Юрий Кириенко-Малюгин. Возвращение на родину

Посвящается городам-героям и городам воинской славы России и СССР
 
В городах, в деревнях необъятной России
Наши братья и сёстры не сдавались врагу,
Шёл на танки с гранатой мальчишка красивый,
И молила сестричка: Я с тобой! Помогу!
 
Припев:
Ждал тебя город твой. По дороге опасной
Ты Свободу спасал. Ты судьбу испытал.
Возвращаться домой – нет дороги прекрасней,
О которой ночами ты в окопах мечтал.
 
По полям и лесам шли вперёд батальоны,
Брали с ходу плацдармы на крутом берегу.
А в родных городах раскрывались бутоны,
Журавли уносили грусть-печаль в синеву.
 
С автоматом в руках и с кинжалом в запасе,
По оврагам, пригоркам находили пути.
По команде «Вперёд» танки мчались по трассе
И ломали завалы, чтобы город спасти.
 
Припев:
Ждал тебя город твой. По дороге опасной
Ты Свободу спасал. Ты судьбу испытал.
Возвращаться домой – нет дороги прекрасней,
О которой ночами ты в окопах мечтал.
 
                                           Апрель 2010 – май 2017
 
Песня – Свидетельство РАО № 25129
 
Города-герои:
1. Ленинград (Санкт-Петербург);  2. Сталинград (Волгоград); 3. Севастополь; 4. Одесса; 5. Москва; 6. Киев;  7.  Брест;  8. Керчь;  9.  Новороссийск;  10. Минск;  11. Тула; 12. Мурманск; 13. Смоленск.
 
Города воинской Славы: 
Белгород, Курск, Орёл, Владикавказ, Малгобек, Ржев, Ельня, Елец, Воронеж, Луга, Полярный, Ростов-на-Дону, Туапсе, Великие Луки, Великий Новгород, Дмитров, Вязьма, Кронштадт, Наро-Фоминск, Псков, Козельск, Архангельск, Волоколамск, Брянск, Нальчик, Выборг, Калач-на-Дону, Владивосток, Тихвин, Тверь, Анапа, Колпино, Старый Оскол, Ковров, Ломоносов, Петропавловск-Камчатский, Таганрог, Малоярославец, Можайск, Хабаровск, Старая Русса, Гатчина, Петрозаводск, Грозный, Феодосия.    
   Данные из интернета.

Юрий Кириенко-Малюгин. Вокруг Рубцова от историка А.Быкова

Вот и сейчас я, занимаясь поиском одной рубцовской  темы, наткнулся  случайно в интернете   на статью Александра Быкова  «Николай Рубцов и то, что вокруг него», опубликованную в издании «Дела и дни» 3 января 2014 года, в день рождения Н.М.Рубцова.  Ответ даю сейчас, в июне 2015 года.
      А.Быков рассматривает не народное творчество и феномен популярности  Н.М.Рубцова, а бытовые обстоятельства (бытовуху), причём в явно тенденциозном направлении. Проигнорирована А.Быковым следующая информация: 
      А.Быков  не даёт ссылки на широко известный сайт www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество», который открыт с марта 2006 года, который курирует тематическая юридическая некоммерческая организация «Рубцовский творческий союз» и который   к настоящему времени имеет более 700 тысяч посетителей и, конечно, неслучайных. То, что Быков посещал или посещает указанный сайт, нет сомнений. Или пусть он сообщит, что впервые слышит о сайте. На сайте выставлено более 1000 рубцовских тем (литературоведческие статьи, стихи, полемика, воспоминания, песни, философия, статьи десяти проведённых научно-практических Московских конференций «Рубцовские чтения», информация о конкурсах «Звезда полей» и ежегодных альманахах «Звезда полей».
    В Вологодской областной библиотеке им. Бабушкина имеются книги Ю.Кириенко-Малюгина «Тайна гибели Николая Рубцова» (издания 2001 г., 2004 г., 2009 г.) об обстоятельствах убийства Н.Рубцова, монографии «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (2002 г.) и «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (2011 г.), «Новая дорога к Рубцову» (2005 г.), «Поэзия. Истина. Рубцов» (2007 г.). Имеются ежегодные альманахи «Звезда полей», издания НО «Рубцовский творческий союз» с 2006 года и др. Неужели А.Быков ни разу не брал и не читал эти издания? Что вообще-то легко проверить по формулярам книг в библиотеке.
     А.Быков проигнорировал важную информацию о лучевой болезни  Н.Рубцова, полученной во время серии воздушных ядерных взрывов на островах «Новая земля» в  период 1956-1958 г. г., когда моряк Н.Рубцов на миноносце «Острый» стоял в оцеплении зоны взрывов, не допуская туда любопытные иностранные военные корабли. Моряки получили облучение, о чём писал бывший командир миноносца Капитанец. Известным методом лечения от лучевой болезни является системное использование вина и водки.
 
     Полностью  статью Юрия Кириенко-Малюгина  «Вокруг Рубцова от историка А.Быкова»  смотрите в разделе сайта  «Публикации Кириенко-Малюгина», подраздел «Литературные статьи».
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Волны и скалы. Киносценарий

Синопсис сценария «Волны и скалы Николая Рубцова»

 

Первая серия (пролог)

 

     Рубцов читает стихотворения «Фиалки», «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»), «Русский огонёк», «В минуты музыки», «О Московском Кремле».

     Николай Михайлович Рубцов (03.01.1936 – 19.01.1971), мальчишка из многодетной семьи, сирота, детдомовец, студент лесного техникума, кочегар тралового флота, студент горно-химического техникума, слесарь на военном полигоне, матрос Северного флота, рабочий Кировского (Путиловского) завода, студент и выпускник Литературного института им. А.М.Горького 1969 г.,, член Союза писателей СССР с 1968 г., бездомный поэт до 31 года.

 

Вторая серия

 

      В августе 1942 года 6-летний Коля убегает из дома в ближайший лес из-за обвинения в краже буханки хлеба, полученной по продуктовым карточкам во время войны. Крышей  над головой для Коли были ёлки в лесу. Через неделю еле живой Коля вернулся домой в Вологду с созданным в голове стихотворением. 

      Николай Рубцов (с октября 1943 года) и дети-сироты живут в детдоме села Никольского Тотемского района Вологодской области. Весной 1950 года выпускники 7-го класса   обсуждают  будущие профессии. Первая влюблённость. Первые стихи.  Коля едёт в Ригу поступать в морское училище. После неудачи в Риге Коля сдаёт экзамены и поступает в Тотемский лесной техникум. Через два года уезжает в Архангельск и устраивается на рыболовный траулер.

 

Третья серия

 

     17-летний Николай Рубцов, отведавший морских стихий, поступает в горно-механический техникум в г.Кировске. Летом 1954 года едет на заработки в Ташкент и едва не погибает от голода и жары. Показывает стихи в редакции местной газеты. Возвращается в Россию. Выясняет отношения с  Татьяной Агафоновой. В Вологде через 13 лет встречает отца и брата. Уезжает в Приютино,  работает слесарем на полигоне, играет на танцах в парке, дружит  с Таей Смирновой, считает её своей невестой. Осенью 1955 года  Рубцова призывают в армию.

 

Четвёртая  серия

 

     Николай Рубцов служит на Северном флоте (октябрь 1955 г. – октябрь 1959 г.). Участвует в морских походах и в оцеплении зоны воздушных ядерных взрывов на архипелаге «Новая земля». Весной 1957 года получает письмо-просьбу от беременной Татьяны Агафоновой. Направляет адекватный ответ. Пишет морские и ностальгические стихи. Узнаёт, что Тая Смирнова вышла замуж. Передаёт на публикацию стихотворение «Желание», первый вариант песни «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»). Занимается в литобъединении при флотской газете «На страже Заполярья». С друзьями-поэтами в общежитии на Гаджиева, 9 обсуждают поэзию и своё будущее после демобилизации.

 

Пятая  серия

 

     В ноябре 1959 года Рубцов поступает на Кировский (Путиловский) завод кочегаром котельной заводского общежития. Пишет лирические и юмористические стихи. В январе 1962 года выступает с успехом на поэтическом вечере. Готовит самиздатовский сборник «Волны и скалы» и в июле 1962 года  направляет его в Литературный институт им. А.М.Горького на конкурс и вступительные экзамены. В предисловии утверждает своё кредо: «В жизни и поэзии не переношу спокойно любую фальшь, если её почувствую». Обсуждает с братом Альбертом пути и условия написания стихотворений.

 

Шестая  серия

 

      В Литературном институте им. А.М.Горького Рубцов знакомится с «Осенней песней» Верлена и пишет свою. В общежитии литинститута Николай Рубцов с поэтом Александром Черевченко пишут шаблонную новогоднюю сказку для телевидения. На столе – одна сигарета, в карманах ни копейки. Находят выход из ситуации. Участвует в литературных застольях с поэтами-студентами и известными поэтами. Отстаивает позицию народности и историчности поэзии. Готовит для публикации сборник «Звезда полей». В апреле 1968 года принят в члены Союза писателей СССР.

 

Седьмая  серия

 

    Приезжает в село Никольское летом 1968 г. В ноябре  1968 года готовит подборку стихов «Зелёные цветы» на госкомиссию и для защиты диплома в Литинституте.

    Активно участвует в литературной жизни Вологды и Вологодской области. Пишет и публикует стихи, готовит сборники в издательства. Получает в Вологде комнату, затем однокомнатную квартиру. Участвует в отчётном заседании Вологодской писательской организации и инициирует дискуссии о поэзии. Готовит авторские песни с самобытным композитором Алексеем Шиловым. 30 декабря 1971 года ожидает приезда дочери Лены и гражданской жены Геты Меньшиковой из Никольского. Пишет новогоднее стихотворение «За тост хороший», которое опубликовано в Вологде 1 января 1971 г.

 Определяет своё жизненное кредо: «За всё Добро, расплатимся Добром!»

 

      P.S.  Презентация  сценария «Волны и скалы Николая Рубцова

     Народная поэзия Рубцова – это алмаз с множеством граней: ведической, православной, патриотической, социальной, лирической, мистической. Всё связано единой кристаллической решёткой. Более 160 песен Рубцова созданы с 1970 года в средних звеньях нашего социального гражданского общества и никого не оставляют равнодушными. Идеи Справедливости, Добра, вселенской Любви лежат в основе его творчества. Рубцов выразил своё кредо в самиздатовском сборнике «Волны и скалы»: «В жизни и поэзии не переношу спокойно любую фальшь, если её почувствую».

    Однако его поэзия фактически игнорируется, даже сегодня в юбилей – 80-летие в январе 2016 года и в год Рубцова на Вологодчине, она не представлена  ни на канале «Культура», ни на других государственных каналах. Публикуются в нескольких газетах и журналах поверхностные или тенденциозные  статьи. Один из фильмов (2005 года) был сделан дилетантски любительницей-сценаристкой, грешит многими ошибками по биографии, по его мировоззрению (я официально публиковал опровержения и посылал в Вологду). В жизни Рубцова было много грустного и весёлого, серьёзного и смешного.

     Николай Михайлович Рубцов – принят в 1968 году в члены Союза писателей СССР, в 1969 году окончил Литературный институт им. Горького, имеет высшее образование, народный по сути поэт. Сборники его стихов раскупаются.

     Создание объективного фильма о Рубцове ждёт своего времени.      

19.01.2016    Ю.И.Кириенко

    P.S. Заинтересованные продюсеры могут обратиться на почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Юрий Кириенко-Малюгин. Встреча в ЦСО «Покровское-Стрешнево»

     22 ноября 2016 года в ЦСО «Покровское-Стренево» прошла встреча дуэта ЛМС «Родник» в составе вокалистки Веры Степановой и автора музыки Юрия Кириенко-Малюгина с ветеранами района. Вера Степанова, член Союза писателей России, прочитала стихи из сборника «Для Вас, читатели родные», Юрий Кириенко-Малюгин читал стихи из сборника «Наша встреча впереди». Дуэт исполнил песни на стихи С.Есенина («Мелколесье. Степь и дали…», …», «Слышишь мчатся сани…», «Сыпь, тальянка, звонко…», Н.Рубцова  («Синенький платочек», «Стукнул по карману – не звенит…», «Зимняя песня»), Ю.Кириенко-Малюгина («Наша встреча впереди», «Играй, гармонь» и «Я вам желаю влюбиться»).  Музыка – Ю.Кириенко-Малюгина.

Юрий Кириенко-Малюгин. Встреча в ЦСО «Южное Тушино»

     25 октября 2016 года в ЦСО «Южное Тушино» прошла встреча дуэта ЛМС «Родник» в составе вокалистки Веры Степановой и автора музыки Юрия Кириенко-Малюгина с ветеранами района. Вера Степанова, член Союза писателей России, прочитала стихи из сборника «Для Вас, читатели родные», Юрий Кириенко-Малюгин читал стихи из сборника «Белый куст сирени». Дуэт исполнил песни на стихи С.Есенина («Мелколесье. Степь и дали…», «Запели тёсаные дроги…», «Слышишь мчатся сани…», «Несказанное. Синее. Нежное…»,«Сыпь, тальянка, звонко…», «Эх, вы, сани!»),Н.Рубцова  («Морошка»), Ю.Кириенко-Малюгина («Наша встреча впереди», «И снова верится», «Любовь цветёт», «Играй, гармонь» и «Журавли» (текст В.Степановой и Ю.Кириенко-Малюгина).  

Юрий Кириенко-Малюгин. Геннадию Иванову и не только. Кто ищёт, тот всегда найдёт!

На сайте «rospisatel.ru» от 04.11.2019 г. опубликована подборка «Мы всем должны...» (из новых стихов)  поэта, первого секретаря Союза писателей России Геннадия Викторовича Иванова. Привожу текст первого стихотворения. 

* * *

Мы стихи почитали,
а нас покормили за это.
Даже рюмку налили.
И честно скажу, не одну…
В наше время не слышно,
не видно пророка-поэта.
Мы вполне понимаем
и чувствуем эту вину.
Только что же нам делать?
Конечно, писать и  трудиться.
По велению Божию
будет когда-то пророк…
Наше дело работать
и сердцем к народу стремиться.
Нас не знает народ,
но он ждёт неминуемых строк!
21.08.19
     Стихотворение на уровне исповеди по теме: «В наше время не слышно, не видно пророка-поэта. Мы вполне понимаем и чувствуем эту вину».
Как я понимаю, это - секретариат («мы») и Г.В.Иванов не определили — не нашли «поэта-пророка» за время правления и в последние годы.
Хотя выдвигали и выдвигают Николая Зиновьева из Краснодара (лауреат Бунинской премии 2017 года), также опубликовали очередную его подборку от 23 ноября с.г.   
   Г.В.Иванов пишет, как бы исповедуясь:
Нас не знает народ,
но он ждёт неминуемых строк!
    С одной стороны —  печально, что «не знает народ»; с другой — ожидание «неминуемых...». 
   
    И здесь же на сайте «rospisatel.ru» от 23.11.2019 опубликована от Н.Зиновьева своя исповедь.
В одних строках:
«Пусть речь моя порой бессвязна,
Пускай я выгляжу ослом...»
 
А в других строках:
«Я не первый поэт, понимаю.
Я последний, я строй замыкаю.»
      
   Как говорится «приплыли...». Как в песне: «Не лукавьте! Не лукавьте!»  И тогда уж добавлю:

Вы  с Музой голой не дружите.
И не волнуйтесь пред друзьями.
Поэта  за собою не ищите...     
Все остальные перед вами.

Юрий Кириенко-Малюгин. Глава 11. Творческая позиция и мастерская Н.М.Рубцова

     Ведическое и православное, мистическое мировоззрение, богатство народного языка, народная философия, исповедальность и песенность

    «В жизни и поэзии – не переношу спокойно любую     
     фальшь,  если её  почувствую…»         Н.М.Рубцов        

      Из авторской статьи «Вокруг Рубцова: фантазии и реальности»  (опубликовано в альманахе «Звезда полей 2009». М. 2009.  Изд. НО «Рубцовский творческий союз»)

    Держать у себя нижеследующую информацию считаю нецелесооб-разным (Ю.К.-М.). В феврале с.г. мне на эл. почту была прислана информация, которая затрагивает проблемы вокруг обстоятельств жизни и творчества народного поэта Рубцова. Для непосвящённых: поэт Н.Рубцов – автор известной, теперь уже народной, песни «Букет» и целого букета русских песен. Привожу информацию для читателей:
     «В частности, мне очень понравился Ваш сайт www.rubcow.ru. А по поводу всех "литературных войн" хочу Вам выслать содержание статьи, опубликованной не так давно в ……. газете. Автор подписался псевдонимом, хотя я думаю, что знаю, кто это. С чем-то из этой статьи я не согласна, но многие мысли  –  правильные (автор эл. почты мужчина или женщина, неясно? – Ю.К.-М.).

Статья
    "Уж столько бумаги исписано многочисленными исследователями творчества Рубцова, столько вышло книг, так или иначе имеющих касательство к этому поэту, столько спорят в различных "литературных гостиных", специализированных праздниках и даже популярных телепередачах – а до сих пор никто не может дать простой и чёткий ответ на вопрос, который волнует всех уже очень давно. Этот вопрос - творческий феномен Николая Рубцова. Как могло случиться так, что детдомовский парень, который не получил никакого хорошего образования (давайте будем честны в этом вопросе), у которого родители были обычными, довольно-таки простыми людьми, не знакомыми широко с образцами различных форм поэзии, вдруг взял и стал русским национальным поэтом, стихи которого волновали и продолжают волновать миллионы людей по всей России.

 239
    И вместе с тем очень печально, что до сих пор не вышло НИ ОДНОЙ  книги (??? – прим. автора этой книги), НИ ОДНОГО  исследования (??? – прим. автора этой книги), которое было бы безгрешно в отношении фактов и комментариев к творчеству Николая Михайловича. Сейчас издаётся великое множество литературы, посвящённой и биографии, и творчеству Рубцова, количество написанного о Рубцове стократ перевалило количество написанного самим Рубцовым, но при этом совершается столько ошибок, столько людей начинают "примазываться" к поэту, объявлять себя любовницами, лучшими друзьями, прости Господи, собутыльниками поэта, что просто ужас берёт, когда читаешь их насквозь фальшивые, лживые высказывания. Издания о Рубцове бросаются из крайности в крайность. В одних поэт предстаёт алкоголиком, каким-то немыслимым чудовищем, которому по какой-то случайности, недоразумению, достался поэтический дар. Другая крайность – восторженные  панегирики в духе "Наш духовный отец", "Великий патриот", "Национальная гордость, сын России", "Пророк-мыслитель". Извините, но это, как бы ни хотелось того некоторым пропагандистам Рубцова – тоже миф, причём миф по-детски наивный и примитивный. Не всё так просто. Жизнь человека - вообще вещь сложная, и под какие-то стандартные клише подбить её трудно. Тем более что было всякое, и однобокость в суждениях – это  неправильно.
       Признанные исследователи (кто это?  – прим. автора) творчества Рубцова в своих книгах, постоянно переиздаваемых, пишут опять с одними и теми же ошибками. Одни исследователи демонстративно игнорируют замечания других исследователей. Пропагандисты закрывают глаза на многочисленные скандалы с участием поэта, которые имели место, и на те случаи, когда поэт откровенно оказывался в самых унизительных ситуациях. Напротив, те, кто пытаются Рубцова очернить, забывают о том хорошем, что было в жизни и творчестве Поэта. Идёт самая настоящая литературная война. Война за Рубцова. Количество "воюющих" сторон настолько велико, что устанешь перечислять. Убийца поэта воюет с защитниками, защитники сами воюют друг с другом: известная московская пропагандистка – с  руководителем московского рубцовского центра, петербургский писатель, автор множества хороших работ о Рубцове – с  вологодским предпринимателем, чья книга о Рубцове тоже весьма и весьма  неплоха  и   правдива.  Ко  всей   этой  литературной   войне

240
пристраиваются в ряд многочисленные "любовницы" и "лучшие друзья" поэта. Некоторые из них настаивают на пересмотре ряда шедевров лирики Поэта, утверждая, что они посвящены именно им, и никому другому. Литературная война набирает обороты. В этой литературной войне друг с другом многие исследователи, писатели и мемуаристы порой уже настолько далеко отходят от личности Рубцова, что просто порой удивляешься. Вот вышла в Москве толстая книжка, на обложке которой красивое название "Пусть душа останется чиста…" и подзаголовок: "Н.Рубцов. Малоизвестные факты биографии". Автор – московская  пропагандистка творчества Рубцова, основатель одного из московских "музеев" поэта. Думаешь – вот  хорошо! Сейчас ознакомишься с малоизвестными фактами биографии Рубцова, а ведь это настолько интересно человеку, который интересуется творчеством Николая Михайловича! Но открываешь книгу, начинаешь читать, и тут же тебя охватывает жуткое разочарование. "Малоизвестные факты" на поверку оказываются многочисленными, логически не связанными, историями из жизни "музея" этой пропагандистки - как она собирала то, как говорила это. Может, это и нужный материал, но зачем звать это "Малоизвестными фактами"???
   Может быть, и беда рубцовских исследований связана с тем, что писать вот такие книги "малоизвестных фактов" берутся люди, не имеющие ни малейшего литературного или другого специализированного образования. Увлечение стихами, поэзией Николая Михайловича Рубцова – это, конечно, очень и очень хорошо. Но порой этого недостаточно. Вот и появляются подобные произведения, написанные людьми, от литературы и культуры весьма далёкими. Соответственно, и растёт число домыслов, фактов, никогда не существовавших и надуманных. Вот и появляются свидетельства "лучших друзей" в духе: "Я всегда считал Колю поэтом от Бога! Он был моим другом, почти братом!", тогда как при жизни Поэта эти люди называли Рубцова пропойцей и на порог к себе пустить брезговали. И авторы всем этим свидетельствам верят на слово и охотно начинают публиковать это в своих произведениях. Пора посмотреть на ситуацию с иной стороны, отбросить всю вражду и грязь…
     Вот такая статья. Хотелось бы услышать Ваше мнение по её содержанию. С уважением к Вам  (автор эл. почты …………) 3.02.2009».

241
    Постскриптум

     Вопросы,  поднятые в анонимной статье, актуальны. Хотя заметно, что автор умолчал о публикациях  литераторов Московского Рубцовского центра и НО «Рубцовский творческий союз». В последние 6 лет не решаются также обозначенные в 2003 году официально на конференции в с. Никольском и в газете «Российский писатель» (№15, август 2003 г.) проблемы: установить памятник Н.М.Рубцову в Москве,  восстановить престольную Николаевскую Толшменскую церковь на родине Рубцова, восстановить транспортно-пешеходный мост через речку Толшму в районе проезда на местное кладбище…

     11.1. «Журавли» Николая Рубцова»
(из авторской статьи в книге «Николай Рубцов»: И пусть стихов серебряные струны…».
 2002 г., МГО СП России)

    Журавли! Ни один поэт России не обращался так часто к образу журавлей в своих стихах и песнях, как Николай Михайлович Рубцов. Услышав это заветное слово, каждый  русский человек, как бы, поневоле ищет в  высоком небе  летящий птичий клин.
    Журавли – это пока ещё не признанный всецело символ России, символ грусти, полёта к цели, свободы, независимости, равенства, душевного успокоения.
    Много есть светлых русских символов на исторической Руси. Это – древо жизни, вышитое орнаментом на полотенцах, что впервые  выявил Сергей Есенин в философском трактате «Ключи Марии». Это – славянская богиня  Берегиня, получившая после принятия  Русью византийского христианства имя Владычицы Небесной, о чём писал русский литературовед Валерий Дементьев. Это – лебедь, как символ гордости, святости и чистоты человеческих отношений. Это – цветущие луга и пашни, светлые берёзовые  леса, прозрачные реки и озёра. Это – ангелы, сопровождающие добрых людей по жизни.
     Много есть и тёмных символов на исторической Руси. Это – слуги дьявола в виде алчных и злых людей. Это – хищные звери: волки, пре-следующие людей, хитрые лисы, обворовывающие крестьянские дома, рыси, змеи и др. Это – недобрые явления природы: тёмные дремучие леса, тучи, ураганы, омуты, тёмная дождливая ночь, метели и др.

242
     Сергей Есенин в трактате «Ключи Марии» сказал: «Существо творчества в образах разделяется так же, как существо человека, на три вида:  душа, плоть и разум. Образ  от  плоти  можно назвать «заставочным» (метафорическим, – прим. автора), образ от духа «корабельным» (плывущим  – прим. автора), а  третий образ от разума –  ангелическим (преобразующим «заставочный» и «корабельный» образы – прим. автора).
    В удивительной по силе воздействия на слушателей песне  «В минуты музыки» (1966 г.) Николай Рубцов использует образ журавлей:

И первый снег под небом серым
Среди погаснувших полей,
И путь без солнца, путь без веры
Гонимых снегом журавлей.

     О связи с родной землёй и журавлями поэт в стихотворении  «Посвящение другу» (1968 г.) сказал:

Не порвать мне мучительной связи
С долгой осенью нашей земли,
С деревцом у сырой коновязи,
С журавлями в холодной дали ...

    Эта уже совсем другая картина. Кажется, видна обыкновенная  констатация эпизода и фотография момента, а на деле светлые мазки художника. Многие друзья поэта и исследователи отмечали кажущуюся простоту поэзии Николая Рубцова.
     И вот подходим к необыкновенному стихотворению «Журавли».  Оно датировано августом 1964 г., опубликовано в октябре 1965 г.  

Меж болотных стволов красовался восток огнеликий…
Вот наступит октябрь ¬ и покажутся вдруг журавли!
И разбудят меня, позовут журавлиные крики
Над моим чердаком, над болотом, забытым вдали…

    Первое четверостишье – картина природы, наблюдаемая автором и ожидание подлёта журавлей. И реакцию самого автора  – «И разбудят меня, позовут журавлиные крики» –  следует понимать в переносном

243
смысле: разбудят спящую часть души!  И опять Николай Рубцов – мастер двойного   смысла  текста, но   подтекст  рассчитан   на сопере-живание читателя, а не на проявление эгоистического инстинкта, как это видно у многих поэтов – «технарей» рифмы  и  ритма.

Широко по Руси  предназначенный срок увяданья
Возвещают они, как сказание древних страниц,
Всё, что есть на душе, до конца выражает рыданье
И высокий полет этих древних
                                                    прославленных птиц.
                                                                
    В третьем четверостишье Рубцов полностью соединяет летящих журавлей и оставшихся на грешной земле людей. В последнем четве-ростишье в небе летят души ушедших предков и  надежды живущих .

Вот летят, вот летят… Отворите скорее ворота!
Выходите скорей, чтоб взглянуть на  высоких своих!
Вот замолкли – и вновь сиротеет душа и природа
Оттого, что – молчи! – так никто уж не выразит их.

     И здесь Рубцов обращается к людям: Выходите, не пропустите летящие души (родителей, братьев и сестёр, всех ушедших)!         
      Николай Рубцов, как и многие до него, заглянул в небо, но заглянул глубже своих предтечей. Поэт первым показал непрерывность лёта журавлей, раскрыл образ-символ стаи журавлей, как летящих родственных душ. Вот пропали вдали журавли и осиротела душа грешного человека, осиротела и природа без улетевшей родной стаи.
     Русские   люди! Посмотрите на   небо! Взгляните на  высоких   своих! Об этом просил Николай Михайлович Рубцов.

 11.2. Николай Рубцов и православие»      
    (из авторской статьи  в книге «Николай Рубцов»: И пусть стихов серебряные струны…». 2002 г., МГО СП России).
.
     Вера или безверие? В любые времена перед каждым человеком встаёт сознательно или чаще бессознательно этот вопрос. Какой верой руководствоваться по жизни? Ответ  зависит от условий воспитания в семье, генетического кода каждого человека, исторического развития

244
общества и пропагандируемых действующей властью и средствами информации идей. Материальные блага любой ценой или духовная свобода и жизнь во имя спасения своих детей, продолжателей рода?      
    Следует признать, что советская власть строила и весьма успешно материальный рай для основной массы многонационального населения Советского Союза. А в идеологической сфере это была эпоха вначале тотального, а потом вялого атеизма и постепенного  запланированного перемещения сельского, в основном, славянского  населения (русских, украинцев и белорусов) на промышленные стройки и объекты в города по всей территории Советского Союза. И после войны в окраинных республиках были построены прекрасные дороги, современные порты, промышленные объекты и жилые комплексы, в основном, за счёт материально-технических ресурсов России. Николай Рубцов наблюдал  картины постепенного вымирания русской деревни, российского местного бездорожья, обезличивания русско-славянской культуры и отразил это в своём творчестве. Наблюдал поэт и запланированное карьеристами-идеологами разрушение православных храмов и исторических памятников России.   
     В.П.Астафьев в одной из последних статей писал, что Рубцов к 60-и годам пришёл бы к православию. Вот с этим тезисом нельзя согласиться… Вот, например, Николай Рубцов во время пикника в конце 60-х годов под Вологдой, уходит к далёкой церквушке, возвращается через три часа и сообщает, что он хорошо побеседовал с батюшкой. И в стихах Н.Рубцова нет богохульства. Есть   интерес к истории России. Н.А.Старичкова в книге «Наедине с Рубцовым» сообщает, что поэт брал в городской библиотеке книги Карамзина по истории России.  Поэт  понимал необходимость централизации власти в России.  В стихотворении «О Московском кремле» Рубцов пишет:

Мрачнее тучи грозный Иоанн
Под ледяными взглядами боярства
Здесь исцелял невзгоды государства,
Скрывая боль своих душевных ран.

    Вот эти мысли актуальны и в наши дни, когда видны попытки новых удельных князьков во имя эгоистических интересов разорвать Россию
на куски, сначала экономически, а затем и политически. В этом же стихотворении (впервые опубликовано 17 ноября 1968 г.) поэт  говорит

245
русской  земле, что  он молится «не на твои забытые иконы». На первый взгляд, кажется, что это чистый атеизм. Но, если логически рассудить, то получается, что поэт молится на действующие иконы!    В стихотворениях Н.М.Рубцова всё чаще встречается обращение к полям, лесам, рекам, берёзам, к явлениям  природы и, особенно, к животному миру (журавлям, птицам, лошадям и др.), как к своим братьям и сёстрам. В стихотворении «Жеребёнок» поэт говорит:

Он увидал меня и замер,
Смешной и добрый, как божок…  
 
    И к православным храмам  поэт обращается с простыми и точными словами понимания и участия в их судьбе:

И храм старины, удивительный, белоколонный,
Пропал, как виденье, меж этих померкших полей, –   
Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны,
Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей!..

    Имеются сведения, что первый вариант этого стихотворения обсуждался ещё в 1960 г. в литобъединении Кировского завода в Ленинграде. Сокращённый вариант опубликован в октябре 1964 г. в журнале «Октябрь», окончательный вариант – в сборнике  «Звезда полей»  в 1967 году. Мог ли Н.Рубцов опубликовать в шестидесятые годы, годы тотального атеизма, строку в варианте «но жаль мне, но жаль мне растоптанной царской короны»? Ответ ясен. А с другой стороны, дело не  в царской короне. Суть проблемы в том, что Россия не может существовать без централизованной власти (неважно как будет называться глава государства – царь, император, генеральный секретарь, президент, премьер-министр). Иначе России не будет, её раздерут на части новые крупные и мелкие удельные князья на радость западным и доморощенным «друзьям», а затем может начаться и гражданская война за национальные интересы каждого региона. И лозунг «Разделяй и властвуй» будет реализован.
    В стихотворении «Эх, коня, да удаль азиата…» (лето 1961 г.) Рубцов пока ещё фривольно говорит: «покрестившись лихо на собор…», «ты мне скажешь:  – Боже упаси!..», «словно Богом свергнутый с небес…». Хотя поэт не высказывается  о божественном  происхождении мира,

246
но безоглядной хулой Бога в своей поэзии не занимается. В окончательном варианте «Видений на холме» (1964 г.) поэт пишет:

Россия, Русь – куда я ни взгляну…
За все твои страдания и битвы
Люблю твою, Россия, старину,
Твои леса, погосты и молитвы.
………………………………….
Россия, Русь! Храни себя, храни!
Смотри опять в леса твои и долы
Со всех сторон нагрянули они,
Иных времён татары и монголы.

Они несут на флагах чёрный крест,
Они крестами небо закрестили,
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России.

    И это было опубликовано в годы триумфа официальной атеистиче-ской идеологии! Предвидения Рубцова просто поражают читателей, которые теперь знают, насколько ежегодно сокращается население России. И как ускоренно растёт количество крестов на погостах.
    В 60-е и в 70-е годы 20-го века шло негласное соревнование различных поэтических направлений: либерального диссидентского с ритмическими конструкциями и народного патриотического  с исполь-зованием всего богатства русского языка и традиционной культуры. У Николая Рубцова утверждается чёткая жизненная позиция с понятиями Добра и Справедливости. В стихотворении «Чудный месяц плывёт над рекою» (1963 г.) поэт сообщает:

И тоскуя всё меньше и меньше,
Словно бог, я хожу по земле.

    Во многих стихотворениях Н.Рубцова есть подтекст, но не сексуальный как у многих  раскрепощённых стихотворцев, а духовный (справедливость, честь, вера в Добро, в историческую миссию России). И даже, казалось бы, вакхическое по содержанию  стихотворение  «Гость» поэт заканчивает вопросом: «Неужели Бога нет?»

247
   Итак, когда же наступил переломный момент в повороте поэта к пониманию  действующих в окружающем мире разрушительных сил и идеи спасения каждого человека от насаждаемого эгоизма? По мнению автора, это стихотворение «Русский огонёк», на которое уже обращали внимание литературоведы… Вот Николай Рубцов идёт в ноябре 1963 г. по заснеженной пустынной дороге, в «томительный мороз» к своей малой Родине, к далёкому селу Никольское, к дочери Лене и к Генриетте.  Это было при поездках из Москвы. Но дадим слово поэту:

Какая глушь! Я был один живой.
Один живой в бескрайнем мёртвом поле!
Вдруг тихий свет (пригрезившийся, что ли?)
Мелькнул в пустыне,
                                 как сторожевой…

Я был совсем как снежный человек,
Входя в избу (последняя надежда!)…

    И вот в этой спасительной  избе, у немолодой уже хозяйки поэт делает великое, для всех нас живущих, открытие:

Как много жёлтых снимков на Руси
В такой простой и бережной оправе!
И вдруг открылся мне
И поразил
Сиротский смысл семейных фотографий:

Огнём, враждой
Земля полным-полна,
И близких всех душа не позабудет…
Скажи, родимый,
Будет ли война?  –  
И я сказал:  – Наверное, не будет.

     В каждой русской семье с фотографий смотрят погибшие дети, братья, отцы и деды. К 1963 году это были  участники  локальных войн в 1936-1940 г.г., Великой Отечественной войны с Германией (1941-1945 г.г.) и Японией (1945 г.). И  поэт  понял, что  вражда – главная

248
причина всяких войн. На вопрос хозяйки путник не может дать точный ответ. «Наверное, не будет» – это   сомнительная надежда. И вот хозяйка – русская женщина сообщает непринуждённо такую народную мудрость, до которой ещё долго идти многим сильным мира сего:

Дай Бог, дай Бог…
Ведь всем не угодишь,
А от раздора пользы не прибудет… –     
И вдруг опять:
Не будет, говоришь?
Нет,  –  говорю,  – наверное, не будет.
Дай Бог, дай Бог…

    Хозяйка заботится  не о себе, а о живущих где-то, за избой,  близких и далёких и даже об ушедших. И просит она Бога, чтобы не было войны: – Дай  Бог, дай Бог! Путник не может дать  уверенную надежду. А что такое война для крестьянки, для сельской семьи – хранитель-ницы исторической России? Зло и зло! А когда путник хочет расплатиться с хозяйкой, происходит примечательный диалог:

Господь с тобой! Мы денег не берём!
Что ж,  – говорю, – желаю вам здоровья!
За всё добро расплатимся добром,
За всю любовь расплатимся любовью…      

   И вот это высказывание Николая Рубцова по частному случаю попытки оплаты ночлега оборачивается нетленным на века пожеланием Добра и Любви. А поэт благодарит русский огонёк:

За то, что, с доброй верою дружа,
Среди тревог великих и разбоя
Горишь, горишь как добрая душа,
Горишь во мгле,  – и нет тебе покоя…  

    Конечно, любой нормальный поэт, когда пишет стихотворение, не задумывается о философских концепциях, он просто вольно или невольно выражает своё мировоззрение, соединяет явления природы и жизни с божественным пониманием происхождения мира.

249
   В стихотворении «Выпал снег…» (1970 г.) поэт радуется жизни:

Снег летит на храм Софии,
На детей, а их не счесть.
Снег летит по всей России,
Словно радостная весть.

    А вот насчёт детей, которых «не счесть», поэт выдаёт свою мечту за действительность. Дело в том, что демографическая ситуация для русского народа резко изменилась за прошедшие тридцать восемь лет (отсчёт с 1964 г. – прим автора, текст статьи от 2002 г.!). Однодетные русские семьи (по статистике не менее 60%) являются самой главной проблемой в настоящее время в России, обуславливают вырождение русского народа по материальным и  зависящим только от власти  причинам. Эта грозная тенденция  должна быть срочно изменена, иначе в ближайшее время не удержать территорию Российской державы. Понимание семейных  проблем было у Н.М.Рубцова в те далёкие 60-е годы 20-го века. Вот что пишет поэт в стихотворении «За тост хороший» (опубликовано 1 января 1971 г. за 18 дней до гибели):

Теперь шампанского не грех
Поднять бокал за тост
                                   хороший:
За Новый год,
                      за детский смех,
За матерей, за нас за всех,
За то, что нам всего дороже.

     Рубцов часто ездил по вологодской земле с разными целями: в поисках крыши над головой, в командировки, на отдых в лесной глуши или на встречи с друзьями. И в этих поездках всегда интересовался историческими памятниками и храмами. В стихотворении «Ферапонтово» об известном монастыре поэт пишет:
 
В потемневших лучах горизонта
Я смотрел на окрестности те,
Где узрела душа Ферапонта
Что-то Божье в земной красоте.

250
И однажды возникло из грёзы,
Из молящейся этой души,
Как трава, как вода, как берёзы,
Диво дивное в русской глуши.

    А сколько раз в своих стихотворениях Николай Рубцов говорит о душе! Вот, например: «Славное время! Души моей лучшие годы», «По душе мне родные пейзажи», «Пусть душа останется чиста», «Я клянусь! Душа моя чиста!», «Когда душе моей сойдёт успокоенье», «Слагается в душе негромкий стих».  
     Н.А.Старичкова сохранила иконы Николая Рубцова, в том числе икону Николая Угодника, которая была расколота в ночь убийства поэта. В октябре 2001 года автор побывал  в Вологде в квартире-музее Н.А.Старичковой, где был сделан снимок икон. поэта («Российский писатель», № 3, февраль 2002 г.). Это фото проясняет для сомневающихся  вопрос об отношении Поэта к православной вере.   

            11.3. Тютчев и Рубцов
 (из авторской статьи в книге «Поэзия. Истина.Рубцов. Авторская поэзия и критика XXI века», 2007 г., изд. И.Балабанов)

     Эти два русских поэта, казалось бы, не могут быть поставлены рядом. Они по происхождению находятся на разных ступенях сословной лестницы. Между ними историческая эпоха и глубокие общественные потрясения в России.
     Фёдор Иванович Тютчев (1803-1873 г.г.) – дворянин, окончил словесное отделение Московского университета, дипломат, свободно владевший французским и немецким языками, глубокими философскими знаниями, свыше двадцати лет прожил за границей и познал менталитет элиты Запада.  
      Николай Михайлович Рубцов (1936-1971 г.г.) – крестьянский сын,
сирота, детдомовец, получил народное воспитание, гармонист и гитарист-самоучка, моряк, рабочий. За счёт самообразования, общения в литературных объединениях на флоте и в Ленинграде приобрёл глубокие знания. Окончил престижный Литературный институт.
     И Тютчев и Рубцов уже признаны как русские национальные поэты. Для того, чтобы найти общность в творчестве, с одной стороны дворянина, с другой крестьянина, надо подразобраться в сути поэзии.

251
     В.Г.Белинский первым заявил: «Поэт в России, больше, чем поэт». То-есть, поставил ключевой вопрос: А что своим творчеством даёт Поэт читателю? В 19-м веке правящей идеологией в России было православие, которым руководствовались все слои населения. Первыми духовными раскольниками общества стали декабристы, часть которых была масонами, а часть – обманутыми лозунгами свободы.
    Начало девятнадцатого века отмечено появлением двух гениев русской поэзии: А.С. Пушкин (1799 – 1837) и Ф.И.Тютчев. И уже в 1820 г. они вступают в полемику друг с другом!  Пушкин писал о служении Отчизне, но «на обломках самовластья». А Тютчев на опыте Истории знает о постоянном враждебном окружении России, о необходимости сплочения общества и говорит Пушкину:

Но граждан не смущай покою
И блеска не мрачи венца.  
Певец! Под царскою парчою
Своей волшебною струною
Смягчай, а не тревожь сердца!

    Здесь  Тютчев выступает как государственник, а Пушкин как борец за свободу личности. Вечное противостояние в российской Истории!
    В знаменитом стихотворении «Славянам» (1867 г.), которое не мог не знать Н.М.Рубцов, поэт-дипломат Ф.И.Тютчев предупреждает напористых западных политиков:

Они кричат, они грозятся:
«Вот к стенке мы славян прижмём!»
Ну, как бы им не оборваться
В задорном натиске своём!..

    Конечно, признаком любой высокой поэзии является соблюдение ритма и наличие нетривиальных рифмы и образов. Но мастерство ритмических построений это ещё не поэзия. Или это русскоязычная поэзия. Настоящая русская поэзия основана на традиционном православном мировоззрении и патриотизме, народных песнях, бытовых обрядах, то есть на генетическом мировоззрении национального поэта, если оно не искажено запрограммированным перевоспитанием по какой-либо «новейшей современной» идеологии.

252
    И следующий фактор должен присутствовать: непринуждённость стихосложения должна быть  обязательно связана с народным русским языком. А вот первичное знание языка зависит от среды детско-юношеского проживания и воспитания. Думаю, что все понимают, что воспитание в дворянских семьях и в крестьянских сильно различалось как по направленности, так и по языку. Поэтому можно определённо различать «дворянскую» (сословно-элитарную) русскую поэзию (Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Фет, Полонский и др.) и крестьянскую (народную) поэзию (Кольцов, Никитин и затем Есенин). Но оба вида этой сословной поэзии роднила любовь к Родине, России, к общей Истории. В этом было духовное единство элиты и народа.
     А социальное равенство (в историческом аспекте) или самое сбалансированное неравенство было достигнуто лишь в советскую эпоху, когда официальная зарплата члена Политбюро составляла 1200 рублей, средняя зарплата рабочих и служащих – 200 рублей, прожиточный минимум порядка 70 рублей, хотя система обслуживания высшей элиты (членов ЦК КПСС, министров) отличалась от аналогичной для большинства представителей хозяйственной, технической, гуманитарной и рабочей среды.
     С   начала   20-го   века    в   условиях   нашествия   разночинной интеллигенции поэзия в России разделилась на множество течений. Декадентско-ритмическое направление с пропагандистским  приспособленческим уклоном возглавлял Маяковский, а графоманское с тем же уклоном – Демьян  Бедный. Традиционное русское направление продолжали Есенин и Блок. Стихи многих городских стихотворцев были зачастую оторваны от народной жизни. И только Великая Отечественная война 1941-1945 г.г. развернула мышление многих советских поэтов на реальность бытия и на народность.
      Но чем же смог дворянин Тютчев в области поэзии привлечь сельского Рубцова? По мнению автора, Тютчев показал Рубцову словарную отточенность поэтической конструкции, непринуждённость ритмики и рифмы, высшее понимание исторической ситуации. И даже в лирических стихах, в условиях личной семейной трагедии Тютчев выдерживает тональность, не опускается до Вселенского плача.
    Ряд названий и содержание стихов Тютчева перекликаются с темами Рубцова. У Тютчева и Есенина Рубцов нашёл обращение к душе, как носительнице русского понимания окружающего мира. Рубцов говорил о себе: «Я – аристократ духа». И никто из друзей не возражал.

253
     Вот что аристократ по происхождению Тютчев говорит о душе:

О вещая душа моя,
О сердце, полное тревоги –
О, как ты бьёшься на пороге
Как бы двойного бытия!…

    Интуитивно Тютчев пишет о возможной раздвоенности своей души. У Рубцова полное единение  с душой: «Я клянусь: Душа моя чиста», «Давно душа блуждать устала…», «Когда душе моей сойдёт успокоенье…»  
    Гениальный поэт и остроумный собеседник, Тютчев удивил либеральный высший свет пониманием европейской идеологии и политики. Тютчев знал главное: нельзя русским людям враждовать из-за сословности и различий в политических взглядах, потому что Россия постоянно находилась и находится под угрозой зарубежной интервенции: ранее это была открытая военная, сейчас духовная – последняя, самая изощрённая – посредством хитро-мудрых программ, измышлений бульварных газет и журналов.
    Тютчев был за эволюционный путь развития, против выяснения, чья идеология правее. В этом состоит также высшая мудрость простого народа, которую  принимают  за долготерпение. Революции  и  бунты  рождались,  как стихийный протест против неспособности власти эволюционным путем решить назревшие социальные и духовные проблемы. А менталитет русского народа   перемалывал  не  одну  инородную  идеологию. Даже  пролетарский интернационализм  был   переработан   в   русско-советский патриотизм  в середине 30-х годов 20-го века при противоречивом тоталитаризме и действиях части элиты, заражённой русофобией и космополитизмом.
     По направленности поэзии Рубцов органически связан с Тютчевым. Из одного неиссякаемого глубинного источника они черпали чистую воду поэзии. Они слышали музыку и слова песен в том русском (по менталитету) потоке звуков, в который они заходили. Тютчев пишет:

Впросонках слышу я – и не могу
Вообразить такое сочетанье,
А слышу свист полозьев на снегу
И ласточки весенней щебетанье.

254
    Вот и Н.Рубцов пишет: «Я слышу звуки, которых не слышит никто…». И всё-таки поэты дворянские писали о народной жизни созерцательно, средой их общения были салоны, где они искали Истину. А для крестьянских поэтов средой обитания была земля, как
источник жизнеобеспечения, русская природа, река, лес, поле, луг, берёзы, лесные и домашние звери. И духовное отражение жизни – песни, пляски, хороводы, вышивание, светские и православные обряды. И, наконец, понимание божественного происхождения всего окружающего мира Рубцов представляет в стихотворении «Ферапонтово». Н.Рубцов ещё летом-осенью 1964 года в добровольно-принудительной ссылке в селе Никольском Тотемского района, за 6 лет до гибели, осознал силу своей поэзии и свою задачу в области русской поэзии, когда написал: Но я у Тютчева и Фета,/ Проверю искреннее  слово,/ Чтоб книгу Тютчева и Фета /Продолжить книгою Рубцова!..   
       В этом и состоит связь Времён и творчества обоих национальных поэтов: говорить о народной жизни и ходе Истории искреннее Слово. И нет таких нормальных критиков, которые стали бы в открытую оспаривать Истину о том, что именно Рубцов в 1960-е годы блуждания мысли гуманитарной интеллигенции продолжил и поддержал традиционное народно-патриотическое направление в русской поэзии .

        11.4. Исповедальная поэзия Рубцова
(из авторской статьи в газете «Московский литератор», № 1, 2008 г.)
 
    Поэты в силу используемого жанра в литературе являются представителями индивидуального публично выражаемого мировоззрения. Как показывает практика, одни поэты отслеживают тенденции и пристраиваются к текущей политической линии, другие – дистанцируют себя  в оппозицию к теории и практике  идей, третьи – откровенно или скрытно выражают свое  мировоззрение. Как было уже сказано: есть поэзия от ума и есть поэзия от Души.
    Как известно Рубцова  причисляли к разным направлениям, одним из которых была названа «тихая лирика» или «деревенская» литература. Хронологический анализ творчества Рубцова показал, что поэт прошел несколько периодов развития мировоззрения и поэтического самовыражения: поисковый лирико-философский в юности («Деревенские ночи», «Осень! Летит  по дорогам…» «Два пути»), морское патриотическое на Северном флоте («Северная берёза», «Ты с

255
кораблём прощалась», «Родное море»), поисковое ритмизированное и сельско-ностальгическое в Ленинграде («В океане», «Я весь в мазуте…», «Видения в долине…»), поисковое народное в с.Никольском в 1962-1964 г.г. («Тихая моя родина», «Душа хранит», «Видения на холме»)  и народно-православное философское («О Московском Кремле», «Журавли», «Ферапонтово»). На всех этих этапах прослеживаются мотивы открытой исповеди Н.М.Рубцова перед читателем. Нигде поэт не хитрит, не мудрит, не приспосабливается. Он только вынужден припрятывать своё народное видение событий в подтекстах стихов. И открывается заложенный смысл  стиха не сразу
      Подход к достоверной  характеристике творчества Рубцова  наметился в авторской пьесе «Звезда полей Николая Рубцова» (61):
    «А что мне ответить на вопросы о моей жизни? Оглянулись бы на себя. У каждого грехов выше крыши. А я никому вреда не приношу. В лести не замечен, в холуях никогда не ходил и ходить не буду. Я же моряк! Все мои мысли, вся моя жизнь в моих стихах. Я ведь как на исповеди:

Почему мне так не повезло?
По волнам, давно уже усталый,
Разгонюсь – забуду про весло,
И тотчас швырнёт меня на скалы!»

     Когда Рубцов писал «Я», русский читатель чувствовал за этим «Мы». Когда Дербина писала «Я», то это было эгоистическое «Я». Поэзию Дербиной не идентифицируешь как исповедальную, так как в ней не присутствует православное мировоззрение.
    И вот теперь можно дать чёткое обоснование:
    Поэзия Рубцова – это исповедальная русская поэзия.  Она по сути православная. Это – вера каждого Человека в Добро, Любовь, Справедливость, в духовные заповеди. В последнем опубликованном перед гибелью новогоднем стихотворении «За тост хороший» Рубцов приглашает всех: «За детский смех, за матерей, за нас за всех, за то, что нам всего дороже». И в то атеистическое  время, когда церковные колокола молчали, поэт выражает свою мечту: «Свой добрый вологодский звон разносят древние куранты». В этих предвидениях и надеждах и состоит подлинное Возрождение вековых традиций в России. Вот чем наша духовная поэзия отличается от всех других.  

256
        11.5.  Гоголь и  Рубцов.  Связь времён и мировоззрений.
(Из авторской статьи в газете «Калужское слово», № 6, 2009 г.).

    Есть несколько свидетельств и признаков творческой близости или даже единства мировоззрений между Н.В.Гоголем и Н.М.Рубцовым.
   В течение юношеского периода жизни Н.Рубцов последовательно знакомился с творчеством А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, А.В.Кольцова, С.А.Есенина, А.А.Блока, Ф.И.Достоевского. Можно определённо отметить, что начинающий в то время  поэт ищет творческий ориентир. Более глубоко уже в литинституте  Рубцов изучал в рамках и  за рамками учебного процесса творчество Державина, Ф.И.Тютчева, А.А.Фета, Д.Кедрина, Э.Хемингуэя. Поэт просто впитывал в сознание содержание, стилистику и творческие ходы этих неординарных писателей. Очень высоко отзывался Н.Рубцов о поэзии Ф.И.Тютчева: «Все его стихи шедевры». Но Рубцов шёл абсолютно своим путём, потому что все названные поэты жили и творили  в другой социально-духовной среде и на другой языковой основе. Признаем, что созерцательный взгляд на крестьянскую жизнь из дворянской усадьбы отличается от противоположного социального взгляда со стороны, например А.В.Кольцова или С.А.Есенина.
   Н.В.Гоголь жил в эпоху 30-50-х годов 19-го века и прекрасно знал все нюансы делопроизводства и психологию поведения служащих. Все отрицательные свойства (карьеризм, лесть, зависть) мещанина представлены им в «Ревизоре». Эту пьесу можно назвать комедией и в то же время трагедией раздвоенных душ персонажей.
    В литературной обстановке 60-х годов 20-го века, во время учёбы в литинституте, Рубцов наверняка знал собрание сочинений Н.В.Гоголя в шести томах (1953 г.). Есть свидетельства современников, что Рубцов в это время читал Библию. Самообразование шло непрерывно.
    Есть свидетельства М.Корякиной, жены В.П.Астафьева о встречах с Рубцовым: «Вскоре он повёл разговор о Гоголе, да так интересно с юмором, с удивлённой радостью, наизусть цитируя отрывки и реплики из «Мёртвых душ». Мы смеялись до слёз. Николаю это очень нравилось. Прощаясь, пообещал в следующий раз развеселить нас рассказами из литинститутской жизни».
    Сообщается, что во время сдачи экзамена по русской литературе у Рубцова зашёл спор с преподавателем о позиции Н.В.Гоголя. Рубцов сбегал в библиотеку, нашёл нужный абзац и доказал  свою правоту.

257  
    В Вологде, в квартире Н.Рубцова на стене висели портреты Э.Хемингуэя и Н.В.Гоголя. После убийства поэта на полу обнаружен разбитый портрет Гоголя.    
    Всё это внешние признаки отношения Рубцова к национальному русско-славянскому писателю, фактически создателю художественного духовного направления в русской литературе  19-го  века.
    Разбирать творчество Н.В.Гоголя можно бесконечно. Гоголь, как бы, мазками набросал пёструю картину современного ему общества. Летящая до сих пор неизвестно куда Россия – мистическая тройка, перед которой расступаются народы и государства. Мертвые души Собакевича, Плюшкина, Коробочки, Ноздрёва и других  – это потерянные души управляющего сословия той эпохи.
    В письмах «Выбранные места из переписки с друзьями» Н.В.Гоголь хотел разъяснить, растолковать суть поэмы. Понять захотели не все, в том числе, В.Г.Белинский.
    Особый интерес представляют следующие литературоведческие провидческие  высказывания Н.В.Гоголя:
    «Поэзия есть чистая исповедь души, а не порождение искусства или хотения человеческого; поэзия есть правда души, а потому и всем равно может быть доступна. Способность вымысла и творчества есть слишком высокая способность и даётся одним только всемирным гениям, которых появление слишком редко на земле; опасно и вступать на этот путь другому…».  
    «Ещё доселе загадка – этот необъяснимый разгул, который слышится в наших песнях, несётся куда-то   мимо жизни и самой песни, как бы сгорая желанием лучшей отчизны, по которой тоскует со дня создания своего человек… Ещё тайна для многих этот необыкновенный лиризм – рождение верховной трезвости ума,  – который исходит от наших церковных песней и канонов и покуда так же безотчётно возносит дух поэта, как безотчётно подмывают его сердце  родные звуки нашей песни».                                           
   Творчество Н.М.Рубцова пронизано мистикой: отражением сверхестественных явлений, а также загадочными, необъяснимыми поворотами в поведении личности. Мистические мотивы проявляются в целом ряде стихотворений: «В горнице», «Наступление ночи», «Ферапонтово», «Философские стихи», «Осенние этюды», «Вечернее происшествие», «До конца», «Последний костёр».
    Особый интерес представляет стихотворение Н.Рубцова «Гоголь»:

258
Горит вся жизнь. Горит весь труд. Не шутка!
В минуту Гоголь обо всём забыл.
России стало холодно и жутко,
Когда он печь однажды затопил.

Горят, горят слова, прощаясь с ним.     
Они кричат немыми голосами!
Он, озарённый пламенем своим,
Глядит в огонь безумными глазами.

Никто же не проснулся, как нарочно!
Чужие люди…Так тому и быть.
Ах, если б мама, мама среди ночи
Камин бы не позволила топить.

Ах, если б мама…Или Пушкин близко.
Но никого. Один лишь в небе бог.
А на лице живые пляшут блики.
А Гоголь слаб. А Гоголь очень плох.

Ему осталось уповать на бога.
Зачем слуга? Вот разве труп стеречь.
Он знает: жить ему совсем немного,
И он спешит скорее душу сжечь.

    Это  стихотворение показывает, как хорошо и глубоко  Рубцов знал творчество и обстоятельства жизни Н.В.Гоголя.
    Особенно актуально звучит в наше время высказывание Н.В.Гоголя:    
    «Нет, не Пушкин или кто другой должен стать теперь в образец наш: другие уже времена пришли…свойства, обнаруженные нашими поэтами, суть наши народные свойства…, поэты берутся не откуда же нибудь из-за моря, но исходят из своего народа. Это огни, из него излетевшие, передовые вестники сил его. Другие времена несут и другие дела, иные задачи, а потому и не напомнят они уже никого из наших прежних поэтов. Самая речь их будет другая; она будет ближе и родственнее нашей русской душе: ещё в ней слышнее выступят наши народные начала»                                                               
   Это предвидение реализовалось в творчестве С.Есенина и Н.Рубцова.

259
   11.6. «Творческая мастерская Н.М.Рубцова. «В минуты музыки» (из авторской статьи в газете «Московский литератор», № 6, 2009г.)

    Бытует  мнение, что Рубцов практически сразу создавал в голове и записывал стихотворение начисто на бумаге. Это совсем не так.
    В Вологодском литературном музее им. Рубцова появились копии стихотворных текстов из некоторых ранее неизвестных записных книжек Н.М.Рубцова. Эти черновые записи представляют интерес для исследования творческого подхода Рубцова к созданию стихотворения.
    В книге «Николай Рубцов» (Собрание сочинений в трёх томах, том 1, стр. 340)  редактор В.Зинченко пишет: «Сохранился автограф поэта, опубликованный в книге В.Коротаева «Козырная дама», Вологда, 1991 г., с датой 31/V66 г. Судя по дате – стихотворение написано на Алтае».
    Записная книжка свидетельствует о том, что стихотворение написано гораздо раньше, ещё в Европейской части страны. Разберём разновидности текстов по строфам. Первая строфа звучит:

В минуты музыки печальной
Я представляю жёлтый плёс,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берёз.

    В записной книжке несколько раз написана эта строфа, нет других вариантов. Видно, что она была выстрадана поэтом, так как каждая последующая попытка продолжения стиха начинается с 1-ой строфы. Представленная тема прощания с любимой женщиной не подпадает под какую-либо из тем, задаваемых на семинарах в литинституте.
    В записной книжке поэт приводит несколько вариантов второй строфы. Видно, с каким трудом Рубцов подходил к подлинному (для него) отражению переживаний. Вот варианты (указаны курсивом)

«Я вижу птиц под небом серым,
Воспринимающих с трудом
Свой путь без солнца, путь без веры
Над застывающим прудом».

«Птиц, продолжающих с трудом», «И нас одних под небом серым, /Среди погаснувших полей», «И путь без солнца, путь без веры».

260
     Далее следуют варианты строки:
«Летящих мимо журавлей», «И холодом под небом серым», «Гонимых стужей журавлей», «Последних птиц под небом серым», «И тишину под небом серым», «Гонимых ветром журавлей».
    Подбираясь к желаемому варианту, Рубцов искал, каким природным явлением (сверху!) обусловлен отлёт журавлей. Сочетание «летящих мимо», – это  констатация факта – нет причины отлёта. Гонимых «стужей», «ветром», «холодом», «воспринимающих с трудом» свой
путь, –  не оказалось для поэта достоверным отражением явления. И находит Рубцов обозначение стихии «снегом» – символом, объединяющим предыдущие символы – природные явления.  
    Во второй записной книжке читаем: «Давно душа летать устала за пищей в прошлые года».
    Эта строфа приземлена бытовой последней строкой «За пищей в прошлые года». В окончательном варианте Рубцов уничтожает эту строку. Потому что не душа летает за пищей, а страждущее тело. Значит, была у поэта непрерывно самоцензура. После выезда из села Никольского, негативных событий весны 1966 года в Москве поэт в общежитии  признавался, что очень устал от жизненных обстоятельств.  Бездомного (в 30 лет!) поэта гонит по стране проза жизни.
     В окончательном варианте 3-я и 4-я строфы приобретают исповедально-мистический характер:

Давно душа блуждать устала
В былой любви, в былом хмелю,
Давно понять пора настала,
Что слишком призраки люблю.
Но всё равно в жилищах зыбких –
Попробуй их останови!  –
Перекликаясь, плачут скрипки
О жёлтом плёсе, о любви.

     Поэт сообщает читателю, что его «душа блуждать устала». Читаем исповедь Рубцова: «в былой любви, в былом хмелю», «слишком призраки люблю». И далее обращение к любому читателю: «Попробуй их останови?»  И возникает вопрос: Кого или что останавливать: Призраки или плачущие скрипки? А откуда взялись скрипки? То есть в этом невидимом мире звучат грустные мелодии прощания?!
 
261
  Опубликованные 5-я и 6-я строфы:

И всё равно под небом низким
Я вижу явственно, до слёз,
И жёлтый плёс, и голос близкий,
И шум порывистых берёз.
Как будто вечен час прощальный,
Как будто время ни причём…
В минуты музыки печальной
Не говорите ни о чём.

    Лирический герой (Рубцов) прощается с любимой женщиной. И это происходит в трогательных незабываемых местах юности, где «жёлтый плёс», «и шум порывистых берёз», в селе, о котором Рубцов сказал: «здесь души моей родина». Это драма личной жизни. Представленные варианты «В минуты музыки» в записных книжках Рубцова были выстраданы и написаны осенью – в начале зимы 1965 года (отлёт журавлей), так как поэт следовал в творчестве  текущим событиям.
   Разлука с дочерью Леной и с Гетой Меньшиковой (гражданской женой) воспринимается остро вдали от родных мест, особенно во время пребывания поэта на Алтае, где стихотворение было окончательно записано и опубликовано.

