижно, как иметь ковры и учить детей музыке и иностранным языкам.
   Общага Литинститута являлась копией нашей большой страны, а её житель поэт Николай Рубцов наиболее адекватно и высокохудожественно отразил в своих стихах историческую эпоху, к которой он принадлежал.
    И сейчас окна общежития Литинститута светятся приветливым светом. Хотя по стоимости и рамы в окнах разные, и светильники, и шторы, главное, что там горит «Русский огонёк»!

    Прим. Печатается снекоторыми сокращениями. (февраль 2021 г.)