Потом придёшь в литературу,
Где ждут тебя без громких слов:
Есенин, Гоголь и Рубцов!
 
Юрий Кириенко-Малюгин (октябрь 2004 года).

Сайт 2006 года


ИНФОРМАЦИЯ ДОСТУПНА
 

Новое на сайте:

30.03.19
Альманах «Звезда полей», № 19, 2019
Библиография базовых авторских изданий о творчестве Н. Рубцова
Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2019»
14-я Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения – 2019»
Блок № 4. 4-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Александр Обухов. Сакральный смысл автографов и рисунков Пушкина.
Нина Полуполтинных 

20.01.19
Юрий Кириенко-Малюгин. С днём Рождения – 03.01.1936 – русского национального поэта Н.М.Рубцова!
Юрий Кириенко-Малюгин. Редакторов я вроде озадачил?
Юрий Кириенко-Малюгин «Красным, белым и зелёным мы поддерживаем жизнь…»
Юрий Кириенко-Малюгин. Литературные «кумиры» или пророки минувшего века
Блок № 3. 4-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Сергей Порохин. Нестеров Ф. Связь времён. М., Молодая Гвардия, 1984 (цитаты)
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром!…» (творческая биография Поэта). 2018. 
Кириенко-Малюгин. Стихи периода перестройки (из архива 1987-1991). Блок № 2.
4-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»

07.12.2018
Юрий Кириенко-Малюгин. Возвращение на родину
Юрий Кириенко-Малюгин. О песнях в родном городе
Юрий Кириенко-Малюгин. Суворовский марш
Блок № 2. 4-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Юрий Кириенко-Малюгин. Киносценарий «Волны и скалы Николая Рубцова»
Ольга Коротеева. «Рубцовская осень – 2018» в городе Артёме Приморского края 
Людмила Повалихина. Поэт Н. М. Рубцов в Артёме.
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром!…» (творческая биография Поэта). 2018. 
Кириенко-Малюгин. Стихи периода перестройки (из архива 1987-1991). Блок № 1.
4-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
14-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
19-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей» 

29.10.2018
Блок № 1. 4-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Байка из печи. Конкурс. Юрий Кириенко. Как я делал печь для дачи
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром!…» (творческая биография Поэта). 2018. 
Кириенко-Малюгин. Программа памяти Н.М.Рубцова в Доме Гоголя 
Ю. Кириенко-Малюгин. 11.3. О мистическом мировозрении Рубцова. Гоголь и Рубцов 
Ю. Кириенко-Малюгин. 11.5. Гоголь и Рубцов. Связь времён и мировоззрений. 
4-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
14-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
19-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей»

30.08.2018
4-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ
14-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей
19-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей
Юрий Кириенко-Малюгин. Песни на стихи Николая Рубцова
Ю.Кириенко-Малюгин. Базовые публикации о жизни и творчестве Н.М.Рубцова с 2001 года
Ю.Кириенко-Малюгин. Лирические песни (тексты и музыка)
Литературно-музыкальная программа «Наша встреча впереди
Литературно-художественный альманах «Егорьевск – 2018
Алексей Бандорин. Почему и для чего человек пишет стихи?
Владимир Андреев. О методике и критериях поэзии Ю.Кириенко-Малюгина
Алексей Бандорин. Почему и для чего человек пишет стихи?

 
24.04.2018
Юрий Кириенко-Малюгин. Песня «Возвращение домой» (гимн городам Воинской Славы). 
Альманах «Звезда полей» 2018 сайта «Звезда полей». Презентация
«Среди Священных колоколен: стихи и песни». Вера Степанова 
Литобъединение «Звезда полей» в Егорьевске в апреле 2018 года
Юрий Кириенко-Малюгин. Пародии (апрель 2018) 
Межрегиональная конференция «День православной книги»
Творческий фестиваль национальных культур «Дружба» колледжей г. Москвы 
Сергей Порохин. Русский адмирал и учёный А.С.Шишков
Юрий Кириенко-Малюгин. Когда же активисты начнут разоблачать дезинформацию?
13-я Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения – 2018»
Лауреаты конкурсов сайта «Звезда полей» 2018 года (из Альманаха № 18) 
 
14.03.2018
 

01.02.2018
На 3-ий Интернет-конкурс «Звезда полей»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Нравственные ценности в русской поэзии.
Литобъединение «Звезда полей» в Егорьевске. Вечер памяти Н.М.Рубцова.
Юрий Васильевич Иванов. Случайная встреча с Н.М.Рубцовым
Альманах «Звезда полей» 2018 Творческого центра имени Н.М.Рубцова.
Блок № 5. 3-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Вера Степанова. Среди священных колоколен. Стихи и песни.
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Песня «Возвращение домой» (гимн городам Воинской Славы).
 

05.01.2018
Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПЕРВАЯ ВЛЮБЛЁННОСТЬ НИКОЛАЯ РУБЦОВА
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. «НАД МОЕЙ СЧАСТЛИВОЮ ЛЮБОВЬЮ…»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.
Вера Степанова. Среди священных колоколен. Стихи и песни.
Блок № 4. 3-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Литобъединение «Звезда полей» в Егорьевске. Конкурс чтения стихотворений.

Поздравляем всех читателей сайта с Наступающим православным Рождеством и Новым Годом!

01.12.2017
Юрий Кириенко-Малюгин. Песня «Возвращение домой» (гимн городам Воинской Славы). 
День матери. Библиотека им. М.Ю.Лермонтова в Москве. 
Вера Степанова. Среди священных колоколен. Стихи и песни. 
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. О ДЕМОГРАФИИ И РОЖДАЕМОСТИ 
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.
Блок № 3. 3-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018» 
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ» 
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Спроси у мамы (эссе) 
Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие
Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (главы 11 и 12).

31.10.2017
Сергей Есенин. «И душа моя – поле безбрежное…» Программа ЛМС «Родник»
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
Блок № 2. 3-ой  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей» 
Базовые литературные издания Ю.Кириенко-Малюгина
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 6. Наша встреча впереди 
Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие

30.09.2017
Фестиваль «Рубцовская осень» 2017 в Вологде
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.
РУССКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ АВТОРА ТЕКСТОВ И МУЗЫКИ ЮРИЯ КИРИЕНКО-МАЛЮГИНА
Юрий Кириенко-Малюгин. Песня «Возвращение домой» (гимн городам Воинской Славы).
Блок № 1. 3-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения» 
18-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 5. Спасите свои души! 

30.08.2017
Юрий Кириенко-Малюгин. «Тихая моя родина». Народная философия поэзии Николая Рубцова.
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
Базовые литературные издания Ю.Кириенко-Малюгина
18-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 3. «Вологодская тетрадь»

04.07.2017
Юрий Кириенко-Малюгин. Какая абсолютизация творчества Рубцова? 
Юрий Кириенко-Малюгин. О статье Е.Митарчук о спектакле «Николай Рубцов» в театре «Глас»
Юрий Кириенко-Малюгин. Тезисы из статьи Владимира Жириновского: «ЛДПР: дети – это не товар! Никаких «налогов на бездетность»! 
Юрий Кириенко-Малюгин. Демография, запрет абортов, рождаемость.
Юрий Кириенко-Малюгин. Демография, госбюджет, запрет абортов и прогрессивный налог (в порядке дискуссии) 
Юрий Кириенко-Малюгин. О вкусах редакторов и пиаре.
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 1. «Всё проясняется Россией»

10.05.2017
Ко дню Победы над фашистской Германией и её союзниками 
К юбилейному Всеславянскому съезду в мае 2017 года
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов и Православие (2002 г.)
Ю.Кириенко-Малюгин. Базовые публикации о жизни и творчестве Н.М.Рубцова и по литературоведению с 2001 года (май 2017)
Ю.Кириенко-Малюгин. Чужая слава не нужна.
Юрий Кириенко-Малюгин. Перечень авторских научных публикаций

18.04.2017
Награждение лауреатов конкурсов «Звезда полей» в Рязани
Награждение лауреатов конкурсов «Звезда полей» в Москве и по России
Литературно-музыкальная программа в Егорьевске
Юрий Кириенко-Малюгин. Пародии № 11, январь 2017
Библиография базовых публикаций Ю.Кириенко-Малюгина с 2001 года
Юрий Кириенко-Малюгин. О «завещании», посмертной маске и прижизненном портрете Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин. Пишущим о творчестве Н.М.Рубцова. Ссылайтесь на предшественников и не попадайте в компиляторы.
Юрий Кириенко-Малюгин. Творческая мастерская Н.М.Рубцова («В минуты музыки»)
Юрий Кириенко-Малюгин. Женщина – это не топ-модель, не секс-товар, не бизнес-леди, а мать, жена, продолжатель рода, носитель морали и Родины
Издания НКО «Рубцовский творческий союз» и Творческого центра имени Н.М.Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин. «Мистический реализм» Юрия Дюжева или народная философия в поэзии Рубцова? Игнорирование или точечная компиляция современных исследований?
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская подборка «Среди мирской ненужной суеты…»
Неучтённые публикации Ю.Кириенко-Малюгина о жизни и творчестве Н.М.Рубцова с 2001 года.

31.03.2017
Лауреаты 2-го поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей»
Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2017»
Альманах «Звезда полей» 2017. Послесловие (от редактора-составителя) 
Альманах «Звезда полей» 2017. Содержание
Альманах «Звезда полей» 2017 (выходные данные)
Юрий Кириенко-Малюгин. Ещё раз о фильтрации информации в диссертации Анастасии Е.Черновой
Юрий Кириенко-Малюгин. А где «академическая наука» по Рубцову была раньше?
Юрий Кириенко-Малюгин. Новое о Рубцове – это незаслуженно забытое старое (статья от 2005 года)

20.03.2017
Юрий Кириенко-Малюгин (текст и музыка). Мой старый город 
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторские афоризмы 
Юрий Кириенко-Малюгин. Классификация поэтов (к ноябрю 2016 г.) 
Ю.Кириенко-Малюгин. Памяти Лады Васильевны Одинцовой.
Лада Одинцова. О трёх книгах Ю.Кириенко-Малюгина и не только
Лада V. Одинцова. Стихотворная графика Николая Рубцова
Лада V. Одинцова. Могучая кучка в русско-советской литературе ХХ столетья
Сергей Порохин. Власть и Слово. 
Награждение лауреатов конкурсов «Звезда полей» 2017
Демография, запрет абортов и экономика 

28.02.2017
Блок № 5. Второй поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2017»

Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2017»
Юрий Кириенко-Малюгин. Маяковский – поэт или стихотворец на базе «рыбицы»?
Вячеслав Макеев. Моряки
Нина Полуполтинных. НАГРАДА «Николай Рубцов»
Елена Митарчук. Заметки на полях программки спектакля «Николай Рубцов» в Духовном театре «Глас»
Юрий Кириенко-Малюгин. Свидетельство о рождении Елены Николаевны Рубцовой
Владислав Киреенков. О музыкальности поэзии Николая Рубцова.
Татьяна Избенникова. ВМЕСТЕ
Алексей Башилов. Центростремительная тенденция любить Россию в поэзии Н.Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин. Кто есть кто в рубцововедении? Ответ педагогу В.Баракову.

Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром!…» (творческая биография Поэта). 2018.

Автор подготовил для печати книгу (творческую биографию) о народном поэте Николае Михайловиче Рубцове (03.01.1936 – 19.01.1971), авторе песен «В горнице», «Журавли», «Звезда полей», «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»), «Привет, Россия – родина моя!», «Зимняя песня», «Песня» («Морошка») и др. (300 стр.). В книге планируется цветная фотовкладка «По дорогам Рубцова». Книга «Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром!…» (2018) создана на базе авторских монографий «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (336 стр. М. МГО СП России, 2002) и «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (288 стр., М. НКО «Рубцовский творческий союз, 2011) 
Автор обращается к успешным гражданам России и издательствам с предложением профинансировать это издание. Эл. почта –  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.. Номер карты Сбербанка РФ будет предоставлен (или заключен договор). 
По состоянию на 19.01.2019 г. со стороны «успешных» патриотов, поклонников публикации творческой биографии  Н.М.Рубцова – не появилось.  
План электронной публикации.
Блок № 1 – глава 5 монографии (стр.87 – 100) опубликована в сентябре на сайте «Звезда полей» (см. раздел «новости»). Публикация электронной версии будет проводиться блоками по несколько глав и разделов:
Блок № 2 – главы 1, 2, 3 и 4 (стр. 5 – 86), также «Содержание», «Библиография» и «Семья Рубцовых»    – декабрь 2018 г.
Блок № 3 – главы  5, 6, и 7 (стр. 87 – 145) , также «Содержание», «Библиография» и «Семья Рубцовых» – январь  2019 г.
Блок № 4 – главы 8 и 9 (стр.  146 – 240)  – также «Даты жизни и творчества Н.М.Рубцова»  –  февраль 2019 г.
Блок № 5 – главы 10 и 11   (стр. 241 – 286) –   март 2019 г.  
Блок № 6 – Эпилог от Лады В. Одинцовой и Юрия Кириенко-Малюгина (стр. 287 – 296) , приложения  №№ 1-12 (стр. 297 – 318) –  апрель 2019 г.
 
Блок № 3 монографии
 
ЮРИЙ  КИРИЕНКО – МАЛЮГИН
 
НИКОЛАЙ  РУБЦОВ:
 
 «За всё Добро расплатимся
 Добром…»
 
 
Творческая биография
Издание 3-е, редакция 2018 г.
 
          с. Никольское               Тотьма
              Кировск                    Приютино                  
          Североморск               С.-Петербург
             Бабаево                      Череповец
         Невская Дубровка            Алтай               
             Кириллов                  Ферапонтово
           Липин бор                  Великий Устюг
                          Сергиев Посад
             Москва                          Вологда  
 
МОСКВА 
Сайт www.rubcow.ru    Издательство …?
2018-2019
 
УДК 882
ББК  84 (2Рос = Рус) 6
         Р82
 
    «В жизни и поэзии – не переношу спокойно любую     
     фальшь,  если её  почувствую…»         Н.М.Рубцов        
                                         
Юрий Кириенко-Малюгин  (Кириенко Юрий Иванович)    
Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…». Творческая биография. Издание 3-е. Серия ЖТЛ (жизнь творческих личностей) 
Издательстио ??? , М.,., 316 с., цветная фотовкладка (16 с.), 2018 г.
      В книге представлены   этапы творческой биографии русского народного поэта Н. М. Рубцова (03.01.1936 – 19.01.1971), факты и события его жизни, даны исследования содержания его поэзии, продолжившей направления творчества  русских поэтов Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Кольцова, Фета, Блока и Есенина, поэта-писателя Гоголя. Сообщается о путях-дорогах Н. М. Рубцова по России и к песням, о взаимосвязи Слова, Музыки и русской Души, о народной философии, православном и мистическом содержании творчества поэта. Книга написана на основе монографий: «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (М. Изд. МГО СП России, 2002, 336 стр., 1000 экз.) и «Николай Рубцов»: «Звезда полей горит, не угасая…» (М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз», 2011, 288 стр., цветная вкладка – 16 с., тираж 500 экз.). Николай Михайлович Рубцов – член Союза писателей СССР (1968 г.)  и  выпускник   Литературного  института   имени А. М. Горького (1969 г.).
     В обществе разыгрывается песенная стихия народного русского Поэта. Светлая поэзия Рубцова полностью отвечает идеям Добра, Справедливости и Возрождения России. Поэт сказал читателю: «Пусть душа останется чиста!». Кто «За» и кто «Против»?
     Книга-монография предназначена для литературоведов, филологов, поэтов, преподавателей институтов, колледжей, лицеев, школ и, конечно, для Читателей. Книга создана в жанре нефор-мального публицистического литературоведения.  
   ISBN  978-5-903862-11-5 (изд. 2011 г.) 
 ISBN 5- 7949 – 0107-1 (изд. 2002 г.) 
      Ю.Кириенко-Малюгин: текст и  концепция книги 
      Издательство ?  (2018-2019 г.)
 
БЛОК № 3 монографии 
 
 
Глава 5. Ленинградский период. «Не простой, 
               возвышенный, в седле бы прискакал…»
               (ноябрь 1959 года - август 1962 года)
 
        Кировский (Путиловский)  завод, литобъединения, работа и стихи. Между городом  и деревней, цель жизни определена – поэзия. Сборник «Волны и скалы». В Москву и вперёд в Николу!
 
      30 ноября 1959 года Николай Рубцов оформляется на Кировский завод, а конкретно в ЖКО (жилищно-коммунальный отдел) кочегаром, затем  переводится «в виде повышения по службе»  в литейный цех завода. Вопрос о заработке  на  жизнь и крыше над головой временно  решён. Живёт Николай на Севастопольской, д.5,  в общежитии Кировского завода. Посещает занятия заводского литобъединения. 
      13 марта  1960 года в газете «Трудовая слава» (Всеволожск, Ленинградская обл.) было впервые опубликовано юмористическое для читателей  стихотворение «В кочегарке». При приёме на  «ответственную» работу кочегаром произошёл примечательный диалог с «начальником»:  
 
Бросил лом, платком утёрся.
На меня глаза скосил:
– А тельняшка, что, для форсу?  –  
Иронически спросил.
Я смеюсь:  – По мне, для носки
Лучше вещи нету, факт!
Флотский, значит? 
Значит, флотский.
Что ж, неплохо, коли так! 
Кочегаром, думать надо,
Ладным будешь, –  произнёс.
И лопату, как награду,
Мне вручил:  – Бери, матрос!
 
      Осенью  1960 года  Николай Рубцов  поступает  в Ленинграде  в 
9-й класс школы № 120 рабочей молодёжи. Ему нужны законченное среднее образование и аттестат зрелости на будущее. 
 
87
«Школьные» темы преломляются в стихах Рубцова со свойственным ему юмором. Из стихотворения «Ненастье»:
 
И вот я сижу
                     и зубрю дарвинизм,
И вот, в результате зубрёжки – 
Внимательно 
                     ем 
                          молодой организм
какой-то копчёной рыбёжки..
 
      Особенно популярно было в литературной среде стихотворение «Утро перед экзаменом», где Рубцов зарифмовал ряд математических символов:
 
Вдоль залива, 
                       словно знак вопроса,
дёргаясь спиной и головой,
пьяное подобие матроса
двигалось 
                  по ломаной кривой.
Спотыкаясь даже на цветочках – 
Боже! Тоже пьяная… 
В дугу!  – 
Чья-то равнобедренная дочка
Двигалась, как радиус в кругу…
Я подумал: это так ничтожно,
что о них нужна, конечно, речь,
но всегда ничтожествами можно,
если надо, просто пренебречь! (курсив Ю.К.-М.)
 
