Потом придёшь в литературу,
Где ждут тебя без громких слов:
Есенин, Гоголь и Рубцов!
 
Юрий Кириенко-Малюгин (октябрь 2004 года).

Сайт 2006 года


ИНФОРМАЦИЯ ДОСТУПНА
 

Новое на сайте:

01.12.2017
Юрий Кириенко-Малюгин. Песня «Возвращение домой» (гимн городам Воинской Славы). 
День матери. Библиотека им. М.Ю.Лермонтова в Москве. 
Вера Степанова. Среди священных колоколен. Стихи и песни. 
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. О ДЕМОГРАФИИ И РОЖДАЕМОСТИ 
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.
Блок № 3. 3-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018» 
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ» 
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Спроси у мамы (эссе) 
Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие
Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (главы 11 и 12).

31.10.2017
Сергей Есенин. «И душа моя – поле безбрежное…» Программа ЛМС «Родник»
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
Блок № 2. 3-ой  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей» 
Базовые литературные издания Ю.Кириенко-Малюгина
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 6. Наша встреча впереди 
Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие

30.09.2017
Фестиваль «Рубцовская осень» 2017 в Вологде
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.
РУССКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ АВТОРА ТЕКСТОВ И МУЗЫКИ ЮРИЯ КИРИЕНКО-МАЛЮГИНА
Юрий Кириенко-Малюгин. Песня «Возвращение домой» (гимн городам Воинской Славы).
Блок № 1. 3-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения» 
18-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 5. Спасите свои души! 

30.08.2017
Юрий Кириенко-Малюгин. «Тихая моя родина». Народная философия поэзии Николая Рубцова.
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
Базовые литературные издания Ю.Кириенко-Малюгина
18-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 3. «Вологодская тетрадь»

04.07.2017
Юрий Кириенко-Малюгин. Какая абсолютизация творчества Рубцова? 
Юрий Кириенко-Малюгин. О статье Е.Митарчук о спектакле «Николай Рубцов» в театре «Глас»
Юрий Кириенко-Малюгин. Тезисы из статьи Владимира Жириновского: «ЛДПР: дети – это не товар! Никаких «налогов на бездетность»! 
Юрий Кириенко-Малюгин. Демография, запрет абортов, рождаемость.
Юрий Кириенко-Малюгин. Демография, госбюджет, запрет абортов и прогрессивный налог (в порядке дискуссии) 
Юрий Кириенко-Малюгин. О вкусах редакторов и пиаре.
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 1. «Всё проясняется Россией»

10.05.2017
Ко дню Победы над фашистской Германией и её союзниками 
К юбилейному Всеславянскому съезду в мае 2017 года
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов и Православие (2002 г.)
Ю.Кириенко-Малюгин. Базовые публикации о жизни и творчестве Н.М.Рубцова и по литературоведению с 2001 года (май 2017)
Ю.Кириенко-Малюгин. Чужая слава не нужна.
Юрий Кириенко-Малюгин. Перечень авторских научных публикаций

18.04.2017
Награждение лауреатов конкурсов «Звезда полей» в Рязани
Награждение лауреатов конкурсов «Звезда полей» в Москве и по России
Литературно-музыкальная программа в Егорьевске
Юрий Кириенко-Малюгин. Пародии № 11, январь 2017
Библиография базовых публикаций Ю.Кириенко-Малюгина с 2001 года
Юрий Кириенко-Малюгин. О «завещании», посмертной маске и прижизненном портрете Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин. Пишущим о творчестве Н.М.Рубцова. Ссылайтесь на предшественников и не попадайте в компиляторы.
Юрий Кириенко-Малюгин. Творческая мастерская Н.М.Рубцова («В минуты музыки»)
Юрий Кириенко-Малюгин. Женщина – это не топ-модель, не секс-товар, не бизнес-леди, а мать, жена, продолжатель рода, носитель морали и Родины
Издания НКО «Рубцовский творческий союз» и Творческого центра имени Н.М.Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин. «Мистический реализм» Юрия Дюжева или народная философия в поэзии Рубцова? Игнорирование или точечная компиляция современных исследований?
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская подборка «Среди мирской ненужной суеты…»
Неучтённые публикации Ю.Кириенко-Малюгина о жизни и творчестве Н.М.Рубцова с 2001 года.

31.03.2017
Лауреаты 2-го поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей»
Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2017»
Альманах «Звезда полей» 2017. Послесловие (от редактора-составителя) 
Альманах «Звезда полей» 2017. Содержание
Альманах «Звезда полей» 2017 (выходные данные)
Юрий Кириенко-Малюгин. Ещё раз о фильтрации информации в диссертации Анастасии Е.Черновой
Юрий Кириенко-Малюгин. А где «академическая наука» по Рубцову была раньше?
Юрий Кириенко-Малюгин. Новое о Рубцове – это незаслуженно забытое старое (статья от 2005 года)

20.03.2017
Юрий Кириенко-Малюгин (текст и музыка). Мой старый город 
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторские афоризмы 
Юрий Кириенко-Малюгин. Классификация поэтов (к ноябрю 2016 г.) 
Ю.Кириенко-Малюгин. Памяти Лады Васильевны Одинцовой.
Лада Одинцова. О трёх книгах Ю.Кириенко-Малюгина и не только
Лада V. Одинцова. Стихотворная графика Николая Рубцова
Лада V. Одинцова. Могучая кучка в русско-советской литературе ХХ столетья
Сергей Порохин. Власть и Слово. 
Награждение лауреатов конкурсов «Звезда полей» 2017
Демография, запрет абортов и экономика 

28.02.2017
Блок № 5. Второй поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2017»

Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2017»
Юрий Кириенко-Малюгин. Маяковский – поэт или стихотворец на базе «рыбицы»?
Вячеслав Макеев. Моряки
Нина Полуполтинных. НАГРАДА «Николай Рубцов»
Елена Митарчук. Заметки на полях программки спектакля «Николай Рубцов» в Духовном театре «Глас»
Юрий Кириенко-Малюгин. Свидетельство о рождении Елены Николаевны Рубцовой
Владислав Киреенков. О музыкальности поэзии Николая Рубцова.
Татьяна Избенникова. ВМЕСТЕ
Алексей Башилов. Центростремительная тенденция любить Россию в поэзии Н.Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин. Кто есть кто в рубцововедении? Ответ педагогу В.Баракову.
Елена Митарчук. «Звезда полей» над Москвой и «неистовый Юрий»
Александр Избенников. Корни ведического мировоззрения в сознании Русского народа
Александр Обухов. Золотая энергетика

08.02.2017
2-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премия сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»

30.01.2017
Юрий Кириенко-Малюгин. Кто есть кто в Московском рубцовском движении?
Литературно-музыкальная встреча «Звезда Николая Рубцова»
12-я Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения» и литературно-музыкальный вечер «Звезда Николая Рубцова»
Блок № 4. 2-ой  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2017»
Александр Обухов. Золотая энергетика
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…»(М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз»; фрагменты из повести-предупреждения).
Юрий Кириенко-Малюгин. Уточнение в тексте статьи
Юрий Кириенко-Малюгин. Славянские поэты народного направления

26.12.2016
Юрий Кириенко-Малюгин. О Московском Кремле» Николая Рубцова.
Юрий Кириенко-Малюгин. Подборка «Пойдём петь во славу Руси!»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премия сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. О премиях и наградах к 80-летию Н.М.Рубцов
12-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Блок № 3. 2-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2017»
Юрий Кириенко-Малюгин. Классификация поэтов (к ноябрю 2016 г.)
Литературно-музыкальный вечер «Пусть меня ещё любят и ищут…»
Юрий Кириенко-Малюгин. Программа «Наша встреча впереди»
Юрий Кириенко-Малюгин. Кто есть кто в рубцововедении? Ответ филологу В.Баракову.
Юрий Кириенко-Малюгин. Глава 8 из авторской книги «Методика оценки и критерии народного стихосложения» (М. Изд. «Рубцовский творческий союз», 2014).
Юрий Кириенко-Малюгин. Глава 9. «Звезда полей» - луч Света в русской поэзии.

26.11.2016
Юрий Кириенко-Малюгин. О пропаганде творчества Н.М.Рубцова в год 80-летия
Блок № 2. Второй поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2017»
2-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
12-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Пародии № 10, ноябрь 2016 
Юрий Кириенко-Малюгин. Русские песни и романсы для эстрадных исполнителей. 
Календарь на 2017 год под девизом «Пусть меня ещё любят и ищут» памяти Н.М.Рубцова
Программа «Наша встреча впереди».
Юрий Кириенко-Малюгин. Встреча в ЦСО «Покровское-Стрешнево»
Программа в рамках 12-го Московского фестиваля «Рубцовская весна»
Юрий Кириенко-Малюгин. Дороги войны (тест песни и музыка)
Конкурс «Мастер» журнала «Москва» по роману «Мастер и Маргарита»
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…». Демография или ползучий геноцид.
Юрий Кириенко-Малюгин. Сборник Веры Степановой «Для Вас, читатели родные!»

30.10.2016
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России – дети!
Юрий Кириенко-Малюгин. Программа встреч с группой ЛМС «Родник», (Тушино г. Москвы).
Юрий Кириенко-Малюгин. Духовно-смысловая оценка народности поэзии.
Ю.И.Кириенко. Библиография базовых публикаций с 2002 года
Блок № 1. Второй поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2017»
17-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Встреча в ЦСО «Южное Тушино» 
Юрий Кириенко-Малюгин. Фестиваль «Есенинская осень» 
Юрий Кириенко-Малюгин. Конкурс-фестиваль «Русская тройка» 2016 
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПАРОДИИ № 9, ОКТЯБРЬ 2016
 

29.09.2016
2- ой интернет-конкурс "Звезда полей"
12-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Запрет абортов в России и повесть «Есть Божий суд…».
Фестиваль «Есенинская осень» 2016 
Юрий Кириенко-Малюгин. «Рубцовская осень» 2016 в Вологде 
Юрий Кириенко-Малюгин. «Рубцовская осень» 2016 в Биряково, Тотьме и Никольском
Юрий Кириенко-Малюгин. Пародии №8, сентябрь 2016
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторские песни для эстрадных исполнителей.
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская подборка № 10 «Неравный бой в эпоху перестройки» (1987-1991г.г.)
 

31.08.2016
Фестиваль «Есенинская осень» 2016
Владимир Андреев. О методике и критериях поэзии Ю.Кириенко-Малюгина
Юрий Кириенко-Малюгин. Пародии № 7, август 2016
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская подборка № 9 «А небо в синеву хмельную…»
Юрий Кириенко-Малюгин. Реанимация (рассказ) 

11.08.2016
Николай Рубцов. Стихотворение «Гоголь»
Юрий Кириенко-Малюгин. Стихотворение «Детство»
Юрий Кириенко-Малюгин. Пародии № 6, июль-август 2016
Юрий Кириенко-Малюгин. Подборка стихов и песен № 8. «Пишите белыми стихами»
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (редакция 2016 года), главы 5 и 6.

25.07.2016
На музыкальной странице представлены 3 песни на стихи Сергея Есенина (музыка Юрия Кириенко-Малюгина), 4 песни на стихи Юрия Кириенко-Малюгина, 4 песни на стихи Николая Рубцова. Исполнение песен ЛМС "Родник" (Вера Степанова и Юрий Кириенко-Малюгин) и авторское исполнение Ю. Кириенко-Малюгина. Записи 2003-2015 г.г.
Юрий Кириенко-Малюгин. Альманах «Звезда полей» 2016

Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (главы 11 и 12).

В связи с приближающимся январём – датами рождения и гибели русского народного поэта Н.М.Рубцова (03.01.1936 – 19.01.1971) и ожидаемыми необоснованными  публикациями литераторов,  журналистов и добровольных адвокатов осуждённой по суду Л.А.Дербиной – Грановской, автор представляет две главы из книги, изданной в 2004 году (М. МГО Союза писателей России, 2004,  ISBN 5-7949-0230-2) 
 
      Глава 11. Фантазии убийцы и голые факты.
 
    Николай Рубцов многое предвидел в жизненных ситуациях, в том числе, когда написал «Не надо слушать злых старух…»
   В «Воспоминаниях о Рубцове» многое замалчивает Дербина, шулерскими приёмами пытается взвалить вину на поэта. Некоторые фантазии просто уникальны. Продолжим по порядку.  
    Она обвиняет Рубцова в хроническом алкоголизме. Хитро-мудрая «поэтесса» придумала гроссмейстерский ход: периодические выпивки по обстоятельствам представить в виде болезни. При таком подходе всю мужскую часть населения России можно оболгать, «забыв», а кто же строил и строит объекты, производит продовольствие, водит транспорт, защищает Родину и т.д. В перерывах между выпивками, что ли? Между тем, Рубцов даже в прославленном общежитии бывал и «под градусом» и абсолютно трезвым (о чём почему-то многие очень «трезвые друзья» не вспоминают). Рубцов там  днями печатал стихи и никто не видел его пьяным. 
    В январе 1997 года (задолго до выхода опуса Дербиной) председатель Рубцовского Центра Санкт-Петербурга  Сергей Вакомин (Сорокин) опубликовал статью «О Русь! Кого я здесь обидел?..»(17). Автор конкретными  фактами  разгромил ряд доводов убийцы.
    Интересно, что в своём опусе Дербина клеймит обоснования писателя Н.Коняева, но помалкивает о статье С.Вакомина (Сорокина). А ведь Дербина живёт в одном городе, что и автор. 
    По вопросу уровня опьянения участников последней ночи   С.Вакомин (Сорокин) пишет (17): 
    «Вот вроде бы невинно звучит фраза Дербиной: «Часа через два Рубцов и трое из журналистов приехали к нам уже хмельные и ещё с бутылками вина» (здесь говорится о последних часах жизни поэта), – а  дотошный обыватель уже начеку. Он и сегодня готов драть глотку и утверждать, что Рубцов сам виноват, что вино и сгубило его.
    Но вот о чём говорят скупые строки милицейского протокола: «На балконе снежный покров не нарушен. В углу  стоит  металли-
 
101
ческая лопата и 18 бутылок из-под кефира и 3 бутылки из-под вина (какого? – в протоколе не сообщается, а жаль!)» И далее: «На кухне тоже обнаружены бутылки из-под сухого вина, «Шампанского» (значит, и на балконе стояли бутылки из-под сухого вина!)
    Сколько с собой принесли бутылок сухого вина журналисты – Дербина умалчивает, не указано и в милицейском протоколе…»
    Прокомментируем этот набор сведений.
    Рубцов водку не любил. От нескольких бутылок вина и при участии нескольких друзей – не станешь сильно пьяным. Как пишет «поэтесса», Рубцов проводил последним журналиста Третьякова на лестничной клетке. Значит, поэт  был под каким-то градусом, но не был сильно пьян! До убийства (вероятно, в 4 часа утра) Рубцов уже был трезвый.  А пол-пятого утра Дербина пошла сдаваться. Не сходятся концы с концами у убийцы.
    Начиная со страницы 178,  Дербина пишет о своём обращении к Богу. Психологически очень тонкий ход со стороны убийцы.
    Дербина описывает своё посещение могилы Рубцова 25 мая 1991 года. Два часа она искала могилу поэта, пока вдруг не услышала голос Рубцова: «Люда! Я здесь! Иди сюда!» Просто потрясает умение «поэтессы» фантазировать и вызывать сочувствие у доверчивого читателя «страданиями» (теперь это у неё трудности хождения среди оград, –  прим. автора). 
     А затем следует вершина дербинской демагогии:
    «Мы говорили с ним не менее получаса. Он просил у меня прощения за те страдания, которые он мне причинил. Я отвечала ему и, наверное, тоже просила у него прощения…» 
    Рубцов просил прощения у Дербиной?! Потрясающе! Что это? Сдвиг по фазе, как говорят нормальные люди  в таких случаях. Похоже, что «поэтесса» сама себя зомбировала на виновность Рубцова и теперь всем встречным и поперечным (журналистам и незнакомым) убеждённо внушает эту версию. Примечательно сообщение «поэтессы», что она наверное просила у него прощения… Даже здесь убийца не смирила свою гордыню.
   Можно было бы поверить её приходу к Богу, если бы она публично покаялась  в  своём преступлении  и, что главное,  ушла 
 
102
бы в сторону, замолчала. А она продолжает напористо доказывать свою невиновность. На одной из страниц опуса Дербиной некто Сусликов Я.Я. из Талицы, ещё один  добровольный адвокат  убийцы, сообщает: «…она находилась рядом с ним и терпела немыслимые в супружестве издевательства. Л.Дербина не убийца, как бы вам не хотелось, она, жена поэта, есть жертва ситуационных обстоятельств…» 
    Это ложь очередная (№42,  – прим. автора). Не была Дербина женой. Была она любовницей по определению. Зная, что «в ЗАГСе больше не бывать», почему Дербина не ушла сразу от Рубцова? Решила довести задуманное до конца?…Если вдруг поняла, что поэт разобрался с её мировоззрением, с её нигилизмом непрерывным и не преодолимым. Когда «поэтесса» приводит   фразу Рубцова «Я буду тебя медленно убивать», то она шулерски умалчивает, что он хотел морально «убивать», то есть разоблачать звериную поэзию, а также  эгоизм и игривость этой дамы. Поэтому было спланировано: смести поэта с литературного пути. Здесь ещё одна разгадка тайны той ночи.
     Газета «Литературный Петербург» правильно отметила, что «Сборник «Крушина» – сигнал, знаковый позывной антирусских сил». Знаковый потому, что подаёт сигнал применения сатанинских образов в русской поэзии. Такая поэзия может быть названа только русскоязычной и по сути провокационной, поскольку издаётся на русском языке и ассоциируется, особенно у зарубежных  неосведомлённых читателей с мировоззрением русских людей.
    Вот «талантливые» антихристианские стихи от Дербиной: 
 
Оживают полночные травы
Под серебряным оком луны.
Льётся дух забытья и отравы
Из раскрытых цветков белены.
Волчье лыко свежее сирени,
              Маттиолы ужасен дурман!
Обещают белёсые тени
Чьих-то чар колдовство и обман.
 
103
    Посмотрите, как Дербина воюет с добрыми стихами Н.Рубцова.   Поэт в стихотворении «Тот город зелёный» с грустью писал: «Сорву я цветок маттиолы / И вдруг заволнуюсь всерьёз». А что от Дербиной?  «Льётся дух забытья и отравы», «Волчье лыко свежее сирени…», «Маттиолы ужасен дурман» – это образы Тьмы и Зла. «Поэтесса» Дербина несёт в стихах злость и вражду. Что читатель может получить для Души, генетически тяготеющей к Справедливости? Дербина ёрнически «критикует» свои «стихи», приводя известные высказывания: «В этих строфах присутствуют все символы сатанизма: это и полнолуние, и око Иеговы, и дурманящая белена, и белёсые тени…»  Здесь  Дербина  применила известный психологический ход: привести  отрицательные  мнения   о  себе, а   последнее слово  оставить  за собой, «опровергая» доводы оппонентов. Аналогично она действует, когда сообщает мнение литераторов, считающих, что она была подослана к Рубцову.  
   Дербина сообщает  о фильме «Застава Ильича», в котором представлен литературный вечер в Политехническом музее в августе 1962 года. На вечере выступали, как она пишет, Евгений Евтушенко, Андрей  Вознесенский,  Георгий Поженян  и другие. Она сообщает, что только что приехала из Воронежа и в тот же вечер «оказалась» в зале Политехнического музея. А кто пригласил? В те времена «оказаться» в этом зале (и именно в этот день) было невозможно без специального приглашения. А Дербина представляет, что это было случайно. Она тоже выскочила на сцену, как и другие, и от волнения и восторга несла какую-то чушь. А рядом с Дербиной сидела известная актриса Анастасия Вертинская. Случайно? Ничего случайного здесь нет и быть не может. «Поэтесса» сообщает, что читал Вознесенский и какое-то матерное слово выскочило у него. Вертинская охнула и закрыла лицо ладонями. Интересно, что «поэтесса», видимо не охнула, а то бы она сообщила об этом. Дербина никак не комментирует матерность Вознесенского в этом эпизоде. Вроде всё нормально. А ведь если, что-то не по ней, у неё тут же масса доводов. Уже в те времена известные поэты готовили общество к матерщине. И ничего. Всё сходило им с рук при «тоталитаризме».
 
104
    А вот, что о том же эпизоде писал С.Сорокин (Вакомин) ещё в январе  1997 года (17):
    «Не знаю, как долго я ещё сомневался бы, прежде чем приступить к данному материалу, если бы не фильм В.Ермакова «Замысел». Эпизод, что в нём промелькнул, сразу расставил всё на свои места. А ведь он безобидный, даже милый, на мгновенье внесший оживление в зрительном зале. Но именно в нём и открылось то, что скрывалось в тайне. Режиссер Ермаков, делая фильм о Дербиной, вставил фрагмент из памятного всем фильма Марлена   Хуциева  «Застава  Ильича»…  По   признанию  самого 
Хуциева, ему многое пришлось вырезать и даже подправить сценарий, чтобы фильм увидели зрители. Одним из таких вырезанных фрагментов и воспользовался Ермаков. Он представляет сцену литературного вечера в Политехническом музее в Москве. В кадрах то и дело мелькают лица молодых тогда Е.Евтушенко, А.Вознесенского, Б.Ахмадулиной, Б.Окуджавы…
    Зал, как обычно переполнен. Все в движении, и вот на сцене, где находятся вышеперечисленные поэты, вдруг появляется возвышенно-романтическая девушка в черном с высокой прической и всё с той же восторженностью, чуть сбивчиво объявляет о выступлении Андрея Вознесенского. При этом происходит с ней небольшая заминка, в зале смеются, а Дербина, это была она, продолжает что-то говорить в зал. Так произошла первая публичная «засветка» «своего человека».
    Литератор В.Аринин прав, утверждая, что «когда к поэту приходит любовь, он не может не писать об этом…Но никакого «дербинского цикла» у Рубцова нет, хотя поэт в разное время писал о любви к разным женщинам».
    Надо учесть ещё следующие факторы. Дербина считала себя поэтессой, высоко образованной интеллигенткой, к тому же внешне довольно интересной женщиной, одевающейся со вкусом и неплохо знакомой с известными поэтами-шестидесятниками. И в этом смысле внешне незаметный» Рубцов – мужчина  невысокого роста, худощавый, лысоватый, небогато одетый, «деревенский» – никак  не соответствовал идеалу мужа для «представительной»   рвущейся   в  элиту   Дербиной. И   главное: 
 
105
была психологическая и идеологическая несовместимость.  Дербина это понимала. Отсюда её признание, что быть женой такого мужчины она никогда не станет. А вот не уступить в спорах и победить Рубцова морально ей очень хотелось. Кроме того, Дербина была нацелена кем-то (кто знал её неуступчивый характер) на победу в конфликте с Рубцовым. Психологически драма, переходящая в трагедию, была разыграна.  
   Ещё один момент, подмеченный С.Вакоминым (Сорокиным), необходимо привести: «А не раз замечали друзья, как Рубцов внимательно приглядывался к своему новому собеседнику и когда тот продолжал молчать или не выказывать внимания к окружающим, он сердился и прямо ему говорил: «А может, ты кем подослан сюда?»
   В своём опусе Дербина обвиняет писателя Н.Коняева в использовании её материалов. Ещё раз поставим точку над «i». Л.А.Грановская (девичья фамилия Дербина) – убийца по определению суда. Решение вологодского суда подтверждено Верховным судом России в 1996 году. Убийца и привлёчённые ей литературные и другие адвокаты пишут и публикуют продербинские материалы-фантазии незаконно. Грановская  должна действовать через судебные органы. И угрозы привлечь к ответственности тех, кто приводит фрагменты её высказываний, не имеют никакой юридической силы.
   Дербину саму надо привлечь к ответственности за непрерывную клевету в адрес убитого ею поэта и дезинформацию о характере Рубцова. Она наносит моральный ущерб братьям Рубцова от второго брака, и в особенности  дочери Н.М.Рубцова и его внукам. И несёт она дезинформацию относительно характера русского человека вообще. Для разоблачения этого приходится ссылаться на высказывания Дербиной. Иначе она будет дурить людей, играя на обычных разногласиях. И на удочку «поэтессы» попадаются наивные лица, журналисты и даже специалисты. 
    Вот какая-то Шура Фаблинова решила  издать  свои басни и  попала  в сети «поэтессы». Эта Шура каким-то образом вывела «поэтессу» на  медицинских экспертов (профессора кафедры судебной   медицины)   Ю.А.Молина  и   А.Н.Горшкова,  которые 
 
106
«обосновали» версию смерти поэта от сердечной недостаточности. Был создан «юридический» документ. Удивительно, почему эти специалисты взялись опровергать материалы следствия. И какой же подход нашла к ним убийца? 
   Газета «Русский Север» от 5-11 марта 2003 г. опубликовала статью   «Голгофа  на  двоих», в которой В.Серебров обоснованно опровергает доводы  медицинских экспертов  Молина и Горшкова, ссылаясь  на  материалы  следствия, а  также  приводит  мнение    вологодской      поэтессы   Н.В.Груздевой    о   характере Н.Рубцова. Наконец-то, «Русский север» после своих антирубцовских статей В.Есипова (сентябрь 2001 г.) и самой Дербиной (январь 2002 г.) напечатал близкую к истине информацию. Но В.Серебров, всё-таки, не ссылается на опубликованные ранее другими авторами книги и статьи, разоблачившие Л.Дербину (2,5,7,8,13,15,16,17). 
    Приближаясь к завершению «опуса», Дербина буквально заливается в словоблудии и самолюбовании. О «Крушине» Дербина приводит самые восторженные отзывы. Особенно «блестяще» высказался профессор Александр Михайлов (Санкт-Петербург) с учётом вампиризма Дербиной:
   «Нам известен, вероятно, целый легион женщин-вамп. Но какая по сути литературщина этот их демонически-обольстительный вампиризм! Это всего лишь игра на сцене, в кино, всего лишь рекламный образ, романс или роковая песенка. Настоящую женщину-вамп я знаю только одну, ту, чьи стихи читаю сейчас…» 
     Лестную характеристику «поэтессы» выдал А.Михайлов. Удивительно, что такие люди процветают в литературных кругах. О последствиях пропаганды вампиризма они, видно, не думают. Во все времена старались изолировать вампиристок от нормального общества. Известно определение, что «Вампир – «Сказочный оборотень - мертвец, якобы выходящий из могилы и сосущий кровь живых». Достаточно это для поклонников «поэтессы» или нет?
    Мистификации высокого класса выдают адвокаты Дербиной. Спрашивается: зачем же таким занятым и не бедным людям заниматься делом убийцы?
 
107
    Глава 12.   Всякое тайное становится явным.
 
    О чём ещё умалчивает Дербина? Тайна квартиры Рубцова после убийства. Почему не все свидетели  представлены на суде? Похоже, что высвечивается Рок, который  был  в тени. 
 
      Автор после специального запроса получил в мае 2002 года  письмо от новых жильцов квартиры Рубцова. Они въезжали в эту квартиру в апреле 1971 г. на заселение уже после суда. Вот что  написала Валентина Васильевна Шорохова, хозяйка квартиры.  
                                    «Уважаемый Юрий Иванович!
    Отвечаю на Ваши вопросы.
    Потолок в кухне был закопчён. В кухне, где стоял его стол, т.е. ближе к дверям кухни.
    В туалете была осквернена ванная и стены были очень выпачканы  г., т.е. говном.
    В комнате, где стояла кровать, была стена загажена, очень страшная квартира была.
    Газовая плита была залита кофе и вся грязная. У меня муж нанимал женщину, чтобы та вымыла всё, только тогда я могла зайти в эту комнату. 
   Вот коротко написала на ваши вопросы.
    До свиданья».
    После убийства Николая Рубцова в ночь на 19 января 1971 года остались такие приметы:
На кухне в квартире Рубцова весь потолок был чёрным, а квартира буквально ритуально изгажена. Вот, что  увидели  въехавшие в квартиру новые жильцы. О многом говорят также разбитые личные вещи Рубцова (икона Николая-Чудотворца, гармонь, пластинка Вертинского). 
Пропажа писем из конвертов. Кто их вытащил и кто унёс? Убийца, когда пошла в милицию с повинной, не могла взять их с собой. И не могла занести их к родственникам. В  квартире  имелись  следы    сапог,    которые      видела
      Н.Старичкова  через  несколько  дней   после убийства   во      
      время  осмотра архива поэта.  
 
108
Вид и расположение стола (фотографии из материалов следствия) свидетельствуют о том, что скатерть на опрокинутом столе лежит так, как будто только что постелена. Явно видно, что стол был аккуратно перевёрнут на бок, что можно было сделать только двум людям одновременно. При этом скатерть даже не сдвинулась с первоначального горизонтального положения. Если бы была борьба, то скатерть расположилась бы в беспорядке. В спешке не всё было продумано убийцами. Имитация борьбы была создана, но не достоверно.
    Следует дополнить картину ещё тем, что в ванной валялось не стираное бельё. Ну, всё говорит о том, что Дербина в качестве «невесты» Рубцова ничего не делала для наведения обычного бытового порядка. Особенно, в преддверии приёма гостей. Ясно, что она замуж не собиралась. «Поэтесса» шла по принципу: «Чем хуже, тем лучше». То есть, она создавала визуальную обстановку несовместимости Рубцова с условиями жизни.
    Помалкивает убийца  о горке пепла на кухне и чёрном потолке там. Значит, сжигали какие-то бумаги Рубцова. А ведь на это надо время! Дербина ничего не пишет о том, сжигал ли какие-то бумаги Рубцов перед убийством. А квартира была изгажена буквально. И виден сатанистский приём: всё испохабить в месте гибели своего врага. Какая же злоба была у убийцы!
     Знаковый номер квартиры был тогда у Рубцова – № 66. 
     А почему не все свидетели были на суде?
     Как пишут В.Коротаев в книге «Козырная дама» и Н.Старичкова в книге «Наедине с Рубцовым», все вологодские писатели, как нежелательные свидетели, были выведены из судебного процесса (убийцей при помощи адвоката Л.Фёдоровой, фамилия изменена – прим. автора). Именно Дербина была заинтересована в закрытом суде, иначе множество людей с улицы  оказались бы  посвящены   в  обстоятельства   садистского убийства. Только В.Коротаеву разрешили присутствовать на суде в качестве журналиста, но  не  дали   выступить  в качестве  свидетеля. Какие   же  мощные  и  невидимые  силы    вступили   в
 
109
борьбу на стороне Дербиной?! Сильные психологические ходы делала Дербина и её адвокаты по отношению к свидетелям. Те, которые были участниками последнего застолья с Рубцовым и Дербиной, очень боялись, как бы их не привлекли к соучастию в убийстве. Поэтому их свидетельства свелись к самооправданию.
   В.Коротаев, к сожалению, изменил фамилии действующих лиц в повести «Козырная дама». Как он потом говорил: только из соображений жалости к дочери убийцы, чтобы это не повлияло на её судьбу. Так бы оно и было, если бы убийца не ринулась чернить Рубцова и любыми путями пытаться реабилитироваться. Так что все последующие ответные публикации по этой теме на её совести. В книге «Наедине с Рубцовым» Н.Старичкова на стр. 197 пишет: «Одного за другим вызывает судья гостей Рубцова. Это журналисты. Ни один из них не считает себя участником постоянных застолий с Рубцовым и подробностей его жизни не знает. Подчеркнул: «Рубцов всегда пил вино, а я – водку». (Это был фотокорреспондент Аркадий Кузнецов).
      В своих «мемуарах» Л.Дербина пишет, что Н.Рубцов и трое журналистов приехали на квартиру уже хмельные и с бутылками вина. Из этих безымянных «друзей» Дербина называет вначале Николая Задумкина  и сообщает, что   Рубцов   одного  за  другим
прогнал всех. Дербина не называет участника застольной беседы – Аркадия Кузнецова. Он назван Н.Старичковой. Но был ещё и Лапин Б.А. Он упоминается ниже в судебном протоколе.     
    Сведения о четвёртом свидетеле проявились в «мемуарах» Л.Дербиной на стр. 140, где она сообщает, что последним покинул квартиру Альберт Третьяков. Они допили с Рубцовым последнюю бутылку, пьяно спорили. Будто Рубцов кричал, что он первый поэт, а Третьяков не соглашался. Получается, что А.Третьякова Рубцов не прогонял, а провожал.
    Дербина, сообщает, что «где-то в 11 вечера Рубцов проводил Третьякова до лестницы.  - До свиданья! До свиданья! – кричал он Третьякову, свесившись через перила в пролёт. «Перед самым, может быть, крушеньем я кричу кому-то до свиданья…» Рубцов возвратился в комнату, мы остались одни. Истекали последние часы». Это как понимать? Перед запланированным действием? 
 
110
     Хочется обратить внимание на представленную строку из стихотворения Рубцова «Поезд».  Для чего её ввела Дербина в текст? Она опять даёт ссылку на Рок. Значит, что для Дербиной было уже решено: Рубцов должен уйти из жизни. И кто-то подаёт ей такую команду сверху. Что это? Самозомбирование на действие? Или зомбирование читателя на оправдание действий Дербиной по команде Рока, изобретённого фантазиями «поэтессы»? И далее Дербина пишет, что «где-то в четвёртом часу я попыталась уложить его спать. Даже вытерла влажным полотенцем ему ноги… Я подумала: «Вот сегодня он уедет в Москву, и я покончу с собой! Пусть он раскается, пусть поплачет потом!» И мысль эта была тоже от гордыни». Чтобы показать самолюбивый характер поэтессы приходится дословно привести эти её слова.
     Между тем, не сходятся концы с концами у «поэтессы». Ранее в статье «Я не хотела убивать его» Дербина сообщила (14):  
   «Между тем тогда две ночи подряд я не спала, а с 18 на 19 января у нас «паслись» пьяные вологодские журналисты. Все это время я находилась в состоянии сильного эмоционального напряжения». Ложь №43. Вологодские журналисты ушли до ночи, до 19 января. Дербина завуалировала время ухода журналистов своей фразой «с 18 на 19 января…». Но как пишет Дербина в «мемуарах», последним в 11 часов вечера (то есть ещё 18 января,  –  прим. автора) уходил А.Третьяков. Далее Рубцов и Дербина остались одни. Но одни ли? Кроме того, «страдалица» Дербина две ночи не спала. Кто ей мешал спать?  А Рубцов разве спал в это время? Почему бы «жениху» и «невесте» не отправиться в постель? Выясняется, что Рубцову не давали спать (до четырёх-пяти утра три дня подряд!), доводили до полуобморочного состояния. Вот ещё одна разгадка тайны тех ночей.
   В другом месте публикации о последних часах она пишет, что Рубцов защищал Россию и русский народ, говорил об Истории России. А у неё болела голова. Понимание не спровоцированной трагедии русского народа и России видимо было для неё пустым словом. Значит, она имела другие убеждения. 
 
 
111
    Но в результате информации уже набирается не трое (как сообщает обычно очень дотошная Дербина), а четверо участников застолья. А был ещё и пятый. О котором молчит Дербина. И которого назвала Н.Старичкова. Об этом ниже.
      Н.Старичкова сообщает о том, что было на суде (5):
    «Кто-то из присутствующих вспомнил, что должен быть ещё один свидетель – Рыболовов Юрий. Судья просит пригласить из коридора названного свидетеля. Но его там не оказалось. Думаю, что же знает Рыболовов? И почему его нет? Вспоминаю, что он уже после похорон Рубцова заходил ко мне и рассказывал, что видел назреваемую ссору, если бы он знал, чем всё может кончиться, то остался бы. Но «мне нужно было на поезд к 2-м часам». Что же он знает ещё?»
    Вопрос Старичковой остался открытым. Но, значит, последним был не А.Третьяков, а Ю.Рыболовов, который должен был уйти примерно в час ночи, чтобы успеть на вокзал. 
    Между тем, Н.Старичкова сообщает (5): 
 «В моём доме по-прежнему с приходом Коли появлялся и Юрий Рыболовов. Летнее время у него было отпускное (Рыболовов был учителем, – прим. автора) и он приезжал в Вологду из Ивановской  области, где  было   постоянное   место   жительства. Поскольку у Коли появилось своё жильё, то не меньшее время Юрий проводил и даже жил у него». 
    Н.Старичкова сообщает, что Ю.Рыболовов и Н.Рубцов часто встречались в то время в Вологде. У Ю.Рыболовова оказались 5 автографов стихов Рубцова и две записки поэта. Директор никольского мемориального дома-музея Г.А.Мартюкова сообщила в письме от 15 мая 2003 г., что эти подлинники были получены Наирой Вартановной П. во время поездки к Ю.Рыболовову. Рубцов в записке  Ю.Рыболовову пишет: «Юра, обязательно открывай и спрашивай, кто ко мне приходил. Будешь уезжать – напиши обо всём в записке. И оставь ключ на столе. У меня есть. Ни в коем случае не греми, не шуми! Вынеси мусор из ящика на кухне в 9.15 во двор в машину. Гор. воды пока не будет. Отключили. Спи на раскладушке». По сообщению Г.Мартюковой вторая записка Ю.Рыболовову примерно такого же содержания.
 
112
     Текст записки свидетельствует о том, что этот учитель из Ивановской области периодически жил в квартире поэта и мог принимать посетителей. Ответных записок Рыболовова к поэту при уходе с квартиры не представлено и не опубликовано.
     А вот что пишет Н.Старичкова о первой встрече с Дербиной в конце июля или начале августа 1969 года:
    «Коля открыл дверь и не как обычно весело, а озабоченно и негромко сказал: «Проходи», и сам ушёл на кухню.
     Не успела я сделать и одного шага в комнату из прихожей, как в дверях мне навстречу появилась высокая, дородная женщина. Она заняла собой весь дверной проём…
    Мне было слышно, как они на кухне о чём-то негромко разговаривали. Потом (уже громко) я услышала фразу:
  – Я «Плиску» (в те времена марка недорогого болгарского коньяка, – прим. автора) в магазине видела.
   А Коля тоже громко, резко:
   – Что же ты её не купила?..»
   Судя по этому разговору, Дербиной не стоит прикидываться председателем общества трезвости и пенять Рубцову за выпивки.    На стр. 170 своей книги Н.Старичкова пишет (5):
   «По-прежнему к Рубцову приходил Юрий Рыболовов. Он не мог не видеть, как живёт поэт. После посещения Рубцова он не приходил ко мне, никогда не рассказывал, что там видел. Скрывал? Не знаю…Придёт ко мне, спросит: «Рубцов не был?»
   И улыбнётся, словно подразнит: «Я сейчас к нему пойду».
   И так каждый раз. И обязательно чем-либо угостит: помидором, яблоками из своего сада, конфетами, клюквой.
   Прошу передать Коле привет. Согласно кивает головой. Но передавал ли? Если передавал то, как реагировал на это Коля? Не знаю: обратной связи не было. После посещения Рубцова, как всегда, Юрий ко мне не приходил».
   Н.Старичкова сообщает о встрече с Рубцовым и Дербиной в Союзе писателей на отчетном собрании примерно в ноябре-декабре 1970 года. Отмечает замкнутость и неестественное поведение обоих «влюблённых». Пишет о своих переживаниях. По ходу развития событий Н.Старичкова приводит такой  эпизод: 
 
113
    «В таком смятённом состоянии застал меня Рыболовов Юрий, по-прежнему весёлый, улыбающийся.
   «Вот,– думаю, – счастливый  человек».
     Юрий угощает меня клюквой, крупной и спелой, и говорит:
Рубцов тоже клюкву любил.
    Не обращаю внимания на слова (любил, но ведь Рубцов жив. Может, оговорился?)…
    Беру в рот клюкву. Ощущаю освежающую кислоту и даже успокаивающее действие. Но помню внушение, что мне нужен череп….(Это в качестве табакерки,  – прим. автора).
  –  Ты можешь достать мне череп?  – спрашиваю Юрия. Он не удивляется моему вопросу, рассеянно смотрит по сторонам, словно убеждается, все ли на месте. И утвердительно кивает головой…Так же неожиданно, как приходит, встаёт и поясняет: «К Рубцову зайду»…
    Сообщает Н.Старичкова о последней встрече с Ю.Рыболововым до событий 19 января 1971 года (5):
   «Второго января порывисто вошёл ко мне в квартиру Юрий Рыболовов и, по-обычному, спросил: «Коля не был?» На этот раз он не разделся и не присел, как раньше на стул.
Я сейчас пойду!
Куда?
К Рубцову! Пойдём вместе!
Нет, – отвечаю, – он от меня уже далеко.
     Юрий улыбнулся. Мне даже показалось, что он обрадовался такому ответу…
     Приподнялась со стула, чтобы встать, но Жанетта (она сидела у меня на коленях) обхватила меня руками за шею: «Не уходи!» А Юрий в одно мгновение оказался у двери.
     Вот ведь какой! Приглашает, сам бегом, словно и приглашал только для того, чтобы узнать, как я отреагирую на это…»
     О многом говорят эти свидетельства Н.Старичковой. 
     Итак, известно, что Ю.Рыболовов был во время зимних школьных каникул в Вологде, так как 2 января он пошёл к Рубцову. Но сначала Ю.Рыболовов выяснил, пойдёт ли к поэту Н.Старичкова. И, конечно, несколько дней  он  был  в городе. А  к
 
114
10 января, к началу занятий в школе,  Рыболовов должен был вернуться в свою деревню в Ивановскую область. Кстати, в ту деревню, из которой он так и не уехал (сведения на июль 2003 г.).
    В «мемуарах» Дербина сообщает, что в ночь на 17-е января вдруг рано утром гулко хлопнула парадная дверь и тяжёлые медленные мерные шаги раздались на лестнице и  неумолимо шли наверх. И здесь Дербина проговаривается, что это идёт Командор  к кому-то из них (Дербиной или Рубцову) пожать руку, то есть приговаривает к  смерти. Дербина комментирует, что это идёт не человек, и шаги к ним и эти шаги не могли быть шагами нормального человека. Далее идёт описание суеверного страха. Прозвучал  резкий звонок. Открывать не стали. А затем шаги стали тяжко и мерно спускаться по лестнице. По мере того, как они удалялись, отлегло у неё от сердца, будто уходила, удалялась беда. Кто знал, что она уже на пороге? До беды оставалось ровно двое суток, как сообщает «поэтесса». Создаётся впечатление, что время было определено.
    Как пишет Дербина в «мемуарах», когда они были в семье  А.С.Шиловых вечером 17 января, Рубцов перед прощанием что-то выпалил, матерился (ложь № 44 от убийцы, см. ниже – прим. автора), а Алексей уговаривал его, помогал одеться.
    Член Союза писателей России Валерий Гостинщиков предоставил автору копию письма А.С.Шилова в адрес его отца, Гостинщикова Георгия Васильевича. 14 июня 1981 года, до письма они встречались на теплоходе «Яковлев». У А.Шилова картина этого вечера выглядит иначе, чем у Дербиной: 
   «Итак, о нашей последней встрече с Николаем Рубцовым, которая произошла зимним воскресным днём 17 января 1971 года. Где-то около 6 часов вечера раздался звонок, я открываю двери, смотрю Николай с Людмилой Дербиной. Проходите, раздевайтесь, будьте как дома, без церемоний. Дома  был  я  и моя жена, которую Николай почему-то всегда называл почтительно Нина Андреевна.
    Николай, помню как сейчас, был в валенках, в толстой рубашке кирпичного цвета (галстуки не любил), выглядел очень милым, добрым,  свежим,  охотно  говорил,  острил,  галантно    ухаживал
 
115
за дамами  (что  с ним   бывало   далеко   не  всегда). Говорили мы вчетвером за журнальным столиком. Николай сказал: разрешите, я разолью вино сам, сначала женщинам, потом нам. Был это портвейн, который Николай принёс с собой. Как в таких случаях водится, подняли по рюмочке за встречу. Когда немного «потеплело» на душе после тостов, Николай вдруг произнёс как-то просто, с подкупающей откровенностью, за которой угадывалась скрытая грусть – давайте сегодня слушать меня, поговорим обо мне. Пусть это вам не покажется странным и нескромным с моей стороны». У Николая это получилось очень мило, забавно и не обидно, как и бывает у настоящих поэтов, которые всегда и во всех проявлениях вполне естественны и искренни, как дети.
   Я спросил: Коля, что это значит? Как это понимать? – Да, очень просто,– ответил  Коля, – почитаем  мои стихи, послушаем песни на мои слова. Мы с удовольствием стали читать вслух его стихи, какие на память, какие прямо с книжки. Я взял гитару и спел несколько своих песен на стихи Николая. Николай слушал внимательно, молча, не перебивая, был взволнован до слёз. «Спасибо, очень хорошо», сказал Коля, когда я исполнил всё, что было у меня написано. 
    Я сказал Николаю: «о тебе в газете «Правда» пишут, хочешь прочту?» И я вслух прочитал отрывок из статьи, где тепло говорилось о поэзии Рубцова и Фокиной.
    Николаю тон статьи понравился. Там было в частности сказано: Рубцов ничего не растерял из своих прежних достоинств, а наоборот приобрёл новые.
    Говорили в тот вечер о разном, больше, конечно, о поэзии, о музыке, вообще об искусстве. Время бежало незаметно. Примерно около 9-10 часов стали прощаться. Я ещё раз поставил на проигрыватель пластинки из Дома Радио с моими песнями на слова Рубцова «Журавли», «Замерзают мои георгины», «Тихая моя родина», «Потонула во тьме отдалённая пристань…», «Звезда полей во мгле заледенелой».
    На прощание я подарил Коле пластинку (на рентгеновской плёнке), где я пел его песню «Рукой раздвинув тёмные кусты…».
 
116
Пластинку  я подал  Людмиле – дескать, это  надёжнее, а  то  Коля забудет или потеряет. Потом эту пластинку, всю заезженную нашли в квартире Рубцова – видимо Коле она очень нравилась. Я ещё раньше давал ему такую же точно пластинку – от души, на память. В тот вечер Людмила, попрощавшись, вышла первой, Коля за ней.
    Он очень долго в дверях не мог расстаться, как будто в предчувствии какой-то неотвратимой беды, хотя при этом храбрился и старался всем своим весёлым видом сказать: У меня всё в порядке, не беспокойтесь. Говорил ласково, нежно: Нина, Алексей, я вас очень люблю, люблю вашу семью, мне очень хорошо у Вас. Заходите ко мне в гости в любое время, только не в 12 ночи (видимо это время Коля считал почему-то неподходящим для встреч).
    Людмила ждала его внизу, на первом этаже и я Коле сказал: Коля надо идти, ведь тебя дама ждёт, неудобно, будь ты рыцарем. Не томи её, не заставляй ждать. Николай послушал, ещё раз пожав друг другу руки, мы расстались, пожелав спокойной ночи. 
   Больше я его не видел.
   А 19 января 1971 года, с понедельника на вторник во время какой-то жестокой ссоры (подробности не знаю) Дербина его задушила. Так ушёл из жизни этот большой, талантливый, истинно русский поэт, которого я знал с августа 1967  по 17 января 1971 года и дружбой с которым я очень горжусь, как и все, кто знал Николая Рубцова близко…  23 июня 1981 г.»
   По этому письму видно, что Шилов и Рубцов не ругались при прощании. Дербина в опусе пишет, что они вернулись домой в 9 вечера. А у Шилова: в 9-10 часов вечера начали прощаться, но и после этого А.С.Шилов поставил свою пластинку с несколькими песнями Рубцова и, кроме того, передал Дербиной новую гибкую пластинку «Рукой раздвинув тёмные кусты…». На всё это уходило  время. Кроме того, Дербина не стала вместе с Рубцовым прощаться с Шиловыми (как это обычно бывает после дружеской вечеринки), а спустилась одна вниз. А Рубцов ещё какое-то время стоял и разговаривал с А.С.Шиловым. Очевидно, что домой Рубцов с Дербиной вернулись после 10 часов вечера. 
 
117
    По сообщению Дербиной, едва они вернулись, как раздался звонок. И далее: «На пороге стоял человек в черной шубе, в черной шапке, в черных валенках с галошами, темноглазый и смуглый. «Какой-то черный человек», – мелькнуло у меня в мыслях. Он назвал себя Юриком, но кто он, что, я так и не поняла толком. Мы просидели втроём почти до пяти утра. Юрий оказался на редкость интересным собеседником, эрудитом. Речь его была порой загадочна, и я слушала его, как говорят, с открытым ртом. Так, впервые от него услышала, что поэт Николай Клюев был задушен неизвестным лицом где-то в вагоне поезда (оказывается, это совсем не так). Рубцов в этот вечер был молчалив и переводил взгляд то на Юрика, то на меня. Выяснилось, что в ночь на 17-е, где-то в пятом часу утра, тем самым «командорским шагом» приходил к нам Юрик». 
    Для чего Дербина пишет об этом? Она сообщает о неизбежности «беды». И она практически открытым текстом говорит, что Рок – это шедший ночью Рыболовов. Хвалит его за эрудицию. И выдаёт его?! Зачем? Намёк Рыболовову на то, что он должен расплатиться по какому-то счёту? И делает Дербина это через «книгу». Открыто встретиться они не могут.
    Вот здесь есть смысл подостановиться и оглядеться. Во-первых, едва Дербина с Рубцовым зашли в квартиру, тут же раздался звонок. Это говорит не о случайности звонка. Значит, Ю.Рыболовов ждал где-то на улице прихода хозяев. Во-вторых, не верится, что Дербина, по её сообщению, впервые познакомилась с Рыболововым только в ночь с 17 на 18 января 1971 года. Дело в том, что Ю.Рыболовов знал Рубцова уже с 1968 года. И судя по запискам Рубцова в адрес Рыболовова, последний оставался и один в новой квартире поэта. Л.Дербина прибыла в Вологду  в июне  1969  года. И  в  таком  небольшом  городе  (как Вологда в то время) на поэтической стезе они встречались, наверняка, до 17 января. Ведь Дербину хотели познакомить именно с Рыболововым на предмет взаимности (о чём сообщила Н.Старичкова в своей книге). Интересно, что Дербина называет нового «случайного» знакомого ласково Юриком («так он представился»). Похоже, что «поэтесса» проговаривается.
 
118
    Дербина пишет, что Рыболовов пришёл в гости без бутылки и на ночь глядя. Она сообщает о своих ощущениях от беседы с «Юриком»: «У меня было странное состояние: этот человек возбуждал к себе несомненный интерес и в то же время настораживал. В пятом часу утра он ушёл…» То есть всю ночь они просидели. И когда Дербина спросила: – Кто  это? – Рубцов ответил: «Да какой-то  темный человек, я и сам его толком не знаю». Странное сообщение Дербиной о ночном госте.
   И, наконец, в-третьих. Какой смысл Рубцову при наличии рядом «невесты» сидеть с Ю.Рыболововым до утра? И это в ночь на 18 января после прихода с вечеринки от Шиловых. Ничего Дербина не рассказывает о содержании беседы с участием Ю.Рыболовова. Сообщает она только о том, что получила слегка под зад коленом от Рубцова из-за комплимента в адрес Юрика.
    По факту первичного знакомства Дербиной с Рыболововым (как заявляет «поэтесса») нельзя ей ни в коем случае верить. Не могли эти две личности не встретиться за полтора года в окололитературных «тусовках» в Вологде.       
     Итак, Рыболовов уже после  зимних  каникул – в Вологде. Зачем? В ночь с 16-го на 17-е января он шёл, как Командор, на пятый этаж к Рубцову, о чём сообщает Дербина. Таким образом, Рыболовов на выходные дни (суббота 16 января и воскресенье 17 января) приехал в Вологду. В силу договорённости или случайно? И вернуться ему надо было к понедельнику 18 января. Но в ночь  на 18 января Рыболовов пришёл к Рубцову и Дербиной и просидел до пяти утра, по сообщению «поэтессы». И в этот день не уехал. И в ночь на вторник, 19 января он был у Рубцова. Почему он бросил занятия в школе?
     Ещё об одной тайне пишет Н.Старичкова (5): «В куче обрывков я обратила внимание на листок из записной книжки Коли (тоже по нему прошлись чьи-то сапоги). Стихи написаны карандашом. Уже полустёртые. Черновик. Оказалось, что это не один листок, а три. В середину вложен ещё один (одинаковый по формату), но из другой записной книжки. На нём тоже написаны стихи, тоже карандашом, но другим почерком».
    Вот фрагмент из незавершенного стихотворения Рубцова (5): 
 
119
Как выбрать путь, где нет обмана?
Как выбрать путь, который твёрд?
Какому крикнуть капитану:
 – Эй, капитан, возьми на борт!
 
    Николай Рубцов рассказывает о сложной жизненной ситуации. Поэт чувствует обман, идёт по зыбкому пути. Но он ищет выход, поддержку, «капитана», который спасёт неустроенного матроса.
   Приводим также стихи загадочного автора и для сравнения справа строки Рубцова из стихотворений «Посвящение другу», «По мокрым скверам…», «Старый конь». Сравните строки:
 
За железною оградой                      Замерзают мои георгины,
Уже вырыта могила,                       И последние ночи близки,
И поёт над ней надсадно                И на комья желтеющей глины
Ветер песнь свою уныло.               За ограду летят лепестки.
 
И бросает снег соленый
На лицо друзей и плечи,
Твой земной неугомонный             
Кончен мир, потухли свечи.     
 
                                                      Ищу под крышей свою пещеру,
И угас электропламень,             В ней тихо очень.
В темноте замолкла лира,          Горит пустынный электропламень
Символом на серый камень.      На прежнем месте…
На погост ушла от мира.           Как драгоценный какой-то камень,
                                                                     
Но идёт по стуже, холоду,           Хоть волки есть на волоке
Всё также на огонь,                      И волок тот полог,
Вновь по волоку из Вологды       Едва он сани к Вологде
Твой старый добрый конь.           По волоку волок.
                                                        Звени, звени легонечко,
  Мой колокол, трезвонь!
                                                        Шагай, шагай тихонечко,
  Мой старый добрый конь!
 
120
    Н.Старичкова пишет в комментарии:
    «Согласитесь   со    мной, что  автор   этих строк  много  знал  о 
последних  днях   жизни  поэта  Николая  Рубцова.  Иначе  откуда такая уверенность  и  даже  жестокость   сообщить  живому поэту   о  его смерти, как свершившемся факте? Эти строчки  наводят  на мысль, что смерть Рубцова не случайность».
    Автор тоже прокомментирует этот момент.
    У Рубцова старый конь идёт в Вологду. Увидел Вологду и заржал от радости. А в шулерском стихотворении конь идёт из Вологды куда-то. Но автор этого стихотворения был очень неплохой психолог. Он подводил поэта к мысли о никчемности жизни. То есть велось зомбирование на добровольный уход. 
    Настораживает ещё один факт. Пластинку «Раздвинув тёмные кусты…» нашли  заезженной. Значит, её крутили непрерывно полтора дня, две ночи! Проигрыватель принадлежал Дербиной.
 
И эту грусть, и святость прежних лет
Я так любил во мгле родного края,
Что я хотел упасть и умереть
И обнимать ромашки, умирая. 
                          Пускай меня за тысячу земель
Уносит жизнь! Пускай меня проносит
По всей земле надежда и метель,
Какую кто-то больше не выносит!
Когда ж почую близость похорон,
Приду сюда, где белые ромашки,
Где каждый смертный свято погребён
В такой же белой горестной рубашке…
 
    После совершенного преступления, когда замысел зомбирования на самоубийство не  оправдался, надо было заметать следы. Не шулерское ли стихотворение искали убийцы после преступления, но так и не нашли, так как оно было  вложено в другое стихотворение Рубцова? А времени не было. Надо было идти сдаваться. Принять на себя вину, так как групповщина по убийству добавляет срок. И  пришлось Дербиной 
 
121
брать всю вину на себя. Но так было в самом начале уголовного дела. Когда отрицать факт убийства было невозможно.
     Н.Старичкова обратила внимание на то, что по листку из записной книжки Коли прошлись чьи-то сапоги. В связи с этим вспомним нарочито громкие шаги «Командора» в ночь на 17 января. И почему Дербина-Грановская ушла «сдаваться» в милицию после убийства в валенках Рубцова (как пишут об этом В.Коротаев и другие)? Почему не в своей, наверняка, хорошей обуви? Причина, скорее всего такая. Никто не должен был услышать её шаги. Похоже, что за или перед ней спускался некто другой с пятого этажа, из квартиры Рубцова. И эти скрываемые шаги от сапог не должны быть услышаны соседями.
    Ещё один момент нестыковки показаний состоит в следующем. Дербина говорила на суде, что Рубцов закрыл дверь, а ключ спрятал и не выпускал её из квартиры. Но после убийства, как она вышла из квартиры? Дербина не говорит, как нашла ключ.
     Н.Старичкова пишет в воспоминаниях (5):
     «С разрешения Геты я подобрала с полу портрет Гоголя с раздавленным стеклом, разбросанные по полу иконки, разбитый комнатный термометр, одёжную щётку, охотничий нож, деревянную пепельницу в виде ладьи, расчёску…Меня поразило увиденное на столе. Казалось, что поэт только что встал из-за него. На нём стопкой лежали сероватые листы машинописной бумаги. Лежал и листок с началом стихотворения, который я видела при первом посещении опустевшей квартиры.
     Читаю вновь: «Горячий сок по жилам её хлещет…» И отвожу глаза. Жуткая запись».
     Очевидно, что Николай Рубцов сочинял или, точнее, записывал текст стихотворения, а он явно направлен в адрес Л.Дербиной. Не могла предусмотрительная Дербина оставить на столе такой текст. И тут возникает обоснованная догадка. По фактам от Н.Старичковой. И с учётом показаний Дербиной, что она, будто бы, сначала вымела в квартире стёкла, убрала зажжённые спички. И лишь потом пошла в милицию сдаваться. Значит кто-то оставался в квартире. И подложил записку на стол. И почему эта записка не попала в материалы дела?
 
122
     В «мемуарах» Л.Дербина приводит стихотворение о том, что она видела 9 января во время вечернего похода в ЗАГС: 
 
Но, минуя Соборную горку, 
мы пошли по реке напрямик,
и смотрел по-враждебному зорко
из метели на нас чей-то лик.
………………………………
И в какие-то доли мгновенья
За колоннами снова возник,
Как зловещее чьё-то виденье,
Тот враждующе-пристальный лик.
 
   Что это? Мистификация или реальность? Но Дербина часто свои видения потом оформляет стихотворными реальностями.  
    Целенаправленно в пользу Дербиной вёлся процесс. Очень грамотно поработала адвокат Л.П.Федорова. Одних свидетелей удалили (писателей и особенно Рыболовова). Других для показаний в  пользу убийцы – привлекли (бабы из Троицы). Даже привезли бывшего мужа и родителей убийцы.
    Напомним стихи Дербиной, которые явно адресованы Рубцову:
 
Ты видел: тебя не любила
Не видеть ты это не мог.
 
    А кого же тогда любила Дербина? И вероятно, проницательный Рубцов заподозрил её в связи с конкретным мужчиной? Есть у Дербиной стихотворение с обращением «Любимый» и о телефонном разговоре с этим персонажем. Проговаривается «поэтесса». У Рубцова телефона дома не было.
     На открытие второго Рубцовского центра в Москве 1 сентября 2002 г. любительница Рубцова Наира Вартановна П. привезла из Ивановской области от Рыболовова в дополнение к экспонатам М.А.Полётовой и её дочери Ольги посмертную маску и прижизненный портрет Рубцова, как было сказано, художника Малыгина. Но откуда у Рыболовова эти предметы? В ноябре 2002
 
123
года автор узнал в Вологде  от Н.Старичковой, что, судя  по фото, в Москве представлен не прижизненный портрет, а какой-то другой портрет от Рыболовова. О подлинности портретов ниже.
    Н.Старичкова пишет (5): «Передо мной мелькают живые кадры прошлых лет, как в документальном кино. Я поражаюсь встречей с Юрием Рыболововым в Николе в год смерти поэта. А он-то здесь зачем? Оказывается, он приехал и сфотографировал Лену и дом Рубцова, который теперь ушёл на слом.
    И опять мысль: «А почему он не делал снимков Рубцова, когда очень часто виделся с ним в Вологде, и тогда – в  лесу?»
     Почему он вначале говорил, что хотели его познакомить с Дербиной, что он был у Рубцова в тот злополучный вечер перед бедой, а потом всё отрицал?  
    Почему он только после смерти Рубцова сообщил мне, что Коля каждый раз шепотом спрашивал обо мне, когда его подруга уходила на кухню?
 – Как она там? Она (кивал в сторону кухни) её ненавидит. Ты утешь её, женись на ней…
 –  Господи! Понимаю, что Коля уже знал о своём конце. Только так дают на Руси наказ, когда обречены на смерть. Как будто чёрная рука отводила его от того, что могло спасти».
   Что это за чёрная рука, на которую намекает  Н.А.Старичкова?
   На стр.204 Н.Старичкова сообщает: «Вот и мой брат Эдик рассказал мне о встрече с Рубцовым ... Он видел его хмурой осенью 1970 года, стоявшего около своего дома. Рубцов стоял, съёжившись под дождём, поникший, словно беспризорный. Сообщил, что ключа у него нет: домой не попасть. У брата были с собой инструменты и он открыл дверь…»     
    Спрашивается, почему у хозяина не оказалось ключа? Значит, у кого-то этот ключ был. А кто этот другой? А может и не один?   
     Н.Старичкова сообщает о пропаже из квартиры Рубцова  многих предметов и материалов (5):
    «Куда исчезла новая   записная книжка, где кроме телефонных номеров, написанных вдоль и поперёк, без фамилий абонентов, ничего не было?» В Государственном архиве Вологодской области (ГАВО) есть только ленинградская записная книжка. 
 
124
    Куда «испарились» машинописные листочки незаконченной повести из флотской жизни поэта?   
    Нет моего рисунка шариковой ручкой головы поэта. Его я показывала В.С.Белкову.
   Чем это объяснить?! Любовью, тягой к личности поэта людей, которые любыми путями хотели увековечить причастность к знаменитости?! Это тоже пока остаётся тайной».
    Ранее Н.Старичкова упоминала о пустых конвертах  и об исчезновении писем. Автор этой книги сообщал об исчезновении личного дела Рубцова в литинституте, которое видела еще в 1990 году В.Зинченко. Последний раз на это дело ссылается Н.Коняев.
   Есть люди, которые понимают, что когда-то рубцовские вещи будут дорого ценится. Обстоятельства приобретения портрета Рубцова Наирой Вартановной П. требовали выяснения. (Этот текст был написан до августа 2003 г., о причинах ниже).
    Но вернёмся к главному: Почему следствие не доведено до конца опросом всех свидетелей в ночь убийства Рубцова? И никто не обеспечил участие  писателей в суде в апреле 1971 года?
    И всё-таки тайна гибели Поэта близка к разгадке. Ещё живы и Дербина-Грановская и свидетель Ю.Рыболовов.
     Дербина зло выступала на суде против Н.Старичковой, пыталась её ошельмовать, спекулируя на чувствах. Дербина боялась, что Старичкова может её разоблачить.     
    Дербина сообщает текстом   из судебного протокола: «Вина Грановской в умышленном убийстве Рубцова подтверждена показаниями свидетелей Задумкина Н.Н., Лапина Б.А., Третьякова А.Ф.  и других…» Другие свидетели ей не названы. 
    Далее начинается эквилибристика убийцы, которая сообщает: «Если бы, действительно, имело место умышленное убийство, то Рубцов  умер  бы  «естественной»  смертью  алкоголика   и   судить было бы некого. По существу, единственный козырь суда – моё личное признание вины. Можно представить потрясённую случившимся молодую женщину, которая сразу же бросается в милицию и берёт всю вину на себя»».
   Это уже демагогия высшего класса!  Особенно по части «бросается в милицию». Читатель, надеюсь, не забыл, что  убийца 
 
125
сначала сделала уборку в квартире, а потом «бросилась» в валенках в милицию. В момент после преступления Дербина не могла отрицать свою вину, так как доказательства не просто смерти, а садистского убийства с издевательствами над жертвой налицо. А теперь после десятилетий выжидания, пока умрут многие важные свидетели, убийца начинает эпопею ухода от признания вины. В чём причина её поведения? Их несколько.
    Сначала Дербина испугалась высшей меры за злодеяние. И начала «косить» под ненормальную. Но когда поняла, что высшую меру ей не дадут (при наличии малолетней дочери), а из психбольницы ей никогда не вырваться на волю, она тут же представила себя нормальной перед врачами. А в «мемуарах» «поэтесса» сообщает, что её хотели, будто бы, запрятать в «психушку», но она не поддалась. Изворотливость потрясающая!
    Затем Дербина хотела уйти под неумышленное убийство и получить всего год условно. Не получилось. Слишком были явные следы садистских издевательств над Рубцовым. Затем Дербина начала разыгрывать ситуацию «Кто кого». Пошли в ход фантазии в описании «схватки». А, между тем, характер убийцы проясняется и проясняется. Это эгоцентризм высшего порядка! И игра на противоречиях между мужчиной и женщиной.
   Дербина всё отслеживает по теме Рубцова. Приводит выдержки из статей свидетелей результатов её «работы», а также вперемешку с этими фактами добавляет фантазии журналистов и литераторов. Которые получены со слухов, запущенных специально «друзьями» и/или родственниками Дербиной.   
    Интересно посмотреть, как она зомбирует себя:  «Только бы остаться самой собой. Только бы остаться самой собой». Это какой же самой собой? Эгоисткой и непогрешимой? И где покаяние в злодейском преступлении?
   А для того, чтобы правда о запланированном убийстве не вскрылась сравнительно быстро, кто-то предусмотрительно принял юридические меры: было решено не открывать дело до 2047 г. До того времени, когда Дербиной не стало бы на свете и актуальность темы пропала бы. Но непрерывные заходы убийцы на реабилитацию вынуждали судей заглядывать в дело.
 
126
       Глава 13.  Новые обстоятельства. 
 
   Убийца временами и местами проговаривается. Зачем? 
 
    Очень подробно пишет Дербина в опусе о точных датах и обстоятельствах знакомства с Рубцовым. Это значит, что она постоянно вела дневник (о чём она, кстати, вообще не говорит). Для того, чтобы не догадались, что за Рубцовым была постоянная слежка. А Виктор Коротаев незадолго до смерти сказал в Москве, что вокруг Рубцова был «заговор» (свидетельствует М.Полетова).