Алексей Бандорин. Почему и для чего человек пишет стихи?

Стихосложение – это довольно специфическая область творчества, которая привлекает очень определенных людей, имеющих своё, особое представление о мiре. Одним из культурных феноменов нашего времени является именно обилие поэтов. Или, возможно, корректнее сказать — авторов. И если раньше множество людей писали стихи в юности, а позже, обзаведясь семьей, увлекшись карьерой и т. д., бросали это занятие, то сегодня много поэтов-аматоров, т.е. любителей, наблюдается и среди молодёжи, и среди людей среднего и зрелого возраста. Есть и причины, есть и цели сочинения стихов. То есть мы можем проанализировать, попытаться понять, отчего сочиняются стихи, а также можем увидеть цели их написания.
      Некоторые люди начинают писать стихи, чтобы выделиться из толпы окружающих. Дети, которым не хватает тепла со стороны близких и у которых есть проблемы с заведением дружеских связей, нередко начинают сочинять стихотворения, чтобы почувствовать себя кем-то более значимым. В этом случае стихотворчество является своеобразной формой протеста. Такие стихи обычно максималистичны, не слишком красивы и правильны. Со временем, если человек находит другую мотивацию для написания стихов, осознает их в качестве своего призвания, его творчество качественно улучшается.
      Несмотря на то, что большинство поэтов утверждают, что пишут стихи «для себя», признание важно для них, как и для любых других людей. Написание стихотворений, особенно если сложился свой стиль, своя манера работы со словами, может принести признание, известность и славу. Особенно это касается тех поэтов, которые пишут острые и злые стихи на злободневные темы, подобное творчество просто не может уходить «в стол». Некоторые поэты даже готовы писать стихи на заказ.
      А вот Н.Г. Оганесян в статье «Почему люди пишут стихи» (хотя в ней поэтическое творчество рассматривается с точки зрения стихотерапии и автор ссылается на высказывание Н.Роджерса: «Творчество  и     терапия  частично   совпадают:  то,  что    является Творческим,   зачастую  оказывается     терапевтичным,  то,     что терапевтично, часто представляет собой творческий процесс») выделяет аж 18 причин написания стихов. Кратко это так.
1. Душевный покой. Так, Байрон, например, писал стихи, «чтобы обрести мир для своего беспокойного духа».
2. Душевная радость. Гофмансталь пишет о поэте: «Он страдает и вместе с тем наслаждается».
3. Эмоциональное отреагирование. Действительное, поэтическое творчество несет наслаждение в страдании и стимулирует катарсис – освобождение от скорби и печали.
4. Эстетические переживания. Поэт находит смысл жить во имя того высшего наслаждения, которое связано с творчеством. Не зря А.С. Пушкин написал:
 
Средь горестей, забот и треволненья
Порою вновь гармонией упьюсь, 
Над вымыслом слезами обольюсь.
 
5. Поэзия как игра. Поэзия – это игра воображения, поэтому должна приносить радость, как и всякая игра. Творец, как и ребенок, познает и усваивает мир в игре.
6. Поэзия как лекарство от скуки. Поэты, считает Дюбо, нашли средство возбуждать в нашем сердце искусственные страсти, спасая, таким образом, от скуки бытия.
7. Поэзия как разделенное страдание. Поэтическое творчество может быть порождено желанием приобщить и других, читателей, к лично переживаемому.
8. Поэзия как «оазис». Шеллинг говорил, что поэзия помогает нам «строить миры удобные для проживания». Поэтическое творчество как процесс даёт возможность на время обезболить страдающую душу.
9. Поэзия как виртуальный мир. Поэт во время написания стихов отвлекается от мучающей его реальности и начинает видеть жизнь каким-то просветленным взором.
10. Поэзия как объективация страдания. «Собственные наши чувства только тогда бывают предметом нашего наслаждения, когда мы освобождаемся от их томящей тяжести или от их трепетного волнения…» (В. Г. Белинский).
11. Поэзия как магия. Ф. Геббель считает, что поэт только тогда имеет право писать свои стихи, когда он охвачен чувством, которое не даёт ему покоя   и которое угрожает уничтожить его, если не будет 
высказано.
12. Поэзия как внушение. Одна из ипостасей поэтического произве-дения – скрытая суггестия (внушение), которая состоит в способности передавать то или иное состояние, захватывать творца и читателя эмоциями и раздумьями, вызывать в душах мощный отклик.
13. Поэзия как внутреннее движение. В.Кожинов писал: «Я стихи пишу всем телом… Шагаю по комнате, жестикулирую, расправляю плечи. Всем телом делаю стихи».
14. Поэзия как самопознание. Благодаря поэтическому творчеству, человек развивается, обучается, познаёт что-либо, познает самого себя. Это искусство реально делает человека лучше, способствует его личностному росту. Познавая себя, проникая в эти сокровенные тайны, поэт должен пройти через одиночество и самоизоляцию.
15. Поэзия как стимул развития художественной компетентности. Даниил Хармс в стихотворении «Месть» писал об этом феномене поэзии особенно точно:
    «Слова сложились как дрова В них смыслы ходят, как огонь».
     «Дрова» и «огонь», т.е. форма и содержание, не должны существовать раздельно.
16. Поэзия как заменитель общения при одиночестве (разговор с самим собой). Бытие человека в творчестве – это активное общение, постоянный диалог с самим собой, своими героями, своим лирическим героем, путь в самопознание. И это спасает!
17. Поэзия как «мольба о бессмертии». Творя, мы вступаем в борьбу с богами, потому что таким образом желаем избежать смерти.
 
Нет, весь я не умру - душа в заветной лире,
Мой прах переживёт и тленья убежит 
- И славен буду я, доколь в подлунном мире 
Жив будет хоть один пиит. (А.С. Пушкин)  
 
18. Поэзия как омолаживающий фактор. Поэзия – удел молодости, именно поэтому поэтическое творчество в почтенном возрасте, может стать омолаживающим фактором, «средством Макропулоса». Это один  из  видов  весьма  необходимой   для  поддержания  жизненного тонуса геронтологической   трудотерапии. И это  прекрасно,   потому что доставляет людям радость и противостоит негативным явлениям, сопутствующим надвигающейся старости.
   Эти наблюдения верно передают мое осознание причин и целей поэтического творчества. Все это нашло отражение в строках моих стихотворений – философской,  гражданской,  любовной,   пейзажной
лирики, да и авангардных, юмористических и других стихов.. Через свои стихи я познавал  свою роль «в подлунном мире». Мой отец был
лесником, жили мы в лесничестве. Я был очень болезненным мальчиком, не сразу научился ходить. По сути, ходить и читать я научился почти одновременно. Людей почти не видел, любил природу, меня даже звали  Маугли. Клин клином вышибают. Никто не занимался моим воспитанием, но именно это меня и развивало.            
      Читать научился по газетам, которые привозили в лесничество. И еще читал «Американскую трагедию», что была у отца. Первое стихотворение я сочинил где-то в 5-6 лет. и, пожалуй, в детстве и юности стихи были для меня бегством от нищеты, от безысходности, от несправедливости. Оппозиционером я никогда не был, но несправедливость видел всегда.
      И постепенно так получилось, что поэзия стала для меня беседой с Богом, мольбой о помощи:
Господи, нет у меня друзей,
кроме собственной тени…
      Самое главное для меня в стихах – природа. Она никогда мне не врала. И я всегда кого-нибудь любил – женщин, природу, кошку, цветок, людей. Я не знаю, что такое ненавидеть, я не могу держать зло на человека, зло мне не свойственно.
Не знаю, кто водил моей рукою,
Я написал: «Люблю людей, люблю».
Не знаю, что случилось вдруг со мною,
Но понял я: люблю людей, люблю.
За что любить?
Ничтожной нет причины.
И сам я плох, как волка ни корми…
Но принял смерть за нас
Христос невинный
И дал нам шанс,
Чтоб стали мы людьми.
 
   P.S. Статья была представлена на 13-ю Московскую научно-практическую конференцию «Рубцовские чтения – 2018» и напечатана в альманахе «Звезда полей» 2018
 

Алексей Бандорин. Почему и для чего человек пишет стихи?

Стихосложение – это довольно специфическая область творчества, которая привлекает очень определенных людей, имеющих своё, особое представление о мiре. Одним из культурных феноменов нашего времени является именно обилие поэтов. Или, возможно, корректнее сказать — авторов. И если раньше множество людей писали стихи в юности, а позже, обзаведясь семьей, увлекшись карьерой и т. д., бросали это занятие, то сегодня много поэтов-аматоров, т.е. любителей, наблюдается и среди молодёжи, и среди людей среднего и зрелого возраста. Есть и причины, есть и цели сочинения стихов. То есть мы можем проанализировать, попытаться понять, отчего сочиняются стихи, а также можем увидеть цели их написания.
      Некоторые люди начинают писать стихи, чтобы выделиться из толпы окружающих. Дети, которым не хватает тепла со стороны близких и у которых есть проблемы с заведением дружеских связей, нередко начинают сочинять стихотворения, чтобы почувствовать себя кем-то более значимым. В этом случае стихотворчество является своеобразной формой протеста. Такие стихи обычно максималистичны, не слишком красивы и правильны. Со временем, если человек находит другую мотивацию для написания стихов, осознает их в качестве своего призвания, его творчество качественно улучшается.
      Несмотря на то, что большинство поэтов утверждают, что пишут стихи «для себя», признание важно для них, как и для любых других людей. Написание стихотворений, особенно если сложился свой стиль, своя манера работы со словами, может принести признание, известность и славу. Особенно это касается тех поэтов, которые пишут острые и злые стихи на злободневные темы, подобное творчество просто не может уходить «в стол». Некоторые поэты даже готовы писать стихи на заказ.
      А вот Н.Г. Оганесян в статье «Почему люди пишут стихи» (хотя в ней поэтическое творчество рассматривается с точки зрения стихотерапии и автор ссылается на высказывание Н.Роджерса: «Творчество  и     терапия  частично   совпадают:  то,  что    является Творческим,   зачастую  оказывается     терапевтичным,  то,     что терапевтично, часто представляет собой творческий процесс») выделяет аж 18 причин написания стихов. Кратко это так.
1. Душевный покой. Так, Байрон, например, писал стихи, «чтобы обрести мир для своего беспокойного духа».
2. Душевная радость. Гофмансталь пишет о поэте: «Он страдает и вместе с тем наслаждается».
3. Эмоциональное отреагирование. Действительное, поэтическое творчество несет наслаждение в страдании и стимулирует катарсис – освобождение от скорби и печали.
4. Эстетические переживания. Поэт находит смысл жить во имя того высшего наслаждения, которое связано с творчеством. Не зря А.С. Пушкин написал:
 
Средь горестей, забот и треволненья
Порою вновь гармонией упьюсь, 
Над вымыслом слезами обольюсь.
 
5. Поэзия как игра. Поэзия – это игра воображения, поэтому должна приносить радость, как и всякая игра. Творец, как и ребенок, познает и усваивает мир в игре.
6. Поэзия как лекарство от скуки. Поэты, считает Дюбо, нашли средство возбуждать в нашем сердце искусственные страсти, спасая, таким образом, от скуки бытия.
7. Поэзия как разделенное страдание. Поэтическое творчество может быть порождено желанием приобщить и других, читателей, к лично переживаемому.
8. Поэзия как «оазис». Шеллинг говорил, что поэзия помогает нам «строить миры удобные для проживания». Поэтическое творчество как процесс даёт возможность на время обезболить страдающую душу.
9. Поэзия как виртуальный мир. Поэт во время написания стихов отвлекается от мучающей его реальности и начинает видеть жизнь каким-то просветленным взором.
10. Поэзия как объективация страдания. «Собственные наши чувства только тогда бывают предметом нашего наслаждения, когда мы освобождаемся от их томящей тяжести или от их трепетного волнения…» (В. Г. Белинский).
11. Поэзия как магия. Ф. Геббель считает, что поэт только тогда имеет право писать свои стихи, когда он охвачен чувством, которое не даёт ему покоя   и которое угрожает уничтожить его, если не будет 
высказано.
12. Поэзия как внушение. Одна из ипостасей поэтического произве-дения – скрытая суггестия (внушение), которая состоит в способности передавать то или иное состояние, захватывать творца и читателя эмоциями и раздумьями, вызывать в душах мощный отклик.
13. Поэзия как внутреннее движение. В.Кожинов писал: «Я стихи пишу всем телом… Шагаю по комнате, жестикулирую, расправляю плечи. Всем телом делаю стихи».
14. Поэзия как самопознание. Благодаря поэтическому творчеству, человек развивается, обучается, познаёт что-либо, познает самого себя. Это искусство реально делает человека лучше, способствует его личностному росту. Познавая себя, проникая в эти сокровенные тайны, поэт должен пройти через одиночество и самоизоляцию.
15. Поэзия как стимул развития художественной компетентности. Даниил Хармс в стихотворении «Месть» писал об этом феномене поэзии особенно точно:
    «Слова сложились как дрова В них смыслы ходят, как огонь».
     «Дрова» и «огонь», т.е. форма и содержание, не должны существовать раздельно.
16. Поэзия как заменитель общения при одиночестве (разговор с самим собой). Бытие человека в творчестве – это активное общение, постоянный диалог с самим собой, своими героями, своим лирическим героем, путь в самопознание. И это спасает!
17. Поэзия как «мольба о бессмертии». Творя, мы вступаем в борьбу с богами, потому что таким образом желаем избежать смерти.
 
Нет, весь я не умру - душа в заветной лире,
Мой прах переживёт и тленья убежит 
- И славен буду я, доколь в подлунном мире 
Жив будет хоть один пиит. (А.С. Пушкин)  
 
18. Поэзия как омолаживающий фактор. Поэзия – удел молодости, именно поэтому поэтическое творчество в почтенном возрасте, может стать омолаживающим фактором, «средством Макропулоса». Это один  из  видов  весьма  необходимой   для  поддержания  жизненного тонуса геронтологической   трудотерапии. И это  прекрасно,   потому что доставляет людям радость и противостоит негативным явлениям, сопутствующим надвигающейся старости.
   Эти наблюдения верно передают мое осознание причин и целей поэтического творчества. Все это нашло отражение в строках моих стихотворений – философской,  гражданской,  любовной,   пейзажной
лирики, да и авангардных, юмористических и других стихов.. Через свои стихи я познавал  свою роль «в подлунном мире». Мой отец был
лесником, жили мы в лесничестве. Я был очень болезненным мальчиком, не сразу научился ходить. По сути, ходить и читать я научился почти одновременно. Людей почти не видел, любил природу, меня даже звали  Маугли. Клин клином вышибают. Никто не занимался моим воспитанием, но именно это меня и развивало.            
      Читать научился по газетам, которые привозили в лесничество. И еще читал «Американскую трагедию», что была у отца. Первое стихотворение я сочинил где-то в 5-6 лет. и, пожалуй, в детстве и юности стихи были для меня бегством от нищеты, от безысходности, от несправедливости. Оппозиционером я никогда не был, но несправедливость видел всегда.
      И постепенно так получилось, что поэзия стала для меня беседой с Богом, мольбой о помощи:
Господи, нет у меня друзей,
кроме собственной тени…
      Самое главное для меня в стихах – природа. Она никогда мне не врала. И я всегда кого-нибудь любил – женщин, природу, кошку, цветок, людей. Я не знаю, что такое ненавидеть, я не могу держать зло на человека, зло мне не свойственно.
Не знаю, кто водил моей рукою,
Я написал: «Люблю людей, люблю».
Не знаю, что случилось вдруг со мною,
Но понял я: люблю людей, люблю.
За что любить?
Ничтожной нет причины.
И сам я плох, как волка ни корми…
Но принял смерть за нас
Христос невинный
И дал нам шанс,
Чтоб стали мы людьми.
 
   P.S. Статья была представлена на 13-ю Московскую научно-практическую конференцию «Рубцовские чтения – 2018» и напечатана в альманахе «Звезда полей» 2018
 

Алексей Башилов. СВЕТЛЫНЬ И ЯСМЕНЬ ПРЕДВЕЧНЫЕ

     Трудно найти поэта, писателя или философа, в творчестве которого не  проявилось бы универсальное всеединство божественного мира: материи, энергии, знаний, пространства и времени. Такое всеединство яснее всего структурно характеризуется в виде божественной иерархии, как и в древне-ведических символиках, так и в современной наглядной геометрии, она отображается разветвлённым древом, ёлочкой. Остов (ствол) такой иерархии – вложенность одной сути в другую, как в матрёшках – большая содержит в себе меньшую или по-другому меньшая размещается в большей. Причём, если брать отсчёт от человека, иерархия выстраивается им как небесная – вверх, всё, что дальше от Земли и земная – вниз, всё, на чём твёрдо стоишь.
      Исходя из древне-ведических, естественно-природных  знаний наши славные предки, произнося по слогам МА-РА, имели у себя перед глазами МАть  солнца РА (РАдуга), то есть небосвод, на котором рождается солнце. По масштабу воздействия и месту в иерархии мироздания и мифологии – это богиня МАРА (более нам понятная богоматерь Мария в Православии, рождающая ясноликого Христа). Исходя из объёмности и масштабности пространства вселенной, выстраивается небесная иерархия: Сварог – высший бог от вселенной, имеющий около Земли небосвод-богиню МАРУ (хмара – хмурый небосвод), которая рождает Сына-Солнце, как бы восклицая радостно РА, почти что УРА. Но сын рождается  ежедневно и каждый раз с новым ликом, если ярким – Ярило, если пасмурным – Даждьбог, если грозным – Перун. 
      Далее я рекомендую читателю самостоятельно прочить «Поэтические воззрения славян на природу» А.Н. Афанасьева и самому убедиться, с одной стороны  в естественно-природном восприятии окружающего мира древними славянами, а с другой – в очеловечивании и обожествлении многих явлений природы для правильного выбора стратегии выживания рода людского в сложных и достаточно неопределённых условиях.
     Полный текст статьи  Алексея Башилов  «СВЕТЛЫНЬ  И ЯСМЕНЬ  ПРЕДВЕЧНЫЕ» смотрите в разделе сайта  «Рубцовские центры и фонд», подраздел «Рубцовские чтения».
 