   11.7. О мистическом мировозреиии Рубцова. Гоголь и Рубцов
(из авторской статьи в альманахе «Звезда полей 2010» вып.2, М.,
2010, изд. НО «Рубцовский творческий союз»)

   О направлениях мировоззрения Рубцова целенаправленно или фрагментарно  написано несколько литературных статей, особенно после выхода сборника «Звезда полей» (весна 1967 г.) и после гибели поэта. Надо отметить статьи Анатолия Передреева (1967 г.), Станислава Куняева (1968 г.), Валерия Дементьева (1970 г.), Василия Оботурова  (1974г.), Вик. Каратаева (1975г.), Вадима Кожинова (1976 г.), Юрия Селезнёва (1977 г.)
    О православном мировоззрении Н.М.Рубцова упоминали А.Романов, В.Бараков и Н.Коняев.
    Разные исследователи сообщали о присутствии в творчестве Рубцова то стихии ветра, то о наличии спектра цветовых красок (серой, светлой

262
или чёрной), то о темах дороги, то о теме «тихой» лирике, то о скрытой социальности тем (город – деревня), о патриотизме. Это свидетельствует, преимущественно, о мировоззрении, литературной позиции и направленности знаний конкретного критика, литературоведа, писателя,  но не объясняет причины воздействия поэзии Рубцова на душу читателя, не раскрывает глубину поэзии Рубцова, не может быть принято в качестве всеобъемлющей достоверной. Поэзия Рубцова – это алмаз с великим множеством граней, которые невозможно разделить, не нарушив целостность восприятия.  По мнению автора, кристаллической структурой творчества Рубцова (как многогранного алмаза) является  мистическое восприятие окружающего мира, которое отразилось во многих стихах поэта и которое согласуется с ведическим и православным не декларированным  мировоззрением Рубцова.
    Рассмотрим хронологически  мистические  мотивы Рубцова.
    Возьмём сочинение «О родном уголке», которое написано не 14-летним школьником (как ранее обосновывала одна пропагандистка),  а 17-летним студентом Рубцовым в Кировске (1953 г.). Впервые оно опубликовано В.Оботуровым 19 января 1986 года в газете «Вологодский комсомолец».  Николай Рубцов даёт описание виртуальной встречи с медведем в лесу, который «с каким-то диким рёвом бросился мне навстречу; вероятно с неотразимым желанием смять меня, раздавить, уничтожить… Первой мыслью было бежать,
бежать от этого страшного «чудовища», но ноги не повиновались мне, они подгибались от неминуемого страха, так сильно охватившего мою детскую душу. Вдруг какая-то неведомая  мне самому сила придаёт мне небывалую смелость и решительность…»  Лирический герой вступает в схватку с диким животным. «Может быть, всё это покажется невероятным, но представьте себе, как часто такие истории и им подобные видел я во сне в те же тёмные тотемские ночи, засыпая под заунывную песню ветра, свистящего в трубе»
    Встреча с представителем инородных сил, упомянута у Н.Рубцова в  стихотворении «Сказка-сказочка» (Ленинград, 1960 г.):

Влетел ко мне какой-то бес.
Он был не в духе или пьян.
И в драку сразу же полез:
Повёл себя как хулиган.

263
Он вдруг схватил мою гармонь.
Я вижу всё. Я весь горю!
Я говорю ему:  – Не тронь,
Не тронь гармошку!  – говорю.

    Многие читатели и друзья поэта принимали содержание этого стихотворения как бытовую шутку-сказку.  Тем более, далее «бес от злости стал глупей, и стал бутылки бить в углу». То есть картина казалась  зарисовкой поэта для эстрадного выступления.
     В стихотворении  «Видения в долине» (1960 г.) Рубцов сообщает:
 
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России…

    Мистическая картина, нарисованная Рубцовым, воспринималась в то время  читателем как поиск поэтических образов. Но оказалась предви-дением, поскольку превратилась к нашему времени в реальную.  Рубцов видел тенденцию вымирания русского народа в стране.
    В начале июля 1962 года  Рубцов сформировал самиздатовский сборник «Волны и скалы»  и на несколько дней задержал выпуск. В стихотворении «Поэт» (1-9.07.1962 г.).  Рубцов рисует видения:

Трущобный двор.
                              Фигура на углу.
Мерещится, что это Достоевский.
И ходит холод ветреный и резкий.
И стены погружаются во мглу.
Гранитным громом
                                грянуло с небес!
Весь небосвод в сверкании и блеске!
И видел я, как вздрогнул Достоевский,
Как тяжело ссутулился, исчез.
Не может быть,
                        чтоб это был не он!
Как без него представить эти тени,
И странный свет,
                          и грязные ступени,
И гром, и стены с четырёх сторон?!

264
    Практически каждый читатель в те 60-е атеистические годы 20-го века полагал, что это фантазии поэта. Но Рубцов с самого начала творчества писал по видимым им событиям. И не случайно затем:

Я продолжаю верить в этот бред,
Когда в своё притонное жилище
По коридору,
                        в страшной темнотище,
Отдав поклон, меня ведёт поэт…

    И далее от Рубцова-лирического героя следует:

В моей судьбе творились чудеса!..

    Тогда, в эпоху материально беззаботной жизни  никто и не мог подумать, что Рубцов видит чудеса.  А Рубцов писал: «Я слышу звуки, которых не слышит никто».  В стихотворении «Чудный месяц плывёт над рекою…» читаем:

Словно слышится пение хора,
Словно скачут на тройках гонцы.
И в глуши задремавшего бора
Всё звенят и звенят бубенцы…

    Стихотворение «В горнице» (первый вариант под названием «В звёздную ночь») написано в июле 1963 г.  Строфы самостоятельны по сюжету. Осмысление  мистического подтекста, скрытого за видимыми бытовыми картинами,  требует неоднократного прочтения. Фактически только музыка и песня позволили осознать народную философию текста. 4-я строфа соединила сюжеты предыдущих. Поэт видит оптимистический путь: «буду до ночной звезды лодку мастерить себе».  
    Мистические картины наблюдает лирический герой Рубцова в программном  стихотворении «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…».  Некоторые современники поэта буквально воспринимали текст строки. А Рубцов направлял внимание читателя на окружающее:

И храм старины, удивительный, белоколонный,
Пропал, как виденье, меж этих померкших полей…

265
Боюсь я, боюсь я, как вольная сильная птица.
Разбить свои крылья и больше не видеть чудес!
Боюсь, что над нами не будет таинственной силы!

    Это предупреждение каждому читателю, предложение оглянуться вокруг. Вот ещё примеры мистического восприятия явлений:

И сыплет листья лес,
Как деньги медные,  –
Спасибо край чудес!
Но мы не бедные…
А чем утешены,
                      что лес покинули
Все черти лешие
И все кикиморы?...

Слышишь, ветер шумит по сараю?
Слышишь, дочка смеётся во сне?
Может, ангелы с нею играют
И под небо уносятся с ней…

   Особняком стоит «Вечернее происшествие», случайная встреча с мистической лошадью в лесу:

Мне лошадь встретилась в кустах
И  вздрогнул я. А было поздно.
………………………………….
Мы жутко так, не до конца,
Переглянулись по два раза…

   – Я  слышу звуки, которых не слышит никто, –  говорит поэт.
    Это уже выход на контакт с высшими силами.
    В стихотворении «Прощальная песня»(1965 г.)  поэт говорит:

Ты не знаешь, как ночью по тропам
За спиною, куда ни пойду,
Чей-то злой, настигающий топот
Всё мне слышится словно в бреду.

266
    Это уже прямое сообщение о преследовании Поэта со стороны мистических или не мистических, реальных  сил. И это не случайно.
Поэт видел в окружающих явлениях множество знаков действия нечистых сил. В «Философских стихах» поэт предвидел:

Когда-нибудь ужасной будет ночь.
И мне навстречу злобно и обидно
Такой буран засвищет, что невмочь,
Что станет свету белого не видно!
Но я пойду! Я знаю наперёд,
Что счастлив тот, хоть с ног его сбивает,
Кто всё пройдёт, когда душа ведёт,
И выше счастья в жизни не бывает!
Чтоб снова силы чуждые дрожа,
Все полегли и долго не очнулись.
Чтоб в смертный час рассудок и душа,
Как в этот раз друг другу улыбнулись…

   Это прозрение по событиям. Рубцов не играл с потусторонними силами, он чувствовал враждебность. Реальные факты были в буфетах ЦДЛ, в Москве в общежитии, в Вологде в застольях. Не случайный поэтический след по мотивам преследования оставлял Н.М.Рубцов.

          11.8.  «Пророки есть в Отечестве моём!»
(из авторской статьи в книге «Николай Рубцов»: И пусть стихов серебряные струны…». 2002 г., МГО СП России)

    В связи с музыкально-ритмическим строем поэзии Н.Рубцова рассмотрим мнение  Г.В.Свиридова о музыке и песнях:  
     «В  прошедшие времена музыка (на Руси) была нескольких видов:
1. Храмовая, собственно духовная, богослужебная музыка.    
2. Духовно-народная музыка, песни раскола, гимны (слагаемые отшельниками, монахами, сектантами и т.д.).
3. Народная музыка (богатейшая), музыка праздников, обрядов, кален-дарные песни, свадебные, предсвадебные, похоронные, трудовые и т.д.
4.Скоморошья музыка, музыка профессионалов-шутов, созданная для потехи, для развлечения. Сия последняя была музыкой, исполнявшейся людьми, не имевшими подлинного человеческого достоинства…,

267
    Свиридов в книге «Музыка как судьба» выделил поэзию Рубцова:
    «Бывают слова изумительной красоты (например, Рубцов) – они сами музыка. Они не нуждаются в музыке, либо для воплощения их в музыке нужен примитив, который донесёт красоту этих слов»
    О народной песенно-музыкальной культуре Свиридов сказал:
     «Романс и песня – наиболее распространённые, наиболее любимые виды музыки. Они проникают в самое сердце человека и живут в нём не только как воспоминания, ощущения; они живут в сердце сами, живые; можно вспомнить мелодию, запеть её   самому   и т.д.  В    музыкальной   среде     полупрезрительно называются дилетанты, а на самом деле большие таланты и подлинные мастера, создавшие изумительные образцы искусства, которые живут до сих пор в сердцах тысяч и тысяч людей. «Однозвучно гремит колокольчик», «Вот мчится тройка почтовая», «Соловей мой, соловей», «Не шей ты мне, матушка, красный сарафан».
    «Бытовые приметы, воспетые в этой музыке … давно ушли из жизни, а музыка всё живёт, волнует сердца!
    Почему?  Попытаться ответить!  Что главное в музыке и стихах».
      Такие вопросы ставил перед собой гениальный композитор Г.В.Свиридов. Вот что он пишет далее «О главном для меня»:
    «Художник призван служить, по мере своих сил, раскрытию Истины Мира. В синтезе  Музыки и Слова может быть заключена эта истина.
    Музыка – искусство бессознательного. Я отрицаю за Музыкой – мысль, тем более какую-либо философию. То, что в музыкальных кругах называется Философией, есть не более чем Рационализм и диктуемая им условность (способ) движения музыкальной материи. Этот Рационализм и почитается в малом круге людей Философией.
   На своих волнах (бессознательного) она (музыка) несёт Слово и раскрывает сокровенный тайный смысл этого Слова.
     Слово же несёт в себе Мысль о Мире (ибо оно предназначено для выражения Мысли). Музыка же несёт Чувство, Ощущение, Душу Мира. Вместе они образуют Истину Мира».
    На титульном листе книги надпись рукой Свиридова: «Эту поэзию нам надо свято хранить! Могут сказать: Рубцов – не Пушкин, не Блок…Неважно! Какой он есть – он единственный. Другого нет!»
   На стихи Рубцова непрофессиональными (народными!) композито-рами создано более 160 (!!!) песен. И, по большому счёту, каждый  отберёт такие, которые близки Душе слушателя – гражданина России!
   
268                                        

P.S. Представлена глава 11 из монографии Юрия Кириенко-Малюгина «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз».  2011

Юрий Кириенко-Малюгин. Глава 9. «Звезда полей» - луч Света в русской поэзии.

«И счастлив я, пока на свете белом…»
(сентябрь 1966 года – июнь  1969 года)
 
      По Вологодчине, по Московии, по издательствам. «Звезда полей» – луч Света в русской поэзии 20-го века. Жилищная проблема решена. А семейно-бытовая? 
 
      Пока Николай Рубцов был на Алтае в журнале «Сельская молодежь», № 8, 1966 были опубликованы его стихи  «Приезд Тютчева»  и  «Жар-птица». Одно дело, когда твои стихи публикуют в областной печати, в «Вологодском комсомольце».), а другое – во  всесоюзном журнале. Рубцов продолжает в «Жар-птице» (как и раньше)  неторопливо размышлять о сельской жизни, об ушедших временах, о том, а что на горизонте. Как бытовая исповедь перед читателем, звучат признания поэта о непредсказуемых путях-дорогах. (курсив Ю.К.-М.)
 
А дальше за лесом – большая деревня,
Вороны на ёлках, старухи в домах,
Деревни, деревни вдали на холмах,
Меж ними село 
                         с колокольнею древней…
 
В деревне виднее природа и люди.
Конечно, за всех говорить не берусь!
Виднее над полем при звёздном салюте,
На чём поднималась великая Русь.
………………………………………..
Мотало меня и на сейнере в трюме,
И так, на пирушках, во дни торжества,
И долго на ветках дорожных раздумий,
Как плод, созревала моя голова.
 
Не  раз ко дворцу, где сиял карнавал,
Я ветреным франтом в машине катился,
Ну, словом, как Бог, я везде побывал
И всё же, и всё же домой воротился…  (курсив Ю.К.-М.)
 
195
     Далее следует вопрос прохожего и диалог со стариком-пастухом: 
 
– Так что же нам делать, узнать интересно…
– А ты,  – говорит,  – полюби и жалей,
И помни хотя бы родную окрестность,
Вот этот десяток холмов и полей…  (курсив Ю.К.-М.)
– Ну ладно! Я рыжиков вам принесу…
 
     Интересный поворот делает Рубцов в этом диалоге. Он не даёт прямого комментария к философии пастуха, благодарность за Совет по жизни проявляется дежурным «Ну ладно!» и обещанием принести подарок в виде рыжиков из леса.
    Опять, как в беседах с хозяйкой избы в «Русском огоньке», с кочегаром (вручившим матросу лопату, как награду), со старухой о хлебе (который сам себя несёт), с бригадиром в Сибири (о гибели радужного мира от чьей-то руки), проявляется высшая народная мудрость – народная философия случайных собеседников. Недаром русский литературный критик М.П.Лобанов в статье «Слово и дело»  писал: «Становится понятным, почему Л. Толстой так ценил Монтеня, когда читаешь в тех же «Опытах»: «Нравы и рассуждения крестьян я нахожу обычно более соответствующими наставлениям подлинной философии, чем нравы и рассуждения наших философов»  (курсив Ю.К.-М.).  
       О совместной поездке с поэтессой Н. Груздевой в Москву в конце лета 1966 г. пишет Н. Старичкова  (62):
      «Москва. Улица Добролюбова, 9/11. Общежитие института. Помню  сердитую   дежурную, которая  бросила  мой   паспорт   в ящик стола. Нина завела меня в комнату…
      Комната просторная, но неуютная. Стойкий табачный запах. Железные, похожие на арестантские кровати. Окно с мутными стёклами двойных рам на одну треть заполнена пачками из-под сигарет.
      Группа молодых людей о чём-то спорит между собой.
      «Куда я попала?».
      И тут как ветром распахивается дверь, не входит, а влетает Рубцов в расстёгнутом пальто и вскинутыми вверх руками. С возгласами бросаются  к нему студенты,  хватают  в  свои  объятия.
 
196
Рубцов смеётся и тоже с жестами, как обычно, читает стихи, объясняет, что за ним была погоня…
       Вскоре пришла Нина, но не одна, а с Сергеем Чухиным. Он поздоровался со мной. Мы знали друг друга по литературным семинарам. Это был юноша с добрым сердцем и открытой душой. Один из близких друзей Рубцова. Погиб Чухин тоже трагически в самом расцвете поэтического таланта. А тогда, тёмным осенним вечером, он был в Москве моим ангелом-хранителем».
       Как пишет Н. Старичкова, Рубцов в этот вечер пел под гитару «Прощальную песню». И сказал, что поедет в Ленинград.  
      Вспоминает Василий Макеев (58):
      «В 1966 году соплезвонистым хуторским казачком сразу после одиннадцатилетки, на удивление всей родне, я поступил в литературный институт. Познания мои в поэзии были чертополошны и беспорядочны: я довольно хорошо знал Блока и Есенина, взахлёб упивался только что открытыми Пастернаком и Цветаевой, в то же время бережно хранил вырванные из «Юности» подборки стихов Евтушенко с Вознесенским и с удовольствием читал расхожие книжки какого-нибудь Волгина или Гредева. Хотя внутри уже шелохнулось некое слабое подозрение в шарлатанстве тогдашних поэтических кумиров, но честно признаться в этом я не смел даже самому себе.
      По давней традиции первокурсники литинститута в начале учебного года проводят поэтический вечер, показывая преподавателям и старшим товарищам товар лицом. На вечере я продишканил   нечто    распевно-казачье с  густым самогонным духманом,…а потому неожиданно сорвал толику аплодисментов от скептических слушателей.  И тут бесшумно и властно меня взял под локоть кудрявый, грубовато-красивый парень (это был Саша Петров, поэт с Урала, его уже нет с нами), сказал торжественно: «Пойдём! Тебя зовёт Коля!»  – и потянул к выходу. Никакого Колю я не знал ни во сне, ни вживе, но почему-то понял – идти надо…  
     …Мужичок (Рубцов) ещё некоторое время почти с ненавистью вглядывался в меня, а потом вдруг заморгал часто-часто и почти закричал:  «У тебя нет России! Есенин пел про Русь уходящую, я пою про Русь ушедшую, а у тебя никакой нет!»…
      В тот же вечер я услышал стихи Рубцова, многие из которых он
исполнял   своим  особенным   речитативом   под  гитару. И пел,   и
 
197
просто читал он очень ясно и отчётливо, неуловимо подчёркивая музыку каждого слова, в такт помахивая от груди вверх маленькой крепкой рукой…
     Мой сосед по комнате снимал квартиру в городе, и Николай часто ночевал у меня на свободной койке, половые матрасы ему изрядно поднадоели, хотя в быту он вёл себя более чем непритязательно».        
      В конце сентября 1966 года из общежития Николай едет к брату в Невскую Дубровку под Ленинград и живёт там почти два месяца. Рубцов готовит уточнённую подборку стихотворений для своей книжки «Звезда полей». В письме в издательство «Советский писатель» предлагает заменить «Отправляясь в дорогу» и «Доволен я буквально всем!», включить  «Ветер всхлипывал, словно дитя». Посылает «Зимним вечерком», предлагает добавить  «Весна на берегу Бии», в вёрстку стихотворения «Звезда полей» вносит новое четверостишие (27). 
      Валентина Рубцова вспоминает о Николае: «Приедет – уедет. С братом поговорят. Про стихи говорят. А Николай тоже играл на гармошке, «классно» играл, хочется слушать, чтоб не мешать, настолько тонко музыку чувствовал. Уж не хочется ни подпеть, ничего, хочется просто слушать. На гармошке причём. Песню всё время пел: «Меж высоких хлебов затерялося небогатое наше село…». Альберт-то  пел  всё, частушки играл…Ну  уж   если    братья   сошлись – совершенно  трезвые, никакой выпивки – у них до утра всё стихи, стихи, стихи…» (39). 
       Николай Рубцов уезжает из Невской Дубровки и Ленинграда. А куда въезжать? Общежитие в Москве для него открыто только на период сдачи сессий. В чужых углах долго не проживёшь. Рубцов едет в Вологду.   
       В состоянии человека, плывущего по течению, увидел Рубцова в Вологде журналист Александр Рачков, сам – гармонист и тоже     бывший моряк. Ехал А. Рачков с журналистом Александром Анфимовым на редакционной машине для покупки подарка Гурию Ивановичу Прусакову, редактору  газеты «Сокольская правда». Интересны для понимания характера и музыкальности Рубцова эта случайная встреча за два дня до 7 ноября 1966 года в городе, уже празднично разукрашенном. Об ответе поэта на вопрос о том, куда же он  направляется, А. Рачков сообщает (27): 
 
198
     « – Иду-плыву навстречу людям. Хочу заразиться их здоровьем и жизнерадостностью,– без улыбки ответил Николай и пытливо сощурился на нас».
      И Рачков пригласил Рубцова  на новоселье Г. И. Прусакова. По предложению Рубцова в качестве подарка была куплена гитара и по ходу поездки Николай Рубцов настроил гитару. Вот что пишет А. Рачков о том, что запомнилось на новоселье у Прусакова (27):
      «..Рубцов не играл на гитаре в общепринятом понимании, не аккомпанировал даже – он пел свои стихи с гитарой дуэтом. Струны звенели, ревели, дребезжали, вздрагивали  и  затихали в
унисон движениям и голосу певца. Душа и пальцы работали в удивительном  согласии….Иногда казалось, что он никого вокруг себя не замечает, настолько отрешённый вдруг становился взгляд, устремлённый  в ему одному видимую даль».
      Об игре Рубцова на гармони А. Рачков сообщает (27): 
      «В этот миг, кроме нас, никого нет: он играет – я пляшу. Глаза в глаза. Потом Николай, как по команде, поворачивает голову влево (так некоторым гармонистам легче играть), и я увидел на шее вздувшуюся от напряжения вену. По душе, как кнутом, стегнуло: человек из всех сил выкладывается, а я дурацкой ревностью   мучаюсь. Подобрал  дробь  под  не   совсем  чёткий перебор и спел частушку. Чувствую, музыка легла ровно, и меня, как на плавной качели, без рывков и ускорений повела рубцовская мелодия дальше – от частушки к частушке». 
       А затем гармонь взял А. Рачков. Вот его воспоминания: «Никогда мне Рубцову играть плясовую не приходилось, но чувство подсказывало, что частые переборы тут не подойдут. Я заиграл «Барыню». И под плавный выход вывел Николая на середину пола. И не ошибся. Он больше  дирижировал   руками,   вскидывая   их   вверх,  чем перебирал ногами. А при каждом присоединении всхохатывал, словно окунался в холодную воду. Потом он остановился против меня, и, покачиваясь из стороны в сторону, спел частушку, услышанную от меня…».
      В ноябре-декабре 1966 года  Рубцов готовит курсовые работы для сдачи зимней сессии. Поэт занят работой с редакциями, корректировкой «сибирских» и других стихов. С января  1967 года Рубцов часто бывает в редакции  «Вологодского комсомольца», как пишет   Сергей Чухин,  который   перешёл  на    заочное   отделение
 
199
литинститута и начал работать в этой газете (27).  Ночует Рубцов, где придётся. Денег хватает только на прожиточный минимум. 
      Вспоминает Анатолий Чечетин (27):
     «Кто издавался, тот знает, как много хлопот и забот на пути печатания любого труда. И именно на одном из таких «зигзагов» Коля пришёл ко мне с просьбой найти ему машинистку для срочной перепечатки рукописи (это было, вероятно, в декабре 1966 года, прим. Ю.К.-М.).
      – Через два дня нужно сдать в издательство, иначе «выпадет» из плана,  – пояснил он. 
      Я понёс рукопись нашей студентке-заочнице, неподалёку работавшей в машбюро. Она согласилась напечатать быстро, зная полную неплатёжеспособность поэта и глубоко чтя и любя его стихи. Она буквально с благоговением перебирала каждую страничку, написанную его рукой.
      Утром в назначенный день Коля пришёл ко мне  на работу за рукописью. На лице его были печаль и озабоченность. Я указал глазами на аккуратно разложенные три экземпляра текста, лежащие на столе. Он тут же весь просиял, обрадовался. Застеснялся насчёт оплаты, но я сказал, что Зоя всё равно денег не возьмёт.. Он пообещал потом отблагодарить её…». Так вот помогали поэту во время сдать в издательство профессионально отпечатанную рукопись.
      Николай Рубцов ответственно подошёл к отбору стихотворений сборника «Звезда полей». Задержка в сроках издания позволила углубить содержательность и эмоциональность отдельных стихов,   в одной из строф  задать философский вопрос Читателю и себе:  
 
Я брожу… Я слышу пенье…
И в покуренной груди
Снова слышу я волненье:
Что же, что же впереди?
 
        По свидетельству Н. Шантаренкова в издательстве «Искусство»  в феврале 1967 года готовился  репертуарный сборник «Стихи, стихи…» 
      Н. Шантаренков подметил то обстоятельство, что оба сборника:  «Звезда полей»  и «Стихи, стихи…»  в   один  и  тот  же  день  были 
 
200
подписаны к печати – 9 февраля 1967 г.». Значит, Рубцов в январе-феврале 1967 года был в Москве для работы с редакциями.
     После сдачи рукописей  Рубцов опять возвращается в Вологду. Как вспоминает Н. Старичкова, 8 марта 1967 года в Вологде Нина Груздева пригласила её к себе. В гостях был Рубцов и Чухин.  Было чтение стихов. Груздева попросила Старичкову, чтобы  Николай Рубцов переночевал в её семье. Утром Рубцов был погружён в чтение письма (как следует из смысла дальнейшего текста, письмо 
было от Г. М. Меньшиковой (62).
       В начале апреля 1967 года Рубцов приезжает в Бабаево. По сообщению В. Лукошникова (63) поэт «в редакцию ворвался, как 
метеор, какой-то возбуждённый, радостный. Его как будто что-то распирало изнутри, готовое вот-вот вылиться наружу». В это время в Москве печатался тираж «Звезды полей», о чём знал поэт. Причём, в сборник вошли такие исповедальные стихи, как «Осенние этюды», «Душа хранит», «Журавли»», а также «сибирские» стихи «Старая дорога», «В горной долине», «Весна на берегу Бии», «В минуты музыки», «Прекрасно небо голубое…». 
      По воспоминаниям В. Лукошникова (63), Рубцов  работал в редакции в течение двух недель беспрерывно, иногда засыпая за столом. Очевидно, поэт брал стихи из памяти,  перерабатывал их на ходу перед сдачей на публикации, что было присуще стилю его работы. 8 апреля 1967 года в газете  «Ленинский путь», №43 было впервые опубликовано стихотворение «Шумит Катунь» (первый вариант).  22 апреля 1967 года газета публикует стихи  «Ворона», «Медведь», «Море», «Высокий дуб. Глубокая вода» (63).
      По воспоминаниям тележурналиста Леонида Беляева , 28 апреля 1967 года Рубцов в Череповце дарит ему «Звезду полей» (26). Вероятно, это был один из сигнальных экземпляров (прим. Ю.К.-М.). Два раза Рубцов был у Беляева в Белозерске. Беляев записывал поэта в Череповце на радиопередачи в альманах «Северяне», но редакторы не пропускали в эфир: «уж больно много у  него  церквей  и  крестов  в  стихах» (26,  стр. 132). В   Череповце  Рубцов передал  в газету  «Коммунист»  подборку стихотворений.  
Благодаря заместителю редактора В. В. Викулову гонорар поэту был выплачен досрочно. 21 мая 1967 года на «Странице выходного дня» в рубрике любителям поэзии газета опубликовала «Ночь на родине»,  «Звезда полей»,   «Утро»,   «Сапоги мои…»   и  «Шумит
 
201
Катунь» в первой редакции. Подборку готовила зав. отделом культуры  газеты   Р.  С. Минина (26). «Русский огонёк» и «Осен-ние этюды» были отклонены редакторами. Минина приводит вариант стихотворения «Русский огонёк» (26).   
    Светлая картина фактически села Никольского от центральной улицы к реке Толшма нарисована Рубцовым в стихотворении «Утро»:
 
Когда, смеясь на дворике глухом
Встречают солнце взрослые и дети,  – 
Воспрянув духом, выбегу на холм
И всё увижу в самом лучшем свете.
 
Деревья, избы, лошадь на мосту,
Цветущий луг – везде о них тоскую.
И, разлюбив всю эту красоту,
Я не создам, наверное, другую.
 
      Весной 1967 года  Николай Рубцов приезжает  в Сергиев Посад, 
Православную столицу России. Обсуждает стихи участников городского литературного объединения. Имеется фотография встречи  московских поэтов и Рубцова с местными литераторами.       
     Вспоминает Анатолий Чечетин (27):
    «И вот, когда пришли с экземплярами уже вышедшей книги ко мне домой и пока собирали на стол, он без просьбы и напоминания не забыл надписать Зое (машинистке – прим. Ю.К.-М.) и мне, сердечнейшие и памятные, на всю жизнь, автографы.
    Началось обычное экспромтное застолье…  Когда   наговорились 
и  устали друг друга слушать, включили радиолу. Через какое-то время Коля вдруг спросил:
       – У тебя есть «Дорога жизни»?
      – Моцарт? Пламенная симфония?
      – Да.
      – Есть.
      – Поставь, пожалуйста.
      – С удовольствием.   
      Я действительно ставил эту пластинку с удовольствием. И потому, что помнил, как слушал Моцарта Коля на улице Герцена…
 
202
     И вот, будто по мановению волшебной палочки, в квартире мощно зазвучал оркестр. Я слушал и время от времени наблюдал, как снова он весь ушёл туда, куда позвала – увела его поистине божественная музыка. Приятель Коли что-то пытался говорить, но он резким жестом прервал его и до самого конца дослушал творение Моцарта» (27). 
      Ещё одно свидетельство  Анатолия Чечетина:
      «А 8 мая 1967 г. я записал в дневнике следующее: «Два дня назад встретил Колю Рубцова. Он надписал мне свою книгу». «Толе, Анатолию Чечетину с вечной любовью. 6 мая 1967 г.  Н.Рубцов». 
     15 мая 1967 г. Николай Рубцов дарит руководителю семинара Н.Н.Сидоренко «Звезду полей» с надписью: «Николаю Николаевичу с редкой любовью и благодарностью от ученика».
      С мая 1967 года жизнь Николая Рубцова поплыла под знаком «Звезды полей».  Обратимся   к    свидетельствам современников Николая Рубцова.
     Вспоминает Анатолий Азовский  (69):
    «Беру с полки заветную книжицу…«Звезда полей». Дейст-вительно – звезда. И не только – полей! На титульном листе надпись: «Дорогому другу Толе Азовскому от Николая Рубцова». И дата – 2 июня 1967 года…
      На наших литературных четвергах за огромным круглым столом библиотеки свердловского Дома работников искусств спорили до хрипоты, а то и чуть ли не до кулаков дело доходило: каждый отстаивал свою точку зрения, каждый с пророческой убеждённостью указывал, как писать надо. Одни, их, конечно, большинство, – евтушенко-вознесенско-рождественского направ-ления жаркими сторонниками были, другие – винокуро-тарковскуюпоэзию  на щит поднимали, третьи пели в кулуарах что-то книжно-романтическое из Новеллы Матвеевой…
      А вот после публикации в «Октябре» (август 1964 года и октябрь 1965 года – прим. Ю.К.-М.) имя Николая Рубцова уже твёрдо вошло в наши горячечные споры. Тогда открыли мы и Вла-димира Соколова, и Бориса Примерова, и Анатолия Передреева, и многих других поэтов, на которых и внимания не обращали.
      Лично же с Николаем Рубцовым я познакомился года через два в буйных   стенах   общежития   литинститута.  Случилось  так,  что
 
203
сессии нашего второго курса заочного отделения и четвёртого, на котором учился Николай, проходили в одно и то же время…» (это было в конце мая - начале июня 1967 года,  – прим. Ю.К.-М.) . 
      Друг Рубцова, Александр Петров, пригласил А. Азовского на картошечку в мундире и  предложил земляку познакомиться с Рубцовым. На что Азовский ответил (69): «На готовенькое я не согласен. Ты пока доваривай картошку, а я мигом в магазин сбегаю. Знакомиться, так уж по-русски…». 
      При знакомстве с Рубцовым у А. Азовского в кармане пиджака оказалась «Звезда полей». Далее Азовский пишет (69):
      «А ну-ка дай,  – заметил Рубцов мой жест. В голосе его прозвучало резковатое нетерпение. Я с недоумением протянул ему «Звезду  полей»    и … просто   опешил.   Николай   резко,     одним
движением, вытряхнул книгу из суперобложки и довольно злобно  разорвал  последнюю   на    мелкие  кусочки.  Я  выхватил   у    него оголённую книгу и быстро засунул обратно в карман. Подумал, что и её та же участь ждала. В литинституте всё бывает!
     – Не бойся, не изорву,  – успокаивающе усмехнулся Рубцов, видя, с какой торопливостью я застёгиваю карман на пуговицу.  – Рисунок на обложке-то просто ужас. Вот я по мере сил и борюсь с ним.  – И Николай стал смеяться, да до того звонко, что не поддержать   его  было  просто   невозможно. А   рисунок-то,   и  действительно, был, как говорится, не блеск. Своим кубизмо-абстрактным нагромождением деталей он ну никак не выражал сути такой простой русской книжки…
      И можно бы сказать, что ужин проходил вполне задушевно, если бы я, увлекаясь иногда своей болтовнёй, не замечал на себе его   серьёзный  оценивающий  взгляд. Как   я    убедился  потом, болтунов,  особливо  «дюже учёных», он  терпеть  не мог. Помню при одном застолье, довольно обширном и вширь, и ввысь, у нас такой «научный» разговор о нашей родной литературе шёл, такие мудрёные словечки блистали в нём, что без толкового словаря не сразу всё поймёшь. (курсив Ю.К.-М.). Особенно один наглаженный товарищ старался. Уж так он своей эрудицией сыпал, что никому и слова сказать не давал. Да и где ещё он мог высказать свои умные мысли? Печатать его интеллектуальную поэзию почему-то не спешили, а выразиться, просветить кого-то (хоть нас, тёмных) ему очень хотелось. Не зря же он до литинститута ещё один вуз кончал!
 
204
Вот и распускал перед нами пёрышки всех цветов. А Николай, хмурясь, слушал, слушал (наверно, час молчал), да вдруг как выдаст какой-то монолог минут на пять, состоящий из одних философских терминов, да так выдал, что отглаженный товарищ аж привял у нас на глазах, совсем серым стал (курсив Ю.К.-М.).
      Летели годы… И был он совсем не таким (по крайней мере, для меня), каким представляют его сейчас во многих статьях-воспоминаниях: он-де и мрачный, и сложный был…Мне кажется, более простого человека в общежитии и не было тогда. Случалось, конечно, при нашей-то шумной жизни, и с ним иногда, ну да с кем не бывает… А вообще, с людьми малознакомыми он держался осторожно, а чаще всего замкнуто. Но уж если принимал кого засвоего, то у этого «своего» и мысли о какой-то «загадочной личности» возникнуть не могло». 
      Вспоминает Василий Макеев (58):
     «За ним (Рубцовым) стойко стояла слава первого поэта литинститута, а первому по штату полагается свита, поэтому в одиночестве Рубцов в Москве практически не бывал, никогда и стихов не писал. Родиной его стихов почти всегда были Вологда, райцентровские городки и старинные сёла около них. (курсив Ю.К.-М.) Мы в Москве, падкой испокон веков на всякую всесветную  сволочь, спорили  о новаторстве, верлибре, «евтушенковской» рифме, а тут из очередного побега на родину возвращался посвежевший, поопрятневший Николай и напевал нам по простоте душевной про эту тихую родину, про русский огонёк, доброго Филю, какое-нибудь Ферапонтово, «или про чью-то  горькую   чужбину, или  о чём-то русском вообще». И всё становилось на свои места. «Антимиры» и «Братская ГЭС» так и шли дружно по разряду эксперимента и «новаторства»,  а  «Добрый Филя» нечаянно становился классикой русской поэзии…(курсив Ю.К.-М.).
А носить маску этакого мужичка-хитрована из дремучего леса он умел, бродя по вечно слякотной Москве в рябых подшитых валенках или наигрывая на гармошке в богемном застолье незатейливые «страдания».По институту ходила восхищённая – знай наших! – история про знакомство Рубцова с Евтушенко. Побрёл-де наш Коля за гонораром в журнал «Юность», зашёл в отдел поэзии, сидит  себе  в уголке, покуривает. И тут  в комнату во
 
205
всём своём блеске, «рыжине и славе» врывается Евтушенко с журналом в руках и кричит: «Кто такой Рубцов? Познакомьте, я хочу обнять его!» А ему Дрофенко или Чухонцев и показывают – вон, мол, он покуривает. И подошёл журавлино Евтушенко к Коле, протянул торжественно руку, продекламировал: «Евгений Евтушенко!» Поглядел на него прищуристо Коля, поморгал мохнатыми ресничками, почесал в затылке и ответил: «Навроде что-то слыхал про такого…».         
      7 июня 1967 года Николай Рубцов подарил «Звезду полей» рано погибшему талантливому русскому драматургу, автору пьесы «Иркутская история»,  А. В. Вампилову: «По-настоящему доро-гому человеку на земле без слов о твоём творчестве, которое будет судить классическая критика». 
     В июне-июле 1967 года поэт дарит сборники Н. Силкину, Н. Груздевой, Н. Старичковой. 
      А находясь  в  Москве,  Николай Рубцов  опять  оказывается  в
затруднительном материальном положении. Имеется его записка к С. Н. Шмитько, лето 1967 года (19):
      «Серёжа!
      Завтра, часа в два-три я получу в издательстве деньги, но сегодня мне нехорошо перед товарищем: недостаёт у меня одного рубля.  Займи, пожалуйста, до завтра».
      Сборник «Звезда полей» принёс  автору широкую известность  и должен был материально обеспечить поэта  на длительный  период времени. С маститыми писателями, которые прекрасно знали друг друга, неизвестный пока ещё Рубцов стоял в очереди в кассу издательства «Советский писатель». Получив изрядную сумму, Рубцов встретился с В. Кожиновым и они отправились «отмечать» историческое событие в буфет ресторана ЦДЛ. 
      Как сообщает В. Кожинов, они сидели за столиком и спокойно беседовали. Однако, Рубцова узнал один из посетителей, кавказский поэт, и захотел присоединиться. Рубцов возразил, сославшись на важность разговора с Кожиновым. Но кавказский поэт напомнил Рубцову о том, что не раз угощал его. В ответ Рубцов достал из кармана пачку только что полученных в большом количестве купюр и бросил их в лицо назойливому «приятелю». Деньги рассыпались по полу вокруг стола. Опять возник инцидент. Темпераментного   кавказского  поэта   вернули  на  его  место. А
 
206
деньги остались на полу. Кто-то был бы рад немедленному уходу поэта из ЦДЛ. А Рубцов не мог бросить деньги, заработанные за годы тягот и лишений. И поднимать их надо было на глазах у любознательной публики. Кланяться деньгам Рубцов не стал. Он потихоньку сполз со стула под стол, собрал купюры  и вернулся на стул. Интересно, что на этот раз администрация ресторана не стала 
вызывать милицию. Или совесть заговорила, или информация о таланте Рубцова дошла до буфетов и кабинетов.
      Вспоминает поэт Николай Шишов:
     «С Николаем Рубцовым мне довелось познакомиться летом 1967 года на квартире вологодского поэта Бориса Чулкова.
      Однажды я без предупреждения зашёл к нему. Он сидел за столом в окружении книг, многие из которых были довольно объёмистыми и напоминали энциклопедические издания.
     – Видишь,  какие  книги   я  читаю? – сказал   Рубцов,  но   я    уже  заметил его недовольство. Он не любил, когда ему мешали работать, нервничал, становился резким. Я сам обругал себя мысленно и ушёл. А на другое утро при встрече сказал ему шутливо:  
    –  Видел, как ты работаешь…
         Он улыбнулся и ответил:
      – Моя работа начинается с утра. Я не могу подняться с кровати, пока не придумаю какую-нибудь хохму-шутку.
      Рубцов не раз говорил, что любит старинные песни. Как-то мы слушали у меня пластинки давних лет. Но вдруг поэт поставил на проигрыватель «Полонез Огинского» и о других пластинках забыл. Он прокрутил «Полонез» десятки раз, слушал его до самой ночи. Видимо, много созвучного своей душе нашёл он в этой музыке».
      15 июля 1967 года Николай Рубцов направляет заявление в Вологодский обком КПСС  с просьбой о предоставлении жилой площади в Вологде. Рубцов, в частности, пишет:
      «Поскольку я являюсь студентом Литературного института им. Горького (студент-заочник последнего курса), то бываю в Москве, но возможность проживать там имею только во время экзаменационных сессий, т.е. 1-2 месяца в год.
      Всё это значит, что у меня нет ни нормальных бытовых условий, ни нормальных условий для творческой работы…
      В заключение хочется сказать, что меня вполне бы устраивала и
 
207
радовала жизнь и работа в г. Вологде».
      Нужно сказать, что подобные заявления пишут в органы административной власти, то есть в исполком. Но неформальное решение давали партийные органы. Справедливости ради надо сказать, что уже это заявление Рубцова не осталось без внимания. 
      В своих «воспоминаниях» воспылавшая «дружбой» к «деревенскому» поэту Л. Дербина пишет, что она открыла для себя Рубцова, увидев в Воронеже в 1968 году книжку «Звезда полей». Явно лукавит «поэтесса».  Дело в том, что она работала всё время библиотекарем, в Воронеже участвовала в литературном объединении. Любая библиотека в те годы выписывала все литературные издания. И она не могла не читать ведущие журналы «Октябрь», «Юность», «Знамя», «Молодая гвардия», в которых в 60-е годы 20 века публиковались целые подборки стихов Николая Рубцова. Она сама выдавала читателям эти журналы в пользование. 
Тем более, что она сама писала стихи и  публиковалась, готовила сборник стихов. И уже в 1967 году Дербина вторично «вычислила» Рубцова по уровню мастерства. Вспомним, что ещё в апреле 1964 года  она вышла на контакт с неизвестным тогда по публикациям Рубцовым. 
      Как сообщила литератор, поэт, специалист лесного хозяйства  Татьяна Гогулина в период её учёбы в лесотехнической академии в Ленинграде  была  её  случайная  встреча  с  Н. Рубцовым и   Дербиной. (70) Факт встречи явно не понравился Дербиной. То есть уже летом 1967 года Дербина знала о выходе сборника Рубцова «Звезда полей». Тогда же летом 1967 года Т. Гогулина выполнила просьбу Николая Рубцова об участии в приобретении куклы и засвидетельствовала: «Вот эту куклу-блондинку с голубыми мигающими глазами в голубом сарафане я – Татьяна Васильевна Гогулина – выбирала вместе с Николаем Рубцовым летом 1967 года в магазине на 1-ом Муромском проспекте в Ленинграде для Татьяны Рубцовой – жене его сводного брата. Эта кукла мой подарок Рубцовскому центру Северо-Запада г. Москвы. 28 марта 2004 года» (71).
       Во время летних каникул в литинституте в 1967 году Сергей Чухин встретился с Николаем Рубцовым в Вологде.  Чухин пишет, что стоял конец июля.
     «Хочу поехать в Тотьму, к дочке, но, сам понимаешь…
 
208
Да, я знал о хроническом безденежье, которое буквально преследовало Рубцова, приковывало его к городу, к случайным гонорарам и случайным компаниям. (курсив Ю.К.-М.).
       – Поедем со мной в Новленское, – предложил я, – шестьдесят километров отсюда. Там у меня тётя и бабушка. Изба большая – зимняя и летняя. Они – в летней, а мы в зимней будем. Лес, речка, озеро – всё рядом!     
      –  Неудобно…Ты там свой, а я что?» (27). 
      Так вспоминает С. Чухин разговор с Рубцовым. И уговорил  его поехать в деревню. Друзья-поэты часто ходили на речку. На рыбалке Рубцову не везло. С. Чухин пишет: «…посидев час-полтора на реке, он  уходил домой   и слушал бесконечные бабушкины рассказы о былом, о её молодости, прежнем хозяйстве, она его расспрашивала – откуда родом,  где  семья,  сколько  лет  дочке, где  сам  служит…» . То есть Рубцов везде старался получить новые знания. А по  дороге в лес за грибами Николай сочинял на ходу экспромты, из которых Чухин запомнил такой:
 
Забыл приказы ректора,
На всё поставил крест.
Глаза, как два прожектора,
Обшаривают лес.  
 
      И далее С. Чухин сообщает (27):
      «Мы вошли во вкус деревенской жизни и от бабушки поехали в Погорелово, к моим родителям. Походы в лес и на реку продолжались, но всё чаще Рубцов оставался дома писать. Впрочем, писать – не то слово. Ему не требовались ручка и бумага. Он укладывался поверх одеяла, закинув ноги на спинку кровати, и так лежал, бывало, по нескольку часов (курсив Ю.К.-М.). Иногда он окликал меня и читал вслух особенно удачные, по его мнению строки, причём требовал оценить: «Ну как?» Я обычно отвечал уклончиво, мол, строка сама по себе звучит, но как она ляжет в контекст…»  (27).
      С. Чухин показывает Рубцову остатки барского парка, зарос-шийбузиною фундамент особняка, огромный, с тремя островами, пруд, вырытый крепостными в форме двуглавого орла, аллею столетних лип и сосен.  И поэт рисует  картины  «В старом парке»:
 
209                   
Здесь барин жил,
И, может быть, сейчас,
Как старый лев,
Дряхлея на чужбине,
Об этой сладкой,
Вспомнил он малине,
И долго слёзы
Катятся из глаз… 
 
      Да! Николай Рубцов уже на другом уровне. Поэт идёт по дороге, видит запущенный парк, подходит к старому особняку, раз-мышляет о судьбе хозяина, старается понять его переживания о Родине  и таинственная тревога охватывает читателя. 17 августа 1967 года  «Новый путь», Белозерск печатает «В старом парке».
      Почти месяц прожил Николай Рубцов в компании с Сергеем Чухиным на природе. Отдохнул и обогатился новыми впечатлениями в русской глубинке.  Рубцов  передаёт  новые стихи
 в «Вологодский комсомолец» и 3 сентября 1967 года газета публикует стихи-песни  «Зелёные цветы», «Купавы», «Синенький платочек» и «Отплытие». 
      Поэт не просто пишет картины проплывающей жизни, а сам,  как на публичной исповеди, обнажает свои сокровенные мысли и чувства, тревожит души русских братьев и сестёр. 
      В стихотворении «Купавы» Рубцов так расставляет обще-известные слова, что  задевает душу читателя даже без создания какого-либо оригинального образа:
 
И обступают бурную реку
Всё те ж цветы…но девушки другие,
И говорить не надо им, какие
Мы знали дни на этом берегу.
 
Бегут себе, играя и дразня,
Я им кричу: – Куда же вы? Куда вы?
Взгляните ж вы, какие здесь купавы! – 
Но разве кто послушает меня…
 
       Можно  представить  себе,  что  Рубцов  отражает   психологию
 
210
человека, который чувствует, что время  уходит. Но когда поэт просит беззаботных девушек посмотреть на окружающий мир, полюбоваться красотой купав, то он просит оглянуться на прошлое, на Историю, а значит – посмотреть  на своё Будущее. 
      В ностальгической песне «Синенький платочек» поэт (лирический герой) как на исповеди: 
 
Я вспоминаю, сердцем посветлев,
Какой я был взволнованный  и юный!
И пусть стихов серебряные струны
Продолжат свой тоскующий напев
 
О том, какие это были дни!
О том, какие это были ночи!
Издалека, как синенький платочек,
Всю жизнь со мной прощаются они…
 
      И, наконец, в песне-мечте «Зелёные цветы» поэт говорит об окружающем его и всех нас мире:
 
За нами шум и пыльные хвосты –  
Всё улеглось! Одно осталось ясно – 
Что мир устроен грозно и прекрасно,
Что легче там, где поле и цветы.
 
      В этих стихах-песнях (осень 1967 года) Николай Рубцов обращается к людям: « Проснитесь! Оглянитесь! Вспомните – кто  вы и от каких красот и чудес вы отъехали в поисках призрачного счастья и комфорта». Такие  стихи не  могли  не задеть  струны  русской  души.  На вологодской земле редакторы газет сразу признали образность, содержательность, глубину народной по сути поэзии Рубцова. Руководители среднего и высшего звена Вологодской области, сами выходцы из крестьянской и рабочей среды, хорошо понимали жизненные и бытовые проблемы народа.
     В августе 1967 года Николай Рубцов поехал в командировку в Липин Бор. В аэропорту встретил Старичкову,  которая приехала на отдых к родственникам. Вспоминает Василий Елесин, который работал тогда в этом посёлке редактором газеты «Волна» (72):
 
211
      «Памятна первая встреча с ним в этом далёком посёлке. Пришлась она на грибную августовскую пору. В одни из воскресных дней мы с женой, набродившись по роскошным липинборским лесам, возвращались домой с полными корзинками белых грибов. Идти бором было необычайно легко. Когда до посёлка оставалось километра два, вдали, меж вековых сосен, показалась фигурка человека.
      – До чего же похож на Рубцова!  – удивился я.
       – Не может быть, – возразила жена.  – Откуда Коле взяться здесь, за триста километров от Вологды, в незнакомом лесу!   
      И, тем не менее, это был он. Объяснилось всё просто.
     – Зашёл к тебе на квартиру, мать сказала, что ты в лесу. Попросил ведро и пошёл, куда глаза глядят. Здесь у вас прямо прелесть! А вон – белый гриб! А вон – ещё! 
       Рубцов радовался как ребёнок. А грибы позднее оказались в стихах». 
      Николай Рубцов часто бывал в редакции газеты «Волна». Очевидно, что при встрече друзей были беседы о местных легендах. И вот 21 сентября 1967 года «Волна» публикует стихо-творение «Гуляевская горка», в котором есть такие строфы:
 
Простых преданий добрые уста
Ещё о том гласят, что каждодневно
Гуляла здесь прекрасная царевна, – 
Она любила здешние места.
Да! Но и я вполне счастливый тип,
Когда о ней тоскую втихомолку
Или смотрю бессмысленно на ёлку
И вдруг в тени увижу белый гриб!
 
      Потрясает умение Рубцова на подсознательном уровне «увязать» белый гриб с прекрасной царевной. Разнообразные сведения, получаемые поэтом в ходе разговоров с друзьями и случайными попутчиками, перетекают в новые стихи. И складывается  впечатление, что Николай Рубцов непрерывно зачёрпывает из колодезя народных памяти и знаний родниковую воду легенд, местных  говоров-выражений  и образов. Поэт  перемещается  туда, куда гонит ветер судьбы. Вероятно, он считал,
 
212
что всё в руках Божьих и все его радости и невзгоды в этой бездом-ной жизни только будут давать ему бесчисленные впечатления, темы, образы и конкретные знания  для новых стихотворений.
     В селе Липин Бор Николай Рубцов  сообщил, что хочет написать поэму об Александре Невском. Однажды в саду Н. Старичкова нашла маленькую иконку, которую Рубцов забрал категорически со словами: «Это мне». В последний день жизни в селе на машине Михаила и Лиды Ферапонтовых (Лида – школьная  подруга Старичковой)  поехали в лес и набрали множество рыжиков и груздей. На самолёте с мешком грибов вернулись в Вологду (62).   
     В августе 1967 года Вологодский обком КПСС запланировал и организовал агитационную поездку вологодских писателей по Волго-Балтийскому каналу. 24 августа от причала судострои-тельного завода Череповца  отправился теплоход по маршруту Череповец-Вытегра.. . В поездке  участвовали А. Яшин, В. Белов, А. Романов,   В .Коротаев,  Б. Чулков,    Н. Рубцов,   Д. Голубков, Н. Кутов, Л .Беляев, С. Чухин и другие. Во время остановок в речных портах (городках и сёлах) в Кириллове, Белозерске, Липином бору, Вытегре и Оште писатели и поэты выступали на литературных вечерах в местных Домах культуры. 
        По свидетельству учителя городской школы В. Гостинщиковой,  писатели,  в  том  числе Н. Рубцов, выступали 25 августа 1967 г. на конференции преподавателей литературы в ДК г. Кириллова, давали автографы (31). Наблюдаемые во время поездки картины нарисованы поэтом в стихотворении «Последний пароход» о А.Я.Яшине:
 
Он, написавший столько мудрых книжек,  – 
Смотрел туда, где свет зари и грязь
Меж потонувших в зелени домишек…
 
      И снова Рубцов на подсознательном уровне направляет  взгляд читателя на Свет и Тень Бытия: «свет зари и грязь…». 
      На  короткой  кинозаписи  поездки  можно увидеть А. Яшина, Н. Рубцова, В. Белова, В. Коротаева и других. Рубцов оберегал от лишних контактов очень больного в то время Яшина, хотя тот старался не показывать виду. Однако не просто было обмануть такого   проницательного   человека,  как    Рубцов.  Под   Вытегрой
 
213
(дальняя точка поездки по каналу) Рубцов  даже отчитал Чухина, считая, что тот отнимает время у Яшина никчемными разговорами.
       Во время этой поездки, 27 августа 1967 года Рубцов подарил «Звезду полей» А. Я. Яшину  с надписью: «Александру Яковлевичу Яшину с вечной любовью и благодарностью».  
      4 сентября 1967 года в городском Доме культуры в Вологде состоялся литературный вечер. Виктор Коротаев прочитал стихи из цикла «Липовица». Василий Белов – отрывок  из новой повести «Плотницкие рассказы», Сергей Чухин – стихи «Шуршат сухие ивняки» и «Горлинка», Александр Романов – «Серьёзный разговор», Александр Яшин – стихи из книги «День творения». 
     Вспоминает А. Рачков (27):
    «Самой яркой и впечатляющей фигурой, безусловно, был Александр Яшин. Никто не знал и не мог даже предполагать, что это последнее выступление поэта на своей родине. Быть может, только он сам, терзаемый болезнью, тревожно вслушивался в себя и невольно подводил итог своей суровой жизни. Потому так чутко и внимательно он вглядывался в младших братьев по перу, и всего пристальнее следил за Рубцовым…
      В тот вечер Николай Рубцов был в коричневом в тёмную полоску костюме, с аккуратно отточенными (по-флотски) стрелками на брюках, голубой рубашке без галстука и простых чёрных ботинках с блеском на носках.
       Заметно было его волнение. И не потому, что перед ним переполненный зал …, а чувствовал на себе пристальный взгляд Александра Яшина, к которому питал особое отношение. Рубцов прочитал своё любимое «В минуты музыки». Вдохновенно, отбивая правой рукой в воздухе такт и чуть склонив голову набок, словно вслушивался в музыку своего стиха…
       В конце вечера лицо его просветлело. Не любитель давать автографы, в  ту  встречу  Рубцов  охотно  подписывал  «Звезду полей». Его радовала не столько церемония подписания, сколько сами люди, в руках которых он видел свою книжку.
       И вдруг к нему подошла девушка с первой его книжечкой «Лирика». Пальцы Рубцова нервно вздрогнули. Он внимательно посмотрел на девушку, а та смутилась и скороговоркой ответила: «А мне «Звезды полей» не досталось. Всё разобрали уже. И вот только теперь эта…».
 
214
      После встречи в городском Доме культуры состоялся ужин в малом зале  ресторана  «Вологда». В застолье  Николай Рубцов оказался рядом с Яшиным. В этой компании очутился и наш земляк, известный скульптор, академик Сергей Михайлович Орлов, автор памятника Юрию Долгорукому в Москве…
      И вдруг Александр Яшин повернулся к Николаю Рубцову и так проникновенно попросил:
      –  Коля, твой тост. Давай экспромтом что-нибудь! А? 
    Николай взглянул на Яшина, заметно вспыхнул лицом и тихо ответил:
–  Хорошо, Александр Яковлевич… Попробую…
     Волнение с лица постепенно спадало, и оно становилось уверенно-спокойным и даже властным, плотно сжатые губы, жёстко очерченные скулы, прищуренные глаза – всё выражало упорную мысль. Взгляды были устремлены на Рубцова. И он это не столько видел, сколько чувствовал. И вот словно прояснение озарило его лицо. Оно стало спокойным и сдержанно-ликующим.
     Пальцы, до этого нервно перебиравшие ножку бокала, замерли, цепко облегли нагретое стекло, и рука вынесла бокал на середину стола, вздрагивая под такт чтения:
 
За Вологду, землю родную,
Я снова стакан подниму!
И снова тебя поцелую,
И снова отправлюсь во тьму,
И вновь будет дождичек литься…
Пусть всё это длится и длится!
 
      Александр Яшин склонился к Рубцову и приложился к его щеке…»
      Некоторые исследователи скользят по поверхности заложенной мысли поэта и попадают в ловушку недостаточной глубины понимания явлений. Для земляков поэта первые две строки тоста – родные. Вторые две строки – радость жизни  на  земле  и прощание с ней: временное и безвременное. Третьи две строки – пожелание  вечности Бытия (без дождичка жизнь-земля засохнет).      
    О знаменательном эпизоде, который возник на этом вечере вспоминает   А. Рачков (27):
 
215
      «С каждым тостом разговор становился оживлённее и откровеннее. Не сошлись во мнениях о современном  искусстве скульптор Орлов и писатель Белов. Разногласие в любви к малой родине возникло у Яшина с Орловым. Александр Яковлевич вспылил, махнул рукой и, чтобы прекратить спор, в котором была
большая дистанция непонимания друг друга, вместе со стулом отодвинулся от Сергея Михайловича Орлова. Сын того, оскорблённый за отца, иронически спросил:
– Вы, может быть, ещё дальше двинитесь, Александр Яковлевич?  
       Яшин быстро повернул голову к Рубцову, чуть помедлил, потом оглядел всё застолье, сверкнул глазами, и под усами у него растеклась улыбка:    
       – С удовольствием бы, но дальше – некуда. Там Рубцов».
 В «Литературной России» от 22 сентября 1967 года  Передреев  в рецензии под названием «Мир, отражённый в душе» писал:
      «В сегодняшних сборниках стихов «шум времени» зачастую заглушает поэта. Причём, «осваивая время», поэт часто принимает техническое чудо за поэтическое. Воспевают, скажем, аэропорт, не понимая, что это сооружение – всего-навсего быт современного человека и если и имеет отношение к поэзии, то чисто декоративное.
       В книге, если только она производное души поэта, а не просто сгустки слуховой и зрительной информации, должна стоять тишина, подобная тишине глубокой чистой реки, в которой отражается окрестный мир…
      Такие стихи, как «Тихая моя родина», «Русский огонёк», «Я буду скакать по холмам…», «Над вечным покоем», «Зимовье на хут оре», «Видения на холме», проникнутые есенинским поклонением родине, исполненные  радости   и  боли  за  неё,  – 
достойное продолжение традиции русских поэтов прошлого, для которых тема родины всегда была главной!»
       Критики либерального направления обозвали народную поэзию  «тихая» лирика с целью принизить её звучание в обществе. Фактически эти «западники» двадцатого века продолжали идеологическую борьбу со «славянофилами», с представителями патриотического направления в советской и русской литературе. И в  этой  борьбе  отношение  к  поэзии  Рубцова   было   своего   рода
 
216
«лакмусовой» бумажкой для выявления позиции критиков к нашей
Родине, к обществу (курсив Ю.К.-М.), которое дало им образова-ние и неплохое материальное обеспечение по сравнению с трудо-вой опорой Родины – крестьянами, рабочими, инженерами.(31).  
    Рубцов не занимался освещением какой-то заданной темы. Он сочинял интуитивно и эмоционально. И, как известно, тема может совпадать у многих поэтов, а вот способы её решения (образность, ритмика, рифмы и, главное, духовное содержание) различны и зависят от уровня мастерства поэта, от его миропонимания.
     Анатолий  Передреев отмечает также в статье: 
    «Из «поэтических предков» Рубцова я называл Тютчева и Есенина. Среди современников он безусловно опирается на опыт Александра Яшина с его глубинностью, серьёзностью творчества, основанного на коренном языке. Кстати сказать, большой талант этого писателя помог вырасти целой вологодской семье русских писателей: Василию Белову, Сергею Викулову, Николаю Рубцову, Александру Романову, Виктору Коротаеву. Конечно, все они абсолютно разные, друг на друга не похожие, но всех их объединяет одна почва.
     Эта почва родины, природы, деревни – главный учитель Николая Рубцова.
 
В горнице моей светло.
Это от ночной звезды.
Матушка возьмёт ведро,
Молча принесёт воды.
 
     Сколько глубокой поэтической тишины, сколько поистине крестьянской естественности, несуетливости здесь, сколько ощущения жизни как бытия.
     Высокая и светлая звезда освещает большинство стихотворений этой книги, оправдывая превосходное, на мой взгляд, название её.
Жаль только, что её оформление на редкость безвкусно». 
     Отношение Рубцова к «художественному» оформлению обложки в престижном издательстве «Советский писатель известно. Поэт срывал иногда обложку. Художник или специально безвкусно разрисовал обложку или это был какой-то зацикленный абстракционист с коньячно-звёздным уклоном. 
 
