Всероссийская литературная премия «Звезда полей» имени Николая Рубцова

 Премия учреждена Постановлением законодательного собрания Вологодской области от 30.10.1997 г № 398. Предусматривалась ежегодное присуждение  премии. В 2002 году было установлено присуждение Премии раз в два года. 
 
К сожалению,  прямых сведений со списками лауреатов премии  в интернете не имеется, в том числе на сайте «Душа хранит». Методом поиска удалось установить ряд лауреатов:
 
Бараков В. Н. (1998 г.) – литератор, автор статей о творчестве Н. Рубцова, г. Вологда
Белков В. С. (2000 г.) – литератор, исследователь биографии Н. Рубцова, г. Вологда
Козлов В.В. (2002 г.) – поэт, г. Иркутск
Вакомин С. А.  (2003 г.) – поэт, пропагандист творчества Рубцова, г. С.-Петербург
Груздева Н.В. (2004 г.) – поэт, г. Вологда 
Чулков  Б. А. (2005 г.) – поэт, г. Вологда 
Багров  С. П. (2006 г.) – писатель, автор книги о Н. Рубцове, г. Вологда
Барышева М. Е. (2009 г.) – кинематографист, продюсер фильма о Н. Рубцове
Морозов А.С. (2011 г.) – композитор, автор мелодий на стихи Н. Рубцова,  г. Москва
   Сведений о последующих  с 2011 года лауреатах Всероссийской литературной премии «Звезда полей» имени Николая Рубцова не обнаружено. 
 

Встреча и награждение лауреатов альманаха «Звезда полей» в Рязани

Награждение лауреатов от Рязанской области  было проведено 21 мая с.г. в Рязанской областной научной библиотеке имени М. Горького при  участии Ю.Кириенко-Малюгина. 
    Дипломами отмечены в номинации «проза» (статья-доклад на 14-ой конфереции «Рубцовские чтения») - Людмила Салтыкова, в номинации «пропаганда традиционной поэзии и творчества Н. М. Рубцова» - Алексей Бандорин, в номинации «поэзия» - 4-го поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей»   Алевтина Белоглазова, Анатолий Тимонин, Евгения Таубес. Состоялась дискуссия о современных направлениях русской поэзии, в которой приняла участие  литератор Людмила Гоенко. 
    Презентация альманаха «Звезда полей» 2019  в Москве состоялась 27 апреля 2019 г. в библиотеке им. М. Ю. Лермонтова. Руководитель Творческого центра имени Н. Рубцова (ТЦР)  Юрий Кириенко-Малюгин сообщил о проведённых  ежегодных (19-х с 2001 года) творческих конкурсах сайта «Звезда полей» во всех номинациях, о 14-ой Московской  научно-практической конференции «Рубцовские чтения», о награждении  лауреатов дипломами и грамотами ТРЦ, о пересылке дипломов и альманахов участникам конкурсов во всех номинациях в регионы России. 

Встреча о творчестве Н.М.Рубцова «Звезда полей горит, не угасая…»

    18 февраля 2016 г. в читальном зале института ВИЭСХ состоялась встреча о творчестве Н.М.Рубцова «Звезда полей горит, не угасая…». В читальном зале была представлена экспозиция о творчестве Н.М.Рубцова, содержавшая  цветные календари, выпущенные с 2003 по 2011 г.г.,  книги и статьи о народном поэте. Встречу провёл член Союза писателей России и Общества «Знание» Ю.И.Кириенко. Были показаны видеозаписи из концертов НКО «Рубцовский творческий союз», видеослайды по местам жизни и творчества Н.М.Рубцова. Ведущий ответил на многочисленные вопросы.

Вячеслав Макеев. Заветлужье

(к 15-й конфренции «Рубцовские чтения» Творческого центра им. Н. М. Рубцова)

*   *   *

     Путь по Волге на «Метеоре» от Горького до посёлка Варнавино, с заходом в волжский приток Ветлугу, занял несколько часов с остановками в некоторых пунктах. Стремительный «Метеор» не то, что старые чадящие пароходы, ходившие по Сухоне, и Николаю стало обидно за родную реку. По Волге от Москвы до Астрахани ходили большие многопалубные теплоходы с туристами, мчались быстроходные суда на подводных крыльях, каких пока не было на северных реках, а жаль…
     Проплывая мимо Макарьевского монастыря, Николай пожалел, что здесь не было остановки, решив на обратном пути побывать возле его стен, войти внутрь, если допустят.
     Вот и Варнавино, когда-то торговый городок, на реке Ветлуге, по которой в старину шли на север купеческие ладьи. Рядом проходил и старинный  тракт, кое-где совпадавший с новым шоссе. Сизов пояснил, что тракт вёл на север в Вологду, Вятку, Великий Устюг.
     – По нему и в те далёкие времена можно было добраться и до Тотьмы, где ты учился в техникуме, – добавил он.  – Есть сведения, что стрельцы, посланные царём для поимки разбойников, свозили пленённых в Тотьму и там прилюдно казнили.
    Статус города Варнавино утратил давно, после подавления восстания Степана Разина. Окрестные места окутаны старинными сказаниями и легендами. В этих местах ещё лет десять после казни Степана Разина «гулял» с ватагой из казаков, марийцев и черемисов – язычников, а так же местных крестьян, приставших к разбойникам, один из его атаманов по имени Ляля. Слышал о таком?
     – Нет, Саша, ничего такого не слышал, – признался Рубцов. – Отчего у него такое имя, не похожее на мужское?
      – Ляля – это от Леля. Был у наших предков ещё до крещения такой божок по имени Лель, согласно старинным преданиям златокудрый красавец, сын богини красоты Лады и возможно Сварога – верховного бога славян, который мир создал, отсюда «сварганить», значит создать. А вот почему же могучий атаман – гроза местных помещиков, царских воевод и богатых купцов, любимец местных крестьян, которым раздавал взятое у богатеев добро, носил это имя, мне неизвестно.
    Вот оправимся в Заветлужье к Лялиной горе, где проживает Мария Васильевна. Послушаешь её удивительные  рассказы. Расспрашивал, откуда ей это известно, отвечала, что от бабки, а той ещё от кого-то. Из уст в уста передавались эти народные сказания. Вот и я задумал написать очерк, рассказ, может быть и повесть о народном заступнике Ляле, да только не знаю с чего начать, – признался Сизов.
     Взглянув на окружавшие их вековые леса, подступавшие к легендарной Лялиной горе с лысой вершиной, возле которой, согласно народным преданиям находился стан атамана Ляли, и откуда дозорные разбойников наблюдали за Ветлугой, высматривая купеческие ладьи с товарами, с которых брали дань, Николай остановился, задумался. 
      «А что если поэма о справедливом разбойнике, русским Робин Гудом? Как же её назвать? Пусть будет «Заветлужье». Нет, пожалуй, будет лучше, если «Лесная быль», а может быть «Лесная сказка»? Потом решу, прежде надо старушку послушать».  
     Однако промолчал, догоняя ушедшего вперёд Сизова. У каждого поэта или прозаика свой путь к созданию эпического произведения, и название для него тоже своё.

      *    *     *

    Вот из-за зарослей черёмухи показалась старая, вросшая в землю замшелая изба Марии Васильевной. Солнышко припекает, старушка сидит на скамеечке, оперев натруженную сгорбленную спину на прогретые за день брёвна, из которых срублена лет сто назад её изба. 
Глаза прикрыла, греется на вечернем солнышке, которое перешло за Ветлугу. Похоже, задремала. Голова старушки покрыта сереньким в горошек ситцевым платочком, из-под которого видны седые пряди. Лицо в морщинках, с чертами правильными, видно в далёкой молодости была красавицей.
    – Здравствуйте, Мария Васильевна! – поздоровался Сизов.
    Старушка вздрогнула, очнулась, раскрыла светлые, глубоко запавшие глаза и посмотрела на него. Узнала, перевела взгляд на Рубцова, прошамкав беззубым ртом.
    – Здравствуй, Саша. С кем это ты?
    – С товарищем пришёл, Мария Васильевна. Николаем зовут, можно просто Коля. Известный поэт, знакомый мой по институту. Приехал со мной из Москвы посмотреть на наш лесной край. Вас хочет послушать. Помните, рассказывали мне об атамане Ляле, чей стан был вот у той горы, которая с той поры зовётся Лялиной?
    – Помню, как же не помнить. Многим рассказывала и товарищу твоему расскажу.
    – Мария Васильевна, уже вечереет. Можно у вас остаться на ночь? – попросился Сизов.
    – Оставайтесь, ребята. Изба большая, ещё дед мой срубил, да одна я осталась в ней, все разъехались. На лавках переночуете. Накормлю вас картошкой. В обед наварила, в печи томится.
    – Да мы, Мария Васильевна, с собой захватили хлеба, колбасы, сыра и огурцов. К чаю печенье, – перечислил съестные припасы Сизов.
    – Вот и хорошо, почаёвничаем. Идёмте, ребята, в избу. Уже и солнышко спряталось за деревьями, повеяло сыростью. Не для моих старых костей. Захватите дровишек, – указала старушка на поленницу, печь истопим. Ночи у нас холодные.
    – Как же вы живёте здесь одна? – спросил Николай.
    – Сын живёт недалече, у пристани. Семейный. Навещает, да и я у них бываю, но на ночь в их доме не остаюсь. Дровами мне сын помогает, их за зиму много уходит.
    – Почему же не возьмёт вас к себе?
    – Сама, милок, не хочу. В этой избе родилась, в ней и помру, Заходите, ребята, в избу.
 
                      *     *     *
                  
    В русской печи тлеют угли, в избе сухо, тепло. В «красном углу» потемневшие от времени иконы.
    «Всё, как у Марии Ивановны из дальней вологодской деревеньки Починок», – припомнилось Николаю. Подумал, глядя на скромное убранство русской рубленой избы.
    «Вот она, истинная, коренная деревенская Русь!»
    – Печенье ваше, ребята, сладкое, хорошее. В блюдечке размочу, а то сухое мне не по зубам, да и тех осталось раз, два и обсчитался, – хмыкнула старушка и пила мятный чай, решая с чего начать.
    – Там, – Мария Васильевна указало на тёмное окно, – Лялина гора, к реке выходит, да вы её видели. В ней клады Лялины зарыты. А где, про то никто не знает. Давно люди охочие копались в ней, кусты, деревья корчевали, да не нашли где клад.
       Другой клад в озере утоплен возле деревни Бархатихи и озеро зовётся Кладовым. Там речка Ляленка, в то озеро течёт. И там искали, не нашли. Надёжно спрятано награбленное золото, а где тот клад, знал только Ляля атаман.
    Рассказывала матушка моя, когда была я ещё в девках, об одноглазом атамане Ляле, товарище его Бархотке, отчаянной разбойнице Шалухе, которая любила Лялю, да он ей изменил, влюбился в то ли в княгиню, то ли в княжну Лапшангскую. Точно не помню, –  засомневалась Мария Васильевна, – ладно, пусть будет княжна. Ляля увидел её спящую, когда ночью напал на имение князя и сильно полюбил княжну. Мужик он видный был, хоть одноглазый, и княжна красавица ему доверилась. Да только злая Шалуха и коварная. Ляле захотела отомстить.  Ушла с Бархоткой жить, и стала уговаривать его извести княжну, взять свою долю из богатства и уйти от Ляли.
    Ночью тёмной Бархотка – не человек, а лютый зверь увёл княжну в леса глухие и порешил её там по наговору злой Шалухи. Проснулся утром Ляля, стал искать княжну, куда пропала? А тут Бархотка говорит ему, что вечным сном твоя княжна уснула, тебя в раю там ожидает.
    Возникла между ними ссора, такая, что не приведи Господь. Всё понял Ляля, свирепо на Бархотку посмотрел. В руках ножи сверкнули и оба пали, кровью землю напитали. В разных местах похоронила их рыдавшая Шалуха и по миру пошла, рассказывая людям о разбойнике Ляле, товарище его Бархотке, княжне Лапшангской и о себе беспутной.
        О том я услышала от матушки моей, и вам, ребята, рассказала, – закончила старушка свою загадочную сказку.
    – Утром сходите на гору. С макушки на Ветлугу посмотрите, а если пожелаете, то доберитесь до опустевшей деревеньки Бархатихи. Там Шалуха Бархотку закопала, а где то место, неизвестно. От Бархатихи и Ченебечиха невдалеке, там озеро, в котором спрятал Ляля другой свой клад, не пожелав делиться с предавшим его Бархоткой.
       Спать легли около полуночи. Мария Васильевна уснула на протопленной печи, а гости разместились на двух лавках.
      Лёжа на боку на неширокой лавке, придвинутой в стене, Николай долго не мог уснуть, переваривая услышанную сказку, стараясь всё запомнить, ничего не потерять. Хотелось верить, что всё так и случилось.
      «Вот Лялина гора и речка Ляленка, вот деревни здесь Бархотиха, Шалуха. Конечно же, всё это не случайно…»
      А в голове уже рождались и выстраивались в рифмах самые трагические строки будущих стихов, а может быть и первой поэмы.

…Но слетелась вдруг воронья стая,
Чуя кровь в лесах благоуханных,
И сгустились тени. покрывая
На земле два тела бездыханных...

Вячеслав Макеев. Моряки

Николай Рубцов и сакральный Русский Север 
 
  *      *      *
 
      Хоть и макушка лета и солнце в этих широтах не заходит по три месяца кряду, сегодня его не видать, накрыло тяжёлыми свинцовыми тучами. Моросит мелкий дождь, промозглый ветер насквозь продувает набухший от сырости брезентовый плащ, бушлат и два комплекта тёплого зимнего белья…
      Как ни крути – кругом океан Ледовитый, студёная Арктика, да и широта здесь не малая – семьдесят пять с половиной градусов северной широты. Вот куда занесла нелёгкая морская служба славный эсминец «Острый» со всем его экипажем.
      Ему, краснофлотцу Рубцову, служившему дальномерщиком артиллерийской боевой части и нёсшему службу выше прочих матросов и офицеров эсминца на тесной площадке в средней части фок-мачты, что повыше капитанского мостика, наблюдать за океаном до желанной подмены ещё с час, а потом отдохнуть два часа, отогреться, чуток покемарить и снова на вахту. Как шутят не только на флоте, но и в пехоте – «через день на ремень». 
      Такова служба, а ведь он, краснофлотец Рубцов, о такой и мечтал, полюбив с ранней юности море, хоть родился и жил до пятнадцати лет вдали от него, среди бескрайних разливов северных русских лесов. 
       Вот он океан, и как шутят моряки на Северном флоте – «самая теплая» его часть – Баренцево море, отделённое от остальной, крытой льдами океанской громады гористым архипелагом, который поморы зовут Маткой, а если по картам, книгам и лоциям, то Новой Землёй.
      Почему «новой» никто объяснить толком не может, а вот рыбаки из поморов припоминают, что седобородые старцы, которых ещё можно встретить в старинных поморских сёлах: Коле, Мезени, Индиге, Гремихе, Дальних Зеленцах или же в Териберке рассказывают, что слышали о земле-Матке от дедов, а те от своих прадедов. Дескать, отсюда, с земли-Матки и пошёл род людской. Да только как же такое могло случиться в промёрзлой тундре и среди ледников? А если и было такое, то было очень давно…
      Так ли это, пойди – проверь, когда над Новой Землёй рвутся теперь огромной силы ядерные заряды, много мощнее тех, американских атомных бомб, которые лет двенадцать назад сожгли дотла японские города…
       На мгновение матроса опалил зной от далёких ядовитых пожаров, некогда бушевавших на другом конце света, и вновь обдало близкой океанской промозглой стужей… 
       Ничего не поделаешь, куёт Россия свой ядерный щит, без которого ныне не обойтись.
      Тяжкий навалился сон, однако, всё в нём как будто ясно, словно всё наяву. И такое бывает. Вот и стихи порою рождаются во сне, только и успевай записать поутру в тетрадку, которая постоянно с тобой, за которую, увидев однажды, отчитал командир.
      Мысли путаются, скачут с пятое на десятое. Нет уже стужи, подевалась куда-то. Где я теперь, спохватился во сне краснофлотец Рубцов? Где, непонятно, но не на мачте и ещё не проснулся. 
      Надо же, вокруг шелестят ветви плакучих берез, птицы щебечут в кудрявых кронах. Внизу душистое разнотравье, ромашки цветут, колокольчики тихо звенят, роняя кристально чистую утреннюю росу. 
      В руках раскрытый конверт и письмо. Коля пытается прочитать – что там, в письме, да только ничего в нём не видит, хоть и знает дословно не раз прочитанные горькие строки, такое горькие, что хочется выть и рыдать от нестерпимой душевной боли…     
      «Эх, Тайка! Я же поверил тебе, что дождёшься, а ты… 
Эх, Тайка! бранных слов на тебя больше не жаль, а ведь любил, обнимал, целовал, цветы полевые дарил, стихи для тебя сочинял...
 
«Посидеть с тобою вместе 
На скамье под деревцом. 
И обнять тебя до боли, 
Сильной грусти, не стыдясь. 
Так чтоб слёзы поневоле 
Из твоих катились глаз…»
 
 *     *     *
 
    – Эй, братишка, да что с тобой? Дурно, что ли? То ворочался с бока на бок, а теперь бредишь, да ещё стихами? – Тормошил матроса Рубцова сосед по палате, прибывший в госпиталь вчерашним вечером. С ним и поговорить, толком не удалось. Устал человек, поздоровался,  назвался Пинегиным, сказал пару слов, вытянулся на койке и сразу уснул.
     Рубцов очнулся от тяжкого сна, приподнялся на кровати, зевнул и принялся протирать глаза.
     – А, это вы, товарищ Пинегин? – узнал он соседа. – Я что, во сне разговаривал? Вас разбудил?
     – Разговаривал, под конец даже стихами. Кого же ты обнимал, братишка, в четыре часа утра? – взглянув на часы, поинтересовался Пинегин.
    – Теперь уже никого, – с грустью ответил Рубцов. – Была у меня девушка – Тая, полное имя – Таисия. Обещала дождаться, да года не вытерпела, загуляла. Словом, нет у меня её больше, – тяжко вздохнув, признался Рубцов.
     – Бывает, – согласился сосед. – С какого ты года, парень?
     – С тридцать шестого.
     – А я, с пятнадцатого. Так что ещё царя застал, да только плохо его помню, – пошутил Пинегин. – На флот был призван в тридцать пятом. Северного флота тогда ещё не было. Служил на Балтике, в Кронштадте. Была и у меня девушка, да изменила, загуляла с другим, а потом, когда тот её бросил, куда-то уехала. Да и бог с ней, какая бы из неё вышла жена? 
     Сколько же ты отслужил, братишка? – спросил Рубцова сосед по шестиместной палате, в которой они были пока одни. Завтра, впрочем, теперь уже сегодня, в палате ожидается новое пополнение из матросов, чьи корабли находятся в боевом охранении возле Новой Земли, а ему, Рубцову, пора на выписку и в отпуск на двадцать четыре дня без дороги. Так что поезжай куда хочешь, отдыхай матрос. 
     – Отслужил уже полтора года, – ответил Рубцов и добавил. – Служу на эсминце. Плаваем возле Новой Земли, в боевом охранении. Так и норовят заплыть  в наши воды вражеские подлодки, понаблюдать за тем, что творится на Новой Земле, а то и нам навредить. Выявляем их, изгоняем. 
     А вы, товарищ Пинегин, не запомнил вашего имени отчества, откуда будете? Для матроса вы как будто не молоды, а офицеров с матросами в одну палату не помещают.
     – Александром Ивановичем зовусь, но зови меня просто Сашей или Саней, ведь мы с тобой оба моряки, а потому давай, братишка, «на ты». Ладно?  
     – Ладно, Саша, давай «на ты», – согласился Рубцов. – А я Николай, так что Коля.
     – Из Индиги я, – ответил Пинегин, – слышал о таком посёлке? И река там, тоже Индига, сёмгой богатая. Живу там теперь с женой и детьми.
     – Слышал, Саша, а я с эсминца «Острый». Вот отослали в госпиталь на исследование. Анализы крови брали, таблетки всякие давали, лечили от облучения, так что едва не залечили, – грустно пошутил Рубцов.  – К дальнейшему прохождению службы годен. Сегодня, после завтрака, отбываю в отпуск на целых двадцать четыре дня. Это не считая дороги! Отправляют на отдых, долечиваться. Ну, когда ещё рядовому матросу такая щедрость! 
     Говорят, что от облучения помогает вино. Вот и подлечусь, на сколько денежек хватит, а на корабле у нас с этим строго. 
     Только дорога моя не дальняя. Родился я в Емецке, что в Архангельской области, а поеду, пожалуй, в Никольское, это уже в соседней Вологодской. Там воспитывался в детском доме, там и семилетку окончил. Самые, что ни на есть, родные места…
«А если вдруг передумаю, то поеду в Приютино, посмотреть Тайке в глаза…» –  вздохнув, додумал про себя Николай.
     – Так что же, ты сирота? – поинтересовался Пинегин.
      – Почти сирота. С шести лет, когда в сорок втором году умерла мама. Отец тогда воевал и мы думали, что погиб. Меня и младшего  брата Бориса поместили в детский дом. И только недавно узнал, что отец вернулся с войны, Бориса, старших Альберта и Галину нашёл, а меня не нашёл в детдоме. Женился повторно и у него другая семья. Вот как бывает…
    – Бывает. И так и этак бывает, – посочувствовав Николаю, согласился Пинегин.
    – Ты ведь, Саша, тоже родом с севера? – поинтересовался Рубцов.
    – С чего это ты, Коля, решил?
    – Фамилия твоя говорящая, Пинегин. Речка такая на севере есть. Да и говор наш, северный.
    – Верно, Коля, с Пинеги мои предки. Несколько поколений рода Пинегиных жили в Мезени, а теперь я живу в Индиге. Сюда, как и ты, направлен на обследование. Попал, понимаешь, под ядовитое облако. Где-то полыхнуло, а ветер принёс радиацию на Гусиное озеро, возле которого я оказался в тот неудачный день. Слышал о таком озере?
     – Где это? – спросил Рубцов.
     – На Южном острове архипелага Новая Земля. Есть там и Гусиная земля и Гусиное озеро. Гусей там несметное множество в летнее время, от них и зовутся те места. И тундра там не в пример иным местам богата на травы и ягельник. К концу августа вызревают грибы и брусника. Берёзки там растут карликовые, высотою с полметра. 
     Ненцы по Гусиной земле кочуют с оленями. Кроткий, добрый народ. Немного их там, всего несколько десятков семей. Только теперь их собирают со всего острова в посёлок Лагерное. Оленей забивают на мясо, а ненцев будут отправлять на остров Колгуев или к нам в Индигу и Малоземельскую тундру. Всех остальное гражданское население отправят в Архангельск. В июле ждут пароход для переселенцев.
     – Как же ты, Саша, оказался на Гусином озере? – удивился Рубцов. – Ведь на Новой Земле устроили полигон для испытаний ядерного оружия. Стало быть, создаётся наш ядерный щит и находиться теперь там опасно.
     – Не так чтобы опасно. Испытания проводятся от тех мест далеко, вот и отправился я взглянуть на могилку тестя, Силы Ивановича Русова. Жена моя, Купава, наказала привезти с могилы отца хоть горстку земли. А на Новую Землю прибыл я из Индиги на сухогрузе. 
      В этом году в портовом пункте Индиги скопилось множество бочек с горючим – соляркой, бензином, керосином. Горючее эти летом планировали доставить на Таймыр, однако вышло распоряжение часть горючего отправить на Новую Землю. Вот и отбыл я туда на сухогрузе вместе с горючим, а после разгрузки выбрался на несколько дней к Гусиному озеру.
    – Как же, один? – удивился Рубцов. – Ведь бродят по тундре белые медведи. 
    – А чего мне бояться с карабином за плечами и с доброй лайкой, которую взял на время у ненцев. Медведи всё больше бродят по берегу, а не в тундре. Да и лето сейчас. Светло, солнышко не заходит. Я ведь уже бывал на Гусином озере дважды. Первый раз до войны, а второй раз в сорок четвёртом году, когда преследовали немцев с затонувшей подводной лодки. Я ведь, братишка, как и ты, служил в войну на эсминце. Охраняли мы конвои союзников, которые шли тогда в Мурманск и Архангельск. Боролись с немецкими самолётами и подводными лодками, так и рыскавшими на морских путях.
     Служил я тогда боцманом, а эсминец наш повредил глубинными бомбами немецкую подводную лодку. Преследовали мы её, прижимая к Новой Земле, не давали всплыть и провести торпедную атаку. Не позволяли немцам уйти к Земле Франца-Иосифа, возле которой сплошные льды. Нырнёт лодка под лёд, оторвётся от преследования и всплывёт на чистую воду милях в пятнадцати. Найди её тогда. Не давали мы лодке уйти, прижимали к Новой Земле, продолжали забрасывать бомбами.       
     Возле берега Южного острова в лодке возник пожар, и она стала всплывать, а потом взорвались неизрасходованные торпеды. 
     Экипаж лодки погиб, кроме успевших выбраться наружу десятка матросов во главе с капитаном. Ушли немцы к берегу на надувной лодке с подвесным мотором, рассчитывали укрыться в тундре и отыскать, если повезёт, свою секретную базу. Были у немцев такие тайные базы на нашей территории, от Земли Франца-Иосифа и до Таймыра, устроенные загодя ещё в мирное время. Их ещё и сейчас находят.
     Вёл нас по тундре командир эсминца капитан 3-го ранга товарищ Лебедев. С ним я повстречался и в этот раз в посёлке Лагерное. Теперь товарищ Лебедев капитан 1-го ранга и служит в Главном штабе Военно-морского флота, а на Новой Земле бывает часто, в командировках.
     А тогда, в начале сентября сорок четвёртого года шли мы по тундре по следам немцев и нагнали их в доме Силы Ивановича и Любавы Русовых на берегу Гусиного озера. Жили они одни на десятки вёрст округ. Летом у них гостили заготовители, брали в речках сёмгу и заготавливали птицу, да уехали несколько дней назад, оставив Русовых одних зимовать до следующего лета.
      Немцы сдались без боя, а позже Сила Иванович проводил нас и пленных немцев до моря. Перед уходом рассказала мне Любава – статная и красивая женщина, о своей вдовой дочери Купаве, муж которой погиб на войне. 
Было мне тогда около тридцати лет. Был я холост и как только демобилизовался, разыскал Купаву, позвал её замуж. С тех пор живём вместе в Индиге. Она у меня грамотная, в педагогическом институте училась, да не закончила, война помешала. Теперь Купава служит в поселковой библиотеке, любит стихи, любимые переписывает, сама сочиняет, как и ты, Коля? – Пинегин вопросительно посмотрел на Рубцова, мол, слышал, как во сне бормотал.
     – Сочиняю, – признался Рубцов, – сколько помню себя, сочиняю…
     – Я так и понял. Напечатали где-нибудь? – поинтересовался Пинегин. – Купава как-то посылала свои стихи в Архангельск, в журнал. Ответили, что принимают только машинописный текст, а машинки печатной у нас нет. Так что больше пока не посылает. Отослала в Архангельск требование прислать для нужд библиотеки пишущую машинку. Ждём. А пока стихи свои мне читает и посетителям библиотеки. Народ у нас грамотный, тянутся к книгам.
     – Напечатали, – дождавшись паузы, с удовольствием признался Рубцов, – Напечатали в нашей флотской газете «На страже Заполярья». – А каких поэтов любит твоя, Саша, жена?
     – Разных, Коля. Любит Купава, стихи и поэмы Пушкина, Лермонтова, Есенина, а так же близких ей по сердцу поэтов Брюсова, Гумилёва, Бальмонта, Клюева. Жаль, напечатанных стихов, ни старых, ни новых, нашего северного поэта Николая Клюева у нас нет. Ведь знаешь, Коля, что случилось с тёзкой твоим? Знаю, – помрачнев, тихо ответил Рубцов. – Расстреляли его в тридцать седьмом году. Николая Гумилёва ещё раньше, в двадцать первом. Видно уж такова участь и других русских поэтов – Пушкина, Лермонтова, Есенина, уйти раньше срока из жизни… 
     Помолчали.
     – Те стихи Клюева, которые ей нравятся, Купава хранит в тетрадке, – вздохнув, продолжил Пинегин. – У кого-то переписала, когда ещё в школе училась. А ты, Коля, чьи любишь стихи?      
      – Люблю стихи Пушкина, Тютчева, Есенина.
      – Я в этом деле не силён, – признался Пинегин. – Сам сочинять не сподобился, да и редко что запоминаю, но некоторые строки глубоко в сердце запали. Вот послушай, что написал Валерий Брюсов о нашей Матке! О ней, родимой, ныне забытой земле:
 
«Там, где океан, век за веком стучась о граниты, 
Тайны свои разглашает в задумчивом гуле, 
Высится остров, давно моряками забытый, –  
Ультима Туле…»
 
     С чувством прочитал несколько строк Пинегин и пояснил, что значит «ультима туле», – Это, Коля,  значит «земля неизвестная». 
     – Знаю, читал я эти стихи. Дальше в них о варягах, о конунгах, – припомнил Рубцов.
     – Дальше может быть что угодно, но в этих строчках сказано о нашей земле-Матке! – решительно возразил Пинегин. – Это точно!
А вот стихи Константина Бальмонта:
 
«Мне снится древняя Аркона,
Славянский храм,
Пылают дали небосклона,
Есть час громам.
 
                     Я вижу призрак Световита
Меж облаков,
Вокруг него святая свита 
Родных богов...»
 
Эти стихи, Коля, очень любит моя Купава. Читает едва ли не каждый день, – с удовольствием добавил Пинегин. 
– Да! А на чём же остановился я до стихов? – озадачился он, потирая лоб. – Вот вспомнил!  
      Тесть мой, Сила Иванович Руссов умер на Матке уже после войны. Любава похоронила мужа рядом с домом. Был тогда март, и раскопать ещё мёрзлую землю вдова не смогла, заложила тело покойного камнями. В июне на озеро прибыли заготовители и перезахоронили тело Силы Ивановича, а в конце августа увезли вдову на материк. Нельзя ей оставаться одной. С нами жила Любава, да схоронили её в прошлом году. 
      Вот такая, Коля, история. Только не повезло мне на этот раз с направлением ветра, но как только проверят, сразу вернусь в Индигу, к Купаве и детям. А мешочек с землёй, взятой с могилки Силы Ивановича, сдал я вместе с вещами. Выпишусь из госпиталя – заберу.
      – Интересная история, – выслушав рассказ Пинегина, задумался Рубцов, – и имена необычные – Сила, Любава, Купава. Откуда такие?
      – Видишь ли, Коля, из староверов они. Из самых что ни на есть давних староверов. Из тех, что, как и далёкие предки наши, чтут древнего бога Сварога и прочих древнерусских богов. Ты-то как, верующий?
     – Сам не знаю, хоть и крещён был в младенчестве, – признался Рубцов. – В церковь не ходил, книг церковных не читал. Кое-что слышал от других людей, но когда глубоко задумаюсь, то начинаю думать, что бог всё же есть в душе у каждого человека. Не тот, что создал Землю и всё что на ней есть, а так же Солнце, звёзды и иные миры. Такое никому не под силу, а тот бог, что в каждом из нас… 
     А ты, товарищ Пинегин, верующий? 
    – Наверное, такой же я верующий, как и ты, хоть и крещёный, как принято у нас, православных, – ответил Пинегин. – Вот и ненцы, с которыми приходилось общаться, верят в свои божества. Главный бог у ненцев зовётся Нум. Как и наш, православный бог, Нум создатель Солнца, Земли, Луны и всего сущего. Но кроме главного бога у ненцев много других низших по рангу богов. Вот и предки наши поклонялись многим богам, главным из которых был Сварог, а самое древнее имя его – Дый. О Дые-Свароге и других наших древних богах я впервые услышал от покойного тестя Силы Ивановича Русова, когда он провожал нас вместе с пленными немцами к берегу моря. 
     Говорил Сила Иванович с командиром нашим, товарищем Лебедевым, а я был рядом с ними, всё слышал и странным образом всё запомнил, хоть и не отличался хорошей памятью. Вот что сказал на прощание Сила Иванович: 
     «Не прощайтесь с Маткой, товарищ командир. Судьба ещё не раз приведёт вас в эти места, когда начнутся здесь великие дела, да такие, что содрогнётся Мир и удалится в дальние пределы наш Бог!» 
     – В разрывах туч блеснуло тогда низкое Солнце, перемещаясь к синему-пресинему океану, – вспоминал Пинегин, возвращаясь к пророческим словам Силы Ивановича: 
«Сварог со Световитом на нас взглянули. Вас разглядели, товарищ командир, запомнили. Знает Сварог, что будет здесь на Матке, и хоть и тяжко ему видеть такое, не станет препятствовать русским людям».
     – С такими словами Сила Иванович, обратился к Солнцу ликом, прошептал свою молитву, низко поклонился древним ведическим богам и с грустью, которой не передать, добавил:
     «А нас с Любавой здесь уже не будет», – с не меньшей грустью закончил Пинегин. – Вот, как это было, Коля. Видно знал Сила Иванович о том, что впереди будет. Вот и товарищ Лебедев теперь часто бывает на Матке, руководит работами по подготовке новых испытаний. Поговаривают, что уже этой осенью будут испытывать новое, самое мощное наше оружие. Так что теперь никакие враги не посмеют нас тронуть!
     – Не посмеют, – согласился Рубцов. – А теперь хочу от тебя, Саша – потомственного помора, услышать о Новой Земле. Отчего её называют Маткой? Слышал от стариков, что отсюда пошёл род людской. Так ли это?  
      – Купава, жена моя, собирает книги со старинными сказаниями, былинами, мифами, ведами, какие непросто отыскать в нашей глуши. Вот и присылает ей из Ленинграда такие диковинки супруга товарища Лебедева Ольга Владимировна. Через неё, супругу мою, и я пристрастился к историческим книгам. Много читаю долгими зимними вечерами, многое для себя открыл.
     Купава уверена, что всё было именно так, что именно здесь, на нашей Матке, затаилась Мировая гора, на которой ныне дремлет древний отец-прародитель Дый-Сварог, и возле горы той был в отдалённые времена былинно-сказочный ирий, стало быть, рай, который по христианским книгам уже и не там. Теперь рай где-то на жарком юге, на библейских землях.
      Читал, что не только учёные Древней Греции и Рима, но и геологи подтверждают, что некогда в наших северных краях был иной, более тёплый климат, океан не замерзал, а по берегам океана и на островах жили наши далёкие предки. А когда наступили холода, разошлись они по иным тёплым землям и пошли от них народы нашей белой расы, расселившиеся от края Европы до гор Гималайских. Только там, в Индии, в жарком климате потемнели индусы за тысячи лет от горячего Солнца, но мы с ними одной крови и сохранили они нашу древнюю веру вместе с самыми древними книгами-ведами.
      Ты ведь, Коля, с Вологодской земли, а верно не знаешь, что наш северный говор очень похож на тот язык, на котором в старину говорили индусы. Санскритом называется их старый язык, сохранившийся в ведах, которые сберегают священники, а теперь санскрит стали изучать дети в индийских школах.
      – О санскрите я знаю, – не согласился Рубцов. – Слышал и об индийском учёном, который приезжал к нам в Вологду в двадцатые годы, посещал дальние деревни и сёла, изучал местный говор, собирал старинные сказания. Только не помню его имени.
       – Я тоже не помню, но Купава знает, как звали того учёного . Ты, Коля, адресок мне свой оставь, а я тебе свой оставлю, хотя пиши, как надумаешь, в Индигу Пинегину Александру Ивановичу. Меня там каждый знает. 
      Вот ещё что, Коля, – припомнил Пинегин. – Рассказала мне как-то Купава, что индусы и поныне празднуют свой новый год в начале апреля, а ведь в это время над Северным полюсом впервые после долгой полярной ночи появляется Солнце! Вот она, ныне скрытая родовая память! Вот, Коля, где она затаилась – наша прародина! Вот и припомнились мне стихи твоего тоже тёзки Николая Гумилёва:
 
«Когда же, наконец, восставши 
Ото сна, я буду снова я, – 
Простой индус, чуть задремавший
В священной роще у ручья?
 
      – Знаю, читал эти строки из стихотворения «Прапамять». Только ты, Саша, чуток в них напутал, но в целом всё так. 
     – Может чего и напутал, – согласился Пинегин. – Память уже не та. За сорок мне уже. А ты, Николай, парень интересный, начитанный. Стихи пишешь. Поверь, всё у тебя впереди. После службы выучишься, станешь известным поэтом. А пока почитай что-нибудь, всё равно теперь не уснуть.
      – Да и ты, Александр Иванович, мужчина вполне образованный, – улыбнулся Рубцов доброму собеседнику, которому обязательно напишет в посёлок Индигу. А случись оказия самому там побывать, не откажется. 
       «Интересное, однако, название у посёлка. Индига – ну словно Индия!» – подумал Рубцов, однако Пинегину о том не напомнил. – «Мало ли совпадений. Вот и далеко на востоке, за Таймыром и могучей сибирской рекой Леной в океан впадает река Индигирка…» 
      – О чём же, Саша, тебе почитать? – задумался Рубцов.
     – Давай, Коля, о море, ведь мы с тобой моряки! – попросил Пинегин. 
     – Хорошо. Послушай, Александр Иванович, отрывки из стихов о море. Самые мои ранние стихи, самые любимые, сокровенные…
 
 *     *     *
 
Помню ясно,
Как вечером летним
Шёл моряк по деревне –
                               И вот
Первый раз мы увидели ленту
С гордой надписью
«Северный флот».

  1. Дурга Прасад Шастри – индийский учёный-лингвист, побывавший в СССР, в частности в глухих местах Вологодской области в 20-х годах ХХ века. Удивлению учёного не было пределов, когда в дальних селах и деревнях, затерянных в бескрайних еловых лесах, он слышал санскрит чистейшей воды!… 
 
Среди шумной ватаги ребячьей,
Будто с нами знакомый давно,
Он про море рассказывать начал,
У колодца присев на бревно.
Он бы весел и прост в разговоре,
Руку нам протянул: «Ну, пока!»
Я влюбился в далёкое море,
Первый раз, повстречав моряка!
 
  *     *     *
 
Влекли меня матросские дороги
С их штормовой романтикой. И вот
Районный военком, седой и строгий,
Мне коротко сказал: «Пойдёшь на флот!»
 
   *     *         *
 
…За гранитною кромкой
Волны бурные. Северный порт.
– Здравствуй море, – сказал я негромко,
И по трапу поднялся на борт.
Здесь, где руки мозолят о тросы,
Шторм свирепствует, жизни грозя,
Я услышал, что слово «матросы»
Не напрасно звучит, как «друзья». 
 
   *     *      *
 
     Спустя два месяца, в конце сентября 1957 года, когда матрос Николай Рубцов нёс очередную вахту на фок-мачте эсминца «Огневой», на главном ядерном полигоне, расположенном на архипелаге Новая Земля был произведён взрыв в атмосфере водородной бомбы мощностью в одну мегатонну (в тротиловом эквиваленте).
Предварительно в газете «Известия» и ряде других печатных советских изданий было напечатано объявление о закрытии зоны проведения испытаний с 10 сентября по 15 октября для всех посторонних судов и самолётов. 
       Однако такое предупреждение не касалось кораблей советского Северного флота, находившихся в боевом охранении ядерного полигона на заполярном архипелаге Новая Земля. 
      Следом за первым взрывом прогремели ещё несколько мегатонных взрывов, которые показали Западным державам, что отныне у Советского Союза есть надёжный ядерный щит. 
      Спустя полгода, 31 марта 1958 г. СССР объявил об одностороннем прекращении испытаний ядерного оружия, призвав США, Великобританию и Францию последовать его примеру, однако западные страны не спешили присоединиться к объявленному мораторию. 
      Ответом на продолжение ядерных испытаний нашими противниками, спустя три года 30 октября 1961 г. СССР произвёл испытание ядерного устройства мощностью в 50 мегатонн. Самая мощная в истории Земли водородная бомба была взорвано в атмосфере над архипелагом Новая Земля.
               К тому времени Николай Рубцов, демобилизовавшийся в 1959 году, жил в Ленинграде, трудился на Кировском заводе и учился в десятом классе вечерней школы рабочей молодёжи, по окончании которой мечтал поступить в московский Литературный институт.  
      05.02.2017
 

Демография, запрет абортов и экономика

I. Вступление.
 
    К 1936 году количество абортов в СССР (в основном в РСФСР) составляло около одного миллиона будущих детей, наследников Державы. В России до 1920 года аборты были запрещены и в православных семьях рождалось от 5 до десяти детей (сколько Бог дал). В мусульманских семьях аборты во все времена были морально запрещены, рождалось также столько¸ сколько Бог дал. В 1920 году аборты в России были разрешены.
      В июне 1936 года постановлением ВЦИК СССР (конечно, по указанию или согласию И.Сталина) были запрещены аборты (кроме обоснованных консилиумом врачей, что составляло примерно 12% от  числа беременных). Все, кто родился после 1936 года и до 1956 года обязаны Сталину своим появлением на Божий свет.  В октябре 1955 года указом Президиума Верховного Совета СССР (очевидно, с подачи Н.Хрущева) аборты были разрешены. И началась эпоха уничтожения  примерно по 4 миллиона детей в год (смотрите опубликованную в Интернете статистику). К 2006 году количество абортов составило более 200 миллионов.
   В центральной газете «Правда» в 1986 году была опубликована статья, где сообщалось, что в каждой семье в России имеется  1,6 детей, то есть по 1-2 человека на семью. Стало ясно, что наблюдается вырождение преимущественно русского населения. Тогда было принято (скажем так, Горбачевым) популистское решение о предоставлении каждой семье с двумя детьми отдельной двухкомнатной квартиры. И рождаемость (без запрета абортов) поднялась. С 1992 года в условиях падения жизненного уровня населения количество абортов увеличилось. С 2006 года начался некоторый подъём рождаемости в условиях создания материнского капитала.  
    Необходимость запрета абортов назрела и даже перезрела. Просто стало не хватать кадров для технических отраслей  и в условиях перепроизводства гуманитарных специалистов (экономистов, социологов, юристов). Имеются экономические преграды для молодёжи в создании семьи, рождении и физическом выживании детей, рождении нескольких детей и их содержании, обеспечении жилищных условий при создании и развитии семьи, как основы существования социального общества в России.
     Пора решить, какие приоритеты должны реализовываться в России. 
 
II. Приоритеты и мобилизационная программа
 
     Главная проблема в России и для России – демография. И в ней рождаемость. И затем, по мнению автора, экономика и состояние госбюджета, духовное состояние Личности в условиях телевизионной и печатной пропаганды, реализация принципа социальной Справедливости. 
    Предлагаю последовательность и взаимосвязь критериев:  рождаемость, уровень жизнеобеспечения, госбюджет, сырьевые отрасли в госсектор, справедливая шкала зарплат, новая коллективизация, переаттестация кадров на ТВ и в СМИ на патриотичность, запрет на пропаганду эгоизма и эгоцентризма.  
1. Курс на рождаемость и полномасштабное социальное обеспечение семьи.
1.1. Установить стандартный уровень жизнеобеспечения (СУЖ) каждого члена семьи, приравняв потребности каждого ребёнка к потребностям взрослого члена семьи. 
1.2. Установить с 01.05.2017 г.  уровень СУЖ, не допуская забалтывания темы и затяжки расчётов социально ориентированными руководителями.
1.3. Принять срочно с 01.05.2017 г. закон о запрете абортов с введением уголовного преследования за любое нарушение закона.  В законе обеспечить поддержку семей, в том числе матерей-одиночек. Принятие отказных детей на госсодержание.
2. Перевести в государственный сектор все предприятия, обеспечивающие национальную безопасность России и создающие прибыль в сырьевых отраслях (добыча нефти, газа, электроэнергии, леса, руды, металлов и др.) и в сфере государственных услуг (железная дорога, авиатранспорт, водный транспорт)
2.1.Установить, что основная часть (70-80 %) прибыли предприятий должна быть перечислена в Госбюджет России, где проводится распределение по сферам деятельности и управления.
2.2. Установить, что  обоснованная руководством  часть прибыли (примерно 20-30%) направляется на амортизацию, развитие производства, заработную плату персонала и остаётся в распоряжении руководства  предприятия.
2.3. Установить с 01.05.2017 г. монополию государства на вино-водочные изделия и табачные. Всю прибыль (кроме амортизации) переводить в госбюджет.
3. Всех руководителей бизнес-структур (предприятий) перевести в штат государственных служащих при сохранении их частной собственности.
4. Принять закон о введении шкалы зарплат в диапазоне от 2-кратного СУЖ до 8-кратного СУЖ на каждом государственном предприятии и в учреждении. 
5. Принять новую форму кооперации фермеров (коллективизации)
5.1. Объединить паи разрозненных собственников земли, создать новую кооперацию.
5.2. Национализировать скупленные земли неиспользуемых и неиспользованных сельхоугодий,  передать их на местах крестьянам и желающим работать на селе или образовать на этом месте новый кооператив.
6. Принять в законе о «Культуре в России» аксиому: «Культура в России – национальная по форме (для каждой нации) и государственно патриотическая (державная)  по содержанию».
7. Провести ревизию содержания Телепрограмм на каналах телевидения (ТВ)  специалистами из Управления внутренней политики Администрации Президента РФ, Министерства образования и науки  и Министерства культуры РФ.  
8. Провести переаттестацию кадров на всех каналах телевидения и в СМИ (средства массовой информации) на наличие патриотического профессионализма специалистами из Управления внутренней политики Администрации Президента РФ.
9. Прекратить на ТВ и в кинопрокате демонстрацию фильмов, пропагандирующих сцены насилия, убийств, суицида и т.п. Установить долевое время показа импортной кинопродукции после государственной цензуры на соответствие традиционным духовным ценностям не более 20% от общего времени телеэфира.
10. Обязать руководителей бизнес-предприятий сферы услуг заменить зарубежные музыкальные программы на народные фольклорные, лирические традиционные, песенно-танцевальные русские в русских преимущественно регионах (в национальных регионах руководство курирует национальные программы). 
11. Предложить крупным бизнес-структурам технических направлений  и головным техническим НИИ Российской Академии наук срочно в течение месяца разработать и предложить стратегическую программу индустриализации всех отраслей (вместо так называемого импортозамещения) с учётом использования опыта работы предприятий ВПК и предприятий Беларуси. 
12. Перейти на систему 3-годового государственного планирования в области восстановления всех видов  машиностроения на базе только отечественных комплектующих изделий и в кооперации с Республикой Беларусь. 
13. Пересмотреть структуру управления, упразднить избыточные социальные учреждения, объединить управы и муниципалитеты. Освободившиеся кадры направить в сферу производства материальных ценностей, товаров и на переработку сельхозпродукции.
14. Объединить идентичные гуманитарные институты юридического, экономического и социального направлений, сократив их численность в 2 раза.
15. Образовать конструкторские бюро  для создания отечественной  техники и продукции, в особенности комплектующих изделий.
16. Освободившиеся здания гуманитарных институтов передать конструкторским бюро отечественной техники.  
17. Использовать опыт работы Военно-промышленного комплекса России в последние три года в условиях полномасштабного государственного финансирования. 
 
III. Прогрессивный налог 
 
      Сейчас некоторые руководители обществу сообщают,  что денег нет! Нет у кого?
      Фатально не хватает денег для физического выживания у студентов (подрабатывающих постоянно или временно), у студенток (вынуждаемых на проституцию), нет у пенсионеров (платящих по 30% пенсии на ЖКХ, за счётчики воды, сантехработы, и материально поддерживающих детей и внуков, не имеющих работы и заработка); нет у специалистов в возрасте 50-58 лет, недошедших до пенсии из-за ликвидации заводов и колхозов и превращающихся в бомжей поневоле.
     А деньги то есть. 
     Надо только, например, указом Президента принять решение, например  с 01 мая 2017 года ввести прогрессивную шкалу налогов (подсчитано, что это составит примерно три триллиона рублей, как сообщалось на ОРТ при дискуссии от 01.06.2016г). Например, при зарплате с 50 тыс. руб. до 80 тыс. рублей в месяц  налоги должны составить не 13%, а 16% (сюда подпадут многие работники соц. Сферы, не создающие материальных ценностей), при зарплате от 80 до 120 тыс руб. в месяц – 18%, при зарплате от 120 тыс до 200 тыс. – 20%, при  зарплате от 200 до 400 тыс. (это депутаты Госдумы и ряд госслужащих – 25%, при личных доходах от 400 тыс. до 800 тыс. – 28%, при  личных доходах от 800 тыс. – 35%.   Кто скрытно против такой шкалы? Госслужащие-бюджетники? Депутаты Госдумы? Топ-менеджеры торговых сетей? Продюсеры госзаказов в сфере кино и ТВ-услуг?  Или все те научные и технические кадры, для кого нет денег в госбюджете?
      Чтобы не заболтали проблему прогрессивного налога и первичного наполнения Госбюджета, надо принять волевое решение. 
 
 
Юрий Кириенко – канд. технических наук, изобретатель СССР, член Союза писателей России и общества «Знание», автор ряда публикаций.       Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
P.S.1.  Автор статей: в «Советской России», апрель 2013 г. (предложение о запрете абортов), в «Литературной газете» № 38 «Разные народы» (ответ на статью Т.Воеводиной «Чего «совкам» в «совке» не хватало» и в №49, 2015 «Факты против домыслов» (в защиту деятельности Сталина), автор повести-предупреждения «Есть Божий суд…», изданной в 2012 году, вошедшей в длинный список Бунинской премии 2015 года и отмеченной грамотой Московской городской организации Союза писателей России, книга «Методика оценки и критерии народности поэзии», вошедшей в длинный список Бунинской премии 2016 года и в длинный список премии «Золотой Дельвиг» «Литературной газеты» в 2016 году,  в марте 2017 года отмечена Дипломом Московской городской организацией Союза писателей России как «Лучшая книга 2014-2016 г.г.» в номинации «литературная критика и литературоведение». 
P.S.2.  Заместитель Председателя Совета министров РФ Голодец 16 марта  с.г. заявила, что 4 миллиона 900 тыс. работающих получают зарплату на уровне МРОТ (минимальный размер оплаты труда), составляющий 7тыс. 500 руб. в месяц. А сколько миллионов работает за 10 тыс рублей? О какой социальной справедливости в условиях физического выживания огромной массы населения, семей  и детей  может идти речь? Где программы стимулирования рождаемости? Где закон о запрете абортов? Разговоры о коррупции можно рассматривать как отвлекающий маневр популистов, которые не прочь  ворваться в систему власти. 
P.S.3. Никакой литератор и депутат не может быть в стороне от материальных проблем своих же братьев и сестёр в обществе. 
P.S.4. Автор неоднократно направлял на публикацию эту статью с некоторыми незначительными изменениями в газеты «Завтра», «Литературную газету», «Советскую Россию», две недели назад в «Русский вестник» в порядке любой дискуссии. Отдельные аналогичные  предложения оказывались опубликованы, но без системного подхода к социально-экономическим и мировоззренческим проблемам.  
P.S.5. Идёт ожесточённая информационная война, направленная против России, и особенного коренных русско-славянских народов православного мировоззрения, ведётся политика  тотального внедрения эгоизма, эгоцентризма и даже вампиризма в молодёжной среде, тотального преклонения перед западным образом жизни и западной музыкальной псевдокультурой.    
 

День матери. Библиотека им. М.Ю.Лермонтова в Москве.

26 ноября 2017 года в библиотеке им. М.Ю.Лермонтова в Москве состоялся концерт, посвящённый Всероссийскому «Дню матери» 
  В концерте звучали песни лауреатов многих литературных и музыкальных конкурсов и фестивалей. 
   От Творческого центра имени Н.М.Рубцова выступили:
Член Союза писателей России, поэт, автор двух сборников, лауреат конкурсов Вера Степанова, которая прочитала стихи о Матери, несколько стихов для детей и басни.
Член Союза писателей России, поэт и литературовед, автор нескольких поэтических сборников, номинант конкурсов Бунинских премий Юрий Кириенко-Малюгин прочитал стихи «Я Родину вижу свою», «Русские сказки», «Скажи мечте», «Я вам желаю влюбиться» и «Наша встреча впереди».
 

Елена Митарчук . Светлая душа НТР («Очевидное и невероятное»)

В 2019 году в издательстве «Старт», г. Рязань вышла новая книга прозы выдающегося современного рубцововеда, публициста, поэта  Юрия Кириенко-Малюгина «Очевидное и невероятное». Книга небольшая: 102 страницы под обложкой нежно-лимонного цвета с авторской фотографией храма Покрова Пресвятой Богородицы в Вологде.
    Название книги переносит нас в советские времена, когда на телевидении шла передача «Очевидное невероятное», которую вёл доктор физико-математических наук  Сергей Пётрович Капица – сын выдающегося  учёного академика Петра Леонидовича Капицы. Не лишним будет напомнить, что в СССР был культ труда и науки. Подразумевалось, что классы должны спаяться. И, таким образом, придти к светлому коммунистическому раю на земле.
   На самом деле, конечно, между академиком и рядовым кол-хозником пролегала бездна, даже, если академик, был крестьянских корней, как тогда говорили – «от сохи».  
    В отличие от современного деклассированного, криптокастового российского общества, в СССР было два класса: рабочие и трудовое крестьянство. И прослойка  между ними: интеллигенция. Которая  делилась на «физиков» и «лириков» — технарей и гуманитариев. Хребтом прослойки были инженерно-технические работники, кратко называвшиеся ИТР.
   К ним и принадлежит автор и герой книги Юрий Иванович Кириенко, взявший литературный псевдоним Юрий Кириенко-Малюгин. Всякий псевдоним таит тайну, содержит в себе «очевидное и невероятное». Малюгина – девичья фамилия матери Юрия Ивановича.  Она была родом из Вологодской губернии, дочь крестьянина-гармониста, освоившего гармонное производство.
   Родители Юрия Кириенко окончили легендарный Политехни-ческий  в Ленинграде. После распределения работали в северной столице СССР, откуда вскоре отправились в ссылку в Казахстан по доносу за неосторожно сказанное слово.
     В г. Уральске Западно-казахстанской области  в 1937 году родился будущий  учёный,  изобретатель,  горнолыжник,  кандидат  в  мастера  спорта СССР по шахматам, поэт и бард, блестящий публицист и просто прекрасный человек.   
    Из ссылки семья приехала в Москву. Мать Юрия умерла до войны из-за переживаний, оставив мужа с двумя детьми.
     Кажется, от таких жизненных обстоятельств можно озлобиться и написать что-нибудь в духе позднего Астафьева, вызвавшего на себя гнев бывших фронтовиков книгой «Прокляты и убиты». И, вообще, именно в таком стиле создавать книгу за книгой. Но этого не произошло.  Душа героя светла.    
      Наш герой пережил ребёнком войну с фашистами, встретил День Победы – для того, чтобы жить долго и счастливо «за себя и за того парня», который не вернулся с войны.
     Автор скупо пишет о себе в аннотации к книге: «Юрий Кириенко-Малюгин (Кириенко Юрий Иванович).
    Поэт, автор нескольких поэтических сборников (с 1992 г.), двух монографий о жизни и творчестве Н.М. Рубцова (2002, 2011), цикла литературных статей, автор книги «Есть Божий суд…» (2012), автор книги «Методика оценки и критерии народности поэзии» (2014), организатор и администратор сайта www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» (2006), член Российского авторского общества и Союза писателей России (2000), Председатель Правления НКО «Рубцовский творческий союз» (2006-2015), руководитель Творческого центра им. Н.М. Рубцова (с 2001 г.), редактор альманаха «Звезда полей» (с 2001 г.).
    Окончил школу № 348 Бауманского района г. Москвы, Московский технологический институт пищевой промышленности, инженер-механик, окончил аспирантуру ВИСХОМ (Всесоюзный НИИ сельскохозяйственного машиностроения имени В.П. Горячкина), кандидат технических наук  (1978), изобретатель СССР (1987), автор более 60 изобретений и ряда технических статей».
      Рубцовский творческий союз… Сколько с ним связано у многих людей, в том числе, и у меня! С Кириенко-Малюгиным  сотрудничало ближайшее рубцовское окружение: поэт и критик Владимир Фомич Андреев,  эссеист Лада Васильевна Одинцова – писатели, соученики Рубцова по Литинституту; Нинель Александровна Старичкова – автор книги «Наедине с Рубцовым»; известный поэт и друг Рубцова Валентин Васильевич Сорокин; актёр кино и поэт Филлимон Сергеев; лауреат премии «Звезда полей» из С.-Петербурга Сергей Анатольевич  Сорокин (Вакомин); инженер-конструктор Валентина Дмитриевна Зинченко – издатель уникального трёхтомного собрания сочинений Николая Рубцова; дочь поэта Елена Николаевна Рубцова…        
     В альманахе «Звезда полей» активно и периодически  печатались рубцововеды. Среди авторов альманаха, члены Союза писателей: кандидат философских наук Сергей Порохин,  Вячеслав Макеев – автор восьми романов, физик из Новосибирска — соавтор  торсионной методики оценки поэзии Александр Обухов, доктор технических наук и прозаик Алексей Башилов, поэт и бард Эрнест Любенко, автор этой рецензии Елена Митарчук, а также литераторы Ольга Коротеева и Зинаида Дубинина из  г. Артёма Приморского края, выпускник Литинститута Александр Избенников, композитор Владислав Киреенков, а также краевед-рубцововед Леонид Вересов, старший научный сотрудник ИМЛИ РАН им. А. М. Горького, кандидат филологических наук Мария Акимова – автор многочисленных статей о традиции русских поэтов девятнадцатого века в творчестве Рубцова.  
       Рубцов стал частью жизни Юрия Ивановича. Их судьбы связала родная для обоих вологодская земля – земля предков.
      Кириенко-Малюгин со товарищи исколесил все рубцовские места на Вологодчине, от Великого Устюга до Белого озера.. Он  вспоминает об одной поездок в главке «На берегу Сухоны, у церкви Благовещения»: «Мы ветераны с гитарами: поэт, бард и художник в одном лице Эрнест Любенко; мой двоюродный брат, неформальный композитор от Бога и бард Владислав Киреенков; ваш не всегда покорный слуга Юрий Кириенко-Малюгин. В нашей группе взявший отпуск Михаил Иванов, волею судьбы специалист по охране любых объектов и одновременно добровольный куратор фактов и изданий по творчеству Николая Рубцова…
     У меня в руках видеокамера, которой я снимаю паром, плывущий с того берега Сухоны на нашу пристань. На той стороне – у села Красное «красуется» недоразрушенная церковь Благовещения. Вдруг меня толкает Миша Иванов: «Смотри на церковь!» Вижу к зданию церкви идёт человек невысокого роста, издали очень похожий на Николая Рубцова… Вижу, силуэт доходит до торца церкви и вдруг исчезает. Что за знак подан нам Сверху?
       К сожалению, не дали нам тогда выступить с песнями Рубцова в ДК с. Никольское».     Мистический случай и проза жизни сошлись здесь, как это часто бывает. Талантливых людей не пустили выступать на сцене Никольского Дома культуры. Если бы им заведовала, как при Рубцове, жена поэта Генриетта Меньшикова, было бы по-другому…
    Юрий Кириенко-Малюгин выделил рубцовское направление в современной русской поэзии и заговорил о его существовании во весь голос.
     Последний раздел книги называется «Поиск Истины в поэзии и окружающем мiре». Слово «мир» автор пишет по-дореволюционному, в толстовском значении: мiр как община. Раздел состоит из стихов автора книги «Очевидное и невероятное». Мне очень нравится стихотворение «Миражи», где образ женщины сливается с образом родины:

Как часто солнечными днями
Меня влечёт лукавый взгляд.
Тревожит душу зеленями
Твой добрый и весёлый сад.

Мелькает платье голубое
В цветущих радостных свечах,
И счастье русское родное
Витает в солнечных лучах.

И я, измученный врагами,
В борьбе, здесь нужной, там пустой,
Лечусь твоими чудесами,
Походкой лёгкой и простой.

Для новизны и очищенья
Вхожу в дурманящий поток,
И глажу здесь для вдохновенья
Сирени грустный завиток.

Проходит злость, восходит радость,
Волнуясь в свежести ветвей…
И верю я в объятьях сада
Надеждам юности своей.

     «Сирени грустный завиток»… Как только не воспевали сирень русские поэты! Но никто не догадался сравнить кисть сирени с прядью любимой женщины. Сколько здесь любви и грусти! Вспоминается:

Нарву цветов и подарю букет,
Той девушке, которую люблю.

      Едва ли не добрая половина книги посвящена Николаю Рубцову.  
   Прежде всего, это глава «Николай Рубцов на пути к народной поэзии», где развёртывается, основанная на документах ретроспектива жизни и творчества Николая Рубцова, изложенная в жанре сценария. За этой главой следует трогательная главка, которую можно назвать жемчужиной книги, «Чьи рисунки в записной книжке Николая Рубцова?» Автор убедительно доказывает, что это рисунки Лены – дочери поэта: «В моём архиве с 2004 года хранятся записные книжки Н.Рубцова, копии которых мне предоставили в Вологодском Рубцовском центре…
     На следующих копиях страниц блокнота Н.Рубцова представлены два рисунка, сделанные явно детской рукой. Я давно предполагал, что автором рисунков является трехлетняя Елена Рубцова, дочь Поэта, и сейчас я хочу обосновать эту версию».
    Версию автора обосновывают и воспоминания дочери Николая Рубцова «Не такой, как все», опубликованные Кириенко-Малюгиным на сайте www.rubcow.ru «Звезда полей». На одном рисунке изображён сельский домик – рубцовская знаменитая теперь «избушка», «чердак» в селе Никольском. На втором — Москва. 
    Тема любви и семьи занимает большое место в книге Кириенко-Малюгина. Мил и мистичен рассказ «Лодочка». В ней писатель рассказывает о своей юношеской любви, вдохновившей его на создание первого стихотворения «Белый шарфик». 
    Часто первая и юношеская любовь не выливается в семейные отношения, но оставляет неизгладимый след в творчестве любого  поэта. Так было и у Рубцова, носившего шарфик и любившего в юности Таю Смирнову.
     Особое место занимает в книге глава из повести «Есть Божий суд». Эта повесть вошла в длинный список Бунинской премии 2015 года. Автор ставит в ней вечные вопросы: отцы и дети, любовь и деньги, технический прогресс и регресс в вопросе деторождения…
     Одна из первых главок книги повествует о том, как герой строил на даче печку. Кажется, а  кому это интересно? Оказывается, очень интересно. И, как строил и, вообще…
   С печки начинается русская изба, прославленная Рубцовым. Говорят слово «изба» сложилось так: истопка – истьба – изба. Одним словом, автор танцует от печки. А сколько душевных слов мы найдём в лирике Рубцова, посвящённых печке:

Сижу в гостинице районной.
Курю, читаю, печь топлю.
Наверно, будет ночь бессонной.
Я так порой не спать люблю!

    Символом России для Рубцова был районный городок Тотьма. Атмосферу райгородка вполне передаёт эта рубцовская строфа. Кажется, что наши райгородки – это и есть рай. В них очарование, невозможное в городах других стран. Потому что у нас в них соединилось прошлое, настоящее и будущее. В 1917 году купеческие и дворянские дома завешивали кумачом с революционными лозунгами. Сейчас рядом с ними строят небоскрёбы – хотя бы один на город, но, чтобы был не хуже, чем в столицах. Зачем?
     Автор книги с рубцовской Тотьмой знаком не понаслышке. В Тотьме его хорошо знают, читают его книги.
      Из первой главы «Очевидного и невероятного» мы узнаём, что стало толчком к книге: опасная болезнь  героя, из которой он выкарабкался. Обычно после такого начинаешь по-новому смотреть на жизнь и ценить её втройне.
     Можно сказать, что книга Юрия Кириенко-Малюгина имеет много общего с «Выбранными местами из переписки с друзьями» Н.В. Гоголя.  Николай Васильевич начал писать «Выбранные места» после кризиса и болезни. Это его исповедь и одновременно проповедь. Так же можно расценить книгу «Очевидное и невероятное».
   Юрий Кириенко-Малюгин открыл новую тему в литературо-ведении: «Рубцов и Гоголь», написав ряд блистательных статей и обнаружив неизвестное стихотворение Николая Рубцова «Гоголь».
     Можно сказать, что ничто не проходит бесследно. Поэтому в новой книге Юрия Ивановича есть традиционная связь с русской классической литературой.

Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие

Фрагмент 1 
    «Отыскался след Тарасов»
     Мне кажется, подчас, что всё то, о чём так хлопочем и спорим, есть просто суета, как и всё в свете, и что об одной только любви следует нам заботиться. Она одна только есть верная и доказанная истина. Кто проникнется ею, тот говори прямо обо всём: правда повеет от слов его. О! да поможет нам Бог, и тебе и мне, взрастить эту любовь в сердцах наших.
Н.В. Гоголь. (Письмо к С.П. Шевырёву от 21 апреля 1848 года из Одессы)
Но, если я не смущусь ничем и пребуду твёрд среди явлений возмущающих и, не упавши духом, буду в силах, посреди потрясающей бестолковщины времени, удержаться на своём мирном поприще литературном и быть певцом мира и тишины посреди брани, то это будет истинное чудо, милость Божья, которой и надеяться не смею, но о которой просить всё-таки хочется.
Н.В. Гоголь (Письмо А.М. Виельгорской перед 15 июня 1848 года из Васильевки)
Умереть с пеньем на устах – едва ли не таков же неотразимый долг для поэта, как для воина умереть с оружьем в руках.
Н.В. Гоголь (Письмо к В.А. Жуковскому от 15 июня 1848 года из Полтавы)
1. О пересечении «Разбойника Ляли» и «Тараса Бульбы», Севера и Юга
На первый взгляд, что может быть общего между произведениями, одно из которых овеяно более чем полуторавековой славой и написано великим Гоголем на тему истории запорожского казачества, ведшего борьбу за освобождение Украины от татар, турок, поляков и арендаторов, и маленькой поэмой о любви разбойника к княжне Николая Рубцова?
Ведь действие «Разбойника Ляли» происходит на не очень близком расстоянии от Запорожья.
Рубцов создал свою Лесную сказку («Разбойника Лялю») на основе легендарных событий, о которых услышал в окрестностях города Варнавин в Нижегородской области, там, где находится Лялина гора, получившая своё имя в честь атамана Ляли – одного из сподвижников предводителя крестьянского восстания Степана Разина.
Но если смотреть не поверхностно, а в суть вопроса, то сразу же находишь очень много общего: и в содержании, и в форме, и в творческом методе, и в художественных средствах. И даже в географических истоках.
Географические исследования говорят о том, что река Ветлуга, на которой стоит город Варнавин, являясь правым притоком Волги, берет своё начало на севере, где начинается Ветлужско-Сурской прогиб, продолжающийся на юге до Днепровско-Донецкой впадины, на севере, в свою очередь, доходящий до реки Мезени, протекающей через Архангельскую область и Республику Коми.
Находится река Ветлуга на Восточно-Европейской платформе, в той её части, которая зовётся Русским щитом. В свою очередь, Русский щит расположен между Украинским и Балтийским щитами.
Как физически соединены север и юг Российской империи на географической карте, так идейно объединены на столь же обширных русских литературных пространствах «Тарас Бульба» и «Разбойник Ляля».
Рубцов, подобно Гоголю, много внимания уделял изучению карты Родины.
Маршруты Рубцова обозначены на составленной Юрием Кириенко-Малюгиным карте «По дорогам Николая Рубцова» (оформление чл. СХ России Веры Васьковой).
Гоголь, работая над вторым томом поэмы «Мёртвые души», постоянно держал перед глазами карту Российской империи и мечтал параллельно основной работе написать учебник географии для юношества, в котором собирался проследить развитие русской литературы вкупе с историей и географией России, а также описать в книге русские монастыри, как правило, расположенные в самых красивых местах нашего обширного Отечества.
По-украински Родина зовётся Батькивщиной. От слова «батько» - отец.
Трудно перечислить все труды географов, историков, экономистов, статистиков, этнографов, ботаников, которые изучал Гоголь, чтобы вдохнуть Душу России в свой великий труд о Родине - поэму «Мёртвые души».
Так же создавался «Тарас Бульба». Повесть «Тарас Бульба» создана одновременно великим художником слова и кабинетным учёным-энтузиастом, посвятившим годы изучению истории Малороссии.
В 1845 году, через три года после выхода в свет первого тома «Мёртвых душ» (1842) и второй редакции «Тараса Бульбы» (1842), вошедшей в первое полное собрание сочинений писателя, Указом Царя Николая Первого Гоголю было присвоено звание Почётного профессора истории Московского Императорского университета.
Интересно, что Гоголь занимавший одно время, правда, непродолжительное, должность адъюнкта (помощника профессора) истории в Санкт-Петербургском университете, был удостоен почётного звания не в Санкт-Петербурге, а в Москве.
Москва в 19 веке была столицей славянофильства, Санкт-Петербург тяготел к Западу. Гоголь же, хотя и старался оставаться нейтральным и не принадлежать ни к одной из партий, поскольку был противником политических организаций, откровенным и убеждённым монархистом, имел больше друзей и признания в славянофильской «столице древней», как он называл Москву, а не в Петербурге.
В книге «Выбранные места из переписки с друзьями» (1847), рассуждая о современной русской литературе, Гоголь относит к разряду лучших русских стихотворений стихотворение Николая Языкова « К не нашим». На языке того времени название читалось как «К бесам». Позднее эту тему продолжил Достоевский в романе «Бесы», а начал её Пушкин в стихотворении «Бесы».
Под «не нашими» Гоголь подразумевал тяготевших к Западу и звавших Русь к топору представителей революционной интеллигенции типа Герцена.
Герцен, назвавший первый том «Мёртвых душ» «адом», вызывал у Гоголя раздражение. Чтобы высказать его, он даже согласился встретиться в Москве в 1851 году незадолго до своей смерти с И.С. Тургеневым, соприкасавшимся с Герценом и его окружением.
Тургенева привёл в дом на Никитском бульваре, где Гоголь жил в доме графа А.П. Толстого, актёр М.С. Щепкин.
Щепкин был удивлён желанием писателя познакомиться с Тургеневым. Гоголь в эту пору практически не шёл на контакт не только с незнакомыми, но и с друзьями.
Но, когда Гоголь обрушился на Герцена, адресуясь к Тургеневу, надеясь, что тот всё перескажет оппоненту, Щепкин сразу понял, зачем его другу нужно было это знакомство.
Патриотическая книга Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями» вызвала взрыв негодования у западников.
В книге Гоголь высказал предположение о появлении в будущем Поэта, который должен явиться не из дворянской среды, а из какого-то нового слоя русской жизни. Этими Поэтами стали Сергей Есенин и Николай Рубцов, в равной степени принадлежащие, как России дореволюционной, так и советской.
Сейчас пытаются некие силы найти им эквивалент, «лепя гения» то из Леонида Губанова, то из приятеля Рубцова Юрия Влодова. Естественно, как ни «раскручивают» эти имена, ничего не получается.
Самые печатаемые и читаемые поэты в современной России – Есенин и Рубцов.
Изучение биографии Рубцова даёт нам уверенность в том, что лирические шедевры русской поэзии двадцатого века также создавал человек, энциклопедически образованный, хотя и не имевший почётного учёного звания, которое было у Гоголя.
Все его современники пишут в воспоминаниях о Рубцове, что он читал старую и новую литературу, много знал, любил учиться, обожал русское народное творчество.
Людмила Дербина в книге о поэте рассказывает, как Рубцов во время путешествия на теплоходе по Сухоне и посещения Тотьмы, восхищался русским северным декоративно-прикладным искусством, связанным, прежде всего, с церковным строительством и украшением храмов, то есть сакральным по своей сути.
Поэму Рубцова и повесть Гоголя объединяет однокорневая основа – народное творчество, давшее импульс для дальнейшего развития русского искусства и ремёсел: литературы, иконописи, живописи, ткачества, театра, градостроительства, церковной архитектуры, кузнечного дела…
Русское и украинское сопрягаются исторически.
Например, слово «вежа», обозначающее сторожевую башню в старинных северных монастырях, сохранилось в украинском языке. По-украински башня –  «вежа».
Вообще, очень много общих слов в украинском языке и в северных диалектах русского языка. Например, слово «мережа», в украинском языке значащее «сеть, паутина», в том числе, и «Интернет-паутина», на архангельском диалекте значит «сеть» (рыболовная), но имеет ударение на Ё - мерёжа. В украинском языке буква Ё не используется. Отсюда «мережка» - сеточка, украшение на одежде.
Древнерусское слово «фабра» - (краска) в украинском современном языке сохранилось без изменений.
По-украински «колись» - когда-то, в северном говоре (г. Виледь Архангельской области) «лонись» - в прошлом году.
Кстати, в набросках Рубцова для будущих сочинений слово «лонись» записано.
Растение вереск в украинском языке называется «верес». Так же название вереска звучит в Архангельской области на Вилегодчине: «верес».
Как вересковый мёд разливался терпкий северно-русский говор к югу, к Киевской Руси.
Общеизвестно, что все былины Киевского цикла, героями которых являются Илья Муромец и Добрыня Никитич были собраны в девятнадцатом веке на Русском Севере.
Выдающийся русский советский филолог и педагог Николай Иванович Либан в своих лекциях по древнерусской литературе, изданных МГУ им. М.В. Ломоносова, отмечает, что культовый памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве», являясь южным памятником, включает в себя северные мотивы.
Учёный предполагает, что это связано с той лептой, которую вносили в «Слово» переписчики, переписывавшие его в северных монастырях.
Но суть не только в этом.
Как известно, рукопись «Слова полку Игореве» была обнаружена и приобретена собирателем русских древностей графом Мусиным-Пушкиным в Ярославле.
Славянская древнерусская цивилизация (словене) шла с Севера на Юг, из Великого Новгорода и Старой Ладоги, чтобы расцвести пышным цветом в Киевской Руси (поляне) и продолжиться уже в Руси Московской (XIII-XVII) (вятичи).
Восточно-европейская цивилизация складывалась как союз трёх основных восточнославянских племён: словене (новгородцы), поляне (киевляне) и вятичи (Тула, Калуга, Москва).
Известно, что первые деревянные крепости на Русском Севере, строились из дерева с помощью топора, без применения железа, то есть без единого гвоздя.
Так же, с помощью топора, строились знаменитые двурульные челны запорожских казаков «чайки», на которых они совершали морские набеги на турок с целью добычи военных трофеев. Возможно, руль лодок напоминал конёк на северной русской избе.
Рубцов положил в основу сюжета «Разбойника Ляли» народное сказание, услышанное на берегах Ветлуги, Гоголь в основу «Тараса Бульбы» – малороссийские песни (думы) и предания о запорожцах, сложенные на берегах Днепра – реки, соединяющей три славянские страны: Россию, Белоруссию и Украину. В десятом-тринадцатом веках составлявшие их племена входили в состав единого древнерусского государства.
Как «Разбойник Ляля» перекликается со знаменитой русской народной песней о Стеньке Разине и княжне и рядом других песен, так «Тарас Бульба» - с украинскими думами, в которых рассказывается и о героях, и о предателях.
В основу характера Андрия легли думы об отступнике от Православия Тетеренке и изменнике Савве Чалом. Цитата из думы о Чалом есть в записных книжках Гоголя.
Думы давали Гоголю больше исторического материала, чем летописи и другие документы. Об историзме малороссийских песен Гоголь пишет следующее: «Эта народная история, живая, яркая, исполненная красок, истины, обнажающая всю жизнь народа. …Историк не должен искать в них показания дня и числа битвы или точного объяснения места, верной реляции; в этом отношении не многие песни помогут ему. Но когда он захочет узнать верный быт, стихии характера, все изгибы и оттенки чувств, волнений, страданий, веселий изображаемого народа, когда захочет испытать дух минувшего века, общий характер всего целого и порознь каждого частного, тогда он будет удовлетворён вполне: ИСТОРИЯ НАРОДА РАЗОБЛАЧИТСЯ ПЕРЕД НИМ В ЯСНОМ ВЕЛИЧИИ.
Песни малороссийские могут вполне назваться историческими, потому что они не отрываются ни на миг от жизни и всегда верны тогдашней минуте и тогдашнему состоянию чувств. Везде проникает их, везде в них дышит эта широкая воля козацкой жизни. Везде видна та сила, радость, могущество, с какою козак бросает тишину и беспечность жизни домовитой, чтобы вдаться во всю поэзию битв, опасностей и разгульного пиршества с товарищами».
Полностью Гоголь взял для «Тараса Бульбы» две думы. В одной говорится о том, как мирные жители по первому призыву гонцов отказывались от всего, к чему были привязаны – от плуга, поля, хаты, семьи, когда появлялась возможность взять в руки саблю и отправиться «погуляти» в вольные степи:
…есаули в города си засилали.
По улицах пробигали.
На винники, на лазники
Словами промолвляли:
«Ви грубники, ви лазники,
Ви броварники, ви винники:
Годи вам в винницах горилок курити,
По броварнях пиво варити,
По лазнях лазень топити,
По грубах валятися,
Товстим видом мух годовати,
Ходи же с нами на долину Чекрень погуляти».
Желающих отправиться по разным поводам в путь, будь то мир или война, и, просто, в поисках лучшей доли всегда было много на просторах Руси – Новгородской, Киевской и Московской.
В «Тарасе Бульбе» Гоголь романтизировал сюжет думы, приукрасив своих героев, так же как и Рубцов в «Разбойнике Ляле» романтизировал сюжет о разбойнике: «Кроме рейстровых козаков, считавших обязанностью являться во время войны, можно было во всякое время, в случае большой потребности, набрать целые толпы охочекомонных: стоило только есаулам пройти по рынкам и площадям всех сёл и местечек и прокричать во весь голос, ставши на телегу: «Эй, вы пивники, броварники, полно вам пиво варить, да валяться по запечьям, да кормить своим жирным телом мух! Ступайте славы рыцарской и чести добиваться!»
«Комонь» на древнерусском языке значит «конь». Во время войны казаки, прервав мирные труды, прибывали на поле брани на своих собственных конях.
В Малороссии было три основных группы казаков: реестровые (вписанные в реестр, зарегистрированные), охочекомонные и низовые, или запорожцы, обитавшие в низовьях Днепра, в Запорожье, за днепровскими порогами.
В другой думе, использованной Гоголем в «Тарасе Бульбе», рассказывается, что товарищи хоронили погибших казаков, вырывая им могилы с помощью боевого оружия – сабли, пики.
В первой редакции «Тараса Бульбы» Тарас и Остап похоронили Андрия, выкопав ему могилу саблями.
Так же копают могилу для убитых воинов герои украинских народных сказок («Сказка о богатыре Бухе Копытовиче»): «Взмахнул своим кулаком Бух Копытович да как бухнет в плечи крайнего – сразу трёх человек в землю вогнал, а четыре сверху лежат.
- Ну, иди, - говорит он тому, кто был свидетелем, - смотри, живы ли твои богатыри. А сам не бойся, я тебя не трону.
Тот встал и посмотрел:
- Где там живы, они уже давно не дышат!
- Ну, рой для своих товарищей землю саблей. Не гоже их так бросать, нужно их в сырую землю зарыть.
Вырыл тот яму, положили, зарыли».
Эта параллель очень хорошо помогает понять, в чём секрет популярности Гоголя. Писатель ничего не придумывал. Он черпал образы из жизни или из фольклора, который есть сама жизнь, несмотря на фантастичность форм её проявления.
В русском и украинском фольклоре и сейчас можно найти массу параллелей с современной жизнью. Например, в украинской сказке «Звери под властью льва» содержится любопытная информация о том, как в древности проходили выборы в органы власти: «Все по очереди стали подходить к вороху желудей и орехов. Каждый брал то, что ему нравилось, и бросал в дупло. Хищные звери, любившие кровь, брали орехи, а те, кто питался овощами да травой, брали жёлуди. Увидев, что в пользу льва бросают меньше, лис завертел хвостом. Он подбегал к зверям, подмаргивал им, как бы говоря: «Берите орехи!» А когда подходили к куче желудей и орехов маленькие зверьки, лис шептал им на ухо: «Бери орех, а то прогневаешь льва, и он тебя задавит, как жабу, да и я на тебя рассержусь и не дам тебе житья». Маленькие звери боялись попасть в опалу и тянулись за орехами. А сам лис вместо одного ореха заграбастал полную пригоршню и так бросил в дупло, что никто не заметил».
Цитата взята из советского издания. Книга «Украинские народные сказки» напечатана в Государственном издательстве художественной литературы УССР в Киеве в 1951 году, то есть при Сталине, когда все граждане СССР «единогласно» голосовали «за нерушимый блок коммунистов и беспартийных».
Сказки вышли под редакцией действительного члена АН УССР М.Ф. Рыльского. Куда смотрела цензура? В сказке о выборах явно чувствуется дух казачьей вольницы. Ни в одном московском издательстве эту сказку бы не напечатали в то время.
Поискав в Интернете информацию на тему публикации политизированной сказки в СССР, я ничего не нашла, но снова убедилась, что фольклор удивительно живуч.
Моё внимание привлекла аналогичная сказке «Звери под властью льва» современная «Сказка о выборах в лесной парламент», опубликованная в издании «Вечерний Мурманск». Выпуск № 197 от 22 октября 2005 года. Может быть, автор её сочинил сам, руководимый в своём труде генетической (подсознательной) памятью о том, что рассказывалось на эту тему в сказках в старину. А, может быть, переложил старый мотив на новый лад, и получился ремейк, как называют теперь старые песни, спетые по-новому.
Удивительно, но «украинский след» в творчестве Рубцова снова привёл меня на Русский Север.
«Украинское присутствие» чётко обозначено в лирике поэта. Мы в ней найдём слова-символы «хата», «горилка», «бандура», идентифицирующие украинскую ментальность.
А также украинское слово «лаяться» (ругаться), уходящее корнями в седую славянскую древность, также очень популярное у русских (великороссов).
Возможно, помните у Василия Тредиаковского: «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй»? Эту строку Александр Радищев сделал эпиграфом к «Путешествию из Петербурга в Москву».
В селе Никольском среди воспитанников детского дома, где получал образование и жил Рубцов, было много украинцев. В монографии Кириенко-Малюгина «Николай Рубцов»: «Звезда полей горит, не угасая…» приведены воспоминания Екатерины Ивановны Семенихиной, бывшей пионервожатой Никольского детдома: « В пионерской комнате были танцы. Воспитатели тоже были молодые из педучилища. Приходили и ребята из села. Коля играл русскую, польку, матросский танец. Ему ещё в 10 лет дали гармошку. Нашли в кладовой тульскую гармошку и сказали: «Играй!» И он начал учиться, подбирал на слух.
Подыгрывал девочкам. Гета Меньшикова и Женя Буняк были очень физкультурные. В спальне делали акробатику. У них был номер. Делали и «пирамиду» на 7 человек. Ребята выступали с песнями, танцами. Было много украинцев и ленинградцев». (С. 30)
Пионервожатой в Никольском детском доме, где воспитывался Рубцов, была украинка Евдокия Перекрест, учившая детей петь хорошие песни.
Судя по всему, интерес к истории славянства у Рубцова появился в детстве и отрочестве.
Рубцов, конечно, не мог знать, что в Тотьму – город его юности был сослан после раскрытия масонского заговора в Нежинской гимназии высших наук преподаватель французского языка Ландражин – бывший офицер армии Наполеона, оставшийся после войны 1812 года в России, обучавший Николая Гоголя-Яновского французскому языку. Как известно, Вологда – родной город Рубцова была основана киевским монахом Герасимом, получившим имя Герасима Вологодского. Это уж Рубцов, наверное, знал.
В сочинении «О родном уголке», написанном им в 1951 году во время обучения в Тотемском лесном техникуме, чувствуется осведомлённость автора в славянской истории.
Юному автору присуще умение связывать воедино факты, касающиеся разных временных пластов, обобщать, делать выводы, смотреть в глубь веков и видеть «всё в самом лучшем свете»: « Тотемский же монастырь, ограждённый могучей каменной стеной, а также собор, путь к которому преградили широкий ров, заполненный водой, и высокая земляная насыпь, так и не могли взять шляхтичи… Немало прошло времени и с тех пор, как Пётр Великий посетил эти места, где во время пирушки со своей свитой приказал высечь на камне надпись в честь памяти о своём местопребывании». (С. 34)
Историю Коле Рубцову в Тотемском лесном техникуме, в котором Рубцов учился до Горно-химического техникума на Кольском полуострове, преподавала вполне образованная Валентина Васильевна Оборина (Покровская) – выпускница МГУ им. М.В. Ломоносова: «Я приехала в Тотьму в августе 1950 года после окончания МГУ им. Ломоносова по путёвке Министерства лесной промышленности…
Николай пришёл из детского дома с. Никольское, жил в общежитии. Это был маленького роста, красивый, с очень любознательными, распахнутыми настежь глазами, с иногда грустной, а иногда даже лукавой улыбкой. Меня тогда поразила его любознательность. Когда я приходила в их комнату в общежитии, он с интересом расспрашивал меня о Москве, об университете, о музеях, Кремле. Пожалуй, он был единственным, кто так интересовался Москвой, и я с удовольствием вспоминала студенческие годы, музеи, экскурсии…» (С. 38)
Правда, об Обориной Рубцов в сочинении не упоминает. Он рассказывает в нём об историке-мужчине и о том, как мальчишки тайно добывали для себя чинарики, потому что хотели подражать любимому учителю истории, постоянно дымившему папироской: «Часто бывая в лесу, мы разводили огромный костёр, который иногда достигал вершин низких деревьев, и прыгали с разбегу сквозь бушующее пламя, а потом, крайне довольные, доставали из самого далёкого уголка самого незаметного кармана две папироски и закуривали, воображая себя такими же взрослыми, как и наш старый и любимый учитель истории».
Имя учителя, преподававшего Рубцову историю, о котором поэт пишет в сочинении, хорошо бы выяснить. Ибо влияние этого человека сказалось на становлении патриотического мировоззрения великого поэта России.
Когда читаешь этот отрывок из техникумовского сочинения, исподволь представляешь праздник Купалы, костры в лесу, через очистительное пламя которых прыгали древние славяне.
Купальские обычаи до сих пор живы в России, Белоруссии (Беларуси) и Украине.
В записных книжках Гоголя есть информация, записанная им в юношеские годы, о празднике Купалы и предание о цветущем один раз в году папоротнике. Считалось, что с помощью этого цветка можно найти подземные клады.
К слову, Гоголь был блистательным педагогом. Он преподавал историю в Патриотическом институте благородных девиц в Санкт-Петербурге. Институт был открыт после Отечественной войны 1812 года с французами для дочерей офицеров, павших на полях сражений.
Педагогическая карьера великого писателя сложилась вполне соответственно его педагогическому таланту: он получил, продвигаясь по служебной лестнице, звание коллежского асессора и перстень от Императрицы Александры Фёдоровны за успехи в образовании барышень.
Гоголь по рождению был дворянином. Сделанная им вполне успешно, если учесть, что он поднялся по служебной лестнице выше середины Табели о рангах, за что в то время полагалось потомственное дворянство, карьера государственного служащего являлась только выражением желания молодого человека быть полезным обществу, а не была самоцелью для получения высокого сословного статуса.
Перстень, подаренный Гоголю-учителю Императрицей, не сохранился, как и другой перстень, подаренный Царём Николаем Первым Гоголю-драматургу за комедию «Ревизор». Годы странствий и сопровождавшее их безденежье, видимо, заставили писателя расстаться с царскими подарками, обменяв их на денежный эквивалент.
Гоголь, ушедший с государственной службы в 1836 году, «казаковал» всю оставшуюся жизнь: дороги, постоялые дворы, гостиницы, трактиры, дома друзей…
Судьба гнала его по земному шару, как и Рубцова, писавшего о себе:
Привет, Россия – родина моя!
Как под твоей мне радостно листвою!
И пенья нет, но ясно слышу я
Незримых певчих пенье хоровое…
Как будто ветер гнал меня по ней,
По всей земле - по сёлам и столицам!
Я сильный был, но ветер был сильней,
И я нигде не мог остановиться.
Интересно, что последний рисунок Гоголя, словно, является иллюстрацией к этим строкам Рубцова.
Писатель оставил нам свой последний автопортрет. Гоголь изобразил себя внутри книги, напоминающей одновременно воздушный кораблик и листок, оторвавшийся от дерева: то ли писатель плывёт в лодке с мачтой по Миру-Океану, то ли по ветру летит на Ковре-самолёте.
Сочинение «О родном уголке» Николая Рубцова даёт основания утверждать, что тематика произведений Гоголя была Рубцову хорошо знакома и близка с юных лет.
Прочувствованно студент Рубцов пишет в техникумовском сочинении о «шляхтичах».
Можно утверждать, что к времени его написания он уже знал повесть Гоголя «Тарас Бульба». Во время войны с фашистами она широко издавалась, в том числе в формате карманного издания для бойцов и матросов.
Есть в сочинении и упоминание об украинских ночах, известных автору по Гоголю и волновавших воображение творчески одарённого «неведомого отрока», «неведомого сына удивительных вольных племён» поэзией «жизни действительной» и мистической: « Пусть не лиманы и не каштаны украшают зелёные сады Тотьмы и не райские птички поют в их зелёной листве, пусть небо над Тотьмой не такое голубое, как в Италии, пусть ночи тотемские не такие очаровательные, как украинские! Природа Тотьмы гораздо грубее и суровей, но именно этой суровой правдивостью нравится мне неподражаемая природа родного уголка.
Кроме того, я не мог бы считать бесценно дорогим этот город, если б с именем его не были связаны судьбы моих бесконечно милых друзей недалёкого детства». (С. 39)
В этом ярком фрагменте из сочинения юного автора уже прослеживается гоголевское влияние. Уж очень явно, без осуждения автора сочинения «О родном уголке», «читаются» в нём сквозь строчки Рубцова строки Гоголя из «Мёртвых душ» и «Тараса Бульбы».
Известно из лирических отступлений к поэме «Мёртвые души», что автор поэмы не прельщался красотами итальянской природы, окружавшей его долгие годы, и сквозь роскошные виды южной растительности ему виделось родное, русское, пусть и не такое броское, но бесконечно любимое: «Русь! Русь! Вижу тебя, из моего чудного, прекрасного далека…Открыто-пустынно и ровно всё в тебе; как точки, как значки, неприметно торчат среди равнин невысокие твои города; ничто не обольстит и не очарует взора. Но какая же непостижимая, тайная сила влечёт к тебе?»
Потом Рубцов «вслед» за Гоголем назовёт свою любовь к Родине «непобедимой» (ст. «Давай, земля, немножко отдохнём…»):
И я клянусь
Любою клятвой мира,
Что буду славить эти небеса,
Когда моя
Медлительная лира
Легко свои поднимет паруса!
Вокруг любви моей
Непобедимой
К моим лугам,
Где травы я косил,
Вся жизнь моя
Вращается незримо,
Как ты, Земля,
Вокруг своей оси…
Строчки о «бесконечно милых друзьях недалёкого детства» уместно соотнести со сценой прощания Остапа и Андрия с детством: « Они, проехавши, оглянулись назад: хутор их как будто ушёл в землю; только видны были над землёй две трубы скромного их домика, да вершины дерев, по сучьям которых они лазали, как белки; ещё стлался перед ними тот луг, по которому они могли припомнить всю историю своей жизни, от лет, когда валялись по росистой траве его, до лет, когда поджидали на нём чернобровую козачку… Прощайте и детство, и игры, и всё, и всё!»
Конечно, судьба бывших бурсаков, Остапа и Андрия, была понятна Рубцову и созвучна его собственной судьбе: жизнь в общежитии, смутное и одновременно отчётливое предчувствие больших жизненных и исторических событий, потрясений. Тревоги и надежды юности, товарищество, любовное томленье. Тесный контакт с природой, с которой в юности можно быть счастливым, как с женщиной, что утверждал Артюр Рембо («и, словно с женщиной, с природой счастлив буду»), которого позднее Рубцов читал, любил и в монологе «О гениальности» назвал гением.
Диссонансом в сочинение Рубцова врываются рассуждения на тему «Религия – опиум для народа». Но атеизм Рубцова был не врождённым, а временно приобретённым, поскольку активно идеологически насаждался правящей коммунистической партией.
И всё же следует признать, что среди коммунистов было много людей, укоренённых в родной национальной славянской почве. В противном случае мы бы Рубцова не знали, ибо советская литература была на 100% подцензурна.
Славянское восточное триединство у Рубцова, как и у огромного большинства русских людей, в генах, иначе не было бы у поэта такой любви к Гоголю – сыну Украины.
Сталин после победы над Германией решил «закрепить» это единство, дав академику Грекову задание написать исторические труды на тему «Киевской Руси» как первого государственного объединения восточных славян.
Первым разработчиком темы Киевской Руси был С.М. Соловьёв – автор «Истории России» в пятнадцати томах.
Реально все киевские князья были выходцами с Севера. Даже если не существовало полулегендарного Рюрика, от которого ведут своё родство многие русские княжеские роды, неоспоримым является приход из Новгорода в Киев князя Олега с малолетним Игорем, будущим киевским князем.
Известно, что в Киеве Олег казнил Аскольда и Дира – своих дружинников, ранее Олега обосновавшихся в этом городе на берегу Днепра, и стал в нём править сам. И правил долго, даже после совершеннолетия своего подопечного князя Игоря.
Что касается супруги Игоря Ольги, многие историки считают, что она была родом из Новгорода или Пскова (Плескова).
Внук Ольги и Игоря князь Владимир – сын князя Святослава отдал на княжение своему сыну Ярославу Новгород.
Оттуда он и прибыл княжить в Киев, сменив Владимира Красное Солнышко.
Перед переездом в Киев Ярослав основал город Ярославль.
Киев в те времена периодически опустошался поляками. После того, как поляки увели в плен мать князя Ярослава, он решил переехать из Новгорода в Киев, чтобы заняться её вызволением из плена. Мать Ярослав не вернул, но остался княжить в Киеве.
В Новгороде князь набрался книжной мудрости, что впоследствии и способствовало тому, что он вошёл в мировую историю как один из самых просвещённых правителей, за что удостоился прозвания «Ярослав Мудрый».
В крещении Ярослав Мудрый получил имя Георгий.
Своих детей (трёх сыновей и трёх дочек) Ярослав «пристроил» за границей. Его дети вступили в династические браки с зарубежными принцессами и принцами. Наиболее известна из детей Ярослава Анна Ярославна – королева Франции.
Анна Ярославна знала иностранные языки и умела писать и читать, в отличие от своего мужа, который вместо подписи на документах ставил крест.
Новгородские берестяные грамоты подтверждают высокий уровень грамотности северных русов, которых можно назвать и «варягами». От слова «вара» - вода.
Варяги – это, скорее всего, не иностранцы, а жившие вдоль северных берегов Балтийского моря славяне.
Мы не коснулись пока темы Белоруссии (Белой Руси).
Связи Рубцова с Белоруссией (Белой Русью) не являются темой настоящего исследования, но, и они нашли отражение в его творчестве.
Можно найти точки пересечения рубцовской лирики с лирикой Максима Богдановича, которого считают своим четыре страны: Белоруссия, Польша, Литва и Россия.
Нам не известна вся генеалогическая корневая система Рубцова. Копнув глубже, наверняка, обнаружим и малороссийские корни. Северная и южная части русского народа имеют одну родину – Север.
Это аксиома, потому что торговый путь с Севера в Византию, ставший вектором Российской государственности, называется «Из варяг в греки» и берёт начал в Великом Новгороде. Оттуда и шло движение словен (славян) на юг, а не наоборот.
Кстати, интересный факт. В России наиболее распространённым типом дома является дом словенского (северного) типа с двускатной крышей, в отличие от четырёхскатной, характерной для южной Руси. Родовой дом Рубцовых в Биряково был четырёхскатный.
В Малороссии была распространена хата – дом со стенами из смеси глины, кизяка и травы, крытый соломой, наследник землянки – временного жилья, которое казаки строили, находясь под постоянной угрозой набега татар и турок, что исключало добротное домостроительство.
Ссылки на это есть в «Тарасе Бульбе». Казак всегда рядом с плугом, неводом и силком для ловли птиц держал ружьё и саблю.
Эта казацкая традиция вдохновила Государя Императора Александра Первого на создание военных поселений. По мысли Царя солдат должен был уметь и воевать, и сеять, а, главное, по возможности не отрываться надолго от земли и семьи.
Легче жить было солдату, находившемуся рядом с семьёй в мирное время.
Исполнителем проекта Государя стал Алексей Андреевич Аракчеев, создавший военные поселения сначала в Новгородской губернии Российской Империи, потом и в других.
В военных поселениях предусматривалось строительство для военных поселенцев домов словенского типа.
В современной России сохранилось достаточно много домов словенского типа.
А в современной Украине хату увидеть практически невозможно.
В украинской истории есть атаман Рубец. В 1612 году поляки и казаки (черкесы) дошли до Вологодчины. Говорят, что предка Рубцова какой-то поляк ранил саблей. От этого удара остался рубец (шрам).
По характеру Рубцов, как уже заявлялось, казак. Он всю жизнь «казаковал», как и Гоголь: ходил, ездил по России и СССР, матросил на Северном флоте.
Поэт был истинно православным русским человеком, насколько это было возможно в контексте того времени: Рубцов умел дружить, мог умереть за «други своя» и за Россию, поклонялся «старинным русским каланчам» - храмам, воспевал их: «снег летит на храм Софии», «церковь на горе молчала набожно и свято».
Как истинный славянин, он любил товарищеские «ночные бдения», пламя костра, лошадей, песню, танец – всё, чем восхищался Гоголь в запорожцах, было свойственно и Поэту.
Есть замечательные фото, на которых снят матрос Рубцов, вдохновенно играющий на гармошке и не менее вдохновенно отплясывающий в кругу друзей на палубе эскадренного эсминца «Острый» в период срочной службы на Северном флоте.
На казачьем круге родился знаменитый танец казачок. И палуба рубцовского «Острого» напоминает круг-раду, где сошлись повеселиться казаки после боевого похода.
Прежде чем продолжить размышления о казачьей натуре Рубцова, несколько слов об отношении казаков к семье. Поэт жил в силу жизненных обстоятельств отдельно от жены Генриетты и дочери Лены. Так было принято и у казаков.
Гоголь писал в «Тарасе Бульбе», что своего мужа жена Тараса не видела по несколько лет, потому что он защищал границы Украины, где кончалась христианская Европа, от татар, турок и других врагов православной Веры.
Рубцов, как мог, тоже защищал Русскую цивилизацию. Конечно же, оружием его, как и Гоголя, было Слово.
Остроумие и дар владения словом казаки ценили не меньше, чем владение саблей.
Изначально славяне не были воинственными. Николай Васильевич Гоголь главным свойством славян считал доброжелательность и любовь к Прекрасному. В его записях есть очень интересная цитата на эту тему из Византийских хроник с подзаголовком: «О характере славян»: «Что славяне были маловоинственны и певучи, доказательство ответ, данный греческому императору тремя славянами, схваченными царскими телохранителями, которые были без оружия, а только с гуслями. – Мы славяне, - говорили они. – Гусли имеем при себе для того, что не привыкли носить оружие. Да и нет совсем железа в нашей земле. Оттого мы живём в тишине и мире, играем на гуслях, не умея играть на трубах, ибо, не зная совсем войны, музыку мы считаем лучшим нашим упражнением».
Воинственными славян сделала необходимость обороняться от многочисленных врагов, испокон века завидующих размаху исконно славянских земель – от Арктики и дальше.
Если Гоголь черпал материал для создания «Тараса Бульбы», в думах– основном своём источнике, а также в «Истории русов» неизвестного автора и у француза Гийома де Боплана, написавшего книгу «Описание Украйны» об Украине в 17 веке, то, безусловно, таким источником для Рубцова при создании «Разбойника Ляли», прежде всего, стали русские народные песни и художественные произведения: «Слово о полку Игореве», «Братья-разбойники» Пушкина, «Вадим» Лермонтова, «Тарас Бульба» Гоголя, «Казаки» Толстого, «Пугачёв» Есенина, «На поле Куликовом» Блока.
Лучше Гоголя о происхождении воинственного племени казаков не писал никто: «Бульба был упрям страшно. Это был один из тех характеров, которые могли возникнуть только в тяжёлый ХV век на полукочующем углу Европы, когда вся южная первобытная Россия, оставленная своими князьями, была опустошена, выжжена дотла неукротимыми набегами монгольских хищников; когда, лишившись дома и кровли, стал здесь отважен человек; когда на пожарищах, ввиду грозных соседей и вечной опасности, селился он и привыкал глядеть им прямо в очи, разучившись знать, существует ли какая боязнь на свете; когда бранным пламенем объялся ДРЕВЛЕ-МИРНЫЙ СЛАВЯНСКИЙ ДУХ и ЗАВЕЛОСЬ КОЗАЧЕСТВО – ШИРОКАЯ РАЗГУЛЬНАЯ ЗАМАШКА РУССКОЙ ПРИРОДЫ…»
Рубцова, как и Гоголя, питала родная почва, с которой они чувствовали «самую жгучую, самую смертную связь». Оба они были духовными воинами.
Духовным мечом монаха являются чётки. Духовное оружие писателя – слово, которым он сражается на поле брани, пусть часто невидимой, но жестокой.
Много духовных воинов пало на полях сражений.
После роковой ночи, когда Рубцов был убит, его подруге Нинель Старичковой руководители Вологодской писательской организации разрешили забрать личные вещи поэта, письма и рукописи из его квартиры.
Вместе с ними она взяла также из квартиры Рубцова портрет создателя «Тараса Бульбы», который валялся на полу. Стекло на раме было разбито. Получилось, что Гоголь стал невольным свидетелем событий той страшной ночи.
Интересна последующая судьба портрета Гоголя. Старичкова рассказывает в одном из интервью, что передала его в Вологодский историко-краеведческий музей-заповедник. Где сейчас портрет? В лучшем случае пылится в запаснике музея на территории Вологодского Кремля.
Гоголь и Рубцов – легендарные воины, а, сколько пало безвестных героев, отдавших жизнь за Русскую цивилизацию!
Гоголь так рассуждал о девятнадцатом веке: «На бесчисленных тысячах могил возвышается как феникс, великий 19 век. Сколько отшумело и пронеслось до него огромных великих происшествий! Сколько свершилось огромных дел, сколько разнохарактерных народов мелькнуло и невозвратно стерлось с лица земли, сколько разных образов, явлений, разностихийных политических обществ, форм пересуществовало…» (отрывок «На бесчисленных тысячах могил»).
В детстве Коля Рубцов постоянно слышал знаменитую песню «Ехали казаки», которую пела по просьбе матери сестра Надя. Об этом сообщает В.Д. Зинченко со слов сестры Рубцова Галины в предисловии к трёхтомному собранию сочинений поэта, увы, пока единственному.
Интересно, что Валентина Дмитриевна, происходит из старого казачьего рода, что мне довелось слышать от неё самой на презентации монографии Юрия Кириенко-Малюгина «Звезда полей горит, не угасая…», состоявшейся в Москве на Кузнецком мосту в Центральной книжной лавке писателей в апреле 2012 года.
В песне «Ехали козаки» поётся о великих катаклизмах, исторических потрясениях, бесчисленных воинских жертвах:
Ехали козаки, ехали козаки.
Ехали козаки – сорок тысяч лошадей.
И покрылся берег, и покрылся берег
Сотнями порубанных, пострелянных людей.
В «Разбойнике Ляле» Николая Рубцова гармонично соединились два песенных начала – великорусского и малороссийского народов, как и в творчестве Гоголя.
Гоголь в статье «О малороссийских песнях» пишет следующее о русской и малороссийской музыке: «Характер музыки нельзя определить одним словом: она необыкновенно разнообразна. Во многих песнях она легка, грациозна, едва только касается земли и, кажется, шалит, резвится звуками. Иногда звуки её принимают мужественную физиогномию, становятся сильны, могучи, крепки; стопы тяжело ударяют в землю, и, кажется, как будто бы под них можно плясать одного только гопака. Иногда же звуки её становятся чрезвычайно вольны, широки, взмахи гигантские, силящиеся обхватить бездну пространства, вслушиваясь в которые танцующий чувствует себя исполином: ДУША ЕГО И ВСЁ СУЩЕСТВОВАНИЕ РАСШИРЯЕТСЯ ДО БЕСПРЕДЕЛЬНОСТИ. Он отделяется вдруг от земли, чтобы сильнее ударить в неё блестящими подковами и взнестись опять на воздух. … Русская заунывная музыка выражает, как справедливо заметил М. Максимович, забвение жизни; она стремится уйти от неё и заглушить вседневные нужды и заботы; но в малороссийских песнях она слилась с жизнью: звуки её так живы, что кажется, не звучат, а говорят, - говорят словами, выговаривают речи, и каждое слово этой яркой речи проходит душу».
Как здесь не вспомнить знаменитое стихотворение Рубцова «Полночное пенье», лирический герой которого «стремится заглушить вседневные нужды и заботы» песней!
Гоголя и Рубцова связывал с Украиной не только песенный родник.
В Государственном литературном институте Рубцов учился в семинаре Николая Николаевича Сидоренко, человека с явно украинской фамилией, жил в общежитии Литинститута в одной комнате с поэтом Александром Черевченко - харьковчанином, с которым делил хлеб и вино.
Приведу цитату из книги Кириенко-Малюгина «Звезда полей горит, не угасая»: «Александр Черевченко: «Я сидел над письмом к родителям и выклянчивал очередную… десятку Коля Рубцов только что закончил перепечатку рукописи своей первой книги… У нас одна сигарета «Памир». Мы уже третий день не посещали лекции. Потому что не было денег на троллейбус… - Сань, а Сань, - сказал Рубцов. Ты можешь мне ответить на вопрос: на кой хрен тебе два пиджака?... Я никогда не задумывался, зачем мне пиджаки вообще… я их никогда не носил… предпочитаю свитер с протёртыми до дыр локтями» …
Под «десяткой» подразумевается десять рублей, или «червонец». Червонцы в России были очень увесистой купюрой и в девятнадцатом, и в двадцатом веке – до 1991 года
Своё название червонец получил за красный, или, как он назывался в старину, червонный цвет. Червонной Русью звались западно-украинские земли в царское время. Минимальная месячная зарплата в 60 –е годы двадцатого века составляла 50 рублей – пять червонцев.
Ситуация, в которой оказались Рубцов и Черевченко, была хорошо знакома Гоголю. Как уже отмечалось, видимо, царские подарки-перстни автора «Тараса Бульбы» постигла такая же судьба, какая досталась пиждаку его земляка-малоросса. Черевченко - харьковчанин, происходил родом из Слободской Украины (Слобожанщины), соседствующей с Полтавщиной (Гетманщиной)- родиной Гоголя.
Земли Слобожанщины, принадлежавшие Русскому Царю Алексею Михайловичу, стали заселяться выходцами из Малой России в 17 веке в период восстания казаков под руководством Богдана Хмельницкого. В эти земли бежали малороссийские крестьяне, спасаясь от поляков.
И ещё одна цитата из книги Кириенко-Малюгина: «Вспоминает А. Черевченко: «Однажды перед зимними каникулами, в декабре 1962 года Коля Рубцов, не сказав ни слова, исчез на несколько дней и вернулся в приподнятом настроении – таинственный и загадочный.
- Ты знаешь, Сань, есть возможность неплохо заработать. Я тут познакомился с одной телевизионной барышней, и она заказала нам детскую новогоднюю сказку. В стихах. Самому мне не справиться - никогда не писал сказок. Поможешь? Обещают приличный гонорар…
Нам заплатили 75 рублей. На двоих».
Возможно, это была первая попытка Рубцова написать сказку, первый его опыт, освоить исконный и столь привлекательный для него жанр русской литературы.
Кстати, имя разбойника Ляли – главного героя «Лесной сказки» Рубцова генетически связано с украинским словом «ляля» - дитя. В Вятке же, на севере России, согласно сведениям, почерпнутым из словаря Даля, лялями называют игрушки.
Ляля – слово древнее и загадочное. Сейчас можно в Интернете найти информацию о том, что Ляля – это Лель. Тот самый Лель, который является героем популярной сказки «Снегурочка», сочинённой великим русским драматургом А.Н. Островским.
Лель – это один из образов Солнца в представлении древних славян, которые считали, что Солнце преображается из юноши Леля в Купайлу (Купалу), потом в Ярилу.
Правда, в русском и украинском фольклоре, верховное Божество – Солнце, изображается то в мужском, то в женском образе.
Видимо, Рубцова в имени «Ляля» привлекала первобытная корневая славянская древность, как и первобытность самой темы: частный человек и общество.
Сразу же вспоминается трагедия Тараса Бульбы, который был вынужден выбирать между общественным и личным. И он сделал выбор в пользу общественного, который не принёс ему, правда, счастья. В результате отец потерял двух сыновей. Как только Тарас убил Андрия, тут же был схвачен поляками в неравном бою Остап, а потом казнён в Варшаве.
Сам же Тарас Бульба, пролив сыновью кровь, правит по сыну языческую тризну и становится убийцей женщин и младенцев, которых уничтожает безжалостно, мстя полякам за смерть Остапа.
Тарасу не понять, как его сын мог превратиться из героя-воина, а героя-любовника. Но с Андрием случилось именно так. В равной степени он ослеплён страстью и озарён любовью. Даже лицо смерти не способно заставить его вздрогнуть и покаяться. Он видит в минуту казни только лицо своей прекрасной возлюбленной. А бывшие товарищи для него стали ничем, поэтому он и мчался на коне впереди отряда поляков, рубя безжалостно бывших своих, даже не думая о том, «свои» это или «чужие».
А разве Ляля у Рубцова не таков? Прекрасная княжна, как Солнце, заслонила ему весь мир. Ради неё он забыл о лучшем друге и преданной подруге:
Раз во время быстрого набега
На господ, которых ненавидел,
Под лазурным пологом ночлега
Он княжну прекрасную увидел.
Разметавши волосы и руки.
Как дитя, спала она в постели,
И разбоя сдержанные звуки
До души её не долетели…
С той поры пошли о Ляле слухи,
Что умом свихнулся он немного.
Злится Ляля, жалуясь Шалухе:
- У меня на сердце одиноко.
Недоволен он своей Шалухой,
О княжне тоскует благородной…
Гоголь даёт своему герою не менее прекрасное, чем Ляля, имя «Андрий»-Андрей.
Имя у Рубцовского героя диссонирует с его ремеслом. Как вспоминает Нинель Старичкова, она была удивлена, что у разбойника такое ласковое имя, о чём и сказала поэту. Рубцов с ней согласился. Но имени героя не изменил, потому что оно легендарное.
И оно не могло не заворожить трепетно относившегося к прошлому России-Руси Рубцова.
В исследованиях легендарного советского учёного, профессора МГУ им. М.В. Ломоносова Б.А. Рыбакова, посвящённых истории древних славян, есть упоминания о дочери Богини Лады Ляле.
В честь Ляли до сих пор устраиваются весенние праздники Ляльники в России, Украине и Белоруссии. Они празднуются 22 апреля и посвящены просыпающейся после зимы Природе.
Лялей наряжают самую красивую девушку, водят вокруг неё хороводы, радуются Весне и Жизни. Ляля явилась прообразом многочисленных героинь славянского фольклора, прежде всего, русских сказок, в которых есть Марья-Искусница, Царевна-Несмеяна, Марья-Моревна, Василиса Прекрасная, она же Премудрая и т.д.
Отражением этих образов стали, как прекрасная полячка в «Тарасе Бульбе», так и княжна в «Разбойнике Ляле».
На то, что дочь ковенского воеводы в «Тарасе Бульбе» напоминает сказочную героиню, обратил внимание учёный из Санкт-Петербурга, доктор филологических наук В.Д. Денисов.
Недаром у маленьких детей красивая женщина, тем более невеста, ассоциируется со сказочной царевной, принцессой, королевой, Снегурочкой.
Что касается Снегурочки, это, скорее всего, один из самых древних мифологических русских образов. Его возникновение опять же связано с тем, что Русская цивилизация берёт начало на Севере.
Рубцов, конечно, не был знаком с картой, составленной в 16 веке средневековым картографом Герардом Меркатором, на которой изображена Гиперборея - прародина славян. Доступной она стала в эпоху глобальной информатизации.
Вряд ли поэт знал, что Кольский полуостров, где он жил некоторое время, будучи студентом техникума, получил своё название от легендарного Божества славян Коляды, в честь которого поют до сих пор в Украине колядки – песни, славящие рождение Солнца. «Коло» означает солнце - круг.
(Отсюда слова: «кольцо», «колокол», «околица», «около», «колобродить»).
Уже по рождению и первым осознанным годам детства и юности Рубцов был связан с рекой Сухоной, которая уникальна тем, что течёт по кругу. Согласно научным исследованиям, бассейн Сухоны является центром индоевропейской цивилизации.
Приведу очень длинную, но чрезвычайно важную цитату из новейшего исследования российских учёных: магистра Ю.В. Сарычева и кандидата социологических наук А.К. Витязева, опубликованного в научно-исследовательском журнале «Гуманитарные исследования» (№ 10 за 2011 год), издающемся в Республике Коми: « Термин индо-славы был введён в 50-х годах в мировую науку известным индийским историком Рахулом Санкритьяной.
Санкритьяна много лет преподавал индийские языки на филологическом факультете Ленинградского университета, занимаясь исследованиями сходства и общих корней санскрита и русского языков. Результатом его многолетних исследований явилась его знаменитая книга «От Волги до Ганга», издания 1953 года. До него этой темой занимался его соотечественник санскритолог и историк Бал Гангадхар Тилак (1856-1920).
Известно, что с ХVП-ХVШ вв., с тех пор, как английские колонизаторы, захватив Индию, предоставили своим миссионерам и учёным широкую возможность знакомиться с языками и культурой этой страны, Европа стала с каждым годом узнавать всё больше и больше о жизни малоизвестных до этого индийцев.
С ХVШ века познание о Ведах в целом и о Ригведе, в частности, стало целью работ ряда мифологов.
Попытки учёных перевести Ригведу с санскрита на европейские языки оказались во многом почти безрезультатными, потому что с санскрита очень трудно переводить Веды только при помощи словарей. Для этого языка характерно, во-первых, множество синонимических значений многих слов, а во-вторых, малопонятные роли богов Ригведы и обилие их имён и функций вызывали бесчисленные и неточные догадки и предположения.
Западные специалисты сошлись всё же в одном мнении – Ригведу создали в древнейшие времена носители санскрита арьи, и авторами её гимнов были жрецы брахманы.
И тут прозвучал решающий голос – голос Индии. Санскритолог и историк Бал Гангадхар Тилак (1856-1920), знавший по переписке с европейскими исследователями обо всех трудностях на пути их попыток перевести Ригведу, подготовил в конце ХIХ в. к публикации свой анализ гимнов Ригведы – книгу «Арктическая родина в Ведах» (которая увидела свет в 1903 г.).
Согласно анализу Б.Г. Тилака астрономических, ландшафтных, географических данных, содержавшихся в арийских ведических текстах Индостана, родиной Ариев является некая земля выше 56 градуса северной широты, предположительно локализованная в современном Северо-Западном федеральном округе РФ – район Междуречья рек СУХОНЫ, ЮГА И ВЫЧЕГДЫ».
Известно, что птицы выбирают местом своего гнездовья полярные широты, где образуются их самые большие колонии.
Генетическая память подсказала Рубцову строки:
Память возвращается как птица
В то гнездо, в котором родилась.
Привлёк творческое внимание Рубцова и священный Московский Кремль. Известно, что он построен на Боровицком холме. По предположению некоторых учёных, название холма связано с именем «гражданского» верховного Бога древних славян - Бор-Велес:
Бессмертное величие Кремля
Невыразимо смертными словами!
В твоей судьбе, - о, русская земля! –
В твоей глуши с лесами и холмами,
Где смутной грустью веет старина,
Где было всё: смиренье и гордыня –
Навек слышна, навек озарена,
Утверждена московская твердыня!
………………………………………….
Но как – взгляните – чуден этот вид!
Остановитесь тихо в день воскресный –
Ну не мираж ли сказочно-небесный
Возник пред вами, реет и парит?
И я молюсь – о, русская земля! –
Не на твои забытые иконы,
Молюсь на лик священного Кремля
И на его таинственные звоны…
Простим Рубцову вынужденный «атеизм» - «забытые иконы», о которых он никогда не забывал!
Северный же ветер носит название Борей (от «Бор»). Ничего удивительного нет в том, что именно Русский Север стал родиной одного из самых великих русских поэтов двадцатого века.
Ветру Рубцов признавался в любви неоднократно.
Но Рубцов, как и Гоголь, не был язычником, на чём настаивает Михаил Суров! Рубцов прошёл в своём творчестве путь «из Варяг в Греки»: от язычества к христианству.
Были ему близки и наиболее прогрессивные коммунистические идеи, в основе которых лежали заветы Иисуса Христа, изложенные Господом в Нагорной проповеди.
О заложенных в коммунистическую идеологию евангельских истинах прямым текстом написал грузинский советский писатель Думбадзе в романе «Закон вечности».
В воспоминаниях о Рубцове есть одновременно забавный и серьёзный эпизод, когда поэт очень далеко послал пытавшегося вернуть его на грешную Землю человека, который мешал ему мечтать о соединении учений Христа и Ленина.
Творчество Рубцова, как и творчество Гоголя, пронизано христианскими идеями любви.
Духовным центром Древней Руси был Киев. Из него по всем пространствам Руси-России распространялось христианство.
Недалеко от реки Ветлуги, где происходит действие «Разбойника Ляли», есть посёлок с названием Киевская Старица.
После взятия в тринадцатом веке Киева монголо-татарами стали появляться мощные «кальки» на землях, теперь именуемых пространствами Центральной России: Золотые ворота во Владимире на Клязьме, город Переславль Залесский во Владимиро-Суздальском княжестве…
Поскольку спор о Киеве стали вести русские и украинские историки в девятнадцатом веке, в трудах украинского историка и политика Михаила Грушевского Украина зовётся «Украиной-Русью». Но есть и исторический термин: «Россия, Русь».
Именно так величает Родину Рубцов в одном из самых известных своих стихотворений «Виденья на холме». Интересен вопрос происхождения топонима «Россия, Русь». Скорее всего, это плод творческого озарения Рубцова.
В отличие от Грушевского, Рубцов не был профессиональным учёным, но его название России двойным именем чрезвычайно интересно, ибо в начале России и Украины одно государство – Древняя Русь, а изначально это Новгородская Русь.
В Ростове Великом можно увидеть трёхликую икону Богородицы. В моей трактовке – Божья Матерь Новгородская, Киевская, Владимирская (Московская). До четырнадцатого века Москва входила в состав Владимиро-Суздальского княжества.
Возвышение Москвы началось при князе Данииле Александровиче – младшем сыне великого политического и духовного деятеля средневековой Руси князя Александра Невского.
В статье «Взгляд на составление Малороссии» Гоголь пишет о том, что после взятия Киева Батыем, северная и южная Русь разделились. И фактически стало существовать два государства с одним названием.
По мнению Гоголя, две части русского народа воссоединились в 1654 году навечно, когда в городе Переславле был подписан договор между Царём Алексеем Михайловичем и казаками, во главе которых стоял Гетман Богдан Хмельницкий.
Великий русский лирик – Александр Блок, чрезвычайно созвучный Рубцову, оказавший влияние на «Разбойника Лялю», прежде всего, поэтическим циклом «На поле Куликовом» и отчасти поэмой «Двенадцать», до самозабвения, как и Рубцов, любил Гоголя.
«Украинским соловьём» назвал Блок Гоголя в статье «Дитя Гоголя». Статья была написана Блоком в 1909 году – в честь столетия со дня рождения великого писателя.
А «дитя Гоголя» - это Россия.
Блок несколько раз влюблялся в украинок.
Самая знаменитая среди них, Лиза Пиленко (Елизавета Кузьмина-Караваева), ставшая монахиней Марией и погибшая в немецком концлагере во время Второй Мировой войны страшной смертью.
По деду со стороны матери Блок имел старинную дворянскую русскую фамилию Бекетов. Возможно, фамилия эта произошла от слова «бекет». Так назывались сторожевые вышки запорожских козаков. Хотя есть и другая версия. Но всё равно род Бекетовых уходит в скифские степи, в воспетые в «Слове о полку Игореве» просторы Дикого поля.
(Объяснение слова «бекет» также находим в словаре Даля. От него, по В.И. Далю, образовано хорошо нам знакомое слово «пикет»).
Интересно, что своего деда – знаменитого ботаника Андрея Николаевича Бекетова Блок звал «дидя», образовав «дидю» из украинского слова «дид» и присоединив окончание, характерное для петербургской фонетической нормы: в Петербурге говорят, например, не «Гена», а «Геня». Поэтому «дидя», а не по-московски – «деда».
Гоголь был одним из самых любимых писателей Блока, а повесть «Тарас Бульба» названа им в его юношеской анкете любимейшим произведением, равно как и главный её герой.
Казацкая земля любима не только Рубцовым и Блоком, но многими известными русскими писателями.
«Тарасом Бульбой» увлекались вологодские гимназисты. И среди них, сын полицейского пристава, в будущем знаменитый писатель, путешественник и журналист Дядя Гиляй (Владимир Гиляровский), написавший в 1902 году очерк «На родине Гоголя», ставший итогом поездки автора на родину великого писателя: в Миргород, Полтаву, Великие Сорочинцы и село Васильевка.
Любил «Тараса Бульбу» и Андрей Белый. Для него «Сечь» и «Русь» были тождественными понятиями.
Св. Цесаревич Алексей, которого охраняли козаки, обожавшие Царственного отрока, о чём пишет в книге «Крушение империи» председатель последней дореволюционной Думы Владимир Родзянко, в своём дневнике назвал «Тараса Бульбу» «чудной вещью».
Кстати, дядькой (слугой) Св.Цесаревича Алексея был уроженец Волыни, матрос с царской шхуны «Штандарт» Андрей Еремеевич Деревенько. Цесаревич звал его по-домашнему «Дина».
«Дина» спас Цесаревича от верной гибели во время шторма, в который попала шхуна с находившимся на ней Царственным семейством.
Деревенько был за свой героический поступок награждён Царём и взят во дворец как слуга.
Платили Деревенько щедро. Он даже нанимал для двух своих сыновей учителя французского языка. Но во время революционных событий бывший матрос покинул дворец, потом решил вернуться, о чём, раскаиваясь, просил в письмах последнего Российского Монарха. Но Царю и Царице было уже не до него. Им предстояла ссылка из Тобольска в Екатеринбург.
Деревенько писал письма и туда. Но судьба его развела в разные стороны с Царственным воспитанником. Правда, ненадолго. Деревенько умер в годы гражданской войны от тифа.
В Интернете есть фотография – «усатый нянь» Деревенько со своим царственным воспитанником на руках.
Рубцов неоднократно в разговорах с институтскими приятелями, в частности, с поэтом Владимиром Андреевым, утверждал, что в России не было плохих царей. Но так считали не все и не всегда, поэтому в России произошёл в 1917 году Октябрьский переворот, который принято называть в советской историографии Великой Октябрьской социалистической революцией (ВОСР).
Попытки свергнуть Царя в России происходили неоднократно (крестьянские восстания, бунты, войны, терроризм).
О синтезе Рубцова
Понятие синтеза присуще, прежде всего, романтической литературе и символизму, в частности, который академик Томашевский именовал не иначе, как мистический романтизм. Рубцов и был не только «кровным сыном жестокой русской Музы», по замечательно-образному и ёмкому выражению Станислава Куняева, но и кровным сыном русской романтической поэзии: как поэзии элегической, так и той, которую принято относить к поэзии активного или, в определении советских литературоведов, революционного романтизма.
Приведу пространную цитату из книги д.ф.н., заслуженного профессора МГУ им. М.В. Ломоносова и моего учителя А.П. Авраменко «А. Блок и русские поэты XIX века»: «Представление о символизме в сознании читателя часто связывается с разрушением традиций русской классики XIX в. Во многом такое суждение справедливо. Однако требуется существенная оговорка: символизм действительно противостоял реалистическим традициям, господствовавшим в прошедшем столетии (девятнадцатом веке – Е.М.), но при этом имелся в виду реализм как художественный метод, а не пантеон имён, связанных с реализмом. В символизме не было, как позже в футуризме, нигилистически-пренебрежительного отношения к «дорогим именам». Напротив, считая себя наследниками всей мировой культуры, заимствуя, подобно своим западным единоверцам, «краски со всех палитр и звуки со всех клавиров» (Теофиль Готье), русские символисты вместе с тем всячески подчёркивали свою связь с отечественной классикой. А. Пушкин, М. Лермонтов, Ф. Тютчев, А. Фет, Н. Гоголь, Ф. Достоевский и даже Н. Некрасов – среди тех, кого символисты называли своими великими предшественниками» (Авраменко Альберт Петрович. «А. Блок и русские поэты XIX века». М. , Издательство МГУ, 1990 г., С. 5).
Нельзя отрицать, что в последние годы появилось много талантливых работ, посвящённых традициям русской литературы в поэзии Рубцова. Так: Юрий Кириенко-Малюгин проследил связи творчества Рубцова с творчеством Гоголя, Тютчева, Есенина, Мария Акимова обратила внимание на глубокие связи Рубцова с поэзией Лермонтова, Марина Кошелева тонко подметила параллели с Буниным и даже Булгаковым. Многие писали о связях Рубцова с народным творчеством. Это стало общим местом. Рубцов соединил в себе, как истинный романтик, все начала и концы, опираясь на опыт русских и зарубежных предшественников, включая Верлена, оставив нам замечательный перевод «Осенней песни».
От поэтов-современников его отличало чувство космизма, искони заложенное в русской классической поэзии. Многие из его современников пели «о пробках в Моссельпроме», что ставил в упрёк Маяковскому Есенин. Но Маяковский, тем не менее, является громадным талантом, часто разменивавшим себя на словесный ширпотреб, а у Рубцова агитационных стихов раз-два и обчёлся. Но таковые, конечно, тоже имеются в его творческом наследии. Например, «Надо быть с коммунистами».
Анатолий Передреев считал, что Рубцов держал в руках «классическую лиру». Это так и не так. Он не чуждался также ритмов современной ему поэзии.
Я уже подчёркивала, что Рубцов был отменно образован, иначе он не был бы романтиком.
……………………………………………………………………………………………

Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие

Фрагмент 2 (печатается с сокращениями)
……………………………………………………………………………………………
Всем известны строчки, написанные им  (Н.М.Рубцовым) в общежитии Литинститута перед отъездом в Николу и посвящённые самому выдающемуся драматургу предзастойных и «застойных» лет СССР Александру Вампилову:
Я уплыву на пароходе,
Потом поеду на подводе,
Потом верхом, потом пешком
Пойду по волоку пешком
И буду жить в своём народе.
Мотивы миниатюры Рубцов позаимствовал у Василия Каменского:
В разлив весенний в Пермь на пароходе
Я возвращаюсь в город мой –
Я весь в своём родном народе –
Я еду лето жить домой.
Но ведь это были кровные мысли и настроения самого Рубцова, выраженные в оригинальной, отличной от Василия Каменского форме, и в то же время декларирующие связь с предшественником!
Василий Каменский – человек оригинальной судьбы, один из первых русских лётчиков, богатый барин, путешественник, футурист, соратник Маяковского. Он же лингвист, придумавший слово «самолёт» вместо иностранного «аэроплан».
О Каменском Рубцов, конечно, узнал на литинститутском семинаре, где изучал творчество Маяковского.
Каменский после революции отдал поместье, процветающее в хозяйственном отношении и пространное, своим крестьянам. Отдал его добровольно! В благодарность, вроде бы, крестьяне предоставили ему дом высланного сельского священника. В нём он и жил на родине.
В Москве Каменский проживал перед Великой Отечественной войной и после, вплоть до полёта Гагарина в космос, в коммунальной квартире в бывшем доходном доме Зачатьевского монастыря на Никитском бульваре, 5.
Кстати, один из бывших жильцов дома пять, рассказывал мне, что в пятидесятые-шестидесятые годы, объединившись с жителями соседнего, тоже «демократического» по составу жителей дома номер 7, они нередко дрались с обитателями расположенного рядом с ними элитного «Дома Севморпути», в котором жили «богатенькие».
В 1961 году Каменскому дали квартиру в доме-новостройке на Звёздном бульваре (!), где он вскоре умер.
Рубцов часто ходил мимо бывшей комнатёнки Каменского на Никитском, поскольку с Тверского бульвара, где находится и находился Литературный институт,( который поэт успешно окончил в 1969 году), миновав площадь Никитских ворот, попадаешь на Никитский бульвар.
На Никитском, 25, а потом в Доме Севморпути жила Елена Сергеевна Булгакова. Этого он, скорее всего, не знал. В 1967 году в журнале «Москва» он прочитал первую публикацию «Мастера и Маргарита».
Для Каменского выражение «в своём родном народе», кроме принадлежности к русскому народу, имело ещё и более прозаический смысл: еду летом из Москвы отдыхать на природу в «загородный дом», как теперь говорят.
Для Рубцова, не имевшего в то время жилья, «буду жить в своём народе», означало не только возвращение в Николу – родину его души («здесь души моей родина»), но и чёткое осознание своего места в русской литературе, рангом выше, чем у Каменского.
Здесь ощущается и своеобразный диалог с предшественником на тему, ху из ху в русской литературе. А уж Рубцов своё место в ней точно знал!
В активе Василия Каменского, кроме стихов, были эпические произведения, посвящённые Степану Разину и Емельяну Пугачёву. Ему же принадлежат знаменитые строки, которые просто распирает от казачьего пафоса: «Сарынь на кичку! Ядрёный лапоть…»
Ещё немного из истории названия сборника и одноимённого стихотворения «Звезда полей» и книги «Сосен шум», в который совершенно органично, по тонкому замечанию М.С. Акимовой, входит «Разбойник Ляля», выброшенный из книги редактором по мотиву: «выпирает».
Принято считать, что Рубцов позаимствовал название «Звезда полей» у Владимира Соколова, у которого есть стихотворение с аналогичным названием.
Это не так. И подсказка имеется в самом тексте соколовской «Звезды»:
«Звезда полей, звезда полей над отчим домом
И матери моей печальная рука …» -
Осколок песни той (выделено мной – Е.М.) вчера над тихим Доном
Из чуждых уст настиг меня издалека.
Как рассказал на одной из научно-практических конференций «Рубцовские чтения» (организатор: руководитель НО «Рубцовский Творческий Союз» Юрий Кириенко-Малюгин) соученик Рубцова по учёбе в Литинстиуте, фамилию которого я, к сожалению, не запомнила, названием книги Рубцова «Звезда полей» и названием его одноимённого стихотворения, стали слова украинской народной песни.
На эту песню указывает и Соколов. Что это за песня, мне не ведомо. Звёзд в украинских песнях (зирок), как звёзд на небе. У всех на слуху «Ничка як мисячна», или есть вариант: «Ничь яка мисячна» и т.д.
В шестидесятые-восьмидесятые годы украинские песни звучали чуть ли не каждый день из теле- и радиоэфира, поскольку у власти тогда были выходцы с Украины Хрущёв, любивший носить вышиванку, и Брежнев.
Звезда – это, вообще, один из самых древних из известных человечеству символов. Северная Полярная звезда, о которой пишет Рубцов, вряд ли, воспевалась в украинских песнях. В тринадцатом веке после взятия Киева Батыем, русы разделились на северян и южан. И хотя в 1654 году северяне и южане объединились на Переяславской Раде, споры о том, кто более русский, не утихают с тех пор.
На эту тему можно посмотреть статью современника Гоголя славянофила Юрия Венелина, которая так и называется – «О споре между южанами и северянами насчёт их россизма». Венелин утверждает в статье, что третьей частью русского народа являются отнюдь не белорусы, а «болгаре».
(У Николая Рубцова есть стихотворные строчки: «Болгария пусть процветает и помнит чудесную Русь. Пусть школьник поэтов читает и учит стихи наизусть». Дербина вспоминает, что поэт пел болгарскую песню со словами «Я страдам», сопровождая пенье игрой на гармони).
Рубцов был, наверняка, в курсе данного спора, который официально вели в девятнадцатом веке два друга Гоголя: профессора М.А. Максимович и М.П. Погодин, в том числе, и на страницах погодинского журнала «Москвитянин».
Дело в том, что Рубцов дружил со студенткой Литературного института родом с Украины Ладой (в замужестве Одинцовой), московская родственница которой была в отдалённом родстве с Максимовичем. Суть этих споров Лада донесла до своего старшего друга и покровителя, о чём пишет в воспоминаниях, изданных в Чехии. Отрывки из них можно прочитать на сайте Кириенко-Малюгина, посвящённом творчеству Рубцова.
Но корень происхождения названия «Звезда полей» более глубок, и его нельзя свести только к украинской песне.
Полярная звезда упоминается ещё в Ведах. Об этом подробно написано в монографии Светланы Жарниковой «След ведической Руси». Светлана Жарникова была исследователем орнаментики русских вышивок, одним из основных элементов которых, всегда была звезда.
В 1988 году в Институте этнографии и антропологии АН СССР она защитила диссертацию на тему: «Архаические мотивы севернорусской орнаментики (к вопросу о возможных праславяно-индоиранских параллелях)».
Жарникова являлась членом Русского Географического Общества и Международного клуба учёных. Она подробно исследовала санскритские корни в названии наших северных рек. Действительно, откуда могло взяться название Шейбухта? Именно так называется хорошо знакомая Рубцову река, протекающая через вологодские сёла Космово и Шуйское, где проживала носившая «золотое имя Таня» подруга его юности Татьяна Агафонова (Решетова).
Также Жарникова доказала, что предки русов были создателями Вед, наряду с индийцами и иранцами.
Позволю себе длинную цитату из Жарниковой: «Учёные, занимающиеся изучением индоевропейских языков, пришли к выводу, что у древних арийских языков прослеживается гораздо большее количество схождений со славянскими, чем с любым другим языком индоевропейской семьи. Созданные в глубокой древности общими предками славянских и индоиранских народов гимны Вед, наряду с индоиранской Авестой, считаются одним из древнейших памятников человеческой мысли. Многие факты, сохранённые в мифах, преданиях, молитвах и гимнах, свидетельствующие о том, что создавались эти тексты на крайнем севере Европы, приводили в своих работах Б. Тилак и Е. Елачич. Например:
Великий бог Индра – могучий воин-громовержец – разделил своей властью небо и землю, надев их на невидимую ось как два колеса. И с тех пор звёзды кружатся над землёй по кругам, а укреплена эта ось в небе Полярной звездой (Дхрувой – «нерушимой, неколебимой»). Такие астрономические представления, конечно же, не могли возникнуть в Индии. Только в полярных широтах во время полярной ночи видно, как звёзды описывают около стоящей неподвижно Полярной звезды свои суточные круги, создавая иллюзию круга неба над кругом земли, скреплённых, как колеса, неподвижной осью… ещё в XVI веке Александро Гванини писал: «Река Двина получила название от соединения двух рек – Юг и Сухона. Ибо Двина у русских обозначает «двойную» (реку)». Здесь имеет смысл привести несколько строк из описания путешествия на Север, сделанного молодой петербургской студенткой в 1912 году. Они свидетельствуют о том, какое впечатление могли производить Северные Увалы на человека: «А вот и Сухона. Затараторил пароход у Тотьмы, и мы полезли вниз к Северной Двине. Устроившись в каюте, закусив, я вылезла на трап и замерла, потом потрогала себя по лицу – не сплю ли – нет! Отвесные скалы падают в реку, они прослоены мощными пластами разнообразных оттенков, причудливы и величавы; с другой стороны – скалы же, но покрытые соснами, елями – иные ползут по скале, цепляются и играют своей верхушкой с водой, заглядывают в зеркало реки…Где же поэты, художники? На весь мир прославили Волгу, её Жигули, но здесь не хуже, даже больше величия, хотя речной размах не тот. Где же геологи? Обнажённые скалы по Сухоне допишут не одну чистую ещё страницу автобиографии земли» (Светлана Жарникова. След ведической Руси. Научное обоснование зарождения арийской цивилизации на севере Евразии. М., Концептуал, 2015 г., С.С. 20, 31).
По мнению Жарниковой, название реки Сухоны, воспетой поэтом Рубцовым, словно явившимся по призыву этой неведомой петербургской студентки, любовавшейся Тотьмой и рекой в начале двадцатого века, произошло от санскритских слов «сукха» (процветание) и «сухана» (легкоодолимая). Сейчас Сухона сильно обмелела, стала, действительно, «легкоодолимой». А прекрасной («процветающей» она была и есть).
Ещё один любопытный и мистический факт, доказывающий арийство русских, из воспоминаний Старичковой «Наедине с Рубцовым». Рубцов и Старичкова как-то шли по Вологде и встретили друга Рубцова, которому поэт начал говорить о том, что он любит Нелю, но у него есть «Ета». Про «Ету» - Генриетту Меньшикову знали все близкие друзья Рубцова. Поэтому друг спросил: какая, мол, ещё Ета, Гета что ли?
«Ета» на санскрите обозначает «блестящая», «сверкающая». Слово это вполне подходит для имени любимой женщины.
«Ета» всё равно, что Лада из песни со словами:
Под железный звон кольчуги,
На коня верхом садясь,
Ярославне в час разлуки
Говорил, наверно, князь.
Припев: Хмуриться не надо, Лада…
Песня была чрезвычайно популярна в рубцовское время.
Известно, что истинными арийцами провозгласили себя гитлеровцы. Русских они считали «неполноценными славянами». И никак не одними из создателей ведических гимнов.
Но один важный момент в Ведах указывает именно на Россию, как на прародину Ариев. В Германии нет полярной ночи, северного сияния и Рипейских гор, упоминаемых в Ведах, но всё это есть в России. Жарникова доказала, что Рипейские горы, описанные также у Геродота, это Уральские горы, северная часть которых до сих пор поморами называется «Камень». Название этих гор по реке Урал (Яик) возникло значительно позже.
На Урале жил одно время старший брат Рубцова Альберт. Альберт был, как Гоголь и Рубцов, одержим жаждой странствий. И Николай Михайлович ездил в 1970 году на Урал разыскивать потерявшиеся следы любимого брата Альберта Михайловича, но не нашёл. Их нашли потом рубцововеды.
Хочу также обратить внимание на такой важный факт рубцовской биографии: он был моряком. А для русского моряка Полярная звезда – самый яркий символ родины. Об этом можно прочитать в замечательной, недавно переизданной книге моряка, географа и литератора Атласова.
Теперь о происхождении названия сборника «Сосен шум». Шум сосен рождается ветром, у Рубцова «шум сосен» – это и есть сам ветер. У славян Богом ветра был Стрибог. В «Слове о полку Игореве» славяне именуются «стрибожьими внуками» и «даждьбожьими сыновьями».
В этом смысле очень созвучно названию книги Рубцова «Сосен шум» название первого сборника Дербиной «Сиверко» - холодный северный ветер, ветер с Поморья. Именно Поморье является родиной Рубцова, поскольку село Емецк, где он родился, стоит в этих священных местах, неподалёку от села Холмогоры – родины Ломоносова.
В книге Г.М. Бонгард-Левина и Э.А. Грантовского «От Скифии до Индии» имеется по поводу ветра, многократно воспетого Рубцовым в стихах, очень интересная в научном отношении информация: «Хорошо известен сюжет повести Н.В. Гоголя «Вий» (Кстати, сюжет Гоголь частично позаимствовал у В.А. Жуковского в его «Балладе о старушке» - Е.М). Исследователи не раз обращались к анализу сюжета и образов этой повести Гоголя, находили им соответствия в фольклоре восточнославянских народов, но образ самого Вия оставался необъяснённым. Более того, было высказано мнение, что он вымышлен писателем. Между тем Н.В. Гоголь, прекрасно знакомый с украинской народной традицией, утверждал, что ей принадлежит и образ Вия, и его имя. А вся повесть «есть народное предание. Я не хотел ни в чём изменить его и рассказываю почти в такой же простоте, как слышал». Основываясь на этом, В.И. Абаев пришёл к выводу, что образ и имя Вия восходят к древнему, дохристианскому Богу восточных славян «Вею» (отсюда глагол «веять» - Е.М. ) («Вей» - реконструированная форма, которую может закономерно отражать украинское «Вiй») и соответствует иранскому Богу ветра и смерти Вайю» (Г.М. Бонгард-Левин, Э.А. Грантовский. От Скифии до Индии. М., «Мысль», 1983 г. С. 77).
«Сосен шум» - это своеобразная ретроспектива рубцовской жизни, наполненной ветрами странствий и поэзией. В сборнике много стихотворений Рубцов посвятил своим кумирам: здесь Тютчев, Лермонтов, Гоголь, Есенин, Кедрин, соединив свою жизнь с жизнью ушедших поэтов в одну нить. Можно сказать, что в «Сосен шуме» синтезировались темы жизни и смерти, вечные и любимые Рубцовым, и, конечно, любви.
2. Сюжеты «Разбойника Ляли» и «Тараса Бульбы». Общие мотивы.
Разбойник Ляля – сподвижник атамана Степана Разина в сказаниях изображается как благородный разбойник, отнимавший золото у богатых и раздававший его бедным.
В семье Кирбитовых, живших на хуторке Ляленка близ села Ляпуново, что на реке Ветлуге в Нижегородской области, рассказали поэту Рубцову летом 1969 года историю про разбойника Лялю – страшного и одноглазого, который жил в глухих ветлужских лесах, «сея страх по всей лесной округе».
Кроме Ляли, в легенде упоминаются красивая лесная девка Шалуха, разбойник Бархотка и княгиня Лапшангская – жена князя из города Лапшанги.
Лапшанга – это ещё одно индоевропейское слово. «Га» на санскрите обозначает движение: пурга, вьюга, нога, гайка, гатить, Волга, гагара, гай (лес, который, естественно, растёт, шумит и, таким образом, осуществляет движение)… Интересно, что по-вьетнамски слово «ключ» - «шурьга».
Что рассказали Рубцову ветлугаи в точности – это тайна, покрытая мраком, потому что в Поветлужье рассказывают несколько вариантов этой легенды.
Осенью 1969 года появился первый вариант Рубцова, потом доработанный.
Легко догадаться, что первый вариант «Разбойника Ляли» был написан на одном дыхании. Видимо, Рубцова вдохновлял сосновый ветлужский бор, где среди мха росло огромное количество белых грибов.
Известно, что Рубцов был страстным грибником, прославившим этот древний народный промысел в стихотворении «Сапоги мои – скрип да скрип…».
К тому же, ветлужский бор не мог не напоминать Рубцову «сосен шум», который он слышал в Липином бору, где гостил в компании с Нинель Старичковой у родственников своей подруги.
Между Рубцовым и Старичковой происходил красивый роман. Да и само имя Неля, как Старичкову звали домашние и близкие, так созвучно именам «Ляля», «Шалуха».
Естественно, что когда Рубцов писал о Ляле и возлюбленных атамана, перед глазами поэта стояли женские образы: Гета, Неля, Оля Фокина, Нина Груздева, Лариса, Татьяна, ещё одна Гета, названная рубцововедами «Гета № 2 » (Семёнова)…:
Мне о том рассказывали сосны
По лесам в окрестностях Ветлуги.
Где гулял когда-то Ляля грозный,
Сея страх по всей лесной округе.
Получается, что «Разбойник Ляля» был тесно связан с обстоятельствами жизни самого Николая Рубцова. Но об этом позже.
Рассказывая историю создания поэмы «Разбойник Ляля», Валентина Зинченко в предисловии к собранию сочинений Рубцова утверждает, что напрасно издатели отказывались печатать «Разбойника Люлю», ссылаясь на то, что в поэме не было ничего, связанного с современной жизнью.
Далее Зинченко развивает мысль о том, что сюжет поэмы имел прямое отношение к жизни Рубцова, который погиб от рук Шалухи.
Так Зинченко иносказательно именует Людмилу Дербину. С этим положением согласиться нельзя.
Связь между Шалухой и Дербиной кажется не просто натянутой, но не имеющей под собой никакой почвы. Хотя бы потому, что Шалуха никакого отношения не имеет к гибели Ляли.
Шалуха у Рубцова – подружка атамана, пережившая волею Небес духовную эволюцию. После гибели Ляли Шалуха оставляет земные «приманки» (гоголевское словцо) и приходит к Богу, а в конце пути идёт умирать на могилу Ляли, которого убил разбойник Бархотка, обиженный на атамана разбойничьей шайки за то, что тот не расплатился с ним, как обещал, за украденную им для Ляли красавицу княжну.
Бархотка убивает сначала княжну, искренне полюбившую Лялю (на то и сказка на вечный сюжет «Красавица и чудовище»), призывавшую его жить по христианским законам и бросить разбой, а потом в поединке и самого Лялю.
Бор шумит порывисто и глухо
Над землёй угрюмой и греховной.
Кротко ходит по миру Шалуха,
Вдаль гонима волею верховной.
……………………………………
А она, увядшая в печали,
Боязливой сказкою прощальной
Повествует им о жизни Ляли,
О любви разбойника печальной.
Так, скорбя, и ходит богомолка,
К людям всем испытывая жалость,
Да уж чует сердце, что недолго
Ей брести с молитвами осталось.
Собрала котомку через силу,
Поклонилась низко добрым лицам
И пришла на Лялину могилу,
Чтоб навеки с ним соединиться…
История Шалухи – это история любви, победившей смерть.
Шалуха простила Лялю за то, что он полюбил юную княжну, а её оставил. Рубцов именует свою героиню в начале поэмы «разбойницей Шалухой».
Нет в «Разбойнике Ляле» ни слова о том, что Шалуха пыталась перевоспитать Лялю, когда была его невенчанной женой, чего добивалась княжна, прося Лялю оставить разбойную жизнь.
Княжна у Рубцова идеальная героиня - чистая, праведная, красивая. Она хочет, чтобы и Ляля стал праведником. Но Ляля считал, что время жить праведно пока не пришло:
Говорит ей Ляля торопливо,
Горячо целуя светлый локон:
- Боже мой! Не плачь так сиротливо!
Нам с тобой не будет одиноко.
Вот когда счастливый час настанет,
Мы уйдём из этого становья,
Чтобы честно жить, как христиане,
Наслаждаясь миром и любовью.
Дом построим с окнами на море,
Где легко посвистывают бризы,
И, склоняясь в дремотном разговоре,
Осеняют море кипарисы.
Будет сад с тропинкою в лиманы,
С ключевою влагою канала,
Чтоб всё время там цвели тюльпаны,
Чтоб всё время музыка играла…
Шалуха, видимо, разделяла, в отличие от княжны, Лялины взгляды на жизнь, пока он её не бросил.
Интересно, что Ляле Рубцов дарит свои мечты съездить на южное море и купить избу над оврагом, под окнами которой будут расти цветущие кустарники.
Рубцов превращает княгиню Лапшангскую в княжну. В ветлужских сказаниях героиня была женой князя, а не дочерью. В одном из вариантов сказания о разбойнике Ляле княгиня Лапшангская пала от руки Ляли. Она отказала ему в любви, потому что отдавала предпочтение Бархотке, который похищая княгиню для Ляли, сам в неё влюбился не без взаимности.
Рубцов же сознательно меняет акценты. Ляля у него более человечный, а Бархотка – кровожадный и нисколько не романтичный. Бархотке не нужна княжна, ему нужны спрятанные Лялей лесные клады – награда.
В конце поэмы Рубцов пишет:
Вот о чём рассказывают сосны
По лесам в окрестностях Ветлуги,
Где гулял когда-то Ляля грозный,
Сея страх по всей лесной округе.
Где навек почил он за оградой,
Над крестом, сколоченным устало…
Но грустить особенно не надо,
На земле не то ещё бывало.
Действительно, бывало. Герой повести Гоголя «Тарас Бульба» запорожский казак Андрий Бульба, ослеплённый страстью к прекрасной полячке, которая была, к тому же, умной и просила рыцаря отказаться от неё, потому что их народы враждовали между собой, отрекается ради страсти от всего святого. Даже от Православной Веры, поднимая саблю на преданных им товарищей – бывших братьев по православному рыцарскому ордену, и от родной Украйны.
Можно сказать, что «Разбойник Ляля» и «Тарас Бульба» - это произведения о том, как друзья и родные люди становятся врагами, если рассматривать конфликт в них в локальном, а не в масштабном космическом плане.
Сюжет повести «Тарас Бульба» был так же крепко связан с современностью, как и «Разбойник Ляля».
Совершенно справедливо замечено В.А. Воропаевым и И.А. Виноградовым, что события, происходившие в Запорожской Сечи, напоминали Гоголю о событиях Отечественной войны с французами, которую он пережил маленьким ребёнком, но знал по рассказам очевидцев.
Все войны похожи одна на другую. Наверняка, юный Гоголь слышал массу рассказов о подвигах и предательстве, происходивших во время борьбы русских с нашествием армии Наполеона.
Умудрённый жизнью, он писал в книге «Выбранные места из переписки с друзьями» о «страхах и ужасах России», предчувствуя кошмар грядущих гражданских войн и революций.
Рубцов - автор «Разбойника Ляли», со своей стороны, тоже выступил как пророк грядущих событий российской истории, которые предчувствовал всей душой Поэта.
После его гибели Россия пережила невиданные потрясения, политические перевороты, крушение социализма, смену политического строя…
Как никогда остро сейчас стоит вопрос о развитии и существовании Славянской цивилизации, которая погибнет, если будут продолжаться братоубийственные войны, в которых народ идёт войной на родственный народ, сын - на отца, брат - на брата.
Сюжет «Разбойника Ляли» мистически перекликается с неосуществлённым замыслом Василия Шукшинга. Анатолий Заболоцкий вспоминал, что Шукшин хотел снять фильм с участием трёх актеров: Лидии Шукшиной, Анатолия Петренко и себя. Действие фильма должно было происходить на глухом хуторе в лесу. Там живут муж и жена. А потом появляется третий герой. Героиня увлекается им и уходит от мужа…
В разговорах с Дербиной о «Разбойнике Ляле» Рубцов заявлял, что поэма его – предупреждение против гражданской войны. Гражданскую войну в России он осуждал, жалел погибших. О батьке Махно говорил, как о наиболее близком ему герое «гражданки» (по воспоминаниям Дербиной).
Подробно об этом см. у Михаила Сурова в главе, посвящённой политическим взглядам Рубцова.
И ещё. «Тарас Бульба» и «Разбойник Ляля» - это произведения на тему: «Лидер и его ответственность перед…»
Тема лидера Гоголя занимала всегда. Главным героем русской жизни после Царя он определил для себя помещика. В главе «Русский помещик», вошедшей в книгу «Выбранные места из переписки с друзьями», есть очень интересные и актуальные размышления автора, посвящённые роли помещика в России.
Жизнь подтвердила пророчество Гоголя. Во главе оркестра должен стоять капельмейстер, иначе не будет согласия между музыкантами. Эта мысль Гоголя не всем нравилась тогда и не всем понравится теперь.
Что же случилось после разорения «дворянских гнёзд»? Стали исчезать и крестьянские дворы, превращаться в то же самое, во что превратились разорённые дворянские дома.
Ужасающее впечатление производят дворянские усадьбы, заброшенные, поросшие травой, превращённые в советское время в летние лагеря для пионеров, дома отдыха, санатории, скотные дворы, почти исчезнувшие, но всё-таки живущие по сей день не как призраки, а как реальность.
Помещики были плохие и хорошие. По-мнению Гоголя, они должны были стараться изо всех сил, душевных и физических, быть хорошими, то есть «отцами» для своих крестьян. Помещику Гоголь отдавал больше прав, чем сельскому священнику. Эта мысль тоже не очень нравилась многим современникам писателя.
Тема «дворянских гнёзд» затронула до глубины души и Рубцова, с таким сочувствием написавшего о заброшенной усадьбе и её владельце, стареющем на чужбине, обливающемся горькими слезами о прошлом и далёкой Родине, одно из самых замечательных своих стихотворений «В старом парке»:
Желтея грустно,
Старый особняк
Стоит в глуши
Запущенного парка –
Как дико здесь!
Нужна покрепче палка,
Чтоб уложить
Крапиву кое-как…
………………………………
Не отыскать заросшие следы,
Ничей приход
Не оживит картины,
Лишь манят, вспыхнув,
Ягоды малины
Да редких вишен
Крупные плоды.
Здесь барин жил.
И, может быть, сей час,
Как старый лев,
Дряхлея на чужбине,
Об этой сладкой
Вспомнил он малине,
И долго слёзы
Катятся из глаз…
Подует ветер!
Сосен тёмный ряд
Вдруг зашумит,
Застонет, занеможет,
И этот шум
Волнует и тревожит,
И не понять.
О чём они шумят.
Вопрос звучит риторически. Сосны помнят своих прежних хозяев этого места.
Ещё один мистический момент, связанный уже не созданием «Разбойника Ляли», а с работой над моей книгой о рубцовском «Ляле». Однажды меня пригласили в Дом-музей М.С. Щепкина на вечер, на котором выступала прапраправнучка русского генерала Жемини. Земли помещиков Жемини находились как раз в тех местах, где происходит действие поэмы «Разбойник Ляля». Последний из помещиков – потомков генерала прятался в ветлужских лесах в двадцатые года двадцатого века от преследования коммунистов, потому что был не только помещиком, но и белогвардейцем.
О том, как остро и с болью воспринимал Рубцов трагедию дворянства, см. также у Михаила Сурова.
Дом без хозяина перестаёт быть домом. В советское время в сёлах появились новые лидеры: председатели колхозов, совхозов, артелей, кооперативов. Рубцов, кстати, любил упоминать этих героев в лирическом тексте, который у каждого даровитого поэта становится ещё и контекстом, и метатекстом. Очень уважительно, несмотря на такое же уважительное отношением к помещикам, поэт писал об этих людях, Например, в одном из самых знаменитых своих стихотворений «Я буду скакать по холмам задремавшей Отчизны»:
Давно ли, гуляя, гармонь оглашала окрестность,
И сам председатель плясал (Рубцов читал «дробил» - Е.М.), выбиваясь из сил,
И требовал выпить за доблесть в труде и за честность,
И лучшую жницу, как знамя в руках, проносил!
«Сам» председатель!
Когда организационные институты в бывших советских деревнях отменили, выяснилось, что не стоит село без лидера.
Крестьяне, предоставленные сами себе, начали спиваться.
А те, кто умнее, нашли выход, пригласив к себе «варягов», таких людей, кто мог быть способен взять на себя бразды правления захиревшим хозяйством.
Прекрасный пример на эту тему можно найти в книге отца Тихона (Шевкунова) «Не святые святые». Отец Тихон рассказывает, как он стал «по совместительству» председателем современного колхоза в глубинке, где находится скит Сретенского монастыря.
И в председатели его пригласили растерявшиеся и вконец обнищавшие после разорения колхоза крестьяне, вынужденные вместо хлеба кормить детей комбикормом. Вот тут-то и вспомнили о Боге! И Бог послал им отца Тихона в вожаки. Одним словом: «Любо, братцы, любо…»
Мною обнаружено ещё одно важное пересечение творчества Рубцова и Шукшина. Пересматривая фильм Шукшина «Калина красная», снимавшийся на Вологодчине, и в Тимонихе – деревне Василия Белова, в частности, я обратила внимание на то, что в крестьянском доме родителей Любы Байкаловой (Славное море, священный Байкал…!) стоит красного дерева диван середины девятнадцатого века, уместный в дворянской гостиной, но не вписывающийся никак в крестьянский интерьер.
Откуда он там взялся? Конечно, из разграбленного крестьянами барского дома.
Шукшин, кстати, приезжал в Вологду в 1970 году. И они вместе с Заболоцким и Беловым ходили в гости к Астафьеву. Хотели пригласить к Астафьевым Рубцова. Но Рубцова в городе в то время не было. Встреча не состоялась.
Помните знаменитую сцену из «Калины красной», когда Егор Прокудин, надев тёмные очки, наблюдает, как Люба говорит с его матерью, которую он не видел много лет, а потом рыдает, бросившись на холм на фоне разрушенной церкви?
Тёмные очки Рубцов тоже надевал. Это были очки жены Николая Шантаренкова.
Шантаренков рассказывал мне, что во время подготовки к печати сборника «Звезда полей» Рубцов жил у него в коммунальной квартире на «Войковской».
Один раз Рубцов пришёл домой поздно и с подбитым глазом. Объяснил, что участвовал в уличной драке: вступился за одного, которого били трое.
Утром, рассмотрев синяк под глазом, Рубцов решил, что в таком виде идти в город нельзя, поэтому решил воспользоваться чужими тёмными очками.
Но Шантаренков испугался реакции жены на взятые без спроса очки, поэтому посоветовал очки не трогать и сидеть дома, пока они не придумают другой способ замаскировать синяк.
Матушка Русь всё-таки была не только Святой, но и разбойной. Наверное, поэтому русские так пристально следят за Англией и наоборот. Англия – страна морских разбойников.
У них в крови память об этом. В великом романе Шарлоты Бронте «Джен Эйр» есть сравнение английского мужчины с бандитом. И прекраснее такого мужчины героине кажется только итальянский разбойник (корсар).
Известно, что Англия – родина скаутского движения. Скауты воспитывались в любви к Богу, природе и Отечеству. Много взято от скаутизма в пионерское движение. Интересно, что пионер Коля Рубцов предлагал пионервожатой сыграть в старинную скаутскую игру «Поиски знамени». Интересно, откуда он узнал об этой игре? Ещё одна рубцовская загадка.
Поскольку речь зашла о Рубцове и Шукшине, очень важно вспомнить, что они одновременно работали над «казачьей» темой.
Шукшин мечтал снять фильм о Степане Разине, написал роман о нём и киносценарий. Но планы Шукшина не сбылись.
3. История создания «Разбойника Ляли».
(продолжение следует)
 
………………………………………………………………………………………………..
 