Алексей Башилов. Центростремительная тенденция любить Россию в поэзии Н.Рубцова

«Давай земля немного отдохнём».  Многие читали это стихотворение поэта Николая Рубцова. Какой масштабный,  визуальный образ взят за основу стихотворения – наша  вращающаяся планета Земля.
     При вращении любого тела, обладающего массой, противоположно действуют  центростремительные и центробежные силы. Центробежные силы при большой скорости вращения отрывают поверхностные  частицы массы и выбрасывают их во внешнюю  окружающую среду. Центростремительные силы удерживают своим напряжением основную массу вращающего тела и направлены к центру, к оси вращения, где она не может рассыпаться, она уплотняется.
     «Давай земля немного отдохнём» – то есть сбавим обороты, замедлимся, а значит: уменьшатся центробежные устремления и сохранятся центростремительные.
     А что, если Н. Рубцов в своём стихотворении смоделировал вектор устойчивого развития земной цивилизации и в первую очередь, как русский поэт, своей многонациональной страны. То есть, он прямо предлагает нам, как бы обращаясь к Земле, давайте отдохнём, уменьшим скорость негативных тенденций жизни, без любви, без трепетного отношения к Земле-матушке, к природе, к родине – тогда и выиграем. И это видно по его русскостремительности, по аналогии с центростремительностью. Если она увеличится, а русскобежность, по аналогии с центробежностью, уменьшится, то так будет лучше для земной цивилизации и для России. При современной политической трактовке можно сказать иначе:  русофобия должна уменьшиться, а русофилия увеличиться.
      В масштабе  России, эта тенденция может проявиться во всём: и в литературе, и в жизни, и в науке – то есть тотально во всём русском и русскоязычном мире.
     Чтобы усилить эту мысль, Н. Рубцов повторяет её в стихотворении «Ось» и даже очень близко по тексту. Прочитайте и сравните, а я, немного сократив, повторюсь о главном  в его глубокомысленном и глубоко прочувствованном  изложении.
 
       ДАВАЙ, ЗЕМЛЯ, НЕМНОЖКО ОТДОХНЁМ...
 
Давай, земля, 
Немножко отдохнем 
От важных дел, 
От шумных путешествий! 
……………………………
И я клянусь 
Любою клятвой мира, 
Что буду славить 
Эти небеса, 
Когда моя 
Медлительная лира 
Легко свои поднимет паруса! 
 
Вокруг любви моей 
Непобедимой 
К моим лугам, 
Где травы я косил, 
Вся жизнь моя 
Вращается незримо, 
Как ты, Земля, 
Вокруг своей оси...
 
1963 г.
 
                ОСЬ
 
Как центростремительная сила,
Жизнь меня по всей земле носила!
……………………………………….
Но моя родимая землица
Надо мной удерживает власть, – 
Память возвращается, как птица,
В то гнездо, в котором родилась,
 
И вокруг любви непобедимой
К сёлам, к соснам, к ягодам Руси
Жизнь моя вращается незримо,
Как земля вокруг своей оси!..
 
1964 г.
 
      Впрочем, и первый сборник стихов Н. Рубцова  назван «Волны и скалы»(1962 г.), как бы скала – Россия  (Русь), а волны – за  её пределами. Проходя военную службу на флоте, он «…повидал немало разных стран…», но русскостремительность генетически притягивала его к материку, к России – и  отразилась в его поэзии. 
И можно уверенно прогнозировать, продлись творчество Н.Рубцова, он и зарубежные свои путешествия посвятил бы центростремительности к России, к незабвенной Руси,  вместо центробежной разрушительности противоположно явленных стихотворцев.
 

Альманах «Звезда полей» 2015. Аннотация

«В жизни и поэзии – не переношу спокойно любую     
фальшь,  если её  почувствую…»         Н.М. Рубцов     
 
     Альманах составлен на основе статей-докладов 10-ой Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения – 2015» и материалов 6-го  Международного поэтического конкурса «Звезда полей – 2015», организованных  НО «Рубцовский творческий союз» и Московским Центром. 
    Представлены статьи-ответы и опровержения на продолжающиеся негативные и чисто субъективные публикации со стороны некоторых пропагандистов и «непризнанных муз». Наблюдается фильтрация информации со стороны публикаторов, которые преследуют какие-то свои скрытые цели. Ряд статей раскрывает древнюю историю России и углубление понимания творчества Н.М. Рубцова.
    Редактор выпустил повесть-предупреждение «Есть Божий суд…» (2012), в которой показал содомистскую и демографическую опасности для семьи и общества в России.
      Жюри Международного поэтического  конкурса «Звезда полей– 2015» и Всероссийского конкурса «Звезда полей – 2014»
   от  НО «Рубцовский творческий союз» – члены  Союза писателей России, лауреаты литературных конкурсов и фестивалей  Ю.И.Кириенко, З.И.Голощапова, А.М.Башилов, А.В.Бандорин, член Российского авторского общества –  композитор В.К.Киреенков. 
     Альманах предназначен для широкого круга читателей, а также для литераторов, филологов, преподавателей литературы и учащихся высших учебных заведений, общеобразовательных школ, гимназий,  колледжей и других учебных заведений.
 
Лауреаты 6-го  Международного поэтического конкурса «Звезда полей» 
 
1. Акимова Мария Сергеевна, г.Москва
2. Белалов-Ушенин Дмитрий Валерьевич, г.Берлин, Германия
3. Борзиков Сергей Игоревич, г.Рязань
4. Булатов Виктор Григорьевич, г.Рязань
5. Евдонов Алексей, г. Москва
6. Жаркова Галина Викторовна, Республика Мордовия, г. Ковылкино
7. Избенников Александр Алексеевич, г. Москва  
8. Клюзов Евгений Иванович, г.Москва
9. Кодак Сергей, г.Москва
10.Коротков Сергей, г. Москва  
11.Кривонос Сергей Иванович, г. Сватово, Луганская обл.,  Украина
12. Кузнецова Мария Александровна, г.Рязань
13. Кузнецова-Белова Нина Николаевна г. С.-Петербург
14.Лебедев  Сергей Александрович,  Самарская обл., г. Тольятти 
15. Лукьянюк Людмила Сергеевна, Алтайский край, г. Новоалтайск
16. Малов Дмитрий Сергеевич, Владимирская обл., пос. Мстера
17. Максимов Юрий Борисович, г. С.-Петербург 
18. Митарчук Елена Алексеевна, г. Москва 
19. Мошников Олег Эдуардович , Республика Карелии, г.Петрозаводск
20. Назаренко Лариса, г.Москва   
21. Павлова Анна Александровна, Ульяновская обл., г. Барыш
22. Пасхин Александр Викторович,  г.Гусь-Хрустальный 
23. Порохин Сергей Алексеевич, г.Москва
24. Рябцов Александр Леонидович,  г.Москва 
25. Салтыкова Людмила Фёдоровна, г. Рязань  
26.Смирнова Ольга Валентиновна, г.Архангельск
27.Степанова Вера Васильевна, г. Москва    
28.Усова Любовь Трофимовна, Республика Казахстан, г. Темиртау  
29. Ухина Вера Матвеевна, г. Железнодорожный, Московская обл. 
30.Хрусталёва София Ивановна, г. Москва   
31.Фокин Евгений, г. Москва
32.Шилов Станислав Константинович, г. Москва (1940-2015)
33. Кондратий Солёный, г.Москва
 
                   Победители  по номинациям:
           Номинация «Привет, Россия – родина моя!»
Сергей Лебедев, г. Тольятти, Самарская обл.
Сергей Кривонос, г.Сватово, Украина
          Номинации «Душа хранит»                 
Сергей Борзиков, г.Рязань 
Сергей Коротков, г. Москва           
Белалов-Ушенин Дмитрий, г.Берлин, Германия
 
    Номинации «Пора любви» 
Любовь  Усова, г. Темиртау, Карагандинская обл., Республика Казахстан
Ольга Смирнова, г. Архангельск
 
    Номинация «Морские перекрёстки»
Любовь  Усова, , г. Темиртау, Карагандинская обл., Республика Казахстан
Анна Павлова,  Ульяновская обл., г.Барыш
 
    Номинация «басни, сатира, юмор»
Кондратий Солёный, г.Москва
Олег Мошников, Республика Карелии, г.Петрозаводск
 
    Номинация «Стихи для детей»
 Вера Степанова, г.Москва
Людмила Салтыкова, г. Рязань  
 
Лауреаты  Всероссийского конкурса «Звезда полей-2015»
                                                       
Номинация 1 («проза»)
 
Башилов Алексей Михайлович, Московская обл, доктор технических наук, член СП России  –   победитель конкурса
Митарчук Елена Алексеевна, г. Москва, член СП России – лауреат конкурса
Избенников Александр Алексеевич, г. Москва, студент Литературного института имени А.М.Горького – лауреат конкурса
Обухов Александр Иванович, г. Ангарск,  физик, литературовед , член СП России – лауреат конкурса
Кузнецова-Белова Нина, С.-Петербург, исследователь – лауреат   конкурса
Порохин Сергей Алексеевич, г. Москва, канд.филос. наук, член СП России – лауреат конкурса
Омельченко Светлана Александровна,  г. Москва, заслуженный учитель России  – лауреат  конкурса
Салтыкова Людмила Фёдоровна, г. Рязань, филолог, поэт, член Союза профессиональных литераторов – лауреат конкурса  
Избенникова Татьяна Александровна, ст. специалист– лауреат конкурса
Назаренко Лариса Николаевна, г. Москва, член СП России – лауреат конкурса .
Скрипкин Александр Николаевич, г. Железнодорожный, Московская обл., научный сотрудник – лауреат конкурса    
Филиппова Вера Ивановна, г. Череповец, член Союза художников РФ – лауреат конкурса
 
Номинация 3 (искусство, живопись)
 
Васьков Даниил Алексеевич, г. Москва – дизайнер, соавтор 
обложки альманаха «Звезда полей»,  – диплом номинации.
Филиппова   Вера Ивановна, г. Череповец (картины, файлы)– диплом номинации
 Степанова Вера Васильевна, г. Москва (вышивка «церковь») – диплом номинации
 
Номинация 4 (песни на стихи Н.М.Рубцова)
 
1.Киреенков Владислав Кириллович, композитор  – победитель  номинации 
2.Фокин Евгений, г. Москва, автор-исполнитель – диплом номинации 
3.Степанова Вера Васильевна, г. Москва, вокалистка трио ЛМС «Родник» – диплом  
номинации.
4. Удод Людмила  Николаевна, Московская обл., вокалистка –  диплом  номинации
5. Вишняков Михаил, г. Москва, аранжировщик –  диплом  номинации
 
    Номинация 5 – пропаганда  традиционной поэзии и творчества Н.М.Рубцова
 
1.Голощапова Зинаида Ивановна, заслуж. работник культуры РФ, директор ЦБС .А.Белого, организатор «Рубцовской гостиной», г. Железнодорожный. 
2.Коллектив «Рубцовской горницы», г. Артём, Приморский край. Актив –Дубинина Зинаида Ивановна, Коротеева О.Г., Ламихина Л.А.
3.Зятюгина Ирина Николаевна, организатор литературного кабинета им.Н. Рубцова, с. Волокославинское, Кирилловский р-н, Вологодская обл.
4.Бандорин Алексей Васильевич, член Союза писателей РФ, лауреат ряда литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
5.Киреенков Владислав Кириллович, композитор, автор музыкальных композиций на стихи Н.Рубцова, С.Есенина и др. русских поэтов, г. Москва. 
6.Салтыкова Людмила Фёдоровна, член Союза писателей РФ, лауреат литературных премий, соорганизатор конкурса «Звезда полей», г. Рязань.
7.Омельченко Светлана Александровна, заслуженный учитель РФ, преподаватель колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, г. Москва.  
8.Коллектив «Рубцовской гостиной» библиотеки - филиала в ЦБС им. А.Белого, г. Железнодорожный  
9.Коллектив «Читального зала имени Н.М. Рубцова» колледжа ГБПОУ КАИТ № 20, УСП № 5 «БТМ»№ 20, г. Москва. 
10.Иванов Михаил Владимирович, исследователь, г. Москва
 
Послесловие (от редактора-составителя)
 
      Всероссийские творческие конкурсы «Звезда полей» проводятся  с 2001 года, с начала основания первого в Москве Рубцовского центра, а с 2006 года под руководством  НО «Рубцовский творческий союз», как  юридической  организации. 
За этот период в номинации «поэзия» отмечены как лауреаты более 600 авторов, в номинации «проза» - около 200 авторов (прозаики, литературоведы, критики, в том числе участники конференций «Рубцовские чтения» с 2006 года), в номинации «искусство, живопись» - порядка 80 участников, в номинации «песни на стихи Н.М.Рубцова» – около  80 авторов-исполнителей,. Среди участников 10-й Московской конференции «Рубцовские чтения» необходимо отметить за нестандартное литературоведение А.Башилова, А.Избенникова, Е. Митарук, А.Обухова, Л.Салтыковой. Статьи будут представлены на сайте www.rubcow.ru . 
   7 -й  Международный конкурс поэзии «Звезда полей-2014» планируется провести  с 01  сентября 2015 г. по 25 февраля 2016 г.,  условия участия будут опубликованы на сайте www.rubcow.ru «Звезда полей».  
 
    Лауреаты 6-го Международного поэтического конкурса «Звезда полей»
     Лауреаты  15-го Всероссийского конкурса «Звезда полей-2015»
               НО «Рубцовский творческий союз» предлагает баннеры 95см  х  140 см:    
 «Литературная карта «По дорогам Николая Рубцова»  (5000/ шт - на счёт НО РТС)
   Заказ книг по тематике Н.М.Рубцова – см. сайт www.rubcow.ru «Звезда полей» 
 
   Редактор-составитель – к.т.н., член Союза писателей России, 
   член  общества «Знание»  – Ю.И.Кириенко (Кириенко-Малюгин)
   Вёрстка на основе файлов авторов статей и поэзии лауреатов 
   6-го  Международного поэтического конкурса «Звезда полей»  
   Корректорская правка текстов –  Татьяна Избенникова  
           Дизайн обложки – ВЕБ-Студия «Без паники» РФ
    На первой странице обложки представлены один из базовых символов России – символ «Звезда полей» Полярная Звезда – бренд  НО «Рубцовский творческий союз», созвездия Малой и Большой Медведиц и вид на Кирилло-Белозерский монастырь.   
     На второй странице обложки – памятник  Н.М.Рубцову в Тотьме,  
     автор – член  Союза художников РФ – В.М.Клыков;
     Информация о НО «Рубцовский творческий союз»
     Концепция обложки –  Ю.Кириенко-Малюгин
 
Подписано в печать 24 февраля 2015г.  
Формат 60х84 / 16 
Печать офсетная.
Бумага  офсетная.    Гарнитура Times
Усл. печ. л. –  7,5   п.л.
Тираж 300 экз. 
     ISBN  978-5-903862-23-8
Издатель НО «Рубцовский творческий союз»
     E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  и Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
  НО «Рубцовский творческий союз» 
 
    Все права защищены. Коммерческое использование текстов, концепции книги только по соглашению.   Заказ для пересылки на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..
 

Альманах «Звезда полей» 2017 (выходные данные)

Редактор-составитель – к.т.н., член Союза писателей России и Российского авторского общества – Ю.Кириенко-Малюгин.
      Редактор-корректор -  член Союза писателей России, лауреат конкурсов –  Л.Салтыкова
      Компьютерная вёрстка на основе файлов авторов-лауреатов 
                   –  Ю.Кириенко-Малюгин и Л.Салтыкова
     Технический редактор – Л.Салтыкова
   
    Дизайн обложки – Юрий Кириенко-Малюгин и Даниил Васьков
    На первой странице обложки представлены один из базовых символов России – символ «Звезда полей» – Полярная звезда и созвездия Малой и Большой Медведиц – (бренд  сайта www.rubcow.ru)   
     На второй странице обложки – календарь 2017 «Пусть меня ещё любят и ишут» - Николай Михайлович Рубцов (выпущен в форм. А3) 
Концепция обложки –  Ю.Кириенко-Малюгин
 
Подписано в печать 27 февраля 2017 г. 
Формат 60х84 / 16 
Печать офсетная.
Бумага  офсетная.    Гарнитура Times
Усл. печ. л. – 4  п.л.   
Тираж 300 экз. 
     ISBN 978-5-902405-37-5
Издательство    «Старт», Рязань
     E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  и Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 Сайт www.rubcow.ru «Звезда полей».
 Юрий Кириенко-Малюгин
 
Все права защищены. Коммерческое использование текстов, концепции книги только по соглашению. 
 