217
      Ухватившись за термин «почва родины, природы, деревни», литераторы  урбанистического направления ёрничали в статьях о «деревенской» поэзии Рубцова, старались свести её до уровня местной вологодской тематики и обзывали «почвенниками» писателей русского патриотического движения. Всё это шло под флагом интернационализма, в русле политики космополитизма, охаивания русской самобытности и скрытого  преклонения перед иностранщиной.   
      «Звезда полей» проявилась как первый  луч Света народной философии в поэзии середины 20-го века. Стихи-песни Рубцова продолжили на новом уровне творчество А. Кольцова, С. Есенина,  а также советских русских поэтов А. Фатьянова и М. Исаковского.  
      Сборник  «Звезда полей» завершил второй  период творчества Рубцова. С весны 1967 года начался третий глубинный по духовному отображению жизни этап творчества поэта. 
      В житейском и творческом планах Рубцов в 1967 году (по свидетельству Н. Старичковой) общается с  Чухиным,  В. Беловым, С. Багровым, А. Романовым, Б. Чулковым. 
      Газета «Сокольская правда» в 1965 – 1967  годах представляла стихи Рубцова, а в номере от 17 октября 1967 года, ссылаясь на статью в центральной партийной газете «Правда» от 19 августа 1967 года, перепечатывает абзац: 
«…Наиболее приметное и самобытное явление – книга Николая Рубцова «Звезда полей», лучшие страницы которой захватывают чистым и проникновенным лиризмом и чем-то отвечающим есенинскому, но совершенно самостоятельным по своему характеру».
      В октябре Рубцов три дня жил у А. Рачкова. Поэт читал стихи, играл  на гармошке. Возникла  у друзей  дискуссия о песнях, о связи музыки и слова. И на вопрос А. Рачкова о конкретной песне, враги ли музыка и слово, Рубцов ответил (27): 
    «Нет. Они всегда союзники. Поэтическое слово и есть музыка. Так что из плохой песни время может выкидывать слова, а в хорошей оставлять до конца человеческих дней. Вот «Помню я ещё молодушкой была…» Песня-роман, песня-былина. Нас всех не будет и других ещё после нас, а песня будет звучать первозданной красотой. Гармония души!..». 
     Листая списки студентов-заочников 4-го курса (1966-1967 годы) 
 
218
архиве библиотеки литературного института, обратил внимание, что в графе «адрес» только у Николая Рубцова ничего не обозначено. А в списках студентов 5-го курса (1967-1968 годы) «адрес» у Рубцова: Алтайский край, Красногорский район, с. Красногорское, ул. Мира, 15-а, кв. 5. Может быть, Рубцов думал жить на Алтае? В это время у Н. М. Рубцова в возрасте 31 года нет постоянного местожительства и прописки в России и СССР. 
      Вспоминает А. Азовский (69):     
     «Видел я Николая и в порыве творческой радости. Заскакивает он   как-то   в  комнату (только   что   с  вокзала  приехал, билет в родную Вологду в предварительной кассе купил), а сам – аж сияет весь.  – Слушай, я экспромт сочинил, пока в троллейбусе ехал, – закричал он ещё с порога:
 
Я уплыву на пароходе,
Потом поеду на подводе…
 
     Не можем мы, пишущие, чутко-осторожными друг к другу быть. Если что  не по тебе, надо  сразу же правду-матку высказать. Да погорячее, чтобы «дошло». Вот и я тогда. Ещё не утихло радостное, стосковавшееся «И буду жить в своём народе!», а я уже с замечанием:
     – Что это у тебя за строка – «Потом ещё на чём-то вроде»? для рифмы, что ли?        
      Радостное возбуждение у Николая сразу на убыль пошло. Смотрит на меня своими сплошно-чёрными, чё, мол, тут непонятного? А потом, подумав, тихо так говорит:
    – Да как ты не поймёшь? Я ведь не знаю с е й ч а с, что там за оказия мне подвернётся.
     Помню и Николая беззащитно-грустным. Как-то после окончания сессии собирался я домой, в Свердловск. Николай почему-то не торопился в свою Вологду, хотя сессия у него тоже кончилась. Сидим вдвоём (все поразъехались уже), не спеша «посошок» потягиваем. Грустно было. Под настроение я и пожаловался Николаю, что дома у меня не всё ладно – жена болеет, квартиры своей нет. Николай сочувственно помалкивал. Потом вздохнул тяжело и говорит:
     – Ничего. Обойдётся.   У  тебя хоть какой-то, да всё же тыл есть.
 
219
Ждут тебя. А у меня и того нет – как говорится ни дома, ни лома. Ехать бы вот надо, а к кому, кто ждёт? По друзьям всё мотаюсь. Надоел поди, всем до чёртиков…»  
      28 октября 1967 года  на «Литературной странице» черепо-вецкой газеты «Коммунист» представлены два стихотворения Рубцова: «Она совсем ещё ребёнок» (основной вариант стихо-творения «Зачем?» без последней строфы) и «Гуляевская горка».   
     В октябре 1967 года по ходатайству А. Яшина секретарь обкома В. И. Другов выделил поэту место в филиале  общежитиясовпарт-школы на Октябрьской улице, 19. Хотя и появилась  своя крыша над головой,  не мог  Рубцов держать свой архив в «проходном дворе», в квартире-номере. Автор обращает внимание на то, что место было предоставлено обкомом поэту Рубцову, который не был членом КПСС!
      Вспоминает Василий Оботуров (31):
     «Радушие и уют, которым делились с Николаем Рубцовым многие, помогали ему не только пережить бездомность, но и продуктивно работать все эти годы. У него появились в Вологде друзья, своим человеком он чувствовал себя и в редакции молодёжной газеты.
     В редакции Рубцов появлялся то в сером костюме, тёмной рубашке  со   светло-серым  галстуком   сплошными  крохотными ромбиками, то, несколько позже, в новом коричневом костюме в тонкую  серую полоску  и  белой рубашке  с  зелёным  галстуком. Ботинки и пальто поношенные, но аккуратно вычищенные, и пресловутый длинный шарфик не висел, как попало, а снимался вместе с пальто, когда он усаживался с ребятами играть в шахматы…
Обращала на себя внимание смугловатая бледность его узкого лица с большим лбом…Мне довелось не раз видеть его возмущенным, и не помню, чтобы он был не прав.
Хамского пренебрежения Николай действительно не терпел. Чем он вызывал раздражение людей определённого сорта, трудно сказать, то ли какой-то особой внутренней сосредоточенностью, то ли цепкостью быстрого взгляда, который был «не как у всех»…А между тем выглядел он скорее незаметно, чем вызывающе (курсив Ю.К.-М.).
      Навязчивости  в  Рубцове  не было никакой, пьяным за три года
 
220
мне   не  довелось   его   видеть   ни  разу,   и   потому   многое   в россказнях о нём представляется досужим вымыслом. Да, чуть выпивши, он появлялся не раз…
     Ни разу не случалось, чтобы  он упрашивал печатать то  или иное стихотворение, настаивал. Свои оценки он высказывал прямо и откровенно, если не сказать резко и зачастую не считал нужным их как-то аргументировать. И сам соответственно прямоту принимал спокойно. Но фальши терпеть не мог, ложь угадывал сразу, как и неискренность – и сразу утрачивал интерес к собеседнику, равнодушно и откровенно замолкал, отходил в сторону, не умея и не желая вести игру в «приличия» (курсив Ю.К.-М.). Может быть, поэтому он и не вписывался ни в какую «систему», всегда оставался самим собой».
      В. Зинченко в статье о Николае Рубцове отмечает (73):
     «Однако, литературная судьба Николая Рубцова складывалась успешнее его обыденной, житейской судьбы. Егор Исаев буквально  за руку  отвёл  поэта  в  редакцию  журнала  «Молодая гвардия», где с ним сразу заключили договор и через три месяца опубликовали подборку стихов; тогда же отвёл его в «Правду» к Кошечкину – в «Правде» через три дня напечатали два стихотворения Рубцова…».
      В  начале декабря 1967 года  поэт в связи с подготовкой публикаций находился в Москве. Возвращается в Вологду. Отмечает где-то на радостях свой успех. И 7 декабря 1967 года Рубцова забирают в вытрезвитель. Логично, что приходит информация в адрес областной писательской организации, вологодских горкома и обкома КПСС.
      А 8 декабря 1967 года центральная газета страны «Правда» публикует стихотворения «Шумит Катунь» и «Детство», что нежданно-негаданно изменяет ситуацию. Такая публикация  всегда работает не только  на повышение авторитета поэта. Вот фрагмент эпической алтайской картины, которую Рубцов больше года создавал, прежде чем представил широкому читателю:
 
…Как я подолгу слушал этот шум,
Когда во мгле горел закатный пламень!
Лицом к реке садился я на камень
И всё глядел, задумчив и угрюм,
 
221
Как мимо башен, идолов, гробниц
Катунь неслась широкою лавиной,
И кто-то древней клинописью птиц
Записывал напев её былинный…
 
       Как сказал какой-то «мудрец»: «Стихи писать легко. Надо только правильно расставить всем известные слова». Правда, надо ещё чистую душу и знания вложить в текст.    
       Удивительно почти полное временное совпадение двух событий в Вологде и Москве. И неясно руководителям: то ли награждать Рубцова, то ли наказывать. 
       В начале декабря  1967  года   поэту  предоставили место в однокомнатной квартире с двумя соседями (комсомольскими работниками) на ул. Ветошкина. Условия жизни и творчества также не совсем подходящие. Но есть крыша над головой.
       11 декабря 1967 года Рубцов получил телеграмму из Николы: «Будем в Вологде 12 Челюскинцев 41 кв 2 Гета Леночка». Очевидно, Рубцов встречался с дочерью и Гетой, которые приезжали в Вологду к родственникам или знакомым.
      В декабре 1967 года Рубцов пишет письмо на имя секретаря  Вологодского обкома партии В. И. Другова, в котором сообщает:
      «При Вашем благожелательном участии…я получил место в общежитии. Искренне и глубоко благодарен вам, Василий Иванович, за эту помощь, т.к. с тех пор я живу в более-менее нормальных бытовых условиях.
    Хочу только сообщать следующее:
Нас в комнате проживают трое.
Мои товарищи по месту жительства – люди другого дела.
В комнате, безусловно, бывают родственники и гости.  
     Есть ещё много такого рода пунктов, вследствие которых я до сего времени не имею нормальных условий для работы. Возраст уже не тот, когда можно бродить по морозным улицам и на ходу слагать поэмы и романы. Вследствие тех же «пунктов» я живу отдельно от жены, впрочем, не только вследствие этого: она сама не имеет собственного жилья. (курсив Ю.К.-М.). Среди мало-знакомых людей я привык называть себя «одиноким». Главное, не знаю, когда это кончится» (19).
      Николай Рубцов в  письме называет  Гету,  мать  своей   дочери,
 
222
женой, хотя формально они не были зарегистрированы. Письмо не закончено и, видимо, не отправлено, потому что в таком стиле просьбу о жилье в адрес секретаря обкома не пишут. Но содержание письма говорит о настроениях Рубцова. Вероятно, на основе этого письма поэт написал другое.
      Во всяком случае, в январе 1968 года поэту дали, наконец, отдельную продолговатую комнату (которую в народе метко окрестили «пенал», – прим. Ю.К.-М.). В этой  квартире жила семья партийного работника  (ул. Набережная  VI армии, 209, кв. 43). На руководство Вологодской области подействовал факт публикации стихов Рубцова в «Правде», которая крайне редко печатала поэтов. Теперь у Рубцова появилась постоянная прописка в Вологде.    
     Ходит одна из легенд, связанная с проживанием Николая Рубцова в этой комнате.  Поэт лежит  на раскладушке, уставившись взглядом в потолок. На столе начатая бутылка вина. Вошёл сосед, партийный работник областного масштаба, в новом костюме, в белой рубашке  и при импортном галстуке  и приглашает в свою комнату на новоселье. Рубцов говорит соседу: «Удались, ты мне мешаешь». Сосед опять приглашает. Рубцов снова: «Выйди  вон! Ты мне мешаешь  думать». Сосед: «О чём вы думаете?». Рубцов отвечает: «Я думаю о том, как соединить учения  Ленина и Христа.
А  ты мне мешаешь». Совсем не понравилось поэту, что сосед лез к нему в душу. Партработник письменно жалуется в обком партии. Приглашают на «ковёр» секретаря Вологодской писательской организации А. Романова. Хмурый  после партийного  разноса А. Романов вызывает к себе поэта. Для прояснения обстоятельств дела  посылают за вином.  По ходу «творческой» беседы  Рубцову объясняют, где, о чём и  с кем можно говорить, а  инцидент таким методом  «залакирован». 
      Но возникла ситуация психологической несовместимости личностей в квартире. На совместной кухне у Рубцова ничего нет. Домашнее хозяйство вести без женской руки практически невозможно. У соседа,  А. В. Сидоренкова есть и маленькие дети. В подселении Рубцов опять не получил полной свободы. Старичкова пишет (62): «Единственное «окно в мир» – окно с видом на реку. Единственный стул, раскладушка без матраца, подушки… Главное же в комнате – чемодан, где сложены его нехитрые пожитки – книги, рукописи, переписка…». 
 
223
       Вспоминает журналист Александр Анисенков (74):
      «Однажды я приехал в Вологду, не предупредив Рубцова – обычно я сообщал ему через своих друзей из областной газеты «Красный Север». По старой дружбе зашёл вечером на «огонёк» послушать новые стихи. Был поздний час. Мы сидели за скромно уставленным столом в тесной комнатёнке, напоминавшей чем-то школьный пенал.
     – К «излишествам» нам не привыкать, – пошутил Рубцов, – поужинаем, чем бог послал.  – Перейдя на серьёзный тон, добавил:  – Недостаток мяса меня не огорчает. Тревожит дефицит добра. Дефицит добрых человеческих отношений. Не могу объяснить сегодняшнюю недоброжелательность. Исстари на Руси взаимоотношения отличались чуткостью. Последним делились…
      Вот наша учительница в Николе Нина Ильинична заботилась о нас, как родная. Помню, чернил не было. Бумаги не было тоже. Нина Ильинична учила нас изготавливать чернила из сажи. А тетради для нас делала из своих книг. И мы с великим прилежанием выводили буквы по этим пожелтевшим страницам на уроках чистописания… И никто из нас знать не знал, что в жизни у неё  случилось большое горе: погиб на фронте муж…». 
      Из «пенальной» комнаты  Николай  Рубцов рисует «Вологодский пейзаж»! И бытовые неурядицы не мешают поэту превращать обычный пейзаж в таинственную картину, смысл которой хочется и надо разгадать:     
 
Живу вблизи пустого храма,
На крутизне береговой
И городская панорама
Открыта вся передо мной.
Пейзаж, меняющий обличье,
Мне виден весь со стороны
Во всём таинственном величье
Своей глубокой старины.
 
      В результате поездки по Волго-Балту Сергею Чухину понравилось село Липин Бор, куда он осенью 1967 года переехал работать в качестве корреспондента-организатора местного радиовещания. Чухин приглашал   вологодских  друзей  и   Рубцова
 
224
приехать полюбоваться местной природой.  В районной газете «Волна» продолжал работать  редактором  Василий Елесин. В  конце   января   1968  года   Рубцову   дали    короткую команди-
ровку и  он прилетел в Липин Бор. Одну ночь Рубцов прожил в местной гостинице, где ему не понравилось. А на следующий день поэт подселился  в редакцию. Вспоминает Сергей Чухин (27):
      «Вечерами в редакции В. Д. Елесин и секретарь В. Фофанов подолгу задерживались, подписывая номер в печать. Подкидывали в печь поленья, играли в шахматы. Игроком Рубцов был серьёзным, но азартным в проигрыше и выигрыше». 
      Характерен для Рубцова факт подготовки рукописи новой кни-ги стихов. Дело в том, что Рубцов заявил, что он потерял рукопись, попросил выделить ему машинистку для перепечатки её. И когда В. Елесин удивился тому, как же можно перепечатать рукопись при её отсутствии, Рубцов сказал, что продиктует стихи. У поэта была феноменальная память и в голове шла  непрерывная  работа  над  совершенствованием текстов. То, что большинство поэтов выискивало за столом перед окончательным выпуском в свет, Рубцов «делал» в голове. И он надиктовал машинистке рукопись будущей книги «Душа хранит» для Северо-Западного издательства. В сборник вошли, в основном, стихи-песни, созданные в 1967 году.
      В программном стихотворении «Привет, Россия – родина моя!..» Николай  Рубцов на все времена сказал:
 
За все хоромы я не отдаю
Свой низкий дом с крапивой под оконцем…
Как миротворно в горницу мою
По вечерам закатывалось солнце!
 
       Вот это и есть в поэтической форме фрагмент русской народной философии, которую до сих пор не могут понять всё новые и новые  долларопоклонники-ньюматериалисты. Родина – это дом с крапивой под оконцем для основной массы народа, а не коттедж-мечта с искусственной заморской травой.
       Тогда же, в январе 1968 года Рубцов написал стихотворение «Сосен шум». Василий  Елесин вспоминает (27):
      «Доброй памятью о последней встрече с Николаем Михайловичем  в  Липином Бору стало  его  стихотворение  «Сосен
 
225
шум», давшее позднее название сборнику. Помню, как все мы радовались в редакции, услышав это стихотворение от самого Рубцова. Радовали чеканные, удивительно точные строчки о давно всем примелькавшемся, но увиденном заново…
    «Соседний барак» – не что иное, как липинборская пекарня, стоявшая неподалёку от редакции, в ней работали ночью, и свет в её окнах не гас до самого утра…» 
 
Какое русское селенье!
Я долго слушал сосен шум,
И вот явилось просветленье
Моих простых вечерних дум.
                    ……………………………….  
                   Пусть завтра будет путь морозен,
                   Пусть буду, может быть, угрюм,
Я не просплю сказанье сосен,
                   Старинных сосен долгий шум…   
 
      Увидеть за окном философское – дано было именно Рубцову. 
      В феврале-марте 1968 года,  когда Рубцов уезжал по своим делам из Вологды, к нему на квартиру заходила Н. Старичкова. Как она отмечает, на  кухне  места  для стола  Рубцова  не  было. Кухня фактически принадлежала другой семье. Вспоминает Н. Старичкова (62):
      «А. В. Сидоренков, умный, рассудительный мужчина, не мог понять образ жизни поэта. Он принял Рубцова (как мне показалось) за опустившегося пьяницу. Пытаюсь объяснить, что Рубцов – это действительно поэт, а не самозванец, что это человек очень сложной натуры. Мой монолог, по-видимому, понемногу убедил хозяина квартиры иначе смотреть на шумного жильца, потому что он не стал больше его критиковать».  
      О встрече в Тотьме вспоминает Маргарита Игошева (75):
     «Мы общались с Николаем Михайловичем Рубцовым как родственники. Рубцов был муж моей тёти Генриетты Михайловны.
      В то время у нас готовился школьный вечер поэзии. Я выбрала стихотворение  Пушкина о декабристах… Он мне говорил: «Ну, как ты читаешь! Поэт душу туда вложил. Читай снова с душой». Когда он читал, у меня мурашки по телу…
 
226
      Однажды играл много грустных песен на гармошке и плакал. Рубцов так пел и играл, что, гляди, меха разорвёт. Он отдавал стихи в редакцию, а там стихи сокращали и ему не платили. А надо было выехать в Николу или в Вологду. Николай Рубцов говорил: 
« Они меня ещё попомнят! Потому  что поэтов в России только 
Пушкин, Есенин и я».  В те времена доехать до Тотьмы можно было только на пароходе…
      А зимой доехать до Николы очень сложно. Можно было выехать из села и въехать только на санях и лошадях».
      С осени 1967 года появляются положительные отзывы о сборнике «Звезда полей» и творчестве Рубцова. У поэта две книжки стихов, множество публикаций в журналах и газетах. 19 апреля 1968 года Николай Рубцов был принят в Союз писателей СССР. Рекомендации  дали  известные Ф. Ф. Кузнецов, А. Романов, В. И. Белов, Вик. Коротаев.
    В Вологде Рубцов участвует в различных литературных мероприятиях. В ГАВО (Государственный архив Вологодской области) имеется почётная грамота, которая вручена Рубцову Николаю Михайловичу «За активное участие в общественной работе в ИТУ (исправительно-трудовых учреждениях)». Приказ № 187 от 18.04.1968 г., г.Вологда. Подписана зам. начальника УООП Вологодского облисполкома полковником И.Зайцевым.
     С отдельной комнатой Рубцов строил семейные планы. Он думал перевезти в Вологду Генриетту и дочь Лену. Тем более старая изба в Николе развалилась и женщины перебрались жить в сельсовет. Летом 1968 года Рубцов приезжал в Николу, участвовал в сенокосах и обсуждал планы на жизнь. Как вспоминала Генриетта Михайловна: «Рубцов звал нас переехать в Вологду, но жилья у него не было, жил в общежитии» (54).
       Сложность ситуации состояла в том, что в комнату к Рубцову должны были бы переехать не только Гета с дочерью, но и его неформальная тёща. Нужно было  зарегистрировать брак. Рубцов мог бы прописать только дочь и жену и при условии, что размер жилья на каждого члена семьи должен был составить не менее 5 кв. метров. Прописка тёщи не удалась бы. Возникала ситуация раздельного проживания тёщи с дочерью и внучкой.
       Бытовая ситуация вокруг Рубцова, как члена Союза писателей СССР, наверняка, была  в  поле  зрения   руководства  области.   Во
 
227
всяком случае,  летом 1968 года, во время сенокоса, секретарь вологодского обкома КПСС В. И. Другов специально заезжал в Никольское для встречи с Рубцовым и имел с ним беседу. Но  обстоятельства  с отдельной квартирой быстро не складывались. 
      Летом 1968 года Рубцов глубоко переживал смерть А. Я. Яшина, земляка и старшего товарища, который не раз выручал его в сложных жизненных ситуациях. «Красный север» опубликовал стихотворение поэта «Последний пароход», посвящённое Яшину.
      Рубцов продолжает рисовать с натуры. В стихотворении «По дороге к морю» (опубликовано 9 августа 1968 года) поэт радуется разнообразию пейзажей «вдоль дороги», «мимолётным поцелуям
прохладных листьев сентября». 
      В  Вологду из Ивановской области на период летних каникул в 1968 году приезжает залётный любитель поэзии учитель физкультуры Ю. П. Рыболовов. По свидетельству Н. Стариковой он быстро заводит знакомства с местными поэтессами  и поэтами,  в том числе с Николаем Рубцовым.  Участвует в бытовых мероприятиях поэтов. И ночует по всей Вологде (62).
        О дочери  Лене    Николай  Рубцов   вспоминает  в  беседе   с Н. Старичковой (62):
        «А один раз я был наверху (это он имел в виду кладовочку на чердаке, где обычно писал стихи). Смотрю: она ползёт, ползёт по лестнице ко мне, а в руках моя рубвшка. Спрашиваю: «Лена, зачем ты мою рубашку несёшь?» А она мне отвечает: «Чистая». Вот она у меня какая!»  
      31 августа 1968 года «Вологодский комсомолец» опубликовал  стихотворение «Тот город зелёный», в котором поэт переживает разлуку с любимой дочерью:
 
Сорву я цветок матиоллы – 
И вдруг заволнуюсь всерьёз:
И юность, и плач радиолы
Я вспомню, и полные слёз
Глаза моей девочки нежной 
Во мгле, когда гаснут огни…
Как я целовал их поспешно.
Как после страдал безутешно!
Как верил я в лучшие дни!  
 
228
      18 сентября 1968 года в череповецком «Коммунисте» печатается «Литературная страница», где представлены  стихи Рубцова «Старый конь» и «Фальшивая колода».
     Поэт непрерывно путешествует по Вологодской области  и Северу  России. Рубцов брал в городской библиотеке редкое в то время издание Карамзина «История государства Российского». В гостях у поэтессы  Нины Груздевой Рубцов спрашивает мнение кумыкской поэтессы Ш. Алишевой о русских.  И  вот  что  пишет Н. Старичкова, присутствовавшая на этой встрече (62): 
       «Алишева с гордостью говорит о своих собратьях. 
       – А русские не такие, простоваты очень.   
       Я запомнила эту фразу, потому что сразу подумала: «Что это она нас за иванушек-дурачков принимает?» Что тут началось!     …Прекрасный знаток истории (история была его любимым предметом в школе), он (Рубцов), как отличник на экзамене, без запинки, образно рассказывал о Дмитрии Донском. Он вёл себя так, словно сам был участником Куликовской битвы. Вот он уже на Ледовом побоище и словно лично знал  Александра Невского…  Он сражался не за себя оскорблённого. Он защищал Россию…»         
       К сожалению, даже вот такие представители народностей нашей страны почему-то видят в покладистости русских, в их доверчивости, в вере в Добро какую-то ущербность.
      17 ноября 1968 года газета «Вологодский комсомолец» публикует стихотворение «О Московском Кремле», где Николай Рубцов видит исторически Кремль так, как никто до него:
 
Да! Он земной! От пушек и ножа
Здесь кровь лилась…Он грозной был твердыней!
Пред ним склонялись мысли и душа,
Как перед славной воинской святыней.
Но как – взгляните – чуден этот вид!
Остановитесь тихо в день воскресный – 
Ну не мираж ли сказочно-небесный –  
Возник пред вами, реет и горит?
 
      В этих стихах как будто речь идёт о наших днях. Многое понимал и  видел  Рубцов из  шестидесятых годов 20-го века.
       21 октября  1968  года     издательство    «Советский   писатель»
 
229
заключает с Рубцовым договор на сборник «Сосен шум» со сроком сдачи рукописи до 15 декабря 1968 года.
    Рубцов систематически бывает в общежитии литературного института, встречается с поэтом А. Передреевым, участвует в диспутах о русской поэзии. Как свидетельствует поэт и литератор Лада В.Одинцова, студентка литинститута с 1967 года, поэзию Николая Рубцова она поняла не сразу. Ей, уроженке Украины и знатоку украинского быта и литературы, были просто непонятны  русские сельские символы, которые она окрестила как черно-белую графику. И постепенно образность и содержательность поэзии Рубцова захватили её сознание. Лада Одинцова призналась: «Рубцов учил меня быть русской». ( 76  см. приложение № 15??)
      Вспоминает В. Макеев о беседах с Рубцовым (58):
     «Однажды он перепечатывал в моей комнате рукопись новой своей книги «Сосен шум», и мне в течение десятка дней посчастливилось видеть его милым, трезвым и благообразным. Мы вдоволь насудачились о поэзии. Я, видимо, нравился ему своей откровенной молодостью, влюблённостью в Есенина и в него, тогдашней готовностью день и ночь читать и слушать стихи, и он не притворялся…
      В действительности Рубцов блестяще знал всю русскую и многое из западной поэзии, например, наизусть читал Вийона. Малоформатный   сборник   Тютчева   всегда   носил    в  кармане пиджака, на какие-то простецко-щемящие мотивы напевал его стихи со слезами на глазах. Кроме Пушкина, вровень с Тютчевым не ставил никого,  даже любимого Есенина, справедливо считая, что на уровне Есенина можно всё-таки написать несколько стихотворений, а Тютчев недосягаем вовеки. От Есенина, наверное, перенял страстную любовь к Гоголю, по памяти читал его большими кусками и почитал за гениального поэта.
      Из современных поэтов, по правде говоря, очень высоко никого не ставил, не захлёбывался от восторга. Я видел его почтительным с Николаем Тряпкиным, сам по его просьбе знакомил с Фёдором Суховым, он уважал их творчество, но не более…
      Цену он себе знал, вернее, угадывал. Перепечатав очередное стихотворение, отрывался от машинки и, поблескивая маленькими острыми глазками, размышлял вслух: «Конечно, Есенин из меня не получится. И Боратынский тоже. А  вот стать бы таким поэтом, как
 
230
Никитин, как Плещеев! Ведь хорошие поэты, правда? Русские поэты, правда?  – и мечтательно улыбался…»
    Скромно оценивал Рубцов своё место в русской поэзии. Время всех расставило по местам. И как бы ни старались известные в недалёком прошлом поэты, как бы ни рекламировали своих кумиров публичные ведущие, а в народе поют и слушают задушев-ные  песни  Рубцова. Ни одному поэту 20-го века  не посвящено
столько стихов,  как Рубцову. Эти стихи памяти и признания идут сплошным потоком, чему свидетельство – конкурс «Звезда полей».
     Лирическое отступление от Лады Одинцовой (76  77):  
      «…я знала правду и о создании многих произведений Н.Рубцова, А.Передреева, Ю.Кузнецова (нашей поэтической Могучей Кучки, к которой демагоги и фальсификаторы Истории Послевоенной Литературы уже начали причислять разнообразные имена прочих стихотворцев); я знала правду об их человеческих переживаниях,  и древне-римская жажда возродить из их костей мужественную Истину, которой служила эта Троица – наша Могучая кучка – побудила меня создать более обстоятельные книги, а именно – двухтомное собрание литературоведческих произведений: «Камертон» и «Эпизоды из Истории Послевоенной Советской Литературы» (2011 и 2012 г.г.).
     Ревниво исследуя 3 перечисленных научно-популярных книги Ю.Кириенко-Малюгина («Есть Божий суд…»,  «Николай Рубцов», «Звезда полей – Альманах 2011», - прим. Ю.К.-М.), впервые моя душа переполнилась чувством удовлетворения и радости уж хотя бы потому, что наконец-то Николая Рубцова автор (впервые появившийся на литературоведческом горизонте) защитил от позорного обвинения в грехе алкоголизма. Как свидетель, я, и даже более того как пострадавшая в общежитии того злополучного идеологического учреждения, которое именовалось Литературным институтом, с законным правом подтверждаю догадку исследователя Ю.И.Кириенко-Малюгина о том, что лучевая болезнь Рубцова обрекала его на поддержание физического здоровья употреблением умеренных доз сухого красного вина, что входит в терапию лучевой болезни». Приложение …..
      24 декабря 1968 года  Генриетта Михайловна посылает Николаю Рубцову на адрес ул. VI–ой Армии  новогоднюю открытку  (51, ГАВО, Вологда).
 
231
     В течение 1968 года Рубцов и Генриетта Михайловна обменива-ются письмами для решения бытовых проблем. 
     В творческой папке Рубцова  имеется преддипломный цикл под названием «Детство». В оглавлении поэт зачеркнул название и изъял стихотворение «В старом парке». Заменил его на «Зелёные цветы» из-за возможных идеологических сложностей на защите диплома. Книжку «Звезда полей» и подборку стихов «Зелёные цветы» Рубцов представил как выпускную работу на заочном отделении Литинститута им. А. М. Горького и  сдалгосударствен-ные экзамены 26 декабря 1968 года (27). Присутствовали ректор института  – В. Ф. Пименов, критик –  Ф. Ф. Кузнецов, преподава-тели – Н. Н. Сидоренко, В. П. Друзин, Е. А. Исаев.
      Вспоминает А. Азовский (68):
      «В последний раз видел я Николая Рубцова радостным, когда он сдал госэкзамены. Выскочил из двери, за которой сидела комиссия, и, как  мальчишка, «ура»  закричал. Всех  встречных  и поперечных обнимал. Да и как ему было не радоваться, если он из всего своего рода первым высшее образование получил».
       Из отзыва Н. Н. Сидоренко (51, ГАВО, Вологда):
     «Дипломная работа Николая Рубцова (книга «Звезда полей» и 10 стихотворений из числа написанных позднее) – свидетельство того, что в литературу пришёл на редкость своеобразный, цельный в своём творчестве поэт, знающий во имя чего мы просиживаем ночи над листом бумаги, наедине с поэзией.
      Творчество Н. Рубцова органично и цельно, он в стихах честен и открыт и свою грусть, что порой охватывает душу, он не скрывает, не вуалирует ничем…
      Может показаться, что в отдельных стихах Н. Рубцова слух улавливает «есенинские» интонации. Возможно. Но это не подра-жание, а национальное сродство творчества, и тут С. А. Есенин в чём-то и помог младшему собрату, в чём-то поддержал, утвердил его».             
       Из отзыва В. В. Друзина на дипломную работу Н. М. Рубцова (51, ГАВО, Вологда):
     «Тонкое и точное проникновение в мир русской природы, в характер русской национальной особенности – вот отличительная черта поэзии Н.Рубцова, ярко проявившаяся в книге «Звезда полей» с незаурядным мастерством.
 
232
       Новые его стихи из цикла «Зелёные цветы» свидетельствуют о зрелом мастерстве поэта. Не только процитированное выше «На автостраде», и такие стихи, как «Во время грозы», «Шумит Катунь», «Городской пейзаж», «На ночлеге» – радуют  читателя большой эмоциональной силой изобразительного мастерства.
      Сейчас Н. Рубцов – поэт общепризнанный, в творческом движении его проявляется общее движение всей современной поэзии…
      Дипломная работа Николая Рубцова – бесспорно отличная.
                                                                                    23.12. 1968 г.» 
      Из отзыва Е. А. Исаева (51, ГАВО, Вологда): 
     «Я помню её (книгу) сердцем. Помню не построчно, а всю целиком, как помнят человека со своим неповторимым лицом, со своим характером. Эффектного, ударного в книге ничего нет.  Есть задушевность, раздумчивость и какая-то тихая ясность беседы. В ней  есть  своя  особая   предвечерность – углублённый звук, о многом говорящая пауза. О стихах Рубцова трудно говорить, как трудно говорить о музыке».
      1968 год оказался очень насыщенным в поэтическом плане для Рубцова. Подготовлены подборки стихов для сборников «Душа хранит» (январь) и «Сосен шум» (декабрь), переданы для публикаций стихи в журналы «Октябрь», «Молодая гвардия», альманах «День поэзии», в газеты «Вологодский комсомолец», «Красный Север» и др.
      И вот в  конце декабря 1968 года Николай Рубцов получает, наконец, в Вологде  отдельную однокомнатную квартиру (точнее, ордер на квартиру). Конечно, в «престижном» пятиэтажном доме и на «престижном» пятом этаже (ул. Яшина 3, кв.66).  Въезжает в эту квартиру Николай Рубцов позднее. Взамен приличной мебели у поэта чемодан с рукописями. И есть иконы. 
     Новый 1969 год поэт встречает в Вологде  с В. И. Беловым, судя по информации Н. Старичковой (62).
     В стихах Рубцова после морской службы нет восторженных лирических мотивов. Поэт  не любил говорить о своей семейной жизни, но вспоминал о своей дочери Лене. 29 января 1969 года «Вологодский комсомолец» публикует чистое оптимистическое стихотворение Рубцова «По дрова», в котором поэт рисует зимний никольский пейзаж.
 
233
Дед Мороз идёт навстречу.
Здравствуй!
Будь здоров!..  
Я в стихах увековечу
Заготовку дров.
…………………………
Привезу я дочке Лене
Из лесных даров
Медвежонка на колене,
Кроме воза дров.
…………………………  
Нагружу большие сани
Да махну кнутом
И как раз поспею к бане
С веником притом!
 
      Открыто, для всего света  говорит  Рубцов о своей дочери Лене в прижизненном сборнике «Душа хранит» (1969 г.). После размолвки осенью 1968 года Рубцов написал стихотворение «Девочка», дата автографа 12.03.1969 г., предназначено для сборника «Зелёные цветы» (19, В. Зинченко).  Глядя на игру девочки, лирический герой (поэт)  переживает за ребёнка, за сиротство при живых родителях («что под самым грустным нашим взглядом, всё равно ей весело играть!»)   
      24 февраля 1969 года из редакции «Молодой гвардии» Рубцову пришло письмо об издании сборника стихов. Ситуация с поэтическими публикациями меняется коренным образом.
      В феврале 1969 года  в Вологду переехала семья Астафьевых. Вспоминает Мария Корякина, жена В. П. Астафьева (27):
     «На Коле тёмное ношеное пальто, шапка пирогом, шарф пёстренький, довольно лёгкий для зимы, небрежно высовывался одним концом поверх пальто, на ногах разношенные валенки, а на
руках – деревенские варежки-самовязки  из овечьей шерсти…Руки отчего-то всё время держал напряжённо…  И мне показалось: он нарочно руки так держит, напоказ, как бы «работает» под деревенского мужичка… Я после не раз буду убеждаться, что ему иногда нравилось «выглядеть» неряшливо: пальто – будто с чужого плеча, широкое,  с  длинными рукавами, помятое, шапка – тоже,
 
234
валенки – стоптаны…  Объяснял это тем, будто проверяет, как же друзья и вообще люди к нему относятся, что думают о нём и что в нём ценят больше: его внешний вид или душу и талант…
      Николай Михайлович почти весь вечер играл на гармошке. Пил он мало, то ли не в настроении был, то ли не хотел производить плохое впечатление – не знаю. А пел много – и так пел! Пел свои стихи, подладив под них музыку, сочетание необычное, великолепное, великолепное ещё, быть может, потому, что, как пел сам он свои стихи-песни, так никто не сможет…
      …Николай, устроив гармошку на узеньких коленях, чудно переплетя ноги, … прошёлся по клавишам, посмотрел в прост-ранство, мимо или сквозь сидящих за столом и, отвернувшись вполоборота, запел:
 
Меж болотных стволов красовался восток огнеликий…
 
      Слова-то какие! Шесть слов – а перед глазами целая картина – видение природы!…
      Притихло застолье. Некоторые запокашливали, за сигаретами потянулись…
      Когда разговор шёл о безграничности поэзии, Рубцов утверж-дал, что у каждого, даже самого посредственного поэта обяза-тельно есть стихи, много или мало, пусть хоть одно, – мудрые, про-роческие, всегда остающиеся современными и что все поэты, знают они это или не знают, хотят того или не хотят, – пророки. И тут же как пример приводил своего любимого Тютчева…».
      В начале марта 1969 года Николай Рубцов поехал в Рязань, где  встречался с братьями Сафоновыми, посетил могилу Полонского. У  В. Сафонова поэт играет на гитаре и поёт свои песни. Затем едет в Константиново, ходит по дому-музею Есенина и думает, думает.
       18 марта 1969 года Рубцов пишет стихотворение «Поэзия», в котором по свежим впечатлениям поездки к Есенину сказал:
 
Теперь она, как в дымке, островками
Глядит на нас, покорная судьбе,  –
Мелькнёт порой лугами, ветряками – 
И вновь закрыта дымными веками…
Но тем сильней влечёт она к себе!
 
235
      Темп жизни ускоряется. 11 апреля 1969 года  к Николаю Рубцову из Кириллова после семинара культработников приезжает Генриетта. Они посещают Астафьевых. Пишет М. Корякина (27):
      «Не помню, на второй или третий день после майских праздников перед обедом приходит к нам Николай Михайлович, постриженный, в голубой шёлковой рубашке, смущённо-улыбчивый, руки спрятаны за спину, а сам всё улыбается, и загадочно и радостно. За ним вошла женщина, светловолосая, скромно одетая, чуть смущённая, но полная достоинства. Мы как раз пили чай и пригласили их. Войдя в кухню, Николай торжественно поставил на стол деревянную маленькую кадушечку, разрисованную яркими цветами,  – такие часто продают на базаре. В ней крашенные разноцветные яички. Заметив наше удивление, тут же выпалил радостно: «Сегодня же пасха! А вы и не знали? Я же говорил, что они не знают,  –  сказал он, обратившись к своей спутнице. – Христос воскресе!  – весело воскликнул он.  – А можно похристосоваться-то?»
      Всем сделалось весело… Николай сообщил, что яички эти привезла Гета…
      После пели песни. Николай заливается. Мы подтягиваем.  А Гета, чуть откинувшись на спинку дивана, полуприкрыла глаза и всё смотрит, смотрит на него. Что свершалось в её сердце, о чём она думала, что переживала она?..»
      По свидетельству М. Корякиной, разным бывал Николай Рубцов у Астафьевых: то мрачный, раздражённый и нетрезвый, то застенчиво-тихий, бледный. С удовольствием слушал класси-ческую музыку. После поездки в Москву рассказывал, как побывал   в   литинституте, в издательстве. Сказал, что   не любит бывать  в  Москве из-за  разных бытовых встреч. М. Корякина также отмечает, что Рубцов приходил с неизменным томиком стихов Тютчева, и читал стихотворение «На кончину брата».
     Весной 1969 года Рубцов (член Союза писателей СССР!) защищает диплом. Поэт был в тёмном хорошем костюме, в белой рубашке. К защите диплома Рубцов уже потерял особый интерес: он прошёл все препятствия, которые вольно и чаще специально создавали ему  на пути к высшему литературному образованию. За период шестилетней учёбы оценки Рубцова по основным предметам     «удовлетворительно»    и      «хорошо».         Согласно
 
236
документам ГАВО  дипломная работа на тему «Звезда полей», стихи из цикла «Зелёные цветы», выполнена и защищена с оценкой «отлично». Государственные экзамены: марксистко-ленинская философия – хорошо; русская и советская литература – отлично.       
      22 мая 1969 года на имя Рубцова Николая Михайловича выписан диплом серии У № 835829. Дипломная работа Рубцова завершила второй этап его творчества (осень 1962  – 1967 годы). Но уже были написаны и опубликованы новые стихи (1968 и 1969 годов) и до «пика»  рубцовской  поэзии  было  ещё  далеко. 
       Согласно выписке из зачетной ведомости к диплому за время учёбы в литературном институте Н.Рубцов сдал экзамены и зачеты по следующим гуманитарным дисциплинам (сведения взяты из Государственного архива Вологодской области). Ниже автор классифицирует предметы по одному из направлений (78): 
     1. Предметы в области национальных литературных знаний:
устное народное творчество, древняя русская литература, русская литература 18-го и 19-го веков, история русской критики, история советской литературы, семинар по творчеству Есенина.
       А теперь вспомним, как преломлялись эти знания в творчестве поэта,  например, в стихотворении «Видения на холме». 
 
Взбегу на холм
                        и упаду в траву.
И древностью повеет вдруг из дола!
И вдруг картины грозного раздора
Я в этот миг увижу наяву.
 
       А вот, как понимал поэт творчество своих предшественников:
 
Вот Есенин – 
                     на ветру!
Блок стоит чуть-чуть в тумане.
Словно лишний на пиру 
Скромно Хлебников шаманит.
 
      Смотрите, какой подтекст даёт Рубцов! Есенин – стихия поэзии, Блок – непознанный вестник  Руси, Хлебников – искатель новизны  в поэзии. «Куда несёт нас  рок  событий» – не  знает  никто  из  них.
 
237
      2. Предметы в области зарубежной литературы:
античная литература, зарубежная литература, литература Средних веков и Возрождения, зарубежная литература 17, 18, 19 и 20 веков, современная зарубежная литература (Хемингуэй). 
      Известно, что Н. Рубцов в Кировске  пропадал в местной библиотеке, читал труды Платона, Аристотеля, Гегеля, Канта. Литератор Анатолий Азовский свидетельствует о «научном» споре в общежитии о литературе, о философской эрудиции поэта (69).
      3. Предметы в области языкознания:
введение в языкознание, практическая стилистика, история русского литературного языка, французский язык, творческая работа.
      В тексте «Осенней песни» есть строка «По канаве помчался, эх, осенний поток». Преподаватель по стилистике выступил против паразитного, на его взгляд, «эх». А Рубцов высказал мнение, что это «эх» придаёт движение строке и оставил текст без изменения.
    Надо отметить, что Рубцов глубоко знал народный русский язык и применял эти знания в стихах. Многие «городские» поэты не могут оторваться от стандартного языка в городских условиях проживания и поэтому часто схематичны. И чтобы оживить свой 
городской язык, такие поэты начинают заниматься поиском надуманных образов, ступенчатых ритмических форм, псевдо-русских словообразований и внедрением иностранного «мусора».  
      4. Предметы в области эстетики и литературной работы:
основы театрального искусства, основы музыки, основы изобразительного искусства,  основы кинодраматургии, редакционное дело, основы эстетики.  
      Рубцов сопровождал свои песни игрой на гитаре. Остались несколько записей. Причём, при среднем уровне игры он так отдавался исполнению песни, что у слушателей не было никаких претензий к техническим погрешностям.
     О чтении стихов Рубцовым ходят легенды, это известно из воспоминаний современников. Поэт мастерски владел театральным искусством, паузой, интонацией, ритмом. Свои стихи Рубцов редактировал постоянно. Имеется несколько вариантов текстов и последний наиболее точен и эмоционален.
      5. Предметы в  области поэтического художественного творчества:
 
238
введение в литературоведение, теория и практика стихосложения, теория и практика драмы, теория и практика художественной прозы, теория и практика художественного перевода.
      Известно, что техника стихосложения у Рубцова была непринуждённой и изменялась непрерывно. У раннего Рубцова видим «морской» цикл под влиянием советской идеологии и поэзии Есенина. В ленинградский период (1959-1962 годы) Рубцов увлекался ритмическими конструкциями (эстрадного характера и и в юмористических стихах). В московский период (1962 – 1964 годы) наблюдаем переход к классическому стихосложению под влиянием Тютчева и Фета. Но уже наметился свой неприну-ждённый стиль, ни на кого не похожий. 
      С точки зрения драматического мастерства следует упомянуть поэму «Лесная сказка». Рубцов сказал тогда в поэме, что стремление к злату, богатству, наживе не кончаются добром. 
    6. Предметы в области современных Рубцову философии и идеологии:
      история КПСС, политическая экономия, марксистско-ленинская философия, основы научного коммунизма, история СССР.
      Известно, что Рубцов думал, как соединить идеи коммунизма (социальной Справедливости) и проповеди Христа (моральные заповеди).  Поэт в стихотворении «Русский огонёк» сказал на века: «За всё Добро расплатимся Добром!».  До сих пор некоторые не понимают простой сути: не надо расплачиваться  злом. 
      Творчество Рубцова на том этапе развития общества (70-е годы 20-го века) могло содействовать повороту к библейским идеалам. К этому шли и погибли в расцвете лет русские национальные идеологи:  драматург   А. Вампилов,   кинорежиссёр   и  писатель В. Шукшин, критик Ю. Селезнёв, художник К. Васильев. Как будто их вычисляли сатанистские силы. Как известно, именно в среднем звене творческой интеллигенции формируется нравственность или безнравственность общества. Только сейчас приходит понимание необходимости духовного поворота к Добру, Любви, к детям, к Справедливости – базовым идеям Возрождения русского народа и коренных народов России (опубликовано ещё в 2004 году). 
      13 июня 1969 года из Архангельска старший редактор художественной литературы Северо-западного издательства  В.Лиханова посылает письмо поэту с такими предложениями (31): 
 
239
       «Возвращаю Вам рукопись сборника стихов «Душа хранит» с
нашими замечаниями. В целом рукопись может быть принята для
издания, но кое-что в ней Вам необходимо доработать.
       На наш взгляд необходимо снять из рукописи такие стихи как «Во время грозы», «Пейзаж», «Старик», «Последняя ночь», «Памяти Анциферова», «Взглянул на кустик», вызывающие возражения по своей идейной направленности. Не стоит включать в сборник «В твоих глазах», «По дороге к морю», «Пальмы юга», «Последний пароход», «Когда душе моей», «А дуба нет», «Ласточка», «О собаках», «Я забыл как лошадь…», «Кружусь ли я…», «В избе», «Голова моя не дура…», «Ничего не стану делать»  как малозначительные, недостаточно продуманные Вами. Кстати думается, что стихи-шутки не сродни Вашему поэтическому дару, поэтому они и не удались Вам.
       Поддерживаем мы и Ваше решение снять из сборника морские стихи, за исключением «Мачт», как менее яркие и характерные для Вас. Не ложатся, на наш взгляд, органично в сборник и стихи «В пустыне», «В сибирской деревне», «Волнуется южное море»…
      В стихотворении «Душа хранит» хотелось бы обратить внимание автора на такие строки как «о вид смиренный и родной» и «так век неслышно протечёт».
     Таким образом, Николаю Рубцову предлагалось фактически изъять 22 стихотворения, а также морские стихи. Многие эти стихи были ранее опубликованы в вологодских газетах в 1967 и 1968 г.г. В июне 1969 года Рубцов был уже членом Союза писателей СССР, выпускником литературного института и автором сборника «Звезда полей».     Однако   редактор     Северо-Западного     издательства В. Лиханова  имела  свой взгляд  на поэзию  Рубцова, по сути вызывала поэта на конфликт, «обрезав» почти половину  сборника, даже не предложила провести замену стихов и «подставляла» поэта под отказ от  публикации. Фактически редактор подстраховывалась от весьма вероятных нагоняев за несоблюдение идеологической линии в издательской работе.
      Затем, спохватившись (узнав, что Рубцов член Союза писателей СССР?), через месяц В. Лиханова направила другое письмо с согласием на издание. А «Мачты» редактор оставила в сборнике потому, что художник от издательства уже начал проработку идеи  для обложки. Он рисовал парусник со сломанными мачтами.    
 
240
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Гоголь – основоположник литературоведения России

     Статья Н.В.Гоголя «В чём же, наконец, существо русской поэзии и в чём её особенность» (1846г.)  практически не замечается современными критиками и литературоведами.  Между тем, в ней заложены основы русско-славянского литературоведения и рассматривается история возникновения и развития  поэзии после поэтического вакуума, возникшего с периода эпических ведических песен-стихов славянских народов на территории Древней Руси, Киевской и Московской Руси и Московского царства. Отсчёт нового этапа светской по сути поэзии (после «Слова о полку Игореве») начинается с середины 18-го века. В статье Н.В.Гоголя приведен обзор поэзии середины 18-го – начала  19-го веков в России.

     Из анализа Гоголем творчества каждого  поэта можно выделить определённый критерий, применённый и применяемый в поэзии.

*     *     *

     Н.В.Гоголь (1809г.-1852г.) выдвигает в качестве поэтического первопроходца русского учёного М.И.Ломоносова (1711г.-1765г.):

     «Что такое Ломоносов, если рассмотреть его строго?…Случаем попал он в поэты: восторг от нашей новой победы заставил его набросать первую оду. Впопыхах занял он у соседей немцев размер и форму, какие у них на ту пору случились, не рассмотрев, приличны ли русской речи…Изумительнее всего то, что, заключа стихотворную речь свою в узкие формы немецкого ямба, он ничуть не стеснил языка… Он у него свободнее и лучше в стихах, нежели в прозе, и недаром Ломоносова называют отцом нашей стихотворной речи. Изумительно то, что начинатель уже явился господином и законодателем языка».

    Критерий 1: Свобода изложения идеи в сжатых формах ритма.

*     *     *

    «Элегический род нашей поэзии создан им (Жуковским прим. Ю.К.-М.). Есть ещё первоначальнейшая причина, от которой произошла и самая лень ума: это – свойство оценивать, которое, поселившись властительно в его уме, заставляло его остана-вливаться с любовию над всяким готовым произведением. Отсюда его тонкое критическое чутьё, которое так изумляло Пушкина. Пушкин сильно на него сердился за то, что он не пишет критик. По его мнению, никто, кроме Жуковского, не мог так разъять и определить всякое художественное произведение».

     Критерий 6:  Критическая объективная самооценка поэта.    

*    *    *

     Далее Гоголь пишет о И.А.Крылове (1769г.-1844г.):    «Его басни отнюдь не для детей. …Его притчи – достояние народное и составляют книгу мудрости  самого народа. Звери у него мыслят и поступают слишком по-русски: в их проделках между собою слышны проделки и обряды производств  внутри России…Словом у него повсюду Русь и пахнет Русью. Всякая басня имеет сверх того  историческое происхождение…».

     Критерии 17: Подмечать острые темы и высвечивать социальные  недостатки через адекватные образы и мышление. 

     Пророческими представляются следующие литературоведческие высказывания Н.В.Гоголя: 

    «Нет, не Пушкин или кто другой должен стать теперь в образец наш:  другие  уже  времена  пришли…     свойства,  обнаруженные нашими поэтами, суть наши народные свойства…, поэты берутся не откуда же нибудь из-за моря, но исходят из своего народа. Это огни, из него излетевшие, передовые вестники сил его. Другие времена несут и другие дела, иные задачи, а потому и не напомнят они уже никого из наших прежних поэтов. Самая речь их будет другая; она будет ближе и родственнее нашей русской душе: ещё в ней слышнее выступят наши народные начала».                                                               

    Пророческие  предвидения основоположника литературоведения  в России и создателя духовно-психологического художественного направления в русской литературе проявилось в творчестве народных русских поэтов С.Есенина и Н.Рубцова.                                           

      Полностью статью Юрия Кириенко-Малюгина «Гоголь – основоположник литературоведения России» смотрите в разделе сайта  «Публикации Кириенко-Малюгина», подраздел «Статьи о Рубцове».

Юрий Кириенко-Малюгин. Гоголь и Рубцов. Связь времён и мировоззрений.

(Из авторской статьи в газете «Калужское слово», № 6, 2009 г.).
 
    Есть несколько свидетельств и признаков творческой близости или даже единства мировоззрений между Н.В.Гоголем и Н.М.Рубцовым.
   Н.В.Гоголь жил в эпоху 30-50-х годов 19-го века и прекрасно знал все нюансы делопроизводства и психологию поведения служащих. Все отрицательные свойства (карьеризм, лесть, зависть) мещанина представлены им в «Ревизоре». Эту пьесу можно назвать комедией и в то же время трагедией раздвоенных душ персонажей.
    Есть свидетельства М.Корякиной, жены В.П.Астафьева о встречах с Рубцовым: «Вскоре он повёл разговор о Гоголе, да так интересно с юмором, с удивлённой радостью, наизусть цитируя отрывки и реплики из «Мёртвых душ». Мы смеялись до слёз. Николаю это очень нравилось. Прощаясь, пообещал в следующий раз развеселить нас рассказами из литинститутской жизни»… 
    Всё это внешние признаки отношения Рубцова к национальному русско-славянскому писателю, фактически создателю художественного духовного направления в русской литературе  19-го  века.
    Разбирать творчество Н.В.Гоголя можно бесконечно. Гоголь, как бы, мазками набросал пёструю картину современного ему общества. Летящая до сих пор неизвестно куда Россия – мистическая тройка, перед которой расступаются народы и государства. Мертвые души Собакевича, Плюшкина, Коробочки, Ноздрёва и других  – это потерянные души управляющего сословия той эпохи.
     Полный текст статьи Ю.Кириенко-Малюгин. «Гоголь и  Рубцов.  Связь времён и мировоззрений» смотрите в разделе сайта  «Публикации Кириенко-Малюгина», подраздел «Литературные статьи».
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Грамота МГО Союза писателей России за повесть «Есть Божий суд…»

     Юрий Кириенко-Малюгин выражает искреннюю благодарность руководителям Московской городской организации Союза писателей России Гусеву Владимиру Ивановичу и Бояринову Владимиру Георгиевичу за признание общественной значимости созданной мной повести-предупреждения «Есть Божий Суд…» и награждение грамотой от 19 мая 2014 года в номинации «Литературно-общественная премия «Лучшая книга 2012-2014».

Юрий Кириенко-Малюгин. Дезинформация или фантазии от Людмилы Осокиной о стихах Рубцова?

В статье А.Ермаковой «Шинелями пахнут стволы тополей» в № 18, 2005 г. «Литературной газеты» о поэзии Ю.Влодова была вброшена версия о том, что Ю.Влодов написал для Н.Рубцова около 360 строк для сборника «Звезда полей».  В интернете на поиск «Влодов Юрий поэт» я обнаружил статью Людмилы Осокиной   «Стихи Николая Рубцова, предположительно написанные Юрием Влодовым». Приведём посылы Л.Осокиной и авторские комментарии по фактам:
a. Людмила Осокина (далее Л.О.): Рубцов безбожно пил, а ему надо было сдавать новую книгу, кстати, последнюю его прижизненную, «Звезда полей».
b. Ю.Кириенко-Малюгин (далее Ю.К.-М.). Статья Л.О. датирована  январём 2015 года. С 2011 года я несколько раз публиковал статьи-информацию о лучевой болезни Рубцова, полученной во время испытаний серии воздушных ядерных взрывов в районе островов «Новая земля», когда корабли Северного флота стояли в оцеплении для предупреждения заходов любопытных иностранных морских кораблей. Вино является известным одним из бытовых лекарств от лучевой болезни. Посыл Л.О. о Рубцове «безбожно пил» является дезинформацией. От Ю.К.-М. для Л.О.: Книга Н.Рубцова «Звезда полей» издана в 1967 году и была не последней прижизненной. Изданы затем «Душа хранит» (1969) и «Сосен шум» (1970).
3.1. Л.О.: «Именно для Гриезане по большей части вся эта «лирика» и писалась, которая попала потом к Рубцову. Там постоянно употребляются слова «русский», «Россия», «Русь», как будто бы автор иностранец. Рубцов в своих собственных стихах, поскольку был русским, таких слов практически не употреблял».
3.2. Ю.К.-М.: У Рубцова ещё в стихах до поступления в Литинститут в 1962 году и до встречи с Ю.Влодовым не раз была тема «Россия, Русь». Первое: «Русь моя, люблю твои берёзы…… (1957 г.)  Второе:  «звон левитановской Руси…» (1960 г.). Третье:  «Россия, Русь! Храни себя храни!». Четвёртое: «И надо мной бессмертных звёзд Руси….» (1962). Пятое. Это как раз Ю.Влодов брал тему Руси для публикации стихов и литкарьеры М.Гриезане. Например, «Огороды русские» не свойственны поэзии латышки М.Гриезане и случайно попали в архив Н.М.Рубцова.  .
     Полностью  статью Юрия Кириенко-Малюгина  «Дезинформация или фантазии от Людмилы Осокиной о стихах Рубцова?» смотрите в разделе сайта  «О жизни и творчестве поэта», подраздел «Вокруг Рубцова (информация, полемика)».
 
 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Дезинформация о Н.М.Рубцове в газете «Крестьянская Русь»

   В газете «Крестьянская Русь» в январе 2015 г.  опубликована статья «Крещенские морозы Николая Рубцова» некоего Александра Аннина. Ранее этот автор не был известен по теме Н.М.Рубцова. Статья насыщена настоящей дезинформацией о жизни и творчестве русского национального поэта Николая Михайловича Рубцова. Привожу по порядку некоторые посылы А.Аннина и опровержения по фактам.
    1А. От А.Аннина (А.А.): «Увидев милиционера, она (Дербина) кинулась к нему в истерике: «Я убила своего мужа!». «Экая красавица, а губа разбита, под глазом фингал набухает»
   1Б. От Ю.К.М. «Рубцов не был мужем Дербиной. Зачем А.А. приводит дезинформацию. Не было в материалах сведений о разбитой губе и набугающем фингале под глазом убийцы. А.А. создает иллюзию драки между Рубцовым и Дербиной. Было по фактам убийство Поэта. С 2004 года приведены в книгах Ю.Кириенко-Малюгина и М.В.Сурова официальные публикации с обоснованиями присутствия и признания 3-го лица в ночь убийства с 18-го на 19 января 1971 года.  
     Полностью  статью Юрия Кириенко-Малюгина  «Дезинформация о Н.М.Рубцове в газете  «Крестьянская Русь» смотрите в разделе сайта  «Публикации Кириенко-Малюгина», подраздел «Литературные статьи».
 

ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ДЕЗИНФОРМАЦИЯ О Н.М.РУБЦОВЕ В ГАЗЕТЕ «КРЕСТЬЯНСКАЯ РУСЬ» ОТ АЛЕКСАНДРА АННИНА.

На днях, в марте 2018 года получил информацию  в Интернете о продаже книги Александра Аннина «Крещенская гибель наследника Есенина», причем: год издания неизвестен, ISBN – не указан (то есть «книга» - самиздат). Ниже привожу статью о статье А.Аннина. Одновременно сообщаю Для любого Читателя, что в интернете Выложена моя книга «Тайна гибели Николая Рубцова» (2009г., 3-е издание) –Бесплатно, где изложены Все факты об убийстве русского национального поэта Рубцова
 
 
   В газете «Крестьянская Русь» в январе 2015 г.  опубликована статья «Крещенские морозы Николая Рубцова» некоего Александра Аннина. Ранее этот автор не был известен по теме Н.М.Рубцова. Статья насыщена настоящей дезинформацией о жизни и творчестве русского национального поэта Николая Михайловича Рубцова. Привожу по порядку некоторые посылы А.Аннина и опровержения по фактам.
    1А. От А.Аннина (А.А.): «Увидев милиционера, она (Дербина) кинулась к нему в истерике: «Я убила своего мужа!». «Экая красавица, а губа разбита, под глазом фингал набухает»
   1Б. От Ю.К.М. «Рубцов не был мужем Дербиной. Зачем А.А. приводит дезинформацию. Не было в материалах сведений о разбитой губе и набугающем фингале под глазом убийцы. А.А. создает иллюзию драки между Рубцовым и Дербиной. Было по фактам убийство Поэта. С 2004 года приведены в книгах Ю.Кириенко-Малюгина и М.В.Сурова официальные публикации с обоснованиями присутствия и признания 3-го лица в ночь убийства с 18-го на 19 января 1971 года.  
    2А.  От А.А.: О Рубцове «одетый в обноски, неопрятный, вечно или «под мухой» или с похмелья».
    2Б. От Ю.К.М.: Известно  и видно по фотографиям, что Поэт был одет опрятно, но не богато. О лучевой болезни Рубцова и как методе лечения вином имеются публикации Ю.Кириенко-Малюгина в альманахе «Поэзия», 2011 г. и на сайте www.rubcow.ru. Например: «Красным, белым и зелёным мы поддерживаем жизнь…», то есть вином, водкой и ликёром Шартрез (в 1960-е годы продавался в СССР)
   3А. От А.А.: «Именно таким «под мухой» его впервые встретила 3 мая 1962 года Людмила Дербина – будущая гражданская жена и убийца Рубцова».
    3Б. От Ю.К.М.: Здесь 3 недостоверности. Первая встреча была в мае 1963 года. В 1962 году Рубцов жил в Ленинграде. Для чего А.А. путает года? Или это первое его дилетантство по теме Рубцова. Или сделано специально, чтобы А.А. опровергали, тем самым признавали как оппонента. Вторая фальшь: Л.Дербина не была гражданской женой Рубцова. Набивавшийся в друзья к Поэту некто Ю.П.Рыболовов из Ивановской области назвал её «сожительница» в письме-признании, что он был в ночь убийства в квартире. Гражданской женой была Г.Меньшикова, которая родила Поэту дочь Елену, которую поэт признавал, в том числе в стихах:
 
Привезу я дочке Лене 
Из лесных даров 
Медвежонка на колени
Кроме воза дров.
 