P.S. Ссылки на публикации убийцы поэта Л.Дербиной не могут приниматься достоверными, т.к. Л.Дербина представляет сведения ложного характера, которые приводятся без ссылок на других авторов, не могут быть проверены другими исследователями и служат для дискриминации характера Н.М.Рубцова, что она уже показала в известных и раскритикованных изданиях. 
 

Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие

Продолжение. Фрагмент 3
 
3. История создания «Разбойника Ляли».
Шерше ля фам: Старичкова-Шалуха - Генриетта Меньшикова - Людмила Дербина - Тая Смирнова - Россия.
Рубцов и женщины. На взгляд любого нормального человека, даже не поклонника Рубцова, что может быть естественнее этой темы? Однако, кроме Михаила Сурова, ей никто никогда серьёзно не занимался. По крайней мере, в суровской монографии (М.В. Суров. Документы. Фотографии. Свидетельства) есть подраздел: «Женщины Рубцова». «И это прекрасно», как говорил мой любимый и незабвенный учитель, заслуженный профессор МГУ им. М.В. Ломоносова Альберт Петрович Авраменко – тёзка брата Николая Рубцова Альберта Михайловича Рубцова.
Попробуйте получить информацию на эту тему через Интернет. Ничего не получится. Интернет на эту тему молчит. Сравните с Пушкиным. Результат противоположный. Он вам «выдаст» и «женщин Пушкина», и «любимых женщин Пушкина», и…
Наверное, в этом есть определённая мистика, смысл который имеет отношение к теме «Разбойника Ляли». Безусловно, есть и такая связь.
Михаил Суров пишет в своей замечательной рубцовской «энциклопедии», что «Рубцов был обручён с Поэзией». И к ней его женщины ревновали. В архиве поэта сохранилось множество фотографий женщин из его окружения. Но ни одна из них не выдерживала конкуренции с самой главной его Возлюбленной – Музой.
Позволю себе привести строки на эту тему замечательного современного поэта Виктора Григорьева, живущего в Санкт-Петербурге:
«Наше племя задорное, поэтически вздорное. Мы сердца обнажённые поверяем не жёнам, а Деве таинственной, Музе единственной».
В чём был источник лиризма Рубцова как русского поэта? Ответ даёт Гоголь, утверждающий в «Выбранных местах из переписки с друзьями», что лиризм русского поэта – это порождение любви к Родине и любви к Царю.
О любви Рубцова к Родине говорить не приходится. Это факт, и факт неоспоримый, подтверждение которому вся его жизнь – рисунок судьбы.
Царей русских Рубцов, как уже утверждалось, любил. Говорил об этом не только Владимиру Андрееву, который уже упоминался, но также и Александру Сизову – товарищам по Литинституту. Именно Сизов пригласил Рубцова  в Ветлужские края и тем самым стал крёстным отцом «Разбойника Ляли».
Повторю, что тема верховной власти прослеживается и в «Разбойнике Ляле».
Вряд ли, Рубцов испытывал любовь к Ленину. Хотя часто вслух утверждал противоположное, если верить воспоминаниям современников.
Кстати, очень многое объясняет в этой теме рисунок Рубцова, вроде бы шутливый, к «Краткому курсу истории СССР» - маска и нож. Маска и финский нож для Рубцова – это символы советской власти.
Да, вот такой парадокс советской жизни. Многие, большинство населения СССР, не были диссидентами, но в народе при этом ходили такие частушки:
Прошла зима, настало лето.
Спасибо партии за это.
У Рубцова тоже есть частушка:
Июньский пленум решил вопрос.
Овсом и сеном богат колхоз.
Авторство частушки «Прошла зима…» приписывается приятелю Рубцова Влодову.
Рубцов, кстати, не советовал родственнику Нинель Старичковой вступать в партию (КПСС), членом которой была Нинель.
Нинель Старичкова
И на сцену выходит первая героиня этой главки – Нинель Старичкова, получившая в тяжкое наследство советское имя, образованное от прочитанного наоборот имени «вождя мирового пролетариата» – Ленин.
Для благозвучности имя нашей героини подслащено мягким знаком.
Звучит имя очень красиво, не хуже, чем «Шанель». И всё же, как корабль назовёшь, так он и поплывёт.
Кто же такая Нинель Александровна Старичкова? Да, пожалуй, русская Царь-девица. Будь она другой, поэта бы не заинтересовала. Царь-девица с трагической судьбой.
Старичкова познакомилась с Рубцовым в 1965 году на литературном вечере в Вологде, когда он был студентом Литературного института. Рубцова к тому времени «ушли» с дневного отделения, он перевёлся на заочное, и жил между Вологдой и Москвой.
Понятие «заочное образование», не знакомое современному молодому читателю, подразумевает, что студент не видит глазами, по древнерусски «очами», преподавателей и лекторов, то есть обучается, как теперь говорят, дистанционно.
Заочно Старичкова уже знала Рубцова: она читала его стихи в «Вологодском комсомольце», и они её очаровали. Всё, как в «Евгении Онегине». Душа Татьяны «ждала кого-нибудь». И Душа Нели тоже ждала Рубцова. Она ему потом так и говорила: кроме тебя, мне никто не нужен, я всю жизнь ждала только тебя.
Вернее объяснялась в любви в письме, написанном в связи с его «изменой» (с Дербиной – Е.М.): «У твоей первой любимой (Таи Смирновой – авт.) не хватило чувства на три года. Я прошла через всю жизнь, чтобы прийти только к тебе. Это бывает редко».
(Обратите внимание: первой любовью Рубцов называет Таю Смирнову, а не Таню Агафонову, хотя Агафонова претендует на звание «первой любви» поэта. У Рубцова, имевшего огромное сердце, первых любви было три – Тоня Шевелёва, Таня Агафонова и Тая Смирнова). Но двум женщинам – Старичковой и Дербиной – поэт говорил о Тае Смирновой, как о своей первой любви! Два других имени не назывались.
Старичкова в начале знакомства с Рубцовым работала старшей медсестрой в вологодской поликлинике № 2, находившейся на улице Гоголя, недалеко от дома Бориса Чулкова – поэта и филолога, у которого Рубцов часто находил житейский приют (ночлег), большую библиотеку и душевное отдохновенье за разговорами о Поэзии.
Улица Гоголя в Вологде теперь соседствует с улицей Рубцова.
Старичкова вспоминает, что когда Рубцов от неё уходил, он всегда говорил, что пошёл к Чулкову. Чулков жил в старинном двухэтажном деревянном доме с верандой, который не сохранился. Чаще всего (в тёплое время года) Рубцову стелили в доме Чулковых на веранде.
Вернёмся к нашей героине. После встречи с Рубцовым её жизнь изменилась. Он ввёл её в круг вологодских своих друзей, они часто бывали в знаменитых творческих домах Вологды. В книге Старичковой «Наедине с Рубцовым» очень душевно, просто, словно акварелью, нарисованы картины вологодского богемного быта.
Старичкова бывала в домах литераторов Астафьева, Бориса Чулкова, журналиста Германа Александрова, Виктора Коротаева, художника Валентина Малыгина – автора его единственного прижизненного портрета, посмертной маски и барельефного портрета поэта на памятнике, стоящем на могиле Рубцова на Пошехонском кладбище в Вологде. Она ездила вместе с поэтом в Погорелово к их общему другу поэту Сергею Чухину.
Старичкова подробно описывает и все основные вологодские пристанища Рубцова: на ул. Шестой армии, ул. Ветошкина, ул. Яшина.
Оставив поликлинику, Нинель устраивается с помощью, видимо, тётки Нины Александровны, служившей в МВД, в ведомственную газету УВД, позже работает в других многотиражках. Сначала литсотрудником, а потом и выпускающим редактором.
У Старичковой не было журналистского диплома, но постепенно она освоила основы профессии на практике, что свидетельствует о её уме и сметке. Не всякий дипломированный журналист способен сделать макет газеты. А она с этим справлялась.
По протекции Рубцова Старичкова начинает активно публиковаться в местной прессе, и готовит к публикации книгу стихов «Черёмушкино диво», на которую поэт написал положительную рецензию.
Книга в СССР не вышла, а была опубликована уже в России.
После смерти Рубцова Старичкова пребывала в глубокой депрессии, но продолжала работать. Постепенно, молитвами Рубцова с небес, жизнь её стала налаживаться.
Старичкова вышла замуж за приятеля Рубцова, с которым он её познакомил - фотокорреспондента газеты «Вологодский комсомолец» Николая Александрова, издала свои стихи, открыла вместе с мужем в своей квартире частный музей Николая Рубцова, написала и издала книгу мемуаров о поэте «Наедине с Рубцовым».
Старичкова любила Рубцова, но не безоглядно. Когда он предложил ей родить от него внебрачного сына, она отказалась. Нинель чувствовала, что одной ей с ребёнком не выжить. Она считала, что воспитание ребёнка – это дело двоих – отца и матери.
При этом Старичкова догадывалась, почему Рубцов не очень стремился связывать себя брачными узами. У него была дочь, которую он обожал. Про мать девочки Генриетту Меньшикову всегда говорил посторонним, что это мать его дочери. Не более.
Но у Старичковой было небезосновательное подозрение, что он любит свою гражданскую жену, и как благородная женщина, она не хотела строить счастье на чужом несчастье.
И ещё она чувствовала, как и он сам, что жизнь Рубцова будет короткой.
Старичкова утверждает в своей книге, что Рубцов её попросил написать о нём.
Что она и сделала.
Видимо, Рубцов по-своему любил Нинель. Её любовь к нему ассоциировалась у поэта с любовью к Есенину Галины Бениславской. Как известно, Бениславская покончила с собой выстрелом из револьвера на могиле Есенина на Ваганьковском кладбище в Москве, где и похоронена.
Старичкова пишет в своей книге, что Рубцов в сердцах говорил ей: «Умри на моей могиле»!
Впрочем, Людмила Дербина утверждает другое: Рубцов считал не правильным, что Бениславскую похоронили рядом с Есениным, и боялся, что так же будет и со Старичковой (?). Вопрос: боялся, что покончит с собой на его могиле?
Рубцов периодически сердился на Старичкову. Но говорят, что на женщину сердятся только в одном случае, когда её любят. Это называется: «Любить по-русски».
Михаил Суров рассказывает в книге о Рубцове, что в вологодских литературных кругах все знали о связи Рубцова и Старичковой и называли Нинель «любовницей Рубцова».
Сама Старичкова таковой себя не считала. Она пишет о себе как о «друге поэта». Но, по её же признанию, Рубцов постоянно ей говорил, что он не верит в платоническую любовь.
Но их любовь и не была платонической. Если они и не стали счастливы на 100 процентов, то, во всяком случае, почти подошли к счастливой черте.
Рубцов даже устроил «свадьбу» в доме Старичковой, где часто бывал и жил временами. Это случилось в крещенский сочельник 18 января 1970 года. Были приглашены ближайшие родственники. После ужина «молодые» легли спать. Но почему-то не вместе.
Утром «жена» ушла на работу в редакцию. Начальник, осведомлённый о событии, спросил у неё: «Ну, как? Она ответила, что «никак».
Начальник не удивился, потому что для Рубцова у него была характеристика: «парень-то он цыганистый».
И всё же… Книга Старичковой – это роман о любви. Ей завидовали многие поклонницы и подруги Рубцова. Особенно одна. Не буду называть её имя. Это общая подруга Рубцова и Старичковой. При любом случае, она давала понять Старичковой, что та любит «её облюбочки» - Рубцова.
Более того, когда Рубцов реально поехал делать Старичковой предложение в Липин Бор, где она отдыхала у родственников, «подруга» рассказала матери Старичковой Анастасии Александровне, что Рубцов любит свою жену, которая живёт в деревне, а с другими женщинами он только проводит время.
Мать тут же заказала телефонный разговор в Липин Бор, в котором иносказательно запретила дочери поддерживать с Рубцовым «серьёзные отношения».
Во время разговора Старичкова поведала матери по телефону о том, как много нынче в бору грибов, и что они вместе с Колей их собирают, на что мать кричала в трубку: «Смотри, не заблудись там». Ну, а уже в Вологде Нинель узнала правду о семейном положении Рубцова, и старалась сохранить его «семью».
К Старичковым Рубцова тянуло, потому что у них был уютный, красивый, чистый, пусть даже и скромный, дом. И Рубцов говорил Нинель о том, что он всю жизнь будет строить свой Дом: «Я всю жизнь буду строить себе дом».
Конечно, он его построил. И мы живём в построенном для нас Рубцовым доме – его Горнице.
Отношения Старичковой и Рубцова складывались, прежде всего, на литературной почве. Она писала неплохие стихи, которые посвящала ему. И он этими стихами дорожил. По всей вероятности, именно Старичковой посвящено поэтом стихотворение «Зачем?», в котором нашла отражение их жизнь в Липином бору под одной крышей.
Они жили там в доме тёщи брата Нинель. Сама Старичкова, считает, что и несколько других стихотворений тоже посвящены ей.
Ей Рубцов читал свои новые стихи, делился сокровенными мыслями о жизни и творчестве, дарил свои фотографии.
Про обложку сборника «Сосен шум» Рубцов сказал, что на ней изображены он и она:
«…он откинул суперобложку и показал снова со словами: «Смотри! Там под обрывом рядышком две маленькие фигурки».
Я смотрю, словно внутри что-то оборвалось.
А он, видимо, чувствуя моё состояние, произносит: «Это же мы с тобой. Я так хотел».
Опять рубцовская загадка: хотел, чтобы так нарисовали или хотел, чтобы (тогда!) (в Липином бору – Е.М.) были вместе».
Не удивительно, что руководство Вологодской писательской организации, хорошо знавшее Старичкову, разрешило ей забрать после гибели поэта вещи из его квартиры.
В квартире Рубцова в последний раз Старичкова была не одна. Там она познакомилась и потом подружилась с Генриеттой Меньшиковой, которой как гражданской жене тоже разрешили забрать на память вещи поэта. На их основе и были созданы музеи в Николе и в Вологде.
Вологодский частный музей Рубцова, располагавшийся в квартире Нинель, был закрыт после смерти Старичковой.
Книга же «Наедине с Рубцовым» является бесценным источником для изучения жизни и творчества поэта.
Старичкова выполнила завет Рубцова: рассказала о нём людям.
В мемуарах она вспоминает, как Рубцов пришёл к ней с сияющими от счастья глазами и впервые прочитал ей «Разбойника Лялю». Она тут же «узнала» себя в Шалухе: « И, вот, Шалуха, «увядшая в печали», бродит по посёлкам, рассказывая о «любви разбойника печальной».
Он остановился на этом, смотрит на меня. Словно хочет спросить обычное: «Ну, как?» Но спрашиваю на этот раз я: «Что это у тебя за Шалуха? Это я, что ли? Нелюха – старуха – похоже…» Коля смущается, опускает вниз глаза и быстро, быстро говорит:
- Но они же оба погибают. Понимаешь, оба…
- Да, понимаю… Но понимаю по-своему, не зная конца сказки. (И тут-то они вместе: княжна и разбойник… Только не я).
Когда стихи были напечатаны, я узнала то, что Рубцов мне предсказал:
Так, скорбя, и ходит богомолка,
К людям всем испытывая жалость.
Да уж чует сердце, что недолго
Ей брести с молитвами осталось.
Собрала котомку через силу.
Поклонилась низко добрым людям ( у Рубцова «добрым лицам» - Е.М.)
И пришла на Лялину могилу,
Чтоб навеки с ним соединиться…
Да, печальную участь Рубцов мне приготовил».
Но участь Старичковой, как уже говорилось, не оказалась такой уж печальной. Однажды Рубцов пришёл к Старичковым с приятелем фотографом Николаем Александровым – автором замечательных фотопортретов Рубцова.
Александров заснул в гостях на диване. Поэт стал его будить. Но мать Старичковой пожалела парня и велела Рубцову его не трогать.
Он заревновал и стал пророчествовать, как они с Нелей будут после его смерти жить вместе с Александровым. Так и стало. Вместе жили и вместе берегли для нас память о своём великом друге.
Людмила Дербина
Людмила Дербина… Наверное, в ней всё-таки много от Шалухи. Недаром Валентина Зинченко считает Дербину прообразом Шалухи. Шалуха – шальная.
Конечно, в рубцовской Шалухе соединились два начала русской женщины: языческое и христианское.
Советская женщина воспитывалась больше как язычница, чем как христианка.
Впрочем, Дербина любит сама рассказывать о себе и Рубцове. Поэтому о ней я ничего говорить не буду.
Дербиной Рубцов посвятил пародию «Змея» и стихотворение со строчкой «домик твой соломой крытый». Опять ассоциация с украинской хатой и вольным казачеством!
Генриетта Меньшикова
Генриетта Михайловна Меньшикова – гражданская жена Рубцова, мать его дочери Елены, любимая женщина, которой посвящены многие шедевры его любовной лирики. По профессии клубный работник. Заведовала в шестидесятые годы Никольским сельским Домом культуры.
Её он называл любимой на древнем санскрите: «Ета»!
Тая Смирнова – княжна
Таисия (Тая) Смирнова, по второму мужу Голубева была для Рубцова той, кем была для Ляли княжна.
Рубцов познакомился с ней в Приютине – бывшей усадьбе дворян Олениных под Петербургом. Николай жил там перед службой на флоте в семье брата и трудился слесарем на военном полигоне.
Альберт Михайлович жил в бывшем Главном доме барской усадьбы с супругой. А его младший брат – во флигеле усадьбы. И там, и там были коммуналки – общие комнаты.
Комната, где проживал Николай Рубцов, приютила сразу несколько человек, в том числе, и семейных. Жилое пространство делилось на отдельные владения шкафами, занавесками и перегородками.
Девушка Тая жила в семье в своём доме со строгим отцом, который работал «водителем кобылы»: возил на телеге продукты в магазин.
Она была очень милой. Даже в очень зрелые годы. Говорят, что «милая» значит для мужчины больше, чем «красивая».
Это чары.
Тае Рубцов посвятил всенародно любимое стихотворение «Букет». Когда Рубцов ушёл служить в армию, он верил, что Тая его дождётся. Но она не дождалась.
Отец Таи был категорически против брака дочери с бездомным и бедным, на его взгляд, Рубцовым: «У него ничего нет, он живёт в общежитии».
Рубцов несколько раз порывался видеть замужнюю Таю. Ей это было не нужно.
Часто в жизни бывает не так, как в сказке.
«Княжна», «прекрасная царевна» - такой она ему виделась потом.
А выражения из «Букета» стали крылатыми: «я долго буду гнать велосипед», «та девушка, которую люблю».
(Продолжение следует)
 
………………………………………………………………………………………………..
 
P.S. 1. Ссылки на публикации убийцы поэта Л.Дербиной не могут приниматься достоверными, т.к. Л.Дербина представляет сведения ложного характера, которые приводятся без ссылок на других авторов, не могут быть проверены другими исследователями и служат для дискриминации характера Н.М.Рубцова, что она уже показала в известных и раскритикованных изданиях. 
P.S. 2.  ЗАМЕЧАНИЕ.  В авторской монографии Ю.Кириенко-Малюгина «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…», (М.МГО СП России, 2002)  приводятся в хронологическом порядке сведения о встречах Николая Рубцова с Татьяной Агафоновой, Таей Смирновой, Гетой Меньшиковой, Нинель Старичковой. 
    О «женщинах Н.М.Рубцова» написана расширенная статья Ю.Кириенко-Малюгина «Над моей счастливою любовью…», которая опубликована в 2007 году  в авторском издании «Поэзия. Истина. Рубцов», стр.122-141. Москва. Издатель И.В.Балабанов, 2007. ISBN 978-5-901049-82-2 . В этой статье подробно сообщается о Татьяне Агафоновой, о Тае Смирновой (Голубевой), о Маргарите Власовой, о Генриетте Меньшиковой, о Нинель Старичковой.  Взаимоотношения с Л.Дербиной (Грановской) подробно описаны в 3-х изданиях авторской книги «Тайна гибели Николая Рубцова» (2001, 2004, 2009). Сведения о Тоне Шевелёвой  приведены в статье «Первая влюблённость  Николая Рубцова»  (2008г.) и  в авторской монографии «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…», стр. 31. М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз», 2011. ISBN 978-5-903862-11-5.

Елена Митарчук. «Звезда полей» Кириенко-Малюгина» (фрагменты статьи)

      Говорят, что талантам надо помогать, а бездарность сама прорвётся. Дружба решает всё, по крайней мере, не меньше, чем любовь. Имя писателю делает критик, являющийся его другом. Недруг хлопотать не будет.
      Благодаря Кириенко-Малюгину в Москве разбушевалась Рубцовская стихия: фестивали «Рубцовская весна» и «Есенинская осень», творческие поэтические и литературоведческие конкурсы и издание альманаха «Звезда полей» на основе авторской поэзии и докладов, ежегодно проводимой  Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения», вечера, презентации, лекции, встречи с читателями, работа со школьниками и студентами…
     Рубцов очень историчен в своём творчестве. Он мечтал написать поэму об Александре Невском. Историчен в своей критике и Кириенко-Малюгин. Последняя его обширная и глубокая монография о Рубцове называется «Звезда полей горит, не угасая…». 
       Монография была по достоинству оценена поэтом, проректором Литературного института Валентином Сорокиным, соучеником Рубцова по институту Владимиром Андреевым,  приятельницей Рубцова Ладой Одинцовой, которую Поэт опекал как студентку богемного института, где учиться было непросто
     Полный текст статьи Елены Митарчук «Звезда полей» Кириенко-Малюгина (фрагменты статьи)» смотрите в разделе сайта  «Рубцовские центры и фонд», подраздел «Рубцовские чтения».

Елена Митарчук. «Звезда полей» над Москвой и «неистовый Юрий»

     Говорят, что талантам надо помогать, а бездарность сама прорвётся. Дружба решает всё, по крайней мере, не меньше, чем любовь. Имя писателю делает критик, являющийся его другом. Недруг хлопотать не будет.
     Популярность Николая Рубцова, его незабвение объясняются тем, что в Вологде у него был настоящий друг – журналист Коротаев.  Коротаев написал книгу о поэте «Козырная дама» о жизни и гибели Николая Рубцова, он же издал наиболее полный сборник его стихов «Подорожники». Всё это было уже после смерти Рубцова. 
     Никакой официальной пропаганды поэта не было. Тем не менее, по крайней мере, с восьмидесятых годов двадцатого века имя его прочно стоит в ряду классиков советской литературы, его творчество изучается в университетах и в школе. 
      На кафедре истории советской литературы в  МГУ им. М.В. Ломоносова портрет Рубцова висит над дверью, ведущей в кабинет завкафедрой. 
      Широким слоям населения, не читающим книг, имя его тоже известно по песням «В горнице» и «Букет». Причём, многие считают эти песни народными. Для автора нет лучшего счастья, чем широкое признание его творчества.
     Незабвенный, но освистанный большевиками Фридрих Ницше, при Советах хранившийся в спецхранах, писал в лучшей из своих книг «Рождение трагедии из духа музыки»: «… ближайшим образом народная песня имеет для нас значение музыкального зеркала мира, первоначальной мелодии, ищущей себе теперь параллельного явления в грёзе и выражающей эту последнюю в поэзии. Мелодия, таким образом, есть первое и общее …»
     Россия и Москва отозвались на Слово Рубцова, в котором звучит мелодия русской Народной Души.  
      В 2001 году в Москве в ДК «Красный Октябрь» на улице с красивым названием Вишнёвая в Северном Тушине собралось несколько самодеятельных исполнителей – так называемых бардов, то есть авторов, не имеющих специального музыкального образования, но сочиняющих и поющих песни, соответствующие мелодии своей Души.  
     Для студии авторской песни было выбрано название «Родник». Студию организовал заслуженный человек, дипломированный конструктор, остепенённый (к.т.н.) изобретатель, орденоносец Юрий Иванович Кириенко. 
     Собирались, пели свои песни, рассказывали друг другу о том, где кто был, что интересного видел. Кто-то дал Ю.И.Кириенко почитать Рубцова. Душа барда отозвалась на слово Поэта. Решили провести вечер песен, написанных студийцами на стихи Рубцова. 
     Ю.И.Кириенко всерьёз увлёкся рубцовским творчеством, стал ездить на Вологодчину. По ходу выяснил, что по матери он вологжанин. У деда была небольшая фабрика гармоней. Душа Кириенко схлестнулась с родным истоком, следствием чего стало: образование в Москве Рубцовского центра, позднее организации Рубцовский творческий союз. 
     Юрий Кириенко стал Юрием Кириенко-Малюгиным – автором книг о Рубцове, членом Союза писателей России, лауреатом литературных конкурсов.
     Благодаря Кириенко-Малюгину в Москве разбушевалась Рубцовская стихия: фестивали «Рубцовская весна» и «Есенинская осень», издание альманаха «Звезда полей» на основе статей и сообщений, проводимой им же научно-практической конференции «Рубцовские чтения», вечера, презентации, лекции, встречи с читателями, работа со школьниками и студентами…
     В стране стали один за другим возникать Рубцовские центры – в Вологде, в Санкт-Петербурге, в Саратове, на Дальнем Востоке. Рубцовские центры стали входить в контакт с библиотеками, носящими имя Поэта. 
     Центры взаимодействуют, то есть живут исконной русской общинной жизнью. Благодаря общению с дальневосточниками удалось узнать много интересного о службе Рубцова на эсминце «Острый» во время испытаний «кузькиной матери». Так стали называть атомную бомбу после того, как Хрущов всему миру обещал показать кузькину мать, сняв при этом ботинок и постучав им в раже по трибуне ООН.
     На Дальнем Востоке живёт бывший флотский товарищ Рубцова, уже не молодой человек (это Г.Фокин, прим. Редактора). Он и рассказал, что однажды во время похода с эсминца упала в море мина. Было велено откликнуться добровольцам – желающим выловить её в ледяной воде. Вызвался Рубцов. Его привязали к лебёдке. Он поймал торпеду и втащил её на палубу. Вот такой сюжет. Голливуд пусть отдыхает. Воспоминания моряка напечатаны в альманахе Рубцовского центра «Звезда полей». 
     Юрий Кириенко-Малюгин создал сайт «Николай Михайлович Рубцов и народное творчество». Сайт посетило около миллиона, как говорит Юрий Иванович, «любознательных». 
     Не признать существование Кириенко-Малюгина как масштабной творческой личности невозможно. К нему можно относиться по-разному: кто-то считает его дилетантом, кто-то пророком в своём отечестве. 
      Да, у него нет высшего гуманитарного образования, но его не было и у Виссариона Белинского – «Неистового Виссариона», как звали критика современники, поскольку его голос был голосом бурного времени перемен накануне Крымской войны и отмены крепостного права в России. 
      «Какое время на дворе, такой мессия». Деятельность Белинского была мессианская, он вёл за собой сотни тысяч молодых людей. Конечно, аристократам претил голос критика, не все признавали «мужичью» поэзию, народный дух которой врывался в стихию русской литературы.  
     Белинский соединил литературную критику с публицистикой. Критические работы Юрия Кириенко-Малюгина, греша незнанием теории литературоведения, тем не менее,  воспринимаются как глоток родниковой воды. 
     Связано это с тем, что им поэзия Рубцова пропущена через сердце. Они с Поэтом современники. И в них горит Свет старой Руси. Рубцов говорил, что он поёт о «Руси ушедшей». Тогда, в 50-60 годы двадцатого «атомного» века это было очень смело, экстремально. 
     Рубцов, как он сам говорил,  видел на колхозном (крестьянском) поле не трактор, а камень, которому тысячи лет. Его Россия начиналась не в 1917 году, а в те времена, когда наши предки водили хороводы и  пели обрядовые песни, засевая поле и собирая урожай. Языческое и христианское в русской истории, оттолкнувшись от современности, создали вполне плодотворную почву для лирики Поэта. 
      Рубцов очень историчен в своём творчестве. Он мечтал написать поэму об Александре Невском. Историчен в своей критике и Кириенко-Малюгин. Последняя его крупная монография о Рубцове называется «Звезда полей» горит не угасая…». 
Монография была по достоинству оценена поэтом, проректором Литературного института Валентином Сорокиным, соучеником Рубцова по институту Владимиром Андреевым,  приятельницей Рубцова Ладой Одинцовой, которую он опекал как студентку богемного института, где учиться было непросто, потому что все вокруг себя считают гениями, а в общежитии жить девушке без покровительства друга-мужчины было опасно. 
       Там постоянно находились разные тёмные личности, участники богемных собраний. Самого же Рубцова, вынужденного перейти на вечернее обучение и выселенного из общежития, оттуда изгоняли. На вахте лежала бумажка с текстом-инструкцией, написанная для памяти неграмотным вахтёром: «Яврея и Рубцова не пускать».  «Яврей»  – это    приятель Рубцова  поэт Юрий Влодов – автор  знаменитого двустишия «Прошла зима, настало лето. Спасибо, партия, за это». 
      Вся эта пёстрая, яркая, временами богемная, чаще затворническая жизнь Поэта дышит на страницах монографии, рассказывающей о Поэте и Времени.
      Кириенко-Малюгин объездил почти все рубцовские места России. Результатом его странствий по следам Рубцова стал выпуск прекрасно оформленной художником Верой Васьковой литературной карты «Дорогами Рубцова». 
      Важно, что Кириенко-Малюгин вошёл в круг рубцовских современников, точнее, людей из его окружения. Прежде всего, это Нинель Старичкова – удивительная женщина, журналистка с медицинским образованием, поэт, автор книги «Наедине с Рубцовым». 
      В вологодской квартире Старичкова организовала домашний музей Рубцова. После смерти она забрала из квартиры на улице Яшина кое-какие его личные вещи. В квартире Старичковой Рубцов часто жил. 
      Кириенко-Малюгин с ней дружил. И даже спал на Рубцовском диване, который она сохраняла. После смерти Старичковой этот трогательный и стопроцентно мемориальный музей прекратил своё существование.
      Нет музея Рубцова и в Москве. Тот, который был в библиотеке на улице Дмитрия Ульянова, закончил существование вместе с библиотекой.
      А как замечательно воскрешает автор в монографии о Рубцове рубцовские места в столице! Как замечательно подобраны воспоминания современников, цитаты из стихов поэта и его писем!  
      Рубцовская Москва. Пройдем по ней вместе с автором. Мальчиком в Тотьме Коля Рубцов мечтал о ней и просил учительницу русского языка и литературы рассказать о её театрах и музеях. О Кремле. И она рассказывала. 
      Начинается Москва Рубцова на Северном вокзале. Сюда он прибыл с Севера в первый раз. С него перешёл на другую сторону Комсомольской площади и купил на Казанском вокзале билет в Ташкент. Работал в геологической партии в пустыне, когда был студентом Кировского горного техникума. 
      С Казанского вокзала провожал в Азербайджан на отработку диплома свою подругу Таню Агафонову. Играл ей в купе на гармошке.
      Потом приезжал в Москву поступать после службы на Северном флоте в Литературный институт. После успешно сданных экзаменов и зачисления в студенты Литинститута ездил домой на каникулы в село Никола на Вологодчине, в край своих великих вдохновений. 
      Кстати, кассы, где покупал Рубцов билет в Вологду, находились в то время в здании-утюге справа от фасада Ярославского вокзала. На первом этаже, в половине дома, обращённой к Северному вокзалу, как Ярославский вокзал называли тогда москвичи. Ушла Москва Пушкина, уходит и рубцовская Москва, а ей всего-то несколько десятков лет.
      С Ленинградского вокзала ездил Рубцов в Питер, где работал на Кировском (Путиловском) заводе после армии. 
      Тверской бульвар, где находится до сих пор Литинстиут – кузница кадров российской литературы; улица Горького (Тверская), по которой Рубцов в удачные в финансовом отношении дни мчался в такси с друзьями; улица Добролюбова со знаменитым «зелёным домом», как называли студенты своё общежитие; редакции журналов «Молодая гвардия», «Октябрь», «Знамя», печатавшие Рубцова; ЦДЛ с его легендарным рестораном, в котором с Рубцовым происходили невероятные вещи; ночное такси, в котором поэт столкнулся с женщиной-монстром – всё это вы увидите глазами яркого человека, владеющего редчайшим литературным даром – даром публициста. 
     Монография Кириенко-Малюгина – это лиро-эпическое полотно, на котором запечатлены неразрывно Поэт и его эпоха. 
     Мир Рубцова – это  крестьянская горница со всем набором магических предметов, смыслами, заключёнными в архитектонике Дома, подбирающийся к ней, как хищный зверь. Город с его соблазнами лёгкой жизни и наживы, русская природа – родина русской Души, родной язык и родная словесность и люди, прежде всего, начиная с самого родного человека – с матери. 
      Огромен Рубцовский мир, но Москва – один из его центров. Давно столице пора озаботиться мыслью о создании музея Рубцова. Пусть это будет хотя бы раздел в Государственном литературном музее. Там есть отдел современной литературы, занимающий памятник архитектуры в Трубниковском переулке близ Арбата.  
      Близ Арбата имеется множество рубцовских адресов: памятник Гоголю во дворе музея писателя, где он часто бывал, квартира Кожинова, с порога которой Рубцов был изгнан как не вписывающийся в формат столичного дома отцом критика, ЦДЛ, издательство «Советский писатель» на Поварской, бывшее кафе-забегаловка у Никитских ворот, где Рубцов любил бывать, а теперь  какой-то офис, Литинстиут, Тверской бульвар, на котором однажды золотой осенью поэт раздавал кленовые листья прохожим, Большая Никитская, где он слушал в доме приятеля Моцарта… 
Здесь должен стоять памятник Поэту, о создании которого уже давно говорит «неистовый Юрий» – Юрий  Кириенко-Малюгин.
     Рубцов – это символ того, без чего не может существовать Россия, он связующее звено между деревней, корневой почвой любого народа, интеллигенцией из неё вышедшей и всем остальным русским миром. 
     Москва превращается в город-полис, монокультурный, проще говоря, среднеевропейский-среднеазиатский город, теряющий год от года памятник за памятником былых эпох. Молодые люди не знают своих истоков, своих корней. Рубцов для них терра инкогнита. Кириенко-Малюгин решил с этим бороться своими силами.
     В знаменитом московском Библиотечном техникуме он смог найти понимание у администрации, которая согласилась создать в читальном зале Колледжа информационных технологий, как теперь называется техникум, экспозицию, посвящённую творчеству Рубцова. 
     Таким образом, молодые люди приобщаются к Слову Рубцова. На стенах висят изумительные фотографии создателя экспозиции с вологодскими видами, журавлями, травами на васильковых и льняных лугах, ромашками, избами в «лазурном поле», храмами. Храмы на Вологодчине знатные. Многие имеют общий вид с украинскими, построенными в стиле барокко. 
     Смотришь на вид Тотьмы и, если не знаешь, что это Русский Север, можно подумать, что это Галицко-Волынская (Русь).  В современной Украине, кстати, очень хорошо думают о будущем украинской нации. Там всех детей возят в обязательном порядке хотя бы раз за школьную жизнь на Тарасову гору – в музей-заповедник Тараса Шевченко. 
     Поездки на родину Рубцова сейчас устраивает в Зеленограде «Бирюзовый дом». Супруги Кошелевы, организаторы НО «Бирюзовый дом» возят летом детей по рубцовским местам Вологодчины: дети кормят с руки коня краюхой хлеба, купаются в Толшме, любуются фреской «Ангел с крестом» в Тотьме в монастыре, где находился Лесной техникум, в котором учился Рубцов… 
     Кошелевы делают благородное дело. Но начал его Юрий Иванович Кириенко-Малюгин. С их знакомства с Кириенко-Малюгиным началось развитие  деятельности Кошелевых.  
     Нужно объединить общие силы всех, кто любит Рубцова, в год восьмидесятилетия Поэта – ради будущего Москвы и России. 
 

Елена Митарчук. «И… Николай учил меня быть русской»

Кажется, разве можно научить быть русской, немкой или француженкой? Ведь национальность даётся вместе с Душой, плотью, кровью! Оказывается можно и нужно. Национальность сродни языку. Человек усваивает с рождения язык той страны, где он родился. Если русский будет слышать с рождения только английскую речь, он станет говорить по-английски. 
    Гоголь с рождения слышал малороссийскую речь, ей он богато украшал свои сочинения, посвящённые Малороссии: «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Миргород». Но это была речь простонародья. Гоголь же рос в дворянской семье, где говорили и писали письма по-русски. Правда, отец писателя Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский писал комедии на малороссийском языке. 
     Позднее Гоголь говорил о том, что речь русского художника можно и нужно украшать диалектными словами.
     Гоголь создал миф о Малороссии. Фактически, он создал им украинскую нацию. В.Г. Белинский считал, что в «Мёртвых душах» Гоголь, практически, освободился от малороссийского влияния и  стал истинно русским писателем. Об этом можно спорить.
    Но даже, несмотря на все приведённые факты, Гоголь вошёл в историю мировой культуры как великий русский писатель. Почему? Потому что он воспел бесконечные российские просторы, дороги, создал образ «птицы-тройки», прославлял таланты русского мужика и русскую речь. А, главное, по Гоголю, русский человек – это православный человек. 
    В свете этой тезы женщина в России – это хозяйка Православного Дома или монахиня. Третьего пути Гоголь для женщины не видел. Третий путь – это служение Искусству. Но Гоголь такой путь для женщины не предусматривал. 
 
     Полный текст статьи  Елены Митарчук «И … Николай учил меня быть русской» смотрите в разделе сайта  «Рубцовские центры и фонд», подраздел «Рубцовские чтения».
 

Елена Митарчук. Заметки на полях программки спектакля «Николай Рубцов» в Духовном театре «Глас»

Рубцова я люблю давно. Именно поэтому отношусь к нему ревниво, как и всякий любящий. Конечно, я пересмотрела все видео, доступные в Интернете. Особенно удачным было открытие в связи с именем Рубцова нового для меня имени – гармонист Игорь Шипков.  
      Десять лет меня связывает знакомство с человеком пламенной души, обладателем  большого публицистического дара Юрием Кириенко-Малюгиным – автором книг о Рубцове, членом Союза писателей России и организатором Рубцовского центра в Москве.    
     Результатом нашей дружбы стала моя книга «От Гоголя к Рубцову», название которой придумал Кириенко-Малюгин. 
     А сколько было конференций «Рубцовские чтения», которые проводит Рубцовский творческий союз, вечеров-встреч с песнями и романсами! 
Казалось бы, куда больше!  
Но чего-то не хватало.  
      Я знала, что в Москве есть театр «Глас», и в нём идёт спектакль «Николай Рубцов». Не знаю, когда бы я собралась на этот спектакль, если бы не звонок из театра и не приглашение на спектакль.  
      Долго раздумывала: идти - не идти.  От театра я всегда жду Откровения, то есть Чуда. И надеюсь, что Чудо будет. Но и сомнения имею.  
      Всё-таки пошла смотреть «Николая Рубцова». Место, где находится театр, очень притягательно – Замоскворечье, Пятницкая улица, соседство с храмом Николы в Кузнецах, где была отслужена по Рубцову панихида, заказанная вдовой поэта Александра Яшина Златой Константиновной.  А рядом Никола в Пыжах. Ещё был порушенный большевиками Никола в Воробьине, между Пятницкой и Малой Ордынкой. 
      Тянет исконной Русью, золотой рубцовской осенью, когда над любимой поэтом Москвой улетают листья с тополей.  
    Хорошо, что я ехала на Пятницкую на метро до «Добрынинской». Когда поднималась на эскалаторе к  переходу через Садовое кольцо, мне светила красная рубиновая звезда. По мере моего движения на безлюдном эскалаторе вверх, звёзд становилось всё больше – под потолком станции и на небе, затянутом традиционным московским смогом. Хороший пролог к спектаклю.  
      По переходу дошла до устья Пятницкой. Как много у меня связано с этими краями! Когда-то я была хранителем музея Александра Николаевича Островского. Люблю купцов. Да и Рубцов им не чужд по происхождению.   
       Отец Николая Рубцова Михаил Андрианович из крестьянской среды выдвинулся при советской власти в крупные снабженцы. Значит, крепка в нём была предпринимательская жилка. Если бы не революция…    
      Театр начинается с охраны. На охране моя старая знакомая Валентина, приезжающая на заработки в Москву из Кинешмы – старинного купеческого города на Волге. Знаю, что она работала в «Гласе», потом ушла, но сильно тосковала по коллективу, по актёрам, которых любила, как своих  детей.  
      Значит, она снова здесь. Сидит, с приветливым лицом, мне обрадовалась. Позвала администратора Наталью. Меня усадили на третий ряд в центр. Зал маленький, тесновато. Но теснота мельчает перед ощущением: «Сейчас начнётся!»  
     Декорацию я бы немного переделала. Меня «давит» основной компонент: колесо – то ли велосипеда, то ли обозрения в городском парке, то ли фортуны. В конечном итоге, символ читается как тюремная решётка. Колесо потом превратилось в штурвал эсминца «Острый», на котором служил Николай Рубцов. Да, колесо, безусловно, один из рубцовских образов. Но давит! Рубцов – это не Анна Каренина.  
     Я бы его сделала поменьше. На иконах нет рушников. И они почему-то не стоят на божнице, а висят на стене. Портрет женский повешен выше икон. Это не правильно. Кстати, это не портрет матери Рубцова, а портрет его тёти Сони – сестры отца.  
     Будильник явно современный, китайского производства, Да, и джонка тоже китайская современная. Рубцов собирал модели кораблей, но не такие. Конечно, это мелочи.  
     В декорации всё же есть рубцовское настроение: столик с кружевной скатертью, книги, букет полевой…  
     Началось! На сцене тесно. Участвует вся труппа. Николай почему-то не лысый. Вроде, он уже взрослый, а не лысый. Сначала это казалось странным. Но потом читалось как режиссёрская находка. В, конце концов, облысел Рубцов от радиации во время ядерных испытаний на Северном флоте. Об этом впервые аргументировано заявил Юрий Кириенко-Малюгин. Не виноват он был в том, что рано облысел.  
     Рубцов мне понравился. В нём было всё, что было в Рубцове-Поэте и Человеке: мягкость, застенчивость, интеллигентность, шарм, романтичность, обаяние, отстранённость, нездешность. Костюм вполне соответствует образу: белая рубашка без галстука, тёмные брюки. 
     Первый эстрадный номер (рок-н-ролл) понравился сразу, как и все остальные эстрадные номера: девушки в Павловских платках, цыганки в шалях – сегодня девица в деревне хоровод водит, а завтра её судьба на Братскую ГЭС кинет, на стройку комсомольскую.  
     Всё-таки рок-н-ролл – это была примета времени, проявление молодёжной субкультуры. Танец смотрелся стильно. Танцевали актёры с большим подъёмом. 
Помню, мой учитель, заслуженный профессор МГУ Альберт Петрович Авраменко рассказывал нам, что в молодые годы присутствовал на вечеринке, где танцы были такие экспрессивные, что во время них разбили люстру на потолке. Наверное, там так же танцевали, как на сцене театра «Глас». 
      Стихотворение «Я жил в гостях у брата…» я бы дала читать не Боре, а Алику-Альберту. Боря здесь не при чём. Николай и Борис не виделись больше никогда с их жестокой разлуки, когда мальчиков разместили в разных детских домах. В гостях Рубцов жил у брата Альберта. Читал актёр хорошо.  
      Актриса понравилась, читавшая детские стихи. Она их разыгрывала, как в кукольном театре, доставая из торбочки куколок. Читает «Козу» – достаёт  фигурку козы. Интонация у неё мягкая, задушевная. Октябрята в будёновках, в пятнах зелёнки, картавящие по-детски,  очень тронули искренностью. Они тоже читали стихи Рубцова для детей. 
     Неожиданным оказалось решение образа Дербиной. Не то, чтобы читалось сочувствие к ней, но такая вполне могла стать его партнёршей… в танго.  
     Очень хороши сцены в стенах «зелёного дома» – общежитии  литинститута. На сцене так душевно пели, пили, ели, танцевали, читали стихи и спорили, так убедительны были все персонажи, что хотелось к ним присоединиться. 
     Сцены эти должны, как следует из дальнейшего пояснения-монолога, оттенять образ богемного Рубцова от Рубцова-пророка, страдальца и праведника.  
      Не понравилось решение образа старухи в стихотворении «Русский огонёк»: почему-то она в серой прозрачной парандже. А должна быть, в белом платочке.  
Понравился рефрен «Улетели листья с тополей» со стихотворением «Я люблю судьбу свою» в исполнении руководителей театра. Но я бы поставила этот номер не в финал, в котором должна была мощно прозвучать тема «Звезды полей» – Света. Русь – это Свет.  
     Но, в целом, Чудо состоялось. Спектакль по праву называется «Николай Рубцов».  
Кстати, начавшись несколько вяло, спектакль к концу так сильно распалился внутренним светом, что сияние перешло в зал, дышавший одним дыханьем, как и должно быть в «нашем русском театре», по словам Виссариона Белинского.   
 

Елена Митарчук. Москва Николая Рубцова.

Памятник Пушкину и Гончаровой у Никитских ворот
     «Москва! Как много в этом звуке для сердца русского слилось, как много в нём отозвалось…», - строка великого поэта, действительно, отозвалась в сердце воспитанника Никольского детского дома  Рубцова громким эхо.
   На одном из детдомовских литературных вечеров он читал стихи Пушкина. И так хотел быть похожим на любимого поэта, что упросил девочек завить ему волосы. Волосы ему завили, накалив на огне обычную ученическую перьевую ручку, имевшую сверху металлический наконечник. 
Став уже известным поэтом, Рубцов скажет про роман Пушкина «Евгений Онегин» - «моя библия».
    Судьба привела Николая Рубцова на родину Пушкина, в Москву 1962 года. К этому времени за плечами Рубцова была большая жизненная школа: учёба в двух техникумах, странствия по СССР, работа на траловом флоте, снабжавшем страну свежей рыбой, морская служба на эскадренном миноносце «Острый» в Заполярье, первые литературные успехи и публикации стихов в газетах и альманахах, работа на Кировском (Путиловском заводе) в Ленинграде.
   В Ленинграде Рубцов окончил школу рабочей молодёжи и получил аттестат, что было необходимо для запланированного поступления в Литературный институт им А. М. Горького (Тверской бульвар, 25). В мае 1962 года выслал подборку стихов в Литинститут и был допущен к приёмным экзаменам.

Здание Литинститута, Тверской бульвар, 25
    В августе 1962 года Рубцов показал в приёмной комиссии  сделанный в Ленинграде самиздатовский сборник «Волны и скалы», и талантливого молодого поэта после сдачи экзаменов приняли в Литинститут. Рубцов начал грызть гранит науки и обживать «нашу древнюю столицу».
     На очном отделении Литинститута Рубцов учился два года. В конце  1963 года студента Николая Рубцова отчислили из института, но товарищи смогли его отстоять на  товарищеском суде. Рубцов хорошо сдал летнюю сессию, потом был инцидент в ресторане ЦДЛ. С дневным отделением и общежитием литиститута пришлось проститься. Стихи Рубцова были опубликованы в журналах «Юность» (июнь 1964) и «Октябрь» (август 1964).
     Поэт отправляется на родину своей души, в село Никольское Тотемского района Вологодской области, где его ждали гражданская жена Генриетта Михайловна Меньшикова и родившаяся в 1963 году дочь Леночка.
      В 1965 году поэта восстанавливают в институте, принимают на заочное
отделение, несмотря на очередной инцидент, когда Рубцов в очередной раз сражался за Справедливость. Его спасли публикации в журналах.

91
Общежитие Литинститута   ул Добролюбова 9/11.
    Перейдя на заочное отделение, Рубцов приезжал в институт два раза в год на сессию, а также по издательским делам.
     В Москве Рубцова пускали жить в общежитие только на время экзаменов. Поэту приходилось ночевать, где придётся. Чаще всего, у  друзей.
    В 1969 году Литинститут окончен. Ещё до окончания института студента Николая Рубцова приняли в Союз писателей РСФСР (то есть СССР). Рубцов защитил диплом на «отлично». В качестве дипломной работы ему зачли сборник «Звезда полей» и цикл стихотворений «Зелёные цветы».

Памятник Есенину на Тверском бульваре
А хорошо бы рядом с Пушкиным и Есениным поставить на Тверском бульваре памятник  Рубцову! Прошёл Рубцов мимо двухсотлетнего дуба, который украшает Тверской бульвар. Некоторые дубы доживают до 700 лет!

Памятник Пушкину на Пушкинской площади
Конечно, Рубцов не мог не снять шляпу перед памятником Пушкину, который перенесли после войны с Тверского бульвара на бывшую территорию Страстного монастыря.

Ресторан ЦДЛ (Центрального Дома литераторов)
Однажды там Рубцов с Кожиновым отмечали выход сборника «Звезда полей.  Вадим Кожинов –  автор одной из первых книг о творчестве поэта. Рубцов неоднократно общался с поэтами в нижнем буфете ЦДЛ.

Богословский переулок. Церковь Иоанна Богослова
Рубцов видел почти развалившуюся церковь Иоанна Богослова. Реставрация началась по инициативе Суслова – главного идеолога ЦК КПСС. У Рубцова в Вологде в квартире на улице Яшина  на столе стояли три иконы.

Тверской бульвар, 10
На Тверском, 10, в годы войны работало ТАСС. Отсюда пошла в ночь 9 мая 1945 пошла  весть о разгроме фашистской Германии. Услышали её и в вологодском селе Николе. Детей сразу же разбудили. Рубцов напишет:
…кончилась военная морока.
И нам подъём объявлен был до срока.
И все кричали: «Гитлеру капут!»

1970  изд. «Советский писатель» Малый Гнездниковский переулок, 7
В 1967 году в издательстве вышла книжка «Звезда полей», которую протежировал русский споэт Егор Исаев. Эта книжка — событие в русском Обществе, Рубцов восстановил традиции русской духовной поэзии.

92
     В 1969 году у Рубцова вышла в Вологде книжка «Душа хранит». А в 1970 году в издательстве «Советский писатель» был напечатан сборник «Сосен шум». В стихотворении «Поэзия» Рубцов обращается к образу Пушкина:
Пусть шепчет бор, серебряно-янтарный.
Что это здесь при звоне бубенцов
Расцвёл душою Пушкин легендарный,
И снова мир дивился благодарный:
Пришёл отсюда сказочный Кольцов!
Образ Пушкина сливается в стихотворении с образом России.

Большая Никитская (ул. Герцена) улица
На Большой Никитской улице, которая в СССР называлась улицей Герцена Рубцов слушал Моцарта. Пишет Анатолий Чечетин: «Однажды зашли мы с ним  к его приятелю. Хозяин был меломан, я спросил, есть ли  Моцарт?
 – Всё есть,  – ответил он. – А что поставить?
 – Пламенную.
 – Пожалуйста, и соль минор можем.
    Он сделал звук погромче, и в комнате вздохнул оркестр, побежала ясная извивающаяся лента широко известной основной темы симфонии. Колю Рубцова  никогда я до тех пор не видел таким просветлённым и парящим.  Отсвет этого проникновенного общения со звуками виден был во всём его существе, живо отражался на тонком его бледноватом лице».

Кассы Ярославского вокзала,
Здесь  Рубцов покупал билет на поезд «Москва-Вологда», кассы  находились в  «доме-утюге», на первом этаже. Дом — справа  от входа в здание вокзала.

Зашёл  Николай Рубцов к Гоголю 
На экзамене по литературе 19-го века Рубцов показал преподавателю  глубокие знания о творчестве Гоголя и получил «отлично». Во время  последнего приезда в столицу поэт зашёл в дворик старой усадьбы на Никитском бульваре поклониться  к памятнику любимому писателю…
Здесь родились строчки стихотворения «Гоголь»:

Горит вся жизнь.
Горит весь труд его. Не шутка.
В минуту Гоголь обо всём забыл.
России стало холодно и жутко,
Когда он печь однажды растопил.

    Рубцов переживал судьбу Гоголя и его поэмы. Он мог читать наизусть многие фрагменты из «Мертвых душ». О чём свидетельствовали Виктор Астафьев и его жена Мария Корякина.
 

Женская поэзия

Вера Степанова

г. Москва

 

 Для кошечки

 

Нашей кошечке на лапочки

Танечка связала тапочки.

Кошка очень возмущается,

Примерять не соглашается.

 

Босиком по дому носится

И гулять раздетой просится.

- Нет ни варежек, ни шапочки,

Ну надень хотя бы тапочки.

 

Таня чуть не прослезилася,

Долго с кошечкой возилася.

Нарядила всё же в тапочки.

Не замёрзнут больше лапочки.

 

Валентина Орлова

г. Москва

 

      Свеча

 

Внимательно глядел поэт

На пламя это золотое,

И грел холодные ладони,

И видел близко солнца свет!

 

Оно вокруг всё озаряло:

И тишину и темноту.

Оно, как будто доверяло

Своё тепло и красоту!

 

Но вот погасло чудо это.

Струились капли на металл.

В узоре воска – вихри света…

Свеча горела – он мечтал.

 

      Бессонница

 

Брожу одна в лабиринте звёзд.

Ночь уже. Плачу без слёз.

А рано утром – голубое небо.

Молчит безмолвие:

Ничего не было…

 

Любовь Усова

г. Темиртау, Республика Казахстан

 

    *     *     *

 

Много исхожено, вдоволь изведано,

Молодцы крутятся возле крыльца,

Всяк похваляется громко победами.

Я над разгадками бьюсь без конца:

Беды – для горечи, счастье – для сладости,

Песня – для сердца, стихи – для печей,

Небо - для сокола, поле – для радости.

Правда - для жизни. А слава зачем?

Заявление по изданию (литсценарий для телефильма) Н.Н.Рогожина «Рубцов»

   В Вологде (2013 г.) выпущена книга Н.Н.Рогожина «Рубцов» (литературный сценарий для телефильма в 13-ти сериях) издателем по лицензии ИД № 02513 от 31 июля 2000 года (ISBN отсутствует, то есть издание не поступит в Книжную палату России). Отсутствуют даты сдачи в набор и подписания в печать. В конце книги дана сноска: 2010-2012 г.г. Мурманск – Лас-Пальмас (Испания). Это место проживания автора?
    Н.М.Рубцов представлен в книге как пьяница и дебошир в большинстве бытовых эпизодов, иногда как кающийся грешник. Л.Дербина представлена как жертва поэта. Однако, Дербина могла в любой момент уйти в сторону, пойти к любимым ею поэтам и друзьям,  однако она по каким-то ей известным причинам поехала в Вологду, лезла в квартиру и в жизненные ситуации Рубцова, когда её об этом никто не просил. На близкий контакт с Рубцовым Дербина шла с июня 1969 года, когда Рубцов стал членом Союза писателей СССР. В ноябре 1970 года она добилась получения от Рубцова рецензии на второй сборник стихов, что позволило бы ей после издания вступить в члены Союза писателей СССР со всеми полагающимися материальными привилегиями. 
    В книге Н.Рогожина представлен «Список основной литературы», в котором указаны Суров М.В., Коняев Н.М., Котюков Л., Коротаев В., Белков В., Сафонов В., Астафьев В.П., Попов Н.В., Старичкова Н.А., Дербина Л.А., Рубцов Н.М. (трёхтомник, 2000) Рубцов Н. (1977), Лосев Л.В.
    13 серий сценария охватывают практически все основные периоды жизни Н.М.Рубцова. Автор Н.Рогожин не  привёл в списке литературы издания Ю.Кириенко-Малюгина: «Тайна гибели Николая Рубцова» (1-е издание 2001 г, 2-издание – 2004 г., 3-е издание – 2009 г).  В этих изданиях разоблачаются действия,  фальсификации и мнения осуждённой по суду Л.А Дербиной (по первому мужу Грановской, по второму мужу Александровой). По представленным сведениям, в ночь убийства присутствовал некто Ю.П.Рыболовов, учитель из Ивановской области, который должен был быть у себя на родине с 11 января 1971 г.  на занятиях в школе и почему-то несколько дней подряд посещавший квартиру Рубцова в Вологде в вечернее и ночное время 17, 18 и 19 января. Ю.П.Рыболовов признался, что был в ту ночь у Рубцова с Дербиной: факсимиле его письма в адрес литератора С.Сорокина опубликовано в книгах Ю.Кириенко-Малюгина (2004 и 2009 г.г.), а также в книге М.Сурова. Рубцов. Документы. Фотографии. Свидетельства (2006 г., приведены полностью материалы судебного дела). 
    Книга (сценарий) Н.Рогожина построена по главам – видимым  этапам жизни Н.М.Рубцова, которые ранее были опубликованы в книгах-монографиях Ю.Кириенко-Малюгина «Николай Рубцов» (2002г., 2011 г.). Н.Рогожин не даёт ссылок на эти книги, а также на книги Ю.Кириенко-Малюгина «Новая дорога к Рубцову» (2005г.) и «Поэзия. Истина. Рубцов» (2007 г.). 
    До этого «сценария» Н.Рогожин не был известен в литературных кругах ни с какой публикацией по теме Н.Рубцова. Многие «факты» он мог привести только на основе контактов с оправдываемой им  Л.Дербиной. 
     По поводу прописки на квартиру Рубцова. Все сведения фальшивы. В те годы Советской власти прописать имели право только после официальной регистрации брака (после убийства поэта повод отпал сам собой). Подача заявления не является документом. Одного хотения Дербиной прописаться просто недостаточно.  
        Подобный сценарий направлен на то, чтобы в очередной раз будоражить общественное мнение, привлечь внимание к Л.Дербиной – осуждённой по суду за доказанное преступление. Решение Вологодского суда подтверждено решением Верховного суда России в 1996 году. Это должен знать  автор лит-сценария-пасквиля - некто  Н.Н.Рогожин.
      Подробную рецензию на «сценарий» Н.Рогожина смотрите на сайте www.rubcow.ru  «Звезда полей…» статью Ю.Кириенко-Малюгина «Литсценарий-пасквиль Н.Рогожина на образ русского поэта Николая Рубцова».
    Хотим предупредить возможных спонсоров этого телесериала- пасквиля на жизнь и творчество Рубцова об обращении в судебные органы России с мотивами моральной и материальной ответственности за нанесения морального ущерба образу  Рубцова и его  наследнице - дочери Елене Николаевне Рубцовой.  
 
      Ю.Кириенко-Малюгин (Кириенко Ю.И.) – член Союза писателей России, Председатель Правления НО «Рубцовский творческий союз».
 
     В.В.Сорокин – лауреат литературных премий им. М.А.Шолохова и России
 
      А.М.Башилов – член Союза писателей России, член НО «Рубцовский творческий союз»

Издания НКО «Рубцовский творческий союз» и Творческого центра имени Н.М.Рубцова

Автор

 Наименование книги, издательство
календари

 Цена
1 экз. руб.

Цена пересылки
руб. 

Кириенко-Малюгин 

Тайна гибели Николая Рубцова (издание 2-е, дополненное). М. МГО СП России. 2004, с. 176. 

 450

 50 -100(зависит от адресата)

 Кириенко-Малюгин

 Николай Рубцов. «И пусть стихов серебряные струны…». М.МГО СП России. 2002, с. 336.

 400

 50 -100(зависит от адресата)

 Кириенко-Малюгин

Белый куст сирени (стихи и песни). М. МГО СП России. 2003, с. 96. 

 350

 50 -100(зависит от адресата)

 Кириенко-Малюгин

 Наша встреча впереди (стихи и песни, пьеса «Звезда полей Николая Рубцова») М. Российский писатель. 2005, с. 128.

 350

 50 -100(зависит от адресата)

 Кириенко-Малюгин

Новая дорога к Рубцову (стихи участников конкурса «Звезда полей», статьи Ю.Кириенко-Малюгина, цветные фото 16 с.). М. Российский писатель. 2005, с. 224. 

 400

 50 -100(зависит от адресата)

Кириенко-Малюгин    

Поэзия. Истина. Рубцов. Авторская поэзия и критика XXIвека.(поиск Истины в поэзии и прозе). М. Изд. И.Балабанов. Дек. 2007, с. 216   

 400

 50 -100 (зависит от адресата)

 

Николай Рубцов. «Пусть меня ещё любят и ищут…» Русские песни. Редактор-составитель Ю.Кириенко-Малюгин. (Цветная фотовкладка – 16 с.) М. Изд. И.Балабанов.  2007, с. 200.  

 350

 50 -100 (зависит от адресата)

Кириенко-Малюгин 

Впереди родимый край. Стихи и песни. Рязань. Издательство «Старт», 2008, с.104

 350

 50 -100 (зависит от адресата)

 

Сергей  Есенин. «И душа моя – поле безбрежное...»  (стихи-песни, статья  о Есенине). Редактор-составитель Юрий Кириенко-Малюгин (Цветная вкладка – 8 с). М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз», дек. 2008, с. 64

 300

 50 -100(зависит от адресата)

         

Николай Рубцов. «На земле святой и древней…» Русские песни. Редактор-составитель Ю.Кириенко-Малюгин. (Цветная фотовкладка – 16 с.) М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз».  2008, с. 200.  

 350

 50 -100 (зависит от адресата)

Алексей Башилов 

. Родниковое русло. М. НО «Рубцовский творческий союз». 2009, с. 200. 

 250

 50 -100 (зависит от адресата)

Кириенко-Малюгин 

Тайна гибели Николая Рубцова (издание 3-е, дополненное). М. НО «Рубцовский творческий союз». 2009, с. 192. 

 500

 50 -100 (зависит от адресата)

 

Альманахи «Звезда полей» 2006, 2007, 2008, 2009. Статьи авторов Московских конференций «Рубцовские чтения» и стихи лауреатов конкурса. Редактор-составитель Юрий Кириенко-Малюгин. М. Изд. И.Балабанов и НКО «Рубцовский творческий союз»,  2009, с. 120-136)

Каждый экз - 400

 50 -100 (зависит от адресата)

         

Комплект  ежегодных  цветных дизайн-календарей (формат А3) по теме Н.М.Рубцова за 2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, 2010и 2011 г.г.  Московский Рубцовский центр и НКО «Рубцовский творческий союз».  Концепция Ю.Кириенко-Малюгин, художник-дизайнер В.Васькова

2000

 

 50 -100 (зависит от адресата)

 

Альманах «Звезда полей» 2010,   вып. № 1.Стихи лауреатов Международного конкурса. Редактор-составитель Юрий Кириенко-Малюгин. М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз»,  2010, с. 120

 200

 50 -100 (зависит от адресата)

         

Альманах «Звезда полей» 2010,   вып. № 2. Статьи  авторов Московской конференции «Рубцовские чтения» и стихи лауреатов Международного конкурса. Редактор-составитель Юрий Кириенко-Малюгин. М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз»,  2010, с. 144

 400

 50 -100 (зависит от адресата)

Елена Митарчук 

От Гоголя к Рубцову Редактор Ю.Кириенко-Малюгин.  М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз». 2010, с. 80

 350

 50 -100 (зависит от адресата)

 

Цветной дизайн-календарь (формат А3) по теме Н.М.Рубцова на 2011 г.г. Московский Рубцовский центр. НКО «Рубцовский творческий союз».  Концепция Ю.Кириенко-Малюгин, художник-дизайнер В.Васькова

200/

шт

 50 -100 (зависит от адресата)

         

Альманах «Звезда полей» 2011,   вып. № 1. Стихи лауреатов Международного конкурса. Редактор-составитель Юрий Кириенко-Малюгин. М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз»,  2011, с. 112

200

 50 -100 (зависит от адресата)

Кириенко-Малюгин 

Николай Рубцов. «Звезда полей горит, не угасая…» (творческая биография Н.М.Рубцова). М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз». 2011, с. 288, (цветная фотовкладка – 16 с.)  

400

 50 -100 (зависит от адресата)

         

Альманах «Звезда полей» 2011,   вып. № 2. Статьи авторов Московской конференции «Рубцовские чтения» и стихи лауреатов Международного конкурса. Редактор-составитель Юрий Кириенко-Малюгин. М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз»,  2011, с. 144

 400

 50 -100 (зависит от адресата)

Алексей Башилов 

Живительный исток (повесть, рассказы). М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз». 2011, с. 132

 250

 50 -100 (зависит от адресата)

 

Альманах «Звезда полей» 2012,. . Статьи авторов Московской конференции «Рубцовские чтения» и стихи лауреатов Международного конкурса. Редактор-составитель Юрий Кириенко-Малюгин. М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз»,  2012, с. 128

400

 

 50 -100 (зависит от адресата)

Кириенко-Малюгин 

«Есть Божий суд…» (повесть –предупреждение) М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз». 2012, с. 96  

500

 50 -100 (зависит от адресата)

Елена Митарчук 

Счастливый билет (сборник стихов). М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз». 2011, с. 80

250

 50 -100 (зависит от адресата)

          

Альманах «Звезда полей» 2013,    . Статьи авторов Московской конференции «Рубцовские чтения» и стихи лауреатов Международного конкурса. Редактор-составитель Юрий Кириенко-Малюгин. М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз»,  2013, с. 144

 400

 50 -100 (зависит от адресата)

Алексей Башилов  

Реченька журчащая (рассказы, стихи, статьи). М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз». 2013, с. 136

 250

 50 -100 (зависит от адресата)

Юрий Кириенко-Малюгин

Добрый вечер (стихи и песни) НО «Рубцовский творческий союз». 2013. 96

350

 50 -100 (зависит от адресата)

         

Альманах «Звезда полей» 2014,  Статьи авторов Московской конференции «Рубцовские чтения» и стихи лауреатов Международ-ного конкурса. Редактор-составитель Юрий Кириенко-Малюгин. М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз»,  2014, с. 136

400

 50 -100 (зависит от адресата)

Кириенко-Малюгин  

Методика оценки и критерии народности поэзии (литературоведение). М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз». 2014, с. 120

600

.

 50 -150 (зависит от адресата)

 

Цветной дизайн-календарь (формат А3) по теме С.Есенина на 2015 г. «Я снова здесь в семье родной…» к 120-летию Поэта. Изд. - НО «Рубцовский творческий союз».  Концепция Ю.Кириенко-Малюгин, ВЕБ-СТУДИЯ «Без паники.РФ»

50/

шт;

заказ от 10 шт

 50 -150 (зависит от адресата)

 

Альманах «Звезда полей» 2015,  Статьи авторов Московской конференции «Рубцовские чтения» и стихи лауреатов Международного конкурса. Редактор-составитель Юрий Кириенко-Малюгин. М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз»,  2015, с.

400

 50 -100 (зависит от адресата)

         

Альманах «Звезда полей» 2016,  стихи лауреатов 1-го Международного поэтического Интернет- конкурса. Редактор-составитель Юрий Кириенко-Малюгин. Рязань . Издательство «Старт», 2016, с. 64

200

 50 -100 (зависит от адресата)

 

Альманах «Звезда полей» 2017,  стихи лауреатов 2-го Международного поэтического Интернет- конкурса. Редактор-составитель Юрий Кириенко-Малюгин. Рязань . Издательство «Старт», 2017, с. 64

200

.

 50 -150 (зависит от адресата)

Кириенко-Малюгин   

Цветной дизайн-календарь (формат А3) по теме Н.М.Рубцова на 2017 г. «Пусть меня снова любят и ищут…» к 80-летию Поэта. Изд. Колледж № 20 и  «Творческий центр им. Рубцова».  Концепция Ю.Кириенко-Малюгин, ВЕБ-СТУДИЯ «Без паники.РФ»

200

 

 50 -150 (зависит от адресата)

 

 

Заказ по эл.почте Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

К 80-летию Н.М.Рубцова. Вечер-концерт «Звезда полей горит, не угасая…»

Юбилейный литературно-музыкальный вечер-концерт «Звезда полей горит, не угасая…» состоялся 18 января 2016 года в Москве в конференц-зале Российской Государственной библиотеки (м.«Библиотека им. Ленина»). Организаторы вечера литераторы Московской городской организации Союза писателей России,  актив Рубцовского центра, Московского отделения общества «Знание» и Межрегиональное объединение «Китеж». В программе были представлены песни на стихи Н.М.Рубцова, выступления некоторых современников Н.М.Рубцова и др. На экране демонстрировались видеородик XI Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения», кадры видов «По дорогам Николая Рубцова», читального зала имени Н.Рубцова в колледже автоматизации и компьютеризации, прижизненного портрета Н.М.Рубцова. Ведущий –  Юрий Кириенко-Малюгин – автор книг и статей о жизни и творчестве Н.М.Рубцова, автор песен на стихи Н.М.Рубцова. Была выполнена представленная ниже программа.

К 80-летию Николая Михайловича Рубцова. Встреча в Железнодорожном.

    6 февраля 2016 г. в ЦБС имени Андрея Белого (г.Железнодорожный, Московская обл.) состоялась встреча с читателями, посвящённая 80-летию Николая Михайловича Рубцова. Встречу проводили актив «Творческого центра имени Н.М.Рубцова» межрегиональной общественной организации МООмскКитеж в составе членов Союза писателей России Юрия Кириенко-Малюгина, Веры Степановой. Были представлены песни на стихи Н.М.Рубцова «Северная берёза», «Песня» («Морожка»), «Зимняя песня», «Элегия («Стукнул по карману…»), «Вечерком» на музыку Ю.Кириенко-Малюгина. О лучевой болезни Рубцова во время службы на Северном морском флоте, народных методах лечения и дезинформациях о поведении Поэта  дал обоснование Ю.Кириенко-Малюгин.  Видеосъёмку вел Председатель Совета МООмскКитеж Юрий Стрижов.

К 80-летию Николая Рубцова в ЦБС СЗАО г. Москвы

Представление программы «Наша встреча впереди» к 80-летию Николая Рубцова состоялось 24 декабря 2015 года в библиотеке № 271 Центральной библиотечной системы СЗАО г. Москвы. Авторы музыки и авторы-исполнители Владислав Киреенков, Юрий Кириенко, солистки Людмила Удод и Вера Степанова представили песни на стихи Н.Рубцова «Осенняя песня», «В горнице», «Привет, Россия – родина моя!», «Морошка», «Звезда полей», «Синенький платочек», «Стукнул по карману – не звенит…», «Печальная Вологда». Несколько украинских песен в национальных нарядах исполнили Людмила Удод и Вера Степанова. Представлены песни на стихи С.Есенина «Слышишь мчаться сани…», «Я снова здесь в семье родной…». Владислав Киреенков исполнил композиции на лирические песни 70-х годов 20 века.  Людмила Удод и Вера Степанова в цыганских нарядах исполнили русские песни и «Цыганочку». В заключении участники встречи исполнили на стихи Н.Рубцова «Зимнюю песню». Встреча прошла в доброжелательной обстановке. 

К 80-летию Николая Рубцова в ЦСО «Южное Тушино» СЗАО г. Москвы

    18 декабря 2015 г. состоялась встреча в ЦСО «Южное Тушино» СЗАО г. Москвы к 80-летию Николая Рубцова. Члены Союза писателей России  Юрий Кириенко-Малюгин и Вера Степанова представили песни на стихи Рубцова «Звезда полей», «Синенький платочек», «Северная берёза», «Морошка», «Элегия» («стукнул по карману – не звенит…»), «Зимняя песня», также стихи Рубцова «Добрый Филя», «Фиалки», «Гость». Ю.Кириенко-Малюгин сообщил отворчестве Поэта и обстоятельствах его гибели 19 января 1971 года. 

К 80-летию Николая Рубцова. Юбилейный вечер-концерт

К 80-летию Николая Рубцова
 
Юбилейный  вечер-концерт
«Звезда полей горит, не угасая…»
 
18 января 2016 г.      19 час
 
 Государственная публичная библиотека
 конференц-зал
(м. «Библиотека им. Ленина», м. «Александровский сад», 
ул. Воздвиженка, 3/5, подъезд № 3).
 
Организаторы вечера
литераторы МГО  Союза писателей России 
актив Рубцовского центра
 
В программе:
 
Песни на стихи Н.М.Рубцова
сообщения о философии творчества  народного Поэта
выступления современников Н.М.Рубцова
 
Ведущий Юрий Кириенко-Малюгин – 
автор книг и статей о жизни и творчестве Н.М.Рубцова
По теме вечера литература
 

К юбилейному Всеславянскому съезду в мае 2017 года

     Славянский язык
 
Из ран на храмах прорастают ветви,
История звонит в колокола.
Удары бьют по душам славных предков,
Звучат набатом гордые слова:
Славяне – браться! Славяне – братья!
 
Святой Кирилл и брат его Мефодий
Нам выстрадали праведный язык.
Он, верю, будет царствовать в народе,
К единству звать, питать его родник.
 
Один язык, святой язык столетий
Нам свитки принесли в текущий век,
И дан завет: Добро, Любовь воспеть бы,
А также всё, чем славен человек
 
В годины испытаний и доносов
Держались братья веры матерей,
Несли свой крест… Не зря Кирилл-философ:
Всех призывал к единству алтарей.
 
Язык славян от юга и востока,
От западных и северных равнин
Услышишь ты. В нём голосом пророка
Один раз сказано – народ един:
Славяне – братья! Славяне братья!
 
 
                     Верните иконы                  
 
               По сообщению прессы, 80% православных
               икон вывезено за границу, грабёж усилился
               в последние годы эмиграции 
 
Русь Древняя вновь собирает знамёна,
Когда к её детям приходит беда.
Эй вы, кто сбежал за судьбой золочённой,
Верните иконы! Русь ждёт, господа!
 
Трепещется стяг над красавицей гордой.
Здесь наши навечно земля и вода.
И память о предках, вы знайте, не стёрта!
Верните иконы! Русь ждёт, господа!
 
Апостол Андрей сказал: –  Господа слушай!
Дорога в Россию открыта всегда.
Спасите свои пожелтевшие души!
Верните иконы! Русь ждёт, господа!
 
                                          Июнь 1991 г.
 

Календарь на 2017 год под девизом «Пусть меня ещё любят и ищут» памяти Н.М.Рубцова

     Творческим центром имени Н.М.Рубцова разработан дизайн-календарь на 2017 год  под девизом «Пусть меня ещё любят и ищут», посвящённый памяти русского национального поэта Н.М.Рубцова (03.01.1936 – 19.01.1971), автора текстов песен «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»), «В горнице», «Журавли», «Звезда полей», «Привет, Россия – родина моя!», «Зимняя песня» и др. Концепция – Юрий Кириенко-Малюгин. Дизайн – Даниил Васьков. Тираж выпустил Московский  колледж автоматизации и информационных технологий № 20.

Кириенко Юрий Иванович, лит. псевдоним Юрий Кириенко-Малюгин (резюме)

Образование:
 
1. Инженер-механик, окончил Московский технологический институт пищевой промышленности;
2. Окончил трёхгодичные разговорные курсы немецкого языка;
3. Окончил Университет марксизма-ленинизма, факультет «Международные отношения и внешняя политика СССР» в 1969 году;
4. Окончил аспирантуру Всесоюзного научно-исследовательского института сельскохозяйственного машиностроения им. В.П.Горячкина (ВИСХОМ) в 1977 году.
5. Окончил высшие патентные курсы Всесоюзного НИИ патентной экспертизы,1985 г.
 
Уровень общественного и служебного  признания
 
Кандидат технических наук, 1978 г.,
Старший научный сотрудник ВАК, 1981 г.
Автор свыше 60 изобретений СССР и патентов РФ (1977 – 2015 г.г.).
Член Союза писателей России с 2000 г. (лит. псевдоним - Юрий Кириенко-Малюгин)
Член Российского авторского общества с 2005 г. 
Кандидат в мастера спорта СССР по шахматам (с 1987 г.).
Номинант Бунинских премий (2010г. и 2015г.).
 
Общественная работа
  Член общества «Знание», 1988-1991 г.г., Краснопресненский район г. Москвы.
  Член общества «Знание», Московское отделение, с янв. 2014 г.
  Администратор сайта www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов
   и народное творчество» ( с марта 2006 года)
  Председатель Правления НКО «Рубцовский творческий союз» (2006-2015г.г.)
  Редактор ежегодных альманахов «Звезда полей» (15 выпусков с 2006 г.),
  Организатор 11-ти Московских фестивалей «Рубцовская весна» (с 2005 г.)
  Организатор 11-ти Московских конференций «Рубцовские чтения» (с 2006 г.)
 Руководитель «Творческого центра им. Н.М.Рубцова» МООмскКитеж (с янв.2016)
 
Загранпоездки:
 
    ДРВ (Демократическая республика Вьетнам, служебная, В/О «Проммашэкспорт»,  
    Госкомитет по экономическим связям СССР), 1970 г., 
     Чехословакия (туристическая), 1972 г., Югославия-Румыния (туристическая), 1974г.,    
    ГДР (Германская демокр. республика, служебные, ВИСХОМ), 1979, 1980, 1982 г.г.,   
    Финляндия (туристическая), 2004 г.;  Белоруссия (служебная, ВИЭСХ), 2012 г.
 
Награды:
 
     Медаль дружбы с ДРВ (Демократическая республика Вьетнам), 1970 г. 
     Изобретатель СССР, 1987 г.
     Медаль 850-летия г. Москвы, 1997 г.
     Дипломы и грамоты Комитета общественных связей г. Москвы, администраций Вологодской обл., Пушкинского общества Приморского края, организаций г.Москвы, г.Рязани, Московской области, Московской организации Союза писателей России.   
 
Литературные издания:
1. Статьи в «Литературной газете», «Московском литераторе», «Общеписательской литературной газете», журналах «Наш современник», «Молодая гвардия» и др.  
2. Две монографии и  5 книг о творчестве поэта Н.М.Рубцова, повесть-предупреждение «Есть Божий суд…» (М.,2012), книга «Методика оценки и критерии народности поэзии» (М., 2014),  статьи по литературоведению, четыре поэтических сборника.
3. Три пьесы о жизни и творчестве Н.М.Рубцова (2004, 2005, 2013):
      Должность и место работы: ведущий научный сотрудник  всероссийского НИИ.
Гор. тел. 8 -499-497-02-07.   Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 
 
Библиография
базовых литературный изданий
 
1. Кириенко-Малюгин Ю. Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (монография). М.МГО СП России. 2002. 
2. Кириенко-Малюгин Ю. Белый куст сирени (стихи и песни). М.МГО СП России. 2003. 
3. Кириенко-Малюгин Ю. Новая дорога к  Рубцову.  М.Российский писатель.2005. 
4. Кириенко Ю.И. Поэзия. Истина. Рубцов. М. Изд. И.Балабанов. 2007. 
5. Кириенко-Малюгин Ю. Тайна гибели Николая Рубцова. М. МГО СП России. 2001;  2-е издание, допол. М.  МГО СП России. 2004;  3-е издание, допол. Рязань. Изд-во «Старт». 2009. 
6. Кириенко-Малюгин Ю. Наша встреча впереди (стихи и песни, пьеса «Звезда полей Николая  Рубцова»). М.МГО СП России. 2005.  
7. Кириенко-Малюгин Ю. Впереди родимый край (стихи и песни). Рязань. Изд-во «Старт». 2008. (номинация  Бунинской премии 2010г.)
8. Кириенко-Малюгин Ю. О мистическом мировоззрении Рубцова. Гоголь и Рубцов. М. Альманах «Звезда полей 2010» вып.2 
9. Кириенко-Малюгин Ю. Эволюция национального мировоззрения Николая Рубцова», Роман-журнал XXI век. №№ 11- 12. 2004 г.
10. Кириенко-Малюгин. Классификация поэзии в России. Из книги «Поэзия. Истина. Рубцов». 2007.
11. Кириенко-Малюгин Ю.  Рубцововедение начала XXI века. Альманах «Поэзия». № 3-4. 2008.
12. Кириенко-Малюгин Ю.  «Красным, белым и зелёным мы поддерживаем жизнь…» (о Н.М.Рубцове). Альманах «Поэзия». № 2. 2011
13. Кириенко-Малюгин.  «Есть Божий Суд…» (повесть-предупреждение) М. НО «Рубцовский творческий союз», 2012 (номинация  Бунинской премии 2015г.)
14. Кириенко-Малюгин. Добрый вечер (поэзия). М. НО «Рубцовский творческий союз», 2013. 
15. Кириенко-Малюгин Ю. Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (монография). М. Издатель – НО «Рубцовский творческий союз». 2011.
16. Кириенко-Малюгин. Методика оценки и критерии народности поэзии. М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз». 2014.
 
Автор создал киносценарий «Волны и скалы Николая Рубцова» (август 2015 г.), передан на конкурс.
Кириенко Юрий Иванович – организатор сайта www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» (март 2006 г.),
Председатель Совета Московского Рубцовского центра (май 2001 г.),
соорганизатор и Председатель жюри ежегодного творческого конкурса «Звезда полей» (с 2001 г.), 
организатор Московских ежегодных научно-практических конференций «Рубцовские чтения» ( с 2006 года)
организатор Московских фестивалей «Рубцовская весна» (с 2005 г.) 

Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?

Мной написаны три пьесы о народном поэте Н. М. Рубцове.

1.    «Звезда полей Николая Рубцова» -пьеса- моноспектакль в трёх актах. Пьеса была поставлена на большой сцене Дворца культуры «Красный октябрь» (г. Москва) в декабре 2004 г, марте и декабре 2005 г. и марте 2007 г. Цветные декорации , художник-дизайнер  Вера Васькова - член Союза художников РФ.
Пьеса опубликована в авторской книге «Наша встреча впереди», М., изд. «Российский писатель», 2005.
2.    «Николай Рубцов»  - пьеса -былина в трёх актах, 20 действующих лиц, зарегистрирована в РАО России, была предложена  руководству МХАТ им. А.М.Горького в 2007 г. Пьеса опубликована в авторской книге «Новая дорога к Рубцову», М. Изд. Российский писатель, 2005
3.    Пьеса-киносценарий «Волны и скалы Николая Рубцова» в 7 актах(56 стр. в формате А4). Отмечена в длинном списке VIII Международного конкурса-фестиваля «Золотой Витязь» 2017 года.

     Надоедает годами ждать, когда главный режиссёр какого-либо театра обратиться к автору.  Автор готов заключить договор с любым театром РФ о постановке спектакля о жизни и творчестве Н.М.Рубцова и провести читку текста и ответить на любые вопросы о Н.М.Рубцове.
     Юрий Кириенко-Малюгин -  автор двух монографий и нескольких книг о Н.М.Рубцове.

Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?

Мной написаны три пьесы о народном поэте Н. М. Рубцове.

1. «Звезда полей Николая Рубцова» -пьеса- моноспектакль в трёх актах. Пьеса была поставлена на большой сцене Дворца культуры «Красный октябрь» (г. Москва) в декабре 2004 г, марте и декабре 2005 г. и марте 2007 г. Цветные декорации , художник-дизайнер  Вера Васькова - член Союза художников РФ.
Пьеса опубликована в авторской книге «Наша встреча впереди», М., изд. «Российский писатель», 2005.
2. «Николай Рубцов»  - пьеса -былина в трёх актах, 20 действующих лиц, зарегистрирована в РАО России, была предложена  руководству МХАТ им. А.М.Горького в 2007 г. Пьеса опубликована в авторской книге «Новая дорога к Рубцову», М. Изд. Российский писатель, 2005
3. Пьеса-киносценарий «Волны и скалы Николая Рубцова» в 7 актах(56 стр. в формате А4). Отмечена в длинном списке VIII Международного конкурса-фестиваля «Золотой Витязь» 2017 года.

     Надоедает годами ждать, когда главный режиссёр какого-либо театра обратиться к автору.  Автор готов заключить договор с любым театром РФ о постановке спектакля о жизни и творчестве Н.М.Рубцова и провести читку текста и ответить на любые вопросы о Н.М.Рубцове.
     Юрий Кириенко-Малюгин -  автор двух монографий и нескольких книг о Н.М.Рубцове.

Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?

Мной написаны три пьесы о народном поэте Н. М. Рубцове.

1.    «Звезда полей Николая Рубцова» -пьеса- моноспектакль в трёх актах. Пьеса была поставлена на большой сцене Дворца культуры «Красный октябрь» (г. Москва) в декабре 2004 г, марте и декабре 2005 г. и марте 2007 г. Цветные декорации , художник-дизайнер  Вера Васькова - член Союза художников РФ.
Пьеса опубликована в авторской книге «Наша встреча впереди», М., изд. «Российский писатель», 2005.
2.    «Николай Рубцов»  - пьеса -былина в трёх актах, 20 действующих лиц, зарегистрирована в РАО России, была предложена  руководству МХАТ им. А.М.Горького в 2007 г. Пьеса опубликована в авторской книге «Новая дорога к Рубцову», М. Изд. Российский писатель, 2005
3.    Пьеса-киносценарий «Волны и скалы Николая Рубцова» в 7 актах(56 стр. в формате А4). Отмечена в длинном списке VIII Международного конкурса-фестиваля «Золотой Витязь» 2017 года.

      Автор готов заключить договор с любым театром РФ о постановке спектакля о жизни и творчестве Н.М.Рубцова и провести читку текста и ответить на любые вопросы о Н.М.Рубцове.
     Юрий Кириенко-Малюгин -  автор двух монографий и нескольких книг о Н.М.Рубцове.
 

Кириенко-Малюгин. О гибели Есенина. Комментарии в «Литературной России».

Вениамин Мочалов. Убийство Есенина. Статья в «Литературной России»,       № 29, 2019.
Фрагменты от В.Мочалова:

«Ведь заказчиком убийства Есенина был… Сталин. И если бы книга Райх была опубликована, то пришлось бы заводить новое следствие о гибели Есенина. Поэтому Сталин решил убить и Мейерхольда, и Райх.»
«Сталин в 20-х годах прошлого века после смерти Ленина (которого он тоже убил - ???) рвался к власти. Но всех своих противников он убивать, конечно, не рискнул бы, поэтому он боролся против них, используя какой-нибудь компромат. На Троцкого, например, он нашёл мощный компромат, в результате чего Троцкому пришлось в январе 1925 года уйти в отставку с поста наркома обороны и председателя РВС».
    Естественно, Сталину не хотелось, чтобы к нему пришла «слава» убийцы великого русского поэта. И он решил совершить вот какую «операцию»: изобразить, что, да, Есенин действительно был убит, но совершено убийство по заказу Троцкого. И сочинил Сталин соответствующую легенду, сочинил соответствующие «факты» и подсунул всё это… Зинаиде Райх. Чтобы она распространяла слухи, будто Есенина убил Троцкий.
Конечно, не сам лично Сталин подсунул Райх эту легенду, а через своих агентов.
Комментарии к статье (с юмором часто):

Сергей Калабухин:  13.09.2019 в 10:19

И часовню, на развалинах которой буянил Шурик, тоже Сталин разрушил! Довольно скрывать правду от народа!

Тот, кто:   13.09.2019 в 15:25

Боже мой, какую ахинею несут порой приличные (с виду) люди! Не так давно Шепета Иван в поисках убийц Есенина «Англетер» вверх дном перевернул, теперь вот Мочалов убийц в Кремле ищет… А между тем, Кугель же ясно сказал: капли продаются в аптеке без рецепта!

 Кугель:    13.09.2019 в 20:17

Кугель не только это говорил. Но приходит очередной Мочалов, и все начинается сначала.

Злюка:   14.09.2019 в 04:22

Уважаемый, лучше бы Вам и дальше «было некогда» — мы не потеряли бы напрасно время на чтение Вашего приторно-детского склада письма. Не знаю, кто там убил, и убил ли на самом деле, Есенина — кусочек моей жизни убили Вы. Ваше «мне удалось выяснить», «моё открытие» без конкретных доказательств — не более чем пересуды бабушек на скамейке. Бред. А тема Сталина явно является навязчивым состоянием.

Кугель:  14.09.2019 в 20:14

Сталин так и не научился писать стихи, и за это он убил Есенина, Маяковского, Фадеева и Рубцова. А Тарковского всю жизнь продержал в переводчиках, причем — в посредственных.

 Алексей Курганов:  15.09.2019 в 04:31

Прочитал- и, наверное. впервые в жизни не знаю как выразить своё отношение к прочитанному. В голову почему-то лезут одни лишь непристойные слова. Почему?

 Guest:2:   15.09.2019 в 17:31
Ребята, да это обычный стеб, пародия на конспирологические версии. А вы серьезные комментарии пишете, возражаете.

 юрий кириенко:    17.09.2019 в 18:42
на № 15. парткличке «галина».
1. ...статья Вениамина Мочалова (является провокационной и ранее была опубликована на портале А.Кравчука «проза. ру» — «Он убил Есенина».
2. Цели В.Мочалова:
2.1 . Посеять Хаос у читателей и в литсообществе.
2.2. Половить «золотую рыбку» на ТВ-каналах дезинформацией.
2.3. Дискредитировать Сталина (который Есениным не интересовался, формировал Модернизацию СССР) и обелить Троцкого (который организовал переезд Есенина в Ленинград в «Англетер» под расправу Блюмкина и Ко).
3. Об убийстве С.Есенина и «заметания следов» есть публикации следователя Э.Хлысталова и анализ фото растерзанного лица С.Есенина. Ранее здесь на сайте «ЛР» была дискуссия и разоблачения.

      Для понимания отношения к Есенину «пламенных революционеров» во главе с Л.Троцким в то время привожу из поэзии С. А. Есенина:

Не злодей я и не грабил лесом,
Не расстреливал несчастных по темницам.
Я всего лишь уличный повеса,
Улыбающийся встречным лицам.
(Из стих. «Я обманывать себя не стану…»)

Напылили кругом. Накопытили.
И пропали под дьявольский свист.
А теперь вот в лесной обители
Даже слышно, как падает лист.
(Из стих. «Несказанное. Синее. Нежное…»)

Некто Мочалов, не мутите воду.

Кириенко-Малюгин. О статье «Заговор Тухачевского». Комментарии в «Литературной России».

Заговор Тухачевского.   Рубрика в газете: Война – не конец жизни, № 2019 / 39, 24.10.2019, автор: Вениамин МОЧАЛОВ
     Историки до сих пор спорят: а был ли на самом деле заговор Тухачевского. Для меня нет сомнений: конечно, был.
Другое дело, что Тухачевский не имел цели править государством. Он не к этому стремился. Красный маршал всего лишь хотел арестовать Сталина и прочих людей, виновных в убийстве Фрунзе и Котовского. Но сам править государством Тухачевский, повторю, не собирался!
    В 1925 году очень странным образом ушли из жизни два известных советских военачальника, два героя гражданской войны – Фрунзе и Котовский. Фрунзе тогда был наркомом по военным и морским делам. Министром обороны, если говорить по-современному. А Котовский был командиром кавалерийского корпуса. Котовский был застрелен неизвестно кем и за что в августе 1925 года. А через три месяца неожиданно умер Фрунзе после операции на желудке. Причастен ли был к этим смертям Сталин? Думаю, да.
    Сталин стремился захватить в СССР власть. Он явно хотел стать диктатором. Но если человек хочет стать полновластным правителем государства, то в первую очередь что он должен сделать? А вот что: установить свой контроль над армией. Над вооружёнными силами. А как установить контроль? А так: поставить во главе вооружённых сил своего человека. И решил Сталин поставить во главе Красной армии и флота своего старинного приятеля – Ворошилова. То есть решил заменить Фрунзе на Ворошилова. Но ведь в то время Сталин ещё не имел таких полномочий, чтобы единолично кого-то поставить на должность наркома, а кого-то уволить. Поэтому он попытался совершить хитрую манипуляцию: сначала протолкнуть Ворошилова на должность заместителя Фрунзе, а потом избавиться от Фрунзе, чтобы на место нарвоенмора протолкнуть Ворошилова. И вдруг Сталин узнал: а Фрунзе-то хочет не Ворошилова сделать своим замом, а Котовского! И что теперь оставалось делать Сталину? Уговорить Фрунзе, чтобы он Ворошилова поставил своим замом? Но уговаривать – это даже как-то смешно. Поэтому было решено убить Котовского. И тот был застрелен....

Комментарии к статье:

юрий кириенко:
25.10.2019 в 21:00
1. Всякое приходилось читать. Но такую галиматью — впервые. Это уровень постоянного второгодника по всем предметам, особенно истории (лексика — со скамейки выживших с ума). Неужели у Мочалова есть высшее образование? И вообще — какое?
2.1. Тухачевский — виновник бездарного , преступного наступления на Варшаву в 1920 году, в результате почти 80 тыс русских красноармейцев попали в Болота и в польский плен; их сгноили за 20 лет в польских концлагерях (даже в википедии есть об этом). Это «наступление» — по плану Главкома советской России Л.Троцкого! Мне и нам это преподавали в 70-е годы на фак-те «Внешняя политика СССР и международные отношения»
2.2.Ещё примерно 20-30 тыс . красноармейцев тогда ушли в Пруссию-Германию и были интернированы.
3. Фрунзе и Котовского были заинтересованы убрать Тухачевский и Троцкий. Сталин был тогда в составе «тройки» руководства ЦК, не было у него власти. Полнота власти Сталина — только с 1928 года.
4. Глупость или Провокация, цитирую: «при Ленине Сталин установил прослушку на телефоны своих соратников-соперников!» Кто был тогда Сталин? Один из примерно десяти «вождей» в ЦК.
И такой примитив от некоего Мочалова печатается в газете. Пока что удивляюсь.
5. А заговор Тухачевского, Якира и Уборевича был. Письмо президента Чехии Бенеша — Сталину и перепроверка всё подтвердили. Не надо мутить воду.

кугель:
26.10.2019 в 19:31
Мочалов лучше знает — прослушивали или нет, за Котовского или за кого. Ему даже аргументов не надо, так все очевидно. Голос был в левом ухе.

Guest:
27.10.2019 в 17:51
Бенеша одно письмо было. И Сталин ему писал. Помнится, что через Бенеша передавали сюда компрометирующие Тухачевского письма из Германии, не помню, от кого. Кажется, фальшивые.

юрий кириенко:
28.10.2019 в 09:04
Guest-у. 1. Если разоблачили Тухачевского, то, значит, по-вашему это были фальшивые документы.
2. Спрашивается, зачем Бенешу надо было «сводить счеты» с Тухачевским?
3. Guest-у. Почему вы защищаете Тухачевского, виновного в попадании в плен примерно 80 (восьмидесяти) тыс русских (на 95%) красноармейцев и их последующем уничтожении в польских концлагерях? От этих русских мужиков не родилось затем 400-500 тысяч русских детей. Вы за Тухачевского, применившего химоружие против русских восставших от наглости крестьян?

Guest:
28.10.2019 в 10:22
В одном исследовании я прочитал, что из Германии были переданы через Бенеша компрометирующие Тухачевского документы о том, что он сотрудничал с немецкими спецслужбами. Мне известно только одно письмо Бенеша Сталине и один ответ Сталина Бенешу. Об этом я и написал. В моем комментарии # 7 не было сказано, что я поддерживаю Тухачевского или не поддерживаю... Этот мой комментарий даже не был адресован комментатору # 4 или # 7.

юрий кириенко:
28.10.2019 в 22:22
на ком. № 19, Guest-у. 1. А вы хотите, чтобы я промолчал на «поэтическую» наглость «доктора пилюлькина» по ком. № 14? Как говорят в русском народе: «Испугали Ежа голой з…..цей». Пошлите скан моего стиха (как грозитесь) на е-mail Председателя СПР. Чтобы там посмеялись.
2. А вы не потенциальный, а реальный доносчик. Примерно так на моего отца в 1936 году подали донос и семью выслали в Казахстан, где я и родился (по «милости» подобных наглецов). Не зря вы с «доктором пилюлькиным» спрятались под кличками....


юрий кириенко:
28.10.2019 в 22:42
Guest-у на ком № 19.
1. Вслед добавлю. На ваш опус, цитирую: «Меня действительно мало интересует интерпретация исторических событий случайными людьми без специального образования».
2. Поскольку вы имеете в виду меня, то Ещё раз сообщаю (см. комм № 5, п. 2.1.), что я окончил факультет «Внешняя политика СССР и международные отношения» — диплом с отличием. Это Специальное образование! Или вам нужно другое подходящее?

кугель:
29.10.2019 в 02:05
Дело было летом, какие ветры? И не на открытой местности., а в лесу. Отравляющие газы идут сплошной волной по земле, так что вполне возможно. Официальные документы и переписка участников боевых действий зафиксировали, что газы применялись. Но дело не в этом. Дело в самой решимости их применить. И это регулярные войска, которые воевали против восставших мужиков. Так что о моральных качествах Тухачевского можно больше не спорить.

Галина:
29.10.2019 в 13:05
Кугелю. Кажется, речь шла не о боевых действиях в лесу, а о подавлении восстания крестьян войсками Тухачевского и использовании газов против мирного населения. По моим сведениям, были завезены баллоны, но именно из-за направления ветра газ не применялся.

юрий кириенко:
29.10.2019 в 14:34
Guest-у, на № 23. 1. Кого это испугаться? Вас , что ли? Я даю Характеристики личностей, а не навешиваю обвинения. И то в ответ на Демагогию,
2. Как вам хочется, цитирую: «Может, ваш папаша по уголовному делу шел, а не по политическому». По политическому, для справки. И по доносу. Может это ваша родня строчила доносы. Ну-ка откройте ваши Ф.И.О. и ваших папаши и мамаши (девичью также). Вот для этого нужно смотреть в Росархиве, где почему-то происходят то пожар, то исчезновение документов Государственных...

кугель:
31.10.2019 в 02:56
В лесу, потому что туда отступили восставшие. Против них такая масса войск была брошена, что ничего другого не оставалось. Относительно применения газов — не я придумал, есть ссылки на записи участников событий. А насчет приказов — верно, вызвали Тухачевского и говорят: газами их, газами, красный маршал, пусть сдохнут! Он щелкнул каблуками, приложил руку к шлему и ответил «есть».
Имеются приказы, подписанные Тухачевским, о том, что следует ОВ применять.
Прочее же известно по Нюрнбергу и тому подобным судам: мы только выполняли приказ. Февральская революций, между прочим, началась с того, что войска отказались применить оружие против мирных жителей, которые стали бунтовать, отстояв несколько дней в очередях за хлебом. То есть — отказались выполнять приказ, который противоречил их пониманию воинской чести.

Аноним:
31.10.2019 в 19:02
Приказы о применении О были сформированы так, что предписывали их использовать только в крайнем случае. Есть показания свидетелей о том, что газы не использовали. Также есть конкретные свтдетельства — тоже приказы — о том, сколько подразделений и какиех было направлено против восставших.

юрий кириенко:
01.11.2019 в 15:27
Анониму. 1. Что это вы так вступились за «маршала» Тухачевского? Вы его родственник? Или «бесплатный» адвокат?
2. Кугель ясно сообщил, что: «Относительно применения газов — не я придумал, есть ссылки на записи участников событий…
Имеются приказы, подписанные Тухачевским, о том, что следует ОВ применять».

юрий кириенко:
01.11.2019 в 23:19
…...
3. Цитирую ваш опус: «Маршал Тухачевский был незаурядным человеком, и быть его родственником посчитал бы за честь». Значит, оправдываете преступное наступление Тухачевского на Польшу в 1920 году, когда в результате 80 (Восемьдесят) тысяч русских (на 95 %) красноармейцев завели в болота, в польский плен и затем уничтожили в польских концлагерях за 20 лет. И элита Польши до сих пор не покаялась.
Ю.К. — окончил факультет «Внешняя политика СССР и международные отношения» (диплом с отличием — для справки).

кугель:
02.11.2019 в 05:07
Давай-ка, родственничек, почитаем приказ твоего предка, чтобы не на Кугеля косить и на обтекаемые формулировки доброго дяди Тухачевского, который до того подавил восстание в Кронштадте. Это его любимое дело было. Поляки-то начистили красному маршалу седалище, что он быстрее боевой тачанки скакал от Варшавы.
Итак, документ.
ПРИКАЗ Командующего войсками Тамбовской губернии № 0116/оперативно-секретный г. Тамбов
12 июня 1921 г.
Остатки разбитых банд и отдельные бандиты, сбежавшие из деревень, где восстановлена Советская власть, собираются в лесах и оттуда производят набеги на мирных жителей. Для немедленной очистки лесов ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами, точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось.
2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов.
3. Начальникам боевых участков настойчиво и энергично выполнять настоящий приказ.
4. О принятых мерах донести.
Командующий войсками Тухачевский Начальник штаба войск Генштаба Какурин
Российский государственный военный архив Ф.34228. Оп.1. Д.292. Л.5
Ну что, родственник военного преступника, воевавшего против крестьян, укрывшихся в лесах вместе с семьями, дальше будешь врать-причитать?

юрий кириенко:
07.11.2019 в 10:24
1. Предлагаю редакции «ЛР» напечатать выборки из комментариев к этой, мягко говоря, тенденциозной статье некоего Вениамина Молчанова.
2. Страна должна знать официально на страницах «Литературной России» мнения комментаторов, которые не последние по этой теме и не только по этой.

Кириенко-Малюгин. О стихотворении «Николай Рубцов» в подборке «Последний выстрел» Магомеда Ахмедова в «Литературной России», № 2019 / 47, 19.12.2019.

Поскольку я системно (с 1998 г.) занимаюсь исследованием жизни и творчества русского народного поэта Н. М. Рубцова, не мог оставить без замечания содержание нижеприведённой строфы М. Ахмедова в переводе Анатолия  Аврутина.
 
юрий кириенко:
23.12.2019 в 14:32

1. В подборке Магомеда Ахмедова, перевод Анатолия Аврутина приведено стихотворение «Николай Рубцов». В котором такая строфа:
«Стою у надгробья и что-то боюсь говорить.
Земля вологодская… Скромная эта могила.
Любимая только способна поэта убить…
Ты просто любил… А любимая просто убила…»
2. Видно, что Магомед Ахмедов был в Вологде и на могиле Рубцова. Но рядом ведь были вологодские писатели. И кто это сообщил М.Ахмедову о такой «любимой» — убийце народного поэта Рубцова. Не сказали о причинах и следствиях?
3. Спрашивается: Ну сколько можно Молчать о Правде в убийстве Рубцова?
Мной выпущены Три издания книги «Тайна гибели Николая Рубцова» (2001, 2004, 2009), где рассказано об эгоизме и напористости «поэтессы», о её карьеризме, о её взрывном характере, не терпящем какой-либо критики в свой адрес.
4. И дело в том, что ещё В.Кожинов однажды произнёс о Рубцове: «Погиб от рук женщины, которую собирался назвать своей женой». (На похоронах Рубцова он же не был). И фраза стала кочевать по книгам и статьям о Рубцове, хотя Дербину разоблачили в публикациях вологодские писатели Виктор Коротаев, В.И.Белов, А.Романов, пропагандистка Н.Старичкова по книге «Наедине с Рубцовым», и особенно вологжанин М.В. Суров монографиями-публикациями материалов судебного дела (2006, 2011).
5. Печально, что и белорусский поэт Анатолий Аврутин не знает обстоятельств жизни и гибели Н.М.Рубцова. Да и наши руководители Союза писателей России не находят времени для знаний о Рубцове. И не дают мне, например, возможности для публичных выступлений, да и нет в СПР мероприятий по теме Рубцова.
Достаточно сказать, что в прошлом (2018) году при встрече на просьбу об информ. помощи председатель Иванов мне сказал: «Несите свой крест.» А он несёт свой по России (здесь на сайте «ЛР» я уже писал об этом).
6. Чтобы снять любую демагогию, сообщаю, что у меня нет никаких претензий к Магомеду Ахмедову (ему не рассказали, видимо, правды ни в Вологде, ни в Москве). Более того в моей книге «Методика оценки народности поэзии» (2014) есть ссылка на его статью «Всяк сущий в ней язык…» (ЛГ, № 26, 2014) и фрагмент из неё о поэзии и филологии.
Прошу опубликовать.
Опубликовано на сайте «Литературной России».

P.S.   На сайте «росписатель» Союза писателей России обнаружил публикацию этой подборки Магомеда Ахмедова от 17.12.2019.г.
   Уровень перевода подборки стихотворений М.Ахмедова оценен достаточно высоко комментаторами на сайте «росписатель». С этим я согласен. Дело в другом — в  публикации и содержании стихотворения «Николай Рубцов».
    В комментариях от 18 декабря 2019 г. Геннадий Иванов  пишет, как   «блистательно перевёл» А.Аврутин стихи автора и Александр Бобров от 21.12.2019 оценивает «благотвореное содружество» автора  и переводчика. Между тем ни Г. В. Иванов, ни поэт А.Бобров не выразили хотя бы сожаление и не дали опровержение  по поводу явной оплошности, в первую очередь, переводчика, белорусского поэта и литературоведа  А.Аврутина в связи с опубликованным фрагментом
«... Любимая только способна поэта убить…
Ты просто любил… А любимая просто убила…».
     Поэт  Н. М. Рубцов был не просто убит, а рестерзан убийцей, о чём опубликовано в монографиях — судебного  дела, изданного вологжаниным М. В. Суровым в 2006 и 2011 г.г.) и в книгах Ю.Кириенко-Малюгина «Тайна гибели Николая Рубцова (2004 г — 2-е издание, 2009 г. - 3-е  издание). Об этих книгах известно Г.В.Иванову в Союзе писателей России и А.Боброву, на статью которого я давал опровержение в 2016 году и привёл списки вышеупомянутых книг.
   И ещё один вопрос: почему Н.Дорошенко, как администратор сайта «росписатель» не предупредил публикацию этого стихотворения? Ведь Дорошенко хорошо знает творчество Рубцова (выпускал в 2006 году собрание сочинений — однотомник  Н.М.Рубцова). Напомню: в 2004 году зам. Редактора «РП» Лукин и  гл. редактор Дорошенко блокировали мою статью «Тютчев и Рубцов» (статья уже была напечатана в сигнальном экземпляре газеты «Российский писатель»). После этого прекратились лит. контакты со мной. Статья опубликована на сайте «Звезда полей».

Кириенко-Малюгин. Программа памяти Н.М.Рубцова в Доме Гоголя

Литературно-музыкальная программа памяти народного поэта Н.М.Рубцова состоялась 17 октября 2018 г. в «Доме Гоголя» в Москве. На демонстрационном экране в конференц-зале  методист «Дома Гоголя», член Союза писателей РФ Елена Митарчук  представила фотоальбом памятных мест, связанных с творчеством Н.М.Рубцова. Юрий Кириенко-Малюгин представил фотоальбомы «По дорогам Рубцова» духовной Родины Поэта - села Никольское Тотемского района, Тотьмы, Кирилло-Белозерского монастыря, с. Волокославинское Вологодской области; сделал сообщения о взаимосвязи мистических и православных мировоззрений Гоголя и Рубцова на основе опубликованных авторских статей, которые приведены ниже. В программе выступил также член Союза писателей РФ Владимир Андреев, который сделал сообщение о встречах с Н.М.Рубцовым в Литературном институте. 

Кириенко-Малюгин. Стихи периода перестройки (из архива 1987-1991). Блок № 1.

Сеанс одновременной игры
 
Клуб в работе без заминок,
Гросс зовёт на поединок.
Прячет в физию усмешку:
Чую видит во мне пешку.
 
Гросс плюс мейстер – не дурак.
Но и я играть мастак.
Признан был без лишних слов
Чемпион средь дураков.
 
Разыграли мы начало.
Сто чертей его б качало!
Пешки жрёт, как супостат,
Жаден, видно, этот хват.
 
Любит он дебют испанский
Ну а я – старославянский.
Если гляну изподлобья,
Так заказывай надгробья.
 
Поединок будет жарок.
Я, кончено, не подарок.
Стоит мне чуть разозлиться,
До победы буду биться.
 
Надоели очень штили,
Если это миттельшпили.
Лезу к Гроссу в середину.
Он напрасно корчит мину.
 
Пусть обыгрывал он Таля.
Мы таких, как он, мотали.
Лично я, как друг полей,
Бил тузов и королей.
 
Сунул Гроссу я ферзя,
Подавился бы зазря!
Да, хватает всё подряд,
Как завзятый супостат!
 
Потому плевать на дуру,
Сунул в пасть ещё фигуру.
Жму, ну как индийский слон,
Я на вражий бастион.
 
Позабыв беду-кручину,
Жертвую ещё конину.
Действую, ну как Суворов.
Покажу я русский норов.
 
Шепчут мне друзья: цугцванг!
Уважаю  Гроссов ранг!   
Я б налил Гроссу бадью,
А пока дарю  ладью.
 
Мне не жалко: всё отдам.
Надо отворю Сезам!
Гросс бы понял, лоб сверля:
Отдаю – не для себя.
 
Наступил тут вроде штиль,
Я загнал его в эндшпиль.
Делаю из ничего потешку:
Рвусь в ферзи последней пешкой.
 
Шёпот слышу: Ну, как Рети!
Тот в ферзи, наверно, метил.
Тут друзья кричат: Ничья!
Гросс признал: она моя!
 
   Март 1987 г.
 
 
              Теннис
 
Мой друг-соперник в «Адидасе»
От тапочек до кепочки в фирме.
По барахлу он в высшем классе.
Посмотрим: А каков в игре?
 
Вот развернувшись так картинно,
Послал он слева мяч в разрез.
С ракеткой фирмы «Украина»,
Бросаюсь я наперерез.
 
Мой спурт на мяч неукротим,
Летят подмётки ради страсти.
Ответ, как смех, неотвратим
И рвётся публика на части.
 
Соперник подаёт кручёнку
И мячик плющится в полёте.
Не каждый знает эту «пшёнку»
Беру обычно на излёте.
 
К мячу подход предельно важен,
Я в плоть и кровь наказ впитал,
Колени гни согласно стажа,
Как Белиц-Гейман указал.
 
Соперник, кажется, в ударе
И видно гибок, словно плеть.
Какой бы получился парень
Когда б морально пододеть!
 
По правилам Уимблдона
Для теннисных серьёзных дам,
Держусь я чопорного тона,
Чтоб имидж мой не пострадал.
 
Игра. Кричит сосед соседу,
Что теннис я не понимаю.
А я забыв себя по сету
Для той задумчивой играю.
 
Она сидит, едва не дышит,
С надеждой кроссы провожая.
А я соперника не вижу,
Не мяч, себя здесь укрощая.
 
Я – не игрок, я развлекаю.
Ведь с жиру лучше попотеть.
Я в цель как в глупость попадаю,
Мне стоит только захотеть.
 
Ах, братцы, мудрость поумерьте!
Не то  окажетесь в добре.
Возьмите мяч, себя проверьте.
И вы проявитесь в игре!
 
                          Июнь 1987 г.
 
Ну погоди!  (интерпретация)
 
Беготня царит в экране.
Волк за зайцем. А за что?
Стар и млад сидят в тумане
И в вопросе: кто есть кто?
 
То ли заяц – волнодумец,
Коли жизнь не дорога.
То ли волк в бегах безумец,
Знать наставили рога.
 
Кто кого сегодня съест?
Разобраться очень надо.
Может быть в один присест
Иль растянут для услада.
 
Волк, конечно, хищный зверь,
Рыщет зайца по округе,
Ломится в любую дверь,
Словно на ночлег к подруге.
 
Волк в борьбе за дело мести
Исстрадался, стал шальной.
Зайца захватить на месте
Он готов любой ценой.
 
Есть у зайца, видно, связи.
Ведь не больно он хитёр, 
Если в тупики залазит,
Как ведущий режиссёр.
 
А захочет – извернётся,
Зайцу ведь не привыкать.
Волк, конечно, не дождётся
Друга лапай приласкать.
 
Видно, заяц весь в делах,
Положительный, конечно,
Жизнь волчачью с передряг
Превратил он в ад кромешный.
 
В этом мире увлечений,
Все в погоне: кто за кем.
Жить совсем без приключений
 – Можно. Но ответь: Зачем?        
 
                            Февраль 1987
 
             Наука
 
Непонятная есть штука –
Обзывается наука.
Прут в неё со всех сторон,
Кто – дурак, а –  кто умён.
 
Вот  работает локтями,
Финиш рвёт почти зубами,
Врач с лохматою рукой  –
Всех сведёт на упокой.
 
Изучает метастазу
Упрощённо, как заразу.
Влепит кой-куда укол
И кладёт под нож на стол.
 
В книгах утонул, как в море
По прозванию – историк.
Весь кудрявый и начитан,
Самомнением пропитан.
 
Он открыл блатные тем:
В чём значенье Мельпомены?
Ищет в темах связь времён
И к зарплате прёт.  Умён.
 
Путь всегда извилист, долог,
По нему бредёт зоолог.
Вдруг открытье сделал он:
Бегемот – это не слон.
 
Взял скрестил ворону с ёлкой,
Получил в бумагах тёлку.
Обалдел, как говорят.
В вузах он дурит ребят.
 
Агроном, чтоб дать привес
Из дерьма сделал замес.
Пичкал тёлок до упаду,
Обомлел: откуда падаль?
 
Аспирант затеял склоку,
Не искал, нашёл мороку.
Не признал шефа учёным,
Теперь кофе пьёт толчёным.
 
Нужен ли эксперимент,
Если в нём интеллигент,
Метит прямо в доктора
С тёмной ночи до утра?
 
Лучше бы с утра до ночи
В кабаках Ялты иль Сочи,
Душу ублажал свою
И исследовал меню.
 
Нам твердят – ученье свет,
Коль в карманах нет монет.
Вот такая кутерьма,
Если неучёных тьма.
 
            Март 1987 г.
 
    Надежда
 
Белый парус над кормою,
Мыс надежды по пути.
Волны пусть со мною спорят,
До тебя хочу дойти.
 
Вздыбил ветер вал девятый,
Гонит мне наперерез.
Эх, держись! Христос распятый
Сперва умер. Но воскрес!
 
Небо щупальца раскинув,
Ждёт в объятия свои.
Не дождётся. Если сгину,
То в постели у жены.
 
Парус белый шторм бросает
На скалу, что по пути.
Он, чудак, ещё не знает – 
Глупость можно обойти.
 
Белый парус над кормою.
Мыс надежды – путь  к Судьбе.
Волны этот спор проспорят,
Если я лечу к тебе!
 
                           Май 1989 г.
 
      Каждому своё?
 
Пот гнал товарищ мой с лица,
Вгрызался в почву и пыхтел,
Достиг исканий векового мудреца,
Когда лопатой на природе овладел.
 
Мне близок был из нашей рати
Второй: в заботах не жалел нутра.
Он награждён был местной братией
Бутылкой жигулёвского с утра.
 
Среди людей страдал трудяга-сват,
Вершитель главных дел порой.
Четырёхкратный стал лауреат
И пятикратный для жены герой.
 
Мир на виду и часто странен,
Откладывая почесть на потом.
Надолго оставался безымянен,
Кто пирамиду подпирал хребтом.
 
Дурачить можно дочек и юнцов:
Мол, всем нужна блатная милость!
А мы надеемся, в конце концов,  –
Восторжествует Справедливость?
 
                                          Июль 1987 г.
 
       Размышления
 
Гуляли мы в весёлых лабиринтах,
Себя, друзей и недругов пленяли.
И в стайерских забегах или спринтах
Нас ждали, ждали  брошенные дали.
 
Нам мостовые речки заменяли,
И берегом казались тротуары.
А фонари  судьбу нам освещали, 
Когда мы грезили, слетаясь в пары.
 
Казалось, соловьи с экранов пели.
Машины вслед коровами мычали.
Вертелись мы на глупой карусели,
Чтоб в кольца закрутить свои печали.
 
Нас ждут в деревнях матери-старушки,
Для нас лучины в душах зажигая,
И плачут, плачут, хоронясь в подушки,
Что где-то жизнь гуляет молодая.
 
Терялись наши и чужие мненья,
И ветер странствий на дороги злился.
Мы из деревни вышли без сомненья,
И мы когда-нибудь в деревню возвратимся.
 
                                                Октябрь 1987 г.
 
               Истины
 
Русь, как никто, хватила лиха,
И кровью предков пропитала знамя.
Здесь пламя выдохнул Владимир Чивилихин,
Чтобы разжечь патриотизмом память. 
 
Смотрю на мир сквозь русское стекло.
Ценю, что русофобы грязью поливают.
Всем, тем считаю крупно повезло,
Которые себя подхалимажем не марают.
 
Клянусь, я не озлоблен, справедлив!
Я никого под пресс идей не подминаю.
Средь зарубежных сексуальных див
Я от телячьего восторга не страдаю. 
 
Я победить хочу неверие, тоску,
Хоть мысль и недомыслие встречает.
Я понимаю, что красавицу Москву
Встряхнуть фольклором очень не мешает.
 
Вы оглянитесь и остановитесь
В текучке дней и трескотне годков,
Мы столько потеряли на одном граните,
Рубя сласловия на радость дураков.
 
Чтоб оценить народ, пойми ничтожеств.
Для покаяния и чуда  пролегли года,
Мне лично истина теперь дороже:
Пусть лучше поздно, чем народу никогда.
 
                                                            Июнь 1987
 
     Я не люблю….
 
Я не люблю дурацких назиданий,
Прямолинейности восторженных невежд.
Мы слишком много вынесли страданий
И ждём реальности своих надежд.
 
Я не приемлю тайных обвинений,
Что нам готовят в страхе русофобы.
Пытаясь разломать  в потоке мнений 
Народный сплав высокой пробы.
 
Я отрицаю право нигилистов
Чернить истоки древние мои,
Где предки с гиканьем, разбойным свистом
Врагов уничтожали, как могли.
 
Я не хочу под грохот канонады
Писать для вас волшебные стихи,
И получать какие-то награды,
От тех, на ком лежат грехи.
 
Я признаю такое в мире право,
Которое клеймит насилие и ложь.
И в культ возводит детские забавы,
В которых Родину всегда найдешь.
 
                                                   1988 г.

Кириенко-Малюгин. Стихи периода перестройки (из архива 1987-1991). Блок № 2.

Троице-Сергиевская лавра         
 
Мы видим стены крепостные
В веках мятежной суеты.
За ними шлемы боевые,
В руках зажатые кресты.
 
Здесь преподобный Радонежский
Князей на битву освятил.
Люд православный, небезгрешный 
На смерть и подвиг вдохновил.
 
Сражались предки в лихолетье
Походов Польши и Литвы.
Стояли насмерть на столетья,
Чтобы сберечь детей Москвы.
 
В низинах плавают туманы,
Сверкают в далях города.
Рисуют  ангелы фонтаны,
Картины счастья на года.
 
Плывёт Любовь в небесной сини.
Мы вместе, родина-Россия. 
 
 
        Ты подожди
 
Я долго ждал, когда настанет утро,
И речка счастьем заблестит вдали.
Я радуюсь российским перламутрам –
Что образ твой желанный принесли.
 
Ты подожди, я прилечу к рассвету
Любви, надежды, новых встреч с тобой,
И принесу российские заветы
От наших трав, завещанных судьбой.
 
Пускай враги злословят, как им надо,
А я хочу тебе ещё сказать,
Что вижу я твою улыбку рядом,
А незабудки встретим мы опять.
 
Ты не спеши искать себя в печали
И говорить:  –  Виновен человек.
Я прилечу, чтоб наши души стали,
Обвенчанными Родиной навек.
 
Май 1989 г.
 
 
     Каждому своё?                                      
 
Пот гнал товарищ мой с лица,
Вгрызался в почву и пыхтел,
Достиг исканий векового мудреца,
Когда лопатой на природе овладел.
 
Мне близок был из нашей рати
Второй: в заботах не жалел нутра.
Он награждён был местной братией
Бутылкой жигулёвского  с  утра.
 
Среди людей страдал трудяга-сват,
Вершитель главных дел порой.
Четырёхкратный стал лауреат
И пятикратный для жены герой.
 
Мир на виду и часто странен,
Откладывая почесть на потом.
Надолго оставался безымянен,
Кто пирамиду подпирал хребтом.
 
Дурачить можно дочек и юнцов:
Мол, всем нужна блатная милость!
А мы надеемся, в конце концов,  –
Восторжествует Справедливость?
 
                                     Июль 1987
 
        Коты и кошки                   
 
Лоснится жиром старый Кот.
Весь в думах и трудах создатель.
Серьёзен, важен, хвост не гнёт.
Недаром кличут Председатель.
 
Под боком слева, жмуря глаз,
Блаженствует подруга Милка.
Стройны в ней бёдра, также таз,
На кошечек глядит с ухмылкой.
 
А сбоку справа, вся от страсти,
К прыжку готовится Загвоздка.
Нацелена на пришлых часто,
Не уследишь. Всё ж вертихвостка.
 
Напротив ждёт кусочек счастья
И точит когти наш Студент.
Опасен будет в одночасье,
Растёт серьёзный конкурент.
 
Там, притаившись на заборе,
Занял позицию Подлец.
На радость глупым, всем на горе.
Шустёр, когда проспишь… Стервец.
 
Сражаться хочет, выгнул спину,
Изобразил из корпуса вопрос,
Звать Дурачком, а ищет половину.
Получит по ушам молокосос.
 
Ещё один, по кличке Неумытый,
Смотрите, кипятится весь!
На драку просится от жизни сытой,
Из недоумка выбьют спесь!
 
А с Муркой что-то не порядке .
Мяучит часто по ночам,
Потом завоет для разрядки.
Страдает что ль по кирпичам.
 
Из подворотни все облезлые
Глядят соседские коты.
Увещевать их бесполезно.
Одно название – скоты.
 
Нет, с этой публикой непросто
Лежать в тени, следя за веком.
Жрёт, чёрт возьми, элитная короста.
Стать, что ли, лучше человеком?
 
                                         Июнь 1987
 
  Про букву  «Ё»          
 
Мне за словом лезть в словарь?
И решать, где  «все» иль «всё»?
Сказал филолог Солозарь:
Мне наплевать на букву «Ё».
 
А славист известный Лёва,
То ль с Бобруйска иль откель,
Чтоб не мучить наше слово
Ёлку взял, сменил на ель.
 
Тут вся в горестях подруга,
«Моксель-ексель» стала ныть.
Я её довоспитаю: 
«ёксель-моксель» говорить.
 
А жена, что вытворяет!
Там, где «всё» она мне «все».
По квартире загоняю,
Коль на «Ё» мне будет  «Е».
 
А коллеги в коллективе
Букву «Ё» продать хотят.
Задарма, что ль, всех споили,
Коль «едрено» говорят.
 
В «Е» вселили сатану,
Хочешь верь, хочешь не верь.
Русофобу я  скажу:
«Страсть ломать «Ё» поумерь!»
 
Вижу я врагов по жесту,
Их морально изваляю.
Я теперь к любому месту
«Ё» упорно применяю.
 
                      Март 1987 г.
 
 
Посещение эстрады в 1988 году              
 
Эстраду нашу прямо обожаю.
Там, что ни день – сплошные чудеса.
Один  орёт, как будто тут  пивная.
Дурёха по повадкам – ну, лиса!
 
Вот та за песню три манто сменила
И шапок штук наверно пять.
Какая-то нечистая, знать, сила
Умеет раздевать и одевать.
 
И хорошо, что дяденька Леонтьев
Нас научил, как бёдрами вилять.
А баритон по виду  Пилат Понтий,
Учил народ как надо подпевать.
 
Такая вот эстрадная картина.
Редактор здесь как форменная стать.
А мой приятель, по прозванию Дубина,
Всех начал матюгами посылать.
 
                                                        1988 г. 
 
Телефонная любовь       
 
Алло! Алло! Пушистый, котик!
У телефона Мурка. Это я!
Открой скорей пошире ротик:
Мне, кажется, я больше не твоя.
 
Мы намурлыкаться успели.
Ты громко, ну и я была не тише.
Сегодня я уже при деле.
Ждут три кота меня на крыше.
 
Что говоришь? Не очень слышно.
Что со вчерашнего серьёзно утомлён?
Тогда сегодня ненавижу.
Да для тебя это не сон.
 
Вчера немного ободрали?
Ну, это право же пустяк!
После гастролей в тёмном зале
Ты отлежишься, мой чудак.
 
Кончаю милую беседу.
Я тут запуталась в шнурах.
Коль прилетишь после обеда,
Приму тебя при фонарях.
 
Алло! Алло! Опять прервали.
Международный? Два нуля!
Прощай,  меня едва не разорвали. 
Рядом  коты – три короля.
 
1987 г
 
 
Встреча с чертями       
 
Что за черти, что за черти
Крутят всё наоборот?
Вы, ребятушки, поверьте:
Это грамотный народ!
 
Первый чёрт мне строит глазки,
Хитро вкривь другой ведёт.
Третий ублажает лаской,
А четвёртый  ложь поёт.
 
Находясь, как будто, с краю,
Я попал в сплошной дурман.
Потихоньку подпеваю:
Видно, по-чертовски пьян!
 
Что за глупость, наважденье?
Чёрт приносит благодать?
Для решения сомненья
Стал я в чёртиков играть!
 
Чёрт играет, я играю.
Он мне – нолик, а я – крест!
Он мне: Вас я уважаю.
Я ему в ответ протест.
 
Как не просто разобраться:
Кто из нас последним прав?
Стали мы опять играться:
Он мне гонор, а я – нрав.
 
Мы играемся, ребята!
Чёрт как чёрт, а я горю.
Люди жаждут результата:
Первым быть кому в раю?!
 
                   Декабрь 1987 г.
 
 
Перед телевизором                                   
 
Сел я дома. В тот же вечер
«Телеящик» оценил.
Среди «звёзд» тебя отметил – 
Спасу нет и нету сил.
 
Я смотрю, ты в новом платье.
А потом, как будто, без,
Я готов, созрел – ну хватит,
Чуть на стенку не полез.
 
Вижу я ты с микрофоном
И в объятьях с чудаком.
Я тогда с любовным стоном
Бью по крышке кулаком.
 
Это кто подходит сбоку?
Неужели режиссёр?!
Ты держись. Его уроки:
Всех раздеть и в свой шатёр.
 
Вот нырнула ты с досады
Прямо в синий океан.
Был бы я с тобою рядом
Следом кинулся в дурман.
 
Чтоб с тобою подравняться
Я ярлык наклеил «Ман».
Пусть враги теперь не злятся –   
Я готовый басурман.
 
Я из тысячи портретов
Полюбил лишь твой овал.
И теперь по всем приметам
На других я наплевал.
 
Чтоб с тобою повстречаться
В «ящик» прыгнуть я готов.
И на катере промчаться,
Млея рядом и без слов.
 
Как мне кажется, ты можешь,
Бросить «ящик». Ох,  хотел!
Будешь для меня дороже,
Как жена здесь на тахте.  
Декабрь 1987 г. 
 
 
Берегите мужчин!
 
Посвящается создателям фильма «Интердевочка»   
 
Во дворе у нас , ребята,
Мужики, ведь, были хваты.
Если, кто с пути сбивался – 
Знал тогда: везде позор.
Все сплошные активисты,
Половина – гитаристы,
Ликвидировать заразу
Лезли всем наперекор.
 
В домино пока играли
Бюрократики не спали,
Инструктивными флажками
Обложили чудаков.
Оказалось: то – не можно,
Ну а это в корне ложно,
Если – «Да!», то осторожно.
Верь, не верь, без дураков.
 
И пошли тут нарушенья
То у Пети, то у Жени,
То у Васи, то у Кости,
То у ряда простаков.
Во дворе возникли споры,
И пока шли разговоры,
Мамы, дочки удивились – 
Не хватает мужиков.
 
И к гостинице столичной 
Побрели девицы лично,
Без оглядки и утайки
На интимные дела.
И без всякого надзора,
Без шумихи и позора
У толпы зевак приличных
Совесть сбоку залегла.
 
Прилетели иностранцы,
Видят: их поднялись шансы,
Как узнали в нашем доме
Лишних девок – пруд пруди?
И пошла у них забота
Загрести не просто что-то,
А словить такую кралю,
Чтоб как орден на груди.
 
Тут кричат одни: «Проспали,
А другие – то детали,
Если девки потеряли
Предпоследнюю мораль».
А милиция страдает
И юстиция не знает
Оценить какой статьёю
Прости-уточную шваль.
 
Часть общественного мненья – 
Показало обсужденье:
Это результат эпохи – 
Что захочешь, то возьмёшь!
Это диско-брейк-культура,
Это с USA – натура.
Но решили: «Секс-культурой» 
Просветить всю  молодёжь.
 
У истоков этой темы
Был большой разбор проблемы.
Обсуждали очень долго:
Ждать откуда грянет гром?
И теперь стоит задача:
Мужиков спасать. Иначе
Могут женщины дать сдачи: 
Учинить в Цека погром.
 
Январь 1988 г.
 
 
 
      Такие танцы                  
 
В курятнике опять переполох,
Стащили кур куда-то иностранцы.
И неоткуда-то – опять подвох,
А с наших русско-зарубежных танцев.
 
А дело было поздно вечерком,
Вдруг налетели сбоку индюки.
И те, кто с этой публикой знаком
Считают их нельзя на шашлыки.
 
Пока плясали брейки петушки,
А курочки хвостами всё крутили,
Самых красивых хвать за гребешки
Те индюки – и поминай, как были.
 
Все говорят опять проспал Петух.
Скажите всё же, чем он виноватый,
Поскольку  обнаружил вдруг,
Что он и братья ходят без зарплаты.         
 
Петух,  попробуй подкатись к индюшке!
Она тебя не пустит за версту.
Или пошлёт гулять к дуре-кукушке,
Такой противной в размалёванном кусту.
 
После таких наивных приключений
Теперь в курятнике гуляет горе-горе.
А в петушках рождается сомненье:
Что делать при такой дыре в заборе?
 
                                    декабрь  1991 г.
 
Песня девушки                                 
 
Серебром играется
Под пригорком пруд.
Вечер приближается,
Иволги поют.
 
Месяц в речку катится,
Пишет в пойме след.
Счастье где-то прячется,
Милого всё нет.
 
Где в краях нехоженых
Он упал в траву?
Голос в небо брошенный
Полетел в молву.
 
Прилетел на Родину,
Зазвенел в саду,
И в кустах смородины
Скрылся в тишину.
 
Тишина раздвинется,
Зазвенит струна.
Песня в небо кинется,
Полетит молва.
 
Песня в даль врывается,
Силу вновь даёт.
Друг пусть возвращается,
Родина зовёт.
 
Декабрь 1988 г.
 
               В саду                                       
 
Как будто по волнам цветений
Плыву сейчас в любимый сад.
Где ждут  каких-либо  прозрений 
Мои друзья, лаская взгляд.
 
Я обнимаю куст сирени,
Вдыхаю шалый аромат,
Хочу отдать от пробуждений 
Себя во власть стихий… И рад
 
Безумству, новизне исканий,
Весельям беззаботных лет,
Сомнениям мечты на грани
Падений и подъёма в Свет.
 
Ловлю желанную прохладу
По закоулкам в зеленях.
Спешу к знакомому наряду
Кудесниц-яблоней в ветвях.
 
И проясняется в мученьях
Души бегущей в красоте,                
Как жить  после  любых сомнений,
Что зарождались в суете.
 
Декабрь 1987 г.              
 
Размышления эпохи перестройки                   
 
Вот говорят в народе:
Умных мало.
Мне побороться 
С этим довелось.
Ведь всё, что падало к нам 
С пьедестала,
То подбирать,
Товарищи, пришлось.
 
Кому-то, может быть,
До слёз обидно:
Всё потерял
И больше не имел.
А мне отсюда снизу
Точно видно:
Благам и дефициту
Есть предел.
 
В очередях 
С людьми договорились,
Что в планах 
У Госплана перекос.
Они там с ног,
С прицела,
С нюха сбылись,
Когда объём труда
Склад перерос.
 
У нас возникла 
Стройная система,
Где крайнего
Средь умных не найти.
И потому
Открыта будет тема:
Как пик товаров
Крышей обнести.
 
Мудрили кандидаты до упаду.
Но вот чудак
Про небоскрёб изрёк,
Что, может,
Строить по другому  надо:
Тот небоскрёб – 
И вдоль, и поперёк.
 
Ну, мы решали 
И похлеще темы,
Когда отсутствовал
Родной стандарт.
И ускорителям тупой проблемы
Давали сзади
Скипидаром старт.
 
Проснулся я 
Как после долгой спячки.
Смотрю:
Здесь без меня не обойтись!
Давайте, скажем, братцы,
Без горячки:
Эй, перестройщик,
Дурью поделись!
 
Декабрь 1988 г.
 
  Ну, сколько ждать!                                          
 
Я  жду от Вас короткого письма,
Что Вы ещё воспоминаньем живы,
Что не болит от счастья голова
Иль ждут на службе вскоре перспективы?
 
Что Вы храните сильный интерес
К общенью с верным до нельзя поэтом,
И сбросили восторженную спесь,
Навешенную дядями с приветом.
 
Я жду от Вас надёжные слова,
Что Вы прозрели от любых ошибок,
От мишуры освободилась голова,
И можете прислать букет улыбок.
 
Что не таитесь в разукрашенной квартире
И не придумали для лени оправданья,
Что Вы распутали проблемы в мире,
И разобрались, в чём Ваши желанья.
 
Я жду от Вас красивого совета:
Зачем нам днями о любви молчать, 
Искать в пленэрах милого ответа,
Где всяких радостей ни дать, ни взять,
 
Мне говорят: пора прибиться к месту
И разорвать обманчивую даль,
Поймать за хвост реальную невесту,
А Вам принять по Кодексу  мораль.
 
Сентябрь 1987г. 
 
На Белорусском вокзале                
 
Я выхожу на авансцену
Вокзала с грозною судьбой.
Я верю в путь и перемены,
Где жизнь борьба с самим собой.
 
Я распинаюсь в русском плаче 
Во имя женщин и детей.
Стихи читаю наудачу
И проверяю, что верней.
 
Бежать ли раньше паровоза
Иль в хвост пристроиться к нему,
Глотая дым, стирая слёзы,
Стремясь узнать: Что? Почему?
 
Мне сесть в купе в томящей неге?
Ждать, как проедем перегон?
Смотреть, как хитрые стратеги
Всех повезут в блатной   загон?
 
Зовут меня умерить страсти,
Обняться с яростным врагом,
Принять в дары кусочек власти
Совместно с лучшим пирогом.
 
Глядят в меня те пассажиры,
Что верят в правду без потех,
И ехать жаждут целым миром
Вперёд, на равных и для всех.
 
И я цепляюсь за подножку,
Последний пусть, но мой вагон.
Нельзя отдать дорожку-стёжку
И упустить наш перегон.
 
Летят вагоны словно повесть,
В которой каждый мчит вперёд.  
Перетрясём в пути всем совесть,
Чтоб каждый понял наш народ.
 
Чтоб каждый, вытирая слезы,
После утрат в родной стране
Бежал не раньше паровоза
И не остался в стороне.
 
                           Ноябрь 1987 г.

Книги Ю.Кириенко-Малюгин. Предупреждение от неразрешённого оцифрования авторских книг

В ноябре 2014 г. ко мне, как автору нескольких книг о жизни и творчестве Н.М.Рубцова, обратилась директор одной из библиотек с проектом Договора о разрешении на безвозмездное полнотекстовое оцифрование ряда моих книг с целью  дальнейшего размещения на сайте данной организации. Фактически речь идёт о передаче библиотеке безвозмездных прав на использование (то есть бесконтрольное оцифрование и публикацию текстов)  моих книг (то есть всего того творческого содержания, которое я годами создавал), которые я издавал на немалые  собственные финансовые средства. 
     Я предложил авторам обращения провести аннотации каждой из  авторских книг, прислать их мне для согласования, оцифровки и возможности  размещения на Веб-сайте организации по другому «Договору» (ряд аннотаций опубликованы ранее на сайте www.rubcow.ru.) 
    Копирование и цитирование из текста каждой моей книги допускается только при публикации статьи или другой информации каждым пользователем  и со ссылкой на меня, как автора, и книгу.
    Повесть-предупреждение «Есть Божий суд…» я выложил бесплатно в Интернете в  2012 г. только потому, чтобы во время разоблачить пропаганду и планы сексуального  извращения молодёжи в России.  
    В случае неразрешённого полнотекстового оцифрования авторских книг Кириенко Юрия Ивановича (литературный псевдоним – Юрий Кириенко-Малюгин) со стороны посторонних лиц и организаций последние будут привлечены к судебной ответственности в соответствии с законодательством РФ о защите авторских прав.
      Председатель Правления, к.т.н., член Союза писателей РФ и Российского авторского общества                                               Ю.И.Кириенко    14.11.2014 г.

Книги Юрия Кириенко-Малюгина

      В разделе «меню» сайта представлены книги Юрия Кириенко-Малюгина, в том числе монография о Рубцове, «Тайна гибели Николая Рубцова», «Поэзия. Истина. Рубцов», «Новая дорога к Рубцову», поэтические сборники «Белый куст сирени», «Наша встреча впереди», «Добрый вечер» и др. Заказ на приобретение по эл. почте  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ко дню Победы над фашистской Германией и её сателлитами

Юрий Кириенко-Малюгин.  Возвращение на Родину
 
Посвящается городам-героям и городам воинской славы России и СССР
 
В городах, в деревнях необъятной России
Наши братья и сёстры не сдавались врагу,
Шёл на танки с гранатой мальчишка красивый,
И молила сестричка: Я с тобой! Помогу!
 
Припев:
Ждал тебя город твой. По дороге опасной
Ты Свободу спасал. Ты судьбу испытал.
Возвращаться домой – нет дороги прекрасней,
О которой ночами ты в окопах мечтал.
 
По полям и лесам шли вперёд батальоны,
Брали с ходу плацдармы на крутом берегу.
А в родных городах раскрывались бутоны,
Журавли уносили грусть-печаль в синеву.
 
С автоматом в руках и с кинжалом в запасе,
По оврагам, пригоркам находили пути.
По команде «Вперёд!» танки мчались по трассе
И ломали завалы, чтобы город спасти.
 
Припев:
Ждал тебя город твой. По дороге опасной
Ты Свободу спасал. Ты судьбу испытал.
Возвращаться домой – нет дороги прекрасней,
О которой ночами ты в окопах мечтал.
 
                                           Апрель 2010 – май 2017
1. Песня представлена на сайте www.rubcow.ru  «Звезда полей», раздел «Музыкальная страница»
 
Песня – Свидетельство РАО № 25129 от 18 августа 2017 г.
Песня передана на конкурс гимна Городов воинской славы в мае 2017 г. Итоги конкурса не объявлены в декабре 2017 года.  Другой информации не имеется.
 
Города-герои:
1. Ленинград (Санкт-Петербург);  2. Сталинград (Волгоград); 3. Севастополь; 4. Одесса; 5. Москва; 6. Киев;  7.  Брест;  8. Керчь;  9.  Новороссийск;  10. Минск;  11. Тула; 12. Мурманск; 13. Смоленск.
 
Города воинской Славы: 
Белгород, Курск, Орёл, Владикавказ, Малгобек, Ржев, Ельня, Елец, Воронеж, Луга, Полярный, Ростов-на-Дону, Туапсе, Великие Луки, Великий Новгород, Дмитров, Вязьма, Кронштадт, Наро-Фоминск, Псков, Козельск, Архангельск, Волоколамск, Брянск, Нальчик, Выборг, Калач-на-Дону, Владивосток, Тихвин, Тверь, Анапа, Колпино, Старый Оскол, Ковров, Ломоносов, Петропавловск-Камчатский, Таганрог, Малоярославец, Можайск, Хабаровск, Старая Русса, Гатчина, Петрозаводск, Грозный, Феодосия.    
   Данные из интернета.
 
Константин Симонов (1915 – 1975).  Митинг в Канаде 
 
Я вышел на трибуну, в зал, 
Мне зал напоминал войну, 
А тишина – ту  тишину, 
Что обрывает первый залп. 
Мы были предупреждены 
О том, что первых три ряда 
Нас освистать пришли сюда 
В знак объявленья нам войны. 
Я вышел и увидел их, 
Их в трёх рядах, их в двух шагах, 
Их – злобных, сытых, молодых, 
В плащах, со жвачками в зубах, 
В карман – рука, зубов оскал, 
Подошвы – на  ногу нога... 
Так вот оно, лицо врага! 
А сзади только чёрный зал, 
И я не вижу лиц друзей, 
Хотя они, наверно, есть, 
Хотя они, наверно, здесь. 
Но их ряды – там, где темней, 
Наверно там, наверно так, 
Но пусть хоть их глаза горят, 
Чтоб я их видел, как маяк! 
За третьим рядом полный мрак, 
В лицо мне курит первый ряд. 
Почувствовав почти ожог, 
Шагнув, я начинаю речь. 
Её начало – как  прыжок 
В атаку, чтоб уже не лечь: 
–  Россия, Сталин, Сталинград! – 
Три первые ряда молчат. 
Но где-то сзади лёгкий шум, 
И, прежде чем пришло на ум, 
Через молчащие ряды, 
Вдруг, как обвал, как вал воды, 
Как сдвинувшаяся гора, 
Навстречу рушится 'ура'! 
Уж за полночь, и далеко, 
А митинг всё ещё идёт, 
И зал встаёт, и зал поёт, 
И в зале дышится легко. 
А первых три ряда молчат, 
Молчат, чтоб не было беды, 
Молчат, набравши в рот воды, 
Молчат – четвёртый  час подряд! 
................................. 
Но я конца не рассказал, 
А он простой: теперь, когда 
Войной грозят нам, я всегда 
Припоминаю этот зал. 
Зал! 
А не первых три ряда. 
                               1948 
 
Леонид Дербенёв (1931 -1995).  Живи, страна!
композитор Игорь Матета
 
Не было на свете ближе и милей,
Не было прекрасней Родины моей.
Вечная, святая, добрая страна,
Ты не знала, что придут такие времена.
 
Была страна, необъятная моя Россия.
Была страна, где встречала с мамой я рассвет.
Была страна, где влюблялась я под небом синим.
Была страна, а теперь мне говорят, что нет.
 
Так же входит утро в наши города,
И большое солнце светит нам всегда.
И людей всё так же улицы полны.
Что ж вы лжёте, будто нету у меня страны.
 
Живёт страна, необъятная моя Россия.
Живёт страна, где встречала с мамой я рассвет.
Живёт страна, где влюблялась я под небом синим.
Живёт страна, мне обратно говорят, что нет.
 
Нам того, что было, зачеркнуть нельзя,
Чтоб ни говорили новые князья.
Будет жить на свете вечная страна.
Что ни делай, никуда не денется она.
 
Живи, страна – необъятная  моя Россия!
Живи, страна, где встречала с мамой я рассвет.
Живи, страна, где влюблялась я под небом синим.
Живи, страна, и не слушай тех, кто скажет: Нет!
                                                                    1994 г.
Песню  впервые исполнила  Маша Распутина и  затем Иосиф Кобзон (текст был скорректирован под мужское исполнение).
 

Ко дню Победы над фашистской Германией и её союзниками

Суворовский марш
 
Вновь бьют барабаны
Суворовский марш.
Идут эскадроны,
И нервы, как струны.
Эй, голову выше,
Российский гусар!
Ты – слава Отчизны,
Любимец Фортуны!
 
Красавицы наши
На звуки фанфар
Бросают гвоздики
Под гордые шпоры.
Эй, голову выше,
Российский гусар!
Здесь русские песни,
Здесь наши просторы!
 
Русь Древняя! Киев!
Наш Минск! Краснодар!
Вы звали не званных
За хитрость к барьеру.
Эй, голову выше,
Российский гусар!
Ты снова в ответе
За древнюю веру!
 
За песню «Суворовский марш»  литмузстудия  «Родник» в составе Ю.Кириенко-Малюгина, Вл. Киреенкова и Э.Любенко отмечена дипломом Первого фестиваля православно-патриотической песни в Сергиевом Посаде в 2005 году в связи с        625-летием победы в Куликовской битве.  
 

Компакт-диски песен на стихи Н.Рубцова, С.Есенина, авторов НКО «Рубцовский творческий союз» и записи вечеров-концертов

 

Автор музыки и исполнитель

 Наименование диска

 Цена
1 экз. руб.

Цена пересылки
руб. 

Кириенко-Малюгин 

«Может быть, я смогу возвратиться», 10 аранжированных песен на стихи Николая Рубцова, 2006

 300

 60 -150 (зависит от адресата)

 Кириенко-Малюгин

 «Тихая моя родина», 23 песни на стихи Николая Рубцова (гитара), 2005

 300

 60 -150(зависит от адресата)

 Кириенко-Малюгин

«Звезда полей», 23 песни на стихи Николая Рубцова (гитара), 2006

 300

 60 -150(зависит от адресата)

 Кириенко-Малюгин

«Скажите, знаете ли Вы…», 23 песни на стихи Николая Рубцова (гитара), 2006

 300

 60 -150 (зависит от адресата)

 Владислав Киреенков

«Возвращение», 15 песен на стихи Н.Рубцова, С.Есенина, А.Блока, Ю.Кириенко-Малюгина (гитара), 2005. 

 250

 60 -150(зависит от адресата)

Кириенко-Малюгин    

16 песен на стихи С.Есенина (гитара), 2007   

 300

 60 -150 (зависит от адресата)

Кириенко-Малюгин 

«Белый куст сирени», 20 песен на стихи Ю.Кириенко-Малюгина, (гитара) 2008.  

 300

 60 -150 (зависит от адресата)

Кириенко-Малюгин 

«Мой старый город», 20 песен на стихи Ю.Кириенко-Малюгина (гитара), 2008

 300

 60 -150 (зависит от адресата)

Изд. НО «Рубцовский творческий союз».

Интервью Ю.Кириенко-Малюгина телеканалу «Доверие», Москва, 2010

 250

 60 -150(зависит от адресата)

Изд. НО «Рубцовский творческий союз»         

Вечер-концерт «Звезда полей» в ЦДРИ (Центральный дом работников искусств, М.) 2011  

 300

 60 -150 (зависит от адресата)

Изд. НО «Рубцовский творческий союз»         

. «Добрый вечер», 18 песен на стихи Н.Рубцова, С.Есенина, Ю.Кириенко-Малюгина, ЛМС «Родник» (гитара), 2013. 

 250

 60 -150 (зависит от адресата)

Изд. НО «Рубцовский творческий союз»         

«Журавли», DVD-запись вечера в библиотеке им. Достоевского, ЛМС «Родник» (гитара), 2013

 250

 60 -150 (зависит от адресата)

Изд. НО «Рубцовский творческий союз»         

Литературная карта «По дорогам Николая Рубцова» (регионы России), цветной баннер,  для подвески, размер 95см Х 140см, 2011г.

 5000

 100 -200 (зависит от адресата)


Заказ на почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Конкурс «Мастер» журнала «Москва» по роману «Мастер и Маргарита».

Журналом «Москва» проводится конкурс одного стихотворения, посвящённого 50-летию первой публикации романа М.Булгакова «Мастер и Маргарита». 
      Посетители сайта  могут проголосовать по 10-бальной системе (шкала от 1 до 10 баллов) за любое понравившееся стихотворение, но близкое общей философской направленности роману М.Булгакова. То есть за  любого автора, в том числе за куратора настоящего сайта Ю.Кириенко-Малюгина, представившего стихотворение:
 
Байка о происхождении человека
 
Что обезьяна – первый человек, 
Сказал когда-то Дарвин, усмехаясь.
И повторяет просвещённый век – 
Вот истина простая и хмельная. 
 
Кто не согласен, тот идеалист,
Тому придётся в жизни очень плохо.
Про это спели старый пессимист
И блажь эстрады – пришлая дурёха.
 
Так кто же от кого произошёл?
Согласен – сатана от обезьяны!
А сверху от Богов, кто к нам пришёл:
Рабы? Аристократы? Иль смутьяны?
 
Вопрос! Убийственный для всех вопрос!
Касается основ искомой Веры.
В умах создал он полный перекос,
И мучает народы новой эры.
 
Идут по жизни Добрый и злодей,
Для них играют весело фанфары.
И кто-то ищет на земле людей,
Гоняя чудаков по тротуарам.    
 
А по Москве  мюзиклы  для людей  
Пиарят  Воланды и  Бегемоты.
Гуляет Маргарита  без детей,      
Пока с бутылкой Мастер  беззаботный. 
 
Так кто ж из хаоса  создал  нам культ?
И кто завёл доверчивых в дурманы?
Инфаркт получишь иль инсульт!
Вдруг  скажут: – А Пилат – от обезьяны!
 

Конкурсы «Звезда полей» НО «Рубцовский творческий союз» в 2014 году

1. 6-й Международный конкурс поэзии «Звезда полей-2015» (по номинациям «Привет, Россия – Родина моя!», «Душа хранит», «Пора любви», «Морские перекрёстки» и «Стихи для детей») планируется провести с 1 сентября 2014 г. по 25 февраля 2015 г., условия участия будут опубликованы на сайте www.rubcow.ru «Звезда полей».
2. 14-й Всероссийский конкурс «Звезда полей» по номинациям «проза» (в рамках конференции «Рубцовские чтения), «песни на стихи Н.М.Рубцова», «искусство, живопись», «пропаганда творчества Н.М.Рубцова и духовно-народной поэзии» проводится c 01 ноября по 25 декабря 2014 года.
3. 10-ю Московскую научно-практическую конференцию «Рубцовские чтения – 2015» планируется провести в начале января 2015 года. Заявки на участие и файлы докладов присылать на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. c 01 ноября по 25 декабря 2014 года.
НО «Рубцовский творческий союз» предлагает баннеры 95 х 140 см, «Литературная карта «По дорогам Николая Рубцова» (4 тыс. руб./ шт). Запросы присылать на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.. (вид баннера смотрите в Интернете на поиск «Кириенко-Малюгин» в яндексе)

Критерии оценки народности поэзии (из книги Ю.Кириенко-Малюгина)

В книге Ю.Кириенко-Малюгина «Методика оценки и критерии народности поэзии» (НО «Рубцовский творческий союз», М., окт. 2014г.) содержится глава 8. Критерии оценки народности поэзии. Приведены обоснования для определения базовых критериев оценки уровня и народности поэзии. Отдельные критерии были ранее приведены в литературных работах, но не было представлено синтеза этих  критериев без учёта комплекса которых не может быть объективно оценено творчество конкретного поэта. Кроме того, отдельные критерии трактовались каждым литературоведом субьективно в силу своего мировоззрения, иногда оторванного от традиционного направления русской поэзии. Это почувствовал народный поэт Н.М.Рубцов.
   В ноябре 1964 г. Рубцов пишет А.Яшину: «Только я вот в чём убеждён, Александр Яковлевич (разрешите мне поделиться своим, может быть нелепым, убеждением): поэзия не от нас зависит, а мы зависим от неё. Не будь у человека старинных настроений, не будет у него в стихах и старинных слов, вернее, старинных поэтических форм. Главное, чтобы за любыми формами стояло подлинное настроение, переживание, которое, собственно, и создаёт, независимо от нас, форму. А значит, ещё главное – богатство переживаний, настроений (что опять не от нас зависит), дабы не было бедности, застоя интонаций, форм…»
   Ещё в  начале 1966 года поэт заметил опасность духовного и физического разрушения русской деревни (новая или свежая тема в то время), когда написал:    
 
Ах, город село таранит!
Ах, что-то пойдёт на слом!
Меня всё терзают грани
Меж городом и селом.
 
    В статье приведена полностью без специального редактирования «Глава 8. Критерии оценки народности поэзии» из авторской книги «Методика оценки и критерии народности поэзии» (НО «Рубцовский творческий союз», М., окт. 2014г.)
 
       Полный текст статьи «Критерии оценки народности поэзии (из книги Ю.Кириенко-Малюгина)» смотрите в разделе сайта  «Публикации Кириенко-Малюгина», подраздел «Литературные статьи».
 

Критерии поэзии и лауреаты Интернет конкурса Звезда полей 2016

      12 апреля 2016 г. в читальном зале имени Н.М.Рубцова колледжа № 20 (м. Щёлковская) состоится литературное мероприятие «Н.М.Рубцов и критерии поэзии». В программе: Тема 1. «Критерии поэзии и творчество Н.М.Рубцова». Дискуссия. Круглый стол. Тема 2. Выступления и награждение лауреатов Интернет-конкурс «Звезда полей» 2016. Ведущий – Юрий Кириенко-Малюгин, член Союза писателей России и Общества «Знание», авто книг о творчестве Н.М.Рубцова. Приглашаются лауреты конкурса. Заявку на участие в дискуссии с приложением литературных публикаций посылать до 09.04.2016  на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..  

Лада V. Одинцова. Могучая кучка в русско-советской литературе ХХ столетья

(Авторская редакция 2013 года, Москва) Фрагменты эссе.
 
1.
     Дудин делил советскую поэзию на географические зоны и предпочитал ленинградцев. Но он отдавал должное Московской Поэтической Школе, к которой принадлежали Юрий Кузнецов, Анатолий Передреев и отчасти попавший под её влияние воспитанный Ленинградом Николай Рубцов.
   – Эти трое русских поэтов, – пропел Дудин высоким, мягким тенором,  –  напоминают мне Могучую Кучку середины XIX-го столетья… Помните, существовала такая в композиторской среде? Балакирев возглавлял кружок русских композиторов-славянофилов. В его кружок входили Бородин, Мусоргский, Римский-Корсаков. Они продолжали русскую традицию Глинки и Даргомыжского, использовали национальный фольклор, создавали народные образы, развивали Славянскую Мифологию. Композиторская Могучая Кучка 19-го столетья была боевой группой русофилов, которая создала мировые шедевры…
     И вот настала пора, когда трёх лидеров Могучей Кучки русско-советской поэзии уже нет в живых: ни Рубцова, ни Передреева, умершего вслед за Николаем, ни Юрия Кузнецова. Да и я уж два десятилетия, как бросила поэтическое перо. Но память о нашей Могучей Кучке призывает меня написать то, чего не осилят другие, быть может, более обстоятельные мемуаристы…
 
2.
      В моем однотомнике «КАМЕРТОН» (Прага, 2011 г.) я вспоминала о каждом из троих творцов Поэтической Могучей Кучки: «Горделивый романтик Анатолий Передреев являлся такой же яркой личностью, как и Николай Рубцов и принадлежал к одному с ним поколению, причем Передреев как более волевая натура оказал в свое время влияние на Николая. Сходство характеров Рубцова и Передреева базировалось на обоюдном отвращении к притворству и фальши, на детской чистоте души каждого, искренности и доверчивости. Как и Рубцов, поэт Передреев тоже был старше меня на полтора десятка лет, хотя Передреев держался эдаким рубахою-парнем, обходился с людьми по-братски тепло и уважительно. Я помню Анатолия Передреева  всегда весёлым. Он вообще отличался от элегического Николая Рубцова и от деспотического Юрия Кузнецова общительным, дружелюбным сангвиническим характером. С каждым из троих меня связывали хотя и различные, но доверительные взаимоотношения».
      Николая Рубцова очень интересовало мое преклонение перед человеком
 
123
Пушкинского круга, чьё имя фактически было запрещено к упоминанию в СССР, –  преклонение перед Историографом и Первым Русским Филологом – М.А. Максимовичем. В «КАМЕРТОНЕ» я писала об увлекшем Николая Рубцова писателе и учёном XIX-го века Михаиле Александровиче Максимовиче, чьего имени терпеть не мог законодатель тогдашнего Коммуно-Славянофильства литературовед Вадим Кожинов, способствовавший негласному запрету этого великого имени. Дело в том, что научная теория М.А. Максимовича об исторической судьбе русского языка и о происхождении украинского языка положила начало так и нерешённому до сих пор спору между Славянофилами и расколола Славянофилов на Южан и Северян. Спор этот публиковался в 19-ом столетии альманахом «Русская беседа» в виде статей Погодина и «Филологических писем к Погодину» М.А. Максимовича. Литературный Идеолог В. В. Кожинов являлся сторонником версии Погодина и враждебно воспринимал теорию Максимовича.  Кожинова доводила до белого каления моя приверженность к Южному Славянофильству. Однако, как раз моё Южно-Славянофильское своеобразие и придавало мне отличительную (от тьмы тьмущей военнообязанных литературных рекрутов и вольнонаёмных литературных коллег) оригинальность, которую весьма деликатно изучал Николай Рубцов. Кроме, как от меня, о теории Максимовича ему больше узнать было не от кого. А, между тем, совершенно не зря теорию Максимовича ценили Пушкин, Вяземский, Жуковский, братья Киреевские, Хомяков, Данилевский, Аксаков… Но Кожинов сказал: «Нельзя!» - и о Максимовиче напрочь забыло всё современное отечественное Литературоведение, тем самым лишённое объективности и исторической правды… 
 
3.
    Обидные кривотолки по инерции отравляют существование уже новому поколению российских граждан. Злоязычие, порожденное атеистическим безбожием Советского Союза, как форма людской ненависти в царско-режимные времена преследовалось Православием, требовавшем от православного люда дружественных братско-сестринских отношений.
    По этому поводу хочется рассказать про композиторскую Могучую Кучку XIX-го столетья и про поэтическую Могучую Кучку XX-го столетья да заметить, что и та, и другая творческая интеллигенция состояла из патриотов своего Отечества, из самоотверженных подвижников и героев.
    Как бы хотелось создать музей Могучей Кучки композиторов и поэтической воедино, чтобы общий Музей Могучей Кучки сделался культурно-досуговым центром, где можно было бы посмотреть документальный фильм о людях, чьими стараниями на нашей Родине существовали мораль, порядочность, любовь к ближнему и великая гуманистическая культура.
 
124
     Взять, к примеру, Анатолия Передреева: как человеческая личность поэт искрился обаянием, был дружественен, надёжен, презирал предательство. Внешне Передрееву были присущи франтовство, щеголеватость, поскольку он слыл любимцем женского полу и умел делать женщин счастливыми. Так ли много мужчин стремятся осчастливить своих подруг?
      Например, этого не умели ни робкий, неумелый с женщинами Николай Рубцов, ни гордый женоненавистник Юрий Кузнецов, да они вовсе и не ставили задачи приносить счастье подругам. Им назначалась иная миссия.
     Так, Николаю Рубцову надлежало воспеть хмурый, трудный для выживания Русский Север… Но масштаб поэтического творчества Рубцова в итоге оказался гораздо шире. Это для меня лично стало важным утешением после нервной горячки, пережитой из-за его гибели в результате лишения такого милого собеседника, которым являлся Николай в моей трагической юности в студенческом общежитии, где были (как показала практика) фактически позволены будущим Литературным Комиссарам все виды преступлений. Николай Рубцов являлся отрадным собеседником всегда, кроме нашего последнего тёмного вечера, запомнившегося несколько расплывчато: либо в конце ноября 1970-го года, либо в начале декабря. Никто из нас не мог представить себе, что наступивший 1971-й год будет критическим для нас обоих: Николай погибнет, а меня (по стечению обстоятельств подвергнутую гибельной ситуации) все-таки удастся спасти от смерти. Только после этого невероятного спасения от смерти мои родители переселили меня из Цыганского Табора литинститутской общаги на квартиру, где я и закончила пятый курс, вышла замуж за журналиста…
     Больше всего я переживала, что имя Рубцова предастся забвению – для меня это было имя самого великодушного товарища по Литературному институту – одного из тех немногих, кто на деле отказался быть Литературным Комиссаром –  т.е. профессиональным Идеологом. Для такого сопротивления коммунистической среде требовалось мужество. И оно у Рубцова было. Двое других из поэтической Могучей Кучки тоже обладали гражданским мужеством: и Кузнецов, и Передреев. Но только одному из триады – только Передрееву было свойственно ещё и специфическое горское (он из Чечни), орлиное чувство благородной горделивости. Масштаб поэтического наследия Николая Рубцова включает в себя трагедийность, зорко подмеченную писателем Кириенко-Малюгиным. Это была трагедийность современного Рубцову исчезающего советского бытия, в котором Николай ощущал свою сиротскую бездомность, также страдал от окончательного разрушения церкви и деревни. Совершенно иные творческие задачи стояли перед Кузнецовым  и Передреевым. Кузнецов воспевал героизм Русского Духа, берущий начало из былинных времен, Передреев искал гражданскую Совестливость и нравственную красоту бытия, взяв за ориентир творчество Лермонтова.
 
  125
     В книге исследователя Рубцовского творчества и его посмертного биографа Ю.И. Кириенко-Малюгина «Поэзия. Истина. Рубцов» порадовали меня не только лишь исследовательская скрупулезность, но также и настоящие открытия, до сих пор не приходившие в голову матерым литературоведам. Например, Кириенко-Малюгин комментирует четверостишие любимого нашего современника – Народного Поэта Рубцова следующим образом: «Вот как переживал Рубцов разобщённость русских людей:
 
Зачем же кто-то ловок и остёр, -
(Простите мне) – как зверь в часы охоты,
Так устремлён в одни свои заботы,
Что он толкает Братьев и Сестёр?!»
 
     Детдомовское чувство народной общности, Братско-Сестринского Единства племени Великороссов составляет отличительную черту поэзии Николая Рубцова, выделяющую в триаде Могучей Кучки его творческую самобытность. Эта Рубцовская сиротская жажда национальной общности, народного Братско-Сестринского Единства племени Великороссов представляет собой то пронзительное и главное, чем пленяет творчество народного любимца. Его сиротская детдомовская жажда оберегать Братско-Сестринское Единство Великорусского Племени составляет уникальность Рубцовского творчества во всей многовековой русской литературе и объясняет, в частности, его идеально чистое отношение ко мне в шестидесятые годы, когда я была поначалу (1967 год) самой младшей студенткой Идеологического ВУЗа, затем до выпуска оставалась одной из самых младших.
     Сиротская требовательность Братско-Сестринской любви в русском народе – одному лишь Рубцову присущая характерная особенность, наделяющая творческое наследие Рубцова исключительной национальной ценностью. 
     Здесь необходимо отметить дружеские отношения Рубцова и Передреева – личности своеобразной, горделивой, оптимистичной и светлой. Если бы ни Кожинов, сбивший Анатолия с толку, как я писала в книге «Камертон» о творчестве Передреева, то он реально состоялся бы как наследник Лермонтова – к тому имелись все шансы.
      Касательно исследовательской деятельности Юрия Кириенко-Малюгина отмечу, что оно великолепно систематизировано, подвергнуто дотошному биографическому и текстологическому анализу и представляет собой максимально возможную для трудовой деятельности литератора полноту. Также я сочла вполне аргументированным у Кириенко-Малюгина аналитический  разбор  посредственного  литературоведения   В.Баракова, 
 
126
придумавшего, что, якобы творчеству Рубцова присуща какая-либо формалистическая оригинальность. Кириенко-Малюгин прав, отвергая эту придумку, поскольку на деле стихотехнике Рубцова свойственна самая что ни есть традиционная манера, лишённая изысков и художественных изощрений. Кириенко-Малюгин прав, опровергая демагогическую чепуху пустозвонного литературоведения. Рубцов в силу своей ленинградской выучки абсолютно всегда совпадал с классической русской традицией, которой с юности неукоснительно следовал…Как писала я в эссе «Стихотворная графика Николая Рубцова», незамысловатая Рубцовская поэзия вызывала чувство доверия своей безыскусной правдивостью и трогательностью, задушевностью, которую Коля называл «трепетностью» - любимое Рубцовское словцо. Ни у Юрия Кузнецова, ни у Анатолия Передреева не было такой трепетности... Цель поэтического творчества Ю. Кузнецова заключалась в создании новой эпико-былинной, богатырской поэзии. Цель поэтического творчества А.Передреева заключалась в создании социально значимых произведений, чему явно помешал Идеолог Кожинов призывами того и другого к Тихой Лирике, отнюдь не свойственной художественным натурам Юрия Кузнецова и Анатолия Передреева. Если Кузнецов впоследствии отмежевался от Кожиновского руководства стихами о прощании с Кожиновым, то Передреев в силу большей душевной деликатности, увы, поверил Вадиму Валерьяновичу, остался под его влиянием и так и не сумел самовыразиться во всю данную ему от природы силу до конца. Лидерская натура Анатолия Передреева оказала заметное влияние на социальное звучание Рубцовской Тихой Лирики. Особенно в этом отношении замечательно стихотворение Николая Рубцова «Поезд» со строчками:
 
 «И какое ж может быть крушенье,
Если столько в поезде народу?!»
 
     Вот уж поистине пророческое чувствование! И Передреев, и Рубцов, и я переживали за вероятность крушения поезда с названием «СССР» - один только Юрий Кузнецов пребывал в такой астрономической дали от реальности («Во мне и рядом – даль»), что, казалось, начисто был лишён мучившего нас троих переживания о грозящей гибели Советского Союза.
     Как справедливо подметил Кириенко-Малюгин, «Рубцов не гонялся за художественными эффектами». Зато Кузнецов и Передреев гонялись, причем, с пользой для дела и вполне успешно. Во многих случаях эти внешние художественные эффекты (напрочь отсутствующие у Рубцова за ненадобностью его литературной миссии) придавали выразительную красочность поэзии Кузнецова и Передреева, придавали ту оригинальность творчеству Кузнецова и Передреева, которая требовалась каждому из них для выполнения их собственной поэтической миссии. 
 
127
     …На мой взгляд, Передреев был легок в общении. Но для меня отнюдь не составляло труда и общение с конфликтным (как я сама) Рубцовым. Зато исключительно тяжелым в общении был Юрий Кузнецов с его деспотическим характером, что никогда не было свойственно ни мягко характерному Рубцову (добросердечному и нежному, несмотря на всю его вспыльчивость в нетерпении кривды), ни горделивому  Передрееву… Если Николай Рубцов по своей лирической природе был часто нежен и застенчив, то Юрию Кузнецову чаще были свойственны нахрапистость и решимость. И каждое из качеств характеров поэтической Могучей Кучки достой¬но пристального рассматривания, — ведь их творчество является Национальным Достоянием России. Моряки Рубцов и Кузнецов были непохожи, как зима и лето, и тем они интересны нам. Рубцову были характерны мягкосердечие, нежная меланхоличность, сострадатель¬ность, а темпераментному Кузнецову  –  вспыльчивость, критическая настроенность, пытливый ум, деспотичная властность, редкая сентиментальность, способность к человеческому сочувствию.
   …Сходство этих советских представителей Поэтической Могучей Кучки заключено в одинаковом страдании всех троих поэтов от клеветы завистников, в убийственной травле, спровоцированной творческой ревностью менее талантливых или вовсе бездарных конкурентов…
 
4.
     Подобно Рубцову Анатолий Передреев считал необходимым  назидать меня – несовершеннолетнюю студентку…Передреев ёрзал на стуле и доказывал мне мою обязанность изучить произведение Есенина «Ключи Марии».  Я сопротивлялась, доказывая старшему товарищу, что Есенин мне ясен, и время моего увлечения его поэзией миновало. Передреев злился, звонко расколачивал ложкой сахар в гранёном стакане и требовал от меня прекратить детское упорство да прочитать все-таки «Ключи Марии». Анатолий упоминал про Первый Всесоюзный съезд советских писателей в 1934 году, про важную политическую фигуру – Бухарина, который «сунул нос не в свой вопрос» – а именно в поэзию и разгромил это Есенинское произведение, а Есенина обозвал «Идеологом Кулацкого Класса». Главное обвинение Есенину как И Д Е О Л О Г У  советская власть вменяла то, что своей поэзией он укрепляет вражеский элемент – кулаков... Передреев тол-ковал, что имя Марии у Есенина равнозначно понятию человеческой души, что Есенин пишет о ключах Души российского крестьянства…   В начале 30-х годов преподавал литературное мастерство в Писательской Коммуне и Ушаков, славившийся своей дворянской церемонностью, аристократической деликатностью, создатель ясного и четкого, реалистичного направления в советской литературе – создатель целой Ушаковской Школы, к которой волею судьбы выпало счастье принадлежать и мне…
 
128
     Николай Рубцов любил послушать какое-либо Ушаковское письмо ко мне: всегда строгое, требовательное, понуждавшее меня трудиться над самосовершенствованием во всех отношениях… Рубцова восхищало в этих письмах то, что Ушаков считал поэзию сокровищницею Родной Речи и хранительницею Родной Речи. Однажды Рубцов прослушал очередной Ушаковский «разнос» моих новых стихов и промолвил: – Какой необыкновенный знаток поэзии твой Ушаков!. Какой внимательный и справедливый литературный критик! Совсем другое дело – наша публичная литературная критика: читать нечего!.. Аристократом родился твой Ушаков, аристократом и умрёт…
     Так и случилось: Ушаков до конца оставался верен своей дворянской чести и никогда не совершал антихристианских поступков.
     –  Однако,  –  произнес Рубцов,  – по сравнению с чиновными писателями у Николая Ушакова маловато государственных наград, хотя заслуг перед литературой больше, чем у писательской номенклатуры. Знаешь, одни подставляют грудь для наград, а другие задницу,  –  часто награды похожи на какую-то бюрократическую формальность…
      Издалека времён теперь всплывают то одни воспоминания, то другие. Я хорошо помню глубокое уважение, которое испытывал Юрий Кузнецов к Николаю Рубцову, известна мне и попытка младшего студента Кузнецова подружиться с популярным в Литературном институте Рубцовым (когда Кузнецов пригласил Николая на встречу нового года), кончившаяся ничем. К сожалению, конкурентная ревность не позволила все-таки Кузнецову сблизиться с Николаем Рубцовым, и мне очень горько об этом говорить. Если мои отношения с Юрой были проблемными, то с Николаем я чувствовала себя естественно и спокойно, поскольку, глядя на меня в моей ранней юности, Рубцов, который был почти вдвое старше меня, вспоминал о дочери и всячески поэтому опекал меня ещё и в силу его детдомовской привычки опекать младших..
 
6.
     Как заметна была разница в характерах Ю. Кузнецова, А. Передреева и Н. Рубцова! Ни Передреев, ни Рубцов не придавали значения общежитейским сплетням Литинститутцев, презирая само занятие сплетнями как занятие низкое. Однако, Ю. Кузнецов был убеждён, что «нету дыма без огня» и ничуть не догадывался о движущем механизме клеветнического шквального огня, т.е. о конкурентной подоплёке сопернических сплетен – таких обыкновенных в богемной среде! Да и в спортивной, и в научной тоже…
 
     P.S. Печатается с сокращениями из материалов, предоставленных автору  Ладой V. Одинцовой (из книги «Камертон», изд-во «ART-Jmpuls», Прага. 2011г.) с редакцией 2013 г.
 

Лада V. Одинцова. Стихотворная графика Николая Рубцова

(Мемуарно-литературоведческие записки, фрагменты)
 
1.
    Единственным своим другом Николай Рубцов называл драматурга Вампилова. Я не знаю причин такого выбора, но с этого начну.
    Рубцов был очень коммуникабельным человеком в отличие от Юрия Кузнецова, который являлся крайним индивидуалистом при всём колхозно-коллективном, типично советском его способе существования. Кузнецов был более замкнутым и недоступным, Рубцов – более открытым и доступным. Я поддерживала тёплые отношения с ними обоими, но в разные времена, хотя познакомилась с тем и с другим в общежитии Литературного института почти одновременно.
 
2.
     –  Я уже говорила тебе, Коля, - рассердилась я за слово «маленькая», –  что на  Палихе живёт моя дальняя польская родственница бабушка Юля, она владеет собственными комнатами в деревянном частном домике. Я прихожу помогать ей по хозяйству, – например, белье погладить, подшить что-нибудь. Работа всегда есть! Потом, ведь мне с нею интересно: бабушка Юлия состоит в каком-то запутанном родстве со знаменитым этнографом Михаилом Александровичем Максимовичем, украинофилом, и часто рассказывает о нём. В Киеве он возглавлял в 19-ом столетии кафедру Русской Словесности,  дружил с Гоголем и Погодиным, возрождал Общество любителей российской словесности на Украине, которую считал генетически родственной России. Это был универсальный учёный: этнограф, историк, филолог и натурфилософ. Пушкин восторгался его этнографическим трудом «Малороссийские песни». Композитор Алябьев записал для этого сборника ноты, поскольку считал малороссийские песни кладезем славянской культуры. Максимович доказал происхождение Малороссов от Древних Русичей и на этом основании провозгласил Украинцев более русскими, чем Великороссы.
    – Что?! – обхватил руками лысину Рубцов и захохотал. – Отведи-ка меня к твоей бабушке Юлии, я с ней поспорю о том, кто такие Русские!
    –  Уже Погодин спорил в 19-ом веке с Максимовичем да ведь не выспорил ничего! – отбрила я своего оппонента.
    –   Как спорил? – взъерепенился Рубцов.
    – Максимович написал исследование по русской филологии с подачи Срезневского, - отдышалась  я от волнения, вскочила со стула, выхватила из пачки «Явы» сигарету и прикурила от горящей Рубцовской сигаретки. –Михаил Максимович  в этом исследовании  изложил   свою  оригинальную
 
100 
теорию о том, что такое историческая судьба русского языка и о том, как произошел украинский язык. Теория Максимовича положила начало Великому Спору между Южанами и Северянами – спору, от которого распалился Славянофильский костер. Но так до сих пор Великороссы и отказываются признать первенство за Малороссами.
    –  Какое же первенство? – набычился Рубцов.
    –  Древнее,  – перестала я метаться по комнате, словно пума по клетке и остановилась посредине, – первенство более древнего нашего славянского происхождения, чем северное племя Великороссов, – горделиво ответила я.
    Рубцов тоже встал со стула и заметался по комнате вокруг меня. Такого он еще нигде не слышал! Кожинов проповедывал, однако, всё в точности наоборот.
    –  Где  можно узнать об этом Великом Споре? – кипел Рубцов.
    – Альманах  «Русская беседа» публиковал «Филологические письма к Погодину»,  –  ответила я, –  передай своему Кожинову.
 
3.
    ….Разговор как-то незаметно соскользнул в обычное русло … Заговорили о литературе: «Краса полуночной природы, Любовь очей – моя страна!..»
    – Как пылко сказано, – горячился Рубцов,  – а ведь это поэт Языков – друг Гоголя и Аксакова, Пушкина и Хомякова, славянофил. Я его тёзка – тоже Николай Михайлович, между прочим! Помните, как Белинский бесился из-за славянофильства, даже подписывал свои оскорбительные статьи псевдонимом «Бульдогов»  – это когда у Белинского кончались слова против славянофильских идей…
    –  Ну, да,  – согласился Пиница,  –  аргументов не хватает, значит, в ход идёт сквернословие.
    –  Отвратительное, постыдное сквернословие,  – согласилась я с Петром,  – просто хулиганская брань. Я имею в виду письмо Белинского к Гоголю. Конечно же, такое письмецо  убило Гоголя. 
 
4.
      –  Знаешь, - буркнул Рубцов за чаем – остывшим, без сахара и даже без хлеба, - порой у меня возникает ощущение груза на себе – чувство  какой-то неестественной тяги. Как бы тебе это понятнее растолковать? Ну, словно я несу короб с наваленными туда магнитами… Было у меня в юности такое приключение. Получили мы вдвоём с одним напарником приказ доставить на завод 60 кг ферромагнетиков – прибыли к поставщику, расписались в получении двух ящиков: за один короб я отвечаю, за другой короб отвечает товарищ по цеху. А нас и спрашивают: «А где же ваш грузовик?» Мы отшутились. Волочем ферромагнетики в поезд – глядь: на ящики наши деревянные поналипло гвоздей, кнопок, подковок и даже металлических пуговиц с земли целая куча. Пыхтим, глядь: магнитная сила так и шмякнула
 
 101
нас вместе с ящиками о железный забор – бац! Прилепились. Еле отодрали свои ящики от прутьев.     
     Приближаемся к вокзалу, тащить груз замучились. Случайно вышло так, что уронили ящик на тротуарную крышку канализационного люка. Елки-палки, что делать? Теперь от ящика нельзя отодрать крышку. Пыхтели-пыхтели – отодрали…     
     Милиционер заинтересовался парочкой охламонов с ящиками. Только подошёл к нам, как своими часами да пистолетом к ящику прилип. Отдирать надо, чёрт его принес на нашу голову! Ну, отодрали мы его пистолет и часы от ящика, документы предъявили, заносим ящики в вагон. А там ведь тамбур железный, ну, значит, и понесло нас вдоль по Питерской… То есть вдоль по железным стенам тамбура – еле отодрали. В вагон вносим каждый свои 30 кг ферромагнетиков, задвинули под низ, цирк начался. Стоило проводнице внести пассажирам горячий чай в подстаканниках, как показалось ей, что подстаканники с чаем куда-то затягивают её, словно в болотную трясину. Пассажиры тоже «трясину» ощутили: держат в руках подстаканники, а неведомая сила тянет их хрен знает куда и зачем. Мы с напарником молчим, наблюдаем, что дальше будет? А дальше поезд рвануло на перегоне, пустой подстаканник свалился было вниз да так и прицепился сбоку на нижней полке. Пассажиры засмеялись от радости, что цирковой фокус видят и принялись швырять вниз чайные ложки, перочинные ножички, - в общем, весь вагон сбежался на представление. Наконец прибыли на свою станцию, как выносить ящики с магнитами? И швыряло нас, и подкидывало, и в землю вдавливало. А мы-то с напарником богатырями себя воображали. А видишь, каково в жизни бывает?
 
5.
    В дверь моей комнаты застучали: «Одинцова, открой!» На пороге красовалась комсоргиня из Вологды поэтесса Сталина: –  Одолжи иголку с белыми нитками, пожалуйста, а то у меня взяли и долго никак не отдадут,  –  лукаво улыбалась вологодская красавица – породистая блондинка с волосами соломенного отлива.
     Пока я искала катушку с иглой, комсоргиня оглядывала моих гостей, которые морщились от бесцеремонного дозора и ждали её ухода. Дверь захлопнулась, и Рубцов спросил меня…
 
6.
     А медиумический дар поэта Рубцова сказался на том, что при его взрывном характере и моем эмоциональном за три года довольно тесного общения мы не поссорились между собой ни единого раза. Для непосвященных поясню: мое по матери польское происхождение (хотя детство и отрочество я провела среди украинских поляков на Украине) выковало во мне польское чувство собственного достоинства. Это означает,
 
102
что поссориться со мной можно только 1 раз, но уже навсегда. Польский гонор – неистребимый  во мне так же, как профиль лица, например, –  доставил мне, конечно,  много неприятностей в России, где я оказалась волею судьбы, но он избавлял меня от существования в грязи неразборчивых взаимоотношений с людьми. 
     Рубцов уважал это свойство моей натуры и проявлял деликатность. Он по морской традиции стыдился бесчестить женщин и как-либо позорить их, чего нельзя сказать об общей атмосфере клеветы, шантажа и насилия, безнаказанно применявшихся к студенткам общежития в любое время суток. Защиты искать было негде. Большинству студенток приходилось делать выбор телохранителя себе поневоле, иначе ожидало неизбежное насилие… 
 
7.
     Рубцов, этот лучший представитель коренного населения России, питал жертвенную любовь к людям: был сердоболен (как выражались мы в 60-е годы), добр, аскетичен и предельно честен. За 3 года нашего знакомства я никогда не слышала от Николая ни лжи, ни фальшивого слова, ни ругательств.
 
8.
    Мой старший коллега, с которым в 1973 году меня познакомила моя мать в писательском доме творчества, а сдружил Алексей Марков – поэт, горячо любимый моею семьей, – Владимир Солоухин говорил о том, что существовал негласный запрет в СССР на имя художника Константина Васильева. Негласный запрет выражался в том, что персональные выставки опального художника, настаивавшего на русской теме, были запрещены (первая, она же и последняя выставка кончилась убийством творца). К художнику применялась традиционная в отношении неблагонадёжных советских работников культуры ТАКТИКА ИЗМОРА…Задачей Тактики Измора, по мнению писателя Солоухина, являлось доведение жертвы до полного истощения моральных сил, до окончательного нравственного изнеможения, если уж не до самоубийства… 
 
9.
     Ныне русской нации угрожает исчезновение серьезной, подлинной национальной культуры и замена её ширпотребом. Носители национальной культуры, как показывают примеры судеб Николая Рубцова, Константина Васильева, Игоря Талькова (я писала о   нем в эссе «Наставник» из авторского серийного учебника № 7 «ШКОЛА ГАРМОНИИ») трагически погибают в расцвете творческих сил. Носители национальной культуры вымирают – кто переймёт у них эстафету? Ведь для такого МИССИОНЕРСКОГО СЛУЖЕНИЯ своему народу необходимо постоянное
 
103
горение творческого духа, необходима сверхчеловеческая способность к самопожертвованию до конца. Сегодня национальной безопасности России угрожает дебилизация общества – как никакая другая угроза, ведущая нацию к самоуничтожению.
     Согласно учению Л.С. Выготского, человеческое сознание является результатом педагогического воспитания, – или (как бы мы сказали сегодня) результатом воздействия продуктов социального программирования. Итак, зададимся вопросом: какое новое поколение осилит повести государственный корабль в дальнейшее плавание?
 
10.
     Каждая цивилизация основывается на каком-либо центральном [ОСЕВОМ] идеале. На центральную ось затем нанизываются грозди системообразующих ценностей и норм. У древних славянских язычников такою осью являлось понятие СВОБОДЫ… Хрестоматийные (филантропически милосердные) патриоты России, к которым принадлежали Николай Рубцов, Галина Егоренкова, Александр Сизов, Алексей Марков, Владимир Солоухин и Александр Зиновьев при всём нашем «диссидентстве» желали только преодоления недостатков советского режима ради укрепления дальнейшей славной мощи нашей родины, но больше всего на свете опасались именно крушения Советского Союза. Мы были Хрестоматийными Патриотами, т.е. патриотами, исходившими из христианской традиции братолюбия и принципа: «Не навреди!» …
 
     P.S.   Опубликовано в серии статей альманаха «Звезда полей» 2013, изданном НКО «Рубцовский творческий союз», М., 2013 
 

Лада Одинцова. О трёх книгах Ю.Кириенко-Малюгина и не только

 (заметки по поводу книг Юрия Кириенко-Малюгина «Есть Божий суд…»,  «Николай Рубцов», «Звезда полей – Альманах 2011» из статьи «Прах предков вопиёт», 2013г.)
 
     Ревниво исследуя 3 перечисленных научно-популярных книги Ю.Кириенко-Малюгина, впервые моя душа переполнилась чувством удовлетворения и радости уж хотя бы потому, что наконец-то Николая Рубцова автор (впервые появившийся на литературоведческом горизонте) защитил от позорного обвинения в грехе алкоголизма. Как свидетель, я, и даже более того как пострадавшая в общежитии того злополучного идеологического учреждения, которое именовалось Литературным институтом, с законным правом подтверждаю догадку исследователя Ю.И.Кириенко-Малюгина о том, что лучевая болезнь Рубцова обрекала его на поддержание физического здоровья употреблением умеренных доз сухого красного вина, что входит в терапию лучевой болезни. Однако, распутная обстановка Горьковского «Дна» в том зловредном идеологическом ВУЗе, где произошло несколько самоубийств, оставшихся безнаказанными, систематически завлекала всё новых и новых студентов на сборища вокруг водки, кончавшиеся обязательным мордобоем и изнасилованиями абсолютно беззащитных студенток. Воспитателя в период шестидесятых годов в общежитии Литинститута не было, никаких моральных ограничений не существовало. Распутная обстановка Дна всасывала студентов, страдавших от одиночества, как это происходило не только лишь с Рубцовым, и тогда платой за приобщение к товариществу становилось водочное соучастие. Вот та причина, по которой  «музей» (курсив Ю.К.-М.) уважаемой М.А.Полётовой, присовокупившей к портрету Рубцова бутылку с водкой, вызвал у меня, мягко говоря, недоумение.
   В связи с затронутой нравственной темой хочется отметить важное педагогическое значение публицистического произведения Ю.Кириенко-Малюгина «Есть Божий суд…», в котором осуждаются следующие явления: «в метро ребята читают детективную халтуру или зомбируются сексритмами». Другая цитата: «Коллективы… впаривают идеи собственной исключительности, остальные – быдло: например, старшее родительское поколение». Автор злободневной книги выступает против опошления понятия Политических Репрессий, в число «жертв» которых попали абсолютно некстати  сексуально распущенные извращенцы. Это исключительно принципиальное место в публицистическом труде Ю.Кириенко-Малюгина; это, к тому же, исключительный нравственный подлог, обнаруженный исследователем. 
     При всём теперешнем критическом отношении к советскому режиму книга дотошного исследователя Морали «Есть Божий Суд…» доводит до сведения читателей и такие малоизвестные факты, как, например, что Нарком Внутренних Дел СССР, проклятый Ахматовою в её поэзии, товарищ Ежов, в конце концов, оказался не просто садистом-людоедом, но ещё и педерастом, осуждённым, правда, в СССР без учёта его нечеловеческих жертв по отношению к людям – зато хотя бы уж осуждённым за мужеложество (ст. 121 и 154А УК РСФСР). Как ни порадоваться за духовного воина Кириенко-Малюгина, когда в подкрепление  своей мысли он цитирует Папу Римского, сравнившего педерастов с сатанистами?! Как ни сопереживать вместе с духовным воином Кириенко-Малюгиным, когда он скорбит о том, что менее древняя цивилизация, чем Христианская, цивилизация Исламская абсолютно искоренила  у себя гомосексуализм как начальный путь сатанизма, а Россия с её тысячелетним Христианством потворствует извращенцам и боится вернуть в Уголовный Кодекс сталинскую карательную статью  за нечеловеческий разврат, поганящий и оскверняющий нравственную атмосферу анальными нечистотами (опубликовано Л.В.Одинцовой в 2013 г., – прим. Ю.К.-М.).
     Духовный воин Юрий Кириенко-Малюгин упоминает на этом основании о подрывном плане Даллеса, о реализации диверсии, задуманной новыми захватчиками России, упоминает в этой связи Новое Лжеписательское Поколение, использующее вместо великого русского языка «настоящее срамословие», заборные пошлости, вульгарность.  
    Есть в книге Кириенко-Малюгина, сравнимой с бочкой мёда, однако, и ложка дёгтя: ненаучный, а потому ошибочный взгляд на личность Сталина, который, по Малюгину, цитирую: «не дал Гитлеру (как следует автора понимать?) поработить страну». А про то, что сам Сталин являлся поработителем советского народа всё-таки стоило бы уважаемому коллеге доподлинно узнать у Олега Волкова, Юрия Домбровского, Варлаама Шаламова. Политическая слепота в деле освещения Истории разрушает всё то умное, полезное и спасительное, что создаёт в своих замечательных идеологических книгах наш духовный воин – один из спасателей Родины. Если же Кириенко-Малюгину покамест ещё трудно читать бумажные (а не интернетные) издания перечисленных авторов, то я по-дружески рекомендовала бы Коллеге начать с Владимира Солоухина «При свете дня…». И всё-таки хочется поблагодарить Юрия Ивановича за его самоотверженный труд Спасателя, за развенчание Рубцовской убийцы, натравленной на Поэта сатанинскими силами. Это поистине большой труд, достойный уважения и почтения к яркой и гуманной личности писателя-исследователя Ю.И.Кириенко-Малюгина. Л.Одинцова 
 
     P.S. 1. (текст и стиль Лады Одинцовой сохранены в данной публикации, прим. Ю.К.-М.) 2. Статья была передана в мой адрес в рукописном виде в январе 2013 года и попала мне в руки только 19 апреля сего 2015 года). 25 января 2013 года Лада Одинцова участвовала в открытии читального зала имени Н.Рубцова в колледже № 20 (Щелковское ш., 52). 3. По поводу мнения, что «Сталин являлся поработителем советского народа». Мой отец ругал Сталина в моём детстве предпоследними словами. Но!  Сталин, как любой руководитель, получает от ближних подчинённых массу зачастую субъективной и карьеристкой информации, по которой надо принимать решения. По репрессиям. В декабре 2010 года в день рождения И.Сталина на НТВ один из журналистов сообщил, что в стране было 4 миллиона доносчиков (представьте себе, что если они оклеветали хотя бы по 5 человек, то  количество жертв составило бы порядка 20 миллионов). Между тем известно, что в тюрьмах по политическим мотивам и по статистике числилось ежегодно порядка 800 тыс. человек. В марте 1939 года на 18 съезде ВКП (б) чистка партии и суды по доносам были запрещены. Мои родители в декабре 1935 годы были оклеветаны и высланы в Казахстан, где я и родился по милости вине доносчиков, а не лично И.Сталина. И главное. Население в тридцатые годы 20-го века знало, что будет война и именно с Германией. Заслуга Сталина состоит в срочной индустриализации страны, создании новейшего тогда вооружения, подготовке на селе трактористов, а фактически будущих танкистов, которых за неделю в условиях войны из интеллигентов не подготовишь. И последнее. И.Сталин фактически окончил духовную семинарию, был высоко там образован, сам читал все выпускаемые книги и имел о них квалифицированное мнение. Для сведения Лады Одинцовой сообщаю, что я очень много перечитал всякой бумажной литературы, окончил факультет «Международные отношения и внешняя политика СССР» ещё в 1971 году. Так что ориентируюсь в политике почти профессионально. К сожалению, мы с Ладой Одинцовой в начале 2013 года не встретились тет-а-тет для прояснения мировоззренческих позиций. 4. Хочу поблагодарить Ладу Васильевну Одинцову за довольно высокую оценку моей литературной и просветительской работы. 5. Лада Одинцова пишет: «Россия с её тысячелетним Христианством потворствует извращенцам и боится вернуть в Уголовный Кодекс сталинскую карательную статью  за нечеловеческий разврат, поганящий и оскверняющий нравственную атмосферу анальными нечистотами». Лада Васильевна! Это не Россия потворствует, а недальновидные и сексуально озабоченные  законодатели и какие-то чиновники высокого уровня блокируют  принятие карательных статей за разврат, который ведёт к ползучей ликвидации рождаемости коренного населения и к его ползучему геноциду.  
 

Лада Одинцова. Прах предков вопиёт

(заметки по поводу книг Юрия Кириенко-Малюгина «Есть Божий суд…»,  «Николай Рубцов», «Звезда полей – Альманах 2011»)
 
    Древние римляне утверждали такую надежду: «Да возникнет из наших костей мужественный мститель!». Перефразируя древне-римскую, ещё дохристианскую мудрость, я и озаглавила свою скромную статью, пытаясь сохранить душевное  состояние дохристианской мудрости. Ведь мы с 1917-го года привыкли подставлять левую щеку своим обидчикам, которые били нас по правой щеке…
     Ревниво исследуя 3 перечисленных научно-популярных книги Ю.Кириенко-Малюгина, впервые моя душа переполнилась чувством удовлетворения и радости уж хотя бы потому, что наконец-то Николая Рубцова автор (впервые появившийся на литературоведческом горизонте) защитил от позорного обвинения в грехе алкоголизма. Как свидетель, я, и даже более того как пострадавшая в общежитии того злополучного идеологического учреждения, которое именовалось Литературным институтом, с законным правом подтверждаю догадку исследователя Ю.И.Кириенко-Малюгина о том, что лучевая болезнь Рубцова обрекала его на поддержание физического здоровья употреблением умеренных доз сухого красного вина, что входит в терапию лучевой болезни… Распутная обстановка Дна всасывала студентов, страдавших от одиночества, как это происходило не только лишь с Рубцовым, и тогда платой за приобщение к товариществу становилось водочное соучастие. Вот та причина, по которой музей уважаемой М.А.Полётовой, присовокупившей к портрету Рубцова бутылку с водкой, вызвал у меня, мягко говоря, недоумение.
   В связи с затронутой нравственной темой хочется отметить важное педагогическое значение публицистического произведения Ю.Кириенко-Малюгина «Есть Божий суд…», в котором осуждаются следующие явления: «в метро ребята читают детективную халтуру или зомбируются сексритмами». Другая цитата: «Коллективы… впаривают идеи собственной исключительности, остальные – быдло: например, старшее родительское поколение». Автор злободневной книги выступает против опошления понятия Политических Репрессий, в число «жертв» которых попали абсолютно некстати  сексуально распущенные извращенцы. Это исключительно принципиальное место в публицистическом труде Ю.Кириенко-Малюгина; это, к тому же, исключительный нравственный подлог, обнаруженный исследователем. 
     При всём теперешнем критическом отношении к советскому режиму книга дотошного исследователя Морали «Есть Божий Суд…» доводит до сведения читателей и такие малоизвестные факты, как, например, что Нарком Внутренних Дел СССР, проклятый Ахматовою в её поэзии, товарищ Ежов, в конце концов, оказался не просто садистом-людоедом, но ещё и педерастом, осуждённым, правда, в СССР без учёта его нечеловеческих жертв по отношению к людям – зато хотя бы уж осуждённым за мужеложество (ст. 121 и 154А УК РСФСР). Как ни порадоваться за духовного воина Кириенко-Малюгина, когда в подкрепление  своей мысли он цитирует Папу Римского, сравнившего педерастов с сатанистами?! Как ни сопереживать вместе с духовным воином Кириенко-Малюгиным, когда он скорбит о том, что менее древняя цивилизация, чем Христианская, цивилизация Исламская абсолютно искоренила  у себя гомосексуализм как начальный путь сатанизма, а Россия с её тысячелетним Христианством потворствует извращенцам и боится вернуть в Уголовный Кодекс сталинскую карательную статью  за нечеловеческий разврат, поганящий и оскверняющий нравственную атмосферу анальными нечистотами.
     Духовный воин Юрий Кириенко-Малюгин упоминает на этом основании о подрывном плане Даллеса, о реализации диверсии, задуманной новыми захватчиками России, упоминает в этой связи Новое Лжеписательское Поколение, использующее вместо великого русского языка «настоящее срамословие», заборные пошлости, вульгарность.  
    Есть в книге Кириенко-Малюгина, сравнимой с бочкой мёда, однако, и ложка дёгтя: ненаучный, а потому ошибочный взгляд на личность Сталина, который, по Малюгину, цитирую: «не дал Гитлеру (как следует автора понимать?) поработить страну». А про то, что сам Сталин являлся поработителем советского народа всё-таки стоило бы уважаемому коллеге доподлинно узнать у Олега Волкова, Юрия Домбровского, Варлаама Шаламова. Политическая слепота в деле освещения Истории разрушает всё то умное, полезное и спасительное, что создаёт в своих замечательных идеологических книгах наш духовный воин – один из спасателей Родины. Если же Кириенко-Малюгину покамест ещё трудно читать бумажные (а не интернетные) издания перечисленных авторов, то я по-дружески рекомендовала бы Коллеге начать с Владимира Солоухина «При свете дня…». И всё-таки хочется поблагодарить Юрия Ивановича за его самоотверженный труд Спасателя, за развенчание Рубцовской убийцы, натравленной на Поэта сатанинскими силами. Это поистине большой труд, достойный уважения и почтения к яркой и гуманной личности писателя-исследователя Ю.И.Кириенко-Малюгина. Л.Одинцова 
 
     P.S. Статья – публикация Юрия Кириенко-Малюгина по рукописному тексту Л.В.Одинцовой. 1. (текст и стиль Лады Одинцовой сохранены в данной публикации, прим. Ю.К.-М.) 2. Статья была передана в мой адрес в рукописном виде в январе 2013 года и попала мне в руки только 19 апреля сего 2015 года). 25 января 2013 года Лада Одинцова участвовала в открытии читального зала имени Н.Рубцова в колледже № 20 (Щелковское ш., 52). 3. По поводу мнения, что «Сталин являлся поработителем советского народа». Мой отец ругал Сталина в моём детстве предпоследними словами. Но!  Сталин, как любой руководитель, получает от ближних подчинённых массу зачастую субъективной и карьеристкой информации, по которой надо принимать решения. 4. По репрессиям. В декабре 2010 года в день рождения И.Сталина на НТВ один из журналистов сообщил, что в стране было 4 миллиона доносчиков (представьте себе, что если каждый  оклеветал хотя бы по 5 человек, то  количество жертв составило бы порядка 20 миллионов). Между тем известно, что в тюрьмах по политическим мотивам и по статистике числилось ежегодно порядка 800 тыс. человек. Значит, многие доносы не принимались к действию. В марте 1939 года на 18 съезде ВКП (б) чистка партии от мнимых «врагов народа» была запрещена. Мои родители в декабре 1935 годы были оклеветаны и высланы в Казахстан, где я и родился по вине доносчиков, а не лично И.Сталина. 5. И главное. Население в тридцатые годы 20-го века знало, что будет война и именно с Германией. Заслуга Сталина состоит в срочной индустриализации страны, создании новейшего тогда вооружения, подготовке на селе в период коллективизации не просто трактористов, а фактически будущих танкистов, которых за неделю в условиях войны из интеллигентов не подготовишь. 6. И последнее. И.Сталин фактически окончил в юности духовную семинарию, писал неплохие стихи,  получил высокое образование, сам читал все выпускаемые в СССР книги и имел о них квалифицированное мнение, взял направление на развитие семей,  в июне 1936 года запретил аборты и в 1937 году родилось на 1 миллион детей больше, чем в 1936 г. Разрешил аборты в ноябре 1955 года Н.Хрущёв и по статистике ежегодно производилось 4 миллиона детоубийств (абортов).   7. Для сведения Лады Одинцовой сообщаю, что я очень много перечитал всякой бумажной литературы, окончил факультет «Международные отношения и внешняя политика СССР» ещё в 1971 году. Так что ориентируюсь в политике почти профессионально. К сожалению, мы с Ладой Одинцовой в начале 2013 года не встретились тет-а-тет для прояснения мировоззренческих позиций. Хочу поблагодарить Ладу Васильевну Одинцову за довольно высокую оценку моей литературной и просветительской работы. 8. Лада Одинцова пишет: «Россия с её тысячелетним Христианством потворствует извращенцам и боится вернуть в Уголовный Кодекс сталинскую карательную статью  за нечеловеческий разврат, поганящий и оскверняющий нравственную атмосферу анальными нечистотами». Лада Васильевна! Это не Россия потворствует, а недальновидные и, вероятно,  сексуально озабоченные  законодатели и какие-то чиновники высокого уровня блокируют  принятие карательных статей за содомию и разврат, который ведёт к ползучей ликвидации рождаемости коренного населения и к его ползучему геноциду.  
     Полный текст статьи Лады Одинцовой «Прах предков вопиёт»  смотрите в разделе сайта  «О жизни и творчестве поэта», подраздел «Вокруг Рубцова».
 

Лада Одинцова. Прах предков вопиёт

(заметки по поводу книг Юрия Кириенко-Малюгина «Есть Божий суд…»,  «Николай Рубцов», «Звезда полей – Альманах 2011»)
 
    Древние римляне утверждали такую надежду: «Да возникнет из наших костей мужественный мститель!». Перефразируя древне-римскую, ещё дохристианскую мудрость, я и озаглавила свою скромную статью, пытаясь сохранить душевное  состояние дохристианской мудрости. Ведь мы с 1917-го года привыкли подставлять левую щеку своим обидчикам, которые били нас по правой щеке…
     Ревниво исследуя 3 перечисленных научно-популярных книги Ю.Кириенко-Малюгина, впервые моя душа переполнилась чувством удовлетворения и радости уж хотя бы потому, что наконец-то Николая Рубцова автор (впервые появившийся на литературоведческом горизонте) защитил от позорного обвинения в грехе алкоголизма. Как свидетель, я, и даже более того как пострадавшая в общежитии того злополучного идеологического учреждения, которое именовалось Литературным институтом, с законным правом подтверждаю догадку исследователя Ю.И.Кириенко-Малюгина о том, что лучевая болезнь Рубцова обрекала его на поддержание физического здоровья употреблением умеренных доз сухого красного вина, что входит в терапию лучевой болезни… Распутная обстановка Дна всасывала студентов, страдавших от одиночества, как это происходило не только лишь с Рубцовым, и тогда платой за приобщение к товариществу становилось водочное соучастие. Вот та причина, по которой музей уважаемой М.А.Полётовой, присовокупившей к портрету Рубцова бутылку с водкой, вызвал у меня, мягко говоря, недоумение.
   В связи с затронутой нравственной темой хочется отметить важное педагогическое значение публицистического произведения Ю.Кириенко-Малюгина «Есть Божий суд…», в котором осуждаются следующие явления: 
     Полный текст статьи Лады Одинцовой «Прах предков вопиёт»  смотрите в разделе сайта  «О жизни и творчестве поэта», подраздел «Вокруг Рубцова».

Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2016»

Номинация 1 («проза»)- участники 11-ой Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения»
(см. информацию о конференции на сайте в разделе «новости от 25 январяс.г.) 
 
Номинация 3 (искусство, живопись)
 
Васьков Даниил Алексеевич, г. Москва – дизайнер, автор бланка диплома Творческого центра им. Н.М.Рубцова   – диплом номинации.
Ананьева Татьяна Александровна, г.Москва – портрет Н.М.Рубцова (рисунок) – диплом номинации
 
Номинация 4 (песни на стихи Н.М.Рубцова)
 
1.Киреенков Владислав Кириллович, композитор  – победитель  номинации 
2.Фокин Евгений, г. Москва, автор-исполнитель – диплом номинации 
3.Степанова Вера Васильевна, г. Москва, вокалистка трио ЛМС «Родник» – диплом  
номинации.
4. Удод Людмила  Николаевна, Московская обл., вокалистка –  диплом  номинации
 
Номинация 5 – пропаганда  традиционной поэзии и творчества Н.М.Рубцова
 
1.Голощапова Зинаида Ивановна, заслуж. работник культуры РФ, директор ЦБС .А.Белого, организатор «Рубцовской гостиной», г. Железнодорожный. 
2.Коллектив «Рубцовской горницы», г. Артём, Приморский край. Актив –Дубинина Зинаида Ивановна, Коротеева Ольга Григорьевна,  Полуполтинных Нина Евгеньевна.
3.Бандорин Алексей Васильевич, член Союза писателей РФ, лауреат ряда литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
4.Киреенков Владислав Кириллович, композитор, автор музыкальных композиций на стихи Н.Рубцова, С.Есенина и др. русских поэтов, г. Москва. 
5.Салтыкова Людмила Фёдоровна, член Союза писателей РФ, лауреат литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
6.Омельченко Светлана Александровна, заслуженный учитель РФ, преподаватель колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, г. Москва.  
7.Коллектив «Рубцовской гостиной» библиотеки - филиала в ЦБС им. А.Белого, г. Железнодорожный  
8.Коллектив «Читального зала имени Н.М. Рубцова» колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, УСП № 5 «БТМ»№ 20, г. Москва. 
9. Новиков Илья, организатор фестиваля «Русская тройка» и мероприятий колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, г. Москва.  
10.Иванов Михаил Владимирович, исследователь, г. Москва
 

Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2017»

   Номинация 1 («проза») - участники 12-ой Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения», состоявшейся 17.01.2017 г. (см. на сайте «Звезда полей».). Ниже приведены авторы и наименования полученных статей-докладов.    
 
1. Башилов Алексей Михайлович, (докт. техн. наук, член СП России, г. Москва). Центростремительная тенденция любить Россию  в поэзии Николая Рубцова. 
2. Юрий Кириенко- Малюгин (Кириенко Юрий Иванович, канд. техн. наук, член СП России, г. Москва). Кто есть кто в рубцововедении? Ответ  педагогу В.Баракову.
3. Митарчук Елена Алексеевна (методист «Дома Гоголя», член СП России, г. Москва). Альманах «Звезда полей» и «неистовый» Юрий.
4. Обухов Александр Иванович (инженер-физик, член СП России, г. Иркутск). Золотая энергетика (о  поэзии Николая Рубцова)
5. Юрий Кириенко-Малюгин (Кириенко Ю. И., канд. техн. наук, член СП России, г. Москва). О ритмизированном стихотворчестве В.Маяковского на базе «рыбицы» по статье «Как делать стихи»
6. Избенников Александр Алексеевич (студент Литературного института  им. А.М.Горького, г. Москва). Корни ведического мировоззрения в сознании русского народа.
7. Избенникова Татьяна  Александровна (литератор, г. Москва)   Поэтическое эссе «Вместе».
8. Киреенков Владислав Кириллович. О музыкальности поэзии Николая Рубцова.
9. Макеев Вячеслав Михайлович. Моряки. Николай Рубцов и сакральный  Русский Север.
10. Порохин Сергей Алексеевич (канд. философских наук, член СП России, г. Москва). О защите русского языка.  
11. Юрий Кириенко-Малюгин. Свидетельство о  рождении Елены Николаевны Рубцовой. 
12. Салтыкова Людмила Фёдоровна (член СП России, литературовед, г. Рязань). Рецензия на стихи авторов альманаха «Звезда полей» 2016.
13. Полуполтинных Нина Евгеньевна. НАГРАДА «Николай Рубцов»
14. Митарчук  Елена Алексеевна. Заметки на полях программки спектакля «Николай Рубцов» в Духовном театре  «Глас».

Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2017»

Номинация 1 («проза») - участники 12-ой Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения» (см. на сайте «Звезда полей».), Статьи-доклады  размещены на сайте «Звезда полей»:
 
1. Башилов Алексей Михайлович, (док. техн. наук, член СП России, г. Москва). Центростремительная тенденция любить Россию  в поэзии Николая Рубцова. 
2. Юрий Кириенко- Малюгин (Кириенко Юрий Иванович, канд. техн. наук, член СП России, г. Москва). Кто есть кто в рубцововедении?
3. Митарчук Елена Алексеевна (методист «Дома Гоголя», член СП России, г. Москва). Альманах «Звезда полей» и «неистовый» Юрий.
4. Обухов Александр Иванович (инженер-физик, член СП России, г. Иркутск). Золотая энергетика (о  поэзии Николая Рубцова)
5. Юрий Кириенко-Малюгин (Кириенко Ю. И., канд. техн. наук, член СП России, г. Москва). О ритмизированном стихотворчестве В.Маяковского на базе «рыбицы» по статье «Как делать стихи»
6. Избенников Александр Алексеевич (студент Литературного института  им. А.М.Горького, г. Москва). Корни ведического мировоззрения в сознании русского народа.
7. Избенникова Татьяна  Александровна (литератор, г. Москва)   Поэтическое эссе «Вместе».
8. Киреенков Владислав Кириллович. О музыкальности поэзии Николая Рубцова.
9. Макеев Вячеслав Михайлович. Моряки. Николай Рубцов и сакральный  Русский Север.
10. Порохин Сергей Алексеевич (канд. философских наук, член СП России, г. Москва). О защите русского языка.  
11. Юрий Кириенко-Малюгин. Свидетельство о  рождении Елены Николаевны Рубцовой. 
12. Салтыкова Людмила Фёдоровна (член СП России, литературовед, г. Рязань). Рецензия на стихи авторов альманаха «Звезда полей» 2016.
13. Полуполтинных Нина Евгеньевна. НАГРАДА «Николай Рубцов»
14. Митарчук  Елена Алексеевна. Заметки на полях программки спектакля «Николай Рубцов» в Духовном театре  «Глас».
 
                          Номинация 3 (искусство, живопись)
 
Васьков Даниил Алексеевич, г. Москва – дизайнер – соавтор календаря памяти Н.М.Рубцова на 2017 год, автор бланка диплома Творческого центра им. Н.М.Рубцова   – диплом номинации.
 
                           Номинация 4 (песни на стихи Н.М.Рубцова)
 
1.Киреенков Владислав Кириллович, композитор  – победитель  номинации 
2.Фокин Евгений, г. Москва, автор-исполнитель – диплом номинации 
3.Степанова Вера Васильевна, г. Москва, вокалистка трио ЛМС «Родник» – диплом  номинации.
4.Вишняков Михаил Сергеевич, г. Москва, аранжировщик – диплом.
5. Гречина Ирина Анатольевна,  г. Артём, Приморский край – грамота
6. Морозов Сергей Кузьмич,  г. Артём, Приморский край – диплом 
7. Полуполтинных Нина Евгеньевна, ,  г. Артём, Приморский край – диплом 
 
                        Номинация 5 – пропаганда  традиционной поэзии и
                        творчества   Н.М.Рубцова
 
1.Голощапова Зинаида Ивановна, заслуж. работник культуры РФ, директор ЦБС .А.Белого, организатор «Рубцовской гостиной», г. Железнодорожный. 
2.Коллектив «Рубцовской горницы», г. Артём, Приморский край. Актив –Дубинина Зинаида Ивановна, Коротеева Ольга Григорьевна,  Полуполтинных Нина Евгеньевна, Купреева Клавдия Андреевна
3.Бандорин Алексей Васильевич, член Союза писателей РФ, лауреат литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
4.Киреенков Владислав Кириллович, композитор, автор музыкальных композиций на стихи Н.Рубцова, С.Есенина и др. русских поэтов, г. Москва. 
5.Салтыкова Людмила Фёдоровна, член Союза писателей РФ, лауреат литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
6.Омельченко Светлана Александровна, заслуженный учитель РФ, преподаватель колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, г. Москва.  
7.Коллектив «Рубцовской гостиной» библиотеки - филиала в ЦБС им. А.Белого, г. Железнодорожный  
8.Коллектив «Читального зала имени Н.М. Рубцова» колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, УСП № 5 «БТМ»№ 20, г. Москва, заведующая – Козлова Ольга Сергеевна.. 
9.  Избенникова Татьяна Александровна, литератор, г. Москва
10. Андреев Владимир Фомич, литературовед, поэт, заслуженный работник культуры РФ
11. Новиков Илья Александрович, организатор фестиваля «Русская тройка» и мероприятий колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, г. Москва.  
12.Иванов Михаил Владимирович, куратор публикаций, г. Москва

Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2020»

Номинация 1 («проза») - участники 15-ой Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения»
–    Митарчук  Елена Алексеевна, член Союза писателей России,  методист «Дома Гоголя», г. Москва.
–    Юрий Кириенко- Малюгин (Кириенко Ю.И., канд. техн. наук, член Союза писателей  РФ и Рос. Авторского общества, администратор сайта «Звезда полей»), г. Москва.
–     Избенников Александр Алексеевич, выпускник Литературного института им. А.М.Горького, г. Москва.
–    Андреев Владимир Фомич, заслуженный работник культуры РФ, член Союза писателей России, г. Москва.
–    Полуполтинных Нина Евгеньевна, литератор, г. Артём, Приморский край, лауреат  премий «Звезда полей» .
–    Порохин Сергей Алексеевич, кандидат философских наук, член Союза писателей РФ, г. Москва.
–    Обухов Александр Иванович, член Союза писателей, г. Иркутск.
–    Валерий Пономаренко. Дети войны, литератор, г. Егорьевск
–    Макеев Вячеслав Михайлович, член Союза писателей РФ, г. Москва.
–    Омельченко Светлана Александровна, засл. учитель РФ, г.Москва.
–    Коротеева Ольга Григорьевна, преподаватель, соорганизатор   «Рубцовской горницы», г. Артём Приморского края.
–    Лучкина Елизавета Дмитриевна, литератор, г.Артём, Приморский край  лауреат литературных премий «Звезда полей»
–    Салтыкова Людмила Фёдоровна, член Союза писателей России и Союза    
     профессиональных литераторов России, г. Рязань.
–    Евдонов Алексей Николаевич,член Союза писателей РФ, г.Москва


Номинация 3 (искусство, живопись)

Васьков Даниил Алексеевич, г. Москва – дизайнер альманаха «Звезда полей 2020»    –  диплом номинации.

                           Номинация 4 (песни на стихи Н. М. Рубцова)
1.Киреенков Владислав Кириллович, Москва, композитор  – победитель  номинации.
2.Фокин Евгений Николаевич, г. Москва, автор-исполнитель. 
3.Степанова Вера Васильевна, г. Москва, вокалистка трио ЛМС  «Родник».
4. Щипков Сергей Вадимович, гармонист,  г. С.-Петербург.
5. Полуполтинных Нина Евгеньевна, г. Артём, Приморский край.
6. Морозов Сергей Кузьмич, г. Артём, Приморский край
7. Матросова Ирина  Владимировна, г. Артём Приморский край.

Номинация 5 – пропаганда  традиционной поэзии и
творчества   Н. М. Рубцова

1. Коллектив «Рубцовской горницы», г. Артём, Приморский край. Актив: Дубинина Зинаида Ивановна, Коротеева Ольга Григорьевна,   
 Ламихина Людмила Александровна,   Ерёменко Елена Евгеньевна, Грань Вера Николаевна, Полуполтинных Нина Евгеньевна,
2. Бандорин Алексей Васильевич, член Союза писателей РФ, лауреат
   литературных премий, соорганизатор «Звезда полей», г. Рязань.
3. Салтыкова Людмила Фёдоровна, член Союза писателей РФ и Союза литераторов, лауреат литературных премий, г. Рязань
4.Киреенков Владислав Кириллович, композитор, автор музыкальных  
    композиций на стихи Рубцова, Есенина и др. поэтов, г. Москва.
5. Коллектив городской центральной библиотеки им. Н. К. Крупской, г.Артём, Приморский край, 
6. Омельченко Светлана Александровна, заслуженный учитель РФ,
7. Коллектив «Рубцовской гостиной» библиотеки - филиала в ЦБС им.  А.Белого, г. Железнодорожный 
8.  Избенникова Татьяна Александровна, литератор, г. Москва
9. Любовь Чиркова, руководитель Саратовского Рубцовского центра.
10. Ерохин Александр Тимофеевич, поэт, г. Саратов
11. Новиков Илья Александрович, организатор фестиваля «Русская тройка», г. Москва. 
12.Иванов Михаил Владимирович, куратор публикаций, г. Москва

Лауреаты 1-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей»

в рамках 16-го  Всероссийского конкурса «Звезда полей»
(номинация 2 - поэзия)
 
1. Андреев Владимир Фомич, г.Москва
2. Бандорин Алексей Васильевич, г. Рязань
3. Грызлов Павел Сергеевич, г.Братск,  Иркутская обл.
4. Гундарева Вера, г. Артём, Приморский край
5. Даньшов Михаил Алексеевич, Рязанская обл. , Сапожковский р-н, с. Красное
6. Евдонов Алексей, г. Москва
7. Журавлева Людмила Валентиновна, г.Химки, Московская обл.
8. Избенников Александр Алексеевич, г. Москва
9. Кан Виктория, г.Белгород
10. Клюзов Евгений Иванович, г.Москва
11. Купрейченко Альбина Сергеевна, г. Железнодорожный, Московская обл.
12. Лебедев  Сергей Александрович,  Самарская обл., г. Тольятти
13. Мальцева Ольга Александровна, г. С.-Петербург,
14. Михалина Надежда Марьяновна,  Рязанская обл., Спасский район, с. Кирицы,
15. Митарчук Елена Алексеевна, г. Москва
16. Морозов Сергей, г.Артём, Приморский край
17. Никонов Алексей Иванович, г.Кораблино, Рязанская обл.
18. Павлова Анна Александровна, Ульяновская обл., г. Барыш.
19. Полуполтинных Нина,  г. Артём,  Приморский край
20. Повалихина Людмила, г. Артём Приморского края
21. Рябцов Александр Леонидович,  г.Москва
22. Салтыкова Людмила Фёдоровна, г. Рязань
23. Смирнова Ольга, г. Архангельск
24. Сорокин Евгений Фёдорович,  г. Барыш, Ульяновская обл.
25. Степанова Вера Васильевна, г. Москва
26. Кондратий Солёный, г.Москва
27. Усова Любовь Трофимовна, Республика Казахстан, г. Темиртау
28. Хрусталёва София Ивановна, г. Москва
29. Филиппова Ольга, г.Старый Оскол, Белгородская обл.
30. Швецов Николай, г. Москва
31. Широков Александр, г.Железнодорожный, Московская обл.
32. Порохин Сергей Алексеевич, г.Москва 
 
                   Победители  по номинациям:
           Номинация «Привет, Россия – родина моя!»
Сергей Лебедев, г. Тольятти, Самарская обл.
Михаил Даньшов, Рязанская обл. , Сапожковский р-н, с. Красное
 
          Номинации «Душа хранит»                 
Людмила Журавлева, г.Химки, Московская обл.
Вера Гундарева, г. Артём Приморского края
Анна Павлова,  Ульяновская обл., г.Барыш
 
           Номинации «Пора любви» 
Владимир Андреев, г. Москва
Любовь  Усова, г. Темиртау, Карагандинская обл., Республика Казахстан
 
           Номинация «Морские перекрёстки»
Любовь  Усова, , г. Темиртау, Карагандинская обл., Республика Казахстан
 
         Номинация «басни, сатира, юмор»
Кондратий Солёный, г.Москва
 
           Номинация «Стихи для детей»
 Вера Степанова, г.Москва
Альбина Купрейченко, г. Железнодорожный, Московская обл.
 

Лауреаты 1-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» (Уточнённый список)

В рамках 16-го  Всероссийского конкурса «Звезда полей»
(номинация 2 - поэзия)


1.    Андреев Владимир Фомич, г.Москва
2.    Бандорин Алексей Васильевич, г. Рязань
3.    Грызлов Павел Сергеевич, г.Братск,  Иркутская обл.
4.    Гундарева Вера Яковлевна, г. Артём, Приморский край
5.    Даньшов Михаил Алексеевич, Рязанская обл. , Сапожковский р-н, с. Красное
6.    Евдонов Алексей Николаевич, г. Москва
7.    Журавлева Людмила Валентиновна, г.Химки, Московская обл.
8.    Избенников Александр Алексеевич, г. Москва
9.    Кан Виктория, г.Белгород
10.    Клюзов Евгений Иванович, г.Москва
11.    Купрейченко Альбина Сергеевна, г. Железнодорожный, Московская обл.
12.    Лебедев  Сергей Александрович,  Самарская обл., г. Тольятти
13.    Мальцева Ольга Александровна, г. С.-Петербург,
14.    Михалина Надежда Марьяновна,  Рязанская обл., Спасский район, с. Кирицы,
15.     Митарчук Елена Алексеевна, г. Москва
16.    Мохова Любовь Николаевна, с. Подвязновский, Ивановская обл.
17.    Морозов Сергей Кузьмич, г.Артём, Приморский край
18.     Никонов Алексей Иванович, г.Кораблино, Рязанская обл.
19.    Павлова Анна Александровна, Ульяновская обл., г. Барыш.
20.    Полуполтинных Нина Евгеньевна,  г. Артём,  Приморский край
21.    Повалихина Людмила Никитична, г. Артём Приморского края
22.    Рябцов Александр Леонидович,  г.Москва
23.    Салтыкова Людмила Фёдоровна, г. Рязань
24.    Смирнова Ольга Валентиновна, г. Архангельск
25.    Сорокин Евгений Фёдорович,  г. Барыш, Ульяновская обл.
26.    Степанова Вера Васильевна, г. Москва
27.    Кондратий Солёный, г.Москва
28.    Усова Любовь Трофимовна, Республика Казахстан, г. Темиртау
29.    Хрусталёва София Ивановна, г. Москва
30.    Филиппова Ольга, г.Старый Оскол, Белгородская обл.
31.    Швецов Николай, г. Москва
32.    Широков Александр Павлович, г.Железнодорожный, Московская обл.
33.    Порохин Сергей Алексеевич, г.Москва

                   Победители  по номинациям:
           Номинация «Привет, Россия – родина моя!»
Сергей Лебедев, г. Тольятти, Самарская обл.
Михаил Даньшов, Рязанская обл. , Сапожковский р-н, с. Красное

          Номинации «Душа хранит»                 
Людмила Журавлева, г.Химки, Московская обл.
Вера Гундарева, г. Артём Приморского края
Анна Павлова,  Ульяновская обл., г.Барыш

           Номинации «Пора любви»
Владимир Андреев, г. Москва
Любовь  Усова, г. Темиртау, Карагандинская обл., Республика Казахстан

           Номинация «Морские перекрёстки»
Любовь  Усова, , г. Темиртау, Карагандинская обл., Республика Казахстан

         Номинация «басни, сатира, юмор»
Кондратий Солёный, г.Москва

           Номинация «Стихи для детей»
 Вера Степанова, г.Москва
Альбина Купрейченко, г. Железнодорожный, Московская обл.

Лауреаты  Всероссийского конкурса «Звезда полей-2015»
                                                       
Номинация 1 («проза»)- участники 11-ой Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения»
(см. информацию о конференции на сайте в разделе «новости от 25 январяс.г.)

Номинация 3 (искусство, живопись)

1.    Васьков Даниил Алексеевич, г. Москва – дизайнер, автор бланка диплома Творческого центра им. Н.М.Рубцова   – диплом номинации.
2.    Ананьева Татьяна Александровна, г.Москва – портрет Н.М.Рубцова (рисунок) – диплом номинации

Номинация 4 (песни на стихи Н.М.Рубцова)

1.Киреенков Владислав Кириллович, композитор  – победитель  номинации
2.Фокин Евгений, г. Москва, автор-исполнитель – диплом номинации
3.Степанова Вера Васильевна, г. Москва, вокалистка трио ЛМС «Родник» – диплом  
номинации.
4. Удод Людмила  Николаевна, Московская обл., вокалистка –  диплом  номинации
5. Точина Марина, композитор, г. Рязань – диплом номинации
6. Никонов Алексей  Иванович, г. Кораблино, Рязанская обл.- диплом номинации
7. Вишняков Михаил Сергеевич, г. Момква, аранжировщик – диплом номинации.

    Номинация 5 – пропаганда  традиционной поэзии и творчества Н.М.Рубцова

1.Голощапова Зинаида Ивановна, заслуж. работник культуры РФ, директор ЦБС .А.Белого, организатор «Рубцовской гостиной», г. Железнодорожный.
2.Коллектив «Рубцовской горницы», г. Артём, Приморский край. Актив –Дубинина Зинаида Ивановна, Коротеева Ольга Григорьевна,  Полуполтинных Нина Евгеньевна.
3.Бандорин Алексей Васильевич, член Союза писателей РФ, лауреат ряда литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
4.Киреенков Владислав Кириллович, композитор, автор музыкальных композиций на стихи Н.Рубцова, С.Есенина и др. русских поэтов, г. Москва.
5.Салтыкова Людмила Фёдоровна, член Союза писателей РФ, лауреат литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
6.Омельченко Светлана Александровна, заслуженный учитель РФ, преподаватель колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, г. Москва.  
7.Коллектив «Рубцовской гостиной» библиотеки - филиала в ЦБС им. А.Белого, г. Железнодорожный  
8.Коллектив «Читального зала имени Н.М. Рубцова» колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, УСП № 5 «БТМ»№ 20, г. Москва.
9. Стрижов Юрий Васильевич, Председатель Совета МОО «Мск Китеж», г. Москва
10. Избенникова Татьяна Александровна, литератор, г. Москва
10. Новиков Илья Александрович, организатор фестиваля «Русская тройка» и мероприятий колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, г. Москва.  
11.Иванов Михаил Владимирович, куратор публикаций, г. Москва

Лауреаты 2-го поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей»

Андронов Александр Николаевич, г. Москва
Бочарова Татьяна Анатольевна, г. Рязань
Дедов Владимир, ЛНР, г. Северодонецк,  г. Рязань
Горелова Татьяна Николаевна, Тульская область, Киреевский район.
Грызлов Павел Сергеевич, г. Братск,  Иркутская обл.
Гундарева Вера Яковлевна, г.Артём, Приморский край
Ерохин Александр Тимофеевич, г. Саратов,
Избенников Александр Алексеевич, г. Москва
Избенникова Татьяна Александровна, г. Москва,
Клюзов Евгений Иванович, г. Москва,
Кодак Сергей, Москва
Колосовская Надежда Васильевна, г.Артём, Приморский край
Кривонос Сергей Иванович, Украина, г. Сватово,
Лучкина Елизавета Дмитриевна, г.Артём, Приморский край               
Лялина Лариса Борисовна, г.Рязань
Миляева Надежда Евгеньевна, г.Иркурск,
Митарчук Елена Алексеевна, г. Москва,
Мостовой Виктор Михайлович, г.Стаханов, Украина.
Обухов Александр Иванович, г. Иркутск,
Орлова Валентана Васильевна, г. Москва
Павлова Анна Александровна, Ульяновская обл., г. Барыш.
Повалихина Людмила, г. Артём, Приморский край
Порохин Сергей Алексеевич, г. Москва 
Разуваев Павел Александрович, г. Иваново
Салтыкова Людмила Фёдоровна, г. Рязань
Смирнова Ольга Валентиновна, г. Архангельск
Степанова Вера Васильевна, г. Москва
Усова Любовь Трофимовна, Республика Казахстан, г. Темиртау
Фокин Евгений Николаевич, г. Москва
 
                   Победители  по номинациям:
           Номинация «Привет, Россия – родина моя!»
Павел Грызлов,, г. Братск, Иркутская обл.
Любовь  Усова, г. Темиртау, Карагандинская обл., Республика Казахстан
          Номинации «Душа хранит»                 
Вера Степанова, г. Москва
Анна Павлова,  Ульяновская обл., г. Барыш
          Номинации «Пора любви» 
Татьяна Бочарова, г. Рязань
          Номинация «Морские перекрёстки»
Любовь  Усова,  г. Темиртау, Карагандинская обл., Республика Казахстан
          Номинация «Сатира, юмор»
Сергей Кривонос, Украина, г. Сватово
           Номинация «Стихи для детей»
Салтыкова Людмила Фёдоровна, г. Рязань
Вера Степанова, г. Москва
 

Лауреаты 5-го поэтического Интернет конкурса «Звезда полей»

Андреев  Владимир Фомич, г. Москва
Андронов Александр Николаевич,  г. Москва
Антипов Алексей Викторович,  г. Егорьевск, Московская обл.    
Гундарева Вера Яковлевна, г. Артём, Приморский край
Евдонов Алексей Николаевич, г. Москва
Ерохин Александр Тимофеевич, г. Саратов,
Избенников Александр Алексеевич, г. Москва
Избенникова Татьяна Александровна, г. Москва,
Караваева Анастасия Самсоновна, г. Артём, Приморский край
Клюзов Евгений Иванович, г. Москва
Колосовская Надежда Васильевна, г. Артём, Приморский край  
Кривонос Сергей Иванович, Украина, г. Сватово
Лучкина Елизавета Дмитриевна, г. Артём, Приморский край
Маслов Евгений Феоктистович, г. Егорьевск, Московская обл.  
Митарчук Елена Алексеевна, г. Москва,
Морозов Сергей Кузьмич, г. Артём, Приморский край
Молчанова Мария Эдуардовна, г. Белгород
Нагайцев Игорь  Артём, Приморский край
Обухов Александр Иванович, г. Ангарск, Иркутская обл.
Осипов Григорий Борисович, г. Москва
Повалихина Людмила Никитична, г. Артём, Приморский край
Порохин Сергей Алексеевич, г. Москва
Степанова Вера Васильевна, г. Москва
Старовойтова Любовь, г. Артём, Приморский край
Таубес (Евкина) Евгения, .г. Рязань    

  Победители  по номинациям:
           Номинация «Привет, Россия – родина моя!»
Степанова Вера Васильевна, г. Москва
Андронов Александр Николаевич, г. Москва
          Номинации «Душа хранит»              
Андреев Владимир Фомич, г. Москва
Морозов Сергей Кузьмич, г. Артём, Приморский край
Андронов Александр Николаевич, г. Москва
          Номинации «Пора любви»
Кривонос Сергей Иванович, Украина
Ерохин Александр Тимофеевич, г. Саратов
          Номинация «Морские перекрёстки»
 Порохин Сергей Алексеевич, г. Москва
 Таубес  (Евкина)  Евгения, г.Рязань
          Номинация «Сатира, юмор»
Осипов Григорий Борисович, г. Москва
Клюзов Евгений Иванович, г. Москва
           Номинация «Стихи для детей»
Колосовская Надежда Васильевна, г.Артём, Приморский край
Степанова Вера Васильевна, г. Москва

Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2019»

Номинация 1 («проза») - участники 14-ой Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения»
1. Митарчук  Елена Алексеевна, член Союза писателей России,  методист «Дома Гоголя», г. Москва.
2. Юрий Кириенко- Малюгин (Кириенко Ю.И., канд. техн. наук, член Союза писателей  РФ, администратор сайта «Звезда полей»), г. Москва.
3. Избенников Александр Алексеевич, выпускник Литературного института им. А.М.Горького, г. Москва.
4. Андреев Владимир Фомич, заслуженный работник культуры РФ, член Союза писателей России, г. Москва.
5. Киреенков Владислав Кириллович, композитор, член Российского авторского общества, г. Москва.
6. Маслов Евгений Феоктистович, член Союза писателей РФ,  г. Егорьевск, Московская обл. 
7. Обухов Александр Иванович, член Союза писателей РФ, г. Иркутск.
8. Макеев Вячеслав Михайлович, член Союза писателей РФ, г. Москва.
9. Омельченко Светлана Александровна, заслуженный учитель РФ.
10. Полуполтинных Нина Евгеньевна, г. Артём, Приморский край.
11. Порохин Сергей Алексеевич, кандидат философских наук, член Союза писателей РФ,
       г. Москва.
12. Коротеева Ольга Григорьевна, преподаватель, соорганизатор «Рубцовской горницы», г. Артём   
      Приморского края. 
13. Повалихина Людмила Никитична, литератор, г. Артём, Приморский край
14. Осипов Григорий Борисович, член Союза писателей РФ, президент Международной академии   
       русской словесности, г. Москва.
15. Салтыкова Людмила Фёдоровна, член Союза писателей России и Союза профессиональных 
       литераторов России, г. Рязань.
 
                        Номинация 3 (искусство, живопись)
Васьков Даниил Алексеевич, г. Москва – дизайнер альманаха «Звезда полей 2019»  Творческого центра им. Н.М.Рубцова   – диплом номинации.
 
                           Номинация 4 (песни на стихи Н. М. Рубцова)
 
1.Киреенков Владислав Кириллович, композитор  – победитель  номинации. 
2.Фокин Евгений Николаевич, г. Москва, автор-исполнитель.  
3.Степанова Вера Васильевна, г. Москва, вокалистка трио ЛМС «Родник». 
4. Щипков Сергей Вадимович, гармонист,  г. С.-Петербург.
5. Полуполтинных Нина Евгеньевна, г. Артём, Приморский край.
6. Писарева Нелли Сергеевна, дуэт «Элегия», г. Артём, Приморский край.
7. Машкова Людмила Васильевна, дуэт "Элегия",,г.Артём, Приморский край
8. Пятницкая Елена Александровна, артистка Московского государственного      
     академического музыкального театра фольклора «Русская  песня»
 
104
Номинация 5 – пропаганда  традиционной поэзии и
творчества   Н. М. Рубцова
 
1. Коллектив «Рубцовской горницы», г. Артём, Приморский край. Актив –
   Дубинина Зинаида Ивановна, Коротеева Ольга Григорьевна,    
   Полуполтинных Нина Евгеньевна, Ламихина Людмила Александровна,   
   Ерёменко Елена Евгеньевна, Грань Вера Николаевна.
2. Бандорин Алексей Васильевич, член Союза писателей РФ, лауреат 
   литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
3.Киреенков Владислав Кириллович, композитор, автор музыкальных   
    композиций на стихи Рубцова, Есенина и др. русских поэтов, г. Москва. 
4. Салтыкова Людмила Фёдоровна, член Союза писателей РФ, лауреат 
   литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
5. Омельченко Светлана Александровна, заслуженный учитель РФ, 
6. Коллектив «Рубцовской гостиной» библиотеки - филиала в ЦБС им.  
   А.Белого, г. Железнодорожный  
7. Коллектив «Читального зала имени Н.М. Рубцова» колледжа ГБПОУ 
   КАИТ № 20, УСП № 5 «БТМ»№ 20, г. Москва. 
8. Избенникова Татьяна Александровна, литератор, г. Москва
9. Новиков Илья Александрович, организатор фестиваля «Русская тройка» и    
    мероприятий колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, г. Москва.  
10. Иванов Михаил Владимирович, куратор публикаций, г. Москва
 
Послесловие (от редактора-составителя) 
 
    На  сайте www.rubcow.ru «Звезда полей» публикуются стихи участников поэтических Интернет-конкурсов «Звезда полей» и литературоведческие статьи участников ежегодных Московских научно-практических конференций «Рубцовские чтения».
      По результатам конкурсов «Звезда полей» администратор сайта www.rubcow.ru   Ю. Кириенко-Малюгин присуждает:
по поэзии: диплом  «Гран-при» 2019 – Вере  Яковлевне Гундаревой, г.Артём Приморского края; дипломы «Престиж» 2019 –  Александру Николаевичу Андронову, г. Москва и Ерохину Александру Тимофеевичу, г. Саратов;
 по литературоведению и прозе: диплом «Гран-при» 2019 -  Порохину Сергею Алексеевичу,  г. Москва,  за цикл статей об исторических личностях России;  диплом «Престиж» 2019 – Обухову Александру Ивановичу – за исследование «Сакральный смысл автографов и рисунков А.С.Пушкина»,  Избенникову Александру Алексеевичу – за  цикл статей о ведической истории России.
 
 

Лауреаты конкурсов сайта «Звезда полей» 2018 года

Лауреаты 3-го поэтического Интернет конкурса «Звезда полей»
 
Андреев Владимир Фомич, г. Москва
Андронов Александр Николаевич,  г. Москва   
Гундарева Вера Яковлевна, г.Артём, Приморский край
Горелова Татьяна Ивановна, п. Шварцевский, Тульская область
Ерохин Александр Тимофеевич, г. Саратов,
Избенников Александр Алексеевич, г. Москва
Избенникова Татьяна Александровна, г. Москва,
Киселёва Светлана, г. Егорьевск, Московская обл.
Клюзов Евгений Иванович, г. Москва,
Кодак Сергей, г. Москва  
Кошелькова Вера Николаевна, г. Воскресенск, Московская обл.
Кривонос Сергей Иванович, Украина, г. Сватово,
Лапшин Михаил Иванович, г. Одинцово, Московская обл.,
Маслов Евгений Феоктистович, г. Егорьевск, Московская обл.
Миляева Надежда Евгеньевна, г Иркутск. 
Митарчук Елена Алексеевна, г. Москва,
Смирнова Надежда, Иркутская обл.,Нукутский район п. Новонукутский 
Столяров Игорь Анатольевич, Тверская обл., г.Нелидово,
Обухов Александр Иванович, г. Иркутск,  
Порохин Сергей Алексеевич, г. Москва 
Рябцев Александр Леонидович, г. Москва
Салтыкова Людмила Фёдоровна, г. Рязань
Степанова Вера Васильевна, г. Москва
Фокин Евгений Николаевич, г. Москва                 
Хрусталёва София Ивановна, г. Москва
 
       Победители  по номинациям:
           Номинация «Привет, Россия – родина моя!»
Александр Андронов, г. Москва
          Номинации «Душа хранит»                 
Надежда Смирнова, Иркутская обл.
Вера Степанова, г. Москва 
          Номинации «Пора любви» 
Салтыкова Людмила Фёдоровна, г. Рязань
          Номинация «Морские перекрёстки»
Рябцев Александр Леонидович, г. Москва
          Номинация «Сатира, юмор»
Сергей Кривонос, Украина, г. Сватово
           Номинация «Стихи для детей»
Вера Степанова, г. Москва
Татьяна Горелова, Тульская обл.
 
   Лауреаты  Всероссийского конкурса «Звезда полей-2018»
                                                       
 Номинация 1 («проза») - участники 13-ой Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения» 
 
Митарчук  Елена Алексеевна, член Союза писателей России,  методист «Дома Гоголя», г. Москва.
Юрий Кириенко- Малюгин (Кириенко Юрий Иванович, канд. техн. наук, член Союза писателей  России, модератор сайта «Звезда полей»)
Избенников Александр Алексеевич, студент Литературного института им. А.М.Горького, г. Москва
Андреев Владимир Фомич, заслуженный работник культуры РФ, член Союза писателей России, г. Москва.
Акимова  Мария Сергеевна, кандидат филологических наук, г. Москва
Кошелькова Вера Николаевна, член Союза писателей России, г. Воскресенск, Московская обл.
Киреенков Владислав Кириллович, член Российского авторского общества, г. Москва,
 Иванов Юрий Васильевич,  Вологда, член Союза писателей России
Алешин Николай, (1949-2015), член Союза писателей России, г. Москва
.Макеев Вячеслав Михайлович , член Союза писателей России.
Порохин Сергей Алексеевич, кандидат философских наук, член Союза писателей России, г. Москва
Дубинина Зинаида Ивановна, организатор «Рубцовской горницы», г. Артём Приморского края. 
Бандорин Алексей Васильевич, член Союза писателей России и Союза профессиональных литераторов России
 
Номинация 3 (искусство, живопись)
 
Васьков Даниил Алексеевич, г. Москва – дизайнер – соавтор обложки альманаха «Звезда полей 2018», автор бланка диплома и грамоты  Творческого центра им. Н.М.Рубцова   – диплом номинации.
 
                           Номинация 4 (песни на стихи Н.М.Рубцова)
 
1.Киреенков Владислав Кириллович, композитор  – победитель  номинации 
2.Фокин Евгений, г. Москва, автор-исполнитель – диплом номинации 
3.Степанова Вера Васильевна, г. Москва, вокалистка трио ЛМС «Родник» – диплом  номинации.
4.Вишняков Михаил Сергеевич, г. Москва, аранжировщик – диплом.
 
Номинация 5 – пропаганда  традиционной поэзии и
творчества   Н.М.Рубцова
 
1.Голощапова Зинаида Ивановна, заслуж. работник культуры РФ, директор ЦБС .А.Белого, организатор «Рубцовской гостиной», г. Железнодорожный. 
2.Коллектив «Рубцовской горницы», г. Артём, Приморский край. Актив –Дубинина Зинаида Ивановна, Коротеева Ольга Григорьевна,  Полуполтинных Нина Евгеньевна, Ламихина Людмила Александровна, Купреева Клавдия Андреевна
3.Бандорин Алексей Васильевич, член Союза писателей РФ, лауреат литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
4.Киреенков Владислав Кириллович, композитор, автор музыкальных композиций на стихи Н.Рубцова, С.Есенина и др. русских поэтов, г. Москва. 
5.Салтыкова Людмила Фёдоровна, член Союза писателей РФ, лауреат литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
6.Омельченко Светлана Александровна, заслуженный учитель РФ, преподаватель колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, г. Москва.  
7.Коллектив «Рубцовской гостиной» библиотеки - филиала в ЦБС им. А.Белого, г. Железнодорожный  
8.Коллектив «Читального зала имени Н.М. Рубцова» колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, УСП № 5 «БТМ»№ 20, г. Москва. 
9.  Избенникова Татьяна Александровна, литератор, г. Москва
10. Новиков Илья Александрович, организатор фестиваля «Русская тройка» и мероприятий колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, г. Москва.  
11.Иванов Михаил Владимирович, куратор публикаций, г. Москва
 
                     Послесловие (от редактора-составителя)
 
    На  сайте www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» (март 2006 г.)  публикуются стихи участников конкурсов «Звезда полей» и литературоведческие статьи.
      По результатам международных поэтических конкурсов «Звезда полей» администратор сайта www.rubcow.ru Ю.Кириенко-Малюгин присуждает:   диплом  «Гран-при» 2018 поэту Александру Андронову, г. Москва, дипломы «Престиж» 2018 – поэту Вере Гундаревой, г.Артём Приморского края  и Татьяне Гореловой, Тульская область. По результатам литературоведческих исследований Ю.Кириенко-Малюгин присуждает: диплом «Гран – при» Елене Митарчук, г.Москва  за  исследование  поэмы «Разбойник Ляля» Рубцова,  дипломы «Престиж» 2018: Сергею Алексеевичу Порохину и Вячеславу Михайловичу Макееву (г. Москва): 
 

Лауреаты конкурсов сайта «Звезда полей» 2018 года (из Альманаха № 18)

Лауреаты 3-го поэтического Интернет конкурса «Звезда полей»
 
Андреев Владимир Фомич, г. Москва
Андронов Александр Николаевич,  г. Москва   
Гундарева Вера Яковлевна, г.Артём, Приморский край
Горелова Татьяна Ивановна, п. Шварцевский, Тульская область
Ерохин Александр Тимофеевич, г. Саратов,
Избенников Александр Алексеевич, г. Москва
Избенникова Татьяна Александровна, г. Москва,
Киселёва Светлана, г. Егорьевск, Московская обл.
Клюзов Евгений Иванович, г. Москва,
Кодак Сергей, г. Москва  
Кошелькова Вера Николаевна, г. Воскресенск, Московская обл.
Кривонос Сергей Иванович, Украина, г. Сватово,
Лапшин Михаил Иванович, г. Одинцово, Московская обл.,
Маслов Евгений Феоктистович, г. Егорьевск, Московская обл.
Миляева Надежда Евгеньевна, г Иркутск. 
Митарчук Елена Алексеевна, г. Москва,
Смирнова Надежда, Иркутская обл.,Нукутский район п. Новонукутский 
Столяров Игорь Анатольевич, Тверская обл., г.Нелидово,
Обухов Александр Иванович, г. Иркутск,  
Порохин Сергей Алексеевич, г. Москва 
Рябцов Александр Леонидович, г. Москва
Салтыкова Людмила Фёдоровна, г. Рязань
Степанова Вера Васильевна, г. Москва
Фокин Евгений Николаевич, г. Москва                 
Хрусталёва София Ивановна, г. Москва
 
       Победители  по номинациям:
           Номинация «Привет, Россия – родина моя!»
Александр Андронов, г. Москва
          Номинации «Душа хранит»                 
Надежда Смирнова, Иркутская обл.
Вера Степанова, г. Москва 
          Номинации «Пора любви» 
Салтыкова Людмила Фёдоровна, г. Рязань
          Номинация «Морские перекрёстки»
Рябцов Александр Леонидович, г. Москва
          Номинация «Сатира, юмор»
Сергей Кривонос, Украина, г. Сватово
           Номинация «Стихи для детей»
Вера Степанова, г. Москва
Татьяна Горелова, Тульская обл.
 
   Лауреаты  Всероссийского конкурса «Звезда полей-2018»
                                                       
 Номинация 1 («проза») - участники 13-ой Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения» 
 
Митарчук  Елена Алексеевна, член Союза писателей России,  методист «Дома Гоголя», г. Москва.
Юрий Кириенко- Малюгин (Кириенко Юрий Иванович, канд. техн. наук, член Союза писателей  России, модератор сайта «Звезда полей»)
Избенников Александр Алексеевич, студент Литературного института им. А.М.Горького, г. Москва
Андреев Владимир Фомич, заслуженный работник культуры РФ, член Союза писателей России, г. Москва.
Акимова  Мария Сергеевна, кандидат филологических наук, г. Москва
Кошелькова Вера Николаевна, член Союза писателей России, г. Воскресенск, Московская обл.
Киреенков Владислав Кириллович, член Российского авторского общества, г. Москва,
 Иванов Юрий Васильевич,  Вологда, член Союза писателей России
Алешин Николай, (1949-2015), член Союза писателей России, г. Москва
Макеев Вячеслав Михайлович , член Союза писателей России.
Порохин Сергей Алексеевич, кандидат философских наук, член Союза писателей России, г. Москва
Дубинина Зинаида Ивановна, организатор «Рубцовской горницы», г. Артём Приморского края. 
Бандорин Алексей Васильевич, член Союза писателей России и Союза профессиональных литераторов России
 
Номинация 3 (искусство, живопись)
 
Васьков Даниил Алексеевич, г. Москва – дизайнер – соавтор обложки альманаха «Звезда полей 2018», автор бланка диплома и грамоты  Творческого центра им. Н.М.Рубцова   – диплом номинации.
 
                           Номинация 4 (песни на стихи Н.М.Рубцова)
 
1.Киреенков Владислав Кириллович, композитор  – победитель  номинации 
2.Фокин Евгений, г. Москва, автор-исполнитель – диплом номинации 
3.Степанова Вера Васильевна, г. Москва, вокалистка трио ЛМС «Родник» – диплом  номинации.
4.Вишняков Михаил Сергеевич, г. Москва, аранжировщик – диплом.
 
Номинация 5 – пропаганда  традиционной поэзии и
творчества   Н.М.Рубцова
 
1.Голощапова Зинаида Ивановна, заслуж. работник культуры РФ, директор ЦБС .А.Белого, организатор «Рубцовской гостиной», г. Железнодорожный. 
2.Коллектив «Рубцовской горницы», г. Артём, Приморский край. Актив –Дубинина Зинаида Ивановна, Коротеева Ольга Григорьевна,  Полуполтинных Нина Евгеньевна, Ламихина Людмила Александровна, Купреева Клавдия Андреевна
3.Бандорин Алексей Васильевич, член Союза писателей РФ, лауреат литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
4.Киреенков Владислав Кириллович, композитор, автор музыкальных композиций на стихи Н.Рубцова, С.Есенина и др. русских поэтов, г. Москва. 
5.Салтыкова Людмила Фёдоровна, член Союза писателей РФ, лауреат литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
6.Омельченко Светлана Александровна, заслуженный учитель РФ, преподаватель колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, г. Москва.  
7.Коллектив «Рубцовской гостиной» библиотеки - филиала в ЦБС им. А.Белого, г. Железнодорожный  
8.Коллектив «Читального зала имени Н.М. Рубцова» колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, УСП № 5 «БТМ»№ 20, г. Москва. 
9.  Избенникова Татьяна Александровна, литератор, г. Москва
10. Новиков Илья Александрович, организатор фестиваля «Русская тройка» и мероприятий колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, г. Москва.  
11.Иванов Михаил Владимирович, куратор публикаций, г. Москва
 
                     Послесловие (от редактора-составителя)
 
    На  сайте www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» (март 2006 г.)  публикуются стихи участников конкурсов «Звезда полей» и литературоведческие статьи.
      По результатам международных поэтических конкурсов «Звезда полей» администратор сайта www.rubcow.ru Ю.Кириенко-Малюгин присуждает:   диплом  «Гран-при» 2018 поэту Александру Андронову, г. Москва, дипломы «Престиж» 2018 – поэту Вере Гундаревой, г.Артём Приморского края  и Татьяне Гореловой, Тульская область. По результатам литературоведческих исследований Ю.Кириенко-Малюгин присуждает: диплом «Гран – при» Елене Митарчук, г.Москва  за  исследование  поэмы «Разбойник Ляля» Рубцова,  дипломы «Престиж» 2018: Сергею Алексеевичу Порохину и Вячеславу Михайловичу Макееву (г. Москва): 
 

Литераторы о творчестве Н. М. Рубцова

(из будущей книги-творческой биографии «Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром!», изд. 2020 г., 328 стр.)

«Николай Рубцов вошёл в литературу в то памятное «громкими» именами время, когда … бездуховность «ультрамодных» приёмов, ритмов и рифм, рациональных  метафор,  ребусоподобных  образов  выдавалась – чего греха таить – и принималась порою за неоспоримые достоинства и даже подлинно поэтические ценности…»
  «Чуткий ко всему истинному талант Рубцова уже с самых истоков противостоял завлекающей моде мифов о «треугольных шедеврах» и прочих «нетленках»…Поэзия Рубцова была живым ручательством необходимости и возможности их достижения. Имя Рубцова стало, по существу, синонимом того поэтического явления, которое подготовило в сознании читателей переоценку ценностей, напомнив о бессмертии традиций отечественной поэзии».  Юрий Селезнёв
    «Ни у Гоголя, ни у Блока, ни у Рубцова нет несовершенных произведений. Если для их стиля и характерно некоторое пренебрежение литературной нормой, то сделано это исключительно из соображений художественной сообразности. Для всех трёх великих авторов характерно представление о литературном творчестве как о Божественном даре. Можно сказать, что центральной их темой была тема места русского человека в «мире Божьем» – русский человек и природа. При этом они были публицистами, то есть чутко улавливали особенности своего времени, держали руку на пульсе эпохи».  Елена Митарчук
    «Художественное пространство у Рубцова открыто и не ограничено, ему эквивалентна душевная открытость лирического героя». Алла Науменко-Порохина
     «Рубцов, которому поначалу иные критики отказывали в «искусности», чрезвычайно сложен для толкования! Здесь годится разве что язык намёков, приблизительности. Природа поэзии Николая Рубцова такова, что искусность в ней неуловима, как солнечный луч, необъяснима, как тайна».                                        Елена Л. Иванова
     «Время шестидесятников непростое. Да и как почти любое время в России. Те, кто мог и должен был его печатать, сам рвался на страницы журналов и сборников. Стояли плотным кольцом, расставив локти, не дай бог кто-то ещё пробьется в этот тесный круг избранных  и раздвинет соперников и конкурентов. Или просто боязнь, страх за себя перед властями за оценку таланта необычной звезды Николая Рубцова».
Наталья Гай (2010 г.)

      Вспоминает Анатолий  Азовский  (Наш современник, № 1, 2001):
     “И можно бы сказать, что ужин (в общежитии литинститута, прим. Ю.К.-М.) проходил вполне задушевно, если бы я, увлекаясь иногда своей болтовнёй, не замечал на себе его   серьёзный  оценивающий  взгляд. Как  я  убедился  потом, болтунов,  особливо  «дюже учёных», он  терпеть  не мог. Помню при одном застолье, довольно обширном и вширь, и ввысь, у нас такой «научный» разговор о нашей родной литературе шёл, такие мудрёные словечки блистали в нём, что без толкового словаря не сразу всё поймёшь. Особенно  один наглаженный товарищ старался. Уж так он своей эрудицией сыпал, что никому и слова сказать не давал. Да и где ещё он мог высказать свои умные мысли? Печатать его интеллектуальную поэзию почему-то не спешили, а выразиться, просветить кого-то (хоть нас, тёмных) ему очень хотелось. Не зря же он до литинститута ещё один вуз кончал! Вот и распускал перед нами пёрышки всех цветов. А Николай, хмурясь, слушал, слушал (наверно, час молчал), да вдруг как выдаст какой-то монолог минут на пять, состоящий из одних философских терминов, да так выдал, что отглаженный товарищ аж привял у нас на глазах, совсем серым стал.
     Летели годы… И был он совсем не таким (по крайней мере, для меня), каким представляют его сейчас во многих статьях-воспоминаниях: он-де и мрачный, и сложный был…Мне кажется, более простого человека в общежитии и не было тогда. Случалось, конечно, при нашей-то шумной жизни, и с ним иногда, ну да с кем не бывает… А вообще, с людьми малознакомыми он держался осторожно, а чаще всего замкнуто. Но уж если принимал кого за своего, то у этого «своего» и мысли о какой-то «загадочной личности» возникнуть не могло».
       Вспоминает Василий Макеев (Наш современник, № 1, 2001):
  «За ним (Рубцовым) стойко стояла слава первого поэта литинститута, а первому по штату полагается свита, поэтому в одиночестве Рубцов в Москве практически не бывал, никогда и стихов не писал. Родиной его стихов почти всегда были Вологда, райцентровские городки и старинные сёла около них. (курсив Ю.К.-М.) Мы в Москве, падкой испокон веков на всякую всесветную  сволочь, спорили  о новаторстве, верлибре, «евтушенковской» рифме, а тут из очередного побега на родину возвращался посвежевший, поопрятневший Николай и напевал нам по простоте душевной про эту тихую родину, про русский огонёк, доброго Филю, какое-нибудь Ферапонтово, «или про чью-то  горькую   чужбину, или  о чём-то русском вообще». И всё становилось на свои места. «Антимиры» и «Братская ГЭС» так и шли дружно по разряду эксперимента и «новаторства», а «Добрый Филя» нечаянно становился классикой русской поэзии…(курсив Ю.К.-М.).
  “Рубцов был мятежен и твёрд, поражал своей эрудицией. В институте его очень любили поэты из национальных республик за его русизм, память о Российской империи, за уважение к её монархам. «Володя, –  говорил он мне, – у нас в России не было плохих царей…”     Владимир Ф. Андреев (2010 г.)
    «Вот Никитин. Поэт такого уровня, как Никитин, не может принадлежать только крестьянству. Это – общенародный поэт. А Рубцов безусловно освоил культуру Блока, культуру Есенина. И я бы о нём так сказал:  Рубцов – это русский национальный поэт”. Валентин В.Сорокин (01.10.2002 г.)
«Поэзия Рубцова – это алмаз с великим множеством граней, которые невозможно разделить, не нарушив целостность восприятия. По мнению автора, кристаллической структурой творчества Рубцова (как многогранного алмаза) является  мистическое восприятие окружающего мира, которое отразилось во многих стихах поэта и которое согласуется с ведическим и православным, не декларированным  мировоззрением Рубцова.
Юрий Кириенко-Малюгин (11.12.2010 г.)

Литературная встреча под девизом «О народности поэзии»

     29 мая 2015 года в ЦСО «Южное Тушино» Юрием Кириенко-Малюгиным  была проведена литературная встреча  «О народности поэзии». Автор представил стихи  С.Есенина, Н.Рубцова и авторские, ответил на вопросы присутствующих о взаимосвязи литературы и общественных явлений.

Литературно-музыкальная встреча «Звезда Николая Рубцова»

6 января 2017 г. в ЦСО «Покровское-Стрешнево» группой ЛМС «Родник»  Творческого центра имени Рубцова проведена литературно-музыкальная встреча «Звезда Николая Рубцова».  Были исполнены несколько песен на стихи Николая Рубцова и авторские песни Ю.Кириенко-Малюгина. В мероприятии участвовала вокалистка и поэт Вера Степанова.