Альманах «Звезда полей» 2017. Послесловие (от редактора-составителя)

Всероссийские творческие конкурсы «Звезда полей» проводятся:  с 2001 г. по 2005г.  от  первого в Москве Рубцовского центра, с 2006 г. по 2015г. от  НКО «Рубцовский творческий союз», с 2016 г. от Творческого центра сайта www.rubcow.ru «Звезда полей». 
    За этот период в номинации «поэзия» отмечены, как лауреаты, более 600 авторов; в номинации «проза» - около 200 авторов (литературоведы, критики, участники конференций «Рубцовские чтения» с 2006 года); в номинации «искусство, живопись» – порядка  80 участников; в номинации «песни на стихи Н.М.Рубцова» – около  80 авторов-исполнителей. География участников конкурсов – от Востока до Запада, от Юга до Севера Российской федерации.
    На  сайте www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» (март 2006 г.)  публикуются стихи участников конкурсов «Звезда полей», литературоведческие статьи и статьи, разоблачающие дезинформацию о жизни и творчестве Н.М.Рубцова, информация о проводимых литературно-музыкальных мероприятиях и др. Ежемесячно на сайте фиксируется более 130 посетителей от 25 до 45 стран-посетителей из Ближнего и Дальнего Зарубежья (лидеры – Белоруссия, Украина, Казахстан, Германия, Кения, США, славянские страны), посетители из регионов России (подсчёт ведётся автоматически по заложенной программе). Мы можем также сообщить, сколько было заходов на сайт из любого значимого города РФ. Ясно, что посетители – не случайные люди.
      По результатам международных поэтических конкурсов «Звезда полей» администратор сайта www.rubcow.ru Ю.Кириенко-Малюгин из личного фонда согласно объявленным условиям присуждает:
   премию «Гран-при»  2017  –   Любови Усовой (г.Темиртау, Республика Казахстан) 
   премию «Гран-при» 2017  –  Вере Степановой (г.Москва, Россия);
   премию «Престиж» 2017 – Сергею Кривонос (Украина).
      По результатам литературоведческих исследований администратор сайта Ю.Кириенко-Малюгин присуждает: 
      премию «Гран – при»  –  Александру Обухову (г. Иркутск, Россия) за книгу «Слово о букве» и научные статьи, 
      премию «Престиж» 2017  – Людмиле Салтыковой (г.Рязань, Россия)
      премию «Престиж» 2017  –   Владиславу Киреенкову (г. Москва, Россия) 
    О поэтах духовно-народного («рубцовского») направления смотрите статьи Юрия Кириенко-Малюгина на сайте «Звезда полей». 

Альманах «Звезда полей» 2017. Содержание

1. Анна Павлова………………………………..…….………..……….3, 18 
2. Усова Любовь……………………………………...……….....4,16, 46, 51
3. Павел Грызлов ………………..………………………...………..…..5, 31
4. Надежда Миляева…………………………………………………..…….6
5. Сергей Порохин…………………………….…………………………….7
6. Александр Избенников……………………………………………….….9
7. Вера Степанова………………………….…………………..10, 44, 48, 53
8. Владимир Дедов……………………………….………………………..12
9. Татьяна Бочарова………….………………………….……………..14, 41
10. Евгений Фокин……………………………………..……………..…15
11. Елена Митарчук ………………………….…………...……………..19
12. Виктор Мостовой…………………….………………..……….……20
13. Сергей Кривонос……..………………………………..……...…21, 55
14. Павел Разуваев…..……………………………………...……………22
15. Евгений Клюзов…………………………………………..…………24
16. Татьяна Горелова……………………………………………….…….25
17. Александр Ерохин……………………………………………….27, 39
18. Татьяна Избенникова…………………………..............................…28
19. Александр Обухов………………………………………….………..29
20. Елизавета Лучкина……………….……………………………..……30  
21. Лариса Лялина…………….………………………………….…..32, 43
22. Александр Андронов………………………………………...33, 38, 56
23. Вера Гундарева…………………………………………………….…34 
24. Людмила Повалихина………………………………………………..35
25. Надежда Колосовская………………………………………………..36 
26. Сергей Кодак……………………………………………………….…37
27. Ольга Смирнова…………………………………………………..…..42
28. Валентина Орлова ……………………………………………………45
29. Салтыкова Людмила………………..…………………………..…….50
30. Бандорин Алексей…………………………………………..…..…….56
31. Кириенко-Малюгин Юрий…………………………………….……..58
 
Лауреаты конкурсов «Звезда полей»……………………………...…….59
       Послесловие …………………………………………………..…………..62

Альманах «Звезда полей» 2018 сайта «Звезда полей». Презентация

12 апреля 2018 года в колледже № 20, УСП № 5, в читальном зале имени Н.М.Рубцова состоялась  презентация альманаха «Звезда полей» 2018 (изд. «Старт», г. Рязань), редактируемого и выпускаемого Творческим центром имени Н.М.Рубцова, действующим в формате сайта www.rubcow.ru «Звезда полей». Соредактором является член Союза писателей РФ и Российского союза профессиональных литераторов Л.Ф.Салтыкова. В составе жюри член Союза писателей, лауреат литературных премий А.В.Бандорин, заслуженный работник культуры РФ В.Ф.Андреев, член Российского авторского общества В.К.Киреенков.
  Альманах содержит разделы: поэзия авторов-лауреатов 3-го Международного Интернет-конкурса «Звезда полей», 15 статей-докладов  участников 13-ой Московской ежегодной научно-практической конференции «Рубцовские чтения», проводимой с 2006 года, списки лауреатов конкурсов по номинациям «поэзия», «проза» (статьи-доклады), «песни на стихи Н.М.Рубцова», «пропаганда традиционной поэзии и литературоведения».
      Альманах представил руководитель Творческого центра им. Н.М.Рубцова  и модератор сайта «Звезда полей», член Союза писателей РФ и Российского авторского общества, председатель жюри – Юрий Кириенко-Малюгин (Ю.И.Кириенко). На презентации выступили члены Союза писателей РФ: А.Андронов, отмеченный дипломом Гран-при 3-го Интернет-конкурса; В.М.Макеев, член-корреспондент Академии документалистики, отмеченный дипломом Престиж за статьи о Русском Севере; кандидат философских наук С.А.Порохин, отмеченный премией Престиж за статьи о защите русского языка;  А.Л.Рябцов, отмеченный как лауреат в поэтической номинации «морские перекрёстки». Член Российского авторского общества В.К.Киреенков рассказал о взаимосвязи поэзии и музыки, о поездках по водным артериям Архангельской области. Студент Литературного института им. А.М.Горького  А.А.Избенников отмечен дипломами за статьи о ведической Истории России и в номинации «поэзия», прочитал авторские стихи. 
    Член жюри конкурсов «Звезда полей», заслуженный работник культуры РФ и член Союза писателей РФ В.Ф.Андреев рассказал о встречах с поэтами Н.Рубцовым, А.Передреевым и Ю.Кузнецовым.
   Дипломом в номинации «пропаганда традиционной поэзии» отмечен  И.А.Новиков, многолетний организатор  фестивалей «Русская тройка» среди студентов колледжей г. Москвы по номинациям «русские песни», «художественное слово», «народная музыка», «музыкальное творчество», «живопись» и др. 
  Дипломом отмечена работа читального зала имени Н.М.Рубцова колледжа № 20 за пропаганду традиционной литературы и культуры в лице заведующей библиотекой Ольги Сергеевны Козловой.
   Ю.Кириенко-Малюгин сообщил, что  отсутствующим лауреатам  Московского региона переданы дипломы и альманахи «Звезда полей», а также лауреатам из регионов РФ  высланы дипломы и грамоты, экземпляры альманахов «Звезда полей» и тематическая литература.
   Списки лауреатов конкурсов «Звезда полей» 2018 и дипломанты по номинациям конкурсов опубликованы в мартовском выпуске 2018 в меню «Новости» сайта «Звезда полей».
 

Альманах «Звезда полей» 2018 Творческого центра имени Н.М.Рубцова.

Обращение к участникам конкурсов «Звезда полей» и спонсорам-любителям традиционной русской поэзии. Для издания традиционного ежегодного т альманаха «Звезда полей» 2018 Творческого центра имени Н.М.Рубцова просьба направлять средства переводом на  карточку  67628038  8311210758   Сбербанка. Сообщение о переводе прислать на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., а также адрес для пересылки экземпляров Альманаха «Звезда полей» 2018. Эта информация относится также к участникам поэтического 3-го Интернет-конкурса «Звезда полей», литературоведам и авторам статей конференции «Рубцовские чтения». 

Альманах «Звезда полей» 2019 (№ 19). Награждение лауреатов и презентация в Москве

Альманах выпущен в начале апреля 2019 г.  Экземпляры альманахов и дипломы были высланы от Творческого центра имени Н.Рубцова (ТЦР) лауреатам участникам творческих конкурсов «Звезда полей» в г. Артём Приморского края России (см. списки лауреатов в информации на сайте «Звезда полей» раздел новости  от 30.03.2019), а также другим иногородним лауреатам  в регионы России.
Награждение лауреатов от Рязанской области  было проведено 21 апреля с.г. в Рязанской областной научной библиотеке имени М. Горького при  участии Ю.Кириенко-Малюгина. 
    Презентация альманаха «Звезда полей» 2019  в Москве состоялась 27 апреля 2019 г. в библиотеке им. М. Ю. Лермонтова. Руководитель Творческого центра имени Н. Рубцова (ТЦР)  Юрий Кириенко-Малюгин сообщил о проведённых  ежегодных (19-х с 2001 года) творческих конкурсах сайта «Звезда полей» во всех номинациях, о 14-ой Московской  научно-практической конференции «Рубцовские чтения», о награждении  лауреатов дипломами и грамотами ТРЦ, о пересылке дипломов и альманахов участникам конкурсов во всех номинациях в регионы России. 
    В библиотеке им. М. Ю. Лермонтова дипломы и альманахи получили и выступили члены Союза писателей России: С. И. Хрусталёва, В. М. Макеев, В. В .Степанова, Е. И. Клюзов, Е. А. Митарчук, С. А. Порохин, В. Ф. Андреев, а также литератор Т. А. Избенникова.  Песни на стихи Н. М. Рубцова исполнил бард и композитор Евгений Фокин. Во время презентации на экране демонстрировались: видео-клип на стихи Рубцова «Старая дорога» - песня в исполнении  Эрнеста Любенко и Юрия Кириенко-Малюгина на музыку  Э. Любенко; «Зимняя песня» на музыку Ю. Кириенко-Малюгина в исполнении трио ЛМС «Родник» (В. Степанова, Вл. Киреенков и Ю. Кириенко-Малюгин); песня «Давай, земля, немного отдохнём…» в исполнении барда и композитора Владислава Киреенкова; «Звезда полей» на музыку Ю. Кириенко-Малюгина; композиция на чтение Н. Рубцовым «Я буду скакать по холмам задремавшей Отчизны…» на музыку Михаила Вишнякова. На презентации выступил вологжанин Юрий Васильевич Иванов, который рассказал о встрече с Рубцовым. О связи творчества С. Есенина и Н. Рубцова сделал сообщение заслуженный работник культуры РФ Владимир Андреев. Дипломы и альманахи С. А. Омельченко,  В. К. Киреенкову и И. А. Новикову и др. лауреатам будут вручены в мае при встрече. Ниже представлены некоторые статьи-доклады на 14-ой Московской конференции.
 

Альманах «Звезда полей», № 19, 2019

Альманах «Звезда полей» № 19, 2019 выпущен Творческим центром им. Н.М.Рубцова и издательством «Старт», г. Рязань. Альманах содержит базовые разделы «4-й Международный поэтический Интернет-конкурс» с несколькими номинациями, статьи-доклады 14-ой Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения – 2019». Ниже представлен раздел библиографии изданий о творчестве Н.М.Рубцова. 
 Целый ряд новых, часто дипломированных  исследователей почему-то считает, что до них локальными и глобальными проблемами творчества Н.М.Рубцова  почти никто не занимался, так дают публикации, которые подпадают под Плагиат или Компиляции уже опубликованных статей и исследований. 
    В связи с этим я привожу  раздел из выпущенного альманаха, который охватывает публикации проведённых официально 14-и Московских научно-практических конференции «Рубцовские чтения» с 2006 года . Также напоминаю, что статья-предупреждение «Осторожно: новые формы плагиата –  компиляции» была опубликована на сайте «Звезда полей» в 2006 году. 
  Прежде чем писать статьи о творчестве Н.М.Рубцова советую авторам-докладчикам ознакомится с приведёнными ниже публикациями Ю.Кириенко-Малюгина и материалами 14-и Московских конференций (все издания альманахов «Звезда полей» с 2006 года выпускались под ISBN Книжной палаты России и имеются, в частности, Российской государственной библиотеке). При написании статей авторы обязаны давать ссылки на  авторов приоритетных статей.

АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ПОЭЗИИ

(интернет-издание сайта «Звезда полей»)

 Составитель - Юрий Кириенко-Малюгин
на базе ежегодных конкурсов «Звезда полей»,  поэзии  авторов-лауреатов ежегодных альманахов «Звезда полей» (2002 — 2019) и членов жюри Творческого центра имени Н. М. Рубцова (ранее Московского Рубцовского центра - 2001-2008). Антология составляется в алфавитном порядке в каждом выпуске и планируется в 3-х  разделах.

  Раздел  № 3 - 2019

Братишко Николай Максимович

г. Сергиев Посад, Московская обл.

Поле Куликово

Вся Россия — одно
Поле есть Куликово.
Видно Богом дано
Защищать его снова.

Помню годы и я,
Помню всё полеволе,
Как под клик журавля
Вдовы плакали в поле.

Ох ты, поле моё,
За тебя мы в ответе...
Знают имя твоё
Безнадзорные дети.

Вся Россия одно
Подле есть Куликово.
Значит нам суждено
Защищать его снова.

Помню

Хутор свой не забывай,
Хату, крытую соломой,
Голос мамы: Сын, вставай!
Каждому знакомо.

Помню, как-то сон напал,
Смежил он мои ресницы.
Я голожный засыпал,
Снились сказочные птицы.

Мама шепчет: «Сын, вставай!»
«Слышу, родненькая, слышу...
Погоди-ка не пугай,
Сел удод на нашу крышу».

Так мне снилось, так я рос,
И сейчас ночами снится:
Всё знакомое до слёз,
Увозила колесница.

*    *    *

Тишина. Уснули ивы.
Дует свежий ветерок.
Волны нехотя, лениво
Гладят речки правый бок.

Рябь легонько звёзды месит,
Рассыпая тусклый свет.
Опятился в воду месяц,
А подняться силы нет.

Погляжу — не напугаю.
Пусть прохладу пьёт и пьёт...
Я его повадки знаю:
Он напьётся и уйдёт.

Бочарова Татьяна  Анатольевна
г.Рязань
 
     *     *     *
 
Скоро стаяли снега,                       
Скоро воды встали.                          
Месяц выточил рога,                      
Что клинок, из стали.                     
Вышел дождик –  шлёп да шлёп,    
Над озимой рожью,                        
Может весточку пошлёт                
В город Запорожье.                       
Я приеду, как смогу,
К розовым бульварам,
Но молчит он, ни гу-гу,
Город сталеваров.
Там, где кончились века
Запорожской Сечи,
Грустно смотрят в облака
Доменные печи,
И у них выходит срок
Века прожитого.
Поднимусь я на порог
Берега крутого.
Здесь ли планы ГОЭЛРО
Зрели всенародно?
Что ж ты, горюшко Днипро,
Стал такой безводный?
Волны мечешь, дуралей,
В катерок рыбацкий,
Нету больше москалей
С говором кацапским.
Повернуть бы время вспять,
Пани и панове,
Что нам стоит размовлять
На славянской мове…
 
  *    *    *
 
Гей ты, рiднаяУкрайна,
Древнерусская окрайна,
Гей ты, Киiв святозарный –
Матерь русских городов!
Велика твоя свобода
От российского народа,
И спiвают дiвки гарно
В тишине своих садов.
И Мазепа, и Петлюра,
И шановний пан Бандера
Кто на гривнах, кто в гравюрах –
Достояние твоё.
А когда беда нагрянет,
То поможет русский Ваня,
Он за братьев и за веру
Снова встанет под ружьё.
 
  *     *     *
 
Ароматом дышит лес,
Нежный ландыш распустился,
Словно робкий снег воскрес –
Первоцветом возвратился.
Он – жемчужиной на дне –
Скрыт от взгляда и от света.
Только в полной тишине
Собираются букеты…
Я мечтаю у плиты –
Можно ль мужу прекословить?
Ну какие там цветы?–
Надо что-то приготовить.
Что греха таить?
Как есть:
Молча жарю я котлеты.
Любит вкусно муж поесть,
Глядя новости планеты.
Как хочу я в тишину,
В лабиринт лесных тропинок,
Чтоб найти – пускай одну –
В чаще веточку снежинок.
…Но готов уже обед.
На столе стоит уныло
В вазе ландышей букет,
Что на рынке я купила.
Он не пахнет, вял к тому ж –
Мой бы был душист и светел! –
Неспроста любимый муж
Так его и не заметил.


Владимир Дедов
(ЛНР, г. Северодонецк – РФ, г.Рязань)
 
Мне сегодня вновь война приснилась 
 
Мне сегодня вновь война приснилась,
Дом родной, объятый весь огнём…
Снова огненное лето возвратилось,
Словно не во сне, а ясным днём.
 
Снова самолёты, грохот взрывов –
И над горизонтом едкий смог.
Смотрит командир в глаза стыдливо:
Он ребят своих спасти не смог.
 
Перестрелки, взрывы, канонада,
Крики женщин где-то в тишине.
Просыпаюсь и кричу: «Не на-а-а-до!»
Но война, увы, живёт во мне.
 