     После убийства Н.Рубцова Елена была признана официально дочерью Поэта и его наследницей, в том числе по изданиям. По поводу Рубцова «под мухой». Тогда в 1963году Дербина влезла в кампанию студентов Литинститута, которые сидели в застолье и, как обычно в те времена, за бутылками с  вином.
   4А. От А.А.: «Николай, собравшийся поступать в сей престижный вуз, полулегально  ютился у знакомых студентов. По случаю первомайских праздников в комнате Рубцова продолжалась пъянка (к ней Николай раз и навсегда пристрастился ещё в 16 лет…).
    4Б. От Ю.К.М.: «В мае 1962 году Рубцов «не ютился у знакомых студентов», так как физически отсутствовал в общежитии. Из-за неграмотности А.А. одна ложь нагромождается на другую. К тому же там (в общежитии) не могла быть «комната Рубцова», поскольку поэт мог быть там только гостем. А.А. создаёт впечатление, что будто Рубцов был организатор мифической пьянки. 
   5А. От А.А.: «Во время того «собрания» Рубцов козырял перед честной компанией своей первой «самиздатовской» книжкой стихов – «Волны и скалы». Он, по воспоминаниям Дербиной, произвёл тогда на неё отталкивающее впечатление: поддатый бахвал, одетый кое-как.
   5Б. От Ю.К.М.: Очередная фальшь. «Волны и скалы» были отпечатаны и сброшюрованы в 6 экз. в июле 1962 года перед поступлением в литинститут, в мае того года Рубцов никак не мог «козырять» книжкой. Далее. В одних «воспоминаниях» Дербина пишет негативно о первой встрече с Рубцовым, в других – о доверительной беседе с Рубцовым по фотографиям и о поэзии. По поводу «одетый кое-как». Не надо А.А. путать Божий дар с яичницей. В те годы студенты не носили «костюмчики с искринкой», как лакировочные поэты, с которыми общалась  Дербина.      
   6А. От А.А.: «Между тем, на очередной вечеринке Рубцов сходится с Генриеттой Меньшиковой, от которой в апреле 1963 родится дочь Лена. С Генриеттой они не были расписаны…»
   6Б. От Ю.К.М:  Мысли А.А. скачут непредсказуемо. Рубцов встречается с Г.Меньшиковой не в общежитии, как можно подумать, а в июле 1962 года в Никольском, куда поэт прибыл перед экзаменами в литинститут, и присутствовал на проводах одного из сельчан в армию.
   Очередной абзац статьи посвящён созданию из Н.Рубцова образа пьяницы и скандалиста. А  ведь поэт заявил ещё в сборнике «Волны и скалы»: «не выношу любую фальшь, если её почувствую». И по поводу снятия портретов поэтов со стен общежития. После этого эпизода санкций против Рубцова не последовало. Комментировать далее отсебятину от А.А. просто нет смысла.
    Сейчас в век информации и Интернета позвольте не поверить, что А.Аннин не заходил в Интернет на поиск «тайна гибели Рубцова» и не получал  информацию о сайте «Звезда полей», где приведена информация из моих книг «Тайна гибели Николая Рубцова» (издания 2001,2004 и 2009 г.г.) и изложены факты по теме Рубцов-Дербина (на суде Грановская по первому мужу, Александрова – по последнему мужу). Значит, у А.Аннина была целевая установка дискредитировать Рубцова и дезинформировать читателей, не каких-то, а русских читателей газеты под названием «Крестьянская Русь»? 
 
  P.S.  Статья опубликована на сайте «Звезда полей» в мае 2015 г. А.Аннин не даёт ссылки на эту статью.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Демография, госбюджет, запрет абортов и прогрессивный налог (в порядке дискуссии)

Раздел А. Доктрина ползучего геноцида русского народа.     
 
    Для того, чтобы найти и обосновать приоритеты в социально-экономической политике России обратимся к планам наших зарубежных «друзей» не очень дальней Истории. В марте-апреле 1945 года в недрах спецслужб США была разработана программа, названная «Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР», получившая название  «доктрина Даллеса» по имени руководителя американской  разведки cif в Европе в 1945 году. Позднее Аллен Даллес (1893  -  1969)  стал Госсекретарём США. 
     Привожу фрагменты из этой доктрины, опубликованной в Интернете:
    «Окончится война, всё утрясётся и устроится. И мы бросим всё, что имеем, всё золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей.
    Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдём своих единомышленников, своих союзников в самой России».
     В мировоззренческой среде России внедрение хаоса налицо. Кто за красных, кто за белых, кто за сексуальную свободу, а кто за сохранение семейных традиций. Налицо подмена моральных принципов аморальными, животными инстинктами. 
   Далее из доктрины Даллеса: «Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного и необратимого угасания его самосознания… Литература, театр, кино – всё будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства».
     Вот это направление усиленно внедряется последние двадцать лет под лозунгами свободы творчества сексуально озабоченными и проплачиваемыми из госбюджета,  продюссерами  и руководителями гуманитарных по определению организаций (театров,  киностудий, телевизионных каналов). Мы можем сейчас констатировать что разыгрывается «грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа», то есть русского народа. То, что мы находимся на полпути к реализации целей спецслужб США, не вызывает сомнений.  Но на пути реализации этих диверсионных планов встали  русские патриоты, православные общества и просто прозревшие гуманитарии, увидев на какую чернуху, порнуху, демагогию и переформатирование мировоззрения ведут их внуков и детей. 
     «Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом всякой безнравственности». 
     Хорошо, чтобы на этот тезис Даллеса ответили Учитель, Серебряников, Венедиктов, Макаревич  и русофобствующие либералы гуманитарной сферы.
     Далее  из доктрины Даллеса: «Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный     страх    друг   перед    другом      и     беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов – прежде всего вражду и ненависть к русскому народу – всё это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветёт махровым цветом». 
      Цель идеологических диверсантов  определена: изоляция и дискредитация представителей православного исторически  славянского (русского, белорусского и украинского) народа. Того народа, который потерял более 20 миллионов из 27 миллионов  в Отечественной войне за свободу своих детей. 
      Далее  из доктрины Даллеса: «И лишь немногие, очень немногие будут догадываться и даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности». 
    Диверсионная программа конкретизирована, методика реализации доведена до исполнителей.
      Далее  из доктрины Даллеса:  «Мы будем расшатывать, таким образом, поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, а главную ставку всегда будем делать на молодёжь – станем разлагать, развращать, и растлевать её. Мы сделаем из нее циников, пошляков и космополитов».
   То, что ведётся ставка на развращение ещё морально и политически неустойчивой части молодёжи – нет сомнений. Надо срочно менять созданную по лекалам либералов информационную и экономическую модель.   
     И.В.Сталин в день Победы над фашисткой Германией 9 мая 1945 года сказал:
    «…Вековая борьба славянских народов за своё существование и свою независимость окончилась победой над немецкими захватчиками и немецкой тиранией…
    Три года назад Гитлер всенародно заявил, что в его задачи входит расчленение Советского Союза и отрыв от него Кавказа, Украины, Белоруссии, Прибалтики и других областей. Он прямо заявил: «Мы уничтожим Россию, чтобы она больше никогда не смогла подняться». Это было три года назад…» 
     Сталин не дал определения войны с Германией как  конфликта  коммунистической и капиталистической систем. Он охарактеризовал эту войну  как Отечественную, как  историческое противостояние православных славянских народов  (русских, украинцев и белорусов) немецкой инородной (католической) агрессии.
      В связи с Победой над Германией, Сталин обратился с тостом к русскому народу:       
      «Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.
       Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание, как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны.
      Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он – руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение…».
     Итак, констатируем. Доктриной Даллеса и  всеми последующими разработками ЦРУ и информационной политикой США  запланирован ползучий геноцид русского народа.
 
 
          Раздел Б. Социально-экономическая ситуация.
 
      В информационно-просветительской области со стороны целого ряда руководителей театров, средств массовой информации, в том числе на каналах телевидения ведётся не просто искажение истории России и роли знаковых исторических личностей, а фактически целенаправленная политика по переформатированию мировоззрения основной массы населения и особенно молодёжи. Под флагом либеральной свободы внедряется сексуальная распущенность, эгоизм и даже эгоцентризм личности и нетерпимость к иному мнению.
      В настоящее время в области обеспечения жизнедеятельности транспортных систем, предприятий технических отраслей, разработки и обслуживания новых отечественных и зарубежных инвестиционных технологий высветилась  проблема резкой  нехватки технических кадров. Даже на общественном транспорте водителями автобусов стали работать женщины. Об угрозе кадрового голода уже не раз предупреждали патриотически ориентированные исследователи, специалисты, пропагандисты и автор данной статьи  в официальных изданиях (Интернет). Однако системной реакции на эту информацию не наблюдается.  
      В основе экономической политики такой огромной Державы, как Россия, должна стоять рождаемость, т.е. Воспроизводство коренного населения. После издания  Указа Президиума Верховного Совета СССР от ноября 1955 года (при правлении Н.С.Хрущева)  за период до 2005 года проведено более 200 миллионов абортов (см. Интернет, на целевой поиск). Уже видно, что за счёт абортов (масштабных детоубийств) через 20-30 лет численность русских, как базовой технически ориентированной нации, будет уменьшена  в 2-3 раза,  русские станут меньшинством на своей родной Земле.  Кто будет  управлять техническими сложными системами? Надо срочно принимать экономические и организационные решения. 
    Экономические предложения, основанные на замораживании средств выживания основной массы населения, ориентации только на зарубежные инвестиции без развития отечественной технической базы и опережающего стимулирования жизнеобеспечения молодых семей и детей, должны быть признаны неадекватными стратегическим вызовам, дилетантскими и бесперспективными. Топтание экономики на месте обусловлено так называемыми либеральными реформами, когда на первое место поставлен бизнес-план частных проектов вместо планирования актуальных взаимосвязанных систем (то, что в советский период осуществлял Госплан). 
    Сталин сказал на все века: Кадры решают всё! Не головотяпы, карьеристы и приспособленцы в сфере управления и идеологии.
     Руководитель ОАО Сбербанк РФ Греф предложил сократить количество пенсионеров на треть. Это, каким образом? Целые слои пенсионеров – научных  кадров высокой квалификации в 2016 году были уволены при ликвидации известных НИИ под идеи централизации научных разработок и  под идеи повышения зарплаты оставшимся работникам. Передача технических знаний от старшего поколения не проведено в большинстве научных институтов Российской Академии наук.  
     Министр Силуанов в Интернете 18 мая с.г.  заявил, что в 2017 году кончаются средства Государственного резерва.  Как получилось, что огромные средства не были использованы для восстановления промышленности,  производства материальных ценностей, восстановления животноводческого производства и растениеводства, отечественного сельскохозяйственного и пищевого машиностроения?     
      Наблюдается картина периодического принятия одного долгосрочного плана за другим с переносом сроков реализации каждый раз примерно на 3-5 лет, затем на 10 лет и далее. 
          Надо  решать многие социальные  задачи:
обеспечить уровень физического существования выше прожиточного минимума для студентов учебных заведений всех категорий. Нельзя допустить, чтобы молодёжь жила на полуголодном существовании. 
обеспечить уровень физического существования выше прожиточного минимума работающей молодёжи для возможности создания семьи и обеспечения рождаемости. 
обеспечить выплату принятых законами пенсий, пособий, так как часть этих средств старшее поколение тратит на детей и внуков, не имеющих всех средств для физического выживания.
Сократить резко расходы на нематериальные сферы экономики и стимулировать технические направления экономики.
Определить и реализовать мероприятия по наполнению госбюджета не только за счёт налогов, но и за счёт национальной экономической политики.
Провести переаттестацию кадров в гуманитарной сфере (театры, СМИ и ТВ-каналы)  на соответствие проводимой политики  требованиям социально-культурных традиций православных, мусульманских и других религиозных конфессий  России. 
   
 Раздел В. Введение прогрессивного налога.
 
     Есть ли резервы для получения средств в госбюджет. Есть! Первое: срочное введение прогрессивного налога со всех категорий работающего населения. 
     Деньги есть у всех. Только в разном объёме. Надо указом Президента принять волевое решение с 01 июля (или с 01 октября) 2017 года ввести прогрессивную шкалу налогов со всех категорий населения (подсчитано, что это составит примерно три триллиона рублей, как сообщалось на ОРТ при дискуссии от 01.06.2016г).
1. Для малооплачиваемых категорий работающих (от 7,5 тыс . руб и до 15 тыс. руб., миллионы которых находятся на стадии физического выживания)  снять  налоги в связи с тем, что им приходится оплачивать высокие отчисления за ЖКХ. Выделить субсидии для полной оплаты квитанций ЖКХ.
2. Для среднеоплачиваемых категорий (от 25 тыс. руб. и до 65 тыс. руб.) ввести умеренные налоги (им также приходится оплачивать высокие отчисления за ЖКХ и, как правило, содержать личный автотранспорт, купленный  в кредит).
3. Для категорий (от 65 тыс. руб.) ввести повышенные дифференцированно налоги. То есть налоговую нагрузку перераспределить за счёт этих категорий,
4. Ввести систему субсидий для семей с наличием иждивенцев (малолетних детей)  
5. Установить для студентов учебных заведений всех категорий месячную стипендию в размере выше  прожиточного минимума. 
6. Ввести во всех учебных заведениях бесплатную систему образования, начиная с 1 сентября 2017 года.
7. Установить для неработающей матери и для каждого ребёнка месячное пособие в размере выше прожиточного минимума и снять налоги.
8. Для всех категорий работающего населения установить ежемесячный прогрессивный налог:
9. При зарплате от 15,0 тыс. руб.    и до 20 тыс. руб.  в размере  1%.
10. При зарплате от 20,0 тыс. руб.    и до 25 тыс. руб.  в размере  2%.
11. При зарплате от 25,0 тыс. руб.    и до 30 тыс. руб.  в размере  4%.
12. При зарплате от 30,0 тыс. руб.    и до 40 тыс. руб.  в размере  6%.
13. При зарплате от 40,0 тыс. руб.    и до 50 тыс. руб.  в размере  8%.
14. При зарплате от 50,0 тыс. руб.    и до 65 тыс. руб.  в размере  10%.  
15. При зарплате от 65,0 тыс. руб.    и до 80 тыс. руб.  в размере  12%.  
16. При зарплате от 80,0 тыс. руб.   и до 100 тыс. руб. в размере  15%. 
17. При зарплате от 100,0 тыс. руб. и до 120 тыс. руб. в размере  18%.   
18. При зарплате от 120,0 тыс. руб. и до 150 тыс. руб. в размере  21%. 
19. При зарплате от 150,0 тыс. руб. и до 180 тыс. руб. в размере  24%. 
20. При зарплате от 180,0 тыс. руб. и до 240 тыс. руб. в размере  27%. 
21. При зарплате от 240,0 тыс. руб. и до 300 тыс. руб. в размере  30%.   
22. При зарплате от 300,0 тыс. руб. и до 500 тыс. руб. в размере  32%.   
23. При зарплате свыше 500 тыс. руб.                  налог в размере  35%.   
 
     Кто за такую шкалу? Все мало и среднеоплачиваемые работники производительных отраслей, студенты, матери с детьми.  При этом решается социальная задача целевой поддержки малообеспеченных слоёв населения, особенно молодёжи. Решается задача ориентации молодежи на семью!!!
      Кто скрытно против такой шкалы? Госслужащие-бюджетники? Депутаты Госдумы и регионов? Топменеджеры и продюсеры? Директора крупных финансовых структур и торговых фирм?  Руководители СМИ и каналов ТВ? Учащаяся молодёжь? Семьи, планирующие детей?
     Чтобы не заболтали проблему прогрессивного налога и первичного наполнения Госбюджета, надо срочно принять волевое решение. 
  
  Раздел Г.  Дополнительные меры по наполнению госбюджета.
 
В связи с заявлением Минфина «перестать жить в долг» и  для получения сбалансированного госбюджета предлагается с 01.12.2018 года:
1. Урезать административные расходы на 20-30%, пересмотрев структуру территориального административного управления, объединить управы и муниципалитеты, упразднить избыточные социальные учреждения.  Освободившиеся кадры направить на переподготовку и в сферу производства материальных ценностей, товаров и на переработку сельхозпродукции.
2. Установить с 01.08.2017 г. госмонополию  на продажу вино-водочных, пивных и табачных изделий, что значительно пополнит госбюджет и прекратит выпуск опасной алкогольной продукции введением госконтроля. Всю прибыль (кроме амортизации) переводить в госбюджет.
3. Перевести в государственный сектор все предприятия, создающие прибыль в сырьевых отраслях (добыча нефти, газа, электроэнергии, леса, руды, металлов и др.) и в сфере государственных услуг (железная дорога, авиатранспорт, водный транспорт)
4. Установить, что основная часть (70-80 %) прибыли предприятий должна быть перечислена в госбюджет России, где проводится распределение по сферам деятельности и управления.
5. Установить, что  обоснованная руководством  часть прибыли (примерно 20-30%) направляется на амортизацию, развитие производства, заработную плату персонала и остаётся в распоряжении руководства  предприятия.
6. Восстановить предприятия сельскохозяйственного и пищевого машино-строения, обеспечить развитие отечественного растениеводства и животноводства, как базы физического выживания населения.
7. Восстановить предприятия легкого и текстильного машиностроения.
8. Перевести сферу жилищно-коммунальных хозяйств (ЖКХ) с 01.01.2018 г. в государственное управление, под контроль местных районных администраций.
9. Всех руководителей бизнес-структур (предприятий) перевести в штат государственных служащих при сохранении их частной собственности.
10. Установить стандартный уровень жизнеобеспечения (СУЖ) каждого гражданина России и каждого члена семьи, приравняв потребности каждого ребёнка к потребностям взрослого члена семьи. 
11. Установить с 01.09.2017 г.  уровень СУЖ, не допуская забалтывания темы и затяжки расчётов подконтрольными учреждениями и организациями. 
12. Принять закон о введении шкалы зарплат в диапазоне от 2-кратного СУЖ до максимально 8-кратного СУЖ на каждом государственном предприятии и в учреждении. Внедрить систему социальной Справедливости. 
13. Принять новую форму кооперации фермеров (коллективизации). Объединить паи разрозненных собственников земли, создать новую кооперацию. Национализировать скупленные земли неиспользуемых и неиспользованных сельхозугодий,  передать их на местах крестьянам или образовать на этом месте новый кооператив.
14. Принять с 01.08.2017 г. «Закон о запрете абортов и стимулировании рождаемости в России» с введением уголовного преследования за любое нарушение закона.  В законе обеспечить поддержку семей, в том числе матерей-одиночек. Принятие отказных детей на госсодержание.
     Предложить Российской Академии наук срочно в течение двух месяцев разработать трёхлетнюю  программу индустриализации всех отраслей (вместо так называемого импортозамещения) с учётом использования опыта работы предприятий ВПК России  и предприятий Беларуси.
     После срочной реализации этих предложений или параллельно с 01.01.2018 перейти на плановую систему управления в жизненно важных отраслях экономики.
 
     Юрий Кириенко, канд. техн. наук, изобретатель СССР, член Союза писателей России (до 01.09.2016г. ведущий науч. сотрудник ВИЭСХ РАН РФ).  
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Демография, запрет абортов, рождаемость.

Будирование национальной идеи России – дети!
 
     На сайте «Звезда полей» по актуальной проблеме запрета абортов и стимулирования рождаемости приведены публикации Ю.Кириенко-Малюгина:
1. Повесть-предупреждение «Есть Божий суд…» (М. Изд. «Рубцовский  творческий союз», 2012). В начале 2013 года книга выложена в Интернете.
2. Статьи:  29.09.2016  - «Запрет абортов в России и повесть «Есть Божий суд…»;
        30.10.2016 «Национальная идея России – дети»; 
        26.11.2016 «Есть Божий суд…» Демография или ползучий геноцид»;     
        30.01.2017 «Есть Божий суд…» (фрагменты); 
        18.04.2017 «Женщина – это не топ-модель, не секс-товар, не бизнес-леди, а мать, жена, носитель морали и продолжатель рода».
         29 мая 2017 в газете «Русский вестник» опубликована авторская статья «Демография и налог на малодетность» (передана в редакцию 14 мая с.г.) 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Дискуссия «Народность творчества Рубцова»

23  мая 2016 г. в читальном зале имени Н.М.Рубцова состоялась дискуссия «Народность творчества Рубцова». В дискуссии участвовали члены Союза писателей России: заслуженный работник культуры РФ Владимир Андреев, методист «Дома Гоголя» Елена Митарчук, кандидат философских наук Сергей Порохин, кандидат технических наук, автор книг о Рубцове Юрий Кириенко-Малюгин. Участвовал также руководитель фестиваля «Русская тройка» Илья Новиков, литератор-исследователь Михаил Иванов. Присутствовали представители актива «Творческого центра имени Н.М.Рубцова». Юрий Кириенко-Малюгин представил доклад «Лексика Рубцова и народная философия». О символике «Звезды  полей» Николая Рубцова сообщила Елена Митарчук. О поэтах «серебряного века» и творческой позиции Николая Рубцова сделал сообщение Владимир Андреев. В защиту русского языка от примитивизма и англоязычного сленга выступил Сергей Сорокин. Ю.В.Стрижовым подготовлен видеоролик проведённой дискуссии.

Юрий Кириенко-Малюгин. Дороги войны (тест песни и музыка)

   К 75-летию Победы под Москвой и в Великой Отечественной войне
 
В белорусских лесах, на полях Подмосковья
Наши братья и сёстры не сдавались врагу,
И гранату бросал истекающий кровью,
И молила сестричка: Подожди! Помогу!
 
По полям и лесам шли вперёд батальоны,
Брали с ходу преграды на крутом берегу.
В хуторах и садах раскрывались бутоны,
Журавли уносили всех родных в синеву.
 
С автоматом в руках и с кинжалом в запасе,
По оврагам, пригоркам вы искали пути.
По команде «Вперёд»  танки мчались по трассе
И ломали завалы, чтоб Победу найти.
 
Припев:
Ждал тебя перевал
И крутой, и опасный.
Ты войну прошагал,
Ты судьбу испытал.
Возвращаться домой – нет  дороги прекрасней, 
О которой ночами ты в окопах мечтал.
 
  Песня была представлена в мае 2015 года на вечере во Дворце культуры «Красный Октябрь», г. Москва.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Духовно-смысловая оценка народности поэзии.

Нестандартное авторское издание «Методика оценки и критерии народности поэзии»
(литературоведение, стихосложение), (М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз». 2014) вошло в длинный список Бунинской премии 2016, в короткий список, опубликованный 20 октября 2016 г., не включено. Привожу аннотацию издания, содержание, состоящее из 12 глав и ключевую главу 11«Духовно-смысловая  методика оценки русской поэзии»
 
Аннотация
 
     В России стихи пишут сотни тысяч человек. И по разным поводам. Одни, чтобы порадовать своих родных и близких,  другие, чтобы проверить свои творческие возможности, а третьи – для самоутверждения и для профессиональной деятельности. 
     Поводом для написания этого исследования   явились реальные противоречия и несовпадения творческих представлений литературоведов  и установок в общественной жизни.  
     По вопросу, как надо и не надо писать стихи и зачем всё это делать, имеется много, но не множество исследований. Объять необъятное невозможно. Автор сделал акцент на тех источниках информации, которые считает базовыми по теме.  Среди литерату-роведов особую позицию занимают Гоголь, Тютчев, Селезнев, Лобанов, Свиридов, авторы статей Московских конференций «Рубцовскиечтения»  НО «Рубцовского творческого союза». 
    Славянская поэзия базируется на диалектах славянского языка, которые развились исторически на территориях, занимаемых славянскими народами и Великороссией, объединяющей три ветви православной славянской Истории: Россию, Белоруссию и Украину. Предлагается методика оценки и критерии народности поэзии по духовно-смысловым основам стихосложения.
      Книга предназначена литературоведам, филологам, поэтам, преподавателям гуманитарных институтов, колледжей и школ, всем, кто не равнодушен к проблемам поиска Истины в литерату-роведении, выявлении критериев народности поэзии, адекватном отражении Истории России и проблемы Возрождения  Семьи –  как основы духовного существования и развития России.  
ISBN   978-5-903862-22-1
НО «Рубцовский творческий союз» 
 Ю.Кириенко-Малюгин (текст и концепция книги), 2014
      При перепечатке  ссылка на издание обязательна. 
 
Содержание
 
                Предисловие. Постановка проблемы………….………..…3
 
Глава 1.  Гоголь – основоположник литературоведения России  
               (обзор поэзии середины 18-го – начала  19-го веков)….….8
Глава 2.  Западники и славянофилы, начало схватки в начале  XIX
                века………………………………………………………….19
Глава 3.  Критерии ритмизированного  стихотворчества……....…28
Глава 4.  Зашифрованная народная поэзия С.Есенина. ………..….39
Глава 5.  Поэзия эпохи социально-духовного Возрождения
                России в составе СССР  в 30-50-е годы ХХ века….….....46
Глава 6.   Поиск истины литературоведами эпохи «застоя»……....48     
Глава 7.   Исторические, стилистические и формалистические   
                 исследования многофакторности  русско-славянской  
                 поэзии…………………………………………….………..56 
Глава 8.   Критерии оценки народности поэзии  …...….…..….…..88
Глава 9.   Торсионная методика оценки народности поэзии……...99
Глава 10. Формалистическая методика оценки техники  
                   стихосложения ………………………………………....104  
Глава 11. Духовно-смысловая  методика оценки русской 
                   поэзии…………………………………………..……….106 
Глава 12. Классификация поэзии в России  (в порядке дискуссии 
                  на любом уровне)…………….……………………..…..114 
 
                  Послесловие………………….…………………….……116
   Авторы некоторых статей   – участники Московских научно-практических
 конференций  «Рубцовские чтения» …………………...……..….117
 
Глава 11. Духовно-смысловая  методика оценки русской поэзии
 
   Система оценки поэзии должна быть корневая духовно-смысловая. Поэзия положительного потенциала, поэзия Добра и Любви, поэзия-исповедь, поэзия-предвидение вызывают сопереживание читателя, «возбуждающие» душу. Народный русский поэт Р.М.Рубцов интуитивно, на генетическом уровне записывал    стихами     народную     философию,   предвосхитил   в
 
106
атеистические годы 20-го века духовно-светское направление русской поэзии. Которое основано на понимании божественного прохождения явлений. Кроме рукотворных достижений прогресса.
     Сравнение стихотворений Николая  Рубцова и вставшей на пути народного поэта раскрепощённой «поэтессы» Л.Дербиной пока-зывает, что Николай Рубцов являлся носителем православных идей Добра и общинности, а Людмила Дербина – языческих идей, эгоизма и эгоцентризма. Явный вампиризм «вылезает» из стихов заезжей «поэтессы». Анализ духовного содержания текстов проти-востоящих по взглядам  поэтов позволяет выявить тенденции в использовании авторами массивов слов (словарный багаж) с  положительным или отрицательным потенциалом.
 
Раздел 1. Словарь (примерный) слов
положительного потенциала (восприятия)

№№

П.п.

Смысловые

группы

Наименование символов

1.1

Государственно-

патриотические

Родина, Россия, Русь, Отчизна, село, деревня, родной город, память.

1.2

Малая родина

дом, домик, околица, округа, окно, крыльцо, горница, сени, холмы, луг. 

1.3

Родовые понятия

мать, отец, дети, дочь, сын, братья,  сёстры, бабушка, дедушка, и др..  

1.4

Духовно-право-славные символы

Душа, Господь, Бог, ангел, святая Троица, церковь, собор, монастырь, Рождество, Крещение, Пасха,Воскресение, Вознесение, Богородица, икона, поклон, завет, молитва, уединение, успокоение, колокольный звон

1.5

Природа

Река, озеро, лес,  поле, роща, бор, опушка, косогор, овраг, берёза, клён, ясень, листва, ветви, дуб, дрова, жнивьё, луг, трава, стога.

1.6

Славянские символы окру-жающей среды и бытовые

Бубенцы, хороводы, масленица, гадание, венок, ямщик, сани, тройка, солнце, звезда, диво, луч, красота, дары,  грусть, напев, свадьба, жених, невеста, гости, пенье, смех, говор, костёр, баня, овин,  долина, горка

1.7

Природные явления

Рассвет, закат, утро, день, вечер, ночь,

мороз, дождь, радуга, оттепель, роса,

107

1.8

Животный мир

журавли, лебеди, аисты, лошадь, куры, жеребёнок, собака, кошка, котёнок, корова, телёнок, коза, овцы, гуси, утки

1.9

Флора

цветы, ромашка, василёк, анютины глазки, лютик, роза,астры, подснежники, ландыши   

1.10

Времена года

Весна, лето, осень, зима

1.11

Грибы

Подберёзовик, подосиновик, маслята, белый, опята, грузди. 

1.12

Ягоды

Клюква, морошка, смородина, земляника, калина, малина, брусника, черника

1.13

Святые славян-ские понятия

Добро, Любовь, Надежда, Вера, дружба, Справедливость, братство.

1.14

Песенно- музыкальные

песня, музыка, тальянка, балалайка,  гитара, струна, звуки, хор, поэт, строка, стихи

1.15

Эпитеты, прилагательные:

неведомый, волшебный, весёлый, родимый, святой, счастливый, родной, васильковый, приветливый, небесный, таинственный, чистый, прекрасный, тихий, нежный

1.16

Световые краски

Золотой, серебряный, светлый, белый, зелёный, зимний, осенний, жёлтый, красный, пшеничный, синий, голубой

1.17

Глаголы

Вернуться, цвести, ликовать, играть, ехать, плыть, скакать, плясать, петь,  жалеть, обнять, наградить, уладить

1.18

Народные слова и обороты

Ночевай, столь, сколь, какие здесь, разве кто, изволь, зайду давай, топ да топ, сижу себе, чем очень  (из поэзии Н.М.Рубцова).

 
   Приведённые слова имеют древние славянские корни.  В книге   «Славянский корнеслов» президент Академии наук и адмирал В.Шишков ещё 200 лет назад констатировал: «Новейшие языки не могут служить нам образцом. Они по необходимости должны заимствовать слова свои из других языков; но наш древний язык не имеет в том нужды. Он может из каждого собственного корня извлекать ветви, сколько ему потребно. Вся осторожность должна  состоять в том только, чтобы знать свой язык и уметь согласно с разумом и свойствами его извлекать сии ветви…» Вот это требование должен выполнять поэт. Такой поэт, как Рубцов, обладая словарным запасом народного русского языка, применял такие слова, не задумываясь, интуитивно, и русский читатель принимал их как свои родные.  
 
108
Раздел 2. Словарь (примерный) слов
отрицательного потенциала (восприятия)

№№

П.п.

Смысловые группы

Наименование символов

2.1

Антидуховные

Люцифер, Дьявол, чёрт, Дракула, Голгофа, сатана, гордыня, ведьма, бездна, могила, забытьё,  отрава, кровь, обман                   

2.2

Природа

Болото, яма, пропасть, обрыв,  волчье лыко

2.3

Животные

Волк, волчата, волчица, медведь, клыки, рысь, лев, тигр, коршун, ястреб, клюв, осёл,  жеребец, кобыла 

2.4

Явления природы

Ураган, вьюга, туча, метель, буря

2.5

Растения

Лебеда, полынь, лопух, осока, бузина

2.6

Световые краски

чёрный, болотный, синий,  гнилой, тёмный

2.7

Глаголы

Рычать, кричать, разрушать, сметать, погубить, разорвать, загнать, загрызть, глотать, рвать, ломать, изменять

2.8

Эпитеты

Звериный, тоскливый, необузданная, темнокровная,  мятежный, проклятый, раскалённый, враждебный, смутный, зловещий, унылый, гнилой,  ядовитый

2.9

Образы Тьмы

Полночь,   око луны,   чернота,  заросли,  бурьян,  глушь, темнота

2.10

Персонажи и ситуации

Дураки, быдло, безумец, идиот, как зверь, бесчинство, западня, мятеж, раздор, злость, драка, глотки, пасти

 

2.11

Жаргонные слова

Блин, ок, вау, отпад, виват

2.12

Иностранные термины

Брифинг, тренд, мундиале, кофе-брейк, сендвич и др.

    Иностранные термины. Как правило, не имеют духовного смысла и насаждаются современными западниками-журналистами для кодирования торговой интеллигенции (офисного «планктона»).
      Охватить огромный массив слов славянского происхождения, а также русскоязычного и иностранного языкового «мусора» за 300 космополитических и 100 атеистических лет  в литературе и класс-сифицировать их представляет собой специальную разработку. 
    Ниже представлена  духовно-смысловая методика оценки поэзии (каждого стихотворения)  по  содержательности применяемых слов
 
109
в строфах. Присваивая положительный или отрицательный балл по смыслу ключевому (корневому) слову в строке (при нейтральных других) можно получить потенциал каждой строки, строфы и стихотворения в целом. Путём такой оценки выбранного массива стихов можно оценить направленность творчества поэта в целом.  
    Рассмотрим фрагменты стихотворения Н.Рубцова по данной методике:
 
Привет (+1), Россия (+1) – родина (+1) моя!
Как под твоей мне радостно (+1) листвою (+1)
И пенья нет (-1), но ясно слышу я
Незримых (+1) певчих пенье (+1) хоровое (+1)…    
 
     Итого потенциал строфы: +7.
 
Как будто ветер (-1) гнал (-1) меня по ней,
По всей земле (+1) – по сёлам и столицам!
Я сильный (+1) был, но ветер (-1) был сильней,
И я нигде не мог остановиться. (-1)                      
 
    Итого потенциал строфы: -2. Строфа отражает негативное восприятие лирическим героем ветровой стихии. 
 
Привет (+1), Россия (+1) – родина (+1) моя!
Сильнее (+1) бурь (-1), сильнее всякой воли
Любовь (+1) к твоим овинам у жнивья (+1),
Любовь (+1) к тебе, изба (+1) в лазурном поле (+1). 
 
     Итого потенциал строфы: +7.
 
    Во второй строфе Рубцов (лирический герой) даёт описание ситуации, которая не создаёт положительного отклика в душе. Фактически он рисует картину своего поражения-отступления под обстоятельствами жизни. Но поэт противопоставляет этот мини-сюжет последующим в стихотворении. И на этом контрасте, который возникает под пером Рубцова, читатель ощущает, как поэт (лирический герой) побеждает духовно силу Зла (ветер, бурю) своей радостью встречи с образами малой и большой Родины (пенье хоровое, изба, лазурное поле, овины у жнивья, любовь).  
 
110  
     Рассмотрим фрагмент «стихотворения» Л.Дербиной по данной   методике:
 
Волчица (-1) я. Ты понял слишком поздно, (-1)
Какая надвигается гроза. (-1 для строки)
В твои глаза в упор глядят не звёзды (-1),
А раскалённые (-1) мои глаза.                      Итого:  -5.
 
Железной (-1) шерстью дыбится (-1) загривок,.
И нет сомненья ни в одном глазу, (-1 для строки)
Как я свою соперницу игриво, (-1 для строки)
Почуяв, загону (-1) и загрызу (-1).              Итого:  - 6.
 
   В отдельных случаях и народный поэт может написать стихотворение с использованием большинства слов отрица-тельного потенциала для отражения отрицательных явлений и впечатлений. Но это будет исключение в его творчестве, особенно если он находится в материальном и/или духовном тупике. Поэт, используя слова и образы мрачных или светлых тонов, создаёт в стихотворении настроение тревоги при ощущении опасности (от сил Тьмы) или несёт радость ожидания Света. Рубцов, как правило, на светлых тонах (с надеждой) или с поиском смысла для читателя заканчивал свои стихотворения.
    У поэтов духовного государственно-патриотического направ-ления есть стихи на уровне предвидения и пророчества. У Рубцова таким стихотворением является  «Русский огонёк». Начало стихотворения сразу создаёт ощущение тревоги, применяемые слова в строках несут настораживающий (отрицательный)  потенциал восприятия («томительный мороз»,   «снега оцепенели», «небо тёмное», «глушь», «в мёртвом поле»). И вдруг следует надежда на спасение от Рубцова: 
 
Вдруг тихий свет (пригрезившийся, что ли?)
Мелькнул в пустыне, как сторожевой…
 
   И далее по строфам наблюдаются непрерывные повороты восприятия.
     Отрицательные: «Как много жёлтых снимков на Руси», «Огнём,
 
111
враждой земля полным-полна», «Будет ли война?», «Ведь всем не угодишь», «Она смотрела, как глухонемая».
    Положительные: «Дай Бог, дай Бог…», «Господь с тобой! Мы денег не берём!». 
    И затем следует заповедь Рубцова (автором даны понятия с большой буквы): 
 
За всё Добро расплатимся Добром!
За всю Любовь расплатимся Любовью!
 
    Во многих изданиях в этих представленных строках «добро» и «любовь» пишутся с маленькой буквы. И тогда даже у некоторых профессиональных критиков возникала и возникает мысль, что здесь у Рубцова наблюдается тавтология. Такое мнение приходи-лось слышать. А ведь поэт говорит: – Не надо за Добро
расплачиваться Злом! Это высший смысл. Рубцов выразил библей-скую заповедь: «Возлюби ближнего, как самого себя!» Поэт заканчивает стихотворение благодарностью русскому огоньку, который фактически как маяк светит путнику в поле бездорожном.
    Можно часто встретить  графоманские стихи патриотической направленности. Которые после публикаций попадают под ёрничанье либеральной критики. Оценить  низкий художественный уровень можно путём выявления шаблонных сочетаний слов, шаблонных рифм (Новый год – придёт, привет – ответ, луна – она, ты – мечты, любовь – волнует кровь), смысловых противоречий в строках («играть значение», «выполнять роль» и т.д). 
    Графоманские лозунговые шаблонные строки надо оценивать отрицательными значениями. В целом такие стихи ничего не дают  ни уму, ни сердцу. 
    Особняком стоят песенные тексты. Низкий уровень поэзии завуалирован часто мелодичными музыкальными решениями, а на концертах – дизайнерским оформлением сцены, световыми и шумовыми эффектами. Но тексты часто носят эгоистический характер. По принципу от современного Казановы: мы с тобой  погуляли и «до свидания». Широко применяется эффект узнавания жизненной ситуации: аэродром, улица, асфальт, звонок, телефон, машина, вокзал, ночь, бар, бокал вина, артист, подруга. Об этом уже не раз писали критики государственной духовной ориентации.
 
112 
     Исходя из вышеизложенных обоснований можно сформулировать, что является основным при создании стихотвор-ного произведения на русском языке (базовые критерии поэзии): 
   1. Использование словарного богатства русского языка, особенно слов духовного, эмоционально-образного содержания при отражении любой темы. 
  2. Отражение в поэзии светлых духовных тем, отражение  негативных и положительных тенденций в обществе и подлинных оригинальных (незаимствованных) настроений. Что вызывает сопереживание читателя, ответную реакцию. 
  3. Применение выдержанных поэтических форм и ритма, нестан-дартных, но созвучных русскому языку рифм, свежих мыслей, образов, символов, эпитетов и оригинальных слов в контексте национальных основ языка.
    Формализовать, то есть математическими методами отразить духовность отдельно взятых стихотворений и поэзии в целом, представляется возможным. 
    Принципы духовно-смысловой методики оценки стихотворения и поэзии:
   1. Проводится оценка заложенных поэтом светлых ассоциаций (положительных эмоций) или тёмных (отрицательных эмоций) для каждой строки каждой строфы по смыслу. Наличие слов с  положительным или отрицательным потенциалом позволяет уточнить направленность строки.
  2.Проводится оценка духовности/бездуховности каждой строфы
по потенциалу всех строк. 
  3. Заключительная строка для строфы является определяющей для оценки положительного или отрицательного восприятия смысла  данной строфы.
  4.Заключительная строфа стихотворения является опреде-ляющей для выявления духовности или бездуховности произведения в целом.
  5.Творческий уровень народного по принципам Добра, Любви и Справедливости произведения определяется при соблюдении основных требований по ритму, рифмам, образам, свежести и нестандартности  подачи известной темы и  т.д. 
   Духовно-смысловая методика позволит объективно оценить твор-ческую позицию автора, формализовать оценку народности поээии.
 
113 
    В настоящее время заявлен поворот к духовным ценностям. В связи с этим должны быть признаны антиправославными и незаконными февральский и октябрьский  перевороты 1917 года, которые нанесли сильный удар по русскому народному языку и народной культуре.. Возникают задачи восстановления состава русско-славянской азбуки в течение 2-3 лет, поворота в системах воспитания и образования к  исконному славянскому языку, православной культуре, к символам тысячелетней Российской Державы, в первую очередь, в «русских» областях РФ и факульта-тивно в национальных автономиях. Каждый народ, создавший Державу, работающий на неё и имеющий самобытный язык, имеет право на восстановление исторической Справедливости. 
    Эти положения изложены в 2007 г.  в авторской книге «Поэзия. Истина. Рубцов» (4) и на сайте «Звезда полей» (июль 2007г.) 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Ещё раз о претензиях «первой Музы» Н.Рубцова и фильтрации информации

Книга Т.Решетовой (Агафоновой) «…Сколько лет пронеслось…» опубликована в Вологде в сентябре 2013 года с целью попытки обосновать, что «Музой поэта была его первая любовь – Татьяна Агафонова» и на этой основе создан «музей Рубцова» в Шуе.
     Опровергаем посылы Т.Решетовой и Т.Коротковой (как редактора)  по порядку.
     На стр. 7 Т.Агафонова сообщает. Что её буквально подталкивали Т.Короткова, М.А.Полетова и В.С Белков создать «музей» Рубцова.
     Из данных на стр. 45, 86  Рубцов бывал в Космово-Шуе всего несколько дней в августе 1954 года и один раз - 18 июля 1962 года.   Другие сведения (1958, 1960 и 1963 г.г.) не подтверждены фактами.
     Молчит Т.Агафонова о монографии Ю.Кириенко-Малюгина: «Николай Рубцов: И пусть стихов серебряные струны…» (2002 г, МГО СП России, 336 стр.), которую она приобрела у автора 8 августа 2003 года в с.Никольском.
    Далее известно,   что Рубцов 31 августа 1969 г. публикует язвительное «Ответ на письмо», оформляя  разрыв с «первой любовью».
    Претензии Т.И.Решетовой (Агафоновой) на финансовую поддержку (в конце книги) несостоятельны…
    Может существовать частная экспозиция, но без претензий на государственный музей и приватизации поэзии для «первой любви», которой не было, а были одни разрывы при  случайных встречах.
   14 октября 2013 г.
P.S.1. Так называемый «музей» в Шуйском-Космово противопоставлен мемо-риальному музею Н.М.Рубцова в селе Никольском и должен быть закрыт, поскольку содержит недостоверные материалы от Т.И.Агафоновой (Решетовой) и, вероятно, не согласован с Департаментом культуры Вологодской области и  не лицензирован.
     Полностью  статью Юрия Кириенко-Малюгина  «Ещё раз о претензиях «первой Музы» Н.Рубцова и фильтрации информации» Н.Рубцов» смотрите в разделе сайта  «О жизни и творчестве поэта», подраздел «Вокруг Рубцова (информация, полемика)».
 
 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Ещё раз о фильтрации информации в диссертации Анастасии Е.Черновой

В московском педагогическом государственном университете (МПГУ) 15 декабря 2014 г. состоялась защита диссертации А.Е.Черновой «Этно-поэтические константы в лирике Николая Рубцова» (специальность – фольклористика, филологические науки). 
    Перед защитой ещё 03 ноября 2014 года я направил отрицательный отзыв на диссертацию, который не был сразу опубликован на официальном сайте Диссертационного Совета МПГУ. После предложения об оформлении отзыва электронной подписью я 08 декабря 2014 г. направил вторично уже заверенный тот же текст отзыва в Диссертационный Совет. В начале декабря на официальном сайте Совета не было отзывов Л.Тимашовой и А. Науменко-Порохиной. Очевидно, что при обращении к этим двум специалистам по творчеству Н.М.Рубцова соискатель А.Е.Чернова не поставила их в известность о моих (Ю.И.Кириенко) обоснованиях отрицательного отзыва о её диссертации и предложении снять её с защиты ввиду известности результатов исследований, замены терминологии («константы» вместо «символы» без новизны содержания), ограниченности знаний о творчестве Рубцова и игнорировании предыдущих исследований.
     Как известно, реферат любой диссертации является расширенной аннотацией диссертации, в которой соискатель излагает существо исследовательской   работы,  и   служит  для  создания  отзыва   со  стороны специалистов-литераторов и направления его в Диссертационный Совет по месту защиты.
     Привожу фрагмент авторского отзыва от 03.11.2014г. (08.12.2014 г. с электронной подписью Ю.И.Кириенко) на диссертацию А.Е.Черновой: 
    «Обозначение «константы» в  диссертации «этнопоэтические» является прямым синонимом  «народнопоэтические». «Константа» – по С.И.Ожегову – «постоянная величина в ряду изменяющихся». Этот термин применяется в технических дисциплинах, литературоведение оперирует другими филологическими и философскими понятиями. Фактически А.Е.Чернова обозначает поэзию Н.Рубцова как фольклорную, что недостаточно и недостоверно, дискредитирует многогранность творчества Н.М.Рубцова.      
    А.Е.Чернова сообщает: «Исследователи творчества Н.М.Рубцова (4) традиционно подчёркивают народность его лирики, естественность использования фольклорных средств художественной выразительности». В ссылке-перечне исследователей (4) указаны В.Бараков, Е.В.Иванова, В.В.Кожинов, Н.М.Коняев, А.Ю.Киров, А.П.Ланщиков, М.П.Лобанов, А.В.Науменко, В.Н.Нечаев, В.А.Оботуров, А.Павловский, М.А.Полетова, А.Пикач, Т.И.Подкорытова, А.К.Передреев, А.А.Романов, Ю.И.Селезнев, Л.В.Тимашова, К.Шилов и др.
      В этих абзацах  вижу четыре фрагмента фильтрации информации: 
Посыл «естественность использования фольклорных средств художественной выразительности» имеет ребусообразный характер. Большинство литераторов из списка А.Е.Черновой не выставляли «константу» фольклорности, как определяющую существо творчества Н.М.Рубцова.
     К научно-дипломированным (по защищённым диссертациям) исследователям творчества Н.М.Рубцова относятся В.Бараков, Е.В.Иванова, А.В.Науменко, В.Н.Нечаев, Л.В.Тимашова, М.С.Акимова со своими достоинствами и недостатками. Остальные авторы или писали бытовые книги о Рубцове, или упоминали в статьях эпизодически о творчестве Н.Рубцова.    
    Особняком стоит литературовед Ю.И.Селезнёв (об этом ниже).
Отфильтрована информация о принципиальных исследователях творчества Н.М.Рубцова: 
3.1.Л.Ф.Федунова (филолог, автор книги о символах поэзии Рубцова и о стихотворении «Зелёные цветы», см. альманах «Звезда полей», 2008):
3.2. Юрий Кириенко-Малюгин (Ю.И.Кириенко): 
 монография «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…», 304 стр., 2002 г.; 
монография «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…», 2011 г.; 
книга «Новая дорога к Рубцову», 2005г.; 
книга «Поэзия. Истина. Рубцов. Литературоведение начала ХХI века»; 
книги «Тайна гибели Николая Рубцова» (2001, 2004, 2009г.г. – 3 издания): 
автор множества опубликованных литературоведческих статей (например, «Народная философия поэзии Рубцова», «Рубцов и методика оценки народности поэзии», «Журавли Николая Рубцова», «Николай Рубцов и православие», «Гоголь и Рубцов», «Тютчев и Рубцов», «Об исповедальности поэзии Рубцова», см. также сайт НО «Рубцовский творческий союз» www.rubcow.ru. «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество», открыт с  2006 г., сейчас свыше 700 тысяч неслучайных посетителей, статистика заходов ведётся по каждой теме);
автор поэтических сборников: «Белый куст сирени» (2003), «Наша встреча впереди» (2005), «Впереди родимый край» (2008), «Добрый вечер» (2013г.)
3.3. М.С.Акимова (к.ф.н.). Диссертация о творчестве Н.М.Рубцова (2012 г.) 
3.4. Н.А.Старичкова (автор книги «Наедине с Рубцовым», 2001 г.).
4.  Не указаны авторы нескольких принципиальных статей-докладов ежегодных научно-практических конференций «Рубцовские чтения», которые опубликованы в ежегодных альманахах «Звезда полей» с 2006 года (А.Обухов, В.Андреев, Э.Любенко, С.Кривонос, Е.Митарчук, З.И.Голощапова,  М.Акимова, В.Кучерь, Л.Салтыкова, В.В.Сорокин, Н.Кузнецова-Белова, В.Киреенков).
5. Все вышеуказанные публикации имеют шифры-коды ISBN Книжной палаты РФ и имеются в фондах Государственной библиотеки им. Ленина в Москве. Налицо попытка выставить себя (А.Е.Чернову) как первооткрывателя сути народности поэзии Рубцова путём введения «константы фольклористики» – этой смысловой тавтологии – компиляции термина «народность и народная философия» поэзии Рубцова.
    Проанализируем посыл А.Черновой: «Рассматривая тот или иной художественный образ этнопоэтики, исследователи либо совсем не указывают его фольклорные истоки, либо ограничиваются кратким (курсив Ю.К.М., это необоснованный посыл А.Е.Черновой) перечнем общих символических значений».    
    Исследователи до А.Е.Черновой не применяли или не считали нужным использовать термин «этнопоэтика», придуманный в эпоху наукообразного самовыражения при  написании филологической диссертации.
    Об образах-символах «Журавли», «берёза», «зелёные цветы», «задремавшая Отчизна», «горница», «Звезда полей», «душа хранит» и др. в творчестве Н.М.Рубцова имеется множество статей (в том числе на сайте «Звезда полей»). О песенности поэзии Н.М.Рубцова имеются публикации Ю.Кириенко-Малюгина «Свиридов и Рубцов. Русская музыка и поэзия», В.Киреенкова «О музыкальности поэзии Николая Рубцова» и ряда авторов в книге «Воспоминания о Рубцове» (1983 г.).
    Народный русский критик Ю.И.Селезнев  писал: «Стихи Рубцова сами просятся на музыку, скорее даже музыка просится из стихов; их не нужно перекладывать на музыку, её нужно улавливать в них, слышать её, как слышали    музыку   песен,   былин,   сказаний   в  самой   ритмике  их словосочетаний древние певцы-гусляры, сказители. Многие стихи Рубцова – это песни и в эпическом смысле. Вслушаемся в музыку хотя бы вот этой строки: «Меж болотных стволов красовался восток огнеликий…» Музыкальная открытость, возвышающий простор строки Рубцова сродни эпическому ладу древних поэм» (опубликовано также в монографиях Ю.Кириенко-Малюгина).
    Этот посыл Ю.И.Селезнева не приведен в реферате диссертации А.Е.Черновой». 
    На сайте www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» мной в сентябре 2006 года был выставлен файл «Осторожно: новая форма плагиата – компиляции», где, в частности, сказано: «Организаторы сайта сообщают, что будут разоблачать авторов компиляций, публиковать даты и авторов первоисточников, сравнительные материалы, в том числе в связи с исследованием творчества Н.М.Рубцова». Обращаю внимание также на известную статью д.ф.н Баракова В.С. «О народности лирики Николая Рубцова», которая опубликована в Интернете и некоторые посылы которой (вольно или невольно) использованы в реферате диссертации без ссылки на источник.
    Также хочу дополнительно обратить внимание на отсутствие в реферате диссертации даже намёка на информацию о православном мироощущении Н.М.Рубцова, которое  обосновано в статье «Николай Рубцов и православие». Статья  опубликована в газете «Российский писатель» ещё в 2001г., вошла в мою монографию «Николай Рубцов» «Звезда полей горит, не угасая…», М., 2001г., НО «Рубцовский творческий союз» и представлена на сайте www.rubcow.ru. 
     Я считаю, что если бы мой отзыв был озвучен во время защиты, то это послужило бы основанием для другого решения Диссертационного совета МПГУ 15 декабря 2014 г.   
     В связи с вышеизложенным прошу Высшую аттестационную комиссию  Министерства образования РФ рассмотреть  содержание моего отзыва об ограниченности знаний соискателя об опубликованных исследованиях народной философии творчества Н.М.Рубцова, о принципиальных недостатках в диссертации, отказать в присуждении звания кандидата филологических наук  и предложить А.Е.Черновой переработать диссертацию. 
      Кандидат т. н., член Союза писателей РФ и Российского авторского общества, редактор альманаха «Звезда полей», Председатель Правления НО «Рубцовский творческий союз», автор ряда книг и литературоведческих  статей о жизни и творчестве Н.Рубцова. В сентябре 2014 г. автор выпустил книгу «Методика оценки и критерии народности поэзии» (ISBN, 120 стр., изд. «Рубцовский творческий союз»)
     Ю.И.Кириенко (лит. псевд. Юрий Кириенко-Малюгин)   17.01.2015 г. 
     P.S.  Опубликовано в альманахе «Звезда полей» 2015

Юрий Кириенко-Малюгин. Ещё раз о фильтрации информации в диссертации Анастасии Е.Черновой

В московском педагогическом государственном университете (МПГУ) 15 декабря 2014 г. состоялась защита диссертации А.Е.Черновой «Этнопоэтические константы в лирике Николая Рубцова» (специальность – фольклористика, филологические науки). 
    Перед защитой ещё 03 ноября 2014 года я направил отрицательный отзыв на диссертацию, который не был сразу опубликован на официальном сайте Диссертационного Совета МПГУ. После предложения об оформлении отзыва электронной подписью я 08 декабря 2014 г. направил вторично уже заверенный тот же текст отзыва в Диссертационный Совет. В начале декабря на официальном сайте Совета не было отзывов Л.Тимашовой и А. Науменко-Порохиной. Очевидно, что при обращении к этим двум специалистам по творчеству Н.М.Рубцова соискатель А.Е.Чернова не поставила их в известность о моих (Ю.И.Кириенко) обоснованиях отрицательного отзыва о её диссертации и предложении снять её с защиты ввиду известности результатов исследований, замены терминологии («константы» вместо «символы» без новизны содержания), ограниченности знаний о творчестве Рубцова и игнорировании предыдущих исследований.
     Как известно, реферат любой диссертации является расширенной аннотацией диссертации, в которой соискатель излагает существо исследовательской работы,  и служит для создания отзыва со стороны специалистов-литераторов и направления его в Диссертационный Совет по месту защиты.
  Привожу фрагмент авторского отзыва от 03.11.2014г. (08.12.2014 г. с электронной подписью Ю.И.Кириенко) на диссертацию А.Е.Черновой: 
    «Обозначение «константы» в  диссертации «этнопоэтические» является прямым синонимом  «народнопоэтические». «Константа» – по С.И.Ожегову – «постоянная величина в ряду изменяющихся». Этот термин применяется в технических дисциплинах, литературоведение оперирует другими филологическими и философскими понятиями. Фактически А.Е.Чернова обозначает поэзию Н.Рубцова как фольклорную, что недостаточно и недостоверно, дискредитирует многогранность творчества Н.М.Рубцова.      
    А.Е.Чернова сообщает: «Исследователи творчества Н.М.Рубцова (4) традиционно подчёркивают народность его лирики, естественность использования фольклорных средств художественной выразительности». В ссылке-перечне исследователей (4) указаны В.Бараков, Е.В.Иванова, В.В.Кожинов, Н.М.Коняев, А.Ю.Киров, А.П.Ланщиков, М.П.Лобанов, А.В.Науменко, В.Н.Нечаев, В.А.Оботуров, А.Павловский, М.А.Полетова, А.Пикач, Т.И.Подкорытова, А.К.Передреев, А.А.Романов, Ю.И.Селезнев, Л.В.Тимашова, К.Шилов и др.
      В этих абзацах  вижу четыре фрагмента фильтрации информации: 
1. Посыл «естественность использования фольклорных средств художественной выразительности» имеет ребусообразный характер. Большинство литераторов из списка А.Е.Черновой не выставляли «константу» фольклорности, как определяющую существо творчества Н.М.Рубцова.
2. К научно-дипломированным (по защищённым диссертациям) исследователям творчества Н.М.Рубцова относятся В.Бараков, Е.В.Иванова, А.В.Науменко, В.Н.Нечаев, Л.В.Тимашова, М.С.Акимова со своими достоинствами и недостатками. Остальные авторы или писали бытовые книги о Рубцове, или упоминали в статьях эпизодически о творчестве Н.Рубцова. Особняком стоит литературовед Ю.И.Селезнёв (об этом ниже).
3. Отфильтрована информация о принципиальных исследователях творчества Н.М.Рубцова: 
3.1. Л.Ф.Федунова (филолог, автор книги об образах-символах поэзии Рубцова и о стихотворении «Зелёные цветы», см. альманах «Звезда полей», 2008),
3.2. Юрий Кириенко-Малюгин (Ю.И.Кириенко): 
 монография «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…», 304 стр., 2002 г.; 
монография «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…», 288 стр., 2011 г., 
книга «Новая дорога к Рубцову», 2005г.; 
книга «Поэзия. Истина. Рубцов. Литературоведение начала ХХI века»; 
книги «Тайна гибели Николая Рубцова» (2001, 2004, 2009 – 3 издания): 
автор множества опубликованных литературоведческих статей (например, «Народная философия поэзии Рубцова», «Рубцов и методика оценки народности поэзии», «Журавли Николая Рубцова», «Николай Рубцов и православие», «Гоголь и Рубцов», «Тютчев и Рубцов», «Об исповедальности поэзии Рубцова», см. также сайт НО «Рубцовский творческий союз» www.rubcow.ru. «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество», открыт с  2006 г., сейчас свыше 700 тысяч неслучайных посетителей, статистика заходов ведётся по каждой теме);
автор поэтических сборников: «Белый куст сирени» (2003), «Наша встреча впереди» (2005), «Впереди родимый край» (2008), «Добрый вечер» (2013)
3.3. М.С.Акимова (к.ф.н.). Диссертация о творчестве Н.М.Рубцова (2012 г.) 
3.4. Н.А.Старичкова (автор книги «Наедине с Рубцовым», 2001 г.),
4.  Не указаны авторы нескольких принципиальных статей-докладов ежегодных научно-практических конференций «Рубцовские чтения», которые опубликованы в ежегодных альманахах «Звезда полей» с 2006 года (А.Обухов, В.Андреев, Э.Любенко, С.Кривонос, Е.Митарчук, З.И.Голощапова,  М.Акимова, В.Кучерь, Л.Салтыкова, В.В.Сорокин, Н.Кузнецова-Белова, В.Киреенков).
5. Все вышеуказанные публикации имеют шифры-коды ISBN Книжной палаты РФ и имеются в фондах Государственной библиотеки им. Ленина в Москве. Налицо попытка выставить себя (А.Е Чернову) как первооткрывателя сути народности поэзии Рубцова путем введения «константы фольклористики» - этой смысловой тавтологии – компиляции термина «народность и народная философия» поэзии Рубцова.
    Проанализируем посыл А.Черновой: «Рассматривая тот или иной художественный образ этнопоэтики, исследователи либо совсем не указывают его фольклорные истоки, либо ограничиваются кратким (курсив Ю.К.М., это необоснованный посыл А.Е.Черновой) перечнем общих символических значений».    
    Исследователи до А.Е.Черновой не применяли или не считали нужным использовать термин «этнопоэтика», придуманный в эпоху наукообразного самовыражения при  написании филологической диссертации.
    Об образах-символах «Журавли», «берёза», «зелёные цветы», «задремавшая Отчизна», «горница», «Звезда полей», «душа хранит» и др. в творчестве Н.М.Рубцова имеется множество статей (в том числе на сайте «Звезда полей»). О песенности поэзии Н.М.Рубцова имеются публикации Ю.Кириенко-Малюгина «Свиридов и Рубцов. Русская музыка и поэзия», В.Киреенкова «О музыкальности поэзии Николая Рубцова» и ряда авторов в книге «Воспоминания о Рубцове» (1983 г.).
    Народный русский критик Ю.И.Селезнев  писал: «Стихи Рубцова сами просятся на музыку, скорее даже музыка просится из стихов; их не нужно перекладывать на музыку, её нужно улавливать в них, слышать её, как слышали музыку песен, былин, сказаний в самой ритмике их словосочетаний древние певцы-гусляры, сказители. Многие стихи Рубцова – это песни и в эпическом смысле. Вслушаемся в музыку хотя бы вот этой строки: «Меж болотных стволов красовался восток огнеликий…» Музыкальная открытость, возвышающий простор строки Рубцова сродни эпическому ладу древних поэм» (опубликовано также в монографиях Ю.Кириенко-Малюгина).
    Этот посыл Ю.И.Селезнева не приведен в реферате диссертации А.Е.Черновой». 
    На сайте www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» мной в сентябре 2006 года был выставлен файл «Осторожно: новая форма плагиата – компиляции», где, в частности сказано: «Организаторы сайта сообщают, что будут разоблачать авторов компиляций, публиковать даты и авторов первоисточников, сравнительные материалы, в том числе в связи с исследованием творчества Н.М.Рубцова». Обращаю внимание также на известную статью д.ф.н Баракова В.С. «О народности лирики Николая Рубцова», которая опубликована в Интернете некоторые посылы которой (вольно или невольно) использованы в реферате диссертации без ссылки на источник.
   Я считаю, что если бы мой отзыв был озвучен во время защиты, то это послужило бы основанием для другого решения Диссертационного совета МПГУ 15 декабря 2014 г.   
    В связи с вышеизложенным прошу Высшую аттестационную комиссию  Министерства образования РФ рассмотреть  содержание моего отзыва об ограниченности знаний соискателя об опубликованных исследованиях народной философии творчества Н.М.Рубцова, о принципиальных недостатках в диссертации, отказать в присуждении звания кандидата филологических наук  и предложить А.Е.Черновой переработать диссертацию.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Женщина – это не топ-модель, не секс-товар, не бизнес-леди, а мать, жена, продолжатель рода, носитель морали и Родины

В телепередачах, в сценариях кино-сериалов, различных ток-шоу, в газетных статьях, в компьютерных сетях, в рекламных публикациях слишком многочисленных «либеральных» средств массовой информации часто, если не постоянно, программируется образ женщины как топ-модели с косметическим набором или  как деловой субьект, который даёт фору множеству безинициативных мужчин. Этакая телевизионная феминистка с подачи закадровых гуру (учителей-наставников) «побеждает» в социальных ситуациях. 
      Под лозунгом некоей абстрактной свободы  пропагандируется сексуальная свобода. Секс представляют как один из видов удовлетворения потребностей человека (мужчины  и женщины), т.е. удовлетворение животных инстинктов. Напрочь отсутствует понятие результата сексуальных отношений без любви. А ведь любой половой (разовый или длительный контакт) вызывает беременность, как правило, нежеланную. Затем аборт, затем бесплодие женщины. А болтовня о видах предохранений?  Да кто их будет соблюдать в экстремальных ситуациях.
   Если так и дальше пойдёт в России в условиях моделирования поведения молодёжи,  то это приведёт за определённый (не такой уж отдалённый) период времени к ползучему геноциду, ползучему  уничтожению рода человеческого, обитающего на конкретной исконной веками территории, в том числе на славянской территории. 
   Такое впечатление, что тотально и незаметно для глаз осуществляется демографическая диверсия, которая продолжается уже 26 лет и с  более давнего времени,  со времён Указа о разрешении абортов от ноября 1955 года, введённого при Н.С.Хрущеве. Направлено это против славянских народов России,   так как мусульманские женщины аборты не делают и не будут делать по религиозным соображением.
     Надо отдать должное мусульманской религии, которая  также морально осудила,  а государство  законодательно запретило гомосексуализм.  В этих государствах женщина –  мать, хозяйка дома,   а муж  обеспечивает бытовое содержание семьи, детей и старшего поколения.
   Эти же ценности были вековыми и в русско-славянских семьях до 1917 года. С начала 30-х годов 20-го века руководство страны во главе со Сталиным развернуло социально-экономическую политику на поддержку семьи и детей, на бесплатные образование и медицинское обслуживание, что было закреплено в Конституции СССР от 1936 года.  
   Что дальше?
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Журавли Николая Рубцова. Пьеса

(пьеса, ноябрь 2013 г., передана на литературный конкурс)

3 сцены, действующие лица:

Сцена 1

Рубцов Николай Михайлович - русский поэт (1936-1971 г.г.), бывший детдомовец,
матрос, студент Литинститута им. А.М.Горького, член Союза писателей СССР,
Рубцов Альберт Михайлович, брат Н.М.Рубцова, (1932-1984г.г., гармонист, рабочий),
Борис Тайгин (1928 -2008г.г.) – литератор, редактор самиздатов в Ленинграде в 1960е – 1970-е годы,
Случайные прохожие, девушки, ребята
Ленинград. 1962 год. Сквер перед домом поэта Г.Горбовского, кусты, скамейки.
Подходят Николай Рубцов и его брат Альберт с гармошкой. Садятся на скамейку.

Сцена 2

Студенты Литинститута им. А.М.Горького:
Сергей Чухин
Нина Груздева,
Александр Петров,
Василий Макеев,
Борис Шишаев,
Студент К.
Нелли Старичкова, поэтесса, вологжанка.
Осень 1966 г. Комната в общежитии Литературного института. Две железные кровати с накрытыми одеялами. Стол на ножках. На столе графин, стаканы, пепельница. Окно с мутными стёклами двойных рам, на одну треть заполнена пачками из-под сигарет. Группа молодых людей (Александр Петров, Василий Макеев, Сергей Чухин, Борис Шишаев) о чём-то спорит между собой. («Да разве это поэт? Приспособленец! Графоман») Входят Нина Груздева и Неля Старичкова.


Сцена 3

Александр Романов – руководитель Вологодской писательской организации
Василий Белов - писатель, Вологда
Виктор Коротаев - поэт, Вологда
Сергей Чухин - поэт, Вологда
Ольга Фокина - поэтесса, Вологда
Борис Чулков - поэт, Вологда
Виктор Петрович Астафьев – писатель, Вологда
Алексей Шилов - гитарист и бард, инженер-экономист, Вологда
Александр Сушинов - журналист, Вологда
Герман Александров – журналист, Вологда.
Лиза – секретарь писательской организации
Вологда. Декабрь 1970 г. Комната Вологодской писательской организации, стол президиума, стулья. В комнате писатели Александр Романов, Виктор Петрович Астафьев, Борис Чулков, Виктор Коротаев, Николай Рубцов, Ольга Фокина, два поэта, секретарь Лиза. Переговариваются. Некоторые встают после прошедшего отчётного собрания.
Полностью пьесу Юрия Кириенко-Малюгина «Журавли Николая Рубцова» смотрите в разделе сайта «Публикации Кириенко-Малюгина».
Пьеса предлагается для постановки в драматических театрах России по заявке в адрес автора и на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Юрий Кириенко-Малюгин. Загадка дезинформации Анны Серовой о Рубцове.

     Николай Михайлович Рубцов (03.01.1936 – 19.01.1971), мальчишка из многодетной семьи, сирота, детдомовец, студент лесного техникума, кочегар тралового флота, студент горно-химического техникума, слесарь на военном полигоне, матрос Северного флота, рабочий Кировского (Путиловского) завода, студент и выпускник Литературного института им. А.М.Горького 1969 г.,, , автор четырёх прижизненных поэтических сборников, член Союза писателей СССР с 1968 г., автор текста народной песни «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…», проживание в государственных жилищных помещениях с 1952г. по 1964 г. и бездомный поэт с июля 1964г.  по октябрь 1967г. как эхо выхода из детдома в 16 лет в «большую жизнь»  и в результате вынужденного проживания без прописки. (Сведения опубликованы на сайте www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество», который открыт с марта 2006 года) 
 
    Некто Анна Серова (обладающая русской фамилией и именем) в популистком издании «Загадки истории» написала статью о русском народном поте Н.М.Рубцове с хлёстким и провокационным названием «Нарушенная клятва» и с подназванием «За что Николая Рубцова убила любимая женщина?» «Любимая женщина»? Кто это выдумал? Сама Анна Серова? Или осуждённая разведённая Л.А.Грановская (псевдоним Дербина)?  Кто пропустил на публикацию? Главный  редактор Д. Кручинин!
    Интересная картина. После того, как не удались в течение нескольких лет тотальные заходы адвокатов Л.Дербиной-Грановской на реабилитацию убийцы, наблюдаем в статье Анна Серовой применение новых методов дискредитации русского национального поэта Рубцова.  
    Публикуем ярлыки, навешенные трезвенницей А.Серовой на Рубцова: «страдал тяжелой формой алкоголизма», «терял человеческий облик», «как многие хронические алкоголики»,  «беспутный талант»  «Николай был уже законченным алкоголиком», «из-за алкоголизма»,   «слишком далеко зашел алкоголизм»,  «конечно Дербина знала, что Рубцов пьёт», «после каждой пьяной выходки», «обещал Людмиле не пить никогда», «Рубцов, который пил до этого целый день», «после каждой пьяной выходки».  Такого количества ярлыков от какой-либо журналистки или рубцовофоба я ещё не встречал. А.Серова  увидела в Рубцове личного врага?
   Я выпустил 3 издания книги «Тайна гибели Николая Рубцова» (2001, 2004, 2009).  Что же А.Серова не читала или не слышала об этих книгах? А выпустивший в свет статью главный редактор Дмитрий Кручинин тоже не в курсе этих и других изданий о Н.М.Рубцове? Разве профессиональные по роду лицензионной журналисткой деятельности А.Серова или Д.Кручинин прежде чем публиковать статью не выходили в Интернет на простой поиск «Николай Рубцов гибель тайна»? Позвольте не поверить?  В интернете опубликованы тематические статьи Ю.Кириенко-Малюгина. 
     С 2011 года несколькими публикациями Ю.Кириенко-Малюгин дал обоснование, что Н.М.Рубцов, как и моряки Северного флота получили облучение во время 15 (пятнадцати!) ядерных воздушных взрывов на архипелаге «Новая Земля». Все радиоактивные осадки и радиационное излучение летели во все стороны, в том числе на корабли Северного флота, стоявшие в оцеплении зоны взрывов, не допуская любопытные корабли НАТО. Как будто не читала А.Серова статьи на сайте «Звезда полей», статью «Красным, белым и зелёным» во Всероссийском альманахе «Поэзия», 2011, статью «Шаламовым по Рубцову»   в журнале «Наш современник», № 1, 2015,  монографию «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз», 2011), ежегодные альманахи «Звезда полей» за последние 5 лет. В них сообщается о том, что Рубцов получил облучение во время службы на Северном флоте.
      Анна Серова сообщает: «…Рубцов каялся, обещал, что завяжет навсегда». А что сама А.Серова слышала ту фразу Рубцова? Или она перепевает слова осуждённой по суду? Этот домысел и есть «Нарушенная клятва» от Анны Серовой? Да сама Дербина-Грановская  признавалась,  что выпивала с Рубцовым в компании  с журналистами в Вологде. 
     А.Серова приводит фрагменты опуса Дербиной-Грановской «не выдержала я пьяного его куража, дала отпор… Да, схватила несколько раз за горло, но не руками и даже не рукой, а двумя пальцами…» 
   По материалам следствия и публикаций известно, что на горле Поэта обнаружены более 40 рваных ран (как будто, зверь рвал горло, есть фото), оторвано ухо. Есть свидетельства писателя В.И.Белова об этом зверстве, Н.А.Старичковой – свидетеля  истерзанного горла поэта, свидетельства поэта Виктора Коротаева, присутствовавшего на суде от писателей Вологды.
     По поводу «пьяного куража…» из статьи А.Серовой. Опять вопрос, что Серова там была во время той страшной ночи? Где анализ крови и алкоголя в крови? Далее от А.Серовой фрагмент Дербиной-Грановской: «…прокричал целых три фразы: «Люда, прости! Люда, я люблю тебя! Люда, я тебя люблю!» Опять домыслы или повтор домыслов. Ложь на лжи! Эти домыслы появились через три дня после протокола первого допроса Дербиной-Грановской, по всей видимости, после встречи подсудимой с женщиной-адвокатом. Крики жертвы – Рубцова слышали соседи. Но не слова! Через бетонные стены слов конкретных не услышишь! Спрашивается, а почему не были слышны крики Дербиной-Грановской? Которая изображает из себя жертву и на которую, будто, напал «пьяный» Рубцов, номинально тогда жених «поэтессы». И главное. Фактами из книг М.В.Сурова и Ю.Кириенко-Малюгина доказано, что в ночь убийства был ещё один участник – некто «залётный» Ю.П.Рыболовов из Ивановской области! Между тем, Ю.П.Рыболовов не был приглашён адвокатом подсудимой на суд! Дербина взяла вину на себя, так как иначе по факту было бы групповое убийство. 
    От А.Серовой: «он (Рубцов – прим. Ю.К.-М.) как то бывало и раньше, распустил руки». Есть журналистки, которые распускают фантазии и слухи и тем самым сеют ложь о русском народном Поэте. 
     Когда же Рубцов писал стихи? В перерывах между пьянками, что ли? Тот же ярлык навешивали и на Есенина.  Серовой надо бы навести справки, а сколько и кто пил в 60-е годы 20-го века, не вылезая из буфетов и ресторана ЦДЛ?
     А.Серова сообщает, что в 1942 году «остальных детей распихали по детским домам». Г-жа Серова. В годы войны Сталин  (пишу  именно Сталин, потому что на него по всякому поводу  навешают ярлыки, как на руководителя страны в годы страшной войны всякие либеральствующие) спасал от голода и холода детей, у которых воевали на фронте отцы и гибли матери, и детей, эвакуированных с оккупированных территорий страны. А вы «распихали»! Как у Вас с совестью дела обстоят?  
     А.Серова сообщает, что Дербина-Грановская «пережила развод». После этой так называемой трагедии она направилась в Вологду устанавливать отношения с Рубцовым, членом Союза писателей СССР  и влиятельным потенциальным протеже для начинающей поэтессы Дербиной в попытках сделать карьеру, получить рецензию на второй сборник стихов. И ведь получила её от Рубцова!  А это после публикации сборника прямой ход в члены Союза писателей СССР, т.е. для карьеры (квартиры, должности, высокой зарплаты, поездок по стране).  
     Ещё от А.Серовой: «Дербина не смогла больше жить ни с одним мужчиной». Но  ведь Л.Дербина-Грановская вышла замуж после тюрьмы в девяностые годы, взяла фамилию нового мужа Александрова и под ней разъезжала затем (и видимо разъезжает) по России со своей ложью о Рубцове. Такого в Истории ещё не было!!! Далее Серова пишет: «Она говорит, что нет часа в её жизни, в который она не подумала бы о Рубцове». Смотря как думать! Где это Дербина-Грановская  сказала А.Серовой? При встрече в редакции «Загадки истории»? Ещё бы героине статьи не думать о Рубцове, о жертве её звериного нападения! 
    Какие только литературные редакции и каких только литераторов не обошла Л.Дербина-Грановская!  Конечно, не хочется ей уходить с клеймом убийцы русского национального поэта. Сидела бы она на даче и молчала. Её бы давно забыли. А в результате Дербина-Грановская-Александрова и А.Серова становятся героями «жареных» сенсаций. Как аукнется, так и откликнется. 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Запрет абортов в России и повесть «Есть Божий суд…».

Любой писатель не может и не должен оставаться в стороне от фактов и тенденций  общественной жизни в России. 
В Интернете 27 сентября 2016 года опубликовано сообщение о том, что Патриарх Кирилл подписал обращение за полный запрет абортов в России. Сразу свои отрицательные комментарии в «майле» дали те, кто не хочет физического возрождения русского народа: некие Владимир Воробьёв, Анна Тетерина и Илья Яскин, которых за подобную позицию обзывают «потенциальные русскоговорящие русофобы»   В  яндексе начались комментарии-спекуляции о том, что некоторым женщинамнеобходимо по медицинским показателям делать аборт (в частности спасать жизнь потенциальной матери).Всё это руководители страны (СССР) проходили ещё в 1936 году, когда постановлением ВЦИК (ясно по согласованию или инициативе Сталина) принят закон о запрете абортов. По статистике аборты поднялись в России с нуля 1914 года до одного миллиона в 1935 году. С 1937 года рождаемость поднялась боле чем на миллион в года. Все, кто родился с 1937 по 1955 год обязаны этому постановлению того Руководства СССР. 
     Ничего не надо выдумывать депутатам. Возьмите текст постановления 1936 года и примите его срочно Госдумой Российской Федерации. 
В повести-предупреждении  «Есть Божий суд…» (см. повесть в Интернете) в 2012 годуавтор резко поднял вопрос о запрете абортов в России в связи с внедрением абортов по указу Президиума Верховного Совета СССР от 1955 года (в период правления Н.С.Хрущёва) и уничтожением с 1956 года по 4 миллиона в год русско-славянского населения  (мусульманки во всём мире аборты не делаютпо религиозным соображением). Рождаемость в России составила 1,6 ребёнка на семью (по публикации в газете «Правда» в 1986 году) и тенденция мало  изменилась к настоящему времени. Сейчас наблюдается катастрофическая нехватка кадров для поддержания технических и транспортных  областей,  производственной деятельности на отдалённых от мегаполисов территориях.
Создаётся впечатление, что любые позитивные предложения встречаются либералами-русофобами  в штыки или информация передёргивается с целью предупредить позитивные тенденции в обществе.

Юрий Кириенко-Малюгин. Зачем Николаю Рубцову заполярный Шпицберген?

    В статье  «Архипелаг Николая Рубцова» («Наш современник», №1, 2016) автор В.Аушев фактически выдвигает и педалирует тему желания поэта Николая Рубцова поехать на Шпицберген чуть ли не с целью изучать норвежский эпос.
 
1. В.Аушев  (В.А.) сообщает: «Известно, что до 34 лет у Н.Рубцова не было собственного жилья и постоянной прописки». Грубая ошибка В.А., основанная на публикациях дилетантов от творчества и жизни Н.Рубцова. Ю.К.-М. : «Николай Рубцов получил постоянную жилплощадь в начале 1968 года на ул. Ветошкина, а значит и в паспорте прописку постоянную в Вологде  в 32 года (родился в 1936 году), а не в 34 года.
2. В.А.: «Случалось, что терял и документы». Ю.К.-М.: «Прозрачный намёк на состояние человека. Есть информация, что у Н.М.Рубцова выкрадывали (курсив Ю.К.М.) вещи. И зачем это В.А. понадобилось акцентировать внимание читателей на информации, не имеющей отношения к творчеству Поэта?»
3. В.А.: «Среди немногих бумаг была справка, наклеенная на картонку, полученная и заверенная печатью в Никольском сельсовете».  Ю.К.-М.: «В.А. создаёт произвольно или непроизвольно из Н.Рубцова образ бомжа. Вместо того, чтобы понять и объяснить, что Н.Рубцов не имел прописки потому, что след детдомовца без постоянного местожительства тянулся за ним с 14-и лет, что не мешало административным органам принимать его в студенты Тотемского и Кировского техникумов, моряки тралфлота, слесарем на военный полигон в Приютино, на четырёхлетнюю службу на Северном флоте, в студенческое общежитие при учёбе на очном отделении литинститута до июня 1964 года. И только в результате провокаций Рубцов вынужден был уехать на детдомовскую родину в село Никольское и жить там, не имея никакой прописки. Надо знать и объяснить читателю, что прописку давали при наличии постоянной работы, а исключённому с очного отделения и формально переведённому на заочное отделение студенту прописку в с.Никольском дать не могли. Не знание проблемы не оправдывает автора от фактически навешивания на Рубцова образа бомжа.
4. В.А.: «Так, сложности возникли при оформлении договора об издании в Северо-Западном издательстве его поэтического сборника «Сосен шум». Ю.К.-М.:  Как сказано, паспорт у Рубцова был с пропиской от начала 1968 года. Возможно, Рубцов сдавал «Сборник «Сосен шум» как раз в начале 1968 года (сборник издан в 1969 году). А в октябре 1970 года в Архангельске паспорт у Рубцова был наверняка и с пропиской. Откуда сведения о сложностях размещения в гостинице? 
5. В.А. сообщает, что в сентябре 1969 года Николая Рубцова обнаружили на чердаке  дома на улице Профсоюзной. Ю.К.-М.: «За это надо «поблагодарить» коменданта общежития литинститута, который не пускал Рубцова. Не верится, что это было в сентябре 1969 года, когда Рубцов уже был членом Союза писателей СССР. Он имел право жить в общежитии как профессиональный литератор».
6. В.А. ссылается на журналиста Д.Шеварова, который представляет Рубцова как какого-то уголовного элемента («прятался в деревне»). Ю.К.-М.: «Это фантазии. Из каких соображений журналист «лепит» из Рубцова такой образ? Поэту некуда было ехать, кроме как в село, где его знали, где он в детдоме жил и учился в школе.
7. В.А.: «Н.Рубцова не раз посещала мысль сорваться с места, исчезнуть…уехать с глаз долой, подальше от долгов, от крутого безденежья.» Ю.К.-М.: Откуда В.Аушев знает мысли Рубцова? Особенно «подальше от долгов». Рубцов всегда отдавал долги, его скрупулёзность по этой проблеме даже подтверждается записками к заёмщикам. Зачем В.А. создаёт образ негативный поэта? 
8. В.А.: «Он жаловался на интриги, которые плетутся вокруг него и не дают ему продвигаться…» Ю.К.-М.: Терминология поведения и мыслей Рубцова придумана В.Аушевым. «Продвигаться» по жизни – это не лексика Рубцова, это лексика карьеристов!
9. В.А.: «Так будучи у Бориса (Чулкова, прим. Ю.К.-М.) Николай впервые прочитал свою поэму «Разбойник Ляля». Ю.К.-М: «впервые эту поэму Рубцов читал Василию Белову, у которого в Тимонихе он  создавал её». 
10. В.А.: «Служба на Севере отражалась на здоровье и на психическом состоянии моряков – многие ребята теряли зубы, лысели…» Ю.К.-М.: «Почему В.Аушев не объяснит, почему ребята лысели? Не сообщает о моих публикациях, в которых сказано, что матросы получили облучение, когда корабли стояли в оцеплении во время 15 ядерных воздушных взрывов на архипелаге «Новая земля». Моя статья «Шаламовым по Рубцову», в которой сообщается о лучевой болезни Рубцова, опубликована в журнале «Наш современник» ровно год назад. Статья «Красным, белым и зелёным мы поддерживаем жизнь…» по этой теме опубликована на сайте www.rubcow.ru «Звезда полей» в 2011 году. Эти же сведения приведены в монографии «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…». 
11. В.А. публикует пассаж: «С годами им (Рубцовым – прим. Ю.К.-М.) овладело беспокойство – охота к перемене мест. Он стал по натуре своей «перекати-поле»… Ю.К.-М.: «Это не вина Рубцова, что его выгнали из Литинститута, лишив крыши над головой с июня 1964 года. Только в конце 1967 года Н.Рубцову официально дали место в комнате гостиницы партработников в Вологде.  Ярлык «перекати-поле» навешивают обычно на человека, который добровольно (курсив Ю.К.-М.) выбирает такую судьбу. А Н.Рубцов  в течение трёх лет был вынуждён (прим. Ю.К.-М.) из-за действий эгоистичных представителей различных администраций к перемещению по дорогам России.
12. В.А. упорно на нескольких страницах продвигает идею, что Николай Рубцов собирался уехать на Шпицберген на жительство, обосновывает такую мысль такими ссылками: «А вот мне сама жизнь давненько уже доказала необходимость иметь большую цель…Николай не терял ещё надежды, что судьба окажется благосклонной к нему и путь на Шпицберген будет открыт». Ю.К.-М.: «Известно, что на Шпицберген стремились поехать вольнонаёмные только затем, чтобы заработать очень хорошие деньги. Рубцов мог поехать только как профессионал-литератор (с 1968 года член Союза писателей СССР), в качестве редактора местной газеты, а не как шахтёр».
13. В.А.: «…именно под впечатлением от знакомства со скандинавской поэзией, а точнее – с балладой «Мертвец», Николай сочиняет в 1969 году свою стихотворную сказку-балладу «Разбойник Ляля». Ю.К.-М.: «Тут у В.Аушева наблюдается фантазия о причинах создания «Разбойника Ляли». Известно из всех литературных источников, что Рубцов написал лесную сказку после посещения села Варнавино Нижегородской области, где услышал эту сказку. Значит, В.Аушев не читает публикаций по Рубцову (например, В.Д.Зинченко и Ю.Кириенко-Малюгина), которые имеются в библиотеках. 
14. В.А. приводит далее фрагменты из похоронной баллады «Мертвец» и пишет, что это «пророческий намёк на «тонкие» обстоятельства грядущей для Николая жизненной катастрофы!» Ю.К.-М.: «Этот пассаж – очередное зомбирование читателей на Рок, который был реализован как бы сам по себе гибелью Рубцова. Опять косвенное оправдание убийства Поэта!» 
15.  Почти на половине площади статьи В.Аушев педалировал тему острова Шпицберген, как о какой-то несбывшейся мечте Рубцова. А где «Русский огонёк», «Привет, Россия – Родина моя!», «Ферапонтово», «Душа хранит», «В горнице»,  которые олицетворяют творчество Рубцова?  
16. В заключение В.Аушев пишет: «А завершить своё повествование я хотел бы двумя строчками из стихотворения  Николая Рубцова «Жалобы алкоголика»: Зачем не уродился
Я в двадцать первый век?!»
  Откуда В.Аушев взял эти две строки? В самиздатовском сборнике «Волны и скалы» от 1962 года нет этих строк.  
17. Возникает вопрос: А какова цель публикации В.Аушева? 
  

Юрий Кириенко-Малюгин. Игнорирование известных изданий и фактов в «Рубцовском сборнике» 2019

 В Вологде  МБУК «Тотемское музейное объединение» издан «Рубцовский сборник», в который вошли статьи научных конференций «Рубцовские чтения» от 2013, 2016 и 2019 г.г.  Неясным является факт длительной (на 3- 6 лет)задержки издания материалов конференций 2013 и 2016 г.г. при той необходимой актуальности фактов биографии  Н. М. Рубцова. При таком временном разбросе под каждой статьёй не указаны даты  написания статьи и для какой конференции. 
     Указана редколлегия в составе Л.Н.Вересова, В.Н.Галушкиной, Н.И.Кореневой и А.М.Новосёлова.  
     Явно прослеживается неинформированность редколлегии о жизни и творчестве Н. М. Рубцова по опубликованным  исследованиям и фактам, которые имеются и в Вологодской областной библиотеке (на период сотрудничества с Московским Рубцовским центром до 2016 г.)  В частности, напоминаю, что все издания Ю. Кириенко-Малюгина и альманахов «Звезда полей» (под ISBN книжной палаты РФ) со статьями-докладами авторов ежегодных Московских научно-практических конференций «Рубцовские чтения» с 2006 г. по 2019 г. имеются  в Государственной (ленинской) библиотеке в г. Москве (в свободном доступе). Доклады Московских научно-практических конференций «Рубцовские чтения»  2016 и 2017 г.г.  опубликованы на сайте www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» (открыт с марта 2006 года)
    В  альманахе «Звезда полей» 2019 имеется раздел 17:
17.  Библиография базовых авторских изданий о творчестве                  
        Н. Рубцова от Московского Рубцовского центра с 2001 г ...............................92
17.1. Раздел I.  Юрий Кириенко-Малюгин……………..……………………..….…92
17.2.Раздел II.  Авторы статей – участники  Московских      
         конференций «Рубцовские чтения» с 2006  по 2019 гг.  ……………….…….93
 
   Теперь по конкретным фактам (выборочно):
 
1. В «Рубцовском сборнике (Р.Сб.) на стр. 181-   опубликована статья Л.Н.Вересова «Стихотворение «Пальмы юга» - гениальный ритмический и лирический эксперимент поэта», где  Вересов разбирает тексты черновых записей  Рубцова из записной книжки и приведены фотокопии двух страниц  стих. «Пальмы юга». Однако  исследование  стихотворения «Пальмы юга» сделано мной (Ю.Кириенко_Малюгин) в статье «Для кого пальмы юга Николая Рубцова» (см. альманах «Звезда полей» 2014, стр. 63-67) и в статье  «Творческая мастерская Рубцова. Стихотворение «Пальмы юга» (1968-1969 г.г.) - см. альманах «Звезда полей» 2015, стр. 61-66. В статье от 2015 года приведены 4 (Четыре) фотокопии черновиков  Рубцова.  Вересов в своей статье (даже в примечаниях) не даёт ссылок на две мои Приоритетные публикации. 
     Для справки сообщаю, что копии с этих записных книжек Рубцова мне переданы  Вологодским Рубцовским центром ещё в 2003 году.  
2. Вологодскими авторами создаётся впечатление, что кроме местных авторов и тех, которые приняли участие в тотемских конференциях больше  нет исследователей творчества Рубцова. Сообщаю следующее. Большинство (не все) из представленных авторов стали заниматься творчеством Рубцова в последние 5- 10 лет, когда стало ясно, что замолчать творчество народного поэта не получается, а актуальность сведений о Рубцове нарастает. Стали предлагать  грантовые темыВ основном,  краеведческие. При этом замалчиваются публикации от авторов  Первого Московского Рубцовского центра.   
     Например, Татьяна А.Ерохина (Череповецкий Рубцовский центр) перечисляет авторов книг и статей о Рубцове Кожинова, Белкова, Коняева, Багрова, Старичкову, Баракова, Вересова  (см. стр. 302  Р.Сб.) с указанием названий книг.  И молчит – не Упоминает  о книгах Ю.Кириенко-Малюгина: монография 2002 г. «Николай Рубцов:  «И пусть стихов серебряные струны…» (320 стр.);  монография 2011 г. «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (288 стр.): книга «Тайна гибели Николая Рубцова» – 3  издания – 2001г. (112 стр.), 2004 г. (176 стр.) , 2009 г. (176 стр.); книга «Новая дорога к Рубцову» (2005); книга «Поэзия. Истина. Рубцов» (2007); более 60 опубликованных статей о Рубцове с 2001 г.;  книга «Методика оценки и критерии народности поэзии» с фрагментами о поэзии Рубцова (2014 г., фрагменты -  в журнале «Москва» и газете «Литературная Россия»). 
3. Сергей Петрович Багров на стр. 392  Р.Сб. пишет о «ссоре Рубцова и Дербиной». Так, как будто Они были Одни. Между тем в книге «Тайна гибели Николая Рубцова»  (2004 и 2009г.) на фактах обосновано, что в эту ночь был третий участник – заезжий «любитель поэзии» Ю. Рыболовов, который подтвердил своё присутствие во время ссоры в письме в адрес  С. Сорокина-Вакомина (факсимиле Опубликовано в моей книге 2004 г. и в монографии у Сурова, 2005 г.). Известно, после ухода всех журналистов  к Рубцову в квартиру поднимался Ю.П.Рыболовов (свидетель Третьяков, опубликовано). Почему об этом не знает С.П.Багров? Но это знает Л.Н.Вересов, который мог бы подсказать Багрову и подкорректировать текст (или дать сноску). 
4. Арина Пестерева (стр. 127 Р.Сб.) пишет об известном портрете Рубцова кисти Малыгина: «Затем этот портрет и гипсовая маска поэта, выполненная этим же автором, оказываются у Рыболовова, которого с Рубцовым связывали дружеские отношения». Что значит «оказываются»? Имеются сведения, что Ю.П.Рыболовов «купил» за символические траты эти уникальные экспонаты у художника Малыгина, который находился в критическим материальном положении. В книгах о Рубцове сказано, что этого «друга» Николай Рубцов выгнал из квартиры, после того, как тот читал рукописи В. И. Белова, находившиеся у Рубцова. Рыболовов, обвиняемый соучастник убийства Рубцова в ту ночь (одна Дербина не убила бы Рубцова). Об этом читали члены редколлегии Р.Сб.? Как допустили такую дезинформацию? Портрет купила Наира Вартановна Переслегина на деньги от Тотемского музея. 8 августа 2003 года я сам был в Никольском при первичном показе портрета. 
5. В моей книге «Поэзия. Истина. Рубцов» (2007 г.) приведена публичная статья «Николай Рубцов в Кириллове в августе 1967 г.». Это задолго до авторов из Кириллова, которые только недавно вспомнили о приезде Рубцова в составе вологодской писательской организации.   В 2006 году я и поэт Э.Любенко были у В.Гостинщиковой в Кириллове. Тогда в очередной раз я ехал по пути в с. Волокославинское – на родину моей матери Малюгиной Анны Павловны и прямых родственников из семьи гармонистов, настройщиков Волокославинской «хромки».
                Кириенко Юрий Иванович, член Союза писателей РФ, к.т.н. 

Юрий Кириенко-Малюгин. Из "Вологодской тетради"

Посвящается селу Волокославино
 
Дорогой светлой и волнистой
Лечу, лечу в своё село.
Сверкает от дороги близко
Река – блестящее стекло.
 
Рыбак сидит и ждёт сторожко,
Клянёт от катера волну.
Взлетает вдалеке рыбёшка
И вновь уходит в глубину.
 
Здесь над рекой Порозовицей
Храм Благовещенья стоит,
Щебечут ангельские птицы:
То песня древняя звенит.
 
Ты слышишь: здесь гармонь гуляла
От поздней ночи до утра,
Девчонок русских завлекала
И уводила со двора.
 
Кто знает, может быть, вернётся
Наш праздник вечный у костра.  
Господь на глупость улыбнётся,
Простит заблудшихся вчера.  
 
И край наш песнями зальётся,
И как в былые времена
Мой Волок Словенский проснётся
И счастье будет пить до дна.
                                                                  
 
 Из лит. псевдонима Ю.К.-М. -  Малюгина - фамилия матери автора, родители которой происходят из  села Волокославино Кирилловского района Вологодской области, где изготавливали гармошки до 1961 г.,  -  прародина автора. 
 
Душа моя хранит
 
Святая Вологда! Моя земля!
Земля моих озёр, лесов, болотин.
– Смотри! Летит по небу, веселясь,
Клин журавлей под шум великих сосен.
 
Вожак кричит: –  Я здесь в краю родном,
Я вам принёс волнующие вести,
Что наш Господь божественным крылом
Благословил крестьянские поместья!
 
На север гонят журавли снега.
Я вижу множество примет хороших:
Друзья мои выходят на луга
Под грусть и перелив простых гармошек.
 
Душа хранит! Душа моя хранит
Пьянящие июньские покосы,
Клич журавлей и перепевы птиц,
Мой белый сад и золотые плёсы!
 
Родные осенили купола
И улетели в дальние полесья.
Взошла звезда и опустила на поля
Мелодии вечерних русских песен.
 
У Кирилло-Белозерского монастыря
 
Пусть где-то очень, очень мглисто
И кто-то ходит, зло творя,
Здесь на душе светло и чисто
Под стенами монастыря.
 
Ласкает душу гладь речная,
Уходит тьма за горизонт.
И луч, сомненья проясняя,     
Уносит вдруг в заветный сон,        
 
Где дед родной, гармонь наладив,       
Берёт весёлый перебор,
И бабушка детей в наряде
Ведёт ко храму на простор.
 
Стоят берёзы в ожиданье
Благих вестей со всех сторон…     
И я в Кирилловском молчанье
Жду колокольный русский звон.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Из книги-монографии «Николай Рубцов: «Звезда полей горит не угасая...» (издание 2011 г.). Глава 1.

Семья Рубцовых и раннее детство поэта. «Но вот наше счастье распалось на части…»   (После гражданской войны, 3 января 1936 г…октябрь 1943 г.)

Условия жизни семьи Рубцовых, начало войны с Германией, смерть матери, первые стихи, разлука с родными.

     Николай Михайлович Рубцов родился 3 января 1936 года в посёлке Емецк Архангельской области (как в автобиографии пишет поэт). Фактически Рубцов родился в Северном крае, в который входил Емецк в 1936 г. Затем Северный край переименовали в Северную область, которая в сентябре 1937 г. была разделена на Архангельскую и Вологодскую области (БСЭ, т.9). Биографические сведения взяты из ряда известных публикаций (см. библиографию, ссылки на информацию даны по мере  повествования), переработаны автором  и приведены, в основном, в хронологическом порядке.
    Отец поэта, Рубцов Михаил Андриянович, родился в 1899 году в деревне Самылково, в то время Биряковской волости Тотемского уезда Вологодской губернии, национальность – русский, социальное положение – крестьянин-бедняк. Мать Михаила звали Раиса Николаевна. У Михаила были брат Николай и сёстры Александра и София (14). В 13 лет окончил Спасскую сельскую школу (3 года обучения, с 1909 по 1912 г.г.) в Биряковской волости. Нужно заметить, что в царской России 3 класса сельской школы по содержанию предметов преподавания соответствовали 6-7 классам советской школы. С 1912 по 1919 г.г. М.А.Рубцов – крестьянин в хозяйстве отца-бедняка. Получил народное воспитание, хорошо играл на гармошке. С 1919 по декабрь 1921 года – рядовой 40-го полка в Красной Армии, воевал на польском фронте (где были ожесточённые бои).
    После возвращения с фронта женился на односельчанке Александре Михайловне Рычковой (1900 г. рождения). С декабря 1921 года по август 1929 года работал председателем правления Биряковского общества потребителей. В Самылкове родились Надежда – 23 сентября 1922 г., Галина – 12 ноября 1928 г. По некоторым сведениям была дочь Раиса, которая родилась в 20-е годы  20-го  века, умерла  в  детстве, названа, вероятно, в  честь

11

бабушки  Раисы Николаевны (14). С августа 1929 года по апрель 1931 года М.А.Рубцов работал зав. торговым отделом Толшменского районного общества потребителей, член Правления общества. 13 ноября 1929 года М.А.Рубцов стал кандидатом в члены партии согласно записи в учётной карточке. 3 ноября 1930 года принят в члены ВКП (б). Учился на специализированных курсах крайпотребсоюза и кооперативных организаций (что было организовано для руководителей среднего звена в стране). 9 июля 1931 года решением Толшменского райкома ВКП (б) получил выговор за слабое руководство коопработой.  А 22 августа 1931 года отозван в распоряжение крайкома партии (то есть – на  повышение).
    С августа 1931 года по апрель 1933 года работал  председателем правления Вологодского леспотребсоюза Северного края. До сентября 1937 года Вологодской области не существовало, её районы входили в Северный край и в Северную область. Теперь проясняется, что сын Альберт родился в 1932 году  в Вологде, а не в Ленинграде (как записано в справке о смерти Альберта, оформ-ленной в Тюменской области, вероятно, по устной информации).
     С июня 1933 по октябрь 1934 года М.А.Рубцов работал начальником отдела рабочего снабжения (ОРС) Вологодской сплавконторы. В октябре 1934 года назначен и по сентябрь 1935 года являлся начальником отдела рабочего снабжения (ОРС) Вологодского леспромсоюза. В это время в семье 3 детей (Надежда, Галина, Альберт).
     С сентября 1935 г. по август 1937 г. М.А.Рубцов работал в Емецком леспромхозе начальником отдела рабочего снабжения (ОРС). 3 января 1936 года в Емецке и родился Николай Рубцов. 
    Семья Рубцовых была музыкальной, у них часто играла гармонь, хорошо пели отец и мать, Надежда и Галина. Отец виртуозно играл на гармошке и на посиделках был заводилой. Александра Михайловна пела в молодости в церкви и любила народные песни «Ехали казаки» и «Златые горы» – их для неё исполняла Галя (12, В.Зинченко).
      В августе 1937 года отец поэта назначен начальником отдела кадров райтрансторгпита Няндомского леспромхоза. В Няндоме родился Борис. В семье – 5 детей в возрасте до 15 лет. В январе 1938 года  на   М.А.Рубцова   поступило   заявление (донос),  он

12

был арестован, осуждён  и по март 1939 года был заключённым в Архангельской тюрьме №1. Семью с малолетними детьми выселили из добротной квартиры. С трудом Рубцовы (мать с пятью детьми) вселились в сарайного типа жилище. К снохе и внукам на помощь приехала бабушка Раиса (12).  Пока  не было официальных разъяснений по кампании доносов, от семьи «врагов народа», семьи Рубцовых,  отвернулись многие. Наде, имевшей редчайший песенный дар, запретили петь  как на концертах, так и на спевках. Надя стала помогать родителям в содержании и воспитании младших детей, в неполные шестнадцать лет устроилась в районную потребкооперацию счетоводом (14).
    В те 30-е годы 20-го века семьи в сельских районах были многодетными. Детей рождалось столько, сколько Бог дал. Это было в традициях русско-славянских и мусульманских семей. Об абортах никто и не мечтал. Большинство родителей стремились дать детям образование, которое было полностью бесплатным, а студенты обеспечивались стипендией, которой хватало на пропитание.  В тех необычайно сложных условиях так называемое демагогами сталинское руководство поддерживало многодетные и малообеспеченные семьи из специальных фондов.
     Известно, что отец поэта был сторонником политики ВКП (б) в хозяйственном строительстве в стране (перед войной 1941-1945 г.г.), находился на руководящих должностях в среднем звене управленческого аппарата. Как известно: «Кадры решают всё!». Этим объясняется перемещение М.А.Рубцова, как члена партии, и семьи Рубцовых по Северу России в тридцатые годы.
     Для этого надо вспомнить историю СССР в эти трагические и героические годы. По всей стране шло небывалое в истории строительство энергетических и промышленных объектов, шла подготовка к ожидаемой с Запада агрессии. Интенсивно создавалась авиационная техника, производились новые танки и вооружения, шло строительство металлургических заводов на Урале и на юге Украины, широкой сети железных дорог, мощных гидростанций и линий электропередач. Были созданы крупнейшие научно-исследовательские центры и подготовлены научные и инженерные кадры. А в области литературы и искусства осуществлялось идеологическое обеспечение этих мощных преобразований. Естественно, что при помощи людей, не только

13

убеждённых в правоте принятой линии и идеологии, но и при помощи непотопляемых во все времена приспособленцев.
    Однако, после провокационного убийства в Ленинграде С.М.Кирова (фактически приемника Сталина на посту   руководителя партии и государства)  с 1 декабря 1934 г. началась эпоха выявления действительных и мнимых «врагов народа», сведения личных счётов, взаимных доносов, особенно, со стороны партийных руководителей среднего звена. Журналисты местных и центральных газет выслуживались и «подогревали» руководство разных рангов. Выявленных «врагов народа» (зачастую что-то лишнее сболтнувших граждан) сажали в тюрьмы, отправляли на строительство промышленных объектов или высылали в отдалённые края (автор этой книги родился в Казахстане, куда из Ленинграда в декабре 1936 года  были высланы родители: выпускники знаменитого Ленинградского технологического института).   В результате доносов и арестов  в семьях возникли осиротевшие дети, голод и болезни грозили уничтожением семей, а хозяйственные организации и предприятия оставались без грамотных руководителей (последние были, как правило, членами партии).
      Эта ситуация не осталась незамеченной руководством СССР. В  марте  1939 г.  на  18-ом  съезде ВКП (б) секретарь ЦК  Жданов А.А.  выступил с докладом, в котором прозвучал раздел «Об отмене массовых чисток» и разоблачил авторов доносов, как действительных «врагов народа». Следует привести  выдержки из выступления  А.Жданова на съезде (15, прил. № 1):
    «В Архангельской партийной организации был, например, разоблачён такой злостный клеветник, как Прилучный, который написал 142 заявления на коммунистов, и ни одно из них не подтвердилось».
     «В Ленинграде в течение долгого времени орудовала антипартийная группа Напольской, которая усердно «организовывала» компромат на честных коммунистов, писала на них заявления в НКВД и добивалась избиения честных людей. Этой группой были оклеветаны несколько десятков честных людей».
     «Гладких, бывший секретарь Ровдинского РК ВКП (б) Архангельской   области, давал   задания  каждому  коммунисту

14

найти врага народа и предупреждал заранее, что «перегибов от этого никаких не будет».
      «В Ключевском районе Актюбинской области врагом народа Песковской было организовано исключение из партии 156 коммунистов, что составляло 64% всей организации».
       «…в одном из районов Киевской области был разоблачён клеветник Ханевский. Ни одно из многочисленных заявлений, поданных Ханевским на коммунистов, не подтвердилось. Однако этот клеветник не потерял присутствия духа и в одном из своих «разоблачительных» заявлений в обком КП (б) У(Украины – прим. автора) обратился с такой просьбой: « Я выбился из сил в борьбе с врагами, а потому прошу путёвку на курорт» (смех в зале)».
      На 18-м съезде ВКП (б) было принято решение о  прекращении массовых чисток в партии и о наказании виновных, что остановило лавину доносов со стороны активных карьеристов и лакействующих граждан.   
     Одним из писателей в общество вброшена  версия, что «Михаил Андрианович был арестован не за «политику», не как враг народа, а по уголовной статье, связанной с растратой или другими хозяйственными недочётами в ОРСе, возглавляемом им».
     Нужно сразу отметить, что по уголовным делам или растратам в тридцатые годы не освобождали. Отец Рубцова был освобождён по его заявлению в адрес 18 съезда партии и только как невинно пострадавший от доноса (16).
    И нет оснований не верить Николаю Рубцову, когда он писал  своему литературному руководителю Н.Н.Сидоренко:
     «Родился в семье значительного партийного работника. Его даже врагом народа объявили, потом освободили, и статья о его реабилитации была помещена, кажется, в 1939 г. в Архангельской областной газете…» (16, см. также прил.2, статья М.В.Сурова).
     После реабилитации Михаил Андрианович в марте 1939 года  был назначен инструктором-ревизором Няндомского райпотреб-союза.   В апреле 1939 года был восстановлен в рядах ВКП (б). Весной 1940 года любимица матери Надежда заболела менингитом и 30 апреля умерла (13).  В январе 1941 года семья переехала в Вологду и М.А.Рубцов стал работать снабженцем в Военторге  (14,12). 
     Семья поселилась в пригороде Вологды. В  рассказе  «Дикий

15

лук» Рубцов пишет об отдыхе семьи около Спасо-Прилукского монастыря. Затем Рубцовы переехали в центр города, на улицу Ворошилова.
      22 июня 1941 года фашистская Германия напала на Советский Союз. В конце 1941 года в семье родилась девочка – новая маленькая Надежда. В рассказе «Золотой ключик» Н.Рубцов пишет: «Шёл первый год войны. Моя мать лежала в больнице. Старшая сестра, поднявшись задолго до рассвета, целыми днями стояла в очередях за хлебом, а я после бомбёжок с большим увлечением искал во дворе осколки…» В начале лета 1942 года М.А.Рубцова, отца многодетной русской семьи,  забирают на фронт. Александра Михайловна имеет в это время на руках пятерых детей, в том числе грудную девочку. Сердце матери не выдерживает нагрузки и 26 июня 1942 года она умирает. Коля узнаёт об этом, когда они с братом Аликом возвращались из кинотеатра после просмотра фильма  о приключениях   Буратино.  Коля  тайно   выращивал  аленький цветок в зарослях сада. И позднее в стихотворении «Аленький цветок» пишет:

Этот цветочек маленький
Как я любил и прятал!
Нежил его,  – вот маменька
Будет подарку рада!
Кстати его, некстати ли,
Вырастить всё же смог…
Нёс я за гробом матери
Аленький свой цветок.

     Отказывается от еды и через день после матери   умирает   семимесячная  Надя. Остались  четверо детей сиротами.
      Вспоминает Галина Михайловна Шведова (Рубцова), которой в то время было 14 лет: «Мы остались одни. Я спрашиваю: «Что будем делать – есть нечего, хлеб кончился?», а Коля и говорит: «Давайте будем песни петь!» У него  получилось «Раз, два, три…».

     Раз, два, три,
     Гитара моя, звени
Про жизнь мою

16

Плохую –
Мне хлеба не дают,
А всё не унываю,
Да песенки пою.
         Лето 1942 г.
  
     Интересны сами факты из этой детской песенки: в семье была гитара, кроме гармошки. Есть ребёнку нечего, а  Коля поёт.     
Старшую дочь, Галину приютила Софья Андриановна, сестра отца.  В этих тяжелейших условиях выживания надо было решать судьбу младших детей.
      Галина с Колей жили некоторое время в комнате, которую мать занимала у соседей.  Десятилетний Альберт, по разным данным, был отдан в ФЗУ (фабрично-заводское  училище, 14) или попал в детдом (12), в котором была семилетняя  школа. Шестилетний Николай и пятилетний  Борис были направлены в Красковский дошкольный детдом Вологодской области. По словам Галины Михайловны, не выдержал Коля разлуки с родными и однажды ночью тихо ушёл (14). Около 18 километров прошёл шестилетний Коля до Вологды. Часть лета прожил он, то у знакомых отца, то в семье тётушки Сони, где жила ещё и Галя. Плохо было Коле без матери. По другим сведениям, Колю не взяли сразу  обратно  в детдом из-за сыпи на руках (12).     
      О событиях тяжёлого лета 1942 года Галина Михайловна (по магнитофонной записи) сообщает (12): «Мальчиков (очевидно Альберта   и  Бориса – прим. автора)  отправили, а  мы    с  Колей
остались. Хозяйка квартиры, которая дала маме комнату на содержание, имела ключ. Мы получали по 300 граммов хлеба (в то военное время в сутки по карточкам – прим. автора), выкупили за два дня, положили в шкафчик и ушли по своим делам… Потом хозяйка квартиры, когда нас не было, взяла эту буханку и съела   или   спрятала  куда. Когда  мы пришли, она говорит: «Тут Коля бегал, Коля и взял». Я говорю, что Коля никогда так не сделает, – мы  всегда  разрежем,  разделим  и  всё поровну вместе скушаем. И Коля обиделся и убежал…И нет, и нет… Мы его искали три дня. Никак не могли найти. Через неделю он сам пришёл – зубы чёрные, чёрные. Я спрашиваю:


17

«Коля, где ты был?» Он говорит: «Я был в лесу и нашёл там такую ёлку, что даже дождь не возьмёт. И я там под ёлкой, сочинил такие стихи... Никто не мешал, он был один». А вот «стихотворение, записанное с магнитофонной ленты – чистый мелодический голос Г.М.Шведовой повествует жалобную быль на мотив песен городских дворов и окраин…» (12, В.Зинченко).

Вспомню, как жили мы
С мамой родною –
Всегда в веселе и тепле.
Но вот наше счастье
Распалось на части –
Война наступила в стране.                                                                 
Уехал отец
Защищать землю нашу,
Осталась с нами мама одна.
Но вот наступило
Большое несчастье –
Мама у нас умерла.
В детдом уезжают
Братишки родные,
Остались мы двое с сестрой.
Но вот ещё лето
Прожил в своём доме,
Поехал я тоже в детдом.
Прощай, моя дорогая сестрёнка,
Прощай, не грусти и не плачь,
В детдоме я вырасту,
Выучусь скоро,
И встретимся скоро опять.
                            
     Таким образом, Коля Рубцов уже в 6 с половиной лет испытывает два потрясения в жизни (смерть матери и ложь со стороны соседки) и  впервые  сочиняет  стихи   без листа  бумаги.
      С осени 1942 года Галина живёт в семье тёти Сони в Вологде. «Мыла полы, стирала, нянчилась…Тетя Соня очень хорошая была…А Боря копия мамы…», сообщает Галина (14). «Тетя Соня работала в столовой, но и это обстоятельство не спасло детей,  –

18

она потеряла в войну четверых», пишет В.Зинченко (12). Вот так немецко-фашистская агрессия прошлась по этой русской и всем русским семьям.   
     Позднее в стихотворении «Детство» Рубцов вспоминает:

Мать умерла.
Отец ушёл на фронт.
Соседка злая
Не даёт проходу.
Я смутно помню
Утро похорон
И за окошком
Скудную природу.
Откуда только –
Как из-под земли!  – 
Взялись жильё
И сумерки и сырость…
Но вот однажды
Всё переменилось,
За мной пришли,
Куда-то повезли.

      И вот осенью 1942 года Колю Рубцова направляют в Красковский детдом для детей дошкольного возраста. В многодетной семье тёти Сони его не могли содержать.
     Из статьи Н.Т.Батуриной (17): «Дорога была болотистая,  с кустарниками, холмами. В деревне Дубровская детей пересаживали на колхозные подводы... По рассказам Е.М.Киселёвой (в то время директор детдома – прим. автора), в начале войны детдом не имел транспорта, поэтому больных малышей носили в Вологду на руках…. Первым транспортным средством, полученным детдомом, стала лошадь по кличке «Физкультурница». То ли она была цирковой, то ли просто имела своеобразный нрав – во всяком случае на фронт её не направили, так как лошадь имела обыкновение  посреди пути  ни с того ни сего вставать на дыбы, и совладать с нею в такие минуты было невозможно. Однако в Красково были рады и такому транспорту…. Детей в годы войны было в 2 раза больше нормы.

19

     А после снятия блокады стали поступать блокадные дети, измученные, похожие на старичков. Работники детдома под руководством Е.М.Киселёвой старались приложить все силы, чтобы сохранить жизнь этим детям...» В статье Н.Т.Батуриной сообщается: «Было организовано подсобное хозяйство. Были коровы, лошади, куры, свиньи. Нужно было кормить детей и обслуживающий персонал... После окончания войны директор  старалась разыскать родителей детей и ей это часто удавалось». В детдоме проводились занятия по музыке, рисованию.  
     Идёт жестокая, но справедливая для советского народа война с фашистской Германией, война с оккупантами, война за физическую и духовную свободу народов СССР. Руководство страны  не  забывает   о  своих  детях.  Ребята, которые   достигли семи  лет, должны  учиться  дальше. Их, хотя  и  с большим опозданием  к началу занятий, в октябре 1943 г. увозят из Красковского детдома. С этого времени сведения о младшем брате Борисе  частично теряются. А маленький Коля запомнил  этот переезд и пишет позднее в стихотворении «Детство»:

Я смутно помню
Позднюю реку,
Огни на ней,
И скрип, и плеск парома,
И крик «Скорей»,
Потом раскаты грома
И дождь…Потом
Детдом на берегу.

    Более двадцати ребят из Красковского детдома вместе с воспитателями оказалась на берегу реки Сухона в районе переправы Усть-Толшма. А до Никольского детдома – более 25 километров. И нет никакого заказного или попутного транспорта. И вот дети с воспитателями прошли эти километры под дождём. И несложно сосчитать, что при пешей скорости 3 км в час это расстояние дети прошли не менее, чем за 8 часов, а с промежуточными привалами и дольше. Вот такие были дети в годы тяжёлой Великой Отечественной войны, дети, которые родились в 1934-1936 годах.  

20

Глава 2. Детские годы в Никольском и Тотьме.
               (октябрь 1943 г…июнь 1952 г.)

 Песни, музыка и стихи. За путёвкой в жизнь. В лесном техникуме. Город-легенда – Тотьма.:Спасо-Суморин монастырь, церкви русского Севера. Юношеские стихи. Первый поиск родных.

    Семи- и восьмилетние  дети пришли ночью в детдом. Свободных мест для ночлега не было. И детей клали по двое в одну постель, они спали «валетом», голова одного у ног другого. И так продолжалось в течение, по крайней мере, года. Колю Рубцова положили в кровать с Анатолием Мартюковым. Со многими друзьями детства и юности затем пересекались пути Николая. Но об этом в следующих главах книги.
     Итак, 20 октября 1943 г. группа ребят вместе с Колей были зарегистрированы  в списке Никольского детдома Тотемского района  для начала учёбы с первого класса (см. приложение № 2).  В этом детдоме, как и в других детдомах по всей стране оказались дети-сироты, дети фронтовиков и дети, которых успели эвакуировать до оккупации фашистами территории проживания.
     Вот что пишет о жизни в Никольском детдоме Анатолий Мартюков, будущий журналист и редактор газеты в г. Великий Устюг, столице Деда Мороза  (11):
     «Вёсны в годы Великой Отечественной войны мирно обогревали село Николу и его жителей. Вроде и не было войны, а если она и была, то где-то далеко-далеко. Только в пионерской комнате детского дома время от времени перемещала красные флажки Евдокия Дмитриевна Перекрест. Флажки двигались на запад…»
     В те годы вся страна была объединена одной идеей: разбить германских оккупантов, освободить территорию страны и добить врага на его территории. «Кто с мечом к нам придёт, тот от меча и погибнет», сказал великий князь Александр Невский. На параде
7  ноября  1941 года  на  Красной площади  в Москве  Верховный
главнокомандующий И.В.Сталин (Джугашвили), обращаясь к солдатам, уходившим с площади на фронт, сказал (18):
«Война, которую вы ведёте, есть война освободительная, война  справедливая.    Пусть       вдохновляет     вас    в    этой     войне

21

мужественный образ наших великих предков – Александра Невского и Дмитрия Донского, Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского, Александра Суворова и Михаила Кутузова».
      А для спасения от голода населения, в том числе и детей, руководство СССР с самого начала войны ввело карточную систему распределения всех видов продуктов питания. Эта система действовала до декабря 1946 г. В январе 1947 г. была проведена денежная реформа для изъятия теневых денег у спекулянтов (торгашей), наживавшихся в тылу во время войны за счёт ворованных хлеба и продуктов. Обмен денег производился по счетам в сберкассах в соотношении 1:1, а для денег на руках («теневых денег») в соотношении 1:10. При этом спекулянты практически не могли предъявить в сберкассах основную массу денег, так как пришлось бы объяснять их происхождение. Может, поэтому их наследники ненавидят Сталина. В течение четырёх лет были полностью восстановлены промышленные и энергетические объекты на территории Украины, Белоруссии, Молдавии, Прибалтики  и европейской части России. Начиная с 1949 г. по 1953 г. (год смерти Сталина), ежегодно проводилось снижение цен на продукты и промтовары при сохранении и росте зарплаты.
     В ходе войны неисчислимые потери понесли все народы Советского Союза, но, особенно, костяк государства и армии – русский народ, а также белоруссы, организовавшие мощное партизанское движение. 9 мая 1945 г. Сталин отметил важность Победы над фашистской Германией (см. приложение № 3, 18). 24 мая 1945 года на приёме в Кремле, поднимая тост, грузин по национальности, И.В.Сталин сказал (18):
      «Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.
       Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание, как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны.
Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он – руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение…»
      Что же такое жизнь в детдоме в военные и послевоенные годы? Это  жизнь по заведённому распорядку дня, с крышей над головой,

22

систематическим  бесплатным  питанием, обучением  по программе в сельской школе  и свободным временем на природе. Подробно о Коле Рубцове, условиям жизни в селе Никольском и детдоме, а также в Тотьме и лесном техникуме  читатель может познакомиться по воспоминаниям бывших детдомовцев, учителей и воспитателей, студентов и преподавателей техникума (16, см. приложение № 4, опубликовано в 2002 г.).
       Коля ждёт, что  и к нему приедет отец. Но отца не видно. Нина Василькова (Попова) пишет (11): «А наши одноклассники уезжали один за другим со своими родными: во всяком случае, в первый класс нас пошло 40 человек, а в седьмом осталось лишь девять… Когда все по домам разъехались, в нашем классе осталось семь девочек и только двое мальчиков – это Коля Рубцов и Витя Горюнов». И Коля считает, что отец погиб на войне, поскольку до 1950 года не приехал в детдом. (Отец остался жив). И становится  Коля  сиротой, это  ещё  одно  потрясение после смерти матери. Но  жизнь продолжается. Что же спасает русского мальчишку-сироту в Никольском детдоме? Это – русские леса, поля, река, гармошка, песни и стихи. И надежда на будущее.
 В стихотворении «Детство» Николай Рубцов  пишет:

Вот говорят,
Что скуден был паёк,
Что были ночи
С холодом, с тоскою,   
Я лучше помню
Ивы над рекою
И запоздалый
В поле огонёк.

До слёз теперь
Любимые места!
И там, в глуши,
Под крышею детдома
Для нас звучало
Как-то незнакомо,
Нас оскорбляло
Слово «сирота».

23

      В ходе войны, навязанной народам Советского Союза, погибли миллионы отцов, старших братьев и сестёр детдомовцев, да и не все матери этих ребят  выжили (погибли  кто от голода, кто от бомбёжек, кто на оккупированной территории, а кто и был угнан в Германию на батрацкие работы). В детдомах по всей стране оказались  дети, пострадавшие  от «богоизбранных» агрессоров, а не обманутые дети, которых не взяли родные, как об этом сообщает автор противоречивой книги  о Рубцове. Детей забирали зачастую не родители, а родственники по отцу или матери. Воспоминания воспитанников и воспитателей  Никольского детдома свидетельствуют об этом (16).     
       В 1944 г. отца Николая направляют после ранения в Вологду,  в госпиталь, он встречает молодую женщину,  женится вторично и затем в новой семье в Вологде   рождаются  дети. В.Зинченко пишет (12): «Сразу после войны к живому отцу из Красково привезли детей – Алика и Борю… Мальчики в новой семье не прижились: Боря (ему 8 лет – прим. автора) плакал, всё время жаловался, и его увезла к себе в Мурманск тетя Шура; после её смерти судьба Бори неизвестна». Есть сведения, что Боря много болел и умер в 50-е годы 20-го века (14).
      В новой семье Альберт, как старший брат, служил  часто в качестве  няньки   за  детьми. Известно, что Алик хорошо играл на гармошке и гитаре. В раннем детстве маленький  Коля приобретал музыкальные навыки. Пути братьев из-за войны и жизненных обстоятельств разошлись на целых 13 лет (с 1942 по 1955 г.г.).
      По имеющейся информации, запись о переводе Коли из Красковского в Никольский детдом не была обнаружена отцом. И, вероятно, отец посчитал, что Коля  погиб или потерялся во время войны. Обстановка в стране была очень сложная. Даже сейчас многие люди через телевидение пытаются найти родственников. Осуждать отца Николая сложно, так как в то время (война и период после войны) у него новая семья была на руках, и трое детей от прежней семьи (Галя, Альберт и Боря).   
     Вспоминает Евгения Буняк (Романова):
     «Было голодно, хотя кормили нас по тем временам неплохо. Помню, сильно худеньким на ужин давали стакан молока. Список «худеньких» висел  на раздаче  у  окошечка кухни. Меня в этом
списочке никогда  не было, поэтому до сих пор не люблю молоко.

24

Иногда повар тетя Шура выглядывала и звала меня: «Тебе, Романова, выписана луковица. У меня болели дёсны» (16). Вот такие были тоталитарные времена, над которыми  любят ёрничать прожжённые демократы. Детей–то спасали в сталинские времена, не то, что в голодные девяностые «демократические» годы, когда специалистов-родителей вышвырнули на подножный корм. Тогда «демократка» Х. заявила: «Есть нечего, идите в лес за грибами».   
Вспоминает Иван Серков (17, также «Автограф», № 40, 2005): «Многие детдомовцы обеденную пайку хлеба прятали, чтобы потом полакомиться. У нас с Колей была общая прятка. Зимой куски хлеба замораживали, а потом сосали как конфетки. Бывало и так, что наш хлеб воровали синички. – Пернатые тоже хотят есть, – говорил он. Коля был чутким к животным. Похожая история произошла с немецкой девочкой (в детдоме воспитывались и немецкие дети, но мы их не обижали), у которой собака Розка стащила пайку хлеба, лежавшую в шапке»…
     «Коля играл на гармошке. Он был самым активным во всех мероприятиях. Особенно запомнилось, как его готовили для роли А.Пушкина к юбилею поэта. Коле очень хотелось быть похожим на Пушкина. Он даже попросил завить ему волосы. Завивали железным наконечником ученической ручки, нагревая её над керосиновой лампой. Волосы скворчали, и пахло палёным. Коля терпел, и Пушкин из него получился отличный. Стихи поэта он читал очень выразительно. Все были в восторге» (17).                                                                  
      Вот что сообщает в воспоминаниях А.Мартюков (11):
     «В пионерскую комнату приходили все. И старшие, и младшие. Полной  хозяйкой   там  всегда  была  пионервожатая Евдокия Дмитриевна (Перекрест)…Она брала листок с нотами и начинала петь… – Пойте,  – обращалась она к ребятам. И в пионерской комнате вначале нестройно, потом слаженно звучала хорошая пионерская песня».  
      А Нина Алферьева рассказывала (11): «Мы часто собирались вместе и пели песни, которые слышали в только что просмотренном кинофильме. Запоминали их по рядам. Первый ряд заучивал первую строчку, второй – вторую, и так – до конца. Мелодию тоже быстро перенимали. И на другой день новая песня была уже нашей. Пели, как принято, в спальне. Рубцов подыгрывал на гармошке».

25

     Нина Василькова (Попова) пишет (11): «Помню, например, как зачитывали Колино сочинение о молодогвардейцах в сорок восьмом году: Тогда книга Фадеева только что вышла в свет. Текстов было мало: всего два на весь класс. По ночам и то читали, убегали в баню и «проглатывали» при свете самодельных коптилок. Тайно. На    весь  детский    дом   был  один  фонарь   в
коридоре… Пока было светло, почти всегда читал – вот потому и поговорить с ним всегда было интересно. А как начнёт о только что прочитанной книге рассказывать – часами говорит, говорит. Увлечётся – глаза горят, жестикулирует, звукоподражает.
Ну, Коленька,  – шутили мы,  – кажется, ты у нас артистом будешь.
Нет. Моряком буду!
Моряком?! Ещё нос не дорос!
Не бойся! Дорастёт!
     Ещё в ту пору, классе в шестом, Коля Рубцов был редактором нашей стенгазеты, хорошо рисовал…
     Коля любил с удочкой посидеть. Уединится в самом красивом месте и не столько удит, сколько любуется зарёю, белыми лилиями, отраженьями деревьев в воде….
    В походы ходили (вёрст за сорок!). В Погорелово, например. Жгли костры, пели под Колину гармошку. Проказничали. Такое никогда не забудешь…»
     Учитель-воспитатель А.Меньшикова (с января  1945 г. приняла второй класс) пишет о том, как Коля любил читать стихи, красиво декламировал, помогал друзьям, любил лошадей и водил их на водопой.
     Галина Матвеева (Гаричева) пишет, что в детдоме пели песни  «Огонёк», «На рейде», «Синий платочек», «Катюша», «Тачанка».
  Как известно, характер  человека закладывается в детстве, в разных обстоятельствах выявляются отношение к товарищам, к животным, к природе, а также формируются  детские и юношеские увлечения. И в детстве обостряется также  чувство справедливости.
    Учитель-воспитатель Медведев И.А. вспоминает (16):
«Любимая поза у Николая за партой была такой: туловище держал прямо, щекой опирался  на ладонь руки с протянутым указательным  пальцем. Любил  задавать вопросы  по урокам  и


26

прочему   интересующему     его   материалу.   Как   ученик    был
скромный, сильный и умный. Я и другие товарищи-учителя в серьёзную шутку его часто называли Белинским  и, как оказалось, о Белинском он уже сам кое-что знал. Это в 5-ом классе!
      В то время в школе и детдоме очень увлекались выпуском стенгазет. Николай Рубцов частенько мне на учительский стол подкладывал бумажки со стишками для стенгазет о жизни класса, школы, детдома, о природе. Изменений, поправок в стихотворениях, как правило, не было. Любил он говорить, сочетать слова в рифму. Жаль, что сейчас о поисках стенгазет и речи быть не может…
     Помню случай весной 1949 г. я жил за рекой в деревне Френиха. Весной река Толшма вышла из берегов и залила низину на левом берегу между мостом и селом Никольским. Пешему не пройти. Стою на мосту. На левом же берегу почти все дети из детского дома. Они узнали о разливе реки. Вижу двое едут на Бурчике – лошади детского дома. Верхом сидят двое: Миша из 7 класса и Коля. У воды Михаил спрыгнул с лошади, а Коля Рубцов, объехав ямы, прибыл на мост. Со мной, говорит, поместитесь. К первому уроку поспели…»
      Из воспоминаний Клавдии Васильевны  Игошевой (16):
    «Что я помню о Николае Рубцове? Да очень немного. Ведь столько лет прошло!  Методической литературы почти не было, варились в собственном соку, придумывали всё, что могли сами.
Колю  я   запомнила   умным,    любознательным     мальчиком, небольшого роста с чёрными, с хитринкой глазами, часто улыбающимися. Он был очень добрым.
      Трудное было время, а Коля и другие ребята отделяли от своего пайка сахару полкусочка, немного хлеба и несли кошке, собаке, лошади. Коля очень любил животных...
       Я ходила с ребятами в поход за 25 км до деревни Черепанихи. Помню, как я  их устраивала в Черепанихе на ночлег, как на пароме переезжали через Сухону, сидели около реки. Собирали цветы. Мне  было  стыдно, что  не всех растений  знала название.
Но хорошие были ребята, ни один не упрекнул: «Сама-то не знаешь». На обратном пути ночевали в Манылове в гумне, в сене спали немного, а к утру такой подняли гвалт, шум, что мне пришлось объясняться с бригадиром…

27

Коля среди них был заводилой. И ещё помню, как он меня уговаривал провести игру «Потеря знамени». Чтоб искала вся школа. Был разработан план, ориентиры. Но я боялась, можно ли так играть»  (написано примерно в 1983-1985 г.г. – прим. автора).
     Вспоминает Жданова Антонина Михайловна (16):
      « …Это были тяжёлые годы. Шла война. Я была воспитателем младшей группы. И вот из Красковского д/дома приезжает группа детей. В этой группе был и Коля Рубцов, это был худощавый мальчик, с узким лицом, хрупкий. Глаза карие. Ресницы длинные. Внимательный взгляд.
     В этот суровый период испытывали недостатки учебников, бумаги и других письменных принадлежностей. Писали между строчками старых тетрадей и старых книг. Керосина не было. Домашние задания старались выполнять засветло. Коля был очень внимательным, усидчивым. Старательно и безошибочно выполнял письменные работы. Задания выполнял самостоятельно. Иногда посмотрю на Колю, он, положив ручку, на парту помигивает и о чём-то думает. Спрашиваю: «Коля, всё сделал?» «Нет», – отвечает, – я  ещё думаю. Проверять его часто не приходилось. После выполнения домашнего задания любил читать.
      Я была закреплена за спальней младших мальчиков. В спальне иногда было холодно. Не было света. Не хватало постельных принадлежностей. Дети спали по двое. Коля спал вместе с Толей Мартюковым…» Это было в течение года. 
      О Н.Рубцове вспоминает Аносова Е.А., учительница русского языка Никольской семилетней школы (16):
       «…Всегда был активен и любознателен, много читал, любил стихи. Выразительно декламировал только понравившиеся ему: «Зимнее утро» А.С.Пушкина, «Утро» Никитина, «Мцыри» М.Ю.Лермонтова, «Песня  о  соколе»  М.Горького, «В  сто   солнц
закат пылал…» В.Маяковского и другие. Коля очень интересовался вопросами стихосложения, видимо, уже в школе (5-7 кл.) он сочинял стихи, но из скромности ни с кем об этом не говорил.
      Сочинения Коли Рубцова были содержательны, идейны и грамотно оформлены (эпиграф, план, обрамление, красная строка, поля).  В заключении он выражал своё отношение к изложенному, свои чувства и мечты…


28

       Наш милый хороший Коля Рубцов, став поэтом, создал стихи-песни, в которых выразил свою любовь ко всему прекрасному, любовь и мечты, о которых он писал в школьных сочинениях…»
В июле 1948 года группу детдомовцев послали на экскурсию в Тотьму. По другим сведениям летом  1949 г. группу ребят в составе  14-и  человек  направили  в Тотьму  на олимпиаду (смотр) детских домов. Там  Коля играет музыкальное сопровождение на гармошке во время  акробатических номеров, исполняемых Гетой Меньшиковой и Женей Буняк (Романовой).  В старинном русском городе Тотьма (упоминается впервые   в 1137 г.),  расположенном  на живописных холмах, Коля видит широкую реку Сухона,  причалы и пароходы на реке, красивейшие церкви Рождества Христова, святой Троицы, храм Входа Господня и Успенский храм с колокольней, полуразрушенный ансамбль Спасо-Суморина монастыря с сохранившимся Вознесенским собором.  Возможно, позднее Коля  узнаёт и  о разрушенном монументальном Богоявленском соборе и взорванной белой колокольне этого собора. В Тотьме можно понять, на каких духовных основаниях держится поэзия Николая Рубцова. Как она неразрывно связана с  историей России.
      Старшая пионервожатая Е.Брагина сообщает: «Старшие воспитанники вечерами охотно учились танцам, а Коля каждый раз играл на гармошке и нам всем казалось, что он непременно будет учиться музыке. Играл  мелодии, предпочтительно грустные,  и своё что-то импровизировал, что-то печальное».
      Вспоминает Семенихина Екатерина Ивановна, бывшая пионервожатая в Никольском детдоме с августа 1949 г. (записано 3 июня 2002 г. на станции юных туристов в Тотьме во время поездки представителей Московского Рубцовского центра, 18): 
    «Летом ребятам приходилось много работать. Потому что лошадь была, корова была, были свиньи, были овцы и даже пчёлы. Надо было накосить сена для скотины. Особенно этим занимались старшие. Выращивали картофель, овощи.
 Зимой заготавливали дрова в лесу. Привозили к детдому. Потом надо было распилить, расколоть. Для детдома и для бани дров надо было много. Баня была по субботам. Здание детдома было высокое, отапливалось плохо. Холодно было. Дежурили и работали также в прачечной.

29

      В пионерской комнате были танцы. Воспитатели тоже были молодые, из  педучилища. Приходили  и   ребята   из   села.  Коля
играл русскую, польку, матросский танец. Ему ещё в 10 лет дали гармошку. Нашли в кладовой тульскую гармошку и сказали: –   Играй! И он начал учиться, подбирал на слух.
     Подыгрывал девочкам. Гета Меньшикова и Женя Буняк были очень физкультурные. В спальне делали акробатику. У них был номер. Делали и «пирамиду» на 7 человек. Ребята выступали с песнями, танцами. Было много украинцев и ленинградцев.
 Младших детей никогда не обижал. Когда уезжал Коля в Ригу, ему девочки подарили 12 вышитых носовых платков» (11). 
 В Никольском детдоме жизнь  была трудная, но весёлая. Николай Рубцов в письме к флотскому другу, писателю В.Сафонову сообщает: «А в детстве было многолюдное село (это о Никольском, – прим. автора), праздничные народные гулянья, спор гармоник, частушки, песни, пляски» (19).
    В стихотворении «У размытой дороги» поэт вспоминает:

Плачет звезда, холодея, над крышей сарая…
Вспомни – о родина!  – праздник на этой дороге!
Шумной гурьбой под луной мы катались играя,
Снег освещённый летел вороному под ноги.
Бег всё быстрее… Вот вырвались в белое поле.
В чистых снегах ледяные полынные воды.
Мчимся стрелой… Приближаемся к праздничной школе…
Славное время! Души моей лучшие годы.
Скачут ли свадьбы в глуши потрясённого бора,
Мчатся ли птицы, поднявшие крик над селеньем,
Льётся ли чудное пение детского хора,  –  
О, моя жизнь! На душе не проходит волненье…

    Исследователь, к.ф.н. С.Педенко пишет: «Люди, выросшие вместе с ним, вспоминают, что уже в детстве он хорошо играл на балалайке и гармошке. Был у него выменянный на несколько порций хлеба заветный альбом, в который он записывал полюбившиеся стихи и песни и тут же их иллюстрировал» (20).
Одна из воспитанниц детдома  красиво и по-русски сказочно  сказала на многие времена:

30

«Не верьте, что ходили  мы  ради  каких-нибудь  ягод-грибов. Мы  ходили   по  счастье, по  радость, по  песню, мечту и любовь».
     Евгения Буняк, которая воспитывалась с Рубцовым ещё в Красковском детдоме пишет: «Первой подругой у Николая была Тоня Шевелёва, скромная, тихая, незаметная девочка, ничего в ней особенного не было, а вот Рубцов выделил её из всех девчонок. Они часто уединялись и вели свои разговоры, а мы их дразнили: «Жених да невеста!» У Тони до сих пор хранится Колина фотография с его дарственной надписью, у одной-единственной (на фото надпись «Плохим меня не вспоминай» (17). Многие фотографии детдомовской поры она отдала в различные музеи, а эту бережёт…».
      Вспоминает Нехаева (Смирнова) Римма Сергеевна о событиях переломного в жизни детдомовцев 1950 года: «А мы с Тоней Шевелёвой (Силинская А.А.) поехали в Вологду поступать в Фельдшерско-акушерскую школу. Когда уже были сданы экзамены, и мы были приняты в училище, Тоня показывает мне небольшую книжечку с красивым рубцовским почерком и говорит: «Коля отдал перед отъездом и сказал: «Когда поступишь – прочтёшь». Вот эти стихи. Правда я запомнила два куплета.

«Когда уеду из детдома
Тогда начнётся жизнь моя.
Какая ждёт судьба – не знаю,
Но не забуду я тебя.

Пока что я неинтересен,
И от себя меня ты оттолкнёшь.
Ну что ж – быть может где далёко,
Меня ведь тоже вспомянёшь».

    Конечно, стихи Рубцова не совершенны. Но искренность и предвидение разлуки с подругой налицо. Итак, первая влюблённость у Коли Рубцова – Тоня  Шевелёва.
   12 июня 1950 г. Николай Рубцов получает свидетельство об окончании семилетки (оценки 4 и 5) и первую путёвку в жизнь. 13  июля 1950 года «воспитанник детдома Рубцов К. направляется в

31

город Ригу для прохождения комиссии» (выписка из книги приказов по детдому, 1950 г.) и для поступления в мореходное училище. Мальчишка едет в сопровождении преподавателя никольской школы. Путь Коли проходит через Вологду, которая хранит древний  Кремль с Софийским собором, прилегающие красивые церкви и храмы, особенно вдоль реки Вологда, двухэтажные деревянные дома с резными палисадниками. В Риге Коля встречается с архитектурой и обычаями   католической   Латвии и может сравнить с обычаями православной  России.
     В училище Рубцов не был принят. По мнению Н.Васильковой (Поповой): «…не вышел ростиком Коля, не на тех хлебах рос» (11). В Риге просто отсеяли худощавого и невысокого мальчишку. Есть  версия, что  в  училище  брали с 15-и лет. На обратном пути Николай пытался поступить в художественное училище в Ленинграде, но у него не было  работ для представления на творческий конкурс (11). Николай Рубцов  возвращается в детдом, 23 июля его ставят на снабжение. И до середины августа 1950 г. живёт в Николе. Надо определяться с будущей профессией.
    Именно в это  время (июль – начало  августа 1950 г.)  Коля создал первое философское стихотворение «Два пути». В доме-музее Николая Рубцова имеется автограф: «1950 г., с. Никольское Вологодской области» (12).  14-летний мальчишка на паромной переправе Усть-Толшма  видит русских  людей,  которые  в   любую    погоду  «на телегах, в сёдлах и пешком» выходят зачем-то  на тракт. Он ещё не знает, что это обстоятельства жизни гонят народ из обжитых домов на улицу. И что аналогичная судьба предназначена будущему поэту.  А Коля   размышляет: 

А от тракта, в сторону далёко,
В лес уходит узкая тропа.
Хоть на ней бывает одиноко,
Но порой влечёт меня туда.

Кто же знает,
                      может быть, навеки
Людный тракт окутается мглой,
Как туман окутывает реки…
Я уйду тропой.
                     
32   

Юрий Кириенко-Малюгин. Из Устава некоммерческой организации «Рубцовский творческий союз»

2. Цели и предмет деятельности организации
 
2.1. Основными целями организации являются: 
 
пропаганда литературного и песенно-музыкального наследия народного поэта Н.М.Рубцова (1936-1971);
пропаганда поэтических, исторических, художественных и музыкально-песенных традиционных ценностей в современных условиях;
содействие утверждению государственной патриотической идеологии, исторических и культурных литературных традиций как основы духовной и материальной жизни общества;
формирование эстетического вкуса и развитие творческой инициативы в области литературы и искусства на основе национальной культуры народов России;
содействие пропаганде духовной поэзии и песни в воспитании молодёжи;
пропаганда духовной поэзии Н.М.Рубцова и других поэтов в регионах России, в ближнем и дальнем Зарубежье;
оказание духовной и материальной поддержки творческим личностям, наследникам Н.М.Рубцова для участия в пропагандистской работе.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Издание «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» – творческая биография русского народного поэта (редакция 2016 года)

Проходит 2016год – 80-летие со дня рождения, очередной пятилетний юбилей русского национального поэта Николая Михайловича Рубцова (03.01.1936 – 19.01.1971).  В январе-феврале с. г.  проведены две Московских и одна Тотемская  конференции по творчеству Рубцова.  В январе также  отмечено несколько практически дежурных статей с негативными и позитивными оттенками. Продолжалось «педалирование»   приписываемого Рубцову стихотворения «Я умру в Крещенские морозы…», а также алкогольной тематики, разумеется, без акцента на информацию о полученной  Н. М. Рубцовым лучевой болезни во время службы на Северном флоте в 1955 – 1959 годах и участия в оцеплении зоны ядерных испытаний на «Новой земле» (информация есть в Интернете). В программах ТВ не было ни одной передачи к юбилею  Н.М.Рубцова.

       Пишет Маргарита Игошева о встрече с  Рубцовым в 1968 году (Альманах «Звезда полей». М. 2007 г.): «Он  (Рубцов) отдавал стихи в редакцию, а там стихи сокращали и ему не платили. А надо было выехать в Николу или в Вологду. Николай Рубцов говорил: «Они меня ещё попомнят! Потому  что поэтов  в  России только Пушкин, Есенин и я». И это не бравада Поэта, а констатация факта.

      Автор издания обращался в этом году через электронную почту  в некоторые издательства и в журнал патриотического направления с предложениями об издании творческой биографии Н. М. Рубцова в редакции 2016 года (дополненной по изданиям 2002 и 2011 годов и откорректированной в связи с появлением за последние 5 лет новой информации). На сайте «Звезда полей» было также дано обращение о финансировании издания и указана электронная почта. До настоящего времени никакой ответной информации не получено.

     Время уходит.  Автор начинает публикацию глав творческой биографии народного поэта  Н.М.Рубцова – книги-монографии  под названием «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (редакция 2016 г.).

     Издательства и частные лица – коммерческие друзья Рубцова могут официально обратиться на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. для содействия и согласования условий  издания книги-монографии с цветной фотовкладкой в издание.  Файлы текстов и цветных фотовкладок к изданию имеются.

Юрий Кириенко-Малюгин. Как Валерий Есипов использовал Шаламова для дискредитации Николая Рубцова

В газете «Литературная Россия» от 20.09.2013, № 38 (2624) опубликована статья Валерия Есипова «Неизвестное стихотворение Варлама Шаламова о Николае Рубцове». К сожалению, эту статью я не видел в момент публикации (невозможно  всё перечитать) и только неделю назад (конец ноября 2014 г.) копию передал мне один из литераторов. Статья носит не только тенденциозный характер и оставлять её без ответа я не могу. Поскольку проблему знаю не понаслышке, как автор трёх изданий книги «Тайна гибели Николая Рубцова» (август 2001, 2004 и 2009 г.г.) и ряда статей-отповедей адвокатам Л.Дербиной (Грановской по первому мужу и на суде в апреле 1971 г.). Итак, по порядку по статье и тезисам В.Есипова.
   Прокомментирую. В приводимом абзаце смешаны кони и люди. Откуда это В.Е. знает мысли и выводы Шаламова? «Некрасивую, мрачно-скандальную окраску» убийства 35-летнего Николая Рубцова (03.01.1936г. – 19.01.1971г.) придавали именно ненавистники русского национального поэта, то есть скрытые рубцовофобы и русофобы, они же либералы и демагоги, распуская алкогольные слухи. По поводу «я тоже занимался проблемой» напоминаю сейчас В.Есипову и неосведомлённым читателям малоизвестные факты от 2001 года.
   Привожу фрагмент информации, которая не понравится В.Есипову и которая опубликована в книге «Тайна гибели Николая Рубцова» (изд. МГО СП России, 2004 г., стр. 88-89) и в книге «Тайна гибели Николая Рубцова» (изд. НО «Рубцовский творческий союз», 2009 г., стр. 79)…
     Полный текст статьи Юрия Кириенко-Малюгина «Как Валерий Есипов использовал Шаламова для дискредитации Николая Рубцова» смотрите в разделе сайта  «О жизни и творчестве поэта», подраздел «Вокруг Рубцова (информация, полемика)».
 
 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Какая абсолютизация творчества Рубцова?

В Интернете опубликована статья Ольги Поваровой «Леонид Вересов: Нужно делать всё возможное, чтобы имя Николая Рубцова не потускнело»
    О.Поварова приводит фрагмент сообщения Л.Вересова: «С творчеством Рубцова сейчас назревает проблема – проблема абсолютизации его творчества. Любое его стихотворение, даже не очень высококачественное с точки зрения художественного стиля, признаётся шедевром. Исследователи сейчас называют цифру в 100-150 стихов, которые принесли ему славу. Где-то около 200 стихов сделали ему имя. Но примечательно, что большинство своих стихов поэт не воспринимал всерьёз».
    Хочу дать свои комментарии. Кто занимался и занимается «абсолютизацией творчества Рубцова»?
   Это русский  народный композитор Г.Свиридов, который на титульном листе книги Рубцова сделал надпись: «Эту поэзию нам надо свято хранить! Могут сказать: Рубцов – не Пушкин, не Блок…Неважно! Какой он есть – он единственный. Другого нет!»
   Абсолютизировал творчество Рубцова русский народный критик Ю.И.Селезнев, который писал: «Стихи Рубцова сами просятся на музыку, скорее даже музыка просится из стихов: их не нужно перекладывать на музыку, её нужно улавливать в них, слышать её, как слышали музыку песен, былин, сказаний в самой ритмике их словосочетаний древние певцы-гусляры, сказители. Многие стихи Рубцова – это песни и в эпическом смысле. Вслушаемся в музыку хотя бы вот этой строки: «Меж болотных стволов красовался восток огнеликий…» Музыкальная открытость, возвышающий простор строки Рубцова сродни эпическому ладу древних поэм».                                                        
   Абсолютизировала творчество Рубцова Валентина Зинченко, редактор-составитель трёхтомника Николай Рубцов (М. «Терра», 2001), с комментариями к каждому стихотворению поэта и приведя множество вариантов стихов.
    В какой-то мере этому содействовал автор данной статьи, выпустив две монографии о творчестве Н.М.Рубцова  в 2002г. и в 2011 г., блок литературоведческих статей и три пьесы о Рубцове, обеспечивая организацию ежегодных Московских конференций «Рубцовские чтения» и творческих конкурсов «Звезда полей» в нескольких номинациях. 
    Что значит и где это написано, что «большинство своих стихов поэт не воспринимал всерьёз»? А для чего же Рубцов сочинял «такие» стихи. Если имеются в виду юмористические стихи, то это тоже часть творчества. Я лично это знаю, так как пишу стихи различного жанра, в том числе пародии, которые считаю частью творчества. 
    Хотелось бы узнать от Л.Вересова, какие именно исследователи называют цифру 
100-150 стихотворений, принесших славу Рубцову, и привести перечень этих стихов.
    В течение января и всего 2016 юбилейного года не было ни одной передачи ни на одном ТВ-канале. Других стихотворцев славили почти системно.
    Абсолютизации творчества народного поэта Н.М.Рубцова не наблюдается в Москве. Закрыты два Московских центра пропаганды Рубцова. После девятилетней системной работы ликвидирована тематическая некоммерческая организация «Рубцовский творческий союз» без предварительного предупреждения учредителей. Московский Рубцовский центр (в настоящее время неформальный «Творческий центр им. Н.М.Рубцова) продолжает просветительскую деятельность конференциями, конкурсами и тематическими мероприятиями.
   Попытки получить помещение и финансирование работы Творческого центра имени Н.М.Рубцова обращениями в Министерство культуры и Департамент культуры  г. Москвы не дали никакого результата. Таким образом, до абсолютизации творчества Рубцова пока далеко.
    Л.Вересов пишет, что «немногие знают, что знаменитому рубцовскому стихотворению «Звезда полей» предшествовали одноимённые строки авторства Владимира Соколова» 
    Но и «Звезде полей» Соколова предшествовали тексты «звезды», например популярной песни студента – юриста Чуевского («Гори, гори, моя звезда!» - ещё в 19-м) веке. Приватизировать тему «звезды» никому не получится, как и тему «полей», «лесов», «матери» и др.

Юрий Кириенко-Малюгин. Киносценарий «Волны и скалы Николая Рубцова»

Отмечена в лонг-листе творческого конкурса VIII Международного Славянского литературного форума «Золотой Витязь»  2017 года  
 
Синопсис сценария «Волны и скалы Николая Рубцова»
 
Первая серия (пролог)
 
     Рубцов читает стихотворения «Фиалки», «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»), «Русский огонёк», «В минуты музыки», «О Московском Кремле».
     Николай Михайлович Рубцов (03.01.1936 – 19.01.1971), мальчишка из многодетной семьи, сирота, детдомовец, студент лесного техникума, кочегар тралового флота, студент горно-химического техникума, слесарь на военном полигоне, матрос Северного флота, рабочий Кировского (Путиловского) завода, студент и выпускник Литературного института им. А.М.Горького 1969 г.,, член Союза писателей СССР с 1968 г., бездомный поэт до 31 года.
 
                                                                Вторая серия
 
      В августе 1942 года 6-летний Коля убегает из дома в ближайший лес из-за обвинения в краже буханки хлеба, полученной по продуктовым карточкам во время войны. Крышей  над головой для Коли были ёлки в лесу. Через неделю еле живой Коля вернулся домой в Вологду с созданным в голове стихотворением.  
      Николай Рубцов (с октября 1943 года) и дети-сироты живут в детдоме села Никольского Тотемского района Вологодской области. Весной 1950 года выпускники 7-го класса   обсуждают  будущие профессии. Первая влюблённость. Первые стихи.  Коля едёт в Ригу поступать в морское училище. После неудачи в Риге Коля сдаёт экзамены и поступает в Тотемский лесной техникум. Через два года уезжает в Архангельск и устраивается на рыболовный траулер.
 
Третья серия
 
     17-летний Николай Рубцов, отведавший морских стихий, поступает в горно-механический техникум в г.Кировске. Летом 1954 года едет на заработки в Ташкент и едва не погибает от голода и жары. Показывает стихи в редакции местной газеты. Возвращается в Россию. Выясняет отношения с  Татьяной Агафоновой. В Вологде через 13 лет встречает отца и брата. Уезжает в Приютино,  работает слесарем на полигоне, играет на танцах в парке, дружит  с Таей Смирновой, считает её своей невестой. Осенью 1955 года Николая Рубцова призывают в армию.
 
Четвёртая  серия
 
     Николай Рубцов служит на Северном флоте (октябрь 1955 г. – октябрь 1959 г.). Участвует в морских походах и в оцеплении зоны воздушных ядерных взрывов на архипелаге «Новая земля». Весной 1957 года получает письмо-просьбу от беременной Татьяны Агафоновой. Направляет адекватный ответ. Пишет морские и ностальгические стихи. Узнаёт, что Тая Смирнова вышла замуж. Передаёт на публикацию стихотворение «Желание», первый вариант песни «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»). Занимается в литобъединении при флотской газете «На страже Заполярья». С друзьями-поэтами в общежитии на Гаджиева, 9 обсуждают поэзию и своё будущее после демобилизации.
 
Пятая  серия
 
     В ноябре 1959 года Рубцов поступает на Кировский (Путиловский) завод кочегаром котельной заводского общежития. Пишет лирические и юмористические стихи. В январе 1962 года выступает с успехом на поэтическом вечере. Готовит самиздатовский сборник «Волны и скалы» и в июле 1962 года  направляет его в Литературный институт им. А.М.Горького на конкурс и вступительные экзамены. В предисловии утверждает своё кредо: «В жизни и поэзии не переношу спокойно любую фальшь, если её почувствую». Обсуждает с братом Альбертом пути и условия написания стихотворений. 
 
Шестая  серия
 
      В Литературном институте им. А.М.Горького Рубцов знакомится с «Осенней песней» Верлена и пишет свою. В общежитии литинститута Николай Рубцов с поэтом Александром Черевченко пишут шаблонную новогоднюю сказку для телевидения. На столе – одна сигарета, в карманах ни копейки. Находят выход из ситуации. Участвует в литературных застольях с поэтами-студентами и известными поэтами. Отстаивает позицию народности и историчности поэзии. Готовит для публикации сборник «Звезда полей». В апреле 1968 года принят в члены Союза писателей СССР. 
 
Седьмая  серия
 
    Приезжает в село Никольское летом 1968 г. В ноябре  1968 года готовит подборку стихов «Зелёные цветы» на госкомиссию и для защиты диплома в Литинституте.
    Активно участвует в литературной жизни Вологды и Вологодской области. Пишет и публикует стихи, готовит сборники в издательства. Получает в Вологде комнату, затем однокомнатную квартиру. Участвует в отчётном заседании Вологодской писательской организации и инициирует дискуссии о поэзии. Готовит авторские песни с самобытным композитором Алексеем Шиловым. 30 декабря 1971 года ожидает приезда дочери Лены и гражданской жены Геты Меньшиковой из Никольского. Пишет новогоднее стихотворение «За тост хороший», которое опубликовано в Вологде 1 января 1971 г. 
 Определяет своё жизненное кредо: «За всё Добро, расплатимся Добром!»
 
 
Юрий Кириенко-Малюгин  (Кириенко Юрий Иванович)
 
Волны и скалы Николая Рубцова
 
Сценарная заявка
 
      «В жизни и поэзии – не  переношу спокойно любую фальшь, если её почувствую» - кредо Николая Рубцов  в  самиздатовском сборнике «Волны и скалы» (1962 г.). «Поэзия идёт от сердца, от души, только от них, а не от ума (умных людей много, а вот поэтов очень мало!) Душа, сердце – вот что должно выбирать темы для стихов, а не голова…» (из рецензии Н.Рубцова, 1962 г.)
      Основной герой фильма – Николай Михайлович Рубцов (03.01.1936 – 19.01.1971), из многодетной семьи, сирота, детдомовец, студент Тотемского и Кировского техникумов, кочегар тралового флота,  слесарь на военном полигоне, матрос Северного флота, рабочий Кировского (Путиловского) завода, студент и выпускник Литературного института им. А.М.Горького 1969 г., член Союза писателей СССР 1968 г., бездомный поэт до 31 года.
    Персонажи: детдомовцы – учащиеся  средней школы села Никольского Тотемского района Вологодской области, студенты техникумов, моряки Северного флота, студенты Литературного института, поэты и писатели Вологодской области и Москвы.
     В детском доме села Никольского Тотемского района Вологодской области, в юношеском возрасте в лесном техникуме г.Тотьмы и на рыболовном траулере  воспитывается характер и народное мировоззрение Николая Рубцова.
     В поездке в Ташкент на заработки 18-летний Николай оказывается в полуголодном состоянии, наблюдает картины караванной жизни. Пишет стихи. Возвращается в Кировск и решает уйти из техникума, осенью надо идти в армию, надо найти родных на Вологодчине. В Приютино Ленинградской области Николай работает слесарем на военном полигоне, играет на танцах в парке, находит, как ему кажется, любовь перед призывом в армию. 
     Рубцов выплёскивает в Приютино, в Ленинграде после демобилизации стихи жаргонной местами образности: «сколько стёкол выбито…», «сколько средств закошено», ещё  скользит по бытовым темам и дворовой лексике.  Но самообразование и самоанализ продолжаются.
     На протяжении жизни Николай Рубцов попадает в нестандартные бытовые ситуации, ищет Добро и Справедливость, считает, что мистически неслучайно с ним и вокруг происходят странные явления («чей-то злой настигающий топот /всё мне слышится словно в бреду») Природный русский юмор, ироничный и тревожный подтекст стихотворений, написанных во время поездок  по  России,  захватывают Душу собеседников Рубцова. 
    В условиях нищенского существования, во время учёбы в Литературном институте создаёт подлинно народные поэтические шедевры, заявляет в стихах «За всё Добро расплатимся Добром!», «Я клянусь: Душа моя чиста!», «Звезда полей…горит для всех тревожных…»,  «В горнице моей светло», «Жаль мне разрушенных белых церквей...». Стихи Николая  Рубцова органически перетекают в песни, которые при жизни поэта вошли в народную среду.  
    В дискуссиях о поэзии в среде моряков поэтов Северного флота, в общежитии Литературного института, на встречах литераторов Вологодской писательской организации  на конкретных поэтических текстах пропагандирует традиционную русскую поэзию, подсознательно озвучивает критерии создания подлинных народно-философских произведений, поддерживает творчество честных, не лукавых поэтов.  Понимает своё место в русской поэзии: его цель «чтоб книгу Тютчева и Фета, продолжить книгою Рубцова».
      За всё Добро расплатимся Добром!  – кредо-завещание народного поэта  Н.М.Рубцова.
      По сериям сценария действующие лица:
1-ая серия: Николай Михайлович Рубцов (03.01.1936 – 19.01.1936 г.) читает несколько стихотворений, которые характеризуют его творческий уровень и народность поэзии.
2-ая серия: Коля Рубцов – 6 лет; Галина Рубцова – школьница, летом 1942 года 13 лет.
Николай Рубцов – 14 лет, детдомовцы – учащиеся 7-го класса средней школы села Никольского Тотемского района Вологодской области.
Сергей Багров – студент лесного техникума в Тотьме (в будущем писатель);  А.П.Шильников – капитан рыболовного траулера, примерно 30 лет.;
 3-ья серия: в Кировске Николай Рубцов – 17 лет; преподаватель литературы Логунова, около 24 лет; 14-летние студенты Кировского техникума; 
в Ташкенте – дядя  Костя, русский,  полу глухой старик, июль 1954 г.,  Сайяр – начинающий поэт; Видонова – женщина средних лет, редактор молодёжной газеты; 
Альберт, брат Николая  Рубцова, род. 02.01.1932 г., гармонист; Тая Смирнова – девушка, в которую влюблён Н.Рубцов, примерно 18 лет; массовка – танцы в парке Приютино.
4-ая серия: Северный флот (1958-1959 г.г.). Матросы – начинающие поэты Валентин Сафонов, С.Панкратов, В. Саломатин, Виктор Ф., сосед – матрос.
5-ая серия: сюжеты в Ленинграде: Лариса –  поэтесса, примерно 23 года; Вера – подруга Ларисы; Альберт Рубцов – гармонист и начинающий поэт; Борис Тайгин – редактор самоиздатов поэзии в Ленинграде, массовка – парни и девушки в танце «Цыганочка».
6-ая серия: Любовь Васильевна Леднева – преподаватель французского языка в Литинституте, примерно 30 лет; Александр Черевченко – студент Литинститута, примерно 22 года; Николай Анциферов – поэт, редактор отдела поэзии литжурнала, 32 года; комендант общежития Литинститута Николай Андреевич, примерно 40 лет; студенты Литинститута Борис Шишаев, Василий Нечунаев, Игорь Пантюхов, «верзила-поэт», Галя и Нина;  Анатолий Передреев – известный поэт; Дрыгин Анатолий Семёнович, секретарь Вологодского обкома, 
7-ая серия: журналист, шахматист; Сергей Чухин, - вологодский поэт; инструктор обкома КПСС, около 45 лет; вологодские писатели О.Фокина (33 года), В.П. Астафьев (50 лет, прозаик),  Александр Романов, Борис Чулков, Виктор Коротаев; Алексей Шилов (38 лет) – гитарист и исполнитель  песен, литераторы Герман Александров и Александр Сушинов.
   
Тест пьесы  (56 стр.) был представлен на творческий конкурс VIII Международного Славянского литературного форума «Золотой Витязь»  
 
Библиография
Николай Рубцов. «Волны и скалы». (самиздат), 1962 г.; С.-П., Изд-во  Бэ-Та, 1999. 
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…), М., изд. НО «Рубцовский творческий союз», 2011, 288 с.
В.Сафонов «Повесть памяти» из книги « Рубцов Н. «Видения на холме» М., Советская Россия, 1990.
Ю.Кириенко-Малюгин. Эволюция национального мировоззрения Николая Рубцова. Роман-журнал ХХI. №№ 11-12, 2004.
Российский писатель. «Хочу, чтоб вечно шторм звучал…», №№ 5-6, 2008.
Ю.Кириенко-Малюгин. Пьеса «Николай Рубцов» из авторской книги «Новая дорога к Рубцову», М., Российский писатель, 2005.
Ю.Кириенко-Малюгина. Пьеса «Звезда полей Николая Рубцова» в авторской книге «Наша встреча впереди», М., МГО СП России, 2005.
Ю.Кириенко-Малюгин. «Поэзия. Истина. Рубцов», М., изд. И.Балабанов, 2007. 

Юрий Кириенко-Малюгин. Классификация поэтов (к ноябрю 2016 г.)

1. Перспективный поэт – возраст до 60 лет.
2. Большой поэт – рост более 190 см.
3. Крупный поэт – весом более 120 кг.
4. Значимый поэт – имеет более 15-и изданных сборников.
5. Знаменитый поэт – отмечен в газетах, на телевидении, признан после этого женой.
6. Публичный поэт – приглашается на презентации, в рестораны и на ТВ.
7. Народный поэт – признан литературными критиками или мнением народа.
8. Поэт-пародист – издевается над всеми, кроме себя.
9. Поэт-юморист – иногда шутит над собой.
10. Поэт-песенник – пишущий хиты для певцов и композиторов небесплатно.
11. Состоявшийся поэт – имеет коттедж, мерседес, любовницу и не менее, чем 3-томное издание.
12. Городской поэт – имеет лексический запас в пределах городской черты.
13. Сельский поэт – имеет лексический запас от окраины и до городской черты.
14. Поэт-маринист – имеет лексический запас до береговой черты.
15. Национальный поэт – у каждой нации свой, не признаётся таковым при жизни. 
16. Зарубежный поэт – русскоязычный, засланный за границу.
17. Поэт 1-го ряда (1-ой величины) – имеет более 5-и литературных премий.
18. Поэт 2-го ряда (2-ой величины) – имеет более 2-х литературных премий.
19. Поэт 3-го ряда (3-ей величины) – включается постоянно в длинные списки всяких литературных премий (никогда в короткий список), может оказаться народным поэтом. 
20. Всесторонний поэт – иногда незаслуженно обзывается графоманом.
21. Поэт-графоман – зарифмует любую заданную тему, в любом размере и без размера, с рифмами и без, в любом объёме бескорыстно, иногда за гонорар.

Юрий Кириенко-Малюгин. Классификация поэтов (к ноябрю 2016 г.)

1. Перспективный поэт – возраст до 60 лет.
2. Большой поэт – рост более 190 см.
3. Крупный поэт – весом более 120 кг.
4. Значимый поэт – имеет более 5-и медалей.
5. Знаменитый поэт – отмечен в газетах, на телевидении, признан после этого женой.
6. Публичный поэт – приглашается на презентации, в рестораны и на ТВ.
7. Народный поэт – признан друзьями - литературными критиками.
8. Поэт-пародист – издевается над всеми, кроме себя.
9. Поэт-юморист – иногда шутит над собой.
10. Поэт-песенник – пишущий хиты для певцов и композиторов небесплатно.
11. Состоявшийся поэт – имеет коттедж, мерседес, любовницу и не менее, чем 3-томное издание за счёт иностранных фондов.
12. Непризнанный поэт – стихотворец с замашками гения.
13. Городской поэт – имеет лексический запас в пределах городской черты.
14. Сельский поэт – имеет лексический запас от окраины и до городской черты.
15. Поэт-маринист – имеет лексический запас до береговой черты.
16. Национальный поэт – у каждой нации свой, не признаётся таковым при жизни. 
17. Зарубежный поэт – русскоязычный, засланный за границу.
18. Поэт 1-го ряда (1-ой величины) – имеет более 5-и литературных премий.
19. Поэт 2-го ряда (2-ой величины) – имеет более 2-х литературных премий.
20. Поэт 3-го ряда (3-ей величины) – включается постоянно в длинные списки всяких литературных премий. 
21. Всесторонний поэт – иногда незаслуженно обзывается графоманом.
22. Поэт-графоман – зарифмует любую заданную тему, в любом размере и без размера, с рифмами и без, в любом объёме бескорыстно, иногда  за гонорар.

Юрий Кириенко-Малюгин. Когда же активисты начнут разоблачать дезинформацию?

     Нарастает волна желающих отметиться по творчеству и биографии Н.М.Рубцова. По почему-то нет желающих опровергать ложь и домыслы об обстоятельствах жизни народного Поэта.
 
      Ложь № 1. Рубцов – алкоголик то «законченный», то «хронический», то «страдал тяжёлой формой алкоголизма» и другие винные образчики от «трезвенников».  
       Кто, где и когда подтвердит версию-обоснование Ю.Кириенко-Малюгина о том, что Н.М.Рубцов получил несовместимое с жизнью облучение во время ядерных испытаний на «Новой земле» в период 1956-1959 г.г.? Ведь стихи Рубцова «Прощальный костёр», «Над вечным покоем» и др. говорят о том, что Рубцов знал, что уйдёт с Белого Света намного раньше своих современников. Не знали любознательные о статье адмирала И.Капитанец от 2008 г. в газете «Российский писатель» о ядерных воздушных взрывах в годы службы Н.Рубцова? Не знают о народном методе лечения от лучевой болезни, методе продления жизни? 
      Ложь № 2. Дезинформация о нападении Рубцова на Л.Дербину-Грановскую в ночь убийства. Крики были только от защищавшегося Рубцова. Почему молчала убийца? Почему не звала на помощь? 
      Ложь № 3. О том, что Дербина одна  задушила Рубцова. О сорока рваных ранах на горле Поэта (опубликованы фото ещё в 1998 году). Молчание о втором соучастнике. Опубликованы свидетельства от С.Вакомина в книгах М.В.Сурова и Ю.Кириенко-Малюгина о так называемом свидетеле Ю.П.Рыболовове. А организатор нелицензированного музея Н.Рубцова на юго-западе Москвы  в своих книгах от 2005 и 2008 г.г. назвала подозреваемого в соучаствии «залётного» любителя поэзии Ю.П.Рыболовова другом Н.Рубцова. И никто не опроверг домыслов, версия пошла гулять по свету. 
      Ложь №4.  О стихотворении «Я умру в крещенские морозы…». По тексту очень похоже на заказное от какого-то «друга». Находится множество публикаторов, которые на разные лады публикуют мистическую отсебятину о предвидении Н.Рубцова. Требуются доказательства,   что     отпечатанное    на    машинке        (чьей?)     и опубликованное после гибели Поэта стихотворение,  относится к Рубцову.  Например, отпечатанное на машинке стихотворение «Огороды русские» не принадлежит Рубцову, однако публикуется годами разными редакторами и издательствами с 2004 года, несмотря на официальную информацию. Поэт не собирался умирать именно в день православного праздника «День Крещения»19-го января того 1971 года. Никто не задаётся вопросом: почему пластиковая самодельная пластинка с песней «Над вечным покоем» была заезжена на проигрывателе, который находился в квартире Н.Рубцова в ночь преступлеия и принадлежал Дербиной-Грановской?
        Ложь № 5. О так называемом завещании Н.М.Рубцова: «Похороните меня там, где Батюшков». Явная провокация с целью дискредитировать Поэта. Во-первых, надпись на листке бумажки выполнена вкрись и вкось. Во-вторых, завещания на клочках бумаги не пишут. И находятся активисты и активистки, которые норовят реализовать это «завещание». Недавно в интервью Елена Рубцова заявила, чтобы не допустит перезахоронения отца.   
        Ложь № 6. О желающих считаться Музой народного поэта, например, о Т.Агафоновой (Решетовой). А в каких целях домыслы-воспоминания? И какие жареные факты публикуют Дербина-Грановская и «Музы», которые сам Рубцов не может опровергнуть. И на эти «факты» начинают ссылаться то наивные, то ангажированные заклятые «друзья» Рубцова.
        Домысел № 7. О песне «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»). После моих настойчивых публикаций с 2007 года, наконец, некоторые авторы статей  стали соглашаться, что текст стихотворения относится к несостоявшейся невесте Тае Смирновой (Голубевой) из Приютио Ленинградской области.
   Почему об этих фактах не пишут  журналист вологжанин Смолин, краевед череповчанин Л.Вересов, начинающие московские литераторши, руководители из вологодского, тотемского,  никольского и  петербурского  музеев Рубцова? Почему молчат журналисты о трёх изданиях книг «Тайна гибели Николая Рубцова» (2001г., 2004г., 2009г.), о монографиях вологжанина М.В.Сурова (2005, 2011), о моих монографиях «Николай Рубцов» (2002г. и 2011г.) и о множестве литературоведческих статей?  
    Вот и приходится непрерывно опровергать выплывающих из ниоткуда активисток и активистов по теме. 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Когда же активисты начнут разоблачать ложь и домыслы о Николае Рубцове?

   Нарастает волна желающих отметиться по творчеству и биографии Н.М.Рубцова, особенно в связи с 80-летием народного Поэта. По почему-то нет желающих опровергать ложь и домыслы об обстоятельствах жизни Н.Рубцова.
     Ложь № 1. Рубцов – алкоголик то «законченный», то «хронический», то «страдал тяжёлой формой алкоголизма» и другие винные образчики от трезвенников.  
     Кто, где и когда подтвердил версию-обоснование Ю.Кириенко-Малюгина о том, что Н.М.Рубцов получил несовместимое с жизнью облучение во время ядерных испытаний на «Новой земле» в период 1956-1959 г.г.? Ведь стихи Рубцова «Прощальный костёр», «Над вечным покоем» и др. говорят о том, что Рубцов знал, что уйдёт с Белого Света намного раньше своих современников. Не знали любознательные о статье адмирала И.Капитанец от 2008 г. в газете «Российский писатель» о ядерных воздушных взрывах в годы службы Н.Рубцова? Не знают о народном методе лечения от лучевой болезни, методе продления жизни? 
   Ложь № 2. Дезинформация о нападении Рубцова на Л.Дербину-Грановскую в ночь убийства. Крики были только от защищавшегося Рубцова. Почему молчала убийца? Почему не звала на помощь? 
    Ложь № 3. О том, что Дербина одна  задушила Рубцова. О сорока рваных ранах на горле Поэта (опубликованы фото ещё в 1998 году). Молчание о втором соучастнике. Опубликованы свидетельства от С.Вакомина в книгах М.В.Сурова и Ю.Кириенко-Малюгина о так называемом свидетеле Ю.П.Рыболовове. А организатор нелицензированного музея Н.Рубцова на юго-западе Москвы  в своих книгах от 2005 и 2008 г.г. назвала подозреваемого в соучаствии «залётного» любителя поэзии Ю.П.Рыболовова другом Н.Рубцова. И никто не опроверг домыслов, версия пошла гулять по свету. 
    Ложь №5.  О стихотворении «Я умру в крещенские морозы…». По тексту очень похоже на заказное от какого-то «друга». Находится множество публикаторов, которые на разные лады публикуют мистическую отсебятину о предвидении Н.Рубцова. Требуются доказательства, что отпечатаное на машинке (чьей?) и опубликованное после гибели Поэта стихотворение,  относится к Рубцову.  Например, отпечатанное на машинке стихотворение «Огороды русские» не принадлежит Рубцову, однако публикуется годами разными редакторами и издательствами с 2004 года, несмотря на официальную информацию. Поэт не собирался умирать именно в день православного праздника «День Крещения»19-го января того 1971 года. Никто не задаётся вопросом: Почему пластиковая самодельная пластинка с песней «Над вечным покоем» была  заезжена на проигрывателе, который находился в квартире Н.Рубцова в ночь преступлеия и принадлежал Дербиной-Грановской?
    Ложь № 6.   О так называемом завещании Н.М.Рубцова: «Похороните меня там, где Батюшков». Явная провокация с целью дискредитировать Поэта. Во-первых, надпись на листке бумажки выполнена вкрись и вкось. Во-вторых, завещания на клочках бумаги не пишут. И находятся активисты и активистки, которые норовят реализовать это «завещание». Недавно в интервью Елена Рубцова заявила, чтобы не допустит перезахоронения отца.   
    Ложь № 7. О желающих считаться Музой народного поэта, например, о Т.Агафоновой (Решетовой). А в каких целях домыслы-воспоминания? И какие жареные факты публикуют Дербина-Грановская и «Музы», которые сам Рубцов не может опровергнуть. И на эти «факты» начинают ссылаться то наивные, то ангажированные заклятые «друзья» Рубцова.
    Домысел № 8. О песне «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»). После моих настойчивых публикаций с 2007 года, наконец, некоторые авторы статей  стали соглашаться, что текст стихотворения относится к несостоявшейся невесте Тае Смирновой (Голубевой) из Приютио Ленинградской области.
   Почему об этих фактах молчат начавший публиковаться по теме Н.Рубцова журналист вологжанин Смолин, краевед череповчанин Л.Вересов, начинающие московские литераторши, руководители из вологдского, тотмемского, никольского и петербурского музеев Рубцова? Почему молчат журналисты о трёх изданиях книг «Тайна гибели Николая Рубцова» (2001г., 2004г., 2009г.), о монографиях вологжанина М.В.Сурова, о моих монографиях «Николай Рубцов» (2002г. и 2011г.) и о множестве литературоведческих статей?  
    Вот и приходится непрерывно опровергать выплывающих из ниоткуда активисток и активистов по теме. 
   P.S. Другие мнения будут опубликованы  на сайте. Адекватный ответ гарантируется. 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Когда же активисты начнут разоблачать ложь и домыслы о Николае Рубцове?

     Нарастает волна желающих отметиться по творчеству и биографии Н.М.Рубцова, особенно в связи с 80-летием народного Поэта. По почему-то нет желающих опровергать ложь и домыслы об обстоятельствах жизни Н.Рубцова.
     Ложь № 1. Рубцов – алкоголик то «законченный», то «хронический», то «страдал тяжёлой формой алкоголизма» и другие винные образчики от трезвенников.  
     Кто, где и когда подтвердил версию-обоснование Ю.Кириенко-Малюгина о том, что Н.М.Рубцов получил несовместимое с жизнью облучение во время ядерных испытаний на «Новой земле» в период 1956-1959 г.г.? Ведь стихи Рубцова «Прощальный костёр», «Над вечным покоем» и др. говорят о том, что Рубцов знал, что уйдёт с Белого Света намного раньше своих современников. Не знали любознательные о статье адмирала И.Капитанец от 2008 г. в газете «Российский писатель» о ядерных воздушных взрывах в годы службы Н.Рубцова? Не знают о народном методе лечения от лучевой болезни, методе продления жизни? 
   Ложь № 2. Дезинформация о нападении Рубцова на Л.Дербину-Грановскую в ночь убийства. Крики были только от защищавшегося Рубцова. Почему молчала убийца? Почему не звала на помощь? 
    Ложь № 3. О том, что Дербина одна  задушила Рубцова. О сорока рваных ранах на горле Поэта (опубликованы фото ещё в 1998 году). Молчание о втором соучастнике. Опубликованы свидетельства от С.Вакомина в книгах М.В.Сурова и Ю.Кириенко-Малюгина о так называемом свидетеле Ю.П.Рыболовове. А организатор нелицензированного музея Н.Рубцова на юго-западе Москвы  в своих книгах от 2005 и 2008 г.г. назвала подозреваемого в соучаствии «залётного» любителя поэзии Ю.П.Рыболовова другом Н.Рубцова. И никто не опроверг домыслов, версия пошла гулять по свету. 
    Ложь №5.  О стихотворении «Я умру в крещенские морозы…». По тексту очень похоже на заказное от какого-то «друга». Находится множество публикаторов, которые на разные лады публикуют мистическую отсебятину о предвидении Н.Рубцова. Требуются доказательства, что отпечатаное на машинке (чьей?) и опубликованное после гибели Поэта стихотворение,  относится к Рубцову.  Например, отпечатанное на машинке стихотворение «Огороды русские» не принадлежит Рубцову, однако публикуется годами разными редакторами и издательствами с 2004 года, несмотря на официальную информацию. Поэт не собирался умирать именно в день православного праздника «День Крещения»19-го января того 1971 года. Никто не задаётся вопросом: Почему пластиковая самодельная пластинка с песней «Над вечным покоем» была  заезжена на проигрывателе, который находился в квартире Н.Рубцова в ночь преступлеия и принадлежал Дербиной-Грановской?
    Ложь № 6.   О так называемом завещании Н.М.Рубцова: «Похороните меня там, где Батюшков». Явная провокация с целью дискредитировать Поэта. Во-первых, надпись на листке бумажки выполнена вкрись и вкось. Во-вторых, завещания на клочках бумаги не пишут. И находятся активисты и активистки, которые норовят реализовать это «завещание». Недавно в интервью Елена Рубцова заявила, чтобы не допустит перезахоронения отца.   
    Ложь № 7. О желающих считаться Музой народного поэта, например, о Т.Агафоновой (Решетовой). А в каких целях домыслы-воспоминания? И какие жареные факты публикуют Дербина-Грановская и «Музы», которые сам Рубцов не может опровергнуть. И на эти «факты» начинают ссылаться то наивные, то ангажированные заклятые «друзья» Рубцова.
    Домысел № 8. О песне «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»). После моих настойчивых публикаций с 2007 года, наконец, некоторые авторы статей  стали соглашаться, что текст стихотворения относится к несостоявшейся невесте Тае Смирновой (Голубевой) из Приютио Ленинградской области.
   Почему об этих фактах молчат начавший публиковаться по теме Н.Рубцова журналист вологжанин Смолин, краевед череповчанин Л.Вересов, начинающие московские литераторши, руководители из вологдского, тотмемского, никольского и петербурского музеев Рубцова? Почему молчат журналисты о трёх изданиях книг «Тайна гибели Николая Рубцова» (2001г., 2004г., 2009г.), о монографиях вологжанина М.В.Сурова, о моих монографиях «Николай Рубцов» (2002г. и 2011г.) и о множестве литературоведческих статей?  
    Вот и приходится непрерывно опровергать выплывающих из ниоткуда активисток и активистов по теме. 
   P.S. Другие мнения будут опубликованы  на сайте. Адекватный ответ гарантируется. 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Конкурс-фестиваль «Русская тройка» 2016

Конкурс-фестиваль «Русская тройка» 2016, проводимый в Москве по инициативе организатора И.А.Новикова из колледжа № 20,  отметил малый юбилей – пятилетие.
    Условия конкурса ориентировали авторов-участников на народное творчество.11 и 12 октября в колледже № 20 г. Москвы проходил конкурс по номинациям «вокал» и инструментальная музыка.  Основной возрастной диапазон участников  колебался от 10 лет и до 18 лет, а в целом от 7 и до 28 лет с некоторыми приятными исключениями в лице вокалиста Ирика Ахметовича Ильясова.  Жюри состояло профессиональных музыкантов (фортепьяно, гармонь), преподавателей  и литераторов представляли. Оценка творческого уровня конкурсантов проводилось по десятибалльной системе. Весь конкурс транслировался в прямом эфире недавно созданным русским народным телеканалом «Жарптица».
    Мне как члену жюри, которое в основном совпадало с  мнениями других членной жюри, в номинации «вокал» понравились выступления коллективов Гамаюн», «Напевы», ансамблей «Млада», «Игранчики» и «Россинки», хора «Малахит». Из вокалистов Елизавета Костычева, Дарья Мацинкевич, Юлия Дворецкая, Ольга Могуренко, Ирина Горбатенко. В номинации «инструментальное исполнительство» хотел бы отметить ансамбль гармонистов из Курска, ансамбль «Ивушки», южно-корейский ансамбль, оркестр народных инструментов «Русский сувенир», тульский ансамбль лошкарей «Любава», оркестр народных инструментов МПГУ. Из индивидуальных исполнителей следует отметить гармонистку Екатерину Мухину, курянина Дениса Котельникова, флейтисток АннуГречаная и Анастасию Измайлову  (балалайка).
   13 октября в библиотеке им. М.Ю.Лермонтова проведён молодёжный литературный конкурс чтецов и  поэтов.
15 октября в Московском государственном педагогическом университете (МГПУ) состоялся гала-концерт лауреатов конкурса-фестиваля «Русская тройка». Участники получили дипломы победителей и лауреатов. 

Юрий Кириенко-Малюгин. Кто есть кто в Московском рубцовском движении?

    В газете «Русский вестник» №1, 2017 опубликованы статьи Анатолия Яковенко «За всё Добро расплатимся Добром» и студентки филологического факультета А.Барабановой «И поныне бездомный Рубцов».
 
    В который раз приходится опровергать практически дилетантские посылы авторов статей. А.Яковенко мог бы обратиться ко мне за информацией по проблеме пропаганды творчества Н.М.Рубцова в Москве (поскольку мы знакомы).
 
    Первый в Москве Рубцовский центр был создан в сентябре 2001 года в юношеской библиотеке № 199 Северо-Западного административного округа на основе просветительской деятельности  литмузстудии «Родник» и актива писателей и поэтов. В открытии экспозиции на базе цветных фотоматериалов, отснятых по рубцовским вологодским  достопримечательностям, участвовали от Вологодского московского землячества Полина Рожнова и представители управления культуры СЗАО. Был организован  по нескольким номинациям творческий конкурс «Звезда полей», который  продолжается и по сегодняшний день, насчитывает более 800 лауреатов. На основе материалов конкурсов выпускается с 2002 года ежегодный альманах «Звезда полей». В 2006 году создано НКО «Рубцовский творческий союз» (НКО РТС), который в 2007 и 2008 годах получил гранты на просветительскую работу. В дальнейшем  гранты для НКО РТС не предоставлялись. В 2008 году закрыта экспозиция в библиотеке № 199. С 2009 году учредители вели работу на собственные средства и частично на пожертвования, мероприятия вели по библиотекам г. Москвы, творческий конкурс продолжался. НКО РТС без личного предупреждения учредителей ликвидирован в 2015 году. В 2013 году в колледже № 20 был открыт читальный зал имени Н.М.Рубцова с экспозицией НКО РТС, включая созданную литературную карту-баннер «По дорогам Рубцова». В настоящее время работа ведётся активом Творческого центра имени Н.М.Рубцова при сайте www.rubcow.ru «Звезда полей». Николай Михайлович Рубцов и народное творчество», который был создан в марте 2006 года и который насчитывает более 800 тысяч посетителей и неслучайных, в том числе ежемесячно из 24-45 стран Ближнего и Дальнего Зарубежья.
 
     Второй рубцовский центр был организован в сентябре 2002 года в библиотеке Академии наук РФ и позднее был назван музеем Рубцова. Однако музей организуется в месте бывшего проживания Личности и на базе его личных вещей. К месту организации (в библиотеке № 95 Академии наук РФ) так называемый музей никакого отношения не имел и не имеет. Всякий музей должен быть лицензирован и поэтому он был юридически не обоснован. Вся работа, в основном, строилась на приглашении известных артистов и писателей.    
 
   Между тем в юбилейном 2016 году Творческий центр имени Н.М.Рубцова провёл очередную 11-ую Московскую научно-практическую конференцию в Центральном доме литераторов, на которой  как и на всех предыдущих кроме поэта Вал. Вас. Сорокина не присутствовали писатели, подписавшие обращение о восстановлении нелицензированного музея. К сожалению наблюдается непонимание таких простых юридических истин. В январе 2016 года действующий Творческий центр провёл юбилейный вечер-концерт памяти Рубцова в конференц-зале Ленинской публичной библиотеки. В январе текущего 2017 года в библиотеке им. М.Ю.Лермонтова проведена очередная 12-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения» и вечер-концерт памяти Н.М.Рубцова.  Конкурс «Звезда полей» по 5-и номинациям продолжается. Информация о всех планируемых и проведённых мероприятиях публикуется ежемесячно на сайте «Звезда полей», что при желании  можно найти в Интернете.
 
   К сожалению, А.Яковенко, как, вероятно, активист по сбору подписей под обращением в высокие организации,  не знает всей  этой информации и всё строится на эмоциях, а подписавшие обращение писатели введены в заблуждение и не знакомы с  общей ситуацией и работой первого Московского рубцовского Центра (Творческого центра имени Н.М.Рубцова). К тому же юбилейный год (2016) уже прошёл и надо было действовать год назад и ранее. Об официальной  системной (ежемесячной например) просветительской деятельности активистов бывшего музея, закрытого ещё в 2012 году, информации не имеется. 
 
    Между тем актив Творческого центра им. Рубцова ещё с конца 2015 года неоднократными письменными обращениями в адрес Министерства культуры и в мэрию г.Москвы просил и настаивал на выделении помещения для полно- масштабной экспозиции НКО «Рубцовский творческий союз». Последнее совещание состоялось 31 июля 2016 г. в Департаменте культуры г. Москвы, где были подтверждены наши предложения по выделению площади одной из библиотек СЗАО г. Москвы под экспозицию  и финансирования  просветительской деятельности Творческого центра. Ответной информации не имеется. 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Кто есть кто в рубцововедении? Ответ педагогу В.Баракову.

Неделю назад меня познакомили с интересным и, по-моему, тенденциозным интервью филолога В.Баракова о творчестве Рубцова и о рубцововедении.
      Отвечаю по существу. Сам Н.Рубцов ещё до поступления в Литинститут в самиздатовском сборнике «Волны и скалы» сказал: «В жизни и поэзии не переношу спокойно любую фальшь, если её почувствую». Поэт-«дилетант», по мнению некоторых так называемых профессионалов, оказался народным поэтом, стихи которого к 80-летию, к 2016 году, печатали многие издательства правда при  ценах  почти заоблачной высоты.  
     В.Бараков вводит понятия краеведческое, народное и профессиональное  литературоведение и рубцововедение.
     Естественно, что себя он относит к профессионалам. Между тем после получения в 1998 году  Всероссийской премии имени Н.Рубцова, учреждённой постановлением Законодательного собрания  Вологодской области от 30.10.1997г., число публикаций о  творчества Рубцова со стороны В.Баракова в течение десяти с лишним лет было незначительным. Только в 2014 году видимо к юбилею Рубцова (в 2016 г.) появилось издание в Германии, где была опубликована В.Бараковым впервые целевая обширная информация о Рубцове. Об этой книге автор ещё даст специальную рецензию.
   Как следует из текста выступления В.Баракова к краеведческим рубцововедам он относит Л.Н.Вересова из Череповца, который занимается поиском и публикацией малоизвестных и иногда неизвестных материалов, связанных с жизнью и поэзией Рубцова. 
     О народных рубцововедах (по терминологии В.Баракова, дипломированного по образованию педагога, но не филолога). Сквозит уничижительный ярлык –  дилетантское рубцововедение и литературоведение. Назову нескольких литературоведов, о которых умалчивает В.Бараков и которые внесли такой вклад в рубцововедение, который не смогли сделать так называемые профессионалы. Подобных дипломированных специалистов, не способных логично, образно и исторично выразить в публикациях народность творчества, литературовед М.П.Лобанов однажды назвал «образованцы». Итак, о подлинно народных литературоведах, которые проявились в разных сферах исследований. 
    Это – московский инженер-конструктор В.Д.Зинченко, выпустившая в 2001 году в издательстве «Терра» трёхтомник «Николай Рубцов» с полным собранием сочинений народного поэта и с комментариями к каждому(!) стихотворению. Она неоднократно работала в Государственном архиве Вологодской области.
    Забыл или не знает  В.Бараков (как педагог, читающий лекции в Вологодском университете) о публикациях литературоведа Лады Одинцовой,  выпускницы Литературного института и современницы Н.Рубцова, которая опубликовала литературоведческую книгу «Камертон» с разделом «Черно-белая графика Николая Рубцова», которая издана в Праге  в 2012 году.
    Известна рядом статей в альманахе «Звезда полей» Рубцовского творческого союза  и диссертацией о творчестве Рубцова доктор филологических наук Алла Науменко-Порохина.
     Таким образом, профессионализм вышеуказанных специалистов проявляется в различных направлениях исследования литературной деятельности личности, а не только в абстрактных установках.  
    Ничего не говорит Бараков об авторах десятков литературоведческих статей, изданных в альманахах «Звезда полей» некоммерческой организации «Рубцовский творческий союз» с 2006 по 2016 г.г. по результатам 11-ти ежегодных Московских научно-практических конференций «Рубцовские чтения». Каждый альманах содержит от 10 до 20 научных докладов (всего порядка 160 докладов). Многие альманахи находятся в областной Вологодской библиотеке.
     В качестве примера так называемого «народного» рубцововедения В.Бараков подразумевает, вероятно, несколько несистематизированных изданий московской пропагандистки М.А.Полётовой, а также издания некоторых дилетантов, которые торопились отметиться по теме Н.М.Рубцова, и о которых имеются критические рецензии Ю.Кириенко-Малюгина, например в январе этого года на сайте «Звезда полей».
      По вопросу об уровне литературной деятельности некоторых технических по образованию специалистов. Напоминаю о таких известных гуманитарно недипломированных литераторах, как выпускники Московского авиационного института Михаил Задорнов и  Александр Проханов, как кандидат химических наук поэт Владимир Костров, которые показали такой художественный уровень, который не смогли достигнуть так называемые назначенные кем-то профессионалы.
    И, наконец, об авторе этой информации.
    Я, Кириенко Юрий Иванович (лит. псевдоним Юрий Кириенко-Малюгин), кандидат технических наук, член Союза писателей России с 2000 года, Российского авторского общества с 2005 и Общества «Знание». По высшему образованию – инженер-механик. Разъясняю для В.Баракова. Чтобы окончить любой институт надо неплохо владеть русским языком, уметь логически мыслить, чтобы сдавать множество предметов и курсовых заданий в течение периода учёбы и особенно для написания и защиты диплома. Так что высшее образование, то есть определённый мировоззренческий уровень, также эрудицию, приобретают  не только гуманитарии. Далее. Я окончил аспирантуру Всесоюзного научно-исследовательского института сельскохозяйственного машиностроения, сдал серьёзные  экзамены по философии, спецпредметам (сельхозмашины и знания по теоретической механике, теории вероятностей, теории машин и механизмов и др.), а также по иностранному языку (окончил в частности 3-годичные курсы разговорного немецкого языка). В этот и последующий период подготовил и опубликовал в спецжурналах два десятка статей и десятки изобретений. Надеюсь понятно, что для подобной работы необходимы приличные знания русского языка, логики, спецпредметов. Диссертация на соискание звания кандидата технических наук представляла собой научный труд на грамотном русском языке на 220 страницах. Подобные знания, мировоззренческий уровень, широта эрудиции присущи не только мне как техническому специалисту, но и коллегам с аналогичной биографией.  После 1991 года ввиду прекращения финансирования технических направлений в московских НИИ и предприятиях, стал заниматься литературным направлением и в частности, исследованием творчества Н.М.Рубцова и не только. Опубликованы более сотни литературоведческих статей, две монографии о творчестве Рубцова (2002 и 2011), книга «Новая дорога к Рубцову» (2005), книга «Поэзия. Истина. Рубцов» (2007), книга «Методика оценки и критерии народности поэзии» (2014), повесть-предупреждение «Есть Божий суд…» (2012), пять поэтических сборников и др. (см. публикации на сайте «Звезда полей»). Сообщаю, что мои литературные работы отмечены в трёх номинациях (длинных списках) Бунинских премий 2010 г. (поэзия), 2015г. (малая проза) и 2016г. (художественная публицистика), одна в номинации историческое литературоведение (длинный список) премии имени Александра Невского 2015 года, одна в номинации премии (длинный список) литературной премии «Золотой Дельвиг» «Литературной газеты» 2016 года. И вся эта работа проведена за счёт авторских средств от другой деятельности и без финансирования от литорганизаций, в отличие от преподавательской работы В.Баракова и филологов по образованию. Попутно отмечу, что я и Бараков практически в одно время были приняты в Союз писателей России (1999г и 2000 г.)
   Ниже на сайте публикую главу 8 из авторской книги «Методика оценки и критерии народности поэзии» и главу 9 «Звезда полей» - луч Света в русской поэзии. «И счастлив я, пока на свете белом…» из авторской монографии «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (издание 2-е, редакция 2016 года). 
P.S. Неоднократные обращения на сайте «Звезда полей» и в редакции некоторых литературных журналов и издательств патриотического направления  профинансировать новое издание монографии «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» и даже предварительные переговоры не дали положительного результата. Предложения можно присылать на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Кто есть кто в рубцововедении? Ответ филологу В.Баракову.

     Неделю назад меня познакомили с интересным и, по-моему, тенденциозным интервью филолога В.Баракова о творчестве Рубцова и о рубцововедении. 
      Отвечаю по существу. Сам Н.Рубцов ещё до поступления в Литинститут в самиздатовском сборнике «Волны и скалы» сказал: «В жизни и поэзии не переношу спокойно любую фальшь, если её почувствую». Поэт-«дилетант», по мнению некоторых так называемых профессионалов, оказался народным поэтом, стихи которого к 80-летию к 2016 году, печатали многие издательства правда при  ценах  почти заоблачной высоты.  
     В.Бараков вводит понятия краеведческое, народное и профессиональное  литературоведение и рубцововедение. 
     Естественно, что себя он относит к профессионалам. Между тем после получения в 1998 году  Всероссийской премии имени Н.Рубцова, учреждённой постановлением Законодательного собрания  Вологодской области от 30.10.1997г., число публикаций о  творчества Рубцова со стороны В.Баракова в течение десяти с лишним лет было незначительным. Только в 2014 году видимо к юбилею Рубцова (в 2016 г.) появилось издание в Германии, где была опубликована В.Бараковым впервые целевая обширная информация о Рубцове. Об этой книге автор ещё даст специальную рецензию.
   Как следует из текста выступления В.Баракова к краеведческим рубцововедам он относит Л.Н.Вересова из Череповца, который занимается поиском и публикацией малоизвестных и иногда неизвестных материалов, связанных с жизнью и поэзией Рубцова. 
     О народных рубцововедах (по терминологии В.Баракова, дипломированного по образованию педагога, но не филолога). Сквозит уничижительный ярлык –  дилетантское рубцововедение и литературоведение.  Назову нескольких литературоведов, о которых умалчивает В.Бараков и которые внесли такой вклад в рубцововедение, который не смогли сделать так называемые профессионалы. Подобных дипломированных специалистов, не способных логично, образно и исторично выразить в публикациях народность творчества, литературовед М.П.Лобанов однажды назвал «образованцы». Итак, о подлинно народных литературоведах, которые проявились в разных сферах исследований. 
    Это – московский инженер-конструктор В.Д.Зинченко, выпустившая в 2001 году в издательстве «Терра» трёхтомник «Николай Рубцов» с полным собранием сочинений народного поэта и с комментариями к каждому(!) стихотворению. Она неоднократно работала  в Государственном архиве Вологодской области. 
    Забыл или не знает филолог В.Бараков о публикациях литературоведа Лады Одинцовой,  выпускницы Литературного института и современницы Н.Рубцова, которая опубликовала литературоведческую книгу «Камертон» с разделом «Черно-белая графика Николая Рубцова», которая издана в Праге  в 2012 году.
    Известна рядом статей в альманахе «Звезда полей» Рубцовского творческого союза  и диссертацией о творчестве Рубцова доктор филологических наук Алла Науменко-Порохина.
     Таким образом, профессионализм вышеуказанных специалистов проявляется в различных направлениях исследования литературной деятельности личности, а не только в абстрактных установках.      
    Ничего не говорит Бараков об авторах десятков литературоведческих статей, изданных в альманахах «Звезда полей» некоммерческой организации «Рубцовский творческий союз» с 2006 по 2016 г.г. по результатам 11-ти ежегодных Московских научно-практических конференций «Рубцовские чтения». Каждый альманах содержит от 10 до 20 научных докладов (всего порядка 160 докладов). Многие альманахи находятся в областной Вологодской библиотеке.
     В качестве примера так называемого «народного» рубцововедения В.Бараков подразумевает, вероятно, несколько несистематизированных изданий московской пропагандистки М.А.Полётовой, а также издания некоторых дилетантов, которые торопились отметиться по теме Н.М.Рубцова, и о которых имеются критические рецензии Ю.Кириенко-Малюгина, например в январе этого года на сайте «Звезда полей».
    По вопросу об уровне литературной деятельности некоторых технических по образованию специалистов. Напоминаю о таких известных гуманитарно недипломированных литераторах, как выпускники Московского авиационного института Михаил Задорнов и Александр Проханов, как кандидат химических наук поэт Владимир Костров, которые показали такой художественный уровень, который не смогли достигнуть так называемые назначенные кем-то профессионалы.  
    И, наконец, об авторе этой информации.
    Я, Кириенко Юрий Иванович (лит. псевдоним Юрий Кириенко-Малюгин), кандидат технических наук, член Союза писателей России с 2000 года, Российского авторского общества с 2005 и Общества «Знание». По высшему образованию – инженер-механик. Разъясняю для В.Баракова. Чтобы окончить любой институт надо неплохо владеть русским языком, уметь логически мыслить, чтобы сдавать множество предметов и курсовых заданий в течение периода учёбы и особенно для написания и защиты диплома. Так что высшее образование, то есть определённый мировоззренческий уровень, также эрудицию, приобретают  не только гуманитарии. Далее. Я окончил аспирантуру Всесоюзного научно-исследовательского института сельскохозяйственного машиностроения, сдал серьёзные  экзамены по философии, спецпредметам (сельхозмашины и знания по теоретической механике, теории вероятностей, теории машин и механизмов и др.), а также по иностранному языку (окончил в частности 3-годичные курсы разговорного немецкого языка). В этот и последующий период подготовил и опубликовал в спецжурналах два десятка статей и десятки изобретений. Надеюсь понятно, что для подобной работы необходимы приличные знания русского языка, логики, спецпредметов. Диссертация на соискание звания кандидата технических наук представляла собой научный труд на грамотном русском языке на 220 страницах. Подобные знания, мировоззренческий уровень, широта эрудиции присущи не только мне как техническому специалисту, но и коллегам с аналогичной биографией.  После 1991 года ввиду прекращения финансирования технических направлений в московских НИИ и предприятиях, стал заниматься литературным направлением и в частности, исследованием творчества Н.М.Рубцова и не только. Опубликованы более сотни литературоведческих статей, две монографии о творчестве Рубцова (2002 и 2011), книга «Новая дорога к Рубцову» (2005), книга «Поэзия. Истина. Рубцов» (2007), книга «Методика оценки и критерии народности поэзии» (2014), повесть-предупреждение «Есть Божий суд…» (2012), пять поэтических сборников и др. (см. публикации на сайте «Звезда полей». Сообщаю, что мои литературные работы отмечены в трёх номинациях (длинных списках) Бунинских премий 2010 г. (поэзия), 2015г. (малая проза) и 2016г. (художественная публицистика), одна в номинации историческое литературоведение (длинный список) премии имени Александра Невского 2015 года, одна в номинации премии (длинный список) литературной премии «Золотой Дельвиг» «Литературной газеты» 2016 года. И вся эта работа проведена за счёт авторских средств от другой деятельности и без финансирования от литорганизаций, в отличие от преподавательской работы В.Баракова и филологов по образованию. Попутно отмечу, что я и Бараков практически в одно время были приняты в Союз писателей России (1999г и 2000 г.)
   Ниже на сайте публикую главу 8 из авторской книги «Методика оценки и критерии народности поэзии» и главу 9 «Звезда полей» - луч Света в русской поэзии. «И счастлив я, пока на свете белом…» из авторской монографии «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (издание 2-е, редакция 2016 года). 
     P.S. Неоднократные обращения на сайте «Звезда полей» и в редакции некоторых литературных журналов и издательств патриотического направления  профинансировать новое издание монографии «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» и даже предварительные переговоры не дали положительного результата. Предложения можно присылать на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Кто чёрный лебедь среди белых?

Загадки за загадками ставил и ставит народный поэт Николай Михайлович Рубцов своими стихотворениями: Когда произошло событие и появился повод для создания текста? Кому и зачем было адресовано стихотворное послание?     Позиция лирического героя каждого стихотворения неотделима от личности создателя любого стихотворения. И как бы иногда автор не пытался спрятать свою идеологию, мировоззренческую позицию, она проявляется в публикуемых текстах. И раздвоение личности, приспособленчество тоже проявляются в тексте, например, шаблонными фразами, неадекватными образами и лексикой автора, которые не отменишь.

     Поскольку сам Н.М. Рубцов – это Звезда на небосклоне русской поэзии для русских и не только читателей, то естественно находятся личности, которые хотят поблистать рядом со Звездой или замутить свет Звезды.

    Например. Пришлось разбираться в претензиях нескольких самозванных «Муз» на неформальное посвящение такой лирической песни, как «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»). На ряде бытовых фактов и нескольких «флотских» стихотворений удалось в 2007 году в статье «Над моей счастливою любовью…»  доказать и сообщить читателям, что лирическая песня  «Букет» (первоначальное название «Желание» от 22 августа 1958 года) адресовано Тае Смирновой из Приютино Ленинградской области, которая обещала дождаться Николая Рубцова из армии; остальные несколько «Муз» после доказательства примолкли;

     Анализом текстов и бытовых фактов обосновать:

     что песня «В минуты музыки» адресована Генриетте Михайловне Меньшиковой, гражданской жене поэта, матери его дочери Лены, проживающей там, где «жёлтый плёс», «гонимые ветром журавли», «шум порывистых берёз»;

     что стихотворение   «Пальмы юга» имеет подтекст не восторга Рубцова перед южной экзотикой, а неразрывную  связь с родной суровой временами природой Русского Севера, противостоящей  пальмам – символу другой природы;

    что  стихотворение «Зелёные цветы» – вечная  мечта поэта о Светлом, о недостижимом в явлениях природы;

    что графически выдержанное по построению стихотворение «Огороды русские» с ёрническим подтекстом к русским явлениям, введённое в несколько сборников Рубцова неподготовленными редакторами-литераторами, не принадлежит перу Поэта; вся информация на сайте «Звезда полей»;

   что есть несколько претенденток на стихотворение «Жёлтый цвет», который всегда в русском обществе олицетворял  цвет измены мужчины или женщины.

    Так что желающих прислониться к поэзии Рубцова хватало. Нет только «Муз», желающих претендовать на стихотворение «Вредная – неверная».

    Итак, Н.М.Рубцов всегда создавал стихотворные строки  по ближайшим событиям.

    Рассмотрим стихотворение «На озере» («Светлый покой опустился с небес…»). Дата его создания 28.7.1964 впервые упоминается в 2000 году  В.Д.Зинченко, редактором-составителем первого трёхтомника собрания сочинений «Николай Рубцов» в т.1 (М., изд. Терра), которая не раз допускалась в ГАВО (Государственный архив Вологодской области) и изучала печатные публикации Н.М.Рубцова. Дата стихотворения-песни «На озере» приводится в книгах «Николай Рубцов», Русские песни (издания 2007г. и  2008 г., редактор-составитель Юрий Кириенко-Малюгин).

 

Светлый покой

Опустился с небес

И посетил мою душу!

Светлый покой,

Простираясь окрест,

Воды объемлет и сушу…

О, этот светлый

Покой-чародей!

Очарованием смелым

Сделай меж белых

Своих лебедей

Чёрного лебедя – белым!

 

        Известно, что Рубцов приехал в с.Никольское Тотемского района в конце июня 1964 года из Литературного института после  очередной провокации или конфликта в буфете ЦДЛ. Его должны были исключить. Но Рубцов написал заявление о переводе на заочное отделение по согласованию с ректоратом. 

    Предложим несколько версий – прототипов ближайших событий, послуживших созданию стихотворения «На озере»:

1.     «Чёрный лебедь» – образ одного из Московских преследователей Поэта, требовавших исключить студента Н.М.Рубцова из Литературного института в июне 1964 года.

2.     Секретарь Тотемского райкома партии, которая запретила печатать Рубцова в местных газетах и лишала, тем самым, заработка по публикациям.

     Вспоминает Феликс Феодосьевич Кузнецов:

   «Когда летом 1964 года я гостил в Тотьме у отца, Рубцов, приехав из Николы, разыскал меня. Сидя в открытом кафе на берегу Сухоны, напротив того места, где стоит сейчас памятник Рубцову, попивая плодово-ягодное вино местного разлива, мы обсудили с ним много проблем и, в частности, главную – как ему восстановиться в литературном институте, откуда он был исключён…». В ходе разговора Рубцов спросил о Т.А.Чухиной. Выяснилось, что Тамара Александровна Чухина, секретарь Тотемского райкома партии, запретила печатать стихи Рубцова в газете «Ленинское знамя» по «морально-этическим основаниям» (сигналам из сельсовета; и в те времена не перевелись ещё доносчики, – прим. Ю.К.М.). Ф.Кузнецов встретился на другой день с Т.А.Чухиной (в своё время своей одноклассницей), показал московский журнал (скорее всего «Юность, № 6, 1964 г. и/или «Молодую гвардию», № 6, 1964 г.) со стихами Н.Рубцова и запрет был снят».

     Из авторской книги-монографии  «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…»:

     «В письме от 27 июля 1964 года Николай приглашает Сергея Багрова в Николу. Тот приезжает на мотоцикле. А это 73 км до паромной переправы Усть-Толшма и порядка 25 км по старой накатанной живописной дороге до села. Николай передаёт С.Багрову стихи для публикации. Сразу после отъезда товарища прошёл дождь и Рубцов направился в лес за рыжиками. Грибов в лесу не оказалось. Но зато поэт  нашёл там одно из лучших своих стихотворений-песен «Сапоги мои скрип да скрип…», которое сразу послал С.Багрову для публикации в тотемской газете. 

  3. Весной 1964 года поэт встречался с начинающей поэтессой Л.Дербиной по её приглашению.  Из авторской книги-монографии  «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (М., изд. «Рубцовский творческий союз», 2011):

     «В апреле 1964 г. проездом из Вельска Архангельской области в Москве останавливается Л.Дербина. Она звонит  в общежитие и назначает Рубцову встречу. И вот здесь она уже в своих описаниях создаёт негативный образ поэта. Сообщает, что Рубцов явился с огромным «фингалом» под глазом, в старом пальто и в пыльном берете. И другими мазками Дербина нарисовала прямо натурального бомжа. Почему же она не ушла сразу? Она, в это время 26-летняя незамужняя «красавица», приглашает «бомжа» Рубцова в гостиницу на «домашнее пиво». Зачем ей нужно такое приключение? Ясно, что замуж за такого незавидного мужчину или на интим, будь он хоть трижды С.Есенин, она не пойдёт. Что она и показала своим поведением в номере гостиницы. Во время этих «посиделок» Дербина выбегала неоднократно в коридор, явно кто-то должен был придти. После этой встречи она уезжает в Воронеж и там выходит замуж. За того, кого выбрала...

    Был ли этот звонок Рубцову случайным? Зачем такой цветущей начитанной, знающей себе цену, даме звонить в общежитие и встречаться с неброским  на вид деревенским поэтом? Ведь уже в то время Л.Дербина тусовалась среди известных московских поэтов-шестидесятников и даже участвовала в Политехническом музее в августе 1962 г. в съёмках фильма о них (27).

    И вот она поит пивом «несчастного» Рубцова. Зачем такой подвиг? Или узнать его планы, или всё же тогда «заглянуть» в творческую лабораторию талантливого поэта? Ведь Рубцов уже выступал со стихами по всесоюзному радио в феврале! Она признаётся, что выделила Рубцова из множества других. Уже тогда, тусуясь в Москве, она искала через поэтов будущий путь в Союз писателей СССР. Отсюда  одна из причин её заезда к Рубцову в Вологду в июне 1969 г. А свою заветную мечту она пытается реализовать до сих пор. Но об этом – ближе  к  окончанию  книги».

    Рубцов знал о стихах Л.Дербиной, о её эгоистической направленности. Он пытался развернуть её мировоззрение на традиционное духовное направление. Но Л.Дербина, как самолюбивая личность, не пошла на изменение стихотворной позиции. И поэтому в светлом стихотворении Рубцова появляется пожелание, надежда, обращение, просьба  к Светлому покою (то есть к Богу, как Творцу Покоя):

«Сделай меж белых

Своих лебедей

Чёрного лебедя – белым!»

    Какой из трёх прототипов послужил созданию стихотворения «На озере»? Трудно ответить на вопрос. Может все три. Но главное: Поэт обращается к Творцу («Светлому покою») с просьбой просветить тёмную душу одного из стаи лебедей.

     23 мая 2016 г.

Юрий Кириенко-Малюгин. Лексика и народная философия Рубцова

Для того, чтобы писать национальные стихи, надо обладать богатством русского народного языка, быть в постоянном общении с людьми, хорошо знать историю и любить Россию. С.Есенин, например, воспитывался в чисто русской народной среде, закончил церковно-учительскую школу, прекрасно знал славянский язык и поэтому имел полное право изобретать и/или применять непроизвольно образные русские слова: «цветь», «дроги», «спокой в наро-де», «гладь», «трын-трава», «хмарь», «бронзой прозвенеть» и др. В поэме «Анна Снегина» поэт широко использует народную речь.

    Рубцов применял разговорные словечки в стихах естественно, у него очень часто ведётся обращение к знакомому или читателю то с вопросом, то за советом,  то  с  каким-то фактом. Например, ещё в созданном в Ленинграде доинститутском стихотворении «Добрый Филя» Рубцов говорит:

 

Мир такой справедливый,

Даже нечего крыть…

– Филя! Что молчаливый?

 – А о чём говорить? 

 

    Ниже курсивом в фрагментах стихотворений выделены слова, которые не могли принять критики с классическим городским образованием. Я предполагаю, что поэт специально не корректировал такую строку, считая, что это и есть природный русский язык. Более того, Рубцов давал возможность читателю домысливать ситуацию, кто и что стоит за нарисованной картиной жизни.  Поэт реализовал известное требование к поэту, писателю: «словам должно быть тесно, а мыслям просторно». Привожу фрагменты из стихов Рубцова (курсивом даны народные слова, которые логически ложатся в текст и смысл строфы): 

 

От неё не веяло притоном,

Улыбался детской формы рот…

Пел солист красивым баритоном,

Джаз играл волнующий фокстрот.

                            «Знакомство» (1957 г.)

 

Вредная, неверная, наверно.

Нервная, наверно, Ну и что ж?

Мне не жаль,

Но жаль неимоверно,

Что меня , наверное, не ждёшь!

                           (1959-1962 г.г.)

 

Конечно, я ничуть не напугался,

Как всякий, кто ни в чём не виноват,

И зря в ту ночь пылал и трепыхался

В конце безлюдной улицы закат.

                            «Разлад» (1960 г.)

 

Нахлобучив «мичманку» на брови,

Шёл в театр, в контору , на причал.

Полный свежей юношеской крови,

Вновь, куда хотел, туда и мчал

                                            Ось» (1962г.)

 

И всё торчит.

В дверях торчит сосед,

Торчат за ним разбуженные тётки,

Торчатслова,

Торчитбутылка водки,

Торчит в окне бессмысленный рассвет!

                                         «В гостях» (1962-1965 г.г.) 

 

Бегут себе, играя и дразня,

Я им кричу: – Куда же вы? Куда вы?

Взгляните ж вы, какие здесь купавы! –

Но разве кто послушает меня…

                             «Купавы»  (1967г.)

 

Снег летит – гляди и слушай!

Так вот, просто и хитро,

Жизнь порой врачует душу…

Ну и ладно! И добро.

                 «Выпал снег…»  (1969г.)

 

97

   Никто до Рубцова не писал, так свободно обращаясь с русским языком, создавая простор для движения мысли читателя.

 

Всю пройду дороженьку до Устюга

Через город Тотьму и леса,

Топ да топот кустика до кустика –

Неплохая в жизни полоса!

                   «Подорожники» (1968г.)

  

     Другой поэт на месте Рубцова вместо «топ да топ» поставил бы «я иду» от кустика до кустика. А эффект от восприятия ситуации длительного пешего пути  был бы снивелирован. И это не приём поэта. Рубцов действительно  «топает» от Тотьмы к Великому Устюгу (примерно 200 км). И, наверняка, ловит попутную машину.

     И далее. Ну, какой городской поэт напишет так, как Рубцов!

 

Ему какая-нибудь бабка

Поднять котомку пособит.

                       «Старик» (1967г.)

 

Пускай сосед поглядывает мутно

И задаёт вопросы поминутно, –

Что ж из того?

 Здесь можно отдохнуть!

………………………………
Сижу себе, разглядываю спину

Кого-то уходящего в плаще,

Хочу запеть про тонкую рябину,

Или про чью-то горькую чужбину,

Или о чём-то русском вообще.

                       «Вечерние стихи» (1969г.)

 

    Примеры использования Н.Рубцовым русских разговорных выражений можно продолжать и продолжать. Приведённые фрагменты стихов Рубцова и сейчас не пропустили бы многие редакторы из-за «неправильного» (не литературного) русского языка. На Вологодчине, где редакторы газет происходили из сельских русских районов,  принимали на публикации стихи Рубцова без корректировок.

 

  Можно сформулировать подходы Н.М.Рубцова к созданию стихотворного произведения. Это можно и нужно идентифицировать как  критерии народности поэзии:

1.     Подлинное старинное (т.е. национальное), оригинальное и свежее настроение.

2.     Богатство переживаний автора по строфам стиха.

3.     Исповедальность и искренность в создании стиха.

4.     Творческий уровень, образование и целевое самообразование, знание истории Родины. 

5.     Поэтические традиционно-канонические формы.

6.     Нестандартные рифмы.

7.     Выдержанный ритмический строй стихотворения.

8.     Темы пути, малой и большой родины, поиска Истины  – вечные темы.

9.     Лиризм, естественность, звучность.

10.    Слова духовного, эмоционально-образного содержания и  старинные русско-славянские слова.

11.    Богатство интонаций и форм по всей авторской поэзии.

12.    Актуальные для общества темы, свежий символ, свежее мировоззрение.

13.     Адекватные терминам, символам и образам эпитеты и нетривиальное оригинальное сочетание  слов в строфе.

14.     Песенность поэзии автора.  Читательская  восприимчивость поэзии.

Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЛИРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА)

Автор предлагает песни для эстрадных исполнителей на коммерческой основе. Тексты большинства песен представлены на сайте «Звезда полей», в меню «публикации Кириенко-Малюгина. Песни зарегистрированы в Российском авторском обществе с период с 2004 по 2018 г.г.
 
1. «Я родину вижу свою». Свидетельство Российского авторского общества №10984.
2. «Осень надежды» (романс). Свидетельство Российского авторского общества №8670.
3. «А на лугу любовь не скошена». Свидетельство Российского авторского общества №8699.
4.  «Лечу к тебе, Великий Устюг» (новогодняя). Свидетельство Российского авторского общества №10984.
5. «По московским дворам». Свидетельство Российского авторского общества №11612.
6. «Возвращение на родину». Свидетельство Российского авторского общества №11681.
7. «Воспоминание» (романс). Свидетельство Российского авторского общества №11612.
8. «Ах, зачем снова даль?» (романс). Свидетельство Российского авторского общества № 8699.
9. «Нет, не забуду я тебя…» (романс). Свидетельство Российского авторского общества № 8670.
10.  «Друг-ямщик, гони!» Свидетельство Российского авторского общества №8699.
11.  «Мои соловьи». Свидетельство Российского авторского общества №8670.
12.  «Я о Тотьме спою». Свидетельство Российского авторского общества №10984.
13. «Играй, сынок!». Свидетельство Российского авторского общества №10290 (музыка совместно с В.К.Киреенковым).
14. «Играй, задумчивая скрипка!». Свидетельство Российского авторского общества №10290 (музыка совместно с В.К.Киреенковым).
15. «Танго» (ретро). Свидетельство Российского авторского общества №10290 (музыка совместно с В.К.Киреенковым).
16. «За сирень-черёмухой и за трын-травой». Свидетельство Российского авторского общества № 10290 (музыка совместно с В.К.Киреенковым).
17. «Школьная песня». Свидетельство Российского авторского общества №11681.
18. «Песня о Тушино». Свидетельство Российского авторского общества №11681.
19. «Играй, гармонь!». Свидетельство Российского авторского общества №10984.
20. «Валдайский колокольчик». Свидетельство Российского авторского общества №11612.
21. «А я вам желаю влюбиться!». Свидетельство Российского авторского общества №8670.
22. «Пусть будет Вологда!». Свидетельство Российского авторского общества №14386.
23. «Песня встречи» (дуэт). Свидетельство Российского авторского общества №10984.
24. «На родной Тверской». Свидетельство Российского авторского общества №19089.
25. «Посвящается Волокославино». Свидетельство Российского авторского общества №19089.
26. «Тайна встречи». Свидетельство Российского авторского общества №19089.
27. «Любовь цветёт». Свидетельство Российского авторского общества №19089.
28. «К Есенину поедем». Свидетельство Российского авторского общества №16397.
29. «Дороги войны». Свидетельство Российского авторского общества №16397.
30. «Наша встреча впереди», Свидетельство Российского авторского общества  № 25129.
31. «Возвращение домой» (гимн городам воинской Славы). Свидетельство  Российского авторского общества № 25129.
      Песни предлагаются для эстрадных исполнителей и аранжировщиков на коммерческой и договорной основе (предложения направлять на почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.)
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Литературно-музыкальная программа в ЦСО «Покровское –Стрешнево»

    23 сентября 2015 г. в ЦСО «Покровское-Стрешнево» (Москва, СЗАО) дуэтом ЛМС «Родник» в составе  Веры Степановой (вокал) и Юрия Кириенко-Малюгина (гитара) была представлена литературно-музыкальная программа к 120-летию русского народного поэта С.А.Есенина. В программе были исполнены песни на стихи С.Есенина «Эх вы, сани!...», «Мелколесье. Степь и дали», «Несказанное. Синее. Нежное…», «Запели тёсаные дроги…» (музыка Ю.Кириенко-Малюгина), а также  на стихи Н.Рубцова «Морошка», «Северная берёза» (музыка Ю.Кириенко-Малюгина). Былиттакже исполнены песни Ю.Кириенко-Малюгина «Любовь цветёт», «И снова верится», «Песня о Тушино», романс «Воспоминание», «Играй, гармонь». Вера Степанова прочитала свои стихи. 

Юрий Кириенко-Малюгин. Литературно-музыкальная программа в ЦСО «Покровское –Стрешнево»

    21 октября 2015 г. в ЦСО «Покровское-Стрешнево» (Москва, СЗАО) дуэтом ЛМС «Родник» в составе  Веры Степановой (вокал) и Юрия Кириенко-Малюгина (гитара) была представлена вторично литературно-музыкальная программа к 120-летию русского народного поэта С.А.Есенина. В программе были исполнены песни на стихи С.Есенина «Эх вы, сани!...», «Мелколесье. Степь и дали», «Несказанное. Синее. Нежное…», «Запели тёсаные дроги…» (музыка Ю.Кириенко-Малюгина), а также  на стихи Н.Рубцова «Северная берёза», «Элегия»  (музыка Ю.Кириенко-Малюгина). Были также исполнены песни Ю.Кириенко-Малюгина «И снова верится», «Простоквашино», «Играй, гармонь».  

Юрий Кириенко-Малюгин. Литературные «кумиры» или пророки минувшего века

Известный литературный критик и прозаик Андрей Воронцов опубликовал в журнале «Москва» проблемную статью «Литературные кумиры минувшего века».          
Спрашивается: это «кумиры» для эстетов или литераторы-пророки для читателя из народа? Поскольку А.Воронцов  в статье спрашивает о другом мнении изложу своё понимание «кумиров» или литературных пророков, на которых желательно ориентироваться читателям.  Пройдём по публикуемым  посылам  в статье.
     1. Воронцов заявляет, что в ХХ веке: «Писателей, равных по значимости Пушкину, Гоголю, Тютчеву, Л.Толстому, Достоевскому, Чехову, не было или, точнее, никто не смог удержаться надолго на обозначенной ими высоте». Но было два романа, ни в чем не уступавших книгам классиков: «Тихий Дон» Шолохова и «Белая гвардия» Булгакова». 
     Затем к именам Шолохова и Булгакова Воронцов добавляет Платонова (по первой части романа «Чевенгур»). Далее Воронцов пишет: «….проза Шолохова, Булгакова (хоть и в ограниченном объеме), Платонова была реальным фактором отечественной литературной жизни даже при Сталине, а проза Набокова пришла к нам только в конце 80-х годов». 
То есть, названы конкретные литературные кумиры. 
Для меня, как читателя с юности, автора поэзии, исследователя творчества Н.М.Рубцова и также литературного критика, есть два других не «кумира», а духовных писателя-пророка. Главным критерием суждения о любом литературном произведении (романе или поэзии) для меня является народное мировоззрение и творческий художественный уровень, которые и воздействуют на души любого читателя в России. Кроме Шолохова и Булгакова назову ещё двух русских советских писателей ХХ века.
     Первый – Александр Николаевич Степа́нов (1892—1965) — русский советский писатель, выпускник Санкт-Петербурского технологического института в 1913 году, инженер по образованию, участник русско-японской войны в 12-летнем возрасте, был связным под командованием отца, работал инженером и преподавателем в тридцатые годы 20-го века.  Автор романа «Порт-Артур» о русско-японской войне 1904-1905 г.г. Лауреат Сталинской премии первой степени (1946).  
      Рецензент романа, генерал-майор А. А. Игнатьев, участник русско-японской войны, вскоре после выхода первой книги «Порт-Артура» отметил «великолепные батальные сцены как на море, так и на суше», «живость и правдивость изображения», превосходное знание автором материала, что позволило ему «не только избежать ошибок, но и передать самую технику войны».
    Роман был издан семнадцать (!!!) раз общим тиражом более миллиона экземпляров, переведён на многие языки, в том числе на английский, французский, венгерский, китайский, японский и другие.
     Однако, нашлись Николаев Д.К. и Чистяков О.В., которые  опубликовали статью «Порт-Артур» в «Военно-историческом журнале», 2010,  № 1, в которой попытались опровергнуть  факты биографии Степанова (см. википедию).  
      В 1946 году по роману А. Н. Степанова им в соавторстве с И. Ф. Поповым написана одноимённая пьеса, по которой 1953 году был поставлен спектакль в Малом театре (режиссёры П. А. Марков и К. А. Зубов).  Многие театры страны последовали этому примеру, также был создан киносценарий «Порт-Артур». Этот сценарий патриотического направления после смерти Сталина не был реализован (см. википедию).
      Второй писатель – Константин Фёдорович Седых (1908-1979), окончил Читинский педагогический техникум, работал журналистом, написал сотни стихов. в 1930—60-е годы вышли десять сборников стихов. В течение 15 лет собирал материалы по истории казачества в Сибири,  изучал материалы по истории, экономике, географии, этнографии дореволюционного Забайкалья, архивные источники, воспоминания участников гражданской войны, устное народное творчество. Роман «Даурия» вышел в 1948 году. К.Ф.Седых стал лауреатом Сталинской  премии 2-ой  степени (1950)
   Роман «Даурия» выдержал свыше 100 изданий. Был переведён на английский, китайский, французский, украинский, белорусский и другие языки, выходил за рубежом — в Англии, Канаде, США, Франции, Югославии, в социалистических странах. По мотивам романа в Читинском драматическом театре был поставлен спектакль «Даурия».
      2. Воронцов заявляет: «Правда, поэтическая антология XX века вполне могла бы соперничать с антологией XIX: Блок, Есенин, Заболоцкий, Мандельштам, Ходасевич, Г. Иванов... Но общая картина от этого не меняется: чем дальше уходил в прошлое XIX век, тем сильнее в поэзии звучали его мотивы. Судите сами: первая половина века — разрыв с традицией (Маяковский, Хлебников), вторая — возвращение к ней (Заболоцкий, Рубцов). Эта эволюция очевидна даже в судьбе отдельных поэтов (того же Заболоцкого, Пастернака)».
    Моя базовая поэтическая антология ХХ века это: Есенин, Кедрин, Исаковский, Фатьянов, Дербенёв и особенно Н.М.Рубцов.  Потому что русская поэзия это поэзия, основанная на традиционной народной лексике и традиционных духовных ценностях, то есть на народности, справедливости, общинности и  православном мировоззрении поэта. Другая поэзия – это, в основном,  абстрактно эстетическая, атеистически-материалистическая и может считаться только как русскоязычная.      
     Потому что Гоголь сказал в своё время:   «Поэзия есть чистая исповедь души, а не порождение искусства или хотения человеческого; поэзия есть правда души, а потому и всем равно может быть доступна. Способность вымысла и творчества есть слишком высокая способность и даётся одним только всемирным гениям, которых появление слишком редко на земле; опасно и вступать на этот путь другому.
     Многие даже из первокласснейших талантов  становились ниже себя, зашедши в область  вымысла, но высоко возвышались даже и небольшие таланты, когда событиями собственной души своей были наведены на то, чтобы передавать одну чистую правду души»…  
     «Ещё доселе загадка – этот необъяснимый разгул, который слышится в наших песнях, несётся куда-то мимо жизни и самой песни, как бы сгорая желанием лучшей отчизны, по которой тоскует со дня создания своего человек… Ещё тайна для многих этот необыкновенный лиризм – рождение верховной трезвости ума,  – который исходит от наших церковных песней и канонов и покуда так же безотчётно возносит дух поэта, как безотчётно подмывают его сердце  родные звуки нашей песни».  
 
     3.   Воронцов пишет о творчестве Платонова: «В движении Платонов видел способ познания неподвижного. «Паровозный философ» из «Чевенгура», старый машинист-наставник, говорит: «Видел ты труд птиц? Нету его! Ну, по пище, по жилищу они кое-как хлопочут, ну а где у них инструментальные изделия? Где у них угол опережения своей жизни? Это удивительное понятие лучше всего характеризует самобытность, исключительность прозы Платонова. Он изображает человека под углом опережения его жизни, — так в старых учебниках физики рисовали пунктиром движения человека». 
      Как можно (по Платонову) не понимать значение и назначение  птиц  в окружающем мире, оценивая их по отсутствию видимых «инструментальных изделий». Эти пернатые уничтожают вредителей растительного мира (личинок, жучков, короедов, гусениц, червей), комаров, насекомых. К сожалению, очень многие «интеллектуалы» оторваны от реалий трудовой деятельности «простолюдинов». 
     М.П.Лобанов  в статье «Слово и дело»  приходит к следующим выводам:
     «Отвлечённая метафизика не в складе русского ума и характера, и «вечные вопросы», так мучившие Достоевского, органически рождались из русской народной жизни… Умный человек, например, понимает, что масса знаний это ещё не культура, главное – как творчески перерабатываются эти знания, подчиняются ли они какой-то руководящей идее автора.…Нелепо   представить,  чтобы  духовно стандартизированная,   хотя    и    сплошь дипломированная мещанская масса могла стать питательной средой для романа такой силы, как…, «Тихий Дон».
     Эти высказывания Лобанова были встречены в штыки либеральной интеллигенцией, прикрывавшейся марксистко-ленинской идеологией пролетарского интернационализма и игнорировавшей развитие русско-славянской православной по сути культуры  параллельно с развитием культуры других коренных народов.
       М.Лобанов подчёркивал: «Никакое глубокое творчество немыслимо без таких сил, составляющих   первооснову   духа, как   Родина,  земля, народ, традиции культуры, вечность. Корневое (крестьяне, народ) соединялось в творениях русских писателей с высотами культуры, оттого и такая крепость их, вечность». «Вытеснение духовно и культурно самобытной Руси, её национально-неповторимого    быта    Россией    новой,   «европезированной»,   унифицированной, как страны Запада,  –  этим болели многие глубокие умы России».
    «Становится понятным, почему  Л.Толстой так ценил Монтеня, когда читаешь в тех же «Опытах»: «Нравы и рассуждения крестьян я нахожу обычно более соответствующими наставлениям подлинной философии, чем нравы и рассуждения наших философов».
     То-есть, М.Лобанов разоблачает методы приватизация общественного мнения со стороны образованцев. Которые не позволяют представителям традиционного мировоззрения  иметь и публиковать собственное мнение. 
     4. Далее Воронцов пишет: «Я назвал наших писателей ХХ века лишь «звучным эхом» писателей XIX столетия, но эхо это было «позвучнее» зарубежного. А.А. Ахматова незадолго до смерти изрекла известное: «Три кита, на которых ныне покоится XX век, — Пруст, Джойс и Кафка...» В те времена (конец 50-х — начало 60-х годов) у нас только-только начали печатать Кафку, книги Пруста, публиковавшиеся в 30-х годах небольшими тиражами, можно было достать лишь в крупных библиотеках и у букинистов, а Джойса вовсе не издавали. Так что приходилось принимать слова Ахматовой на веру».
     У меня вопрос: Зачем вообще в статье публиковать и рассматривать мнение Ахматовой, которая в качестве кумиров называет трёх зарубежных писателей инородного мировоззрения? Зачем давать анализ их «творчества»?  У нас есть отечественные ориентиры.
      Воронцов  пишет:   «Набокова часто упрекали, что он заимствовал идею и сюжет «Приглашения» из «Процесса» Кафки... В «Процессе» закон что дышло — как повернул, так и вышло. Набоковского же Цинцинната Ц. судят «сообразно с законом». И закон этот придумал не Набоков, а еще древние греки в незапамятные времена. Процедура называлась «остракизмом» (от «остракона» — глиняного черепка для голосования, на котором писали имена). Ежегодно народу предлагалось демократическим путем определить, кто потенциально угрожает демократии. Прекрасная, узаконенная возможность сводить счеты с недругами!»
     И далее главный интересный посыл Воронцова: «Для того чтобы прослыть врагом демократии или, если угодно, врагом народа, не нужно было совершать никакого преступления или даже замышлять его: достаточно было «возвышаться над прочими и угрожать принципу равенства».  И следующий ниже идентичный посыл: «Зато точно известно, что он (Сократ по тексту) резко критиковал афинскую демократию за засилье в ней посредственностей и считал, что власть в государстве должна принадлежать «лучшим», то есть тем, кто «возвышается над прочими». Всё это верно.
     На сто лет раньше эти идеи были выражены Н.В.Гоголем в статье  «В чём же, наконец, существо русской поэзии и в чём её особенность» (1846г.), которая   практически не замечается литературоведами. Гоголь писал: «Когда у некоторых доброжелательных, но не дальнозорких начальников утвердилось было   странное    мнение, что  нужно опасаться бойких, умных людей и обходить их в должностях из-за  того единственно, что некоторые из них были когда-то шалуны и замешались в безрассудное дело, он (Крылов) написал не меньше замечательную басню «Две бритвы»  и в ней справедливо попрекнул начальников, которые
 
«Людей с умом боятся
 И держат при себе охотней дураков».  
 
     5. Статья А.Воронцова написана на высоком художественном уровне и  обоснованно на тех литературных источниках, которые выбрал сам автор.
      Можно принять как вкусовую классификацию А.Воронцова. А также по минувшему веку и мою классификацию, предлагаемую на принципах объективной историчности и народной философии: Шолохов, Булгаков, А.Степанов и К.Седых.
Относительно других литературных «кумиров» всегда будет вкусовая классификация, которая зависит от сложившегося либерального или духовно-патриотического (православного, не афишируемого подсознательно) мировоззрения и реального материального положения литературного критика.
     В области литературоведения ХХ и начала ХХI веков привожу авторскую классификацию: Ю. И. Селезнёв («Златая цепь»), М. П. Лобанов («Слово и дело»), композитор Г. В. Свиридов («Музыка как судьба») и Ст. Ю. Куняев («Поэзия. Судьба. Россия», «Шляхта и мы» и др.).
     В области исследования русской поэзии смотрите авторскую статью (Ю. Кириенко-Малюгин)  «Классификации поэзии в России» (опубликована на сайте «Звезда полей» в 2007 году;  в книге «Поэзия. Истина. Рубцов», М., Изд. И.Балабанов, ISBN, 2007г.; в книге «Методика оценки и критерии народности поэзии», М., Изд. «Рубцовский творческий союз», ISBN, 2014 г.)

Юрий Кириенко-Малюгин. Литературоведы о творчестве Н.М.Рубцова

Из авторской монографии «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…». М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз». 2011.
 
Юрий Селезнёв:   «Николай Рубцов вошёл в литературу в то памятное «громкими» именами время, когда … бездуховность «ультрамодных» приёмов, ритмов и рифм, рациональных  метафор,  ребусоподобных  образов  выдавалась – чего греха таить – и принималась порою за неоспоримые достоинства и даже подлинно поэтические ценности…». «Чуткий ко всему истинному талант Рубцова уже с самых истоков противостоял завлекающей моде мифов о «треугольных шедеврах» и прочих «нетленках»…Поэзия Рубцова была живым ручательством необходимости и возможности их достижения. Имя Рубцова стало, по существу, синонимом того поэтического явления, которое подготовило в сознании читателей переоценку ценностей, напомнив о бессмертии традиций отечественной поэзии».     
 
Елена Митарчук: «Ни у Гоголя, ни у Блока, ни у Рубцова нет несовершенных произведений. Если для их стиля и характерно некоторое пренебрежение литературной нормой, то сделано это исключительно из соображений художественной сообразности. Для всех трёх великих авторов характерно представление о литературном творчестве как о Божественном даре. Можно сказать, что центральной их темой была тема места русского человека в «мире Божьем» – русский человек и природа. При этом они были публицистами, то есть чутко улавливали особенности своего времени, держали руку на пульсе эпохи».  
 
Михаил Лобанов:  «Его (Рубцова) портреты Гоголя, Тютчева литературно искусны, но куда доходчивее «поэт и друг» в «Памяти Анциферова».     
 
Алла Науменко-Порохина: «Художественное пространство у Рубцова открыто и не ограничено, ему эквивалентна душевная открытость лирического героя».   
 
Елена Л. Иванова: «Рубцов, которому поначалу иные критики отказывали в «искусности», чрезвычайно сложен для толкования! Здесь годится разве что язык намёков, приблизительности. Природа поэзии Николая Рубцова такова, что искусность в ней неуловима, как солнечный луч, необъяснима, как тайна».    
 
Наталия Гай: «Время шестидесятников непростое. Да и как почти любое время в России. Те, кто мог и должен был его печатать, сам рвался на страницы журналов и сборников. Стояли плотным кольцом, расставив локти, не дай бог кто-то ещё пробьется в этот тесный круг избранных  и раздвинет соперников и конкурентов. Или просто боязнь, страх за себя перед властями за оценку таланта необычной звезды Николая Рубцова».
 
Владимир Ф. Андреев: «Рубцов был мятежен и твёрд, поражал своей эрудицией. В институте его очень любили поэты из национальных республик за его русизм, память о Российской империи, за уважение к её монархам. «Володя, –  говорил он мне, – у нас в России не было плохих царей»…  
 
Валентин В.Сорокин: «Вот Никитин. Поэт такого уровня, как Никитин, не может принадлежать только крестьянству. Это – общенародный поэт. А Рубцов безусловно освоил культуру Блока, культуру Есенина. И я бы о нём так сказал:  Рубцов – это русский национальный поэт. (из интервью для Московского Рубцовского центра, 01.10.2002 г.)
 
Юрий Кириенко-Малюгин: Разные исследователи сообщали о присутствии в творчестве Рубцова то стихии ветра, то о наличии спектра цветовых красок (серой, светлой или чёрной), то о темах дороги, то о теме «тихой» лирике, то о скрытой социальности тем (город – деревня), о патриотизме. Это свидетельствует, преимущественно, о мировоззрении, литературной позиции и направленности знаний конкретного критика, литературоведа, писателя,  но не объясняет причины воздействия поэзии Рубцова на душу читателя, не раскрывает глубину поэзии Рубцова, не может быть принято в качестве всеобъемлющей достоверной. Поэзия Рубцова – это алмаз с великим множеством граней, которые невозможно разделить, не нарушив целостность восприятия. Кристаллической структурой творчества Рубцова (как многогранного алмаза) является  мистическое восприятие окружающего мира, которое отразилось во многих стихах поэта и которое согласуется с ведическим и православным не декларированным  мировоззрением Рубцова.   
 
     Автор выражает  благодарность за содействие в получении информации Сорокину В.В., Петровой Т., Шантаренкову Н., Н.В.Попову, Андрееву В.Ф. (Москва), Гогулиной Т.В.(п.Кадуй),), Лукошникову В.И. (Бабаево),  Новикову А.Е. (Череповец) Мартюкову А.С. (Великий Устюг), Живоглядовой И.И., Семенихиной Е.И. и Никулинской Н.Н. (Тотьма), А.А.Грязеву (Вологда) Мартюковой Г.А., Шадриной С.М. и Прокошевой Н.М. (с.Никольское Тотемского  р-на), сотрудникам Вологодского Рубцовского центра и  ГАВО (Государственный архив Вологодской области). 
     В авторской книге «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (М. МГО Союза писателей России, 2002г.) опубликованы воспоминания учителей, воспитателей и учеников Никольской школы Корюкиной А.И., Соколова А.,  Медведева И.А., , Семенихиной Е.И., Игошевой К.В.,  Курочкиной Н.,, Аносова В. , Аносовой Е.А., Прокошевой Н.М., Мартюкова А., Е.Буняк, И.Серкова, преподавателей Тотемского лесного техникума Корюкиной А.Ф.,  Алексеевской Н.Н.., Обориной В.В., поэта Нины Груздевой, писателя С.П.Багрова, журналиста А.Мартюкова и др.
     Автор особо благодарен автору книги «Наедине с Рубцовым»  журналистке Н.Старичковой (1932-2008), которая печаталась  в альманахе «Звезда полей».
     Автор выражает  благодарность В. Д. Зинченко, в дискуссиях с которой у нас часто прояснялась Истина.
     Автор благодарен Дурову В.К.(«Тотемские вести», Тотьма), Голубничему И.Ю. («Московский литератор», Москва), Ст.Ю.Куняеву («Наш современник», Москва), редакциям газет г.Железнодорожный (Московская обл.), г.Великий Устюг (Вологодская обл.)  за авторские   публикации  о Н.М.Рубцове.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Маяковский – поэт или стихотворец на базе «рыбицы»?

«Не сотвори себе кумира…» 2-ая заповедь Господа Бога.  
 
     «Рыбица» в стихосложении – способ образования стихотворения путём подстановки в строки и строфы ритмической схемы любых абстрактных слоговых вставок  и последующей замены их в процессе стихотворчества более смысловыми слоговыми вставками (прим. Ю.К.-М.).  
 
      Ниже глава 3 из авторской книги «Методика оценки и критерии народного стихосложения» (М. Изд. «Рубцовский творческий союз», 2014)
 
     Глава 3. Критерии ритмизированного  стихотворчества
 
   Термины  взяты у  С.И. Ожегова «Словарь русского языка» (1).  
   Футуризм – формалистическое направление в искусстве и литературе начала ХХ в., отвергавшее реализм и пытавшееся создать новый стиль, к-рый должен был разрушить все традиции и приёмы старого искусства.
   Футурист – последователь футуризма.
   Декадентство – общее название буржуазных, антиреалистических
 
28
направлений в литературе и искусстве конца XIX – начала  XX века, отличающихся упадочничеством, крайним индивидуализмом.
   Декадент – последователь декадентства.
Символизм – анти-реалистическое  упадочническое направление в искусстве и литературе конца XIX –  XX в.в., проникнутое индивидуализмом и мистицизмом и отражающее действительность в условных и отвлечённых формах.
   Символист – последователь символизма.
   Графомания – болезненное пристрастие к сочинительству.
   Графоман – тот, кто страдает графоманией.
   Графомания – разновидность стихотворчества (мнение Ю.К.-М.).
    В 1926 году В.В.Маяковский (1893г. - 1930г.) опубликовал обширную статью «Как делать стихи» (13), фрагменты которой приводится ниже. У поэта наблюдается безапелляционная напористость и обращение к толпе как верховному судье. К каждому посылу следуют комментарии автора (Ю.К.-М.).
Приводим посылы В.В.Маяковского (В.В.М.):
   «Я должен писать на эту тему.
    На различных литературных диспутах, в разговоре с молодыми работниками различных производственных словесных ассоциаций (рап, тап, пап и др.), в расправе с критиками — мне часто при-ходилось если не разбивать, то хотя бы дискредитировать старую поэтику. Самую, ни в чём не повинную, старую поэзию, конечно, трогали мало...». 
3.1.1 Посыл В.В.М.:  
   «Наша постоянная и главная ненависть обрушивается на романсово-критическую обывательщину. На тех, кто всё величие старой поэзии видит в том, что и они любили, как Онегин Татьяну (созвучие душе!), в том, что и им поэты понятны (выучились в гимназии!), что ямбы ласкают ихнее ухо. Нам ненавистна эта нетрудная свистопляска потому, что она создает вокруг трудного и важного поэтического дела атмосферу полового содрогания и замирания, веры в то, что только вечную поэзию не берёт никакая диалектика». 
3.1.2. Комментарий Ю.К.-М. Опровержение от Г.В.Свиридова:
   «Романс и песня – наиболее распространённые, наиболее любимые виды музыки. Они проникают в самое сердце человека и живут в нём не только  как воспоминания, ощущения;  они  живут в
 
29
сердце сами, живые; можно  вспомнить  мелодию,  запеть   её  самому   и т.д.  В    музыкальной   среде   полупрезрительно называются дилетанты, а на самом деле большие таланты и подлинные мастера, создавшие изумительные образцы искусства, которые живут до сих пор в сердцах тысяч и тысяч людей. «Однозвучно гремит колокольчик», «Вот мчится тройка почтовая», «Соловей мой, соловей», «Не шей ты мне, матушка, красный сарафан» (7). 
3.2.1. Посыл В.В.М.: «Об этом много писалось и говорилось. Шумное одобрение аудитории всегда бывало на нашей стороне. Но вслед за одобрением подымаются скептические голоса:
   — Вы только разрушаете и ничего не создаёте! Старые учебники плохи, а где новые? Дайте нам правила вашей поэтики! Дайте учебники!»
   «Ссылка на то, что старая поэтика существует полторы тысячи лет, а наша лет тридцать — мало помогающая отговорка».
3.2.2. Комментарий Ю.К.-М. Маяковский замалчивает то обстоятельство, что его поэтика базируется на препарированном русском даже не языке в целом, а на разрезанных словах и неадекватных образах типа «облако в штанах», «улица – змея…». Последователи такой «поэтики» похоже считают свои осколки мыслей, обрубленные фразы, выдуманные, оторванные от основ русского языка образы в качестве нового (футуристического) направления русской поэзии.. Все исторические символы Родины, памятники побед над врагами,  понятия Добра и Справедливости отбрасываются в сторону под флагом современности.
3.3.1. Посыл  В.В.М.: 
«Я хочу написать о своём деле не как начетчик, а как практик. Никакого научного значения моя статья не имеет. Я пишу  о   своей
работе, которая, по моим наблюдениям и по убеждению, в основном мало чем отличается от работы других профессионалов-поэтов. Ещё раз очень решительно оговариваюсь: я не даю никаких
правил для того, чтобы человек стал поэтом, чтобы он писал стихи. Таких правил вообще нет. Поэтом называется человек, который именно и создаёт эти самые поэтические правила».
3.3.2. Комментарий Ю.К.-М. Маяковский считает, что поэт не должен руководствоваться традиционными национальными формами   стихосложения  и    нормами  христианско-православной 
 
30
морали, предыдущим поэтическим опытом. Отсюда «горы поэтической руды» и затраты времени  на работу по изысканию ритмизированных ходов вместо решения темы так, как ведёт поэта  невидимая рука Творца. Недаром принято, что мысли, образы и согласование рифмы в строфах приходят Сверху.
3.4.1. Посыл В.В.М.:    
    «Положения, требующие формулирования, требующие правил, — выдвигает жизнь. Способы формулировки, цель правил определяется классом, требованиями нашей борьбы.
   Например: революция выбросила на улицу корявый говор миллионов, жаргон окраин полился через центральные проспекты; расслабленный интеллигентский язычишко с его выхолощенными словами: «идеал», «принципы справедливости», «божественное начало», «трансцендентальный лик Христа и Антихриста» — все эти речи, шепотком произносимые в ресторанах, — смяты. Это — новая стихия языка. Как это сделать поэтическим?»
3.4.2. Комментарий Ю.К.-М.. Почему «жаргон окраин» должен стать эталоном русского поэтического языка? Этот жаргон – графоманское  рифмование лозунгов,  неадекватных русскому словообразованию образов для собравшейся  толпы, а не для русского человека с его заложенным генетически и в приходских школах ещё царской России высоким художественным уровнем. 
3.5.1. Посыл В.В.М.:   
   «Сразу дать все права гражданства новому языку: выкрику — вместо напева, грохоту барабана — вместо колыбельной песни:  (подчёркнуто Ю.К.-М.). Разворачивайтесь в марше! (Маяковский).
     Мало того, чтоб давались образцы нового стиха, правила действия словом на толпы революции, — надо, чтоб расчёт этого действия строился на максимальную помощь своему классу.   Мало, чтоб разворачивались в марше. Надо, чтоб разворачивались по всем правилам уличного боя, отбирая телеграф, банки, арсеналы в руки восстающих рабочих. 
    Отсюда: Ешь ананасы, Рябчиков жуй,  День твой последний при-ходит буржуй. Едва ли такой стих узаконила бы классическая поэ-зия. Но эти строки усыновила петербургская улица. На досуге кри-тики могут поразбираться, на основании каких правил это сделано»
3.5.2. Комментарий Ю.К.-М. Рифмованные лозунги – это поли-тическая поэтика. Новый вид   поэтики  для толпы! Нет  обращения
 
31
к Совести, к Душе человека, к  Состраданию.  Это – поэтика насилия   во имя насилия.
3.6.1. Посыл В.В.М.:  
   «Новизна в поэтическом произведении обязательна. Материал слов, словесных сочетаний, попадающих поэту, должен быть переработан. Если для делания стиха пошел старый словесный лом, он должен быть в строгом соответствии с количеством нового материала. От количества и качества этого нового будет зависеть — годен ли будет такой сплав в употребление».
3.6.2.  Комментарий Ю.К.-М.  Новизна, конечно, должна быть. Только какая? Маяковский предлагает фактически ломать русский язык, ломать классическую русскую лексику, которая создаёт или уже создала образы поэтического русского отражения явлений окружающего мiра.
3.7.1 Посыл В.В.М.:
    «Поэзия начинается там, где есть тенденция…. По-моему, стихи «Выхожу один я на дорогу…» — это агитация за то, чтобы девушки гуляли с поэтами. Одному, видите ли, скучно. Эх, дать бы такой силы стих, зовущий объединяться в кооперативы!».
    «Старые руководства к писанию стихов таковыми, безусловно, не являлись. Это только описание исторических, вошедших в обычай способов писания. Правильно эти книги называть не «как писать», а «как писали»».
3.7.2. Комментарий Ю.К.-М. Маяковский мировоззренчески   не способен на создание традиционной русской поэзии, ангажирован на написание революционных стихообразований, которые явля-ются русскоязычными конструкциями и  разновидностью графома-нии. Поэзия сатирического направления была уже представлена баснями И.А.Крылова, тематика была направлена на обличение пороков человека, его слабостей на основе народных обычаев.
3.8.1.  Посыл В.В.М.: 
   «Говорю честно. Я не знаю ни ямбов, ни хореев, никогда не различал их и различать не буду. Не потому, что это трудное дело, а потому, что мне в моей поэтической работе никогда с этими штуками не приходилось иметь дело. А если отрывки таковых метров и встречались, то это просто записанное по слуху, так как эти надоевшие мотивы    чересчур часто встречаются — вроде: «Вниз по матушке по Волге».
 
32
3.8.2. Комментарий Ю.К.-М. В.В.М подменяет понятия, причём он делает это искренне, т.е., заблуждаясь в том, что все остальные поэты должны делать стихи по «инструкции» Маяковского.
3.9.1. Посыл В.В.М.:
    «Какие же данные необходимы для начала поэтической работы?   Первое. Наличие задачи в обществе, разрешение которой мыслимо только поэтическим произведением. Социальный заказ. 
    Второе. Точное знание, или, вернее, ощущение желаний вашего класса (или группы, которую вы представляете) в этом вопросе, т.е. целевая установка.
    Третье. Материал. Слова? Постоянное пополнение хранилищ, сараев вашего черепа, нужными, выразительными, редкими изобретёнными, обновлёнными, произведёнными и всякими другими словами.
    Четвертое. Оборудование предприятия и орудия производства. Перо, карандаш, пишущая машинка, телефон, костюм для посещения ночлежки, велосипед для езды в редакции, сорганизованный стол, зонтик для писания под дождём, жилплощадь определённого количества шагов, которые нужно сделать для работы, связь с бюро вырезок для пересылки материала по вопросам, волнующим провинции, и т.д. и т.п., и даже трубка и папиросы.  
     Пятое. Навыки и приёмы обработки слов, бесконечно индивидуальные, приходящие лишь с годами ежедневной работы: рифмы, размер, аллитерации, образы, снижения стиля, пафос, концовка, заглавие, начертание и т.д. и т.д.
.3.9.2. Комментарий Ю.К.-М. Маяковский пишет стихи на заданную тему. С ориентацией на пожелание или требования Заказчика. В этом случае включается только  техника стихо-сложения. Маяковский далее предлагает поэту постоянно изобретать слова для хранения в черепной коробке. То-есть, при выполнении заказа поэт должен составлять рыбицу стиха и под пустоты в строках подгонять слова и рифмы (курсив Ю.К.-М.). То-есть, поэт не пишет сразу строфы по теме, вытаскивая из памяти и применяя имеющийся словарный багаж и интуитивно соз-давая образ. С условиями для работы, а также с наработкой навы-ков можно согласиться. Но на приёмы работы через «рыбицу» (это  русско-язычная графомания), идут не сложившиеся личности.
 
33
 3.10.1.  Посыл В.В.М.:  
    «Например: социальное задание — дать слова для песен идущим на питерский фронт красноармейцам. Целевая установка — разбить Юденича. Материал — слова солдатского лексикона. Орудия производства — огрызок карандаша. Приём — рифмованная частушка.
    Результат: Милкой мне в подарок бурка и носки подарены. Мчит Юденич с Петербурга, как наскипедаренный.
    Новизна четверостишия, оправдывающая производство этой частушки, — в рифме «носки подарены» и «наскипедаренный». Эта новизна делает вещь нужной, поэтической, типовой».
3.10.2. Комментарий Ю.К.-М. Это чисто лозунговая поэзия. Причём в первой же строке есть смысловая тавтология  «в подарок» и «подарены». 
3.11.1. Посыл В.В.М.:
    «Для действия частушки необходим приём неожиданной рифмовки при полном несоответствии первого двухстрочья со вторым. Причём первое двухстрочье может быть названо вспомогательным.
    Даже эти общие начальные правила поэтической работы дадут больше возможностей, чем сейчас, для тарификации и для квалификации поэтических произведений (курсив Ю.К.-М.).
    Моменты материала, оборудования и приёмы могут быть прямо засчитываемы как тарифные единицы.   Социальный заказ есть? Есть. 2 единицы. Целевая установка? 2 единицы. Зарифмовано? Ещё единица. Аллитерации? Еще пол-единицы. Да за ритм единица – странный размер требовал езды в автобусе.
3.11.2. Комментарий Ю.К.-М.  Маяковского интересует так называемая тарификация, то-есть уровень оплаты его выполнен-ного или выполняемого заказа. Это –  методика  меркантильной оценки  стихотворчества по критериям социального заказа, целевой установки, наличию поэтического приёма (аллитерации), за создание ритма («странный размер»).
3.12.1.  Посыл В.В.М.: «Стихи Демьяна Бедного — это правильно понятый социальный заказ на сегодня, точная целевая установка –  нужды рабочих и крестьян, слова полукрестьянского обихода (с примесью отмирающих поэтических рифмований), басенный приём.
 
34
    Стихи Крученых: аллитерация, диссонанс, целевая установка — помощь грядущим поэтам.
    Тут не придется заниматься метафизическим вопросом, кто лучше: Демьян Бедный или Крученых. Это поэтические работы из разных слагаемых, в разных плоскостях, и каждая из них может существовать, не вытесняя друг друга и не конкурируя».
3.12.2. Комментарий Ю.К.-М. Здесь Маяковский поддерживает  идеологически близких экспериментаторов. Есенин в своё время отметил, что по деревне уже поют агитки не Демьяна Бедного, а  «бедного Демьяна». 
3.13.1.   Посыл В.В.М.   Кредо Маяковского:
«С моей точки зрения, лучшим поэтическим произведением будет то, которое написано по социальному заказу Коминтерна, имеющее целевую установку на победу пролетариата, переданное новыми словами, выразительными и понятными всем, сработанное на столе, оборудованном по НОТу (научной организации труда, - прим. Ю.К.-М.), и доставленное в редакцию на аэроплане».
3.13.2. Комментарий Ю.К.-М.
   Это приспособленчество под заказ и зомбированность на космо-политические задачи революции?
3.14.1.  Посыл В.В.М.: Как же делается стих? Работа начинается задолго до получения, до осознания социального заказа.
    Предшествующая поэтическая работа ведётся непрерывно.    Хорошую поэтическую вещь можно сделать к сроку, только имея большой запас предварительных поэтических заготовок.     Есть нравящийся мне размер какой-то американской песенки, ещё требующей изменения и русифицирования: Хат Харден ХенаДи вемп оф совенаДи вемп оф совена Джи-эй. (курсив Ю.К.-М.)
Есть крепко скроенные аллитерации по поводу увиденной афиши с фамилией «Нита Жо»: Где живет Нита Жо? Нита ниже этажом.   Есть темы разной ясности и мутности:
 1 )Дождь в Нью-Йорке.  
 2) Проститутка на бульваре Капуцинов в Париже. Проститутка, любить которую считается особенно шикарным потому, что она одноногая, – другая нога отрезана, кажется, трамваем. 
 3)Старик при уборной в огромном …  ресторане в Берлине.
 4)Огромная тема об Октябре, которую не доделать, не пожив в деревне, и т.д. и т.д.
 
35
3.14.2. Комментарий Ю.К.-М. Подобные заготовки для будущих заказов (от кого? – интересно! – прим. Ю.К.-М.) выдают такого исполнителя, как версификатора или подготовленного графомана.  Это называется стихотворчество от разума (использование набора заготовок), а не поэзия от состояния Души автора, поэта.
    Литераторы часто задаются вопросом: Что это у Маяковского:   
Ритмизированное стихотворчество или графомания?
3.15.1.  Посыл В.В.М.
   «Наиболее действенным из последних моих стихов я считаю — «Сергею Есенину».
    Как работался этот стих?
    Есенина я знаю давно — лет десять, двенадцать.
    Его очень способные и очень деревенские стихи нам, футуристам, конечно, были враждебны.
    Мы ругались с Есениным часто, кроя его, главным образом, за разросшийся вокруг него имажинизм.
К сожалению, в этот период с ним чаще приходилось встречаться в милицейский хронике, чем в поэзии. Он быстро и верно выбивался из списка здоровых (я говорю о минимуме, который от поэта требуется) работников поэзии.
    В эту пору я встречался с Есениным несколько раз, встречи были элегические, без малейших раздоров.
    Конец Есенина огорчил, огорчил обыкновенно, по-человечески. Но сразу этот конец показался совершенно естественным и логичным. Я узнал об этом ночью, огорчение,  должно быть, так бы и осталось огорчением, должно быть, и подрассеялось бы к утру, но утром газеты принесли предсмертные строки: «В этой жизни умирать не ново, Но и жить, конечно, не новей».
   После этих строк смерть Есенина стала литературным фактом.
3.15.2. Комментарий Ю.К.-М.Неужели Маяковский не знад, что Есенин был убит, а затем  повешен на вертикальной трубе в гостинице «Англетер» в Ленинграде? В течение суток доступ в номер С.Есенина был закрыт. Вмятина на лбу поэта от удара канделябром была замазана.  Проводились манипуляции с телом Поэта для инсценировки самоубийства. Православная церковь не давала хоронить самоубийц на кладбище. Их место было за оградой. А Есенин похоронен на Ваганьковском православном кладбище, что знал В.В.Маяковский. 
 
36
3.16.1. Посыл В.В.М. «Сразу стало ясно, сколько колеблющихся этот сильный стих, именно — стих, подведёт под петлю и револьвер.
    С этим стихом можно и надо бороться стихом, и только стихом.
    Так поэтам СССР был дан социальный заказ написать стихи об Есенине. Заказ исключительный, важный и срочный, так как есенинские строки начали действовать быстро и без промаха. Заказ приняли многие. Но что написать? Как написать?».
3.16.2.  Комментарий Ю.К.-М.:  Неужели Маяковский не пони-мал, что «посмертные» стихи С.Есенина сфабрикованы убийцами? Неужели В.Маяковский не знал стихи С.Есенина от  1922 года:
 
               Не злодей я и не грабил лесом,
               Не расстреливал несчастных по темницам. (14) 
 
3.17.1. Посыл В.В.М.:
   «Появились стихи, статьи, воспоминания, очерки и даже драмы. По-моему, 99% написанного об Есенине просто чушь или вредная чушь.   Мелкие стихи есенинских друзей. Их вы всегда отличите по обращению к Есенину, они называют его по-семейному — «Сережа» (откуда это неподходящее слово взял и Безыменский).    Осматривая со всех сторон эту смерть и перетряхивая чужой материал, я сформулировал и поставил себе задачу.   Целевая установка: обдуманно парализовать действие последних есенинских стихов, сделать есенинский конец неинтересным, выставить вместо легкой красивости смерти другую красоту, …чтобы мы славили радость жизни, веселье труднейшего марша в коммунизм.
   Около трёх месяцев я из дня в день возвращался к теме и не мог придумать ничего путного. Лезла всякая чертовщина с синими улицами и водопроводными трубами. За три месяца я не придумал ни единой строки». 
 3.17.2.  Комментарий Ю.К.-М.: Итак, три месяца Маяковский выполнял «социальный заказ» дискредитировать С.Есенина. Надо признать, что провокация – фальшивка  с «посмертными» стихами С.Есенина действительно могла сработать и привести к самоубийству поклонников поэта. Так произошло  в 1926 году с Г.Бениславской, которая была одно время секретарём Поэта. 
 
37
3.18.1. Посыл В.В.М.:  «Из размеров я не знаю ни одного. Я просто убеждён для себя, что размер получается у меня в результате покрытия этого ритмического гула словами, выдвигаемыми целевой установкой (все время спрашиваешь себя: а то ли это слово? А кому я его буду читать? А так ли оно поймётся? И т.д.),.
   Сначала стих Есенину просто мычался приблизительно так:
   та-ра-ра?/ра-ра?/ра, ра, ра, ра?,/ра-ра/
   ра-ра-ри/ра ра ра/ра ра/ра ра ра ра/
   ра-ра-ра/ра-ра ра ра ра ра ри/
   ра-ра-ра/ра ра-ра/ра ра/ра/ра ра.
   Потом выясняются слова:
   Вы ушли ра ра ра ра ра в мир иной.
   Может быть, летите ра ра ра ра ра ра.
   Ни аванса вам, ни бабы, ни пивной.
   Ра ра ра/ра ра ра ра/ трезвость.
   Десятки раз повторяю, прислушиваюсь к первой строке:
   Вы ушли ра ра ра в мир иной и т.д.
   Что же это за «ра ра ра» проклятая и что же вместо нее вставить? 
  «Вы ушли, как говорится, в мир иной». Строка сделана — «как говорится», не будучи прямой насмешкой, тонко снижает патетику стиха и одновременно устраняет всяческие подозрения по поводу веры автора во все загробные ахинеи… 
   Как же сделать эти строки еще более контрастными и вместе с тем обобщёнными?
   Беру самое простонародное:
   ни тебе дна, ни покрышки,
   ни тебе аванса, ни пивной.
   Эта строка явилась хорошим разбегом для того, чтобы выкинуть все слога перед «трезвость», и эта трезвость явилась как бы решением задачи. Поэтому четверостишие располагает к себе даже ярых приверженцев Есенина, оставаясь по существу почти издевательским (курсив Ю.К.-М.).
   Четверостишие в основном готово, остаётся только одна строка, не заполненная рифмой.   
   Первое четверостишие определяет весь дальнейший стих. Имея в руках такое четверостишие, я уже прикидываю, сколько таких нужно по данной теме и как их распределить для наилучшего эффекта (архитектоника стиха).
 
38
   Имея основные глыбы четверостиший и составив общий архитектурный план, можно считать основную творческую работу выполненной.
   Далее идёт сравнительно лёгкая техническая обработка поэтической вещи.
   Надо всегда иметь перед глазами аудиторию, к которой этот стих обращён. В особенности важно это сейчас, когда главный способ общения с массой — это эстрада, голос, непосредственная речь.
   Надо в зависимости от аудитории брать интонацию убеждающую или просительную, приказывающую или вопрошающую.
Так, например, печатный текст говорит немного безразлично, в расчёте на квалифицированного читателя:
   Надо вырвать радость у грядущих дней.
   Иногда в эстрадном чтении я усиливаю эту строку до крика:
   Лозунг:
   вырви радость у грядущих дней!».
3.18.2. Комментарий Ю.К.-М. Этот метод эстрадного воздействия на аудиторию был  взят на вооружение поэтами-шестидесятниками (Е.Евтушенко, А.Вознесенским, Р.Рождественским и др.). При этом русскоязычная и надуманная архитектоника стиха нивелировалась.
3.19.1. Посыл В.В.М.: «Моя книга нужна человеку, который хочет, несмотря ни на какие препятствия, быть поэтом, человеку, который, зная, что поэзия — одно из труднейших производств, хочет осознать для себя и для передачи некоторые кажущиеся таинственными способы этого производства».
3.19.2. Комментарий Ю.К.-М.  Эту книгу Маяковского надо прочитать,  чтобы знать, как не надо писать стихи шаблонными методами, подгоняя текст под результат.
…………………………………………………………………………………………….
P.S. Автор приводит текст постранично  без корректировки из книги «Методика…», набранной шрифтом 11 и в формате А5. Книга отмечена в номинациях (длинный список) Бунинской премии 2016 года и премии «Золотой Дельвиг» 2016 года «Литературной газеты».
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Методика оценки и критерии народности поэзии

     НО «Рубцовский творческий союз» выпустил книгу Юрия Кириенко-Малюгина «Методика оценки и критерии народности поэзии» (литературоведение, стихо-сложение), 2014,120 с., ISBN.   
     Поводом для написания этого исследования   явились реальные противоречия и несовпадения творческих представлений литературоведов  и установок в общественной жизни.  
     По вопросу, как надо и не надо писать стихи и зачем всё это делать, имеется много, но не множество исследований. Объять необъятное невозможно. Автор сделал акцент на тех источниках информации, которые считает базовыми по теме.  Среди литературоведов особую позицию занимают Гоголь, Тютчев, Селезнев, Лобанов, Свиридов, авторы статей Московских конференций «Рубцовские чтения»  НО «Рубцовского творческого союза». 
   Книга содержит разделы «Гоголь – основоположник литературоведения России»,   «Критерии ритмизированного  стихотворчества», «Зашифрованная народная поэзия С.Есенина», «Поиск истины литературоведами эпохи «застоя», «Критерии оценки народности поэзии», «Торсионная методика оценки народности поэзии», «Формалистическая методика оценки техники стихосложения», «Духовно-смысловая  методика оценки русской Поэзии» и др. 
      Книга предназначена литературоведам, филологам, поэтам, преподавателям гуманитарных институтов, колледжей и школ, всем, кто не равнодушен к проблемам поиска Истины в литературоведении, выявлении критериев народности поэзии, адекватном отражении Истории России и проблемы Возрождения  Семьи –  как основы духовного существования и развития России.  
     Фрагменты аннотации книги Юрия Кириенко-Малюгина «Методика оценки и критерии народности поэзии»  смотрите в разделе сайта  «Публикации Кириенко-Малюгина», подраздел «Информация, полемика». Эту книгу я (Ю.Кириенко-Малюгин) писал всю жизнь и три месяца летом этого 2014 года. Во избежание компиляций со стороны литературоведов ссылка на первичное авторство идеи и темы обязательна. 
    Книгу можно заказать по эл. почте Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  для пересылки от 3-х экз. 

Юрий Кириенко-Малюгин. Награждение лауреатов 1-го Интернет-конкурса «Звезда полей» 2016 и Всероссийского конкурса «Звезда полей» 2016 по всем номинациям

Лауреатам 1-го Интернет-конкурса «Звезда полей» 2016 и Всероссийского конкурса «Звезда полей» 2016 по всем номинациям (список приведен на сайте) направлены почтовыми отправлениями дипломы и памятные подарки (книги о Рубцове, альманахи и выборочно эсклюзивные цветные календари о Рубцове в формате А3 ( издания 2003-2011 г.г.) и календарь о С.А.Есенине (2015 г.).

   Условия второго Интернет-конкурса «Звезда полей», 12-ой Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения» и Всероссийского конкурса «Звезда полей» 2016 по номинациям «песни на стихи Рубцова», «искусство, живопись», «пропаганда духовно-народной поэзии и творчества Н.М Рубцова» будут объявлены на сайте www.rubcow.ru«Звезда полей»   в сентябре 2016 года.

Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России – дети!

Читаешь и слушаешь разные мнения о частных проявлениях необъявленной  национальной идеи для России, которая локально заявляется по приоритету материальной поддержки то одних, то других госбюджетиков, то  учителей, то медиков, то военных, то пенсионеров, то депутатов Госдумы, то социальных работников, то полуобанкротившихся банков. Не слышно о материальной поддержки олигархов и их персонала, научных работников Российской Академии наук, студентов и студенток, инженеров и других технических специалистов, и особенно выпускников вузов России, которые попадают в ловушки вербовщиков западных фирм. Инженеры в исследовательских организациях получают ставки, уровень которых ниже ставок уборщицы в Госдуме, офисах средних и крупных бизнес-организаций.  
    Есть национальная идея, озвучиваемаятак, как её понимают авторы гуманитарного направления.  Например, в журнале «Наш современник», № 7, 2016  опубликована статья литератора Лидии Сычёвой «Женитьба и семья, как национальная идея». Содержание статьи является практически компиляцией идеи, опубликованной в моей авторской книге «Есть Божий суд…» (М., Изд. НО «Рубцовский творческий союз», 2012). В предисловии прямо сказано: «Национальная идея для России лежит на поверхности – это ДЕТИ – наследники Великороссии, объединяющей три базовые ветви славянской Истории – Россию, Украину и Белоруссию». Не заметить эту книгу и этот посыл Л.Сычёва не могла, поскольку она знает лично меня, наверняка заходит в Интернет и на литературный сайт www.rubcow.ru «Звезда полей» (открыт с марта 2006 года и имеет более 800 тысяч посетителей и неслучайных). Предисловие и аннотация книги «Есть Божий Суд…» опубликованы на указанном сайте в октябре 2012 г. В Интернете с апреля 2013 года полностью выложена электронная версия книги. 
     Никакой ссылки на эту информацию в своей статье Л.Сычёва не даёт. Наличие семьи ещё не гарантирует появление детей. К сожалению, очень многое зависит от социальных и материальных условий проживания семьи, от сексуальной ТВ-пропаганды, от неафишируемой пропаганды абортов в сфере муниципального медицинского обслуживания беременных женщин, от отсутствия запрета абортов (детоубийств) законом РФ. Дети рождаются и воспитываются преимущественно в семьях. Но не только. Есть и матери-одиночки, которые в силу инстинкта продолжения рода идут на рождение ребёнка. Л.Сычева узко рассматривает фактически демографическую проблему.  Проблемы стоят гораздо шире. 
     На сайте «Звезда полей» в октябре 2014 года опубликован мой доклад «Современная молодёжь и народная культура», представленный на совещании по рассмотрению «Основ государственной культурной политики» 19.09.2014 г. в музее им. А.С.Пушкина (был доложен фрагментами из-за ограничения по времени доклада). Привожу фрагмент № 1:    
     «Недавно Президент РФ В.В.Путин заявил: 
     «Это не Россия находится между Востоком и Западом, это Запад и Восток находятся справа и слева от России»
    По заявленной проблеме  имеется несколько тем. 
Тема № 1. Поиск Истины в современном обществе России. 
    Любовь или секс? Дети или аборты? Семья или «любовный треугольник»? Загул «денежных мешков» или спасение молодого поколения от нищеты? Легализация проституции или ликвидация секспритонов? Легализация геев и лесбиянок или их изоляция от нормального общества? Содом и Гоморра в России или культ семьи и детей? Круглогодичные конкурсы раздеваемых фотомоделей или интеллектуально-технические конкурсы молодёжи? Поворот на тотальную техническую модернизацию или финансирование «технарей» и науки по остаточному принципу? Госмонополия на вино-водочные изделия и табак или повышение цен? Древнейшая ведическая славянская История и культура или замалчивание исторических фактов и Истины? Народная культура или инородная? Народные танцы или животные телодвижения? «Барыня», «цыганочка», «русский перепляс», кадриль, хороводы, фигурный вальс или рок-эн-рол, твист, буги-вуги? Душа или животные инстинкты? Юмор над собой любимым или юмор «ниже пояса»? Фильмы с демонстрацией методов насилия и преступлений или светлые советские фильмы? Зомбирование на конфликты или оказание взаимопомощи братьям и сестрам?   Пропаганда Веры, Надежды и Любви или вампиризма и эгоизма? Разгул «либерализма» или личная ответственность перед детьми и обществом за Слово и Дело? Государственный патриотизм или эгоцентризм и космополитический либерализм? Музыка Свиридова или инородная попса и какофония? Картины Шишкина, Саврасова, Левитана или мазня и ребусы «современных» продвинутых неприкасаемых «художников»? Николай Рубцов и Сергей Есенин или меркантильное стихотворчество? Семь «Я» (муж, жена, пятеро детей) в России или русофобия и ползучий геноцид русского народа по доктрине Даллеса от  1945 года? Запрет абортов в частных и государственных клиниках или вырождение славян в России?  Сергий Радонежский или «генерал Власов»?  Иисус Христос или Иуда? «Мы слышим звуки одобренья не в сладком ропоте толпы…»? Мы и сегодня наблюдаем  противостояние западников и славянофилов, скрытых русофобов и патриотов России.
Президент России В.В.Путин заявил 10 декабря 2012г.: «Каждый гражданин имеет право высказывать и отстаивать своё мнение». Литература и культура не могут быть оторваны от духовно-нравственного состояния семьи и молодёжи. Благими целями инородной культуры вымощена дорога в ад. Индивидуализм, перешедший в эгоизм, и затем в эгоцентризм - это  высшая стадия деградации личности». 
    Привожу фрагмент № 2 вышеупомянутого доклада:
«Тема № 7. Демографическая проблема. Программы телевидения и радиостанций практически не ориентируют молодёжь на создание семьи, рождение детей и запрет абортов. Напоминаю историю  вопроса. В царской России аборты были запрещены. После революции большевики отменили фактически институт семьи. В 1920 г. в период правления Ленина-Троцкого  разрешены аборты. В результате количество абортов выросло со 120 тысяч в 1920 г.  до миллиона в 1935 г. Эту тенденцию увидели руководители СССР во главе со Сталиным и в июне 1936 года был принят закон о запрете абортов в СССР. В результате уже в 1937 году рождаемость выросла ровно на миллион детей и росла каждый год.  В 1955 году в период правления Н.Хрущева принят закон с хитрым названием «О снятии запрета на запрет абортов». В результате с 1956 года количество абортов (убийств детей в зародыше) составило ежегодно 4 млн в год. В интернете опубликована информация, что с 1956 года до 1992 год количество абортов составило 200 млн человек, в основном славянского населения России. Известно, что мусульманские женщины аборты не делают по религиозным соображениям (существует моральный запрет).  После 1992 г. тенденция массовой ликвидации детей русско-славянской православной части населения и минимального деторождения  продолжалась. Определённый рост рождаемости наблюдаем  с 2007 года, когда было объявлено о выделении материнского капитала. Однако в течение последующего года строительные фирмы без всяких оснований взвинтили цены на квадратный метр жилья в 8-10 раз и внедрили ипотеку, т.е. растянутую на несколько лет оплату за приобретённую квартиру. 
     Надо русской молодёжи и не только  взять полную ориентацию на православные ценности и семейные ценности. Возникает вопрос, почему не разработан и не принят закон «Запрет абортов и полномасштабное стимулирование рождаемости в Российской федерации»…». 
       Итак, какими критериями надо руководствоваться для национальной идеи? Предлагаю следующие критерии по последовательности  реализации (ранжированию) для внутренней и внешней политики  государства. 
1. Рождаемость (дети – воспроизводство коренного населения). Детей должно быть столько сколько Бог даст.
2. Продовольственная безопасность.  Системное плановое развитие сельского хозяйства и перерабатывающей пищевой промышленности.
3. Обороноспособность – развитие ВПК (военно-промышленного комплекса)
4. Производство товаров народного потребления (лёгкая промышленность, бытовые товары).
5. Машиностроение для реализации критериев  2, 3 и 4.
6. Плановая экономика и бюджет как следствие реализации критериев 2, 3. 4 и 5.
7. Приоритетная полномасштабная поддержка детей и семьи как наследников территории, Истории и Культуры Российской Федерации. 
8. Полномасштабная поддержка ветеранов и пенсионеров.
9. Бесплатное медицинское обслуживание населения.
10. Бесплатное образование подрастающего поколения и приоритетная подготовка кадров для технических отраслей, создающих товарную массу.  
11. Принятие обоснованной шкалы оплаты труда во всех сферах деятельности, включая бизнес-структуры.
Отсюда возникают приоритеты финансирования реализации критериев жизнедеятельности государства. 
      У нас много продвинутых активистов и активисток, которые выдвигают одну инициативу за другой.  Иногда попадая пальцем в небо. Неподготовленные активисты, бездетные и однодетные разведённые феминистки не должны определять политику государства. Довольно часто необоснованные инициативы приносят вред обществу. А предложения специалистов и профильных институтов (от групп специалистов) должны ставиться на общественное обсуждение и слушания под конкретные сроки принятия решения.
 
   Кириенко Юрий Иванович (лит. псевдоним Юрий Кириенко-Малюгин) – выпускник Московского технологического института пищевой промышленности, кандидат технических наук, член Союза писателей России, автор ряда литературоведческих и публицистических статей и книг, изобретатель СССР, окончил факультет «Внешняя политика СССР и международные отношения» Университета марксизма-ленинизма.  
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Несанкционированные видео от Анастасии Черновой

В Интернете на поиск «Кириенко-Малюгин» я обнаружил следующую информацию:

Рубцовские чтения. Ю.Кириенко-Малюгин, А. Чернова. http://www.youtube.com/watch?v=cyphprwtqCk Выступление участников: Юрий Кириенко - Малюгин, Анастасия Чернова, с 26 минуты

Съёмка была не согласована со мной, как автором той запланированной встречи со студентами колледжа № 20 по творчеству Н.М.Рубцова.  Это мероприятие не было «Рубцовскими чтениями», как придумано автором  видеозаписи, явившейся и мной не приглашённой Анастасией Черновой.   Запись датирована  мартом 2013 г. К сведению посетителей сайта, научно-практические конференции «Рубцовские чтения» проводятся с 2006 года в январе каждого года, а статьи-доклады  публикуются обычно в феврале-марте соответствующего года в ежегодном альманахе «Звезда полей». Забавно, с молодёжным девичьим приколом  представлен формат в переводе на русский «видео смешное юмористическое». Предлагаю Анастасии Евгеньевне Черновой ответить на эту информацию, поскольку видео введено в Интернет на мою страницу-поиск «кириенко-малюгин». 

 

 

Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Михайлович Рубцов (резюме о жизни и творчестве)

   Николай Михайлович Рубцов (03.01.1936 – 19.01.1971), родился в поселке Емецк Северного края, мальчишка из многодетной семьи, сирота, детдомовец (август 1944 – август1950), студент Тотемского лесного техникума (сентябрь1950 – июнь 1952), кочегар Архангельского тралового флота (сентябрь 1952 – июль 1953), студент Кировского горно-химического техникума (август 1953 – январь 1955 г.), слесарь на военном полигоне в Приютино (март 1955 – сентябрь1955), матрос-дальномерщик Северного морского флота (октябрь 1955 – октябрь 1959), рабочий Кировского (Путиловского) завода (ноябрь 1959 – август 1962), студент очного отделения (сентябрь 1962 – июнь 1964) и заочного отделения (январь 1965 – май 1969 г.)  и выпускник Литературного института им. А.М.Горького 1969 г., автор четырёх прижизненных поэтических сборников: «Лирика» (1965), «Звезда полей» (1967), «Душа хранит» (1969), «Сосен шум» (1970); член Союза писателей СССР с 1968 г.; проживание в государственных жилищных условиях с сентября 1950г. по июнь 1964 года  и бездомный поэт с июля 1964г.  по октябрь 1967г.,  как эхо выхода из детдома в 14 лет в «большую жизнь»  и в результате вынужденного проживания без прописки (до получения комнаты в Вологде с января 1968г. и отдельной квартиры с января 1969 г.). Автор текстов песен «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»), «В горнице», «Журавли», «Улетели листья с тополей…», «Звезда полей»,  «Осенняя песня», «Зимняя песня», «Привет, Россия – родина моя!...» и др. (резюме Ю.Кириенко-Малюгина» о Н.М.Рубцове). Сведения даны на основе исследований из монографии Ю.Кириенко-Малюгина «Звезда полей горит, не угасая…» (М., Изд. НО «Рубцовский творческий союз», 2011) и авторских публикаций на сайте www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество», который открыт с марта 2006 года).

Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов против Аллена Даллеса.

Периодически в СМИ даются ссылки на доктрину Аллена Даллеса, которая называется «Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР» и была разработана в 1945г. перед окончанием 2-ой Мировой войны.  Мне, как автору статьи, неизвестно о публикации полного текста доктрины Даллеса с 1945 года ни в органе ЦК КПСС, в центральной газете «Правда», ни в журнале «Коммунист», ни в других наших газетах коммунистического направления даже до настоящего времени. Прошу извинения, если я ошибся, и кто-то сообщит о конкретной полной публикации. А ведь речь идёт о запланированном  геноциде русского народа, как костяка советского народа и ведущего организатора всех технических и социально-экономических достижений СССР и России. Пока идеологи КПСС боролись за единство советского народа, блокировали системное русское народное творчество (народные танцы и песни, народные инструменты, гармошку), другие нации в СССР развивали  и рекламировали свою национальную культуру.
     Попробуем противопоставить  мировоззренческие позиции  своего рода национальных лидеров США и СССР (России) в послевоенной истории до 1971 г. 
     С одной стороны:  Аллен Даллес (1893г. – 1969г.), который возглавлял  американскую разведку cif  в Европе в 1945 году, позднее работал в качестве Госсекретаря США и формировал государственную политику США. 
     С другой стороны: Николай Михайлович Рубцов (03.01.1936 – 19.01.1971 г.) – русский  национальный поэт, детдомовец, матрос Северного флота и выпускник Литературного институт им. А.М.Горького, член Союза писателей СССР. 
     Покажем, как Н.М.Рубцов заочно опровергал посылы А.Даллеса своим мировоззрением и поэзией. Итак, последовательно по фрагментам доктрины Даллеса.  
     Полностью  статью Юрия Кириенко-Малюгина «Николай Рубцов против Аллена Даллеса»  смотрите в разделе сайта  «Публикации Кириенко-Малюгина», подраздел «Рецензии, заметки, переписка».
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов, Валентин Сафонов и август-сентябрь 1962 г. в Литинституте.

Представленный ниже фрагмент из главы 6 монографии о Н.М.Рубцове (редакция 2016-2019) публикую для краткой информации о "прорыве" Николая Рубцова в Литинститут, о случайно-неслучайной встрече  с Валентином Сафоновым на входе в студенческое общежитие, о неформальном картофельно-поэтическом этапе жизни первокурсников в сентябре 1962 года в Подмосковье.
 
 Глава 6. Литературный институт, очное отделение. «И всё на правильном таком пути…» (август 1962 года – июнь 1964 года)
    Литературный институт, общежитие, рождение дочери в Николе, в ЦДЛ, на пути к первым студенческим публикациям.
 
       «К общежитию подходили двое. И что-то в походке невысокого, одетого в белую рубашку с короткими рукавами парня, показалось мне странно знакомым.
        – Скажите, – окликнул он,  – где тут…
   И в ту же минуту лицо его дрогнуло, изменилось. И, наверно, изменилось моё лицо.
    Такой неожиданно радостной была наша встреча.
         – Коль, Колька,  – укорил я,  – зачем же ты усы-то сбрил?
          – А-а, усы… –  махнул он рукой.  – Тут вон на голове волос совсем, считай, не осталось. Очень я это переживаю…
      Итак, мы обнялись у дверей общежития.
         – А я предвидел, что на крыльце тебя встречу. Ехал в троллейбусе и знал: сейчас увидимся, – сказал Рубцов.   
       Это было на него похоже – вот так убеждённо на полном серьёзе, говорить о том, во что за минуту до того и сам не верил. Или о чём не подозревал. Хотя…Он же знал, что я учусь в литературном…» (44).
        Так о встрече с Рубцовым после трёхлетней разлуки пишет его флотский друг Валентин Сафонов. Вездесущий преподаватель физкультуры Иван Кириллович Чирков, самодеятельный фотокорреспондент литинститута отснял несколько раз друзей во время встречи. В. Сафонов повел Николая в «общагу».
        «И пока Рубцов таскал матрасы и простыни, я этажом выше собирал на стол, застеленный газетами, нехитрую снедь.  
        – Ну вы живёте тут!  – восхитился он, предварительно постучав в мою дверь. Тоже, между прочим, деталь: даже в нашей бесшабашной литинститутской вольнице Коля никогда не входил в чужую комнату без стука. И тем отличался от многих других…(вот результат детдомовского воспитания! – прим. Ю.К.М.). А восхищение его, с которым переступил он порог, было, так сказать, восхищением вообще: Рубцова поразили порядки, царившие в стенах общежития  (не  нравы,  а  именно  порядки.  О  нравах  речь
 
101                     
впереди). Просторная комната на двоих, холлы с телевизорами, кухни и подсобки на каждом этаже, душ…
       – Буржуями живёте, всё равно как в доме отдыха!  – повторял он, пристраиваясь к столу…».
       В документах архива Литературного института им. А. М. Горького зафиксировано, что экзамены Рубцов сдавал: четвёртого августа написал на четвёрку сочинение, шестого получил пятёрку по русскому языку и тройку по литературе, восьмого – четвёрку по истории и десятого – тройку по иностранному языку. 23 августа появился приказ № 139 о зачислении Николая Михайловича Рубцова в литинститут на основании творческого конкурса и приёмных экзаменов.  (Н.Коняев. Николай Рубцов. М. Молодая гвардия. 2001, стр. 105, 106). Версия Ю.К.-М.. Первое. Рубцов приехал с опозданием, сославшись на отсутствие в Ленинграде. Второе. В то советское время любой гражданин, отслуживший в армии, принимался в институт вне конкурса при условии сдачи каждого экзамена  на отметку не ниже, чем тройка. Третье. Сдача экзаменов проводилась задним числом в виде исключения, именно для Рубцова  (мог вмешаться и помочь Валентин Сафонов).
        В. Сафонов в «Повести памяти» пишет о том, что первая книга Рубцова «Волны и скалы» «ходила из рук в руки по общежитию, читалась нарасхват». В. Сафонов считает:
        «…Николай Михайлович пришёл в институт не подготовишкой, а мастером, способным создавать зрелые, поражающие воображение стихи. Иные из тех, кто тщится сейчас выдавать себя за его учителей или доброжелателей, отлично понимали это. И завидовали его таланту. Порой зло завидовали и всячески старались принизить и унизить Рубцова, оскорбить насмешкой, завертеть, закружить в пьяном круговороте, выставить беспомощного – случалось и такое – за дверь, на позорище…
        Я не оправдываю Колю, не леплю из него ангела. Есть и его доля вины в том, что помимо нашей общежитейской нечистой братии постоянно крутились вокруг него приблатнённые типы, наезжавшие из «Питера»…(44, 27).
        Уже пошлостью стали рассказы о том, что Коля Рубцов, то ли оригинал, то ли юродивый, все четыре времени года – осенью и зимой, весной и летом – ходил в валеных сапогах, в опояске из вервия.
 
102
        Ходил в валенках, но зимой! И правильно делал. Во-первых,
потому что практично, а во-вторых, и это главное, жалел свои больные ноги… О верёвке – ложь!
       Пальтишко на нём, верно, было не из модных. И пиджаки-рубахи не всегда только что из магазина. Но вот чего не отнимешь у Рубцова – опрятности. Не терпел «пузырей» на штанинах, тща-тельно и подолгу стирал всякое случайное пятно на одежде…» (44).
         А что же, во-первых, поэту носить с собой в рюкзаках все виды одежды? И, во-вторых, на какие средства студент Рубцов мог покупать «приличную» одежду в Москве?
        Всякого рода городские «интеллигенты», в том числе из неко-торых  литературных   редакций,  конечно, не понимали жизненных
проблем поэта. А ему приходилось путешествовать в любое время года из Москвы до села Никольского и обратно (например, 25 км от парома) или по случайным и непредсказуемым дорогам Вологодской области.
        В начале сентября 1962 года студентов первого курса послали на уборку урожая в колхоз под Загорском. О чтении стихов во время слякотной сентябрьской погоды вспоминает однокурсник Рубцова Эдуард Крылов (27):
       «В тот день, как и предыдущие, поэты читали свои стихи. Рубцов подошёл к нашей группе, лёг, облокотясь на тюфяк, послушал немного, а потом очень искренне сказал:
        – Разве это стихи?
        – Читай свои,  –  предложил кто-то.    
        Он сел и монотонным голосом стал читать «Фиалки». Но с каждой новой строкой голос становился звонче, выразительнее, пока не превратился в то, что называют «криком души».
       Впечатление было очень сильным. В то время кумирами читающей публики были Евтушенко, Вознесенский…  В Рубцове сразу почувствовали нечто совсем другое. Парадоксально, но «необычная» поэзия под «Евтушенко» звучала уже слишком обычно, а «обычная» поэзия Рубцова прозвучала необычно».
        Рубцову ничего не было сказано, но стихов больше не читали.
        Позже на курсе выделились три явных лидера – Николай Рубцов, Александр Черевченко, Павел Мелехин. Прозаики сразу и безоговорочно признали первым Николая Рубцова, поэты либо вовсе не признавали его, либо признавали  с  большими оговорками
 
103
и отводили ему скромное место. Самыми же преданными его почитателями были люди нелитературных кругов. Все они, кому я читал стихи Рубцова, просили переписать их и познакомить с автором». (курсив Ю.К.-М.)
         В марте  2010  года   автору  удалось выйти  на переписку  с  А. Черевченко, который  сослался на свои статьи «Друзья давно минувших дней», которые практически неизвестны  рубцововедам (52, 31). Привожу часть колоритной информации А. Черевченко.
      «В начале сентября 1962 года студентов первого курса Литинститута, отправили убирать картошку в один из подмосковных колхозов. То ли в Мытищинский, то ли в Загорский район, теперь уже не припомнить. Поселили нас на полевом стане в полуразвалившемся коровнике с дырявой крышей. Сентябрь выдался на редкость дождливым и холодным, суглинок на картофельном поле превратился в непролазное болото, а уборка клубней – в настоящую каторгу
         Вспоминает Михаил Шаповалов (27):
        «В местном  клубе  мы  дали  литературный  вечер… Собирались старики с детворой. Молодёжи было мало. Читали стихи. Принимали каждого радушно, однако самый большой успех выпал на долю Рубцова. Стоя на краю сцены, он читал громко, уверенно и, отвергая жестом руки  заслуженные  аплодисменты, переходил от  хохм о флотской жизни к любовной лирике, к стихам о Вологодчине».
         Шаповалов, когда дошла до него очередь, решил не читать свои стихи, а прочитал С. Есенина. Довольно часто после ознаком-ления со стихами Рубцова поэты уходили из этого жанра, косвенно признавая поэтическую силу товарища.
        Вспоминает А. Черевченко (52):
       «Вообще-то я не знаю, что бы делали мы тоскливыми осенними вечерами, если бы не Коля. Поэтические баталии, состязания в гениальности всем нам порядком надоели. При тусклом свете керосиновой лампы читать книги было просто невозможно. Скука! И тогда Рубцов  брал гармошку и начинал петь песни собственного сочинения, вологодские частушки, вгонявшие девчат в краску своею забористостью, наигрывал известные ему вальсы, фокстроты и танго – такие у нас там были песенно-танцевальные вечера…
       К  концу третьей недели  нашего  прозябания  на полевом стане
 
104
дожди вдруг прекратились, резко потеплело, началось знаменитое подмосковное «бабье лето». Буквально за три дня мы выпотрошили до последнего клубня картофельные грядки, спеша вернуться в институт, в который так стремились и о котором так мечтали. И тут нас всех ждал сюрприз. Во-первых, всю бригаду вместе с мешками клубней, привезли на грузовых машинах на центральную усадьбу колхоза. Там, на сельской площади, были накрыты длинные сколоченные из досок столы, ломившиеся от деревенских яств и вполне конкретных бутылок. Председатель колхоза в краткой речи, почему-то вновь сбиваясь на высокие надои, поблагодарил нас за ударный труд в тяжелых климатических условиях и пригласил отведать, что Бог послал.
       В процессе пиршества выяснилось, что праздник этот был устроен вовсе не в нашу честь: колхоз занял первое место в районном соревновании по надоям молока. Он специализировался на молочном животноводстве, а картофель тут выращивали на корм свиньям. Тем не менее, все мы были несказанно счастливы, когда председатель объявил, что каждый из студентов в качестве поощрения за ударный труд получает по 50-килограммовому мешку картошки и килограмму свиного сала. Честно говоря, такого гонорара никто из нас еще не получал (курсив Ю.К.М.). Он позво-лил нам достаточно сытно прожить до октябрьских праздников…».
       21 сентября Николай Рубцов в письме к  Э. Шнейдерману в Ленинград пишет, что «только что вернулся в Москву из колхоза, где мы  работали на картошке» (19).     
     О поэтических сборах в общежитии Э. Крылов сообщает (27)...
 
P.S. 1. Автор уверен, что Валентин Сафонов, в то время (в августе 1962 г.)  студент Литинститута,  встречался с членами приёмной комиссии и оказал неформальную принципиальную помощь Рубцову в получении разрешения на сдачу вступительных экзаменов несмотря на опоздание на несколько дней.  
P.S. 2. Глава 6 была опубликована на сайте "Звезда полей" в сентябре 2016 г., затем с небольшой корректировкой в августе 2018 г. в рамках предложения одному литературному журналу об издании новой редакции монографии-творческой биографии Николая Рубцова. Всё известно и должно учитываться  любым заинтересованным, особенно занимающимся публикациями о жизни и творчестве Н. М. Рубцова.
P.S. 3. Затем, для предупреждения плагиата или компиляции я (Ю.К.-М.) опубликовал некоторые главы здесь на сайте "Звезда полей".
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: «За всё Добро расплатимся Добром!…» (творческая биография Поэта). 2018.

Автор подготовил для печати книгу о народном поэте Николае Михайловиче Рубцове (03.01.1936 – 19.01.1971), авторе песен «В горнице», «Журавли», «Звезда полей», «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»), «Привет, Россия – родина моя!», «Зимняя песня», «Песня» («Морошка») и др. (300 стр.). В книге планируется цветная фотовкладка «По дорогам Рубцова». Автор обращается к финасово состоявшемуся гражданину России с предложением профинансировать это издание.  –  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..
Привожу текст главы 5 из книги. 
 
Глава 5. Ленинградский период. «Не простой, 
               возвышенный, в седле бы прискакал…»
               (ноябрь 1959 года - август 1962 года)
 
        Кировский (Путиловский)  завод, литобъединения, работа и стихи. Между городом  и деревней, цель жизни определена – поэзия. Сборник «Волны и скалы». В Москву и вперёд в Николу!
 
      30 ноября 1959 года Николай Рубцов оформляется на Кировский завод, а конкретно в ЖКО (жилищно-коммунальный отдел) кочегаром, затем  переводится «в виде повышения по службе»  в литейный цех завода. Вопрос о заработке  на  жизнь и крыше над головой временно  решён. Живёт Николай на Севастопольской, д.5,  в общежитии Кировского завода. Посещает занятия заводского литобъединения. 
      13 марта  1960 года в газете «Трудовая слава» (Всеволожск, Ленинградская обл.) было впервые опубликовано юмористическое для читателей  стихотворение «В кочегарке». При приёме на  «ответственную» работу кочегаром произошёл примечательный диалог с «начальником»:  
 
Бросил лом, платком утёрся.
На меня глаза скосил:
– А тельняшка, что, для форсу?  –  
Иронически спросил.
Я смеюсь:  – По мне, для носки
Лучше вещи нету, факт!
Флотский, значит? 
Значит, флотский.
Что ж, неплохо, коли так! 
Кочегаром, думать надо,
Ладным будешь, –  произнёс.
И лопату, как награду,
Мне вручил:  – Бери, матрос!
 
      Осенью  1960 года  Николай Рубцов  поступает  в Ленинграде  в 
9-й класс школы № 120 рабочей молодёжи. Ему нужны законченное среднее образование и аттестат зрелости на будущее. 
 
87
«Школьные» темы преломляются в стихах Рубцова со свойственным ему юмором. Из стихотворения «Ненастье»:
 
И вот я сижу
                     и зубрю дарвинизм,
И вот, в результате зубрёжки – 
Внимательно 
                     ем 
                          молодой организм
какой-то копчёной рыбёжки..
 
      Особенно популярно было в литературной среде стихотворение «Утро перед экзаменом», где Рубцов зарифмовал ряд математических символов:
 
Вдоль залива, 
                       словно знак вопроса,
дёргаясь спиной и головой,
пьяное подобие матроса
двигалось 
                  по ломаной кривой.
Спотыкаясь даже на цветочках – 
Боже! Тоже пьяная… 
В дугу!  – 
Чья-то равнобедренная дочка
Двигалась, как радиус в кругу…
Я подумал: это так ничтожно,
что о них нужна, конечно, речь,
но всегда ничтожествами можно,
если надо, просто пренебречь! (курсив Ю.К.-М.)
 
        Это не «лобовое» юмористическое стихосложение, заложен скрытый смысл. Слушатель и читатель интуитивно это ощущают.  
        В Ленинграде   Рубцов   общается  с  «диссидентствующими» Э. Шнейдерманом, К. Кузьминским и др. Критический  негативный взгляд этих литераторов на жизнь временами передаётся Рубцову.
      С мая 1961 года Николай работает в горячем цехе завода шихтовщиком. Осенью  1961  года   выходит   заводской    сборник 
 
88
«Первая плавка», в котором представлены 5 стихотворений Рубцова, в том числе «В кочегарке», «Желан
ие», «Помню как тропкой, едва заметной…». 
     Интерес представляет факт появления Рубцова на водных просторах Вологодчины и на Сухоне на речном судне.  К лету 1960 года Рубцов не отработал ещё на заводе 11 месяцев и ему могли не дать летне-осенний отпуск. С 1 сентября  1960 года  Николай учится в 9-м классе вечерней школы. Логически вытекает, что Рубцов только летом 1961 года взял оплачиваемый государством отпуск за почти двухлетний период. В то время отпуск для рабочего составлял 18 рабочих (включая субботу) дней в год, а на вредном производстве (в литейном цехе) 24 рабочих дня. То есть Рубцов получил с учётом воскресных дней отпускные за полтора месяца. И отправился не на пляж или в дом отдыха, а на заработки.
    От автора (расчёты по статистике 1961 года). При той неплохой зарплате (не менее 100 рублей в месяц) и отпускных (с частью зарплаты) порядка 250 рублей Рубцов мог бы спокойно поехать  на юг. Билет до Симферополя из Ленинграда стоил 18-20 руб., 2-3 рубля – проезд до  приморского города, проживание на частном секторе –  1 руб. в сутки, продукты 2-3 рубля в сутки (батон – 15 коп., 1кг колбасы – 1,5 руб., молоко – 15 коп. за 1 литр, помидоры – 10 коп. за 1 кг, дыня – 10 коп. за 1 кг, картофель – 10 коп. за 1 кг, бутылка вина – до 2 руб.). В целом затраты на 3 недели отдыха со стоимостью проезда составили бы порядка 150-170 рублей.      
        О   встречах  с  Рубцовым  есть  воспоминания  эмигранта    М. Юппа, который «в ранние шестидесятые» годы работал коком в Северо-Западном речном пароходстве в подразделении «Служба несамоходного флота» (48).  М. Юпп пишет: «Однажды самоход-ная баржа причалила в ожидании погрузки у городка Сясьстрой, что на реке Свири. Рядом стояло ещё одно судёнышко. Когда наша команда вышла на палубу во главе с капитаном, то нас радостно приветствовала команда соседнего кораблика. Оказалось, что эта команда соревновалась с нашей командой, и как вскорости выяснилось, не только трудовыми подвигами. Тут же объеди-нёнными усилиями появились бутылки со спиртом, который в те годы продавался без ограничения на русском Севере, ну и закусь там всякая».  Во время застолья Рубцов и М. Юпп прочитали стихи.   Юпп   пишет  далее:   «Мои   авангардные опусы   матросы,
 
 89
разумеется, не поняли, а тот парень подошёл ко мне и запросто представился – Коля Рубцов. Мы смылись от пьяных команд ко мне в кубрик, где он сказал: «Знаешь, а ты поэт, только городской чересчур» (курсив Ю.К.-М.). И мы стали читать друг другу стихи». 
      М. Юпп сообщает о второй встрече с Рубцовым на пристани у городка Тотьма (48). Во время перерыва в танцах в местном клубе речников Рубцов  читал стихи. После танцев на берегу реки Рубцов и Юпп читали стихи двум поклонницам до утра. Юпп отмечает: «Девицы только охали и ахали» (курсив Ю.К.-М.). Было видно, что Колины стихи им нравятся больше моих. Это и понятно, ведь в моих стихах всё рычало и скрежетало, да и к тому же хлестало джазовыми ритмами. Рубцовские стихи, тихие и задушевные, брали за душу». Это признание дорогого стоит от стихотворца, уехавшего в США. Далее М. Юпп критически отзывается об уровне поэзии Бродского: «Слишком много шума без ничего…».
       После этого речного плавания морская тематика  трудов и отдыха вновь приходит к поэту и выливается позднее в юмористических и бытовых стихах, датированных январём и мартом 1962 года.  И этот временной период, трудовой отпуск  не пропадает даром для творчества Рубцова.  
       В Ленинграде Николай Рубцов посещает иногда городское литобъединение «Нарвская застава», которое базировалось в Доме культуры им. А.М. Горького. Как пишет руководитель этого объединения И. Михайлов, здесь велись занятия по теории и истории поэзии, «немало известных поэтов начинало здесь свой творческий путь…» (27). А как сообщает вологодский по происхождению московский поэт  Ст. Шилов, который приходил несколько раз в это объединение в конце 50-х – начале  60-х годов 20-го века   в Ленинграде, занятия были довольно однообразны и уровень поэзии невысок. Косвенно это подтверждает и Б. Тайгин, когда характеризует «Вечер молодых поэтов Ленинграда» в Доме писателя им. Маяковского от 24 января 1962 года:
       «До него (Николая Рубцова) уже побывали на сцене, читая свои стихи, другие поэты. В подавляющем большинстве, их стихи были буднично-обычные, серые, пустые, а некоторые и откровенно-бездарные…» (49). «Николай Рубцов на сцену вышел в заношенном пиджаке и мятых рабочих брюках, в шарфе, обмотанном вокруг шеи поверх пиджака. Это невольно обратило 
 
90
на себя внимание. Аудитория как бы весело насторожилась, ожидая чего-то необычного, хотя здесь ещё не знали ни Рубцова, ни его стихов» (27).
       Николай Рубцов читал преимущественно юмористические стихи. Это была сама зарифмованная и поданная в неожиданных 
образах жизнь, сказания  о работе на траулерах, в кочегарке, о неудачной любви, но уже преодолённой  тоски о возлюбленной. Вот  фрагмент из стихотворения «На берегу» (январь 1962 года):
 
Иду и вижу – 
                      мать моя родная!  – 
для моряков, вернувшихся с морей,
избушка
               под названием «пивная»
стоит без стёкол в окнах,
                                         без дверей!
Где трезвый тост
                            за промысел успешный?
Где трезвый дух общественной пивной?..
Я первый раз
                      зашёл сюда,
                                           безгрешный,
и покачал кудрявой головой.
И вдруг матросы
                            в сумраке кутёжном,
Как тигры в клетке,
                               чувствуя момент,
Зашевелились глухо и тревожно:
 – Тебе чего не нравится,
                                        студент?!  (19)                          
 
      И всё-таки это были талантливые стихи начинающего свой творческий путь поэта (курсив Ю.К.-М.). Из зала кричат: «Вот даёт! Читай ещё, парень!» (49). А Николай Рубцов, вероятно, уже тогда, на вечере в январе 1962 года, начинает понимать различие между запросами толпы и подлинной народной поэзией. 
      С начала 1962 года Рубцов довольно настойчиво и без огласки шёл к своей цели: поступить в литературный институт. 
 
91
      Как сообщает Игорь Михайлов (27), Николай Рубцов выставил в литобъединении «Нарвская застава» на  обсуждение свои стихи. Шесть стихотворений  получили отрицательную оценку  редактора: «На родине», «Фиалки», «Соловьи», «Видения в долине», «Левитан», «Старый конь».  Положительная оценка дана стихам: «Вредная – неверная», «В океане», «Я весь в мазуте». Характерно, что стихотворение «Вредная – неверная»  содержит    односторонние претензии автора к возлюбленной, что очень                                                                                          часто нравится «пострадавшим» от неразделённой любви.  
 
Будь, что будет!
                         Если я узнаю,
Что не нравлюсь,  – сунусь ли в петлю?
Я нередко землю проклинаю,
Проклиная, всё-таки люблю!
………………………………..
Вредная,
             Неверная,
                            Наверно.
Нервная, наверно… Ну и что ж?
Мне не жаль,
Но жаль неимоверно,
Что меня, наверное, не ждёшь! (50, 19)
 
        И вот это одобренное в литобъединении «Нарвская застава» стихотворение Николай Рубцов не включает в свой первый сборник «Волны и скалы»! Значит, Рубцов не хотел тогда связывать свою неудачную любовь хотя бы с мнимым проклятием земле (стихотворение  было написано по свежим следам расставания с возлюбленной). Кто же эта неизвестная «неверная»? 
      У  Рубцова есть неожиданное стихотворение «Не пришла» (19), которое начинается следующей зарисовкой лирического героя: 
 
Из окна ресторана – 
                                    свет зелёный, 
                                                            болотный,
От асфальта до звёзд
                                    заштрихована ночь снегопадом…. 
 
92
    Создаётся тревожная атмосфера ожидания. И далее откровение:
 
Сумасшедший, 
                        ночной,
                                     вдоль железных заборов,
Удивляя людей, 
                           что брожу я? 
                                                И мёрзну зачем?
Ты и раньше ко мне
                                   приходила нескоро,
А вот не пришла и совсем…
 
       Определённых сведений об этой «Музе» не имеется. Но это – не Тая Смирнова. В стихотворении «Ларисе» Рубцов сообщает о посещении  своего рабочего места в котельной ЖКО (жилищно-коммунального отдела) Кировского (Путиловского) завода двумя девушками, одна из которых «заигрывала» с рабочим-поэтом.   
 
Ах, отчего мне 
Сердце грусть кольнула, 
Что за печаль у сердца моего?
Ты просто
В кочегарку заглянула, 
И больше не случилось ничего.
…………………………………..
Вы ждали Вову,
Очень волновались.
Вы спрашивали: «Где же он сейчас?»
………………………………………….
Я знал волненья вашего причину
И то, что я здесь лишний,  –
Тоже знал!
И потому,
Простившись чин по чину,
К своим котлам по лужам зашагал.
             
        Лирический герой понимает, что это свидание последнее, не хочет играть в дипломатию и  потому откровенно заявляет:
 
93
Лариса, слушай!
Я не вру нисколько – 
Созвучен с сердцем каждый звук стиха.
А ты, быть может, 
Скажешь: «Ну и Колька!»
И рассмеёшься только: ха-ха-ха!
Тогда не сей в душе  моей заразу – 
Тоску, что может быть сильней огня.
И больше не заглядывай ни разу
К нам в кочегарку!
Поняла меня?                
 
        Это стихотворение имеется в ГАВО в неотправленном около 1961 года письме неизвестной Ларисе Н. (19, т.2, стр. 278, 285, Зинченко), которое Рубцов начинает так: «Ты спрашиваешь, почему я так и не написал письмо…Перехожу с прозы на стихи, коими для меня удобней выражать мысли. А также и чувства».  
        В архиве Н.Рубцова имеется фото девушки, которая стоит на теплоходе. На фото надпись адресату.
        Конечно, эта девушка не была случайной подругой. Николай Рубцов постоянно мечтал создать семью, получить взаимную опору в жизни. Атмосфера детского дома создавала и создаёт у воспитанников особое отношение к родным и близким.
       Игорь Михайлов пишет далее о своём отношении к пред-ставленным  Рубцовым стихотворениям (27): 
      «Может быть, иногда чрезмерно суровы и требовательны к молодому поэту были его друзья, но отчётливо видишь, что в своих оценках они редко ошибались. Нельзя не согласиться, что  «Фиалки» мелки по теме, что «Видения в долине» длинноваты, вторичны, грешат красивостями («сапфирный свет на звёздных берегах»,  «безмолвных  звёзд  сапфирное движенье»).  «Старого 
коня» и «Левитана» критиковали за, возможно, неуместную в стихах такого рода игру слов: «Хоть волки есть на волоке, и волок тот полог, едва он сани к Вологде по волоку волок» или «звон заокольный и окольный у окон, около колонн».
       Разберёмся с этой критикой. «Фиалки» никак не могут страдать мелкотемьем. Может быть, критику обращение –  «дайте хлеба, мне хлеба! Замолчи радиола!..» –   кажется мелкой темой,  а для
 
94
мальчишки Рубцова и для многих других полуголодных ребят и 
взрослых тогда и сейчас – это  вопрос физического выживания. На рынке сирота Коля обращается к окружающим:
 
О, купите фуфайку!
Я отдам за червонец!
 
        Не захотели или не сумели увидеть колокольную Русь в «Нарвской заставе» при обсуждении. Почему, интересно, не оценили такую чистую строфу из стихотворения «Левитан»?
 
И колокольцем каждым в душу –   
Любого русского спроси!  –     
Звонит, как в колокол, 
                                      – не глуше, –  
звон левитановской Руси!
 
        И старинный русский город Вологду не увидели будущие поэты в стихотворении «Старый конь».
        А в ключевом стихотворении «Видения в долине», которое потом было переработано в «Видения на холме», Рубцов сказал:
 
Россия, Русь –  куда я ни взгляну!
За все твои страдания и битвы – 
Люблю твою, Россия, старину,
Твои огни, погосты и молитвы…(курсив Ю.К.-М.)
…………………………………….
Они несут на флагах чёрный крест!
Они крестами небо закрестили,
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России…
 
       Какая же здесь вторичность темы? Здесь полная прозорливость Николая Рубцова, что и должно быть свойственно настоящему поэту. Были отмечены мелкие словесные погрешности (которые легко решаются подбором более точных эпитетов и т.д., что потом и сделал Рубцов). Как же эти оценки совпадают с будущими оценками, которые   давали   в «Юности» Рубцову  в 1964 году   в
 
95
Москве, когда брали для публикации «старые» (эстрадные по сути) стихи Рубцова! 
      А участникам ЛИТО в Ленинграде нравились  стихи типа «В океане», «Я весь в мазуте…». Конечно, когда Рубцов  заявлял:
 
Я весь в мазуте,
                          весь в тавоте,
зато работаю в тралфлоте!..,
 
то поневоле рассмеёшься. Получается, что рабочий  поэт находится весь «в добре» и  почему-то доволен. И не каждый ведь поймёт, что автор, сирота по жизни радуется возможности не умереть с голоду, вкалывать и получать вознаграждение за свой труд.
       Свои стихи Рубцов выставил на обсуждение, вероятно, в апреле1962 года, так как  «Элегия» («Стукнул по карману – не звенит…»), «Фиалки», «Я весь в мазуте, весь в тавоте…». «Портовая ночь», «Бывало, вырядимся с шиком…», «Мы будем свободны, как птицы…» датированы в сборнике «Волны и скалы» мартом 1962 года.
        По свидетельству И. Михайлова стихи Н. Рубцова не брали в журнал «Смена» (27). А стихи пересекшейся потом по жизни с Рубцовым студентки Л. Дербиной  были опубликованы в «Смене» уже в 1957 году по чьей-то рекомендации. 
        К 1962 году Николай Рубцов уже потерял свою юношескую шевелюру, как выясняется вследствие облучения в морском оцеплении зоны ядерных взрывов в районе «Новой земли».  А  Николаю всего 26 лет, ему ещё надо создавать семью при имеющейся внешности. Однако, другие достоинства поэта: природный ум, глубокие знания, мягкая улыбка, доброе отношение к друзьям и  неприятие несправедливости – создают характерный портрет  Рубцова, который не все смогли  понять и оценить.  
       В мае-июне 1962 года  Рубцов сдаёт экзамены и в возрасте 26 лет получает аттестат зрелости. Большинство сверстников Рубцова в 17-19 лет уже имели за спиной десятилетку или техникум, а многие в  22-25 лет – высшее учебное зав