        Это не «лобовое» юмористическое стихосложение, заложен скрытый смысл. Слушатель и читатель интуитивно это ощущают.  
        В Ленинграде   Рубцов   общается  с  «диссидентствующими» Э. Шнейдерманом, К. Кузьминским и др. Критический  негативный взгляд этих литераторов на жизнь временами передаётся Рубцову.
      С мая 1961 года Николай работает в горячем цехе завода шихтовщиком. Осенью  1961  года   выходит   заводской    сборник 
 
88
«Первая плавка», в котором представлены 5 стихотворений Рубцова, в том числе «В кочегарке», «Желание», «Помню как тропкой, едва заметной…». 
     Интерес представляет факт появления Рубцова на водных просторах Вологодчины и на Сухоне на речном судне.  К лету 1960 года Рубцов не отработал ещё на заводе 11 месяцев и ему могли не дать летне-осенний отпуск. С 1 сентября  1960 года  Николай учится в 9-м классе вечерней школы. Логически вытекает, что Рубцов только летом 1961 года взял оплачиваемый государством отпуск за почти двухлетний период. В то время отпуск для рабочего составлял 18 рабочих (включая субботу) дней в год, а на вредном производстве (в литейном цехе) 24 рабочих дня. То есть Рубцов получил с учётом воскресных дней отпускные за полтора месяца. И отправился не на пляж или в дом отдыха, а на заработки.
    От автора (расчёты по статистике 1961 года). При той неплохой зарплате (не менее 100 рублей в месяц) и отпускных (с частью зарплаты) порядка 250 рублей Рубцов мог бы спокойно поехать  на юг. Билет до Симферополя из Ленинграда стоил 18-20 руб., 2-3 рубля – проезд до  приморского города, проживание на частном секторе –  1 руб. в сутки, продукты 2-3 рубля в сутки (батон – 15 коп., 1кг колбасы – 1,5 руб., молоко – 15 коп. за 1 литр, помидоры – 10 коп. за 1 кг, дыня – 10 коп. за 1 кг, картофель – 10 коп. за 1 кг, бутылка вина – до 2 руб.). В целом затраты на 3 недели отдыха со стоимостью проезда составили бы порядка 150-170 рублей.      
        О   встречах  с  Рубцовым  есть  воспоминания  эмигранта    М. Юппа, который «в ранние шестидесятые» годы работал коком в Северо-Западном речном пароходстве в подразделении «Служба несамоходного флота» (48).  М. Юпп пишет: «Однажды самоход-ная баржа причалила в ожидании погрузки у городка Сясьстрой, что на реке Свири. Рядом стояло ещё одно судёнышко. Когда наша команда вышла на палубу во главе с капитаном, то нас радостно приветствовала команда соседнего кораблика. Оказалось, что эта команда соревновалась с нашей командой, и как вскорости выяснилось, не только трудовыми подвигами. Тут же объеди-нёнными усилиями появились бутылки со спиртом, который в те годы продавался без ограничения на русском Севере, ну и закусь там всякая».  Во время застолья Рубцов и М. Юпп прочитали стихи.   Юпп   пишет  далее:   «Мои   авангардные опусы   матросы,
 
 89
разумеется, не поняли, а тот парень подошёл ко мне и запросто представился – Коля Рубцов. Мы смылись от пьяных команд ко мне в кубрик, где он сказал: «Знаешь, а ты поэт, только городской чересчур» (курсив Ю.К.-М.). И мы стали читать друг другу стихи». 
      М. Юпп сообщает о второй встрече с Рубцовым на пристани у городка Тотьма (48). Во время перерыва в танцах в местном клубе речников Рубцов  читал стихи. После танцев на берегу реки Рубцов и Юпп читали стихи двум поклонницам до утра. Юпп отмечает: «Девицы только охали и ахали» (курсив Ю.К.-М.). Было видно, что Колины стихи им нравятся больше моих. Это и понятно, ведь в моих стихах всё рычало и скрежетало, да и к тому же хлестало джазовыми ритмами. Рубцовские стихи, тихие и задушевные, брали за душу». Это признание дорогого стоит от стихотворца, уехавшего в США. Далее М. Юпп критически отзывается об уровне поэзии Бродского: «Слишком много шума без ничего…».
       После этого речного плавания морская тематика  трудов и отдыха вновь приходит к поэту и выливается позднее в юмористических и бытовых стихах, датированных январём и мартом 1962 года.  И этот временной период, трудовой отпуск  не пропадает даром для творчества Рубцова.  
       В Ленинграде Николай Рубцов посещает иногда городское литобъединение «Нарвская застава», которое базировалось в Доме культуры им. А.М. Горького. Как пишет руководитель этого объединения И. Михайлов, здесь велись занятия по теории и истории поэзии, «немало известных поэтов начинало здесь свой творческий путь…» (27). А как сообщает вологодский по происхождению московский поэт  Ст. Шилов, который приходил несколько раз в это объединение в конце 50-х – начале  60-х годов 20-го века   в Ленинграде, занятия были довольно однообразны и уровень поэзии невысок. Косвенно это подтверждает и Б. Тайгин, когда характеризует «Вечер молодых поэтов Ленинграда» в Доме писателя им. Маяковского от 24 января 1962 года:
       «До него (Николая Рубцова) уже побывали на сцене, читая свои стихи, другие поэты. В подавляющем большинстве, их стихи были буднично-обычные, серые, пустые, а некоторые и откровенно-бездарные…» (49). «Николай Рубцов на сцену вышел в заношенном пиджаке и мятых рабочих брюках, в шарфе, обмотанном вокруг шеи поверх пиджака. Это невольно обратило 
 
90
на себя внимание. Аудитория как бы весело насторожилась, ожидая чего-то необычного, хотя здесь ещё не знали ни Рубцова, ни его стихов» (27).
       Николай Рубцов читал преимущественно юмористические стихи. Это была сама зарифмованная и поданная в неожиданных 
образах жизнь, сказания  о работе на траулерах, в кочегарке, о неудачной любви, но уже преодолённой  тоски о возлюбленной. Вот  фрагмент из стихотворения «На берегу» (январь 1962 года):
 
Иду и вижу – 
                      мать моя родная!  – 
для моряков, вернувшихся с морей,
избушка
               под названием «пивная»
стоит без стёкол в окнах,
                                         без дверей!
Где трезвый тост
                            за промысел успешный?
Где трезвый дух общественной пивной?..
Я первый раз
                      зашёл сюда,
                                           безгрешный,
и покачал кудрявой головой.
И вдруг матросы
                            в сумраке кутёжном,
Как тигры в клетке,
                               чувствуя момент,
Зашевелились глухо и тревожно:
 – Тебе чего не нравится,
                                        студент?!  (19)                          
 
      И всё-таки это были талантливые стихи начинающего свой творческий путь поэта (курсив Ю.К.-М.). Из зала кричат: «Вот даёт! Читай ещё, парень!» (49). А Николай Рубцов, вероятно, уже тогда, на вечере в январе 1962 года, начинает понимать различие между запросами толпы и подлинной народной поэзией. 
      С начала 1962 года Рубцов довольно настойчиво и без огласки шёл к своей цели: поступить в литературный институт. 
 
91
      Как сообщает Игорь Михайлов (27), Николай Рубцов выставил в литобъединении «Нарвская застава» на  обсуждение свои стихи. Шесть стихотворений  получили отрицательную оценку  редактора: «На родине», «Фиалки», «Соловьи», «Видения в долине», «Левитан», «Старый конь».  Положительная оценка дана стихам: «Вредная – неверная», «В океане», «Я весь в мазуте». Характерно, что стихотворение «Вредная – неверная»  содержит    односторонние претензии автора к возлюбленной, что очень                                                                                          часто нравится «пострадавшим» от неразделённой любви.  
 
Будь, что будет!
                         Если я узнаю,
Что не нравлюсь,  – сунусь ли в петлю?
Я нередко землю проклинаю,
Проклиная, всё-таки люблю!
………………………………..
Вредная,
             Неверная,
                            Наверно.
Нервная, наверно… Ну и что ж?
Мне не жаль,
Но жаль неимоверно,
Что меня, наверное, не ждёшь! (50, 19)
 
        И вот это одобренное в литобъединении «Нарвская застава» стихотворение Николай Рубцов не включает в свой первый сборник «Волны и скалы»! Значит, Рубцов не хотел тогда связывать свою неудачную любовь хотя бы с мнимым проклятием земле (стихотворение  было написано по свежим следам расставания с возлюбленной). Кто же эта неизвестная «неверная»? 
      У  Рубцова есть неожиданное стихотворение «Не пришла» (19), которое начинается следующей зарисовкой лирического героя: 
 
Из окна ресторана – 
                                    свет зелёный, 
                                                            болотный,
От асфальта до звёзд
                                    заштрихована ночь снегопадом…. 
 
92
    Создаётся тревожная атмосфера ожидания. И далее откровение:
 
Сумасшедший, 
                        ночной,
                                     вдоль железных заборов,
Удивляя людей, 
                           что брожу я? 
                                                И мёрзну зачем?
Ты и раньше ко мне
                                   приходила нескоро,
А вот не пришла и совсем…
 
       Определённых сведений об этой «Музе» не имеется. Но это – не Тая Смирнова. В стихотворении «Ларисе» Рубцов сообщает о посещении  своего рабочего места в котельной ЖКО (жилищно-коммунального отдела) Кировского (Путиловского) завода двумя девушками, одна из которых «заигрывала» с рабочим-поэтом.   
 
Ах, отчего мне 
Сердце грусть кольнула, 
Что за печаль у сердца моего?
Ты просто
В кочегарку заглянула, 
И больше не случилось ничего.
…………………………………..
Вы ждали Вову,
Очень волновались.
Вы спрашивали: «Где же он сейчас?»
………………………………………….
Я знал волненья вашего причину
И то, что я здесь лишний,  –
Тоже знал!
И потому,
Простившись чин по чину,
К своим котлам по лужам зашагал.
             
        Лирический герой понимает, что это свидание последнее, не хочет играть в дипломатию и  потому откровенно заявляет:
 
93
Лариса, слушай!
Я не вру нисколько – 
Созвучен с сердцем каждый звук стиха.
А ты, быть может, 
Скажешь: «Ну и Колька!»
И рассмеёшься только: ха-ха-ха!
Тогда не сей в душе  моей заразу – 
Тоску, что может быть сильней огня.
И больше не заглядывай ни разу
К нам в кочегарку!
Поняла меня?                
 
        Это стихотворение имеется в ГАВО в неотправленном около 1961 года письме неизвестной Ларисе Н. (19, т.2, стр. 278, 285, Зинченко), которое Рубцов начинает так: «Ты спрашиваешь, почему я так и не написал письмо…Перехожу с прозы на стихи, коими для меня удобней выражать мысли. А также и чувства».  
        В архиве Н.Рубцова имеется фото девушки, которая стоит на теплоходе. На фото надпись адресату.
        Конечно, эта девушка не была случайной подругой. Николай Рубцов постоянно мечтал создать семью, получить взаимную опору в жизни. Атмосфера детского дома создавала и создаёт у воспитанников особое отношение к родным и близким.
       Игорь Михайлов пишет далее о своём отношении к пред-ставленным  Рубцовым стихотворениям (27): 
      «Может быть, иногда чрезмерно суровы и требовательны к молодому поэту были его друзья, но отчётливо видишь, что в своих оценках они редко ошибались. Нельзя не согласиться, что  «Фиалки» мелки по теме, что «Видения в долине» длинноваты, вторичны, грешат красивостями («сапфирный свет на звёздных берегах»,  «безмолвных  звёзд  сапфирное движенье»).  «Старого 
коня» и «Левитана» критиковали за, возможно, неуместную в стихах такого рода игру слов: «Хоть волки есть на волоке, и волок тот полог, едва он сани к Вологде по волоку волок» или «звон заокольный и окольный у окон, около колонн».
       Разберёмся с этой критикой. «Фиалки» никак не могут страдать мелкотемьем. Может быть, критику обращение –  «дайте хлеба, мне хлеба! Замолчи радиола!..» –   кажется мелкой темой,  а для
 
94
мальчишки Рубцова и для многих других полуголодных ребят и 
взрослых тогда и сейчас – это  вопрос физического выживания. На рынке сирота Коля обращается к окружающим:
 
О, купите фуфайку!
Я отдам за червонец!
 
        Не захотели или не сумели увидеть колокольную Русь в «Нарвской заставе» при обсуждении. Почему, интересно, не оценили такую чистую строфу из стихотворения «Левитан»?
 
И колокольцем каждым в душу –   
Любого русского спроси!  –     
Звонит, как в колокол, 
                                      – не глуше, –  
звон левитановской Руси!
 
        И старинный русский город Вологду не увидели будущие поэты в стихотворении «Старый конь».
        А в ключевом стихотворении «Видения в долине», которое потом было переработано в «Видения на холме», Рубцов сказал:
 
Россия, Русь –  куда я ни взгляну!
За все твои страдания и битвы – 
Люблю твою, Россия, старину,
Твои огни, погосты и молитвы…(курсив Ю.К.-М.)
…………………………………….
Они несут на флагах чёрный крест!
Они крестами небо закрестили,
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России…
 
       Какая же здесь вторичность темы? Здесь полная прозорливость Николая Рубцова, что и должно быть свойственно настоящему поэту. Были отмечены мелкие словесные погрешности (которые легко решаются подбором более точных эпитетов и т.д., что потом и сделал Рубцов). Как же эти оценки совпадают с будущими оценками, которые   давали   в «Юности» Рубцову  в 1964 году   в
 
95
Москве, когда брали для публикации «старые» (эстрадные по сути) стихи Рубцова! 
      А участникам ЛИТО в Ленинграде нравились  стихи типа «В океане», «Я весь в мазуте…». Конечно, когда Рубцов  заявлял:
 
Я весь в мазуте,
                          весь в тавоте,
зато работаю в тралфлоте!..,
 
то поневоле рассмеёшься. Получается, что рабочий  поэт находится весь «в добре» и  почему-то доволен. И не каждый ведь поймёт, что автор, сирота по жизни радуется возможности не умереть с голоду, вкалывать и получать вознаграждение за свой труд.
       Свои стихи Рубцов выставил на обсуждение, вероятно, в апреле1962 года, так как  «Элегия» («Стукнул по карману – не звенит…»), «Фиалки», «Я весь в мазуте, весь в тавоте…». «Портовая ночь», «Бывало, вырядимся с шиком…», «Мы будем свободны, как птицы…» датированы в сборнике «Волны и скалы» мартом 1962 года.
        По свидетельству  И. Михайлова стихи  Н. Рубцова не брали в журнал «Смена» (27). А стихи пересекшейся потом по жизни с Рубцовым студентки Л. Дербиной  были опубликованы в «Смене» уже в 1957 году по чьей-то рекомендации. 
        К 1962 году Николай Рубцов уже потерял свою юношескую шевелюру, как выясняется вследствие облучения в морском оцеплении зоны ядерных взрывов в районе «Новой земли».  А  Николаю всего 26 лет, ему ещё надо создавать семью при имеющейся внешности. Однако, другие достоинства поэта: природный ум, глубокие знания, мягкая улыбка, доброе отношение к друзьям и  неприятие несправедливости – создают характерный портрет  Рубцова, который не все смогли  понять и оценить.  
       В мае-июне 1962 года  Рубцов сдаёт экзамены и в возрасте 26 лет получает аттестат зрелости. Большинство сверстников Рубцова в 17-19 лет уже имели за спиной десятилетку или техникум, а многие в  22-25 лет – высшее учебное заведение. Таковы резуль-таты жизни сиротой и борьбы за выживание.
       В мае 1962 года Николай Рубцов направляет в литературный институт им. Горького письмо следующего содержания: «Дорогие
 
96
товарищи! Я посылаю на Ваш суд, на творческий конкурс стихи очень разные: весёлые и грустные, с непосредственным выражением и с формалистическим уклоном (последние считаю 
сам лишь учебными, экспериментальными, но не отказываюсь от них, ибо и они от всей души, от жизни). Буду рад, если Вы найдёте  в них поэзию и допустите меня к приёмным экзаменам…». 
        Стихи   Рубцова   высоко   оценили   поэты   Е. Долматовский,
 И. Бауков и Н. Анциферов (19). Рубцов получает известие, что он прошёл творческий конкурс и допущен к экзаменам.
        6 мая 1962 года во Дворце культуры им. Горького состоялся вечер молодых рабочих поэтов, на которой в качестве гостя был приглашён Николай Рубцов. На этом вечере участник литобъединения «Нарвская застава» Борис Тайгин познакомился с рабочим-поэтом. 1 июня Николай Рубцов зачитал  у Тайгина  на магнитофон 10 стихов. С 1 июня по 13 июля 1962 года Тайгин  срочно готовит для Рубцова самиздатовский поэтический сборник. Рубцов включает в книжку 38 стихотворений и формирует 8 тематических разделов, ставит к каждому стихотворению дату создания. Книжка под названием «Волны и скалы» содержит такие стихотворения-песни, как «Элегия», «Фиалки», «Старый конь» (49).  После правок поэта Тайгин вновь перепечатывает тексты.
        Сборник «Волны и скалы» свидетельствует о том, что Николай Рубцов в своём мировоззрении ещё находится на пере-путье. С одной  стороны  стихотворения мистического направления    «Видения в долине», «Поэт»,   «Сказка-сказочка»,  с   другой  –  
патриотические «Левитан», «Лесной хуторок», «Берёзы», с третьей – почти  атеистические «На родине», «Волны и скалы», с четвёртой – чисто бытовые стихи «Морские выходки», «Праздник в посёлке», «На берегу», а с пятой  стороны – юмористические «Утро перед экзаменом», «Я весь в мазуте, весь в тавоте…». 
       Лирический герой в стихотворениях сборника неотделим от личности автора и за видимой лёгкостью подачи темы можно увидеть противостояние прогресса и традиции («Эх, коня…»)
 
Но, должно быть, просто и без смеха
Ты мне скажешь: – Боже упаси!
Почему на лошади приехал?
Разве мало в городе такси? 
 
97
       Особняком стоит философское «Поэт», созданное перед окончательным оформлением сборника и посвящённое Глебу Горбовскому. В этом произведении впервые явно проявляется у Рубцова мистическое восприятие наблюдаемых явлений:
 
Трущобный двор.
                              Фигура на углу.
Мерещится, что это Достоевский.
И ходит холод ветреный и резкий.
И стены погружаются во мглу.
Гранитным громом грянуло с небес!
Весь небосвод в сверкании и блеске!
И видел я, как вздрогнул Достоевский,
Как тяжело ссутулился, исчез.
Не может быть, 
                           что это был не он!
Как без него представить эти тени,
И странный свет,
                              и грязные ступени,
и гром, и стены с четырёх сторон?!
Я продолжаю верить в этот бред,
когда в своё притонное жилище
по коридору, 
                    в страшной темнотище,
отдав поклон, 
                        ведёт меня поэт…
 
       Это не сделанные стихи, это явление – предупреждение  поэту перед отъездом из Ленинграда, перед вступлением на опасную дорогу духовно-народной поэзии, перед переменами в жизни! 
       Много странного увидел Рубцов в поэтической среде в квартире персонажа (Глеба Горбовского):
 
В моей судьбе творились чудеса! (курсив Ю.К.М.)
Но я клянусь
                      любою клятвой мира,
что и твоя освистанная лира
ещё свои поднимет паруса!
 
98
        В конце стихотворения Рубцов жонглирует жаргонным глаголом «торчит». В строках «торчит» сосед, разбуженные тётки, слова, бутылка водки, таинственный рассвет.
        «Хулиганит»  немного Рубцов, чувствуя свои поэтические силы. Не любил поэт заумных декадентов, которых встречал в комнате у Глеба Горбовского на поэтических и графоманских сходках. И приходил однажды с братом Альбертом и играли они на гармошке в местном сквере народные мелодии, что никак не вязалось с урбанистическим менталитетом поэтов-интеллигентов. 
        Многое видел  Рубцов в те уже далёкие 60-е годы 20-го века. В стихотворении «Лесной хуторок» (позднее названо «Добрый Филя») поэт рассуждает о жизни доброго философа-селянина:
 
Филя любит скотину,
             Ест любую еду,
Филя ходит в долину,
              Филя дует в дуду!
Мир такой справедливый,
             Даже нечего крыть…
 – Филя! Что молчаливый?
А о чём говорить?
 
         В предисловии «От автора» Рубцов сказал, что «сборник «Волны и скалы» – начало». Предвидя оценки так называемых критиков, Николай Рубцов пишет (см. приложение №5):
       «И пусть не суются сюда со своими мнениями унылые и сытые «поэтические рыла», которыми кишат литературные дворы и задворки.
        Без них во всём разберёмся (курсив Ю.К.-М.).
      Очень многие флотские и ранние стихи Николай Рубцов не включил в сборник. Среди них такие как «Северная берёза», «Первый снег», «Весна на море», «Родное море», «Деревенские ночи», «Осень.  Летит по дорогам…»  и др. Возможно не хотелось
ему   показаться   сентиментальным.   Ещё   «шестидесятничество»,
царствовавшее в Ленинграде,  давало о себе знать, закрывало пути к темам разрушаемой русской духовности и тревоги за условия жизни русских людей.  
       Стихотворение «Волны и скалы», которое позже потеряло своё
 
99
название и известно как «Эх, коня да удаль азиата…», является зарисовкой взаимоотношений с какой-то городской подругой. 
        13 июля 1962 года готовы 6 экземпляров самиздатовского сборника «Волны и скалы» и Рубцов направляет экземпляр в литинститут имени  А. М. Горького (27). В этот же день Николай начитывает на магнитофон стихи «Поэт» и «Разлад». Он берёт отпуск на Кировском заводе и едет в родные вологодские края.
        17 июля 1962 года Коля в Вологде, посещает больного отца. Отец написал письмо Галине (дочери), Коля сделал приписку: «Галя, дорогая, здравствуй! Как давно я тебя не видел! Встречу ли ещё тебя! Сейчас я у отца и у Жени. Проездом. Еду в отпуск в Тотьму. До свидания, Галя, дорогая. Целую. Коля. г. Вологда. Ж/д (железнодорожная – прим. Ю.К.-М.) больница» (51). 
       18 июля 1962 года  Рубцов проездом в Никольское заезжает в Космово. По сообщению Т. Агафоновой, она была с мужем в отъезде. Рассматривать сведения о беседах Н. Рубцова с её мамой и сестрой нет никакого смысла. Создавать из события заезда-невстречи  фантазии на тему односторонней любви – некорректно  в силу известного письма Рубцова 1957 года беременной Татьяне. Нет сведений, что Рубцов оставался тогда  в  Космово. Ночным рейсом Рубцов едет в Усть- Толшму, а 19 июля 1962 года – в Никольское. Из-за недостоверной информации Т. Агафоновой исследователи биографии  Рубцова были введены в заблуждение. Не зная ситуации о беременности Т. Агафоновой вне брака (32), была выдвинута версия, что Рубцов в 1958 году и после октября 1959 года (демобилизации) мог поехать на Вологодчину и в Космово для прояснения отношений. Это фантазии публикаторов.
     В июле 1962 года Николай встречается с друзьями юности. Завязываются отношения с Гетой Меньшиковой. Ещё 8 августа 1962 года, Николай Рубцов в Никольском был на дне рождения у одноклассницы Нечаевой Тамары Алексеевны и играл на гармошке. Картинку вечеринки поэт отразил в шуточном стихотворении «Эхо прошлого». Гета ждала Николая на улице. Идёт август. По версии автора, Рубцов получает сообщение из общежития на Севастопольской (адрес проживания), или звонит в Литинститут, или уезжает в Москву, понимая, что время вступительных экзаменов уходит.
 
100
 
Глава 6. Литературный институт, очное отделение. «И всё на правильном таком пути…» (август 1962 года – июнь 1964 года)
 
    Литературный институт, общежитие, рождение дочери в Николе, в ЦДЛ, на пути к первым студенческим публикациям.
 
       «К общежитию подходили двое. И что-то в походке невысокого, одетого в белую рубашку с короткими рукавами парня, показалось мне странно знакомым.
        – Скажите, – окликнул он,  – где тут…
   И в ту же минуту лицо его дрогнуло, изменилось. И, наверно, изменилось моё лицо.
    Такой неожиданно радостной была наша встреча.
         – Коль, Колька,  – укорил я,  – зачем же ты усы-то сбрил?
          – А-а, усы… –  махнул он рукой.  – Тут вон на голове волос совсем, считай, не осталось. Очень я это переживаю… 
      Итак, мы обнялись у дверей общежития.
         – А я предвидел, что на крыльце тебя встречу. Ехал в троллейбусе и знал: сейчас увидимся, – сказал Рубцов.   
       Это было на него похоже – вот так убеждённо на полном серьёзе, говорить о том, во что за минуту до того и сам не верил. Или о чём не подозревал. Хотя…Он же знал, что я учусь в литературном…» (44). 
        Так о встрече с Рубцовым после трёхлетней разлуки пишет его флотский друг Валентин Сафонов. Вездесущий преподаватель физкультуры Иван Кириллович Чирков, самодеятельный фотокорреспондент литинститута отснял несколько раз друзей во время встречи. В. Сафонов повел Николая в «общагу». 
        «И пока Рубцов таскал матрасы и простыни, я этажом выше собирал на стол, застеленный газетами, нехитрую снедь.  
        – Ну вы живёте тут!  – восхитился он, предварительно постучав в мою дверь. Тоже, между прочим, деталь: даже в нашей бесшабашной литинститутской вольнице Коля никогда не входил в чужую комнату без стука. И тем отличался от многих других…(вот результат детдомовского воспитания! – прим. Ю.К.М.). А восхищение его, с которым переступил он порог, было, так сказать, восхищением вообще: Рубцова поразили порядки, царившие в стенах общежития  (не  нравы,  а  именно  порядки.  О  нравах  речь
 
101                     
впереди). Просторная комната на двоих, холлы с телевизорами, кухни и подсобки на каждом этаже, душ… 
       – Буржуями живёте, всё равно как в доме отдыха!  – повторял он, пристраиваясь к столу…». 
       В документах архива Литературного института им. А. М. Горького зафиксировано, что экзамены Рубцов сдавал: четвёртого августа написал на четвёрку сочинение, шестого получил пятёрку по русскому языку и тройку по литературе, восьмого – четвёрку по истории и десятого – тройку по иностранному языку. 23 августа появился приказ № 139 о зачислении Николая Михайловича Рубцова в литинститут на основании творческого конкурса и приёмных экзаменов.  (Н.Коняев. Николай Рубцов. М. Молодая гвардия. 2001, стр. 105, 106). Версия Ю.К.-М.. Первое. Рубцов приехал с опозданием, сославшись на отсутствие в Ленинграде. Второе. В то советское время любой гражданин, отслуживший в армии, принимался в институт вне конкурса при условии сдачи каждого экзамена  на отметку не ниже, чем тройка. Третье. Сдача экзаменов проводилась задним числом в виде исключения, именно для Рубцова  (мог вмешаться и помочь Валентин Сафонов).
        В. Сафонов в «Повести памяти» пишет о том, что первая книга Рубцова «Волны и скалы» «ходила из рук в руки по общежитию, читалась нарасхват». В. Сафонов считает:
        «…Николай Михайлович пришёл в институт не подготовишкой, а мастером, способным создавать зрелые, поражающие воображение стихи. Иные из тех, кто тщится сейчас выдавать себя за его учителей или доброжелателей, отлично понимали это. И завидовали его таланту. Порой зло завидовали и всячески старались принизить и унизить Рубцова, оскорбить насмешкой, завертеть, закружить в пьяном круговороте, выставить беспомощного – случалось и такое – за дверь, на позорище…
        Я не оправдываю Колю, не леплю из него ангела. Есть и его доля вины в том, что помимо нашей общежитейской нечистой братии постоянно крутились вокруг него приблатнённые типы, наезжавшие из «Питера»…(44, 27).
        Уже пошлостью стали рассказы о том, что Коля Рубцов, то ли оригинал, то ли юродивый, все четыре времени года – осенью и зимой, весной и летом – ходил в валеных сапогах, в опояске из вервия.
 
102
        Ходил в валенках, но зимой! И правильно делал. Во-первых, 
потому что практично, а во-вторых, и это главное, жалел свои больные ноги… О верёвке – ложь!
       Пальтишко на нём, верно, было не из модных. И пиджаки-рубахи не всегда только что из магазина. Но вот чего не отнимешь у Рубцова – опрятности. Не терпел «пузырей» на штанинах, тща-тельно и подолгу стирал всякое случайное пятно на одежде…» (44). 
         А что же, во-первых, поэту носить с собой в рюкзаках все виды одежды? И, во-вторых, на какие средства студент Рубцов мог покупать «приличную» одежду в Москве?
        Всякого рода городские «интеллигенты», в том числе из неко-торых  литературных   редакций,  конечно, не понимали жизненных
проблем поэта. А ему приходилось путешествовать в любое время года из Москвы до села Никольского и обратно (например, 25 км от парома) или по случайным и непредсказуемым дорогам Вологодской области. 
        В начале сентября 1962 года студентов первого курса послали на уборку урожая в колхоз под Загорском. О чтении стихов во время слякотной сентябрьской погоды вспоминает однокурсник Рубцова Эдуард Крылов (27):
       «В тот день, как и предыдущие, поэты читали свои стихи. Рубцов подошёл к нашей группе, лёг, облокотясь на тюфяк, послушал немного, а потом очень искренне сказал:
        – Разве это стихи?
        – Читай свои,  –  предложил кто-то.    
        Он сел и монотонным голосом стал читать «Фиалки». Но с каждой новой строкой голос становился звонче, выразительнее, пока не превратился в то, что называют «криком души».
       Впечатление было очень сильным. В то время кумирами читающей публики были Евтушенко, Вознесенский…  В Рубцове сразу почувствовали нечто совсем другое. Парадоксально, но «необычная» поэзия под «Евтушенко» звучала уже слишком обычно, а «обычная» поэзия Рубцова прозвучала необычно».
        Рубцову ничего не было сказано, но стихов больше не читали.
        Позже на курсе выделились три явных лидера – Николай Рубцов, Александр Черевченко, Павел Мелехин. Прозаики сразу и безоговорочно признали первым Николая Рубцова, поэты либо вовсе не признавали его, либо признавали  с  большими оговорками
 
103
и отводили ему скромное место. Самыми же преданными его почитателями были люди нелитературных кругов. Все они, кому я читал стихи Рубцова, просили переписать их и познакомить с автором». (курсив Ю.К.-М.)
         В марте  2010  года   автору  удалось выйти  на переписку  с  А. Черевченко, который  сослался на свои статьи «Друзья давно минувших дней», которые практически неизвестны  рубцововедам (52, 31). Привожу часть колоритной информации А. Черевченко. 
      «В начале сентября 1962 года студентов первого курса Литинститута, отправили убирать картошку в один из подмосковных колхозов. То ли в Мытищинский, то ли в Загорский район, теперь уже не припомнить. Поселили нас на полевом стане в полуразвалившемся коровнике с дырявой крышей. Сентябрь выдался на редкость дождливым и холодным, суглинок на картофельном поле превратился в непролазное болото, а уборка клубней – в настоящую каторгу 
         Вспоминает Михаил Шаповалов (27): 
        «В местном  клубе  мы  дали  литературный  вечер… Собирались старики с детворой. Молодёжи было мало. Читали стихи. Принимали каждого радушно, однако самый большой успех выпал на долю Рубцова. Стоя на краю сцены, он читал громко, уверенно и, отвергая жестом руки  заслуженные  аплодисменты, переходил от  хохм о флотской жизни к любовной лирике, к стихам о Вологодчине».
         Шаповалов, когда дошла до него очередь, решил не читать свои стихи, а прочитал С. Есенина. Довольно часто после ознаком-ления со стихами Рубцова поэты уходили из этого жанра, косвенно признавая поэтическую силу товарища. 
        Вспоминает А. Черевченко (52):
       «Вообще-то я не знаю, что бы делали мы тоскливыми осенними вечерами, если бы не Коля. Поэтические баталии, состязания в гениальности всем нам порядком надоели. При тусклом свете керосиновой лампы читать книги было просто невозможно. Скука! И тогда Рубцов  брал гармошку и начинал петь песни собственного сочинения, вологодские частушки, вгонявшие девчат в краску своею забористостью, наигрывал известные ему вальсы, фокстроты и танго – такие у нас там были песенно-танцевальные вечера…
       К  концу третьей недели  нашего  прозябания  на полевом стане
 
104
дожди вдруг прекратились, резко потеплело, началось знаменитое подмосковное «бабье лето». Буквально за три дня мы выпотрошили до последнего клубня картофельные грядки, спеша вернуться в институт, в который так стремились и о котором так мечтали. И тут нас всех ждал сюрприз. Во-первых, всю бригаду вместе с мешками клубней, привезли на грузовых машинах на центральную усадьбу колхоза. Там, на сельской площади, были накрыты длинные сколоченные из досок столы, ломившиеся от деревенских яств и вполне конкретных бутылок. Председатель колхоза в краткой речи, почему-то вновь сбиваясь на высокие надои, поблагодарил нас за ударный труд в тяжелых климатических условиях и пригласил отведать, что Бог послал. 
       В процессе пиршества выяснилось, что праздник этот был устроен вовсе не в нашу честь: колхоз занял первое место в районном соревновании по надоям молока. Он специализировался на молочном животноводстве, а картофель тут выращивали на корм свиньям. Тем не менее, все мы были несказанно счастливы, когда председатель объявил, что каждый из студентов в качестве поощрения за ударный труд получает по 50-килограммовому мешку картошки и килограмму свиного сала. Честно говоря, такого гонорара никто из нас еще не получал (курсив Ю.К.М.). Он позво-лил нам достаточно сытно прожить до октябрьских праздников…». 
       21 сентября Николай Рубцов в письме к  Э. Шнейдерману в Ленинград пишет, что «только что вернулся в Москву из колхоза, где мы  работали на картошке» (19).     
        О поэтических сборах в общежитии Э. Крылов сообщает (27):
 «В первые дни учёбы мы часто собирались в одной из комнат общежития и нередко ночь напролёт читали по кругу свои стихи. Мнения при этом, как правило, не высказывались, за грудки друг друга никто не брал, рубашек не рвали – всё это будет позже. А пока поэты только знакомились, соразмеряли свой бесспорный талант с другими сомнительными талантами, вынырнувшими неизвестно откуда, пытались определить своё место в поэтической иерархии будущего курса, семинара (курсив Ю.К.-М.).
       … Вошли Рубцов и Макаров, чтение было прервано. Рубцов прошёл к кровати, где уже сидели человек пять, ребята подвинулись…
         Стали   читать   дальше.   Рубцов   слушал,    крутил    головой, 
 
105
хмурился, иногда усмехался, но не открыто, а только намёком, даже не в половину, а в четверть жеста…Стихи ему явно не нравились. Дошла очередь до Сергея Макарова. Он прочитал стихотворение «Павел Васильев». Рубцов был доволен, в полужестах его сквозило – знай наших. Кто-то завёл нудную поэму. Рубцов поскучнел, опустил голову на руки. Кончилась поэма, и в полной тишине прозвучал голос Рубцова: «Бездарно всё».
       Возник ропот. Кто-то крикнул:
     – Ты не выступай, а прочти стихи. Тогда посмотрим.
          Рубцов встал:
     – Не буду читать, не хочу. Пойдём, Сережа.
         И они ушли».      
       В общежитии литературного института Николай Рубцов завоевал признание своими первыми  песнями  и игрой на гармони. Особенно популярна была залихватская по молодости  песня «Жалоба алкоголика» с такими констатациями:
 
Скот размножается, 
Пшеница мелется,
И всё на правильном таком пути.
Так, замети меня, метель-метелица,
Ох, замети меня, ох, замети.
 
       Этот текст из самиздатовского сборника «Волны и скалы» осенью 1962 года поют под гармошку Николай Рубцов, студенты и гости общежития. Мощный хор весёлых поэтов и прозаиков разносил подтекст  новой песни, которая по содержанию, ну никак, не соответствовала идеологическим установкам. Но это была «детская болезнь» поэзии Рубцова. Впереди  были его главные стихи-песни, был  полный поворот к  малой и  большой  Родине, было  прозрение  в  оценке прошедших и происходящих событий. 
       В аттестате зрелости по немецкому языку у Рубцова стоит тройка. О переходе Рубцова в институте на французский язык в связи с французской поэзией  Н. Попов сообщает следующее (53):
      «Бывший матрос рыболовного траулера, который наверняка заходил в иноземные порты, Коля знал несколько английских слов. Это его явно не устраивало. И в институте Коля решил полностью освоить    английский.   Но   почему-то    не      удалось.    Тогда    он
 
106
попробовал приобщиться к немецкому. Тоже получилась осечка. А учебная часть прижимала за прогулы. Пришлось Коле заниматься французским. Он тоже оказался  не легче, хотя  милейшая Любовь Васильевна Леднева всеми способами пыталась  приобщить   нас   к языку, на  котором   писали  Вийон, Ростан, Верлен, Рембо, Бодлер, Аполлинер!
       – Да-да-да…– охотно соглашался Коля.  – Это прекрасные поэты! 
       – Мне никогда не стать таким хотя бы потому, что ведь не могу же я превратиться во француза. Я – русский…Им и останусь. Так зачем же зря гробить время?
       – Почему ж это зря? Вдруг вы попадёте в Париж! – соблазняла Любовь Васильевна. – Идёте, значит, вы по Монмартру, а навстречу – самая красивая девушка! Вы её, естественно, под ручку…         
        Подмигнув, Любовь Васильевна шмыгнула от удовольствия и с пафосом произнесла на французском что-то завлекательное.
         – Париж… Самая красивая девушка…  – с улыбкой протянул Коля.     
      – Ну и придумаете ж вы… Да разве такое возможно? Нет… Никогда! Траулеры в Париж не заходят». 
       Эта спонтанная шутка показывает, как далеко чувствовал себя поэт от заграницы, если туда можно было бы попасть, только завербовавшись на рыболовное судно.     
        «Тогда неугомонная Любовь Васильевна применила последнее средство: прочитала «Осеннюю песню» Верлена и её перевод, сделанный Брюсовым.
        – Как это бесконечно далеко… –  огорчился Коля.
        – Вот и приблизьте! Вы же – поэт!  – подхлестнула его Любовь Васильевна. 
       Это  всё-таки  задело Колю  за живое. Он  записал  предельно точный подстрочник, с задумчивым прищуром внимательно прослушал подлинную ритмику стиха и обещал на следующее занятие принести перевод…» (53).
       Николай Рубцов написал свою «Осеннюю песню», которая отличается от идеи Верлена. Рубцов сказал надвигающейся стихии, что он «добрый неплохой человек» и не стал уподоблять себя гонимому безсловесному листку. Поэт Б. Чулков пишет (27):
 
107
       «Любил Рубцов стихи и гениального французского поэта Франсуа Вийона, и  задушевнейших  поэтов  Франции 19-го века – Верлена и  Бодлера. Сам он рассказывал, что преподавательница французского устраивала у них нечто вроде конкурса на перевод «Осенней песни» Верлена, которая в подстрочном изложении выглядит примерно так:
 
Долгие рыдания скрипок осени ранят
мне сердце однозвучной тоской.
Совсем задыхаясь и побледнев, когда
бьют часы, я вспоминаю о былых годах
и я плачу.
И я выхожу на злой ветер, что несёт
меня и туда и сюда, подобно листку,
который мёртв.
 
       Николай Рубцов подобрал на гармошке мелодию и «Осенняя песня» стала сначала студенческой, потом архангельской и вологодской, а потом и народной песней. Эту песню пели в общежитии все те, кто увидел себя и свою судьбу в городе, на тревожной земле:
 
                       Ну так что же? Пускай
                       Рассыпаются листья!
                       Пусть на город нагрянет
                       Затаившийся снег!
                       На тревожной земле
                       В этом городе мглистом
                       Я по-прежнему добрый,
                       Неплохой человек. 
 
       Как вспоминает Э. Крылов, Рубцов показал «Осеннюю песню» преподавателю по стилистике, которому стихотворение понравились, но он решительно возражал против «эх» в строчке «По канаве помчался,  эх, осенний поток…»  А Рубцов высказался по этому поводу: «Как он не понимает, как не понимает, что в этом «эх» – всё: и движение, и настроение. К чёрту стилистику, если она мешает мне выразить то, что я хочу…» (27)
 
108
        Продолжим местами субъективный  рассказ Черевченко (52):
       «Общежитие Литературного института им. Горького, расположенное на ул. Добролюбова, в приснопамятные 60-е годы представляло собою Российскую империю в миниатюре, поскольку населяли её представители самых разных республик, краёв и областей. На семи этажах этого здания звучал «всяк сущий в ней язык», но преобладал, конечно, русский, служивший связующим звеном в этом разноплеменном полчище начинающих поэтов, прозаиков, драматургов и критиков, прибывших завоевывать Москву. Очень скоро все они разбились на группы – иные по принципу землячеств, но большинство по приверженности к тому или иному литературному течению. Это лишь в официальной пропаганде советская литература той поры представляла собою некий монолит, сцементированный социалистическим реализмом. На самом же деле соцреализм был не более чем прокрустовым ложем, инструментом подавления литературного инакомыслия, как, впрочем, и сама коммунистическая идеология. Что-то крепко подгнило в этом королевстве. И смрад этой гнили не могли развеять ни ветры космических странствий, ни принудительная вентиляция, запущенная мощными генераторами КГБ.  
       У нас тоже стихийно образовалась группа провинциальных поэтов, жаждущих овладеть опытом запрещённых в то время цензурой предшественников, их поэтическим мастерством. На нашем курсе было всего два бывших моряка – Коля Рубцов и я, ясное дело, что мы поселились в одной комнате. Соседство вскоре переросло в дружбу, затем к нам прибавилась целая когорта единомышленников. Лидером, безусловно, стал Анатолий Передреев, уроженец города Грозного, прошедший перед Литинститутом суровую школу строительства Братской ГЭС. Братскую ГЭС прошёл и его закадычный друг Стас Куняев, возглавлявший в то время отдел поэзии журнала «Знамя», здание которого примыкало к Литинституту… 
       Местные красотки называли улицу Добролюбова, где находилось общежитие нашего Литинститута, «Бульваром молодых дарований». «Молодые дарования» создавали множество проблем Тимирязевскому райотделу милиции, расположенному напротив, на другой стороне ул. Руставели. Тем более, что первый этаж общаги   занимала   милиция – вербота,  приехавшая   в  Москву   из
 
109
провинции. Эти молодые люди лихо участвовали в наших гульбищах, систематически прогуливали государеву службу из-за похмелья. Случались и более серьезные варианты. Однажды к нам в общагу забрел начальник уголовного розыска этой ментовки капитан Берг. И выбрался только через неделю, своей высокой лишённый должности…» 
        29 сентября 1962 года в Вологде умирает Михаил Андрианович. На  похороны  отца Николай  не попадает. В Вологду Рубцов едет в октябре. Имеется фотография на могиле отца, где Николай Рубцов стоит вместе с тётей Соней и  молодой вдовой Женей. Из Вологды Николай поехал в Ленинград. В Невской Дубровке навещает семью брата. Однако Альберт ранее неожи-данно  уехал  куда-то на заработки,  на  похоронах отца не был.    
       25 октября 1962 года Николай Рубцов приезжает в Ораниенбаум (под Ленинградом) к Генриетте Михайловне Меньшиковой на день рождения. Узнаёт, что у него будет ребёнок. Утром  Гета проводила Николая на электричку. По его совету, отработав перед увольнением месяц,  Гета возвращается в Николу. А Николай Рубцов едет в Москву, в литинститут, где ему придётся писать объяснения по длительному отсутствию на занятиях. 
     Нужно отметить, что в эти 60-е годы 20-го века в среде городской интеллигенции доминировали «шестидесятники», которые, казалось бы, боролись за идеи справедливости, против партократии,    против   спецпайков,   против  спецдач    и  других привилегий. В этом движении в Ленинграде безсознательно участвовал и Николай Рубцов. В середине 60-х годов 20-го века движение раскололось. Патриотически настроенная интеллигенция поняла, что ведётся сознательная борьба против традиционной культуры русского народа, справедливого в принципе  общественного строя. А «демократически» настроенная, самолюбивая, вечно неудовлетворённая часть интеллигенции, используя промахи карьеристов в партии, вела их критику. Затем сама переродилась в прослойку, которая рванулась к власти, к деньгам, к загранкомандировкам. И получилось так, что наивных и честных партработников заменили хитрые приспособленцы. Николай Рубцов старался разобраться в сущности происходящих общественных явлений (31).      
        Жить  на стипендию  Николаю  Рубцову было  крайне  сложно,
 
110
тем более в общежитии такого богемного института, как литературный. Поэтому студенты всегда «стреляли» друг у друга по рублю, по трёшке, по пятёрке до следующей стипендии или какого-либо заработка. Так что, относить явление одалживания некоторыми «свидетелями» на одного полуголодного и поражён-ного радиацией Николая Рубцова недостоверно и неэтично.
       Автор этой книги проходил эту жизненную школу в другом институте  (жил на одну стипендию и случайные заработки почти пять лет). И когда некоторые «свидетели» сообщают, что Рубцов просил взаймы рубли, то пусть вспомнят, а сколько раз они занимали деньги. А деньги, взятые взаймы, студенты всегда отдавали, так как должник рисковал своей репутацией, что было дороже любых денег в те  времена.
        Вспоминает А. Черевченко (52): 
       «Однажды перед зимними каникулами, в декабре 1962 года Коля Рубцов, не сказав ни слова, исчез на несколько дней и вернулся в приподнятом настроении – таинственный и загадочный. 
       –  Ты знаешь, Сань, есть возможность неплохо заработать. Я тут познакомился с одной телевизионной барышней, и она заказала нам детскую новогоднюю сказку. В стихах. Самому мне не справиться – никогда не писал сказок. Поможешь? Обещают приличный гонорар... Я тоже никогда не писал сказок – ни в стихах, ни в прозе. Но перспектива получить «приличный гонорар» не оставила меня равнодушным к этому предложению. Безденежье крепко взяло за глотку, на каникулы ехать было не на что, да и жрать хотелось. Я согласился.  
       Заказанную телевидением сказку мы сочинили за сутки. Это было, конечно, откровенное графоманство, но сценарий наш был принят (Коля отвез его на телевидение сам), и вот как-то утром, перед самым Новым, 1963 годом мы устроились в телевизионном холле перед телевизором «Темп», чтобы увидеть воплощение нашего коллективного творчества на экране. Лучше бы мы этого не делали, после просмотра мы с Николаем несколько дней не могли посмотреть друг другу в глаза. И, слава Богу, что общага была совершенно пуста – все студенты разъехались по домам на каникулы и никто не увидел этого позорища. Но когда студёным январским утром Рубцов растолкал меня и сказал, что пора ехать за гонораром, весь стыд выветрился из меня мгновенно… 
 
111
      Окошки касс, в которых выдавали гонорар, выходили во двор телецентра. У каждой из них в терпеливом ожидании выстроилось человек по пятьдесят. Москва была погружена в морозный туман, термометр зашкаливал за 25 градусов ниже нуля…
      –  Как ты думаешь, сколько нам заплатят? – спросил я друга. 
      –  Ну, уж не меньше, чем по сотне, – уверенно  заявил он. – Все-таки сказка в стихах! 
      Нам заплатили 75 рублей. На двоих. Но всё-таки это были деньги! На них можно было и куклу купить, и шапку, и на родину Николая сгонять – в общем вагоне. Однако, разбогатев, мы, прежде всего, решили хоть раз по-человечески пообедать и двинулись на Белорусский вокзал, в ресторан, славившийся тогда относительной дешевизной блюд и приличной кухней. Заказали, как помню, по полной тарелке суточных щей, гречки с котлетами, селёдочки с лучком и бутылку «Московской». Для двух полунищих поэтов это был не обед, а царское пиршество». 
      В январе 1963 года  Николай Рубцов  пишет в ректорат:
                      «Ректору Литературного института им.Горького 
                                                                             тов.Серёгину И. Н.                                                        
                          от студента первого курса осн. отд. Рубцова Н. М.
                                  Заявление  
        Я не допущен к сдаче экзаменов, т. к. не сдавал зачёты. Зачёты я не сдавал потому, что в это время выполнял заказ Центральной студии телевидения… Писал сценарий для передачи, которая состоится 9 января с.г.
      Прошу Вас допустить меня к экзаменам и сдаче зачётов в период экзаменационной сессии.
       7/ 1 – 63 г.
       Резолюция: «В учебную часть. Установить срок сдачи зачётов 15 января. Разрешаю сдавать очередные экзамены». (27). 
        Ещё раз обратимся к воспоминаниям А. Черевченко (52):
       «Кажется, это было вечером, в начале декабря 1962 года… Я сидел над письмом к родителям, где, стараясь сохранить достоинство, выклянчивал очередную «десятку». Коля Рубцов только что закончил перепечатку рукописи своей первой книги стихов и раскладывал страницы по разделам, то и дело поглядывая на круглый обеденный стол, где в гордом одиночестве лежала последняя наша сигарета типа  «Памир». Я  вообще старался  на неё
 
112
не смотреть – курить хотелось смертельно. Закончив работу, Николай аккуратно сложил три экземпляра рукописи в папки и спрятал их в ящик письменного стола. Затем достал из верхнего ящика лезвие безопасной бритвы «Нева» и бережно разрезал сигарету на две половины. 
       – Покурим? – спросил он, зажигая спичку. Мы молча прикурили от огонька и жадно затянулись крепчайшим дымком дешёвой сигареты.  По мере того, как сгорала сигарета, в душе моей нарастало отчаяние: от стипендии (22,5 рубля в месяц) не осталось ни копейки. Мы уже третий день не посещали лекции, потому что не было денег на троллейбус. 
       –  Сань, а Сань, –  сказал Рубцов. – Ты можешь мне ответить на
вопрос: на кой хрен тебе два пиджака? 
        У меня действительно было два пиджака, которые я, впрочем, почти никогда не носил, предпочитая свитер с протёртыми до дыр локтями. И никогда не задумывался, зачем мне пиджаки вообще… 
      –  Считаю твое молчание знаком согласия, –  подытожил Коля, надел свое безразмерное пальто, закинул за шею непомерно длинный шарф, взял под мышку один из моих пиджаков и исчез... Не знаю, за сколько «толкнул» мой клифтик Коля, но вскоре он появился с таинственной улыбкой на лице.  
        О Николае Рубцове написана и опубликована прорва былей и небылиц, многие из них я читал и всегда задавался вопросом: зачем все это? Одни пытались представить его ангелом во плоти, другие – демоном в изгнании, третьи просто хотели нажиться на необычайном таланте и трагической судьбе поэта, выразителя чаяний «гонимого народа»… Я не претендую на истину в последней инстанции, но осмелюсь утверждать, что в 1962-63 годах – самых плодотворных для поэта в его зрелые годы – знал его лучше, чем кто бы то ни был.  Весь этот год мы прожили с ним бок о бок в одной комнате, делили хлеб, вино и табак, при мне были написаны и на мне, в первую очередь, испробованы лучшие стихи Николая Рубцова, составляющие ныне золотой фонд русской лирики. 
        Мы стали соседями по комнате в литературной общаге, прежде всего, потому, что на нашем курсе было всего два моряка: Коля служил на Северном флоте, я – на Черноморском. Рубцов был старше меня на семь лет, но и я в свои 20 был вполне самостоятельным  человеком,  не  нуждавшимся,  как  некоторые,  в 
 
113
опеке, и это тоже привлекло ко мне Николая. К моему тогдашнему ученическому творчеству он относился с известной долей скепсиса, но искренне радовался каждой удачной строке. Сам того тогда не сознавая, я прошёл у Николая Рубцова серьёзную и бескорыстную школу поэтического мастерства. (курсив Ю.К.-М.)
        Самый сложный вопрос – кем же был Николай Рубцов на самом деле? Люди, знавшие его близко, отдавали себе отчёт в том, что Коля – неплохой актёр. Он очень быстро и безошибочно оценивал любую ситуацию и умел извлечь из неё для себя хотя бы минимальную выгоду. Например, подольстить какому-нибудь студенту из числа бесчисленных кавказских джигитов, населявших нашу общагу, и в итоге пировать до утра за их столом, куда «белые люди» доступа не имели… 
       Что же касалось выживания физического, то с голоду мы не помирали, да и много ли нам было надо? Жареная килька в соседнем гастрономе на «Бульваре молодых дарований» стоила всего-то 10 копеек за килограмм, конфеты-«подушечки» к чаю – 80 копеек кило, большой серый батон хлеба – 12 копеек. С куревом было труднее, но как-то обходились. «Кентов» и «Мальборо» тогда в продаже не было, а пачка «Памира» стоила 10 копеек. Впрочем, у Николая в жизни были времена и похуже». 
        Э. Крылов, который какое-то время жил с Н. Рубцовым в одной комнате, вспоминает (27): «…И я  никак не мог понять,  когда же он  (Рубцов)  их (стихи)  пишет. Во всяком случае, ни разу не видел его «сочиняющим» стихи. Днём у него явно не было для этого времени, вечерами мы шли к кому-нибудь в гости или к нам кто-нибудь приходил. Ложились всегда поздно, и утром я видел его обычно ещё спящим…
        Но однажды я проснулся очень рано, в пятом часу, и вышел в коридор. Рубцов, в пальто с поднятым воротником, совершенно ушедший в себя, мерил шагами коридор. Он не сразу заметил меня, а, увидев, остановил:
      – Вот, послушай строчки.
      И прочитал почти законченное стихотворение, которое позже стало называться «Плыть, плыть…». 
     Над стихами он работал всегда и везде, но лучшие его часы – это глубокая ночь и самое раннее утро. Потом он снова ложился спать. Не помню,  у  кого написано  о  Есенине,  что тот  в  самом тяжёлом
 
114
состоянии мог заснуть за столом на пятнадцать-двадцать минут  и проснуться   совершенно   трезвым. Точно  так же мог и Рубцов…». 
       В обыденном представлении поэт, поймав вдохновение, садится за стол и рифмует, и рифмует, то есть «созидает». А Николай Рубцов сочинял сначала в голове строки, строфы, потом уже записывал их. Иногда и корректировал отдельные слова, усиливая или конкретизируя смысл  строки и строфы. Имеются ряд вариантов у многих стихотворений Рубцова, но последний вариант всегда не просто наилучший, а самый достоверный, задушевный, смысловой и воспринимаемый читателем. 
       Как сообщает  М. Шаповалов, руководитель семинара Н.Н. (имеется в виду Сидоренко, – прим. Ю.К.-М.)  вначале   не понял  направление поэзии  Н. Рубцова, в которой мало было оптимизма, а больше было скрытого смысла. В то время в стране гремели поэты, прославляющие стройки. Да и поэзия Н. Н. Сидоренко не блистала особой оригинальностью. 
        М. Шаповалов отмечает: «2 раза видел я Рубцова с книгой в руках. Потому и помню: книгами этими были Библия и Пушкин.   …Я почувствовал: он любит русскую классическую литературу, а в XX веке ему особенно близки Блок и Есенин» (27). Это  важные свидетельства, которые позволяют понять ориентацию Рубцова в процессе литературного образования.
       Как свидетельствует Николай Попов, зимой на 1-м курсе у Рубцова был целый баул со стихами, который он отдал при отъезде на хранение Попову в общежитии литературного  института. Свой рассказ  Н. Попов  подтвердил 19 апреля 2002 года на встрече в Рубцовском центре (СЗАО г. Москвы). Он так  сообщает о своём невольном знакомстве со стихами Рубцова  (53):
       «Вскоре я полез в шкаф за веником, намереваясь подмести комнату. Веник был задвинут баулом к самой стенке. Достать его мешала низкая полка. За прошивную сыромятную ручку я поднял увесистый баул. Крышка тотчас отскочила. И на пол вывалился ворох листов, испещрённых стихами.
       Ни я, прозаик, ни мой сосед, поэт, не имели столько рукописей. Даже вместе. Мы ахнули от изумления. Потом я начал собирать листы. Вдруг появилось неодолимое желание познакомиться с написанным – ведь  это   надо  же  такую  уйму  накатать! Я запер дверь  и  прямо  на   пол  опростал   баул.  Сидя  у   фантастического
 
115
сугроба, мы читали, читали…  До последнего листа, который тихо лёг на место». О  порядочности «друзей»  пусть судит читатель.
      19 января 1963 года Николай Рубцов получил стипендию 22 руб. 50 коп, из которой удержано 1 руб. 50 коп. После сдачи зимней сессии, на каникулы  Рубцов уезжает  в Никольское, пишет новые стихи.  В феврале 1963 года, по воспоминаниям Г. Меньшиковой, Николай Рубцов читал ей «Зимнюю песню», которую исполнял потом на гармошке (27, 54). Эта песня уже стала поистине народной, а начинается она так:
 
В этой деревне огни не погашены.
      Ты мне тоску не пророчь!
Светлыми звёздами нежно украшена
      Тихая зимняя ночь.
                   Светятся, тихие, светятся, чудные,
                          Слышится шум полыньи…
                   Были пути мои трудные, трудные.
                          Где ж вы печали мои?
 
        В том же феврале Рубцов читал Генриетте стихотворение «Чудный месяц плывёт над рекою…», в котором нарисованы сказочные картины:
                 
                    И откуда берётся такое,
                    Что на ветках мерцает роса,
                    И над родиной, полной покоя,
                    Так светлы по ночам небеса!
                    Словно слышится пение хора,
                    Словно скачут на тройках гонцы,
                    И в глуши задремавшего бора
                    Всё звенят и звенят бубенцы…
 
       Встречи с зимними пейзажами родного села  после 12-летного перерыва, вечерние прогулки с Гетой, яркие звёзды над Никольском, морозная тишина лесов и полей, белый контур речки Толшма, петляющей под селом, создают новые глубокие впечатления у Рубцова. С большим опозданием он возвращается в Москву, в литинститут и опять вынужден оправдываться.
 
116
                     «Ректору Литературного института им. Горького
                        тов. Серегину от студента 1 курса Рубцова Н.
 
                                  Объяснительная записка
       После каникул я не в срок приступил к занятиям. Объясняю, почему это произошло.
       Каникулы я проводил в отдалённой деревне Вологодской области. Было очень трудно выехать оттуда вовремя, т.к. транспорт там ходит очень редко.
       Причину прошу считать уважительной.
       25/ II – 63 г.                                                      Н. Рубцов».  
       Резолюция: «В учебную часть, принять к сведению объяснения т. Рубцова» (19, 27).
       После поступления в литинститут перед Николаем Рубцовым были разные пути и были разные примеры самовыражения в поэзии. Хорошо пишет об этом писатель В. Сафонов: «Из ничего ничего не бывает. Поколение военных поэтов и прозаиков входило в литературу в гимнастёрках, с опытом Великой Отечественной войны за плечами. Следом за ними выплеснулись на эстрадные подмостки сверстники Евтушенко и Вознесенского. Мы были их моложе  на каких-нибудь   пять-шесть лет, но мы  были  другими. Не писали автобиографий, биографий искусственно не лепили, жили естественной жизнью. И духовно нам был ближе негромкий опыт именно писателей военного поколения, нежели шумное лицедейство наших старших сверстников. Наверно, потому как раз помнили мы и жестокую боль войны, что сами помногу лет носили бушлаты и бескозырки» (44). 
       Следует отметить, справедливости ради, что из упомянутого старшего поколения остались  верны  народным традициям поэты Е. Исаев, Н. Старшинов,  А. Фатьянов, а некоторые современники В. Сафонова и  Н. Рубцова («борцы за свободу») изменили правде жизни, гласным и негласным заповедям Добра и Справедливости, стали лакировщиками, приспособленцами и карьеристами. 
        20 апреля 1963 года  у Геты  родилась дочь. Николай послал в Никольское телеграмму: «Назови  Леной  Очень рад Коля». А жизнь в общежитии и в институте продолжается. 
       2 мая 1963 года в общежитии появляется 25-летняя незамужняя
цветущая    дипломированная   библиотекарша  Людмила   Дербина.
 
117
Известно, что она искала в общежитии поэта Г., который постарался исчезнуть с её поля зрения. Л. Дербина участвует в одном из поэтических застолий, где знакомится со студентами-поэтами и с Николаем Рубцовым. В одних воспоминаниях она сообщает, что Рубцов не произвёл на неё никакого впечатления (поэт имел неказистый  вид, был невысокого роста и плоховато одет в то время). В других – что они веселились в студенческой компании и Рубцов ей показывал свои фотографии (фантазии, которые не проверить, – прим. Ю.К.-М.).
       В мае-июне 1963 года Николай Рубцов сдаёт зачёты и экзамены за весеннюю сессию. Вспоминает  Н. Попов (53):      
      «Во время экзамена по языкознанию, который принимала преподаватель Нина Петровна Утехина, произошёл интересный диалог с Рубцовым:
     – Вы хоть держали учебники?
     – А как же, – возразил Коля. – Разумеется. 
     – Тогда всё проще. Чикабаву читали?
     Коля сосредоточенно вспоминал…
     – А  Розенталя?
     – И кто только русским языком не занимался… – вздохнул Коля, сокрушённо покачивая лысеющей головой.
       Уронив папироску на кофточку, Нина Петровна всколыхнулась от смеха.  Потом с удовольствием вывела Коле соответствующую оценку. Я искренне завидовал ему, ибо сдал на тройку этот постылый  предмет с третьего захода».
       О характере Николая Рубцова бытуют самые разные мнения. Вот что пишет Э. Крылов (27):
      «В компаниях он мог быть самым разным. То центром всеобщего внимания, то глубоким и тонким собеседником, то безудержным весельчаком, то молчаливым наблюдателем, то совершенно незаметным «неучастником». Он был всяким, но никогда не был ни вздорным, ни злым….   (курсив Ю.К.М.).  К поэзии своих друзей – Анатолия Передреева, Станислава Куняева, Владимира Соколова, Глеба Горбовского – был снисходительным, ценя больше дружбу самих людей, чем их творчество. А вот другим не прощал ни малейшей слабости.
       Философствовать, в отличие от всех нас, он любил, но если уж «заводился», то спорил страстно…»
 
118
      «О Рубцове порою говорят и даже пишут как о человеке характера тяжёлого, вздорного, неуравновешенного, чуть ли не злого. Ссылаются при этом на различные эксцессы. Да, эксцессы были. Вспомню некоторые из них. К его близкому другу, поэту А.П. (вероятно, Анатолий Передреев – прим. Ю. К.-М.), пришла девушка. Самого А.П. не было, его ждали с минуту на минуту, а пока мы, несколько человек, вполне безобидно коротали время. Один    из   малознакомых   нам    гостей    вдруг   начал  говорить двусмысленности, а затем сделал нечто  вроде  попытки облапить девушку. Николай молча встал и двинул парня так, что тот рухнул на кровать, сломав пополам гитару».
       Вот такие были моральные правила поведения в те «тоталитарные» времена, о которых некоторые продвинутые «демократы» (телеведущие или радиоговорящие) пишут как о временах отсутствия цивилизованной секс-культуры. Этим особам нравится, вероятно, самим всех «лапить», но они почему-то против, когда «лапают» или используют их жён или взрослых дочерей по демократическому сексуальному направлению. Великая это черта  характера – богоизбранность оракула или эстрадного трепача, «просвещающего», как им кажется, необразованную публику. Об одном забывают эти «пророки»: проповедуемое Зло всегда оборачивается когда-нибудь против «пророка» или его близких.
       В  течение   зимней  сессии   (февраль,   март,   апрель,   май)  Н. Рубцов получает стипендию по 22 руб.  50 коп. в месяц..  25 июня 1963 года он получил 62 руб.  50 коп. – стипендию  за три летних месяца с учётом удержаний (27). Сразу Николай Рубцов едет в Никольское, где его ждут Гета и дочь Лена.    
      Во время летних каникул, в июне 1963 года  Николай Рубцов пишет стихотворение «Тихая моя Родина», которое означало принципиально новый поворот в творчестве поэта. 3 июля 1963 года  Рубцов в письме к поэту Б. Слуцкому в этом стихотворении (первый вариант)  говорит:
 
Тина теперь и болотина
Там, где купаться любил…
Тихая моя Родина,
Я ничего не забыл.
………………………..
 
119
Школа моя деревянная!...
Время придёт уезжать – 
Речка за мною туманная
Будет бежать и бежать.
 
        В том же письме Б. А. Слуцкому Рубцов рассказывает о сло-жившейся жизненной ситуации: 
        «Помните,   Вы  были   в    Лит. институте  на   семинаре  у     Н. Сидоренко? Это письмо пишет Вам один из участников этого семинара – Рубцов Николай.
       У меня к Вам (снова прошу извинить меня) просьба. 
       Дело в том, что я заехал глубоко в Вологодскую область, в классическую, так сказать, русскую деревню. Все, как дикие, смотрят на меня, на городского, расспрашивают. Я здесь пишу стихи и даже рассказы (Некоторые стихи посылаю Вам,  – может быть, прочитаете?). 
        Но у меня полное материальное банкротство. Мне даже не на что выплыть отсюда на пароходе и потом уехать на поезде… Я думаю, что Вы не сочтёте это письмо дерзким, фамильярным. Пишу так по необходимости.
      Мне нужно бы в долг рублей 20. В сентябре, примерно, я их верну Вам». 
       И в этом письме  Рубцов  посылает также стихи-песни     «Зимним  вечером», «А, между прочим, осень на дворе…», «Элегию». Какая же безысходность была у Николая Рубцова, если ему приходится обращаться к практически незнакомому поэтическому мэтру с просьбой о 20 рублях? И представляет Рубцов  стихи, чтобы  было  видно, под  что  Б. А. Слуцкий  может выслать 20 рублей бедному поэту. И сколько деликатности демонстрирует Рубцов!
       В июле 1963 года Николай создал в  Никольском необычную  песню «В горнице», содержание которой озадачило и поставило в тупик многих известных литературоведов и писателей.
 
В горнице моей светло.
Это от ночной звезды.
Матушка возьмёт ведро,
Молча принесёт воды…
 
120
      Некоторые студенты буквально понимали текст стихотворения,  поэт Борис Примеров возмущался, почему автор сам не сходит за водой. Другие гадали, каким образом от звезды светло в горнице. И только слушатели при исполнении песни ощущали интуитивно зависимость конкретных земных действий («поливать цветы…», «лодку мастерить себе…») от заданных по времени («буду до ночной звезды…») Космосом (Богом) природных явлений.   
       О бытовых картинах в эти годы пишет  Н. Г. Курочкина (31):
      «Коля с 1 кл. по 7 кл. и в тотемском лестехникуме учился с моей старшей сестрой Тамарой. Старший брат Валентин, когда приезжал в отпуск был на свадьбе у Николая, а Рубцов был на свадьбе у меня.
       В 1963-64 г. г. много раз мы ходили с концертами в д. Починок, Любаново, Левино, Суровцево, Воротишну.  Рубцов не только играл на гармошке, сам выступал в сценках. Но самое интересное было после концерта, когда зрители становились артистами. По их заявкам Николай играл, пел, а иногда и плясал. Очень у него хорошо получался матросский танец. Иногда зрители приходили «наряженными» в клуб. Коля всё дивился, как много может сохранить сундук «бабки»: и домотканные сарафаны и лапти.
      Про нехватку денег он обычно говорил: «Стукнул по карману – не звенит, стукнул по другому – не слыхать…в безоблачную высь улетают мысли отдыхать».  
       Когда летом ходила с ним на болото, он мне показывал все покосы, где они с ребятами работали, живя в детдоме. За Левакиной показал на место бывшего хутора и сказал: «Вот бы здесь построить домик в три окна. За домом берёзы, а под окном смородина, рябина, черёмуха. Пиши, сколько душе угодно, никто не помешает».
      Всё лето и часть сентября Николай ходит за грибами и  клюк-вой. Делает  заготовки на зиму, на продажу и для выезда в Москву.
      В сентябре 1963 года с опозданием возвращается в институт.  За пропуск занятий приказом по институту снимается со стипендии.
      Вспоминает писатель Валентин Солоухин, осенью 1963 года председатель студкома института (31):
     «Кто-то из старшекурсников подвёл  ко мне щуплого, тёмноглазого паренька: «Это Николай Рубцов. Надо поддержать, на одну стипендию живёт…» Стипендия у нас в то время была 22 рубля.
 
121
         –  Пишите заявление…
         –  А как?  –  дёрнул он плечами и смущённо улыбнулся.
         –  На студком: прошу…
         –  В прозе или стихах?  – перебил он меня.
         –  Валяй гекзаметром, –  принял я шутку. 
      Вечером в общежитие он принёс мне заявление на целую страницу, написанное действительно гекзаметром. У меня в комнате  как  раз находился  П. Мелехин, который положил на стол заявление в одну строчку: «Прошу оказать материальную помощь в сумме 25 рублей». Покосившись на заявление Рубцова, он сказал:
      – За тридцать строк и 20 рублей – бездарь!…   
       Коля тут же взял лист чистой бумаги и написал: «Нуждаюсь в 35 рублях». Положил на стол и, забрав первое заявление, ушёл.
      –  С нашего курса,  – сказал Мелехин».
      В. Солоухин вспоминает и такой случай с Н. Рубцовым (31):
      «…не было у Рубцова привычки закрывать комнату на ключ. Во время заезда заочников многие этим пользовались. Николай заявляется с лекций, а в комнате дым столбом – идёт поэтический диспут. Был такой случай, когда непрошенные гости выставили его за дверь. Коля пришёл ко мне за помощью. Компания подобралась из дюжих парней, и нам стоило приложить немало усилий, прежде чем мы восстановили «статус» законного владельца. 
      Признав хозяина, заочники собрались уходить, и вдруг Рубцов предложил всем остаться. Чтение стихов продолжалось. Николай выслушал присутствующих и в наступившей тишине прочёл свои. За короткое время среди незнакомых людей он был уже свой в «доску». Вначале в случайных компаниях Рубцов чаще читал стихи из флотского цикла, правда, после  первого случая   я ещё раза два присутствовал за время сессии заочников, когда он читал».
     «Общежитие бурлило, на каждом курсе свои лидеры, для утверждения достаточно было нескольких приличных стихо-творений, иногда щедрого угощения. Возгласы «талантливо!», «гениально» сыпались как из рога изобилия. Рубцов осматривался, вслушивался, посмеивался. Мерзликин, Лысцов, Передреев, Примеров – эти стояли не на пустом месте. О каждом из них у Николая своё мнение…» (31).
     У В. Солоухина был общественный магнитофон и Н. Рубцов хотел, но  не успел  записать  две  песни  под  гитару: «В горнице» и
 
122
 «Сумасшедшие листья» (это «Осенняя песня» – прим. Ю.К.-М.). 
      Иван Гришин сообщает о встречах с Н. Рубцовым (55):
    «Впервые я увидел его в коридоре общежития Литинститута. Небольшого роста, тихий, с грустными глазами…А потом встретились на кухне – он стоял возле газовой плиты в ожидании, когда закипит вода в чайнике. Поговорили о разных мелочах.
    –  Ты у кого в семинаре?  – неожиданно спросил Рубцов.
    –  У Ошанина.  
Помолчал. Ничего не сказал. И уже при следующей встрече:
    –  Я знаю, ты из деревни. Своё не растеряй, закрой глаза на всякие модные веяния в поэзии. 
      Своё! Для Рубцова это было самое главное – свой мир, своя тема, своя родина... Кажется, ещё Сергей Есенин сказал, что не получится истинного поэта из того, кто не нашёл родины. Рубцову не было необходимости искать её…».
       И. Гришин пишет также:
      «О людях, которые его окружали, он судил с присущей ему прямотой, подчас резко, категорично, но всегда тянулся к ним, не столько нуждаясь в их поддержке, сколько из-за неизбывного желания прикоснуться своей одинокой душой к чужой радости, а может, и боли…». 
      И. Гришин сообщает, как однажды Рубцов, выслушав звонкие стихи одного поэта о России, сказал: «Бойко, только – «не изнутри»… И только позже для присутствующих дошло: прислушиваться к голосу собственной совести – вот что значит писать «изнутри» (курсив Ю.К.-М.). Пишет И. Гришин и о том, как Рубцов дарил на бульваре осенние кленовые листья прохожим. 
      Свидетельство М. Шаповалова о первоначально  негативном отношении   к   стихам  Н. Рубцова   на  литературных  семинарах подтверждают архивные материалы 1962-1964 г.г. по Рубцову в литинституте, которые держал в руках Н. Коняев (31).
       29 октября 1963 года состоялось обсуждение стихов Рубцова на семинаре. Представлена подборка из 10 стихотворений: «А между прочим, осень на дворе…», «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…», «На перевозе», «Ночь на перевозе», «Полночное пение», «В лесу под соснами», «Тихая моя родина…», «Над вечным покоем», «Я забыл, как лошадь запрягают…», «Ворона» (38).  
 
123
       Стихи подверглись критике. Газимбек Багандов сказал:
       «Вот стихотворение «Ворона». Для чего написано это стихотворение, о чём оно – я не понял. «Ворона» ничего людям не даёт… Почти всегда мысль, тогда, когда она должна завершиться выводом, уходит в сторону, затихает… «Я буду скакать…» – хорошее стихотворение, где тоже не всё ясно для меня, но ряд строчек, общая мысль – понятны. Очень жаль, что не все стихи сделаны до конца».
       Арсений Рябкин о стихах Рубцова:
      « – Меня удивляет, что тема «деревня», «родина» очень гнетуще написана…Ряд слов и образов не из того «словаря». 
       Руководитель семинара  Н. Н. Сидоренко похвалил Рубцова, но  отметил:
       «Надо, чтобы поэт ставил перед собой большие задачи с каждым стихотворением. Надо, чтобы грусть становилась просветлённой. Вскрывать закономерности времени. Облик Родины всё-таки меняется,  это должно стать предлогом для больших обобщений, а не просто констатация фактов, пусть в своей окраске впечатлений. В поэзии должна быть перспективность…Поэзия должна утверждать. Пусть с Вами произойдёт второе рождение!».
       Рубцов всё-таки прислушивался к критическим мнениям и подправлял свои стихи. А тот же Г. Багандов обратился в следующем году именно к Рубцову для подстрочного перевода своих стихов с даргинского на русский.
       По поводу сплетен о выпивках И. Гришин пишет (55):      
      «Бытует мнение, что Рубцов много пил. Было – сам видел. Пил, но не пьянел, а ещё глубже уходил в себя, в своё, я бы сказал подсознание, откуда разряжался опять-таки горькой шуткой, которая доходила далеко не до всех». 
       Поразительно то, что свидетели пишут, именно, о Рубцове. Вроде как посторонние наблюдатели. А эти свидетели, что делали в это же время? Трезвели, что ли? В застольях студенты читали свои самые сокровенные стихи. Ведь в России действует пословица: «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке».  
       Для понимания «творческой» обстановки в стенах общежития литературного института им.А. М. Горького на Добролюбова 9/11 приведу фрагмент стихотворения Николая Рубцова «Пусть поют поэты» (19): 
 
124
О чём шумят 
Друзья мои, поэты,
В неугомонном доме допоздна?
Я слышу спор.
И вижу силуэты
На смутном фоне позднего окна.
 
Уже их мысли
Силой налились!
С чего начнут?
Какое слово скажут?
Они кричат,
Они руками машут,
Они как будто только родились!
 
        Самолюбие почти каждого студента-поэта, будущего «властителя народных дум»,  просто зашкаливало. Комментируя одно из застолий, Николай Рубцов однажды отметил удивительное: «обошлось без драки». 
        В ноябре 1963 года Рубцов буквально на перекладных едет из Москвы в Николу  к дочери и Гете. В бытовом плане зададимся вопросом: А на какие деньги? На мизерную стипендию или возможно материальную помощь от В. Солоухина? 
       Есть «прямой» путь через Вологду,  по дороге на Тотьму  до  поворота на Черепаниху,  затем  13 км до переправы Усть-Толшма, на пароме к селу Красное и далее 25 км пешком или на каком-то подвернувшемся транспорте до Никольского. Этот путь мы с поэтом Э. Любенко испытали в июне 2001 года. Нам дважды повезло. Через 4 км на пешем пути к Черепанихе, мы проголосовали и  нас подхватила легковая машина (56). Затем паром до села Красное.  После 3-часового «перекура» у церкви нас взяли на почтовую машину до Никольского. Этим путём или  автобусом Тотьма-Черепаниха пользовался в летние месяцы Николай Рубцов. Но 25 км до Никольского никто не отменял. 
       Поздней осенью 1963 года, в предзимье, паромы не «ходили».  Для понимания опасности обходной  дороги, которую проложил  Рубцов, привожу приложение № 7, фрагмент статьи вологжанки Риммы Рожиной, которая повторила маршрут в 2004 году  (56).
 
125
       Итак, в ноябре 1963 года Николай Рубцов на рискованном маршруте  Москва – Вологда – Вохтога – рабочий   поезд до Гремячего –  двадцать километров до деревни Починок –  9 км до Никольского (см. приложение 7). 
      По заснеженной пустынной дороге, в условиях начина-ющегося снегопада, в «томительный мороз» Рубцов идёт к деревне Починок. Но дадим слово поэту:
 
Какая глушь! Я был один живой.
Один живой в бескрайнем мёртвом поле!
Вдруг тихий свет (пригрезившийся, что ли?)
Мелькнул в пустыне,
                                 как сторожевой…
Я был совсем как снежный человек,
Входя в избу (последняя надежда!)…
 
      В северных русских деревнях в окне крайней  избы хозяева всегда выставляли на ночь керосиновую лампу. Это  был сухопутный маяк для любого случайного путника, которым тогда оказался  Николай Рубцов (курсив Ю.К.М.). И вот в этой спасительной  избе, у немолодой уже хозяйки поэт делает великое, для всех нас живущих, открытие:
 
Как много жёлтых снимков на Руси
В такой простой и бережной оправе!
И вдруг открылся мне
И поразил
Сиротский смысл семейных фотографий:
Огнём, враждой
Земля полным-полна,
И близких всех душа не позабудет…
Скажи, родимый,
Будет ли война?  –  
И я сказал:  – Наверное, не будет.
 
     В каждой русской семье с фотографий смотрят погибшие дети,   братья, отцы и деды.  К  1963 году  это были  участники  локальных
 
126
войн в 1936-1940 годов, Великой Отечественной войны с Германией (1941-1945) и Японией (1945). И поэт  понял, что  вражда – главная причина всяких войн. На вопрос хозяйки путник не может дать точный ответ. «Наверное, не будет» – это   сомнительная надежда. И вот хозяйка – русская женщина сообщает непринуждённо такую народную мудрость, до которой ещё долго идти многим сильным мира сего:
 
Дай Бог, дай Бог…
Ведь всем не угодишь,
А от раздора пользы не прибудет… –  (курсив Ю.К.-М.)  
И вдруг опять:
Не будет, говоришь?
Нет,  –  говорю,  – наверное, не будет.
Дай Бог, дай Бог…    (курсив Ю.К.-М.)  
 
    Хозяйка заботится  не о себе, а о живущих где-то, за избой,  близких и далёких и даже об ушедших. И просит она Бога, чтобы не было войны: «Дай Бог, дай Бог!». Путник не может дать  уверенную надежду. А что такое война для крестьянки, для сельской семьи – хранительницы исторической России? Зло и зло! А когда путник хочет расплатиться с хозяйкой, происходит примечательный диалог:
 
Господь с тобой! Мы денег не берём!
Что ж,  – говорю, – желаю вам здоровья!
За всё Добро расплатимся Добром,
За всю Любовь расплатимся Любовью… (курсив Ю.К.-М.)     
 
   И вот это высказывание Николая Рубцова по частному случаю попытки оплаты ночлега оборачивается нетленным на века пожеланием Добра и Любви. А поэт благодарит русский огонёк:
 
За то, что, с доброй верою дружа,
Среди тревог великих и разбоя
Горишь, горишь как добрая душа,
Горишь во мгле,  – и нет тебе покоя…  
 
127
       Конечно, любой нормальный поэт, когда пишет стихотворение, не задумывается о философских концепциях, он просто вольно или невольно выражает своё мировоззрение, соединяет явления природы и жизни с божественным пониманием происхождения мира или рифмует урбанистические события и похождения.
       Итак, когда же наступил переломный момент в повороте поэта к пониманию  действующих в окружающем мире разрушительных сил и идеи спасения каждого человека от насаждаемого эгоизма? По мнению автора, это стихотворение «Русский огонёк»,  которое произвело впечатление на читателей и литературоведов.
      Г. М. Меньшикова сообщает: «Однажды он приехал к нам в ноябре месяце. В чемодане его была кукла. Он ехал железной дорогой Вологда – Вохта, потом рабочим поездом до Гремячего, затем двадцать километров на лошади. А потом шёл до деревни Починок пешком   и  грелся на печке  у  Марии Ивановны Богдановой. Она его отогрела, дала валенки, потом ей их высылали. Вот после этого было написано стихотворение «Русский огонёк» (54). 
      Множество случайных и неслучайных встреч было у Рубцова в течение жизни. У многих других поэтов также бывает много подобных встреч. Но только Рубцов смог глубоко понять существо русского понимания истории и взаимоотношений людей. «За всё Добро расплатимся Добром, за всю Любовь расплатимся Любовью…». Так сказал на все времена только Рубцов. 
       В ноябре 1963 года вновь издан приказ по институту со снятием Рубцова со стипендии за пропуск занятий и за выпивки. Значит, были докладные на Рубцова. Например, в связи с поездкой к Лене и Гете в Никольское.
       А затем 3 декабря 1963 года происходит инцидент в Централь-ном доме литераторов (ЦДЛ). В одном из залов ЦДЛ заседали работники народного образования, а оратор с трибуны вещал, как следует преподавать литературу в школе. В списке рекомендуемых поэтов не был назван Есенин. – А где Есенин? – крикнул Рубцов оратору. –  Ты почему о Есенине умолчал? И тогда на Николая  налетел  администратор  ЦДЛ  и стал вытаскивать его из зала. Завязалась драка. И на Рубцова составили протокол. А на сигнал надо реагировать. Сразу же 4 декабря 1963 года родился приказ проректора  литературного  института А.Мигунова:  «3 декабря с.г.
 
128
студент 2-го курса Рубцов Н. М. совершил в Центральном Доме Литераторов хулиганский поступок, порочащий весь коллектив студентов Литературного института. Учитывая то, что недавно общественность института осудила недостойное поведение Рубцова Н. М., а он не сделал для себя никаких выводов, исключить его из института за хулиганство с немедленным выселением из общежития. Проректор литературного института А. Мигунов» (27). 
       Это означало выбрасывание Рубцова  на  улицу. Однако   за  товарища   вступились  студенты, вологодский поэт  А. Яшин,  вышел  из  больницы ректор института  И. Н. Серёгин. Предста-вить, где жил Николай Рубцов с 4 по 25 декабря 1963 года сложно. Ведь Рубцов оказался бездомным, в положении бомжа. В те  времена  можно было переспать  на любом московском вокзале. Но где взять деньги на проживание? Ведь стипендии за ноябрь студента лишили. А кроме литературного никакого другого заработка у Рубцова не было.
      20 декабря 1963 года  состоялся товарищеский суд, который «решил войти в ректорат с предложением о восстановлении т. Рубцова в правах студента и о наложении на него за совершённый поступок строгого административного взыскания с последним предупреждением» (27). По заявлению поэта от 21 декабря  на имя Серёгина и в связи с решением товарищеского суда, 25 декабря 1963  года   появился   приказ   № 216,    подписанный   ректором  И. Н. Серёгиным:
       «В связи с выявленными на суде смягчающими вину обстоятельствами и учитывая раскаяние тов. Рубцова Н. М., восста-новить его в числе студентов 2 курса. Объявить ему строгий выговор с предупреждением об отчислении из института в случае нового нарушения моральных норм и общественно-трудовой  дисциплины» (27).  Серёгин спас от исключения из литературы не только Н. М. Рубцова.    
       Незаурядный поэт А. Черевченко бросил институт, уехал в Харьков. Но его разыскал посланец ректора. Он передал  Черевченко записку неизлечимо больного И. Н. Серёгина: «Саша! Напиши заявление о переводе на заочное. Через неделю я ложусь в больницу и оттуда меня уже не выпустят» (27). Были и есть нормальные русские руководители, которые думали о будущих поэтах, о тех, кто сумеет пробудить Совесть в человеке.
 
129
        Как в своё время С. Есенин, бежавший в Ленинград после приводов в милицию, Н. Рубцов побаивался представителей власти, следящих за настроением сограждан. М. Шаповалов сообщает о таком случае (57):
       «Студент Р. (по ряду сведений А. Ревуцкий, - прим. Ю.К.-М.), прозванный за мужественную осанку и зычный голос «полковником», однажды разыграл Рубцова. Тот читал стихи в какой-то компании. Только он кончил, «полковник» ему и говорит:
      – Так-так, гражданин Рубцов. По-вашему выходит, колхозы наши живут плохо, народ нищенствует. Что же получается, а?!
       И грозно смотрит на Рубцова. Вдруг тот побледнел, пытаясь отшутиться, отвечает.
      – Да что ты, Толя, нельзя же так буквально. Ведь стихи…
      Но Р. вошёл в роль. Суровая непроницаемая маска на лице. Стукнул тяжёлым боксёрским кулаком по столу:
      – Молчать!.. Я давно слежу за вашим, так сказать, творчеством. Должен признаться: сочинения ваши наводят на серьёзные размышления…
       Рубцов не выдержал, пулей вылетел за дверь. Благо, был в шапке и пальто,  – на улицу. Поймал такси, и – на вокзал. С первым же поездом уехал в Питер.
        Р. стыдили. Он оправдывался: «Я же в шутку. Другие поняли. Не знал я, что он слабонервный».
      На месте Рубцова будешь слабонервным. Если тебя неоднократно лишали стипендии,  дважды исключали с очного отделения института, едва не посадили в тюрьму за случаи в ЦДЛ, побежишь, куда глаза глядят. Хорошо, что  отстояли студенты и  известные поэты. А у Рубцова опять продолжается полуголодная жизнь в общежитии, посещение занятий в институте и неформальное «творческое» обсуждение стихов.        
       И всё-таки представить Николая Рубцова этаким злостным хулиганом просто невозможно. Он был воспитан в традициях Добра и Справедливости и в детдоме, и в техникумах, и на тралфлоте, и во время службы на Северном флоте, и в период работы на знаменитом Кировском заводе. Что-то за все эти годы у Николая Рубцова не было никаких серьёзных нарушений. Более того, в период службы на флоте у него были одни поощрения и повышения  по   службе.   А  вот   попытки   поэта   внести  понятия
 
130
Справедливости  в   общественную  среду  в   Москве, особенно, в литературных кругах оборачивались  чередой выговоров и собеседований. Элитарная среда литературных ефрейторов и подполковников, окололитературных адъютантов и генералов не желала пропускать Николая Рубцова в большую литературу, интуитивно ощущая  несовместимость мировоззрений.                                           
        Рубцов готовит подборки стихов, носит их по редакциям для публикации и получения гонорара. Но, как отмечал поэт, редактор  читает подборку, смеётся,  переписывает стихи для себя и своих домашних, но печатать отказывается. Не «та» тенденция была в поэзии Рубцова, а фактически была боязнь редактора (в то время цензора публикаций) потерять «тёплое» место.
      После зимней сессии 1964 года в литинституте на зимние каникулы  Николай Рубцов едет в Никольское через Вологду, Тотьму и зимний переезд через замёрзшую реку Сухону..    
       14 января 1964 года С. Багров публикует в тотемской газете «Ленинское знамя» рецензию на подборку стихов Рубцова. Представлены 2 стихотворения поэта, в том числе на актуальную для читателей рыболовную тематику:
 
Я весь в мазуте,
                       весь в тавоте,
Зато работаю в тралфлоте!
…Печально пела радиола,
Звала к любви, в закат, в уют – 
На камни пламенного мола
Матросы вышли из кают.
Они с родными целовались,
Вздувал рубахи мокрый норд,
Суда гудели, надрывались,
Матросов требуя на борт…
………………………………
Я, юный сын 
                     морских факторий,
Хочу, чтоб вечно шторм звучал,
Чтоб для отважных – вечно море,
А для уставших –
                             свой причал.
 
131
        Надо бы разъяснить для непосвящённых, что «мазут» - жидкое топливо для судна, а «тавот» - вязкая смазка деталей и узлов механизмов судна. И то, и другое «украшают» обычно лица и руки слесарей-механиков.    
       Пишет односельчанин поэта В. Аносов: «…Следующая наша встреча произошла зимой 1964 года в селе Никольском. Будучи студентом, я приехал на каникулы. А Коля учился в литинституте и, кажется, тоже был на каникулах. И опять в долгие зимние вечера мы часто собирались у нас на квартире, спорили о поэзии, так как многие из нас, сильных парней, не понимали стихов, и Коля пытался увлечь нас, привить любовь к стихам, причём своих стихов он почти не читал, а чаще всего брал гармонь или гитару и под её аккомпанемент свои стихи преображал в песню…
    И ещё мне часто вспоминается наша совместная поездка из Никольского в Вологду через Тотьму. Я думаю, что в Тотьме он задумал написать стихотворение о своей деревне... Свои черновые наброски стихотворения «Родная деревня» он читал мне и тотьмичу Сергею Багрову… в феврале 1964 года. В Вологде остановились у моей тёти, которая жила на улице Кузнецкой, дом 8-а … Подходя к дому тёти, Коля вдруг сказал: «Постой, постой здесь недалеко живёт Ольга Фокина. Мне обязательно нужно с ней встретиться». На следующий день мы пробыли целый вечер у О. Фокиной. Они вспоминали общих знакомых, говорили о поэзии, о своих творческих планах, об учёбе в литинституте» (31).
       В конце 1963 года Николай Рубцов познакомился с литерато-ром, земляком из Тотьмы Ф. Ф. Кузнецовым, который организовал в феврале 1964 года выступление неизвестного тогда Рубцова по радио со стихами. Ф. Ф. Кузнецов рекомендовал также стихи Рубцова для журнала «Юность», где были, однако, отобраны для публикации не лучшие, в основном, ранние стихи Рубцова («Загородил мою дорогу…», «Я весь в мазуте, весь в тавоте…», «Я забыл, как лошадь запрягают…»). Стихи опубликованы в № 6 за 1964 год. В письме  А. Яшину от 22 августа 1964 года Н. Рубцов пишет: «Подборка в «Юности» никуда не годится. Я не согласился бы печатать её, если б в это лето мне не очень потребовались деньги. Да ещё отредактировали кое-какие места… В результате и рифма стала безвкусной, и слово «надрывались» потеряло ударное значение…».  Следует   обратить   внимание,   насколько  Н. Рубцов
 
132
критически относится к публикациям, особенно к редакторским правкам. Другой бы поэт носился с номерами журналов среди литераторов, друзей и знакомых, редакторов других журналов. 
    Из этой подборки выделяется стихотворение «Улетели листья»:
 
Улетели листья с тополей – 
Повторилась в мире неизбежность.
Не жалей ты листья, не жалей,
А жалей любовь мою и нежность!
Пусть деревья голые стоят,
Не кляни ты шумные метели!
Разве в этом кто-то виноват,
Что с деревьев листья улетели? 
 
       Тема расставания с текущим временем, с любимой женщиной представлена на подсознательном уровне восприятия прошедшего осеннего листопада. Стихотворение стало известной песней.
      В. Солоухин сообщает, как Рубцов готовил к изданию стихи (27):  «Я отдал ему машинку. Через несколько минут он уже стучал, работал всю ночь. Печатал он медленно, с большими паузами, как он потом сказал, почти каждое стихотворение правил «на ходу». Только утром на какое-то время стук затих, а как только проснулось общежитие, машинка застучала снова.
       В тот день на лекциях Рубцова не было, не было его и на следующий. Я как раз получил небольшой гонорар из орловской молодёжной газеты. Вернувшись из магазина, услышал знакомый стук и заглянул в комнату Николая…
       С машинкой он принёс отпечатанную рукопись и попросил меня посмотреть. В то время я рецензировал в отделе поэзии в журнале «Молодая гвардия». Отобрав 12 стихотворений, я попросил разрешения показать их в журнале. Рубцов согласился… Позже в одном из номеров журнала в разделе «Товарищ» были напечатаны два стихотворения Рубцова...  В день выплаты гонорара в широко распахнутые двери явился Николай:
         – Пошли обедать, пошли в ресторан? Я получил приличную сумму… 
        Он стоял в распахнутом поношенном пальто, стоптанных туфлях.
 
133
      – Хочешь сделать мне приятное? – перебил я его. – Купи хотя бы обувку…
      – Да-а,  – сощурился он,  – уже падают люстры!  
     Рубцов знал и «мадам уже падают листья» от Вертинского.  
      За покупками он ездил в «Детский мир». На полученный молодогвардейский гонорар приобрёл себе валенки, куклу и очень красивый флакон душистого «снадобья» для восстановления волос. 
     – Дорого?  –  спросил я, взяв в руки флакон.
     – Дешевле шапки. Отрастёт шевелюра – поймёшь выгоду».
     Отпечатанную на машинке Солоухина небольшую рукопись  Рубцов направил в Северо-Западное издательство, в Архангельск.
      В начале 1964 года Николай Рубцов встретился с известным литератором Владимиром Максимовым, который  вошёл к тому времени   в  редколлегию  журнала  «Октябрь».  В. Максимов эмигрировал  и с 70-х по 90-е годы 20-го века  работал  редактором  парижского   русского   журнала  «Континент».
     Рассказывает алтайский литератор Б. Укачин (19): 
      «В один из выходных дней мы с Николаем Рубцовым перешагнули низкие пороги максимовской квартиры всё в тех же Сокольниках. Владимир Емельянович нас встретил хорошо… Николай Рубцов, чуть-чуть прикрыв ресницами карие глаза, читал ему свои стихи. А Владимир Максимов, ладонь правой руки положив на правую щёку, с добрым вниманием слушал стихи для него нового поэта – гостя, повторяя после каждого прочитанного: «Хорошо, молодец!... Я их отнесу в «Октябрь», пусть попробуют отказаться, не печатать!..»  Максимов тут же отобрал несколько стихотворений Николая Рубцова для «своего» журнала: «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…», «Видения на холме», «Тихая моя родина» и ряд других. Все они в том же году появились на страницах «Октября» («Тихая моя родина» была опубликована в журнале позднее, в № 10, 1965 г.  – прим. Ю.К.-М.). 
      Известный литератор В. Кожинов рассказывал, как он однажды, прихватив с собою гитару, пришел к своему другу Д. Старикову, который работал  в журнале «Октябрь». Прочитал стихи  молодых поэтов и напел ряд стихов Рубцова. И это подействовало (27). 
      Кто  протежировал  Николая Рубцова  в журнале  «Октябрь»?  Максимов или  Кожинов, сейчас трудно определить. Но в №8 за 1964 год опубликованы: «Я буду  скакать по  холмам   задремавшей
 
134
отчизны…»,   «Видения  на холме», «Звезда полей»,  «Хозяйка». 
      Приведём фрагменты стихотворения «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…», которое Рубцов читал в общежитии:
……………………………………………………….
О, сельские виды! О, дивное счастье родиться
В лугах, словно ангел, под куполом синих небес!
Боюсь я, боюсь я, как вольная сильная птица,
Разбить свои крылья и больше не видеть чудес!
 
Боюсь, что над нами не будет таинственной силы,
Что, выплыв на лодке, повсюду достану шестом,
Что, всё понимая, без грусти пойду до могилы…
Отчизна и воля – останься моё божество!
 
      Лексика: «родиться... словно ангел…», «боюсь я… не видеть чудес!», «не будет таинственной силы…», «останься моё божество!» - это новое духовно-философское понимание мiра. 
      По свидетельству современников Рубцов носил в кармане пиджака малоформатный сборник Тютчева (вероятно, издание 1962 года). При изучении в литинституте поэзии 19-го века Николай Рубцов открывает для себя Тютчева, как поэта и как русского человека и дипломата, который блестяще знал французский и немецкий языки. Вот что пишет Анатолий Чечетин, который учился в те годы в литинституте (19):
      «Коля не был литератором-книгочеем, его невозможно было увидеть с книжкой-бестселлером в руках…Он, как и жизнь, литературу брал сердцем, душой, находил то, что ему нужно было в данный конкретный момент. И находил каким-то прирождённым избирательным чувством  (курсив Ю.К.-М.). И Тютчева, и многих других авторов, о которых мы в ту пору не вспоминали, да и не ведали, Рубцов открыл для себя не  в  последние годы  жизни, как это предположил один из исследователей его творчества. Задолго до того, ещё на первом курсе института, он говорил мне о Тютчеве как о самом почитаемом и дорогом поэте».
      Рубцов ещё в 1963 году пишет стихотворение «Приезд Тютчева», которое сразу вошло затем в первый сборник Рубцова «Лирика» (1965 г.) и в сборник «Звезда полей». Вот фрагмент из упомянутого стихотворения:
 
135
Он шляпу снял, чтоб поклониться 
Старинным русским каланчам…
А после дамы всей столицы
О нём шептались по ночам.
И офицеры в пыльных бурках
Потом судили меж равнин
О том, как в залах Петербурга
Блистал приезжий дворянин.
 
      Вспоминает Василий Макеев (58):
      «Кроме Пушкина, вровень с Тютчевым не ставил никого, даже любимого Есенина, справедливо считая, что на уровне Есенина можно всё-таки написать несколько стихотворений, а Тютчев недосягаем навеки». И далее В. Макеев пишет о словах Рубцова: «Конечно, Есенин из меня не получится. И Баратынский тоже. А вот стать бы таким поэтом, как Никитин, как Плещеев! Ведь хорошие поэты, правда? Русские поэты, правда?». Скромно высказывается Рубцов о своём творчестве. 
      А. Чечетин пишет в воспоминаниях (27):
     «Однажды утром я зашёл к нему в комнату, когда он ещё лежал в постели, время от времени тяжело вздыхая.
    – Что, тебе плохо?  – спросил я.
    – Да, нехорошо.
     Я открыл форточку.
     – Нет, не поможет…Душно мне…В атмосфере в этой душно!  –   
сказал он, будто простонал, одновременно словно пытаясь вместе с рубашкой разорвать себе грудь.
      Я искренне считал тогда, что так строго он судит чужие стихи только из-за того, что однажды постановил себе быть предельно честным, бескомпромиссным в литературе, и это было для меня примером и уроком на всю дальнейшую жизнь. А теперь ясно дру-гое – он судил коллег на уровне своего мастерства, своего таланта, а это было слишком высоко и непонятно  для многих окружающих его людей. Но справедливости ради надо обязательно сказать, что Коля часто сдерживал свои категорические суждения, с трудом заставлял себя больше молчать, чем говорить.
      И ведь только теперь, читая и перечитывая вновь его стихи, понимаешь,  до каких глубин духовного прозрения поднимался
 
136
он (курсив Ю.К.-М.) уже тогда, когда вместе с нами или один бродил «вдоль улиц шумных», с какого неба озарения он снисходил к нам в прозу жизни, в суету так называемых «проблем».
      Далее в разделе воспоминаний «Анциферов» А. Чечетин пишет:
     «Мою фразу о том, что поэты друг с другом, как правило, не дружили, не надо понимать буквально…Что же касается Коли, то в разные годы учёбы были, разумеется, у него друзья и среди поэтов. Это его земляк В. Коротаев, однокашник А. Передреев, всячески поддерживающие его А. Яшин, Е. Исаев и многие другие.
      Но крепче всех, какими-то особыми нитями души, он был связан с тёзкой поэтом Николаем Анциферовым. Лысенький, полноватый, невысокого роста, с нездоровым румянцем на пухлых щеках, Коля Анциферов уже окончил институт, имел довольно широкую известность и внешне, в наших глазах, походил на мэтра. Он был одним из немногих людей, встречаясь с которыми, Коля, в каком бы состоянии духа ни был, сразу же шёл навстречу, сияя лицом, открыто радуясь, внутренне оживляясь…
       Во время застолья оба Коли сидели рядом, на одной кровати, живо участвуя в застолье, а затем увлеклись беседой и общались уже только друг с другом, прерываемые взрывом веселья, песнями или торжественными тостами.
       Я был близко от них и слышал почти весь разговор. Сейчас совершенно не важно, о чём конкретно говорилось, но главное – я понял это тогда,  – они оказались близки друг другу душой, понимали один другого с полуслова…
    …Анциферов, рассказывая в хороших стихах о своём босоногом детстве, впервые поведал тогда о многих и многих из тех, кто не воевал (эта пора пришлась нам на детство), но не доживёт потом, несмотря на хорошую теперешнюю жизнь, и до пятидесяти лет. Он читал негромко, хорошо видя рассказываемое…
      Рубцов очень горячо и искренне аплодировал, радуясь за друга-поэта, тепло пожал ему руку, что-то сказал хорошее, весь светился от восторга, словно это и его праздник».
      О неформальном поэтическом турнире между Анциферовым и Рубцовым в общежитии  рассказал  писатель В. Сафонов (44). Оба поэта читали  множество стихов,  проверяя поэтическую силу друг друга.   Анциферов умер в 1964 году. В стихотворении «Памяти Анциферова»    Рубцов,  как  обычно,  точно   расставляет  акценты:
 
137
Среди болтунов и чудил
Шумел над вином наклоняясь,
И тихо потом уходил,
Как будто за всё извиняясь.
……………………………..
Он нас на земле посетил,
Как чей-то привет и улыбка.
 
      12 апреля 1964 года  Николай Рубцов посылает своему руково-дителю семинара Н. Н. Сидоренко такую телеграмму (19):
 
      ДОРОГОЙ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ  ХРИСТОС  ВОСКРЕСЕ – РУБЦОВ  – 
 
      Когда знакомишься с информацией (стихами, письмами и др.), исходящей от  имени Н. М. Рубцова, приходишь к мысли, что у Поэта всегда за очевидным фактом имеется в виду другая более глубокая информация. И она раскрывается не сразу, а только по мере философского и исторического понимания развития событий в мире и России. Вот и телеграмма руководителю семинара Сидоренко «ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ» – кажется  обычное в настоящее время поздравление. Но, во-первых, для эпохи Хрущёва, времени насаждаемого атеизма, сопровождавшегося разрушением храмов, это был ВЫЗОВ официальной материалистической идеологии. Во-вторых, это было открытое поздравление руководителя (скорее всего члена КПСС) с русским православным    праздником. Но, в-третьих,  (это  мнение  автора) воскрес Рубцов как русский человек, пришедший к православию, и в лице Рубцова явился Философ с проповедями Добра, Любви и Справедливости. 
      В статье «Детдом на берегу» А. Мартюков пишет:
     «Трудно человеку из семьи понять законы детдомовской общины. Они естественны и обязательны. Дети, родственные по судьбе, крепче сплачиваются. Злоба и ложь отвергаются. Предательство, как и всюду, вне закона».
      И детдомовский Николай Рубцов систематически попадает в буфетах ЦДЛ в протокольные истории. В апреле 1964 года  ему приписывают оскорбление писателя Трегуба.
     В апреле 1964 года  проездом из Вельска Архангельской области 
 
138
в Москве останавливается Л. Дербина. Она звонит  в общежитие и назначает Рубцову встречу (59). И вот здесь она уже в своих описаниях создаёт негативный образ поэта. Сообщает, что Рубцов явился с огромным «фингалом» под глазом, в старом пальто и в пыльном берете. И другими мазками Дербина нарисовала прямо натурального бомжа. Почему же она не ушла сразу? А стала слушать стихи Рубцова в скверике. Она, в это время 26-летняя незамужняя «красавица», приглашает «бомжа» Рубцова в гостиницу на «домашнее пиво». Зачем ей нужно такое приключение? Ясно, что замуж за такого незавидного мужчину или на интим, будь он хоть трижды С. Есенин, она не пойдёт. Что она и показала своим поведением в номере гостиницы. Во время этих «посиделок» Дербина выбегала неоднократно в коридор, явно кто-то должен был придти. После этой встречи она уезжает в Воронеж и там выходит замуж. За того, кого выбрала.
      Был ли этот звонок Рубцову случайным? Зачем такой цветущей начитанной, знающей себе цену, даме звонить в общежитие и встречаться с неброским  на вид деревенским поэтом? Ведь уже в то время  Л. Дербина тусовалась среди известных московских поэтов-шестидесятников и даже участвовала в Политехническом музее в августе 1962 года в съёмках фильма.
      И каким образом обыкновенная библиотекарь по образованию и роду работы Дербина сняла отдельный  номер в столичной гостинице на ВДНХ? В те времена, чтобы получить номер, нужно было быть важным общественным, партийным или хозяйственным деятелем, или иметь «блат», или иметь очень большие деньги (что тогда далеко не всегда «срабатывало»).
      И вот она поит пивом «несчастного» Рубцова. Зачем такой подвиг? Или узнать его планы, или всё же тогда «заглянуть» в творческую лабораторию талантливого поэта? Ведь Рубцов уже выступал со стихами по всесоюзному радио в феврале! Она признаётся, что выделила Рубцова из множества других. Уже тогда, тусуясь в Москве, она искала через поэтов будущий путь в Союз писателей СССР. Отсюда  одна из причин её заезда к Рубцову в Вологду в июне 1969 года.  А свою заветную мечту она пытается реализовать до сих пор. Но об этом – ближе  к  окончанию  книги.
      С февраля и вплоть до июня 1964 года  Рубцов периодически встречается     с   литераторами   В. Кожиновым,      Ф. Кузнецовым,
 
139 
А. Передреевым, Ст. Куняевым, В. Соколовым,  Н. Анциферовым.  Под впечатлением стихотворения «Звезда полей» Владимира Соколова Николай Рубцов в то время задумал и написал свою «Звезду полей». Есть информация, что Рубцов в одном из застольев договорился с  В. Соколовым о моральном  праве использовать название «Звезда полей» для  будущего сборника. Во всяком случае,  возражений В. Н. Соколова не опубликовано.      
      В мае 1964 года Станислав Куняев подарил Николаю Рубцову дореволюционное (1899 г.)  издание стихов Ф. И. Тютчева. На этой книге имеется дарственная надпись: «Дорогому Коле от Гали и Стасика 6 мая 1964 г.». После гибели Н. М. Рубцова эта книга вернулась к Ст. Куняеву, который передал её дому-музею в селе Никольском. 
     Об оценке Рубцовым поэтов сообщает Гришин (55):
     «Николай Рубцов сидит в беседке возле дома Герцена. В руках – нераскрытый учебник по марксистско-ленинской философии: перед сдачей экзамена, видно, решил отдохнуть, расслабиться.
      Присаживаюсь рядом.
      – Как ты относишься к Евтушенко?  – неожиданно спросил Николай.
     – Нормально.
     – А читал его стихи в последнем «Дне поэзии»?
     – Читал. Звенящие стихи, – полушутя-полусерьёзно подчеркнул я.
     – Вот именно! – Рубцов снял с головы берет, энергично помахал им над собой и, изображая свист ветра – «у-у-у», заговорил едко, напористо, что бывало с ним нечасто: –  Звенящие, свистящие, шумящие…
     – Есть такое понятие – верховой ветер. Подвывает где-то там, вверху, а землю не освежит, травинки в засуху не колыхнёт, только собравшуюся тучку разгонит… Так и нынешняя поэзия: уши закладывает от её крика, а на душе пусто.
     Николай неуловимым движением сунул в рот помятую «беломорину», прикурил, и этого времени ему оказалось достаточно, чтобы перенестись мыслями в другое столетие.    
     – Не говорю уже о Пушкине… Возьмём Тютчева и Фета. Мы о них чуть ли не с презрением – поэты чистого искусства… Чистого в смысле настоящего,  без  всяких  примесей – согласен. Потому   что
 
140
чистыми глазами глядели на мир  и  в стихах  себя  не выпячивали, а жизнь  через  себя показывали. А, да  что там!… – Рубцов  встал, бросил  окурок  в стоявшую рядом урну. –  Пойду философию сдавать.
       Ещё и ещё раз припоминая те мгновения, мысленно кричу ему вслед: «Зачем тебе этот экзамен? Ведь ты в себе самом носишь мир, который превыше всяких философий».   
      Уже тогда, к июню 1964 года, когда Рубцов говорил «Я» получалось из этого личного «Я»  русское родное «Мы».
      12 июня 1964 года был «организован» новый инцидент в ресторане ЦДЛ. Трое друзей отмечали сдачу Рубцовым  экзамена по советской литературе в весенней экзаменационной сессии. 
      Обстоятельства этого «дела» со стороны администраций были представлены в документах 3, 4, 5 и 6 главы 17 книги «Тайна гибели Николая Рубцова» (59). Привожу комментарии  к этим документам: 
      В сущности, конфликт состоял в том, что три приятеля хотели после 23 часов вечера (времени закрытия новых заказов) взять ещё   бутылку вина, тем  более, что на  другой  элитный  стол официантка Кондакова в нарушение установленных правил подала допол-нительно графин с водкой  (курсив Ю.К.-М.).  А другим клиентам («плебеям») официантка отказала. Что и возмутило трёх приятелей и их спровоцировали на ответные действия. Они отказались расплачиваться по счету. Это только и надо было администрации. Была вызвана милиция. И хотя   по счёту было «заплочено», расплачиваться пришлось Николаю Рубцову. Вместо мирного разрешения конфликта контролёр Прилуцкая составила докладную дирекции ЦДЛ.
      Ясно, что та местная кампания служащих ЦДЛ решила проучить строптивого студента. Во-первых, контролёр Прилуцкая узнала в ресторане именно Рубцова (какой-то студент узнаваем на уровне маститого писателя в ресторане! – прим. Ю.К.-М.). Во-вторых, именно Рубцов был задержан уже на выходе, в вестибюле (когда «инцидент в основном был улажен», по  признанию помощника директора ЦДЛ Сорочинского). В-третьих, именно у Рубцова отобрали студенческий билет и на него были написаны  докладные. В-четвертых, из ресторана все посетители выходят нетрезвые (туда же  не  чай  ходят   пить).  В-пятых,  именно  в  этот  
 
141
вечер  в  ЦДЛ произошёл  более  «крупный» случай. Один  из поэтов (головой!)  разбил в туалете ЦДЛ писсуар. В-шестых, аналогичных случаев в те времена в ресторанах с маститыми и «не маститыми» посетителями было множество.  Залы ломились от публики, денег у большинства горожан было достаточно и попасть в ресторан было трудновато, что знает автор не понаслышке.       
      А суть дела состояла в том, что не был забыт  инцидент с Рубцовым от  3  декабря 1963 года  в ЦДЛ, о  чём  уже рассказано  выше. Интересно, что докладные от метрдотеля, ст. контролёра и помощника  директора ЦДЛ  по случаю  от 12 июня 1964 года  были составлены только через 4 дня после происшествия. В докладной от 16 июня сообщается, что все задержанные посетители были студенты литинститута. Уже 17 июня  директор ЦДЛ пишет письмо  ректору  литературного  института   А. Мигунову  с приложением студенческого билета Рубцова. В общем, «проучили» тогдашние работники ЦДЛ непокорного поэта. Правда в результате попали сами на страницы литературной Истории.  
        Автор этой книги не стал бы бросать сразу очень большой камень в   А. Мигунова, который заменил  И. Н. Серегина на посту ректора, за его приказ об исключении Н. Рубцова c дневного отделения   литинститута. И  вот  почему.  К  22 июня  1964 года   А. Мигунов  имел   официальное  письмо  от   директора   ЦДЛ Филиппова Б. М. с приложенным студенческим билетом Николая Рубцова. И, тем не менее, ректор или кто-то из администрации действовал довольно последовательно в интересах опального студента. Рубцову позволили сдать все оставшиеся экзамены. Затем студент Рубцов приказом от 22 июня был переведён на третий курс. В принципе,  Мигунов мог просто исключить Рубцова из института в связи с организованными «телегами» (так обзывали докладные жертвы  обстоятельств). Затем, 23 июня 1964 года  Николай Рубцов  написал заявление о переводе на заочное  отделение  сроком  на год. 24 июня Мигунов получил письмо от какого-то всесильного консультанта  секретариата  правления  Союза писателей СССР тов. Б. Н. Соколова. Но приказ от 22 июня о переводе на третий курс  подписан. 25 июня ректор  Мигунов наложил на объяснительной записке Рубцова резолюцию «…отчислить  из   числа студентов очного отделения». О заочном отделении – ни слова.
      Мог ли А. Мигунов тогда принять другое решение? Ответ ясен! 
 
142
Иначе  его самого отчислили бы с должности за непринятие соответствующих воспитательных мер. Более того,  в письме от 26 июня  в адрес   тов. Б. Н. Соколова  ректор  А. Мигунов оставляет Н. Рубцову возможность быть принятым на заочное отделение литинститута. То есть по документам видно, что приказа о полном формальном исключении Рубцова из института нет. 
      А спас Н. Рубцова  вновь А. Яшин, он не дал раздуть дело. Но поэт опять лишился права проживания в общежитии, то есть крыши над головой. И всё-таки А. Мигунов дал возможность сработать  фактору  времени: надо было, чтобы этот случай  с талантливым поэтом  потерял актуальность. Заочное отделение – это был единственный для Рубцова выход из того положения.
      С 12 июня 1964 года Рубцов жил в общежитии в тягостной обстановке ожидания наказания за организованную против него провокацию. Во-первых, он не знал, чем всё это кончится. Во-вторых, он лишился трёхмесячной стипендии перед отъездом в Николу. Хорошо, что можно получить гонорар за публикации в «Юности», «Молодой гвардии» и позже в «Октябре». О встречах с Николаем  Рубцовым  в  это  время,  перед  отъездом  вспоминает  Э. Крылов (27):
      «Все разъехались на каникулы, и только мы с Рубцовым оставались в общежитии. Мне ехать было некуда, а его что-то задерживало (проблема исключения из института и перевода на заочное – прим. Ю.К.-М.). Но вот собрался и он в свою Николу. Я зашёл к нему в комнату. На полу лежал раскрытый чемодан. Сам он сидел на корточках и запускал жёлтого цыплёнка, который как-то боком прыгал на металлических лапках и старательно клевал пол. Рубцов заливисто смеялся, хлопал руками по полу, как бы отгоняя цыплёнка, а меня даже не заметил. Я постоял, потом, увидев в чемодане поверх белья странную книжицу, взял её в руки и тихо вышел. Книжица оказалась отпечатанной на машинке и называлась «Волны и скалы». Я прочитал её всю и, каюсь, мне захотелось её присвоить… Но потом мне стало совестно (всё-таки книжка вроде – не рукопись, да и как бы я стал смотреть ему в глаза), и я снова зашёл к нему. К моему удивлению, он всё ещё запускал цыплёнка, забыв обо всём на свете. Я окликнул его.
      – Вот посмотри.  Хорош, правда? Дочке везу, – и он опять пустил цыплёнка прыгать по полу.
 
143
       Я попросил у него книжку.
     – Извини, не могу. Это единственный экземпляр. Всего их было шесть.
     И он рассказал мне историю появления этой книжки.
     Мы стали прощаться, и он попросил меня обменяться шарфами. Я принёс ему шарф в чёрно-белую клетку, получив взамен его тёмно-бордовый».
      Из сообщения  Э. Крылова видно, что Рубцов не рассказывал о своей ситуации с исключением. Он едет в село, где  его ждут дочь Лена и Гета. И только позднее в пронзительной по жизненной ситуации «Прощальной песне» Николай Рубцов говорит Гете:
 
Ты не знаешь, как ночью по тропам
За спиною, куда не пойду,
Чей-то злой, настигающий топот
Всё мне слышится словно в бреду.
                                          
      Не могли, да и не хотели приспособленцы  оставить в покое Николая Рубцова, который искал в жизни справедливость.
       А. Черевченко сообщает о направлениях в поэзии в 60-е годы 20-го века (52):
      «Мой любимый сатирик, непревзойденный мастер сарказма Михаил Задорнов с полным основанием считает нынешнюю песенно-музыкальную «попсу» социальным злом, чем-то вроде стихийного бедствия. И не устает высмеивать её в своих выступлениях. 
      В 60-е – 70-е годы эта «попса» пребывала еще в зачаточном состоянии, зато махровым цветом цвела «попса» литературная, в основном поэтическая, хотя и в прозе её хватало. «Вождем» поэтический «попсы» был, безусловно, талантливый, но весьма предприимчивый поэт Евгений Евтушенко. Не отставали от него не менее одарённые Андрей Вознесенский, Роберт Рождественский, Белла Ахмадулина. Их имена были у всех на устах. Они породили сотни эпигонов по всей огромной стране. Эстрадная поэзия, бесспорно, была порождением времени, возросла и окрепла на дрожжах хрущевской «оттепели», её первейшей задачей было поддерживать у народа, одичавшего под гнетом сталинско-бериевской диктатуры, иллюзию свободы и демократии.
 
144
      Не исключено, что, возникшая стихийно, поэтическая «попса» со временем стала инструментом двух противоборствующих сил – КГБ и  ЦРУ – на  острие «холодной войны». Обе эти организации были кровно заинтересованы в её процветании. На родине, в официальной печати, её лидеры то и дело подвергались суровой критике, но ни один из них не стал «невыездным»  (курсив Ю.К.-М.), их стихи охотно печатали журналы и газеты – как  в России, так и за рубежом, книги выходили невиданными доселе тиражами, гонорары затмевали даже заработки высокопоставленных чиновников. В то же время эта «попса» плодила т.н. «диссидентов», оппонентов советскому режиму.   
      Ясное дело: на этом фоне поэты не менее талантливые, но исповедовавшие традиции русской классической лирики – Александр Межиров, Владимир Соколов, Станислав Куняев, Анатолий Передреев, Николай Тряпкин, Анатолий Жигулин и многие другие, внешне выглядели куда бледнее, поэтическая «попса» как продукт духовного потребления в то время пользовалась неизмеримо более высоким спросом. Поэтический цех России был расколот на два абсолютно несовместимых участка». 
     Николай Рубцов получает базовое литературное образование на первых  двух  курсах института,  занимается в семинаре  у  поэта  Н. Н. Сидоренко.  И в течение  учёбы  поэту  приходилось  очень несладко. То, что проходило для богемных похождений других студентов, не проходило в критических жизненных ситуациях для  Рубцова. Уж очень не соответствовал внешний  вид и независимое поведение Рубцова образу студента престижного института.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                       
      Руководитель семинара Н. Н. Сидоренко работал редактором в издательстве «Советский писатель». Он помог Рубцову на самом первом этапе выпуска сборника «Звезда полей». «Дом учителя был открытым для студентов: пили чай в семейном кругу, читали стихи, спорили. Анна Георгиевна, жена преподавателя, помогла Рубцову выбрать куклу для его дочери Лены» (Зинченко В .Д.,19).   
      После окончания 2-го курса Н. Н. Сидоренко среди всех студен-тов выделил именно Рубцова: 
      «Если бы спросили меня: на кого больше всех надежд, отвечу: на Рубцова. Он – художник по организации его натуры, поэт по призванию». (курсив Ю.К.М.).
 
145  
 
Информация к блоку № 3 монографии 
 
                      Семья Рубцовых:
 
Рубцов Михаил Андрианович, родился в селе Самылкове Сокольского района Вологодской области в 1899 году, умер в Вологде  29 сентября 1962 года.
 
Рубцова (Рычкова) Александра Михайловна родилась в селе Самылково в 1900 году, умерла 26 июня 1942 года.
 
Рубцова Надежда Михайловна, родилась в селе Самылкове в 1922 году, умерла в Няндоме 30 апреля 1940 года.
 
Рубцова (Шведова) Галина Михайловна, родилась 12 ноября 1928 года в селе Самылкове.  Умерла в марте 2009 г. в Череповце.
 
Рубцов Альберт Михайлович, родился в Ленинграде 2 января 1932 года, умер в Тюменской области 12 ноября  1984 года.
 
Рубцов Николай Михайлович, родился в Емецке Архангельской области 3 января 1936 года, погиб в Вологде  19 января 1971 года.
 
Рубцов Борис Михайлович, родился в Няндоме Архангельской области в 1937 году, умер в 50-ые годы 20-го века.
 
Рубцова Надежда Михайловна, родилась в Вологде в ноябре-декабре 1941 года, умерла 28 июня 1942 года.
 
Меньшикова Генриетта Михайловна, гражданская жена Н.М.Рубцова, родилась 25 октября 1937 года, умерла 17 февраля 2002 года в селе Никольском Тотемского района Вологодской области.
 
Рубцова Елена Николаевна, дочь Н.М.Рубцова, родилась 20 апреля 1963 года в селе Никольском Тотемского района Вологодской области.
 
 
 
 
 
325
Б И Б Л И О Г Р А Ф И Я
   
1 . Селезнёв Ю.  Избранное («Златая цепь…) М. Современник. 1987. 
2.  Рубцов Н.  Лирика. Архангельск. Сев.- Зап. кн. изд. 1965. 
3.  Рубцов Н.  Звезда полей. М. Сов. писатель. 1967 
4.  Рубцов Н.  Душа хранит. Архангельск. Сев.- Зап. кн. изд. 1969.
5.  Рубцов Н.  Сосен шум. М. Сов. писатель.1970.
6.  Рубцов Н.  Зелёные цветы. М. Сов. Россия.1971.
7.  Рубцов Н.  Последний пароход. М. Современник.1973. 
8.  Рубцов Н.  Подорожники. М. Мол. гвардия.1976.
9.  Рубцов Н.  Избранная лирика. Арх. Сев.- Зап. кн. Изд. 1974. 
10. Кожинов В. Николай Рубцов. М. Сов. Россия. 1976.
11. Воспоминания о Рубцове. Арх. Сев.- Зап. кн. Изд. 1983. 
12. Стихотворения Кольцова. С портретом автора, его факсимиле и статьёй о его жизни, сочинениях, писанною В.Белинским.  1846 год. Из книги: А.В.Кольцов, сочинения, Гос.  уч.- пед. изд. БССР. Минск. 1954. 
13. Кириенко-Малюгин Ю. Николай Рубцов: «И пусть стихов 
       серебряные струны…» (монография). М.МГО СП России. 2002.
14. Тютчев Ф.И. Стихотворения. Советский писатель. М.-. 1962.      
15   Фет А.А. Стихотворения. М. Худож. литература. 1979.   
16.  Полонский Я.П. Стихотворения. Советский   писатель. Лен-д. 1957.  
17   Блок А.А. Стихотворения и поэмы. М. Сов. Россия. 1979.
18. Есенин С.А. Собрание сочинений в пяти томах. М. Гос. изд. худож.     
       лит.1962. 
19. Рубцов Н. Собрание сочинений в трёх томах. Составитель 
      В.  Зинченко. М. Терра. 2000.
20. Ожегов С.И.  «Словарь русского языка» . 1985. 
21. Маяковский В.. Как делать стихи. М.1926. Интернет
22. Свиридов Г. Музыка как судьба. М. Молодая гвардия. 2002
23.  Белков В. Жизнь Рубцова. Вологда. 1993.
24. Кириенко-Малюгин Ю.  Об отце Николая Рубцова. Поэзия. Истина   
      Рубцов. М. изд. И.Балабанов. 2007. 
25. Материалы 18-го съезда ВКП (б). 1939. 
26. Рубцовский сборник. Редактор-составитель А.Е.Новиков.  ГОУ  
     ВПО «Череповецкий государственный университет». 2008.
27. Воспоминания о Николае Рубцове. КИФ «Вестник». Вологда.  1994.
28. Москва. Военные мемуары и архивные документы. М.  
      Издательское объединение Мосгорархив. 1995.
29.  Педенко С. Лёд и пламень (Долгожданный поэт). Арх. Сев.-  
      Зап. кн. Изд. 1981.
30. Кириенко-Малюгин Ю. Первая влюблённость Николая Рубцова.  
      Альманах «Звезда полей», 2010, выпуск № 2. М. НКО «РТС» 
 
326
      
31. Кириенко-Малюгин Ю. Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не  
      угасая…» (монография). М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз».   
       2011.
32.Быков А. «И золотое имя Таня…» Вологда. Издательство «МДК».   
     2009.
33. Кириенко-Малюгин Ю. О родном уголке. Тотемские вести. 2009г.
34. Вересов  Л.  Хибинский период великого поэта». Альманах «Звезда 
       полей» 2008. М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз». 2008.
35.  Русский север. № 4 (774). 16. 01. 1996 г.
36. Кириенко-Малюгин Юрий. «Над моей счастливою любовью…». Из  
       книги  «Поэзия. Истина. Рубцов». М.  Изд. И. Балабанов. 2007.
37. Николай Красильников. «Жизнь меня по Северу носила и по рынкам знойного Чор-су!» (Ташкентская эпопея Николая Рубцова). «Русский север». 23.05.2007 г.  (см. также Интернет «Николай Рубцов в Ташкенте») 
38. Коняев Н. Ангел Родины. Наш современник № 12. 1997
39. Иванов С. Николай Рубцов: эпизоды и образы. Нева (Петербург  
      литературный). № 12. 1999. 
40.  Кириенко-Малюгин Ю. Глава 4. Северный флот. «Мне не забыть у  
     дальних берегов…». Сайт www.rubcow.ru. «Звезда полей. Николай    
      Михайлович Рубцов и народное творчество», июнь 2010 г.
41. Кириенко-Малюгин Ю. Рецензия на публикацию Л.Вересова  
      «Рубцов  и Северный флот». www.rubcow.ru. «Звезда полей», июнь   
        2010 г.
42.  Российский писатель. «Хочу, чтоб вечно шторм звучал…»  №5-6,
     март 2008 г.
43.  Кириенко-Малюгин Ю. «Николай Рубцов: «Красным, белым и эелёным мы поддерживаем жизнь…» Альманах «Звезда полей», 2011, выпуск № 2. М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз».  2011. 
44. Рубцов Н. Видения на холме. ( В.Сафонов. Повесть памяти). М.  
      Сов. Россия. 1990.
45. Кириенко-Малюгин Ю. Новая дорога к  Рубцову.  М.  Российский 
      писатель. 2005.
46.  Коротеева О. Поездка в Находку к другу и сослуживцу  Рубцова.   Альманах «Звезда полей» 2014. № 1 (11).  М. Изд. НО«Рубцовский творческий  союз»
47.  Кириенко-Малюгин Ю. Два штриха к биографии Николая Рубцова.   
      Альманах «Звезда полей» 2014. № 1 (№ 11).  М. Изд. НКО   
      «Рубцовский творческий  союз».
48   Юпп М. Коля Рубцов – ранние шестидесятые…М. Наш  
      современник. № 1, 2003 г.
49. Николай Рубцов. Волны и скалы. СПб. Изд-во «Бэ – Та». 1999.
 
327
50 . Альманах «День поэзии», Л., 1972 г. 
51. ГАВО (Государственный архив Вологодской области).
52. Черевченко А. «Друзья давно минувших дней», № 18, 16.11.2005. Интернет.
53.  Попов Н. Тогда он был просто Коля. Трезвость и культура, № 5, 1986
54.  Шамахова Г. «Русь моя, люблю твои берёзы!». Русский север.1995
55.  Гришин И. «В горнице моей светло». Кругозор «Россия молодая», №  
       1, 1993
56. Рожина Р. Дорога на  «Русский огонёк» Рубцова.  Альманах «Звезда полей» 2006. М. Издатель И. В. Балабанов. .  www.rubcow.ru.   «Звезда полей…», .июнь 2006 г.
57. Шаповалов М. С днём рождения, дорогой поэт! Вечный зов, № 12, 2000, № 1, 2001.
58 . Макеев В. Наш современник, № 1, 2001.
59.  Кириенко-Малюгин Ю «Тайна гибели Николая Рубцова» ( 2-е издание, М. МГО СП России, 2004г.).
60.   Кириенко-Малюгин Ю. «Кто чёрный лебедь среди белых?» www.rubcow.ru.   «Звезда полей…», июнь 2016 г.
61.  Куняев Ст. Поэзия. Судьба. Россия. Кн. 1. (Образ прекрасного мира). М. Наш современник, 2001 
62. .Белков В. Первые итоги (из жизни Рубцова). Вологда. 1999. Вологодская писательская организация. ПФ «Полиграфист».
63. Старичкова Н. Наедине с Рубцовым. Вологда. 1999.
64. Лукошников В.И. Бабаевские вёсны Николая Рубцова. Бабаево. РИК «Наша жизнь». 2007 г.
65. Вторушин Ст. В его стихах звучала музыка. Наш современник. № 1, 1996 
66. Володин Г. Лето с Рубцовым. Альманах «Алтай», № 2, 1988.
67.  Чичинов А.В горнице моей светло. Алтайская правда. Барнаул, 1989.
68. Наш современник. № 1, 1996.
69 . «Прежде всего он был поэтом», интервью В.Тихонова с И.Пантюховым. Альманах «Август», Барнаул, № 2, 1996    
70. Азовский А. Наш современник. №1. 2001
71.  Кириенко-Малюгин Ю. Кукла от Николая Рубцова и не только. Из книги «Новая дорога к Рубцову» (М. Российский писатель. 2005).
72.  Елесин В. Север. Петрозаводск,  № 9, 1975.
73.  Кириенко-Малюгин Ю.  Рубцов в Кириллове в августе 1967 года. Из  книги  «Поэзия. Истина. Рубцов». М.  Изд. И. Балабанов. 2007.
74. Зинченко В. Жизнь и творчество Николая Рубцова. Славянский ход. № 13-14, декабрь 2000. Мурманск. 
75.  Анисенков А. «Я умру в крещенские морозы». Свет.№1. 1997
76.  Игошева Маргарита.  Мои встречи с Рубцовым. Альманах «Звезда полей. Издатель И.В.Балабанов.  2007.
 
328
77. Одинцова Лада. «Камертон». Прага. Издательство «ART – Jmpuls» . 2011.
78. Кириенко-Малюгин Ю. «Россия, Русь! Храни себя, храни! Николай Рубцов: его высшее образование и народная философия». Патриот, № 36, август 2004г.
79.  Белков В. Наш Современник. № 1. 2001. 
80.  Мартюков А. «Советская мысль. Великий Устюг. Апрель 2002
81. Сорокин В.В.  Русская тоска по свету в пути. Альманах «Звезда полей» 2011,  вып 2.  стр. 113-115.  М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз». 
82. Андреев В. Тайна – причина поэзии.  Альманах «Звезда полей» 2010, выпуск № 2,  стр 130-133. М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз». 
83.  Астафьев В.П. Затеси. Новый мир. № 2. 2000 
84.  Коротаев В. Козырная дама. Вологда. ИЧП «Крис», 1991.
85. Кириенко-Малюгин Ю. Тайна гибели Николая Рубцова. М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз», 2009 (3-е издание)
86. Суров М.В. Рубцов. Документы. Фотографии. Свидетельства. Вологда. 2006
87. Одинцова Лада. Могучая кучка в русско-советской литературе ХХ столетия (авторская редакция 2013 г.). Альманах «Звезда полей» 2013. № 1.
 
Список дополнительной литературы при написании монографии.
 
1. Есенин С.А. Собрание сочинений в 5-и томах. М. Гос. изд. худож.  лит.1962          
2.Тютчев Ф. И. Стихотворения. Советский писатель. М.-. 1962.      
3.  Блок А. А.  Стихотворения и поэмы. М. Сов. Россия. 1979.
4. Гоголь Н.В. Собрание сочинений. Том 6.  1953  
5. Кириенко-Малюгин Ю. «Я бегу от помрачений…» Наш современник. № 1. 2003 г.
6.Кириенко-Малюгин Ю. Эволюция национального мировоззрения Николая Рубцова», Роман-журнал XXI век. №№ 11- 12. 2004 г.
7. Э.Любенко. Слово о русском языке. Из альманаха «Звезда полей»,2007
8  Старичкова Н. И роковое имя Таня. Из Альманаха «Звезда полей» . 2009. М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз». 2009
9. Кириенко-Малюгин Ю.  Рубцововедение начала XXI века. Альманах «Поэзия». № 3-4. 2008
10. Киреенков В. О музыкальности поэзии Рубцова. Статья из книги «Николай Рубцов. «Пусть меня ещё любят и ищут…», М. Изд. И. В. Балабанов,  2007 
11. Оботуров В. Искреннее слово. Советский писатель.1987 г.
12. Лобанов М. Внутреннее и внешнее («Сила благодатная»). Москва. Советский писатель. 1975
13. Альманах «Звезда полей» 2006, М. Изд. И.Балабанов. 2006
14. Кириенко-Малюгин Ю. Методика оценки и критерии народности поэзии.  
     М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз». 2014
 
329
Содержание
 
Предисловие
 
Глава 1. Семья Рубцовых и раннее детство поэта. «Но вот наше 
              счастье распалось на части…»
(После гражданской войны, 3 января 1936 г…октябрь 1943 г.)…..15   
Условия жизни семьи Рубцовых, начало войны с Германией, смерть матери, первые стихи, разлука с родными. 
 
Глава 2. Детские годы в Никольском и Тотьме. 
            (октябрь 1943 г…июнь 1952 г.)……………………….……..25
 Песни, музыка и стихи. За путёвкой в жизнь. В лесном техникуме. Город-легенда – Тотьма: Спасо-Суморин монастырь, церкви русского Севера. Юношеские стихи. Первый поиск родных.
 
Глава 3. Пути-дороги юности. На тралфлот, в Кировск, в  
Ташкент, в Вологду, в Приютино. «Надо хлеба мне, хлеба! 
Замолчи радиола…» (июль 1952 г…сентябрь 1955 г.)…………...45
     К морю в Архангельск, на тралфлоте. Горно-химический техникум в Кировске. Летом 1954 г. в Ташкенте. Встреча с братом и отцом в Вологде весной 1955 г.  Жизнь в Приютино.
 
Глава 4. Северный флот. «Мне не забыть у дальних берегов…»
             (сентябрь 1955 г…октябрь 1959 г.)…………………………66
Северный морской флот, охрана полигонов ядерных испытаний, Приютино – 1957, литобъединение в Североморске, первые публикации, «морские» стихи и песни.
  
Глава 5. Ленинградский период. «Не простой,
                возвышенный,  в седле бы…»
                 (ноябрь 1959 г…август 1962 г.)…………………….…….87
Кировский (Путиловский)  завод, литобъединения, работа и стихи. Между городом  и деревней, цель жизни определена – поэзия. Сборник «Волны и скалы». В Москву и вперёд в Николу!
 
Глава 6. Литературный институт, очное отделение. «И всё на   
     правильном таком пути…» (сент.1962 г…июнь 1964 г.)……101
 Литературный институт, общежитие, рождение дочери в Николе, в ЦДЛ, на пути к первым студенческим публикациям. 
  Глава 7.  Непредсказуемые дороги: Никольское – Тотьма –  
                  Вологда – Москва – Бабаево – Череповец.  
                 (июнь 1964 г…апрель 1966 г.)…………………………. 146
   Родное  село Никольское – источник космического понимания окружающего мира, лето и осень 1964 г. – полный поворот к русской народной поэзии, семинар в Вологде, заочное отделение литинститута, подготовка сборников и снова провокации.
 
Глава 8. Рубцов на Алтае.  «Прекрасно небо голубое!»
                (май 1966 г…июль-август 1966 г.)…………………..…..184
Поездка в Сибирь. Катунь, Обь, Алтай. Восточная Скифия. Размышления об Истории – философские стихи «Шумит Катунь», «Старая дорога», «В минуты музыки».           
   
 Глава 9. «Звезда полей» - луч Света в русской поэзии. 
«И счастлив я, пока на свете белом…»
                    (август 1966г….июнь 1969 г.)……………………..….195
По Вологодчине, по Московии, по издательствам. «Звезда полей» – луч Света в русской поэзии 20-го века. Жилищная проблема решена. А семейно-бытовая?
 
Глава 10.  Рубцов: «Я спешу сложить свои стихи…»
                 (июнь 1969г….19 января 1971г.)……………………..…241
«Душа хранит», «Сосен шум», «Зелёные цветы» – новые сборники  русских народных  песен и стихов.  Рубцов: «Над моей счастливою любовью вдруг мелькнуло чёрное крыло…».  
  
Глава 11. Творческая позиция и мастерская Н.М.Рубцова…..260
       Ведическое и  православное, мистическое  мировоззрение,  
       богатство народного языка, народная философия,    
        исповедальность и песенность поэзии  
 
Эпилог от Лады Одинцовой ………………………………………….287
Эпилог от Юрия Кириенко-Малюгина ………………………….….293
 
Приложения (№№ 1 – 12)…….………………………….…..……...297
Даты жизни и творчества Н.М.Рубцова………………….…...….319
Семья Рубцовых………………..……………………...……..…..….325          
Библиография…………………………………………..…………..….326