Говорят, что всё излечит время.
Только кажется всё чаще мне:
Слишком тяжкое на сердце бремя...
Вот и снится Родина в огне.
                             6.11.2016г.
 
     Круговорот времени  
 
Круговорот воды в природе
И времени круговорот.
Сегодня белый шибко в моде,
А завтра – всё наоборот.
 
Создатели творений дивных –
Давно за бортом корабля –
Плеяда бездарей ленивых
Стоит сегодня у руля!

Забыты Тютчев, Фет, Твардовский,
Звезда Рубцова не горит!
На книжной полке том неброский,
Как безымянный столб, стоит!
 
Кто сочинял, творил мелодии?
Чья песня нас звала в поход?
Спроси кого – не знаю, вроде бы,
Наверно, автор был народ…
 
Что ж, пусть затёрто будет имя –
Удел создателей таков! –
Но песня, что звучит и ныне,
Пронзит тугую плоть веков!
 
                  г.Рязань, 21 апреля 2016 г.,
 
«Остров  огромного мира…»
 
                      Светлой памяти дедушки Н.П.Ревы
                                                и бабушки М.И.Ревы 
 
Словно уставшая птица
Бьётся в пустое окно –
Память мне в сердце стучится...
Как это было давно…
 
Дом детства всё чаще мне снится –
Отблеск любимых окон.
Там в воздухе так же кружится
Бабулин «малиновый звон».
 
Там пахнет борщём и блинами,
Там за столом вся семья!
Там дедушка, бабушка с нами,
Сестра, папа, мама и я…
 
Там детская добрая сказка,
Там в каждом шкафу свой секрет.
Мне дарит особую ласку
Счастливого прошлого свет!
 
Отсюда в одеждах неброских
Ушёл я в кружение лет –
Простите, родные берёзки,
Но в детство дороги мне нет!
 
Осколок огромного мира,
Спасибо, что был ты мне дан!
Скромная наша квартира,
Дедушкин старый диван…
 
                  г.Рязань, октябрь 2016г.,
 

Александр Гирявенко
г.Белгород
 
Дорога 
 
Город по крыши в тумане.
А там, где не видно крыш, -
Россыпи рос на поляне,
И ветра ждёт в гости камыш.

Я соберусь в дорогу –
Утро мудрее, чем вечер,
И поклонюсь порогу,
И солнце взвалю на плечи.

И поведёт дорога
Меня по холмам отлогим,
Берегом речки блестящей,
Полями, лесною чащей…

Пусть я не знаю, что будет
Со мною, когда вернусь я, -
Солнышко с вами да будет!
И чтоб вам не было грустно!
 
   *      *     *
 
Так странны превращенья слова…
Гроза прошла, и солнце светит.
И словно из стихов Рубцова
Предстали на опушке дети.

И мирно так цветут ромашки,
И дети из начальной школы
Глядят, как ползают букашки,
Глядят и видят мир весёлым.

Как пахнет влажными грибами!
Как лёгок капель перепляс!
На этот мир, как в первый раз.
Гляжу их ясными глазами…
 
     *     *     *
 
Пришла осенняя пора.
Уже берёзы пожелтели.
Черна, как пашня, их кора,
Бела, как близкие метели.

На травах – россыпью – роса.
Густой туман покрыл низины.
Шумят, шумят берёз вершины.
Пришла осенняя пора.
Так грустно слушать у костра
Осенний этот шум неровный.
Как рыжая лиса трава
В яру легла на крутосклоны.

А с высоты, меж ярких искр,
Что в темноте небесной гаснут,
Кленовый пятипалый лист
Слетает вниз звездою красной.

Осенний шум… В лесной глуши
Ветров вершинных дуновенье,
Переходящее в волненье,
Что вдруг касается души.
 

Кобелев Александр  Афанасьевич,
Иркутская обл., Нукутский р-н, п. Новокутский  
 
Бродяга

Солнца утреннего свет
Шлёт мне пламенный привет.
И скрипят мои штиблеты,
И конца дороги нет.

И мелькает взад-вперёд
Проезжающий народ.
Только я один шагаю,
И улыбка во весь рот.

Эх, прощай моя тоска!
Грусть-печаль моя, пока!
Может кто-то проезжая,
Крутит пальцем у виска.

Но дорога хороша,
Если ходишь неспеша,
Если в думах сокровенных
Успокоилась душа.

Русь-тройка

Через весь земной простор,
Через степи, цепи гор,
Мимо рек, полей пшеницы
Три коня летят, как птицы,
Напрямик во весь опор.

В сбруе мчат недорогой,
Не нашлось, видать, другой.
Ну а кони как красивы!
Встречный ветер треплет гривы,
Шеи выгнуты дугой.

И летят они вперёд,
И ничто их не берёт.
Эта тройка — символ силы,
Трудовая мощь России,
Трудовой её народ.

Тянет тройка тарантас,
В тарантасе много нас:
Старики, бомжи, больные,
Безработные, блатные,
Предприимчивый Кавказ.

Впереди ямщик сидит,
Через шоры вдаль глядит,
Сам не знает, куда едет,
Уверяет, что к победе,
А над кем — не говорит.

И везёт, везёт свою
Преогромную семью.
Переполнен тарантас-то.
Там я в качестве баласта
Прицепился на краю.

И никак не разберусь —
Чем, за что и как держусь.
Повстречался нам дорогой
Николай Васильич Гоголь:
«Ты куда несёшься Русь?»

«Ой, васильич, отвяжись,
Ты уж спрашивал, кажись.
Мы ж в какие мчимся дали,
До сих пор не разгадали.
Н-н-но, залётки! ...вашу жись!»

*    *    *

Людмиле Беляковой

Сижу я и книгу листаю,
Хороших поэтов читаю,
Того и гляди, что растаю
От лирики разных времён.
А лира выводит мотьивы,
Я слышу мелодий разливы.
Стихи так стройны и красивы,
Как ровный английский газон.

А сам я с душой наизнанку
Растил не газон, а полянку,
Не лиру держал, а тальянку —
Певунью российской земли.
Цветут на поляночке дикой
Стихи красоты невеликой,
Ошибки растут повиликой,
И ляпов торчат будыли.

Мой стиль иногда необычен,
Мой стих иногда непревычен,
Редактором весь заковычен,
Редактора можно понять.
Но я повторять не устану,
Что милую сердцу поляну
В угоду эстетам не стану
Газонокосилкой ровнять.


Вера Кошелькова,
п. Фосфоритный, Московская обл.
 
Фронтовая  ложка 
 
В деревне у деда в старинном буфете,
В бокале с каёмочкой, ложки стоят.
Дороже одной нет на всём белом свете.
- Подруга моя, - шутит старый солдат.
- Дедуля, зачем тебе гнутая ложка? -
Вопрос задаёт как-то внучек ему.
- Ведь много ещё есть в бокале хороших,
Зачем тебе эта, никак не пойму?
- Мы с нею прошли всю войну, до Берлина.
Похлёбкой и кашей кормила меня.
Была в голенище, когда рядом мина…….
Но вынесли нас из шального огня.
Той давней весной отмечали победу.
Сияла и ложка моя на столе.
И вот не заметил, как стал уже дедом,
Хотя ещё крепко держусь я в седле.
И гордо добавил, подумав немножко:
- Вот видишь, мы с ней победили врага.
Прошу тебя внук, береги эту ложку,
Пусть будет она и тебе дорога.

 
Край есенинский  
 
В глубине России, под Рязанью,
Где густые травы по колени,
Золотистой, тихой, росной ранью
Прогуляться шёл Сергей Есенин.
Выплывало солнце из-за леса,
Озаряя тонкие рябины
И берёзки – стройные принцессы, -
Сердцу парня милые картины.
Вмиг слагались строчки про деревню,
Синь любимой с детства тихой речки,
Отчий край приветливый и древний,
И стучало трепетно сердечко.
Запах трав вдыхая с наслажденьем,
Белый ствол берёзки обнимая,
С упоеньем вслух читал Есенин,
Красоту природы воспевая.
Подпевал ему прохладный ветер
Про село родное Константиново,
Там, где «тополь серебрист и светел»,
И чарует лес красой рябиновой.
 
  *     *     *
 
Нет такого места в целом мире,
Как земля исконная моя.
Нет её лугов цветистых шире,
Нет прекрасней трелей соловья.
Золотым от солнца утром ранним
Ярок блеск церковных куполов.
Сердце негой полнится бескрайней,
Слух ласкает звон колоколов.
Это гордость за страну-твердыню,
За привольную святую Русь,
Где живу под небом мирно-синим
И во славу Господу молюсь.

Куксов Юрий Васильевич
г. Москва

Всё толком жизнь не получается,
А мы стараемся живём...
Рассвет никак не умещается
В окошке маленьком моём.

Живу, шагами землютрогаю,
Обиды в радостях топлю,
С надеждой тайной и тревогою
Вокзалы шумные люблю.

И сковзняком стальным простуженный,
Устав плечом толкать прогресс,
Я убегаю, как в отдушину,
В заветный вологодский лес.

Душа с печалями прощается,
И горестей в помине нет.
И вся земля в меня вмещается,
И ночь, и звёзды, и рассвет.

 
* * *

Тугие ветра дуют.
В грачиных гнёздах сквер.
Опять весна диктует
Стихи на свой манер.
 
Под благовест апреля
Я встану на заре,
И вербная неделя
В моём календаре!
 
Меня леса покличут,
Я радость не сдержу
И песенку синичью
На память затвержу.
 
Мне песню ту пропели
Снега сырых дубрав,
В ней слышен звон капели
И шорох первых трав.
 
Как выстрел из двустволки,
Весенний день упруг.
И солнышка осколки
Раскиданы вокруг.

ЗИМА

Раньше всех зима вставала,
Рукоделие брала.
Серебро в иглу вдевала –
Скатерть белую ткала.
 
С нитью нить переплетая,
Шов вела не как-нибудь:
Вышла скатерть непростая –
Любо-дорого взглянуть!
 
Соткала, не оплошала.
Но на скатерти потом,
Что смогла, навышивала
Ровной гладью и крестом.
 
Принялась усердно очень
Вышивать на все лады
Справа – крестики сорочьи,
Слева – заячьи следы.
 
Волчий след вплела впридачу,
Может, волчий, может – нет
На потеху, наудачу
Прострочила санный след.
 
День ткала, на пальцы дула.
А когда разобралась,
Поняла, что перегнула –
Скатерть – ой! – не удалась.
 
Жаль трудов. Поди, устала.
И такая злость взяла! –
Всё по нитке разметала
И позёмкой замела.


Митарчук Елена Алексеевна    
г. Москва

Осенний ноктюрн

Улетели листья…
Н. Рубцов

Осень колобродит по дорогам.
Ей как будто вовсе невдомёк,
Что сквозь дым моих серебряных тетрадей
Рвётся к небу нежный стебелёк.
И совсем я не хочу стыдиться,
Что сижу у позднего огня.
За окном журавлик, аист и синица.
Кисть рябины принесли мне птицы.
За горами всходит новая весна.
Всё же жаль мне улетевших листьев.
Так печальны осени глаза!
Грозди фонарей над городом повисли,
Оставляя лету винограда кисти.
А на дне моих чернильниц бирюза!
Кружевной оборкой пеньюара,
Как волной окутаю тетрадь.
И летит, летит мотивчик старый.
Я хочу Вам многое сказать.
Мои были, словно небылицы.
Но поверьте: вовсе я не лгу.
За окном журавлик, аист и синица.
И калины лист, дрожащий на ветру.

Моим подругам

По ту сторону города наша юность весёлая,
Как певица Любимова, всё поёт о любви.
Там капели звенящие и трамваи летящие,
Чувства все настоящие. И светло до зари.

Под зелёною лампою мы у русской словесности
Брали бодро и счастливо духоносный урок.
«Гимназистки румяные, от мороза чуть пьяные»
Примеряли у зеркала мамин «звёздный платок» *

Как полёт стюардессе, там зачем-то был нужен
Гимназисткам румяным лёгкий дым сигарет.
Там безмерность пространства изнутри и снаружи
Грела девичьи души, как счастливый билет.

* «Звёздный платок» - образ от Анны Селивановой


Праздник поэзии в Шахматово

Выпьем, добрая подружка…
А.С. Пушкин

Юрию Кириенко-Малюгину
и Евгению Пажитнову

Подняв пластмассовый стакан.
Я пью из знаменитой кружки.
Поэзии зелёный шквал
Гудит в лесу и на опушке.
Стихи читают в микрофон,
Я слышу тайный звон гитары и гармошки.
То близкий, то далёкий он.
Им вторит шум в верхушках
Магических могучих древ.
Я знаю, наши души не остыли.
В сердцах звучит напев,
Что вместе мы сложили
За много сотен зим и лет,
Когда не спали
Перед камельком пииты.
В нём дивно свиты
Слова во славу русской стороны,
Рябины, Иван-чая и окошек,
Где светится родимый огонёк,
Где кот Баюн мурлычет на дорожке,
В которой сплетены, как линии судьбы,
Цвета сирени, колокольчика и кашки.
На празднике поэзии
Парадных туфелек мыски
Я утоплю в шахматовских лугах,
Слегка пригубив сладкой бражки.
Я каждый камень здесь люблю и
Каждый атом вокруг имени поэта.
Мои друзья, я Вас благодарю,
За то, что с вами я делю всё это.


Виктор Мостовой
г. Стаханов, Украина
 
          *      *      *
 
Ветер словно с цепи сорвался,
Снежным вихрем выплёскивал злость,
Сосны гнуть в три погибели взялся
И раскачивать вкривь и вкось.
 
Ох, и резкими были порывы!
Сосны бились, сходясь грудь в грудь,
И лохматились хвойные гривы,
И нелёгким был к дому путь.
 
Будто тёмные силы вершили
Суд безбожный, всех в страхе держа,
И тряслись в лихорадке вершины,
И болела моя душа.
 
             *      *      *
 
Намоленный  храм на горе.
А там, у берёз вдалеке,
Закат полыхал и горел
И пламенем стлался в реке.
 
Простор этот люб мне и мил,
Здесь Дух обитает  Святой,
Не он ли мне душу омыл
И благостью, и красотой?
 
Стою я и сердцем пою.
На счастье судьба не скупа.
Здесь внучку крестили мою,
В купели её искупав.
 
*      *      *
 
В Москве бы свой якорь бросить –
Не с видом на Кремль, не в центре, –
А там, где на соснах проседь,
Где крест золотится на церкви,
 
Где слишком суровые зимы
Под окна сугробами лягут,
Где в летнюю пору корзины
Полны и грибов, и ягод,
 
Где запах целебный хвои,
Где лес птичьим гвалтом трезвонит…
Остался бы жить в Подмосковье,
Да батька Донбасс не позволит.

Никита Ноянов,
г. Братск, Иркутской области.

Дом детства

Далеко в лесах Сибири
Дом заснеженный стоит,
И в том тёплом нежном мире
Кот у печки сладко спит.
А в печи трещат поленья,
Пахнет смолами тайги,
На столе стоит варенье,
Рядом стынут пироги.
За окном бушует вьюга,
Пёс свернулся калачом,
В небесах размытым кругом
Спит луна морозным сном.
Помню жил я там когда-то,
Гладил спящего кота,
А сейчас той нету хаты
Да и жизнь уже не та.

Моему отцу Сергею Ноянову

Где растут многолетние сосны,
На ветру своей кроной играя,
Там отец мой и зимы и вёсны
Колуном всё стучит у сарая.
И со свистом поленья летят,
И ложатся вблизи полукругом.
А порой отлетать не хотят
От поверхности чурки упругой.
Но рука у отца тяжела,
Резкий взмах и, слетает полено,
И щепью не находишь числа,
Как планетам в огромной вселенной.
Эх, отец, деревенский мужик,
Ты душою и телом настырен.
Не старик ты ещё, не старик
Ты востребован в русской Сибири.

*    *    *

Сколько в жизни прошло цветений
А деревня моя всё живёт.
Так же кроны садовых растений
Украшают собой огород.
У забора боярка как прежде
Дребезжит паутиной ветвей.
Куст черёмухи в белой одежде
Дополняет уют жарких дней.
На избе всё такие же ставни
Только вот поисшарпались чуть,
Та же лавочка около бани,
Где всегда можно сесть отдохнуть.
Где витает ещё моё детство,
Вместе с запахом хвойной тропы.
Где любой бугорочек в наследство
Мне завещан веленьем судьбы.


Разуваев  Павел Александрович
г. Иваново

            Колодец
 
Поэзия – как  дно колодца,
В котором токи родника.
Все смотрят, ну,  а кто напьется?
Цепь у ведерка коротка.
 
Когда строка на волю рвётся,
Ей форму надобно придать,
Постой у вечного колодца,
Попробуй дно его достать .
 
Ну, не ведро, хотя бы ложку
Святой водицы зачерпни.
Сорвется? Не пускайся в лежку
И труд души не зачеркни.
 
Не зря в тебя смотрела бездна,
Её ты знаешь холодок.
И потому уже не бездарь - 
За вечной истиной ходок.
 
Мечта об Иваново-Вознесенске
 
Я в душе человек деревенский, 
И мечту очень часто зову,
Что в Иваново-Вознесенске
Я еще поживу, поживу.
 
Мне не снятся многоэтажки, 
Современных коробок ряд,
А мне снятся твои ромашки,
Вознесенский былой посад.
 
Тихих улочек палисады
На другом берегу реки,
И село Иваново рядом - 
Береги его, береги!
 
Нет на площади храмов ныне,
Как же внукам нам объяснять, 
Почему разрубили имя?
Не понять никак, не понять.
 
В нем красивом, таком известном
Всей России века шумят,
И Иваново с Вознесенском
Все равно воссоединят!
 
  *     *     *
 
Душа прозрачна и тонка, 
Душа ранима,
Она, как солнечная ткань,
Парит незримо,
 
Но вдруг сжимается в комок
От злого слова,
Не верьте, если кто-то смог
Воспрянуть снова.
 
Да, боль исчезла, боли нет,
Но от удара
В душе остался всё же след,
Гарь от пожара.
 
Спросила ты: "Что загрустил,
 Умолк родимый?" 
Кого-то так и не простил,
Душа ранима.

АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ПОЭЗИИ (Раздел 1)

(интернет-издание сайта «Звезда полей»)
 
 Составитель - Юрий Кириенко-Малюгин
на базе ежегодных конкурсов «Звезда полей»,  поэзии  авторов-лауреатов ежегодных альманахов «Звезда полей» (2002 — 2019) и членов жюри Творческого центра имени Н. М. Рубцова (ранее Московского Рубцовского центра - 2001-2008). Антология составляется в алфавитном порядке в каждом выпуске и планируется в 3-х  изданиях.
 
  Издание № 1 - 2019
 
Андреев Владимир Фомич
г. Москва
 
                  Очередь
 
Бывало я, мальчишка шестилетний,
Стою себе за хлебом дотемна.
И не грущу.
Расту как все на свете,
Где очередь глухая, как стена.
Нельзя повозке без колёс и дышла,
Не быть избе без окон, без дверей,  – 
И жизнь свою, мыслитель никудышний,
Не представлял я без очередей.
 
Домой я шёл, сиял, как победитель,
В руках сжимая хлеба полкило.
Но целиком его к столу, простите,
Мне доносить не всякий раз везло.
Но мать меня за это не бранила,
Прижмёт к себе шершавою рукой…
 
Во сне стояла очередь в полмира
Глухой непроходимою стеной.
 
 
                  *     *     *
                                             Наташе
 
Смешная жизнь, как конкурс красоты,
Как тысячи других похожих экзерсисов,
Но как прекрасна жизнь, когда цветут цветы,
Ромашки, розы ли, нарциссы…
 
Вон незабудка, помнит обо мне – 
И не забыла детства в дальней стороне,
Которое глядит в меня её глазами
Сквозь память, заслонённую веками…
 
И где-то там, в расщелине звезды
Моей судьбы мерцает свет заветный…
Спущусь к реке и зачерпну воды,
И принесу в ведре я свет её бессмертный…
 
       *     *      *
 
Этот домик под старою липой
Навещаю, обманутый раб,
Со своею мечтой многоликой,
Где я сердцем и верой ослаб.
 
В домике раньше рожали,
И молились в заботах земли.
Пили горькую, пели, плясали.
Думы думали деды мои.
 
И ушли, заповедав о многом.
И оставили домик в глуши –
Эту память, звезду и дорогу,
Как молитву смиренной души.
 
Этот домик под старою липой
Потревожу невольно с утра
Лишь калитки медлительным скрипом,
Да монашеским скрипом пера.
 
 
                 Андронов Александр Николаевич
                 г. Москва
 
ОСЕННЯЯ СОНАТА
 
Осенний лес – маэстро за роялем, 
Вновь гонит по земле сухие листья, 
Играючи, как отзвуки реалий 
Не сбывшейся мечты тропою лисьей. 
 
Оранжевые листья партитуры 
Сонаты человеческого счастья. 
Осенних нот высокая культура 
– Крон облетевших нервные запястья. 
 
И вскинутые ветви, словно руки 
- Холодное и дерзкое стаккато, 
А небесам не привыкать к разлуке 
Нахмурились и понеслись куда-то. 
 
Хрустальных нот финальные мгновенья, 
Пора, наверно, перейти на коду. 
Течёт над головой река забвенья 
И холод сердца вновь обрёл свободу.
 
 
ЧЕЛОВЕК ОСЕННИЙ
 
Природы увяданье – 
Унылая свобода, 
Как лету в назиданье 
Такая непогода. 
 
В кружении бесстрастном 
Листва на землю пала, 
В предчувствии неясном 
Душа затрепетала. 
 
И холодом постылым 
Несмело вдруг пахнуло, 
И что-то вдруг застыло, 
И что-то вдруг уснуло. 
 
И мир – красою новой, 
Дождём земля омылась, 
И яростью кленовой 
Природа разрешилась. 
 
А мысли, будто листья, 
И небо, будто морок. 
Мы с осенью сжилися, 
Союз мне этот дорог. 
 
Где рощи, будто сени, 
Рябины – как невесты... 
Я в вечности осенней 
Себе оставлю место.
 
            Стихоплёт
 
Его душа, как тёмная вода,
А скрип пера – наркотик для «поэта»,
Шагает он по строкам в никуда,
Всегда в себе, не различая света.
 
И выстроенные «мастером» миры
Со звоном опускаются на плечи,
Как стаи ненасытной мошкары
В безветренный и тёплый летний вечер.
 
И неудобно, чешется рука,
И тянется, дрожащая, к бумаге…
Он в классику войдёт наверняка,
Не поперхнувшись от своей «бодяги».
 
 
            Бандорин Алексей  Васильевич 
            г. Рязань
 
     Утром
 
Я утром снял с души оковы:
Пусть порезвится босиком,
Пускай по лужам мчится снова,
Хрустя дымящимся ледком, – 
Не то что полночью, на ощупь,
Лоб разбивая об углы, – 
За тот вон дом, за ту вон рощу,
За корабельные стволы.
 
Во мне душа заговорила,
Я от неё давно отвык –
Такая мощь, такая сила,
Такой божественный язык!
Всё удаётся ей сегодня,
Легко, балуясь, без труда.
Простила мне, что я, негодник,
Ей верным был лишь иногда.
 
 
 
Старые фотографии
 
Приезжаю к родителям
на воскресенье,
Снимаю пальто, снимаю ботинки,
В зал прохожу. Здесь кенара пенье
Весело льётся, словно с пластинки.
Здесь фотографии
в простеньких рамках
На стенах развешены, словно иконы.
На этой дед Павел,
вернувшись с гражданской,
В кузне стоит у разбитого горна.
На этой – бабушка Анастасия,
Двадцатилетняя. В кофте нарядной.
Глядит отрешённо,
улыбнуться силясь:
Потеряла сына –
трёхлетнюю радость.
На этой родители – молодая пара,
Головками нежно
друг к другу прильнули.
 
 
       *     *     *
 
Не знаю, кто водил моей рукою,
Я написал: «Люблю людей, люблю».
Не знаю, что случилось вдруг со мною,
Но понял я: люблю людей, люблю.
 
За что любить? Ничтожной нет причины.
И сам я плох, как волка ни корми…
Но принял смерть за нас Христос невинный
И дал нам шанс, чтоб стали мы людьми.
 
 
 
Володин Геннадий Григорьевич
Новоалтайск , Алтайский край
 
     *     *     *
 
Так было многие века
На стрежне мира шумного:
Был умный в роли дурака,
А глупый в роли умного.
 
И не во времени ином,
А в самом недалёком
Пророка звали болтуном,
А болтуна  - пророком.
 
Да и сейчас ещё подряд,
Умей лишь видеть это, -  
Слепые зрячего корят
За близорукость где-то.
 
И не во времени ином — 
У нас, под самым боком,
Зовут пророка болтуном,
А болтуна — пророком.
 
Памяти Николая Рубцова
 
Всё, мне кажется, будет, как прежде,
В этом старом прибийском селе.
Вот полоска заката забрезжит,
И туман поползёт по земле.
 
И, с рыбалки домой возвращаясь,
На глухос каменистои яру
Горечавки, гвоздик, иван-чая
Я огромный букет наберу.
 
И лпять к нашей сельской царевне
Поднимусь на резное крыльцо.
«Я уеду из этой деревни», -
Будет петь под гитару Рубцов.
 
Где-то эхо от кликнется глухо
Из-за Пильненских мшелых камней,
И земля будет слушать в полуха
Самолучшие песни о ней.
 
И засветится Бия свинцово,
Светляки засверкают в траве...
Но не будет, не будет Рубцова
На крыльце этом старом вовек.
 
Лишь случится, что, быль окликая,
До меня долетит из окна:
«Мама, мамочка, кукла какая!
И мигает и плачет она!»
 
*    *    *
 
Корпею и денно, и нощно
Над вечной тетрадью своей.
Бубню, словно сыч-полуночник,
Пою, как в полях ветровей.
 
Любя, ненавидя и споря,
Иду я в широкий разлив,
Вселенское счастье и горе
На хилые плечи взвалив.
 
И если я с ношею этой
Пройду по бетропице лет,
Ты скажешь:
«Ещё не распетый   
Родился в России поэт».
 
Негромко и скупо похвалишь,
Из строчек эпоху кроя.
Я знаю, что только тогда лишь
Начнётся работа моя.
 
 
Гундарева  Вера Яковлевна
г. Артём, Приморский край
 
       *      *      *
 
Не замыкайтесь в мелочах,
Они прилипчивы, как глина.
В них не один росток зачах,
Хоть был с задатком исполина.
 
Уходят в море корабли,
Они не могут жить иначе.
Не застревайте на мели –
Там не случается удачи.
 
Одновременно быть везде –
Увы, совсем не в нашей власти.
Нас держат в каменной узде
Причинно-следственные связи.
 
Когда, познавши горечь бед,
Хлебнёте горя полной чашей,
Не красьте солнце в чёрный цвет –
Оно пока ещё не ваше.
 
           *      *      *
 
Осень краски притушила,
Не спросив у нас совета,
Всё по-своему решила,
Лист опавший закружила,
Проводила наспех лето
 
И пошла гулять по миру,
Над иллюзиями плакать,
Примерять ветра на вырост,
Разводить сплошную сырость,
А порою даже слякоть.
 
Отрыдала, отмолилась
И притихла, дни листая,
Проводила птичьи стаи,
Снова стала золотая.             
И ушла. И не простилась.
 
 
 Николаю Рубцову 
 
Так много в мире радостей простых. 
Живи и ни о чём не сожалей. 
А он искал зелёные цветы 
На разнотравье северных полей. 
Цветы на хрупких белых лепестках, 
В каких мечтах привиделись они? 
Один иль с другом он бродил в лугах,  
На поиски растрачивая дни. 
Вдали от надоевшей суеты 
Шагал, не торопясь, за солнцем вслед, 
Копил слова, чтобы воспеть цветы, 
Зелёные цветы, которых нет. 
А ветер дул то вдоль, то поперёк, 
Ему сопротивляться не с руки. 
Но тихо прорастали между строк 
Цветов зелёных новые ростки. 
Возможно, он увидел их во сне. 
И как бы ветер вихри не крутил, 
Искал он то, чего на свете нет,  
Но что так страстно хочется найти. 
 
Ерохин Александр Тимофеевич
г.Саратов
 
 
Дорожный разговор
 
Уж не смею мыслить о покое,
Мчусь куда-то с лязганьем и свистом…
                                                   Н. Рубцов
 
Поезд мчится, вдаль уносит
От кварталов городских.
Снег летит и путь заносит,
Новой строчкой рвется в стих.
 
Я сижу на нижней полке.
- Дед, куда тебя несёт?..
- На родимую сторонку.
Там душа моя живёт.
 
Там я в детстве пас скотину,
Цену знал, как хлеб растить.
За проказы хворостиной
Мог сосед и отлупить.
 
А отец еще добавит.
Скажет мама: «Разумей!
Обижать на свете слабых
Никогда, сынок, не смей!..»
 
- Земляки мы с Вами, значит.
Я ведь тоже с этих мест.
Там зима остатки прячет,
Всё порушено окрест…
 
- Перестройка натворила,
Бед немало принесла…
- Ничего, найдется сила,
Что не раз нам Русь спасла…
 
- Ну и мы с тобою тоже
Не должны спокойно спать:
Русь святую нам не гоже
Никому в обиду дать…
 
Так под вой метели снежной 
По дороге в край родной
Пробудился дух мятежный
Встать за Русь нам всей стеной!
 
   Кто сказал
 
Кто сказал, что нет любви?
Выдумка всё это.
У меня огонь в крови
Да стихи поэта.
 
Я иду навстречу к ней,
Напевая строчки,
С каждым шагом всё смелей:
Рано ставить точки.
 
Как поставлю – так скажу,
Вам секрет открою:
До сих пор люблю одну – 
Нет душе покоя!
 
Без неё я сам не свой,
Просто сердцем таю.
Всем дарю своё тепло,
Ей одной – без краю.
 
Дорогая, ты присядь
Рядышком со мною,
Я ловлю твой нежный взгляд,
Как и ты – с любовью.
 
Нам двоим так хорошо –
Ничего не надо!
Поцелуй же горячо
Ты, моя услада!
 
Кто сказал, что нет любви?
Выдумка всё это.
Восхищают соловьи
Пеньем до рассвета.
 
Как поют!.. На миг замри!
Льются чудо-трели.
Струны нежные любви
Вы во мне задели.
 
      Пишут все
 
Пишут все, кому не лень…
Я молюсь, как Богу,
Строчке той, что каждый день
Мне мостит дорогу.
 
Словом ярким и простым, 
С рифмой не избитой, 
Я лечу в морозный дым,
Жизнью не разбитый.
 
 Избенников Александр Александрович
г.Москва
 
Заплетаются дороги в косу'
 
Заплетаются дороги в косу',
Ветры древнюю песню поют,
Хорошо в поседевшем лесу
Встретить крова родного приют.
 
Высоко- высоко в Небесах,
Где течет голубой Океан,
Сестры Реки расплетут пояса,
Погружаясь в вечерний туман.
 
Из высоких лазурных лугов
Выйдет в поле Царица- Луна,
Ночь расстелет свой звездный покров
Над деревней, где песня слышна.
 
Где собаками лают ветра,
А с утра прокричат петухи,
Чтобы солнце подня'лось со дна
Той реки, где бредут бурлаки.
 
Величают которую Мать -
Ра- Река, что из Неба течет.
На Душе у нее Благодать,
Воды вдаль она гордо несет.
 
Посижу на златом бережку,
Руки в синюю плоть опущу.
Хорошо на Руси мужику
И у баб на деревне почет.
 
Я поправлю на шее Науз *, 
Да рубахи льняной рукава,
Вспомню браги дурманящий вкус,
Вспыхнет пламенем в сердце Весна.
 
*Науз - Древнеславянский плетёный ведический оберег
 
 *     *     *
 
Хрипят косматые ветра
И, будто силясь на рога 
Поднять бушующее небо,
Вздымают звёздные бока
Над колосистым полем хлеба.
Туманы вышли на погост,
Дубы рядЯтся, как на святках,
Уж встало Солнце в полный рост,
И ночь, как прежде, на лопатках.
Бурчит разбуженный ручей,
Костры сияют пламелико,
Сверкает молния, как змей,
И водит оком волчье лыко.
Когтями коршуна древа 
Вонзились в плоть Земли мохнатой,
Ударил гром, как булавА,
И будто сказочный орАтай
Дождь семя тёплое излил
На пашни в земляное лоно.
Проходит знойная истома
И колос набирает сил...
О, небоокая Страна,
В который раз налились млеком
В твоих персях ручьи и реки 
И вновь ты радостна, сильна,
Ввысь предков тянутся побеги
И Боги восстают от сна...
 
             Огонь свечи
 
Стоят туманы над рекой,
И ярко в небе светят звёзды,
На сердце – радость и покой,
А дождь – как  будто Бога слёзы.
 
Вокруг красиво и легко,
Волна струится под веслом,
Танцуют травы и цветы,
Берёзки вышли на поклон.
 
Играет ветер в их кудрях,
Повсюду влага, тишина,
И воздух для души родной,
Хочу с тобой испить до дна.
 
 
 
Кириенко-Малюгин Юрий (Кириенко Юрий Иванович)
г. Москва, г.Егорьевск Московская обл.
 
  Славянский костёр
 
Я выхожу с гитарой снова петь,
Что жизнь прекрасна и неповторима,
И можно только друга пожалеть,
Если любовь пока промчалась мимо.
 
Друг, выходи и зажигай костёр!
Слова любви пусть землю озаряют!
Гуляй душа, лети в родной простор,
Где грусть и радость музыку играют!
 
Постой, не уходи, мой верный друг!
Давай споём на память нашу песню!
И пусть славяне встанут в тесный круг,
Обнимутся Карпаты и Полесье!
 
Друг, посмотри на наш родимый край,
Где наша Волга по просторам бродит!
Звени гитара и гармонь играй!
И дети соберутся в хороводе.
 
И будет песня по Руси лететь
О нашей дружбе, что непобедима.
Давайте вновь за Родину радеть,
Где жизнь прекрасна и неповторима!
 
 
Я вернулся в Николу
 
Я приеду в Николу,
Посмотрю на простор.
Вспомню старую школу,
Оглянусь на забор.
 
Может, та же ворона
Честь отдаст мне крылом,
И лошадка с поклоном
Вслед помашет хвостом.
 
Эти сельские виды
Я забыть не могу.
Лодка, мастерски  сбита,
Ждёт на том берегу.
 
Пусть приветит нас Толшма,
Пусть церквушка простит,
Что блуждали мы долго
Не у наших ракит.
 
На окраине лета,
Там, где наш косогор,  
Вспомним друга-поэта
Разведём-ка костёр!
 
Пусть ребята сыграют,
Пусть девчонки споют
Песни русского края,
Где нашли мы приют.
 
Я вернулся в Николу
На зелёный простор.
Здравствуй, новая школа!
Привет, старый забор!
 
Так, поднимем-ка тосты
За Поэзию вновь!
Выпьем, братья и сёстры,  
За Добро и Любовь!
 
    Память 
 
“Я Родину вспомню свою...»
                        Николай Рубцов
 
Вставало желанное солнце,
Струило тепло по жнивью,
Само открывалось оконце,
Я родину видел свою.
 
Склонялись над полем ромашки.
Я запах таинственный пью,
И снова в объятиях сказки
Я родину вспомню свою.
 
Над лесом горели закаты,
И песня не шла к соловью,
Когда в нашем доме утраты,
Я родину вижу свою.
 
Привет, дорогая сестрица!
Недавно я был на краю,
И если мне счастье приснится, 
Я церковь увижу свою.
 
Я помню, звезда загоралась,
И свет улетал в полынью,
Надежда всегда оставалась,
Что песню услышу твою.
             
Гуляют родимые дети.
Хотите, об этом спою?..
И мама с того бела света
Мне дарит улыбку свою.
 
Песня – Свидетельство РАО (Российского 
авторского общества) № 10984
 
 
                   Кривонос Сергей Иванович
                   Украина, Луганская обл., п. Сватово
 
 
СКРОМНЫЙ  НАШ  ГОРОДОК 
 
Если в общем сказать, городок — благодатный,
Но свои неурядицы в нем, свой бедлам.
Здесь хотя и живут без столичных театров,
Но хватает комедий и драм.
 
В обветшалом дворе по давнишней привычке
(Стол, скамейка. Для выпивки — всё зашибись!)
Пьет столичную водку мужик нестоличный,
Чем ему не «столичная» жизнь?
 
Из больших городов приезжают к нам гости,
Им занятно, что ходит по трассе петух,
Что вразвалку корова бредет на покосы,
А её подгоняет пастух.
 
Здесь все новости бабки расскажут охотно,
И житейский совет «по секрету» дадут.
Здесь друг друга легко узнают по походке,
И по лаю — собак узнают.
 
Как в других городах, тут и строят, и рушат,
Точно так веселятся и плачут порой.
И мужик, разобравшийся с первой чекушкой,
Точно так же идёт за второй.
 
Всё привычно для жителей здесь, все знакомо —
Каждый дом, переулок, любой поворот.
Жизнь, возможно, могла бы идти по-другому,
Но пока что никак не пойдет.
             
                    *    *    *
 
Чудское озеро. Весна. Победа.  
Ликует древнерусское славянство.
Была Европа в рыцарских доспехах,
А мы — в обычных рубищах крестьянских. 
 
Нам Нарва стала горестным уроком,
Но под Полтавой показали силу. 
Дворцы изящно строила Европа,
А мы леса для сирых изб рубили.
 
Из мрака чтобы выбралась держава, 
Светили купола церквей лучисто
Стократ Европа с нами воевала,
И мы спасали от неё Отчизну.
 
У них во всем — расчётливая черствость,
Зато у нас — отчаянная прыткость.
Они отступят, если встретят пропасть,
А мы, по чарке выпив, — перепрыгнем.
 
    *     *     *
 
На базаре время продают,
Очередь — сто метров, даже больше,  
Ведь хотя бы парочку минут
Людям хочется пожить подольше.
 
Сзади раздаются голоса
Тех, кого взяла за горло старость:
— В руки максимально —  три часа,
Чтобы всем желающим досталось.
 
Площадь громких выкриков полна,
Время стало самой главной целью.
Есть теперь солидная цена
У того, что, в общем-то, бесценно.
 
И правы, выходит, мудрецы:
Время — деньги. Что не так, скажите?
Никакой на свете дефицит
Не сравнится с жизни дефицитом.
 
А толпа шумит, толпа кипит,
Становясь все больше бесноватой.
— Время юности нельзя купить?
— Можно, но с увесистой доплатой.
 
— Ну, а детство? Цену назови…
— Станет кошелек опустошенным.
— А почём, — кричат, — пора любви?
— Точно, что не купишь по дешевке.
 
Прибывает на базар народ.
Время продают! Пока без драки…
Я и сам купить его не прочь,
Нет на это времени, однако.
 
 
 
Павлова Анна Александровна
Ульяновская обл., г.Барыш
 
        ЛЕТНИЙ ЭТЮД
 
В сердце радость незримо храня,
Ликовала душа в том разбеге, –
Где знамение летнего дня –
Птичий вальс на распахнутом небе.
 
Где ромашки обильно цветут,
Белоснежные лучики в поле.
И ложится на память этюд –
Живописное это раздолье.
 
Разливается звонкая трель –
Так певунья зарянка вещает:
Что счастливых минут акварель
Лишь влюблённые в жизнь замечают. 
 
И под сенью берёзовых крон,
Что-то нежное в мире проснулось…
Раскрывался, как тайна, бутон –
Где из детства рождается юность. 
 
    ЦВЕТЫ АВГУСТА
 
Догорает лето. Догорает…
Жухлою становится трава.
Только клумбы красками играя
Не сдают цветущие права.
 
Пусть витает в воздухе прохлада,
Опадают первые листы, –
Но горят на фоне звездопада
Даже ночью августа цветы.
 
Этот пламень – отголосок лета,
На границе первых непогод.
Розово-сиреневого цвета
Снова флоксы водят хоровод.
 
Ветер года наполняет парус –
Мимолётней час за часом дни…
Щедрым цветом догорает август
Зажигая осени огни. 
 
 
КАК ВАЖНО ВОВРЕМЯ ПРИЙТИ
 
Как важно вовремя прийти.
Прийти, когда ещё не ждали,
Но, откровенно, заскучали.
Прийти, чтоб радость принести!
 
Прийти с добротным багажом,
Тем, что накоплен был годами,
И словно первыми цветами
Дарить счастливым тиражом.
 
Как важно вовремя прийти!
Когда ещё в начале танец,
И не играет роли глянец,
Живой огонь горит в груди.
(Любовь там можно обрести!)
 
Как важно вовремя прийти,
Не опоздав ни на минуту.
Прийти на помощь, выгнать смуту,
За жизнь бороться и спасти!
Как важно вовремя прийти…
 
Как важно появиться там,
Где знойный пламень треволнений
Сжигает сердце. Пляшут тени…
Там боль с надеждой пополам,
Минуты там равны часам.
 
Как важно вовремя всегда
Прийти, уйти и вновь вернуться.
Всегда с приветом улыбнуться,
И быть собою сквозь года.
 
                   Порохин Сергей Алексеевич
                   г. Москва
 
 
         ГЛАГОЛ
 
«Глагол приводит на Голгофу».
Глагол! А взгляд?!
Глаза, порой, сильнее Слова
Испепелят!
 
За взгляд прямой казнят жестоко
И по сейчас.
Да только, видно, мало проку…
Не ровен час …
 
Тот час придёт, наступит скоро,
За море слёз…
Тебе, Пилат, – мы  не опора:
Грядёт Христос!
 
 
   ПОЭТ И ФИЛОСОФ
 
Поэт – от природы философ,
Философ – неважный поэт!
На книгах он делает глоссы,
И свой не пропустит обед.
 
Философ практичней поэта,
Живёт он холодным умом,
А в чувствах – коль  пламени  нету,
Так нет сожалений потом!
 
Поэт, он – не  хлебом единым:
То воду он пьёт, то вино,
Не чтит золотой середины, – 
Той меры ему не дано!
 
В нём всё на пределе, на грани…
Но будет легко с ним в ночи
Народу в минуту отчаянья…
…А после поэт замолчит.
 
 
             БРАТЬЯ
 
Океан волны-кудри взлохматил,
Белой пеной взъярил седину:
«Одержимые странники, нате!
Вы ещё не идёте ко дну?!»
Но в гребцах никакого сумятья:                                              
Мало ль ветер по свету носил!?
В нашей шлюпке -  все истинно братья
До последних, оставшихся сил!
«До конца претерпевший спасётся*».
Дружно вёслами вскрутим волну:
На корме флаг Андреевский вьётся:
Ни один не проронит: «Тону»!
 
*Мф.10:22.
 
Салтыкова Людмила Фёдоровна
г. Рязань
 
         *     *     *
 
Наважденьем тех же истин
Жизнь моя стекает в бездну,
Сгустком слёз, стихов и писем,
Не желая вдруг исчезнуть.
 
Те же солнца, ночи, вёсны…
Дождь ли, снег – под тем же небом…
Серп-вопрос над утром росным:
«Это быль? А может, небыль?»
 
         Тётя Аня  
 
Воробьишки с голубями
Скачут радостно по снегу:
Тётя Аня, тётя Аня
Пшёнку вынесла опять!
Пусть морозит ранней ранью,
Хлопья пусть слетают с неба –
Воробьишки с голубями
Тётю Аню будут ждать.
  
    Буду  медсестрой   
 
В день рожденья подарили
Мне костюмчик сестринский,
Беленький халатик сшили
И косынку с крестиком.
 
В медицинском чемодане
Вещи очень нужные,
Чтоб здоровье кошки Мани
Стало лучше к ужину.
 
Надо градусник поставить,
Посмотреть ей горлышко.
Кошке это не по нраву…
Ах ты, Маня-горюшко!
 
 
Степанова Вера Васильевна
г. Москва
 
       По притче
 
Разговаривал Ангел-хранитель
С Человеком божественным днём:
«Мы с тобою в Святую обитель
Через годы по жизни идём.
 
Покажу я тебе дорогу:
Это весь твой жизненный путь,
Он ведёт тебя прямо к Богу,
Чтоб в конце пути отдохнуть.
 
Я   с тобою по жизни шагаю,
На песке оставляя следы.
И крылом тебя укрывая,
Доведу до святой воды».
 
По обрыву пошла дорога
А следы почему-то одни.
«Как ты мог меня бросить, Ангел,
В мои самые трудные дни?»
 
«Ты тогда в себе сомневался
И дорога шла под откос.
Я с тобою всегда оставался,
Просто я на руках тебя нёс».
 
 
       Посвящение
 
Поэт бездарный как-то видел сон,
Как будто хитро, без особого труда
До славы ловко дотянулся он,
Не тратя на труды свои года.
 
Поэт молился,  на колени встал:
Пошли мне Господи хрустальный пьедестал,
Я выше всех,  я настоящий гений,
Потомок самых лучших поколений.
 
И внял Господь.  Решил помочь поэту,
Уважил, наконец, персону эту.
Наутро в центре города стоял
Сверкающий хрустальный пьедестал.
 
Господь на ушко прошептал ему:
“Придётся подниматься самому.”
И со словами “это испытанье” -
Он брызнул масло на своё созданье.
 
По головам друзей, родных, любимой,
Поэт карабкался и славой одержимый,
Умом   бездарный, сколько ни старался
До славы до сего дня  не добрался.
 
 
Не подведём
 
Случайно оказавшись в этой дали,
Я у порога милого стою.
Где радости витают и печали,
Любимые просторы узнаю.
 
Я вспоминаю яблони цветенье,
Друзей неугомонный хоровод,
Ручья журчанье, жаворонка пенье
От половодий и до талых вод.
 
Дубы у дома подпирают небо,
Верхушками цепляя облака.
И мама с ароматным черным хлебом
Выносит нам по кружке молока.
 
Ты снова выйди матушка из дома
И на крыльце, хоть чуточку постой.
Где от сирени сладкая истома,
Ведь мы теперь ровесники с тобой.
 
Неизмеримо это расстоянье,
Что между нами – небом и землёй.
Пусть журавлей тревожное рыданье
Твоей душе поклон доставит мой. 
 
Ты ближе к Богу, мама дорогая.
На землю опускаешься дождём.
Ты помолись за нас, моя родная,
И будь спокойна, мы не подведём.
 
Огонь заката вспыхнул над землёю.
Я вижу, удивленья не тая
Знамение таинственно – святое. 
Наверно, это матушка моя.
Конечно, это матушка моя.
Я верю, это матушка моя!
 
 
Усова Любовь Трофимовна
г. Темиртау, Карагандинская обл., Казахстан
 
          Высокий приют
О, Русь – великий звездочёт!
Н. Рубцов
По холмам и оврагам бродил,
на берёзы и сосны молился
и с Россией бессмертною слился
без печати, бумаг и чернил.
В голове свои думы стерёг,
голос искренний в шарфик закутав,
был одним из последних рекрутов,
для судьбы не припасший упрёк.
Мчался осенью за поворот,
вслед махал журавлям венценосным.
Повстречался с бедой високосной
и ушёл, чуть сутулясь, в народ.
Вырос памятник смерти назло.
Средь вселенского шума и звона
я поймаю звезду с небосклона,
от которой над полем светло.
А Поэту высокий приют
подарил строк неслыханных тыщу.
Пусть его ещё любят и ищут,
на земле его песни поют.
 
               Мати Русь
Мати Русь! На вселенском просторе
развевается флаг в триколоре,
блещут звёзды седого Кремля.
Сколько света, размаха и шири!
От Камчатки до вольной Сибири
зеленеют леса и поля.
Начинается утро с поклона,
с колокольного чистого звона.
Вечной памяти живы огни.
Много нечисти дремлет, однако,
среди злобы, невежества, мрака.
 
Ты храни свою душу, храни!
Мати Русь! не поддайся обману,
на Суде самом Страшном предстану,
искуплю за тебя все грехи.
Приплывёт завещанье в конверте,
словно искры любови бессмертной:
дети… Родина… вера… стихи…
 
 
В Отчий дом вместе нас собери
 
Без корней расцветать мало прока.
Амазонка из диких степей,
Ты узнала, как слишком жестоко
Прозябать без России своей?
Кто затеял такую пирушку…
Уж нельзя ни молчать и ни петь.
Ангел гладил с вихрами  макушку
И просил век-другой потерпеть.
 
В Беловежье мир лопнул на части,
Обомлел от испуга старик,
Все ушли за богатством и счастьем
По дороге, ведущей в тупик.
Разбросало безумцев по свету,
Затопило кручинушкой грудь.
И кого призовёшь тут к ответу,
Если пляшут и плачут: забудь…
 
На безвременья горестном спуске
Уносила обломки  река.
И за память о том, что ты русский,
Могут взять и приструнить слегка.
Но под взглядом врага и под пыткой
Крестик свой не позволишь сорвать,
Уж как спорить с верхушкою прыткой –
Знают батюшка в церкви и Мать.
 
Быть наследником  - право и кредо,
Выбить в камне крутую из дат,
Чтоб пресечь нагнетание  бреда,
Стяг багряный со словом «ПОБЕДА!»
Передал нам Советский Солдат.
 
Миллионы детей что есть силы,
Свято веря в любовь без пари,
Машут издали Родине милой:
- В Отчий дом вместе нас собери!
 
                  Феофанова Любовь  Васильевна, 
                   г. Усть-Каменогорск, Казахстан      
 
        *     *     *
 
Россия, родина моя исконная, 
Непостижимая и непокорная… 
До боли вьюжная, до хруста снежная,
Как осень – грустная, как песня – нежная.
 
Россия, белая моя берёзонька, 
Глаза бездонные да русы косоньки…  
Глядишь растерянно, печально строгая, – 
О чём задумалась?.. Что ждёшь от Бога ты?!  
 
Русь отлучённая, многострадальная –
Такая близкая... и очень дальняя...
Встряхнись, любавушка! Прозрей, родимая,
Душой – окрепшая, судьбой – хранимая!
 
             *      *     *
 
Мне б вернуться туда, где Бергуль
Затаилась в сибирской глубинке,
Окунуться душою в июль,
Пробежать по заросшей тропинке…
 
Полной грудью вдохнуть благодать
Той земли, где сплетаются корни,
Как сестрёнку, берёзку обнять… 
Мчатся в прошлое Памяти кони –
 
Через годы, границы, судьбу –
К белой рощице, озеру, яру…
Мне б влететь малой пташкой в избу,
Посидеть на завалинке старой,
 
Прикоснуться… понять… прорасти
Васильком на забытой могиле…
Мне б ту Память для внуков спасти,
Чтобы в ней они черпали силы.
 
 
              Старинная икона  
 
                         1
Держу в руках старинную икону –
Заступницу, что ликом так светла…
Не била бабушка моя поклоны,
Но пуще глаз иконку берегла.
 
По праздникам цветами украшала,
За шторкой пряча от недобрых глаз.
И перед сном, крестясь, увещевала
Сказать "благослови" с сестрёнкой нас.
 
И мы, боясь всевидящего Ока, 
Шептали вслед за ней: "благослови"…
Но лишь губами, не душой – без Бога
Мы привыкали жить и без Любви.
 
                          2
Подмяло Время веру под себя – 
И сыпалась с иконы позолота...
И поглощала темнота кого-то,
И отрекалась от корней Земля.
 
Но зрел Рассвет под колокольный звон – 
И наши души потянулись к Храму...
Иконка та – живая связь времён,
Наследство моей бабушки и мамы.
 
Пред ликом Божьей Матери стою,
Смиренно голову склонив в поклоне… 
И верю: не сломить страну мою,
Пока горит лампадка пред иконой.
 
 
Яненко Станислав  Степанович (1947-1990)
г .Барнаул, Алтайский край
 
Стихи, присланные из Алтая
(опубликованы в альманахе «Звезда полей» - 2003) 
 
Благославение гитаре
 
Была негромкой эта лира.
Я, как умел, на ней бряцал.
Но види Бог, что сильным мира
Высоких од не посвящал.
 
Заботам их и их тревогам,
Призывам ложным и простым
Я предпочёл свою дорогу,
Но тех, кто с ними , не простил.
 
И снова на слова неправды
Отвечу им при свете дня:
«Вы жизнь свою прошли не прямо,
Не вам  теперь судить меня».
 
                Шут
 
Царь говорит. И рабски внемлет двор.
Он — деспот, властелин всего живого.
Награда, слава, дыба иль костёр,
Уделом станут, лишь скажи он слово.
 
Царь всемогущ и горд, Ему никто
Не смел перечить и пророчить.
А что такое шут? Да он ничто.
Чего ж он так язвительно хохочет.
 
А царь велик. И не сотрут года
Молву о нём в селеньях и долинах.
Но шут хохочет. Издавна. Всегда.
О, он-то знает цену властелинам.
 
         *     *     *
 
Не разлюби меня в разлуке,
За тыщу вёрст, за три версты.
Когда другой целует руки,
Когда другой дарит цветы.
 
Не разлюби меня, когда темнеет,
Когда светло, не разлюби.
Когда другой меня умнее,
Когда красивей, может быть.
 
Всё то, ч то было с нами, - было,
И я нисколько не забыл,
Что это ты меня любила,
А я всегда тебя любил.
 
Пускай сегодня одиноко,
Чужие взгляды не лови.
Не разлюби меня до срока,
Прошу тебя, не разлюби.

АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ПОЭЗИИ (Раздел 2)

(интернет-издание сайта «Звезда полей»)

Составитель - Юрий Кириенко-Малюгин
на базе ежегодных конкурсов «Звезда полей»,  поэзии  авторов-лауреатов ежегодных альманахов «Звезда полей» (2002 — 2019) и членов жюри Творческого центра имени Н. М. Рубцова (ранее Московского Рубцовского центра - 2001-2008). Антология составляется в алфавитном порядке в каждом выпуске и планируется в 3-х  разделах.

  Раздел  № 2 - 2019


Булатов Виктор Григорьевич
г.Рязань
 
   *      *     *
 
Влекомый жаждою открытий,
Оставив сельский быт и гвалт,
Сменил я пыльные дороги
На отутюженный асфальт.
 
И вслед беспечно молодому,
Когда себя я увозил,
Шептали вётлы с укоризной:
«За что же ты нам изменил?»
 
Но вот достигнуты вершины
И мысли празднично светлы,
А мне всё больше не хватает
Родного шёпота ветлы.
 
    *      *     *
 
Как в храм, вхожу я на поляну,
Которой с детства дорожу,
Здесь из валежника сухого
Костёр горячий заложу.
 
Мне запах дыма кострового
Взволнует стынущую кровь,
И так захочется на время
Оставить свой уютный кров,
 
Чтоб одичать, забыв про годы,
И, растворившись в тишине,
Душевных ран тоску и горечь
Доверить ветру и луне.
 
Сливаясь с этою природой,
Освободиться от сует
Да на костре грехи расплавить,
Что накопил за много лет.
 
    *      *      *
 
В ещё не отгоревшем небе
Звезда над рощею зажглась,
А в поле с тучным зрелым хлебом
Из сердца песня родилась.
 
Легко взмывая, без усилья,
Волнуя сердце молодца,
Плывёт селом, расправив крылья,
Касаясь милого крыльца.


Горелова Татьяна  Ивановна    
п. Шварцевский, Тульская обл. 

В деревне
 
Курлычут аисты над домом
И еле слышен шёпот волн.
А над днепровским косогором
Зари всплывает алый чёлн.
Плывёт, лаская хвою сосен
И бархат радужной листвы,
И сотни тысяч ярких росин
На стеблях шёлковой травы.
Плывёт, меняя переливы,
Красуясь в зеркале воды,
Вплетает жёлтые мотивы –
Предтечи солнечной гряды.
Любуясь дивами рассвета,
Я пью с восторгом благодать
Восхода, радости и лета –
Всё то, что жизнь мне может дать.
 

      Бабушкин сад
 
Тихий рассвет над землицею древней.
Путь через рощу, а пахнет деревней.
И вспоминается бабушкин хутор,
Добрый, напевный украинский гутор,
Садик за хатой, яблоки – с блюдце.
Жаль, но туда мне вовек не вернуться.
Нас разделяют таможни, границы,
Поиск напрасный лазоревой птицы.
В  «брат или враг» жизнь вносила не плюсы,
Ставя тире, удаляя союзы.
Ходят другие к родным на могилы.
Нас не пускают к ним странные силы.
Вымолит мiр ли в миру перемену  -
Смену младых, разрушающих стену,
Ту, что закрыла от правнуков хутор,
Бабушкин сад и украинский гутор.
 
Где-то там
 
Все, что было – пропето         
Не благою Судьбой.       
Мне досталась монета       
Посредине с резьбой.
 
Хоть она – не фальшивка,    
Но не пустишь и в ход.         
Потускнела отливка –  
В беды брошенный лот.
  
Где-то там,  в синей сини            
Полный дивами луг,          
Ладный дом на вершине,      
Сердцу преданный, друг.
   
Где-то там, где мечтою      
Сотворен материк.    
И живою водою      
Землю поит родник. 
 
Где-то там… Но вот ныне 
Я в квартире одна.     
И дом чудный в долине
Не узреть из окна.
 
Может завтра с судьбою
Вдруг случится курьёз -
И я вспыхну звездою
Где-то там, в мире грёз.


Грызлов Павел  Сергеевич
г. Братск, Иркутская обл.

    Запах грусти  
 
Мой край, что жизни мне дороже,
Я возлюбил еще сильней
Твои поля с поникшей рожью,
Твоих рыданье журавлей,
 
Унылость ветхих захолустий
И мрачность серую небес,
Грязь бездорожья, запах грусти,
Которым ты пропитан весь.
 
Пусть вдаль простор молчит угрюмо,
И сплошь одна кругом тоска,
И без конца терзают думы
Предчувствием, что смерть близка.
 
Я, зрея вечность пред собою,
И в том благую вижу весть,
Что это не умрёт со мною
И всё останется, как есть.
 

     Родные края 
 
По-прежнему снится мне хатка
И сада лучистого тень,
Скамейка, калитка, оградка
И под окошком сирень.
 
По-прежнему дороги сердцу
Овраги, пруды и поля.
И памятью радостно греться,
Вас вспомнив, родные края.
 
Пускай далеко вы, далече,
Я счастлив и тем, что сберёг
В скитаньях своих бесконечных
Задумчивость ваших дорог.
 
Я счастлив и тем, что дивился,
Как звёзды мерцают в тиши,
Что с вами навек породнился,
Оставив частицу души.
 
  *     *     *
 
Стою у берега
Родной реки,
И мысли светлые,
И так легки.
 
И в сердце просится
Благая весть.
И верить хочется,
Что счастье есть.
 
Я долго, Родина,
В дороге был.
Не думай, Родина,
Что я забыл
 
Края родимые
И отчий дом.
Я помнил, Родина,
Всегда о том.
 
Я помнил, Родина.
И вот я здесь,
Тоской  измученный,
Уставший весь,
 
Стою у берега
Твоей реки,
И мысли светлые,
И так легки.
 
Как птицы радостно
У нас поют.
Спасибо, Родина,
За твой приют.
 
Спасибо, Родина,
За твой покой
И небо ясное
Над головой.


Клюзов   Евгений Иванович         
г. Москва

    Читая Рубцова
 
Строчка из песни Рубцова
в речь незаметно войдёт,
пригоршней русского слова
душу до края нальёт.
Ковшик холодный с избытком,
капель жемчужную дрожь
выпьешь не с первой попытки,
выпил, иль нет - не поймёшь.
Вспомнишь пролесок застылый,
вой за туманом в логу...
И, оглянувшись, за милость
выпьешь, крестясь на бегу.
Перенося на листочки
инея в поле финифть,
выпьешь за то, чтобы точно
в ушко попала бы нить.
Сыплется снег на деревню,
вьюшка под ветром гундит.
Лик поцарапанный, древний
вечером что-то сердит.
С треском свеча запылает -
Святки уж тысячу лет.
Томик раскрыт Николая,
штампик лилов "Культпросвет".
 

Философское
 
Жизнь течёт без оглядки на лица,
позвонишь...а его уже нет.
Изменяется наша столица,
в маете всех спортивных побед.
То, мы делаем всё "как в Европе",
то Китай нам объятья раскрыл!
В мае снег, батареи не топят,
но, снабжает рязанский нас тыл.
И листаю я книги поэтов,
чьих имён не открыла "ЛГ":
суетятся под звон минаретов,
и достоинства ищут в ЕГЭ.
Всё меняется ради чего-то,
кто-то знает, как надобно жить:
не откроют вам план "ни на йоту",
но, вокруг будут низко кружить...
И мерцающим звёздам вопросы
задаю, и мигают в ответ.
И рождаюсь я вновь, как философ,
рано умерший всё ж, как поэт.
 

     Причальный дед

В причалах шлёпает волна,
в мазуте отразилось небо.
У крана согнута спина,
а чайки ловят крошки хлеба.

Старик сутул и бородат,
лицо, как ржавчина на днище,
а на фуражке стёртый краб,
он корки по карманам ищет.

Кидает хлеб, и чаек стон
звучит, как некогда звучали
другие стоны и печали
среди других, таких же волн.

На кнехте сидя, он плюёт
на зелень волн неторопливо.
Спокойно трубочку берет
и курит несколько лениво.

Ему кричат: «Сойди-ка, дед!
Отдай конец, буксир уходит!»
Он взглядом пристально проводит
и пустит матерок вослед.

Ложится на воду слюда
последних дней в огне заката.
Он не поверит никогда,
что море в чем-то виновато.


Коржов Владимир Михайлович
г. Барнаул, Алтайский край

Дед
В прокуренном, слегка помятом
Костюме (видывал семь бед),
С кирзовой сумкой и бушлатом
Чуть свет ходил рыбачить дед.
По-над рекою плыл белёсый,
Густой, с разводьями туман.
Чумыш ворочался на плёсе
Как задремавший великан.
А дед с лукавою усмешкой
Рябого доброго лица
Учил, как обращаться с леской,
Как брать подъязка и ельца,
Как после беглого осмотра
Протоки, выгнутой дугой,
Знать щучье место у осоки
С кругами всплесков над водой.
И словно в многогранной призме,
Что в полдень преломляет свет,
Дед различал по верным признакам,
Какой нас завтра ждёт рассвет,
Какой закат. Какие ночи…
Жизнь прожил дед свою не зря.
Поторопился, правда, очень,
Свергая веру и царя.
Судьба
Большая Медведица выгнула спину.
Проплыл, прошагал половину пути.
Мой звёздный Алтай, я тебя не покину!
Роднее Оби мне реки не найти!
Мне моря не видеть и лодкой не править.
Дай, Боже, дойти до ближайшей горы,
Кормушку для птиц у зимовья поставить…
Пусть зёрна клюют от зари до зари.
В осеннюю роздымь и звездную россыпь
Большая Медведица свесила хвост.
Ответ я искал на простые вопросы…
От берега к берегу тянется мост.
Меж прошлым и будущим он перекинут.
Кому, как не мне, его сохранять.
Мой край, я тебя никогда не покину!
До смертного часа,
До судного дня.
Прощение

Мой белый конь мне снился по ночам,
Мой белый конь скакал среди лугов...
                                     Станислав Яненко

Жаль не успел я оседлать коня
И поскакать по скошенному лугу...
Жаль, не простил неверную подругу
И тех друзей, что предали меня...

Жаль всех друзей, которые забыли
Кипенье наших молодых страстей,
Когда немного стали повзрослей,
А к старости ум с совестью пропили...

Жаль, не успев я оседлать коня.
Ну что ж, пройду по скошенному лугу.
Простил друзей своих. Простил подругу.
О, Господи! Простили ль вы меня?!

Кузнецова-Белова Нина Николаевна                  
п. Приладожский, Ленинградская обл.
 
Рождественский лес
 
Лес белоствольный могучий –
Ах, как пригож он зимой!
Ельник густой да пахучий
Нежной укрыт бахромой.
 
В снежных пушистых барханах
Плещется дева-Заря.
Видится в млечных туманах
Образ лесного царя.
 
Солнце зевнуло и вскоре
Спать улеглось в колыбель.
Льдинкой, в причудном узоре,
Вновь заигралась метель.
 
Хрустнуло деревце где-то,
Щёлкнуло что-то вдали…
Будто бы яблоки с веток,
Падают в снег снегири.
 
Как на Божественном лоне,
Дремлет Рождественский лес.
В дивном его перезвоне
Кроется много чудес.
 
 
 Что для нас библиотека?
 
Что для нас библиотека?
Полки, книги, картотека…
Мы живём, пока читаем,
Любим, плачем и мечтаем.
 
Зал читальный не для скуки –
В нём штудируют науки.
Да и книг особый запах
Держит нас в ежовых лапах…
 
Что для нас библиотека?
Ну, конечно не аптека…
И девчата каждый вечер
Здесь не тело, душу лечат.
 
Взяв с волненьем книгу в руки,
Мы эпохи слышим звуки:
Тут фантазия, на диво,
Нам сюжет рисует живо.
 
Храм наук библиотека!
В ней царит дыханье века.
Это образ жизни нашей–
Черпать знанья полной чашей.
 

    Эка невидаль
 
Острова свои обогреваем
И живём без лишнего добра,
Да всегда с огнём и урожаем,
С колыбельным пеньем до утра.
                                 (Н. Рубцов)
 
Здравствуй, Никола, простор заповедный!
Осень не зря здесь зовут золотой...
Добрые люди и говор напевный —
Всё удивляет своей красотой.
 
– Эка невидаль!  – жители скажут, –
Клюква в болоте да в чаще грибы.
Здесь пауки кружева свои вяжут.
Здесь острова нашей тихой судьбы.
 
Эка невидаль — в ягодах кочки,
Воздух туманный да запах лесной,
Ярко-багровые клёнов листочки,
Кучка маслят под осенней сосной.
 
Эка невидаль — кони на воле,
Цвет клеверов на душистых лугах,
Речка, бегущая в скошенном поле,
Ласточек гнёзда в крутых берегах.
 
Здесь в половодье луга заливает
Толшма-река – до неё полверсты.
Путь от Николы она закрывает –
Боженька сам здесь разводит мосты.
 
Край вологодский, тебе мои строчки!
Душу свою для добра отворяй.
Ты моя невидаль — в ягодах кочки.
Ты моя невидаль — северный край.


Кучерь Владимир Иванович            
 г. Москва

Памяти Николая Рубцова

Ранима, брат, душа большая...
Чернеет страшно белый свет,
Когда поэта обижают
Только за то, что он поэт.

Только за то, что Бог талантом
Неповторимым одарил.
За то, что ты не пел парадно,
Был верен правде вольных сил.

Поэт, как маленький ребёнок
Воспринимает мир большой,
Открытою и забубённой,
Незащитимою душой.

В неё не лезьте ради Бога!
Но лезли...стон по нервам шёл,
Тогда грешно винить эпоху.
Виновны те, кто жёг глагол.

И чёрный ворон также кружит,
Как он кружил во все века.
Ты переплавил в строфы душу,
Она поёт в твоих стихах.  

Памяти поэта-барда, художника Эрнеста Любенко

Не нахожу слова, Эрнест,
Господь во всём всесилен.
Распахнут твой осенний крест,
А ты почил в могиле.

Весной взойдёт на холм трава,
Как ты всходил на горы,
Созреет новая листва
В согласье с птичьим хором.

И с диска выльются стихи,
Будто с небес пульсары,
Будто земные родники
Под звон твоей гитары.

В них ясно слышится хорал
Певца-единоверца,
А на картинах, что создал, -
Твоя рука и сердце.

По самой горестной тропе,
Что есть на белом свете,
С благой молитвою к тебе
Придут жена и дети.

И, вечной памятью дыша
Любви, Надежды, Веры,
Увидит их твоя Душа
С небесной светлой сферы.

От царства Божьего она
Теперь неотделима.
Ей вечность Господом дана
И только им судима.

06.11.2008

*    *    *

Хотя и поменялись времена,
И всё ж не изменилось наше слово;
На родине Рубцова тишина,
Я пью до дна за родину Рубцова.

За разнотравье, за звезду полей,
За речку Толшму с комариным раем,
За то, чтоб век душе не постареть
И если даже тело умирает...

А за рекой благословенный вид!
Не потому, что вновь макушка лета;
Родной простор вовек тебя хранит
Поэзия достойного поэта.

...С покосом тебя сельский человек,
С поклоном к неизменной твоей теме...
Бежит река, ушёл двадцатый век,
А здесь почти остановилось время.

Легко перешагнув разбитый мост...
Лениво, царским золотым червонцем,
Где вдалеке виднеется погост,
За горизонт заходит солнце.

Ночное стрекотанье до утра,
А то вдруг дождь проявит свои звуки;
И так природа здешняя светла,
Что отвечать не хочется разлукой...

Всплывёт заря в пурпуровом венце,
Земную ширь окинет добрым взглядом;
Россия, Русь в единственном лице
И больше в жизни  ничего не надо.


Лебедев Сергей Александрович                  
г.Тольятти, Самарская обл.


           На пристани 

На причал по сходням вырвалась толпа,
Разбежалась к местным сувенирам.
Можжевельник, липа, тонкая резьба,
У реки часовня куполом светилась.

И тогда на пристань вышел гармонист,
Теплоход окинул, робко и волнуясь,
И сначала рядом, а потом уж ввысь
Над могучей Волгой музыка рванулась.

А в её аккордах – русские просторы,
Чистые дубравы, звонкие ручьи,
И тревога сердца в песне колоколен,
И разгул свободы в пляске от души.

А вдали, за ширью, из лесов Ветлуга
Прибавляет Волге свежих, новых сил,
И по ней, красуясь, над волнами струги
Под гармонь лихую Стенька выводил.

Гармонист «Славянку» выдал на дорожку,
Подпевала плеском волжская волна.
Как люблю тебя я, русская гармошка,
Как люблю тебя я, русская земля!
 
Вологодчина
 
Вологодчина, грусть, Белозёрье…
Древних стен величавая стать…
Словно вижу со стен до сих пор я
Притяженья озёрную гладь.
 
Наполнялась веками округа,
Голосами великих идей,
А сегодня не скрипнет подпруга,
Нет и шелеста хлебных полей.
 
Тишина, успокоенность, нега…
Руку, сделав к лицу козырьком,
Я увидел на краешке неба
Вологодского лета излом.
 
И послышались звуки печали -
Николая Рубцова стихи,
А курлыканьем им отвечали,
Улетая на юг журавли…

 
Нет, не продам я душу суете…
 
Нет, не продам я душу суете,
Не оскверню неуваженьем
К России, к матери, к мечте,
К лесам и далям с птичьим пеньем.
Пытаются мне в душу наплевать,
Глумясь над Родиной, открыто.
Не верить в прошлое, в отца и мать,
В глаза берёз, дождем умытых.
Но не продам я душу суете,
Надеюсь на защиту Божью,
Забытых сёл в кричащей немоте
В угоду не ославлю ложью.
 
Любенко Эрнест Александрович (1935 — 2008)   
г. Москва

  *    *    *

Нас привёл Рубцов Никола
В Вологодский этот край,
Этот нежный и суровый,
Хоть, конечно, и не рай.

Не нарушил бег прогресса
Деревень его покой,
Что стоят на фоне леса
По-над Сухоной рекой.

То ли быль, а то ли небыль
Их узорчатый наряд.
В городах, взметнувшись к небу
Храмы дивные стоят...

Тут царит над всей Округой,
Входит в каждый хтОрок
Удивительно Округлый
ВолОгодский гОвОрОк.

А какие тут девицы!
Так и блещут красотой.
Прямо впору бы жениться,
Если был бы холостой.

С сожаленьем покидаем
Этот чудный русский край.
До свиданья, ширь лесная,
Лихом нас не поминай!

12-16. 10. 2001 г.

*    *    *

Явленье каждое хотелось мне осмыслить,
И каждый факт научно объяснить.
Но проще вместо многих умных мыслей
Одну — о Боге в мiре — допустить.

И сразу всё становится на место,
Отпал вопрос, который с детства грыз.
И чудеса становятся уместны
И даже жизнь приобретает смысл.

Ответ один.
                       И нет былых сомнений.
Лишь не забыть, пока стихи строчил,
Что даже самый гениальный гений
Свой дар творить
                               от Бога получил.

*    *     *

Красавицы мечтают стать моделями
Сиять в лучах цветных прожекторов.
А мир всё больше полнится борделями,
Зовущими под свой коварный кров.

Бьют децибелы с мощного динамика,
Чуть вякает «замшелое старьё».
С России, как с огромного Титаника»
Сигают в волны дочери её.

Они гребут на свет далёких гаваней,
Где падкие на русскую красу
Их подбирают после долгих плаваний
И на постели брачные несут.

У них родятся граждагн французские,
И датские, и прочих королей.

Когда же, наконец, красотки русские
Начнут рожать для Родины своей?
  2005 г.


Эрнест Любенко, Юрий Кириенко-Малюгин

Снова в Николе

И вот мы снова здесь в Николе,
На этот раз в весенний день.
Опять пред нами то же поле,
Избушки дальних деревень.

И та же милая Светлана,
Глаза, что полных две луны,
Вручает вилки и стаканы,
И вновь мы радостью полны.

И Толшма — тихая река,
Для нас сегодня центр мiра.
И вот мы, трезвые пока,
Пьянеем от рубцовской лиры.
                              31.05.2002 г.
Запись в книге посетителей дома-музея
Николая Рубцова в селе Никольском
Тотемского района Вологодской области.


Максимов Юрий Борисович
г. С. - Петербург

Сергею Есенину

Он с нами ныне
и навеки,
Пока жива родная Русь,
Вот отчего и в новом веке,
С его строкой не расстаюсь.
Мы можем многими гордиться,
Порой их слава высока,
Но вот такой едва ль родиться,
Ведь он поэт на все века!
Не надо пышных песнопений,
Иная жизнь, иная новь.
Поклон тебе, Сергей Есенин,
России вечная любовь!

      *   *   *

Уйду туда, где всё родное,
Где встречу молодость свою.
Слезою душу успокою,
И тихо песню допою.

Тот край до боли мне знакомый,
Река и ельник, луг в цвету,
И за калиткою у дома
Жасмин в чарующем бреду.

Садится солнце, длинны тени,
Давно умолкли петухи,
И кажется, что сам Есенин
Придёт сюда творить стихи.

 
Что такое золото?
 
Что такое золото?
                     кратко – драгметалл,
Скупердяй за золото,
                                душу бы продал. 
 
Что такое золото?
                     в недород – еда,
А в пустыне золото –
                       чистая вода.
 
Что такое золото?
                      распри и разлад.
Если с кем-то вместе,
                      откопаешь клад.
 
Что такое золото?
                       зависть и дурман,
По пятам за золотом,
                       тянется обман.
 
Что такое золото?
                     Это кровь и власть.
В мясорубку страшную
                      не дай Бог попасть.
 
Что такое золото?
                    Я о нём сказал,
И ещё добавлю,
                    вовсе не металл.
 
Потому что золото –
                         дружная семья,
И, конечно золото –
                        верные друзья.
 
Дорогой Единственной,
                          я принёс цветы,
Истинное золото –
                         это только ты.    
 

Медведев  Иннокентий
г. Братск, Иркутская обл.

Разговор с дедом

Да, конечно, деревня мне ближе
И её золотые поля.
Я живу и поэтому вижу,
Как зовёт красотою земля.

Я пройдусь по деревне родимой,
Брошу куртку свою на плетень –
Вот она!.. всех дороже и зримей
В этот солнечный, ласковый день.

Здесь черемуха пахнет дурманом,
Взор слепит белоснежный наряд.
Здесь берёзки с загадочным станом
Привлекают прохожего взгляд.

Пусть завязла она на ухабах,
Пусть калитки висят на боку.
Как живётся в ней девкам и бабам
Мне расскажет гармонь на лугу.

Пусть пропахла веками навозом,
Пусть дерётся мужик за межу.
Пусть давно распрощалась с колхозом –
Я деревню за то не сужу.

Только жаль, что поля без потребы…
У калитки мне жаль мужика, –
Просит нищий у нищего хлеба,
Вместо плуга – бутылка в руках.

Я от солнца рукою прикроюсь –
Что-то птичек в лесу не слыхать…
И деревне я сердцем откроюсь -
Только сердцем поля не вспахать!…

Прохожу мимо деда – горюет
– Ты  бы дал мне, сынок, закурить…
Сколько вас, городских, тут гостюет…
Навсегда бы приехали жить…

«Слушай, дед, расскажи-ка на милость
Что толкает Россию на край?
– Это, паря, похоже на сырость,
Видишь, сгнил у болота сарай…

Прохудилась над Русью-то крыша.
Да не вам, городским, залатать…
Сколько лет уже только и слышно,
Что Россию пора возрождать…

«Слушай, дед, я же ваш – деревенский
Банщиковский, Петра средний сын.
Покажусь с виду, может быть, дерзкий,
Но скажу, я с деревни один,

Тот, кто наши поля воспевает,
Тот, кто нашу деревню бодрит.
Но не каждый про это узнает…
Слушай, дед!». – Только дед уже спит.

«Ну и ладно,… ты спишь или умер?..–
Храп услышал, – так видно живой…»
Вот такие они, наши думы
И от них хочешь – пой, хочешь – вой.

Да, конечно, деревня мне ближе
И её золотые поля…
И поэтому часто я слышу,
Как зовёт меня предков земля.


Деревня Банщиково*

Есть дорога одна к Усть-Илиму –
Пахнет мятой, травой резедой.
Там своротка к деревне родимой,
К той, что скрылась давно под водой.

Наверху только волны гуляют,
А под ними нашла свой приют
Та деревня. О ней уж не знают.
Там в домах только души живут.

На поляне в лапту там играли.
И телят отгоняли на луг,
Что случится, тогда мы не знали,
Что затопят телегу и плуг.

Но кружитесь, кружитесь над морем
Мои ласточки, чайки, стрижи…
Пусть слезами не выплакать горе,
Но хоть память дано освежить.

Как вы гнёзда заботливо вили
И растили под крышей птенцов.
Как и вас, меня тут же родили,
А теперь только память отцов.

Вот и я здесь стою на дороге,
Той дороге, что в воду ведёт.
Волны моют мне босые ноги
И там будто меня что-то ждёт.

Веет холодом прошлое в душу.
Скорбь и боль, и тоска, и печаль.
Мир тебе. Твой покой не нарушу.
Малой родины, сгинувшей, жаль.

* – деревня, которой нет



*   *   *

Нам жизнь диктует новые законы,
И выставляет неоплатный счёт.
А мы, по-прежнему, взираем на иконы
С надеждой, что нам скоро повезёт.

Но жизнь не поменять и не исправить,
То радует, то бьёт она хлыстом.
И мы, бывая правы иль не правы,
Подмять её стараемся потом.

И в этих ненаписанных законах
Не можем мы найти свои пути.
И вновь свой взор бросаем на иконы,
Пытаясь в них опору обрести.



Париев Александр Викторович               
г. Новодвинск, Архангельская обл.

         *    *    *

Гармонисту, дяде Коле

Сыграй мне о России, дядя Коля,
Растягивай меха своей гармони!
О том, как колосится жито в поле,
И о ручье, где воду пил с ладони.

О ямщике. В степи замёрз бедняга,
И о коне, гулявшем на просторе.
Пропитым сиплым голосом бродяги
Прошу мне спой, как можешь, дядя Коля!

О зоне, где пришлось сидеть за драку,
О красоте берёзового ситца,
Про жизнь, что колотила, как собаку,
И как тоскует в тесной клетке птица.

О вороне, что кружит надо мною,
О кораблях, тонувших в буйном море,
О тополях рубцовских, и о воле.
Пусть слышит Русь на северном угоре!


Кий-остров

На Кий-острове злюки-ветра,
На Кий-острове – плаксы-дожди.
В дом вползла гадюка-хандра
И шипела: «Ты солнца не жди!»

Спичку к старой газете поднёс,
По дровцам побежал огонёк.
За окном море Белое слёз,
На буржуйке душистый чаёк.

Мне дискантом транзистор поёт
То про валенки, то про снега.
На душе у меня Новый год,
Я бездельник и лени слуга.

Голосит искромётный баян
Под удары дождинок в стекло.
Ветродуй на онежский Буян
Не пускает благое тепло.

Я согреюсь у жаркой печи
От приятных вибраций огня.
И хандре прошепчу: «Помолчи,
Утром солнце взойдёт для меня».

На Кий-острове – скал чехарда.
На Кий-острове – тишь   да покой.
А вокруг лишь морская вода
И над ним купол неба святой.

О себе
Бросьте в меня камень –
Злоба – ни  нова.
Я не досягаем – 
Всё мне трын -трава.

Я сверну с дороги,
Кану в тишину.
все мои тревоги
Отойдут ко дну.

И цветочным летом,
В королевстве трав,
Спрячусь за букетом,
Я от тех, кто прав.

Засвистит пичуга,
Веселя меня:
На оборке луга,
На исходе дня.


Скорюкова Валентина Борисовна   
г. Тотьма, Вологодская обл.

Ромашковая Русь

Люблю ромашковое поле,
Где травы шепчутся в тиши.
Какой простор, покой, раздолье
Для русской любящей души!

Сколь не смотри – не насмотретья
На эту ширь родных полей.
Мои ромашки пахнут детством,
Здесь нежность матери моей.

Коснусь тихонько их ладонью
И сердце мне напомнит вновь
Тепло родительского дома
И в жизни первую любовь.

И красоты другой не зная,
Тебя люблю, тобой горжусь,
Тебе на верность присягаю,
Моя ромашковая Русь.

С душой, открытой нараспашку,
Пойду тропинкой полевой.
И снова белая ромашка
Вослед кивает головой.

Я вспомню вновь об отчем доме.
Взгляну вокруг и улыбнусь.
Передо мной как на ладони
Моя ромашковая Русь.

Дорога в Николу, к Рубцову

Поеду снова, отложив дела,
Забыв про все заботы и тревоги.
Опять душа в путь дальний позвала
В его деревню, по его дороге.

По той же самой, что ведёт пыля,
До Сухоны со стареньким паромом.
Куда ни глань –кругом леса, поля
Куда ни глянь – всё близко и знакомо.

А там и до Николы доберусь,
Чтоб снова сердцем с ней соприкоснуться.
Он с этих мест родную видел Русь,
А, уезжая, так хотел вернуться.

Переплывал по Сухоне-реке
Под светом солнца, неба голубого.
Качали волны бакен на реке,
А впереди его ждала Никола.

Поэт сюда пешком ходил не раз,
Лицо не пряча от дождей и ветра.
Пока хватало сил, за часом час
Шёл , за спиной оставив километры.

И у кого сегодня не спроси,
Туда желает каждый возвратиться.
Идут и едут люди всей Руси:
Деревне его детства поклониться.

И я вернусь в рубцовские края
По зову сердца средь зимы и лета.
Дорогой той же, что ведёт меня
На родину великого поэта.

Тимонин Анатолий Иванович
г. Рязань

Русь  Изначальная  

Потомки скифов и мордвы
Осели вдоль реки Москвы.
Сыны перуновы, славяне:
Дулебы, вятичи, поляне
По синим жилам рек вперёд
Свой привели сюда народ.
Здесь обрели покой и дом,
Лугов просторы за окном,
Отчизну новую, родную,
Судьбу свою совсем иную.
Рождённых в муках там сынов,
Кому дала начало мать,
Среди равнины и лесов,
Навеки Русью величать
Отныне стали все народы,
И понеслись России годы.


Судьбы четыре   
 
Судьбы четыре за столом
Всё  говорят о том, о сём,
О днях былых, годах разлуки,
И поднимают рюмки руки.

И пьют, не чокаясь, молчат
За рано умерших ребят.
Жаль, не вернуть года, друзей,
Ошибки юности своей,
Порыв любви, мечты, дороги
И ход времён судьёю строгим
Вершит суровый приговор.
И вот собрал он нас за стол
Уже седых, а за плечами
Не счесть, не описать словами,
Испить не каждому дано
Судьбы хмелящее вино.
Так пусть в грядущем будут встречи
И в ясный день, и в звёздный вечер.
Не оборвется дружбы нить.
Поверьте с этим стоит жить.


Алмазы несёт волна  

Алмазы брызг несёт волна,
И веет ветер на просторе.
Одна мечта, любовь одна –
Далёко синее то море.
И годы, ставшие судьбой,
Мне до кончины будут сниться,
Где пенным рокотом прибой
Летит на скалы, словно птица,

Где дышит Тихий океан
И в горизонт вонзает очи.
Там я остался, мальчуган,
В обнимку с детством дальним очень.
И пусть не стал я моряком,
Внутри меня душа морская.
Она вместилище, мой дом,
И память вечная, живая.

Фокин Евгений  Николаевич
г. Москва

    *      *      *
 
Сравненье – двигатель прогресса,
Но и оно не длится без конца.
Ведь в жизни много интересов,
И важно в них не потерять лица.
 
Семь раз отмерь – один отрежь.
И не жалей уже потом,
И не смотри на тех невежд,
Что брезгуют земным трудом.
 
Не в злате счастье и не в славе,
Он живёт в тебе самом.
И можно лишь понять с годами,
Где должен встать твой прочный дом.
 
И отметётся наносное,
И ты получишь всё сполна:
И позабудется плохое,
И ляжет в перегной зола. 

 
     *     *     *
 
Забегая вперёд, попадаешь назад,
Так случается в жизни нередко.
Даже если на ощупь иль наугад,
Не узнать, где капкан или сетка.
 
Зарекаясь словцом, можно всё потерять,
А найти, повезёт если только,
Ну, а если занять, так, конечно, отдать,
Чтоб не мучила совесть нисколько.
 
Всё бывает и всё разрешится потом,
А терпенье в подмогу сгодится.
И, закрывшись от бури небесным щитом,
Светом жизни своей насладиться.
 
Обижаться на жизнь можно лишь сгоряча,
Но, остыв, попросить о прощенье.
Научиться гореть, не спеша, как свеча,
Только в этом, наверно, спасенье…
 

 *     *     *

Не разрушайте тишину словами.
Пусть в унисон с ней только сердце бъётся.
Под облаками в поднебесном храме
Безмолвная молитва льётся.

И нету слов и слышно лишь дыханье,
И благодарные накатывают волны.
Незримым светом восхищают камни.
И воздух чистотою полон.

И от любви к Творцу душа заплачет,
И покаянные прольются слёзы.
В ответ, мерцая и слегка качаясь,
На небе улыбнутся звёзды.

Святой Афон и тишина...
Зовущая вершина.
Святой Афон и тишина...
Безмолвная молитва.

Базовые литературные издания Ю.Кириенко-Малюгина

1. Кириенко-Малюгин Ю. Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (монография). М.МГО СП России. 2002. 
2. Кириенко-Малюгин Ю. Белый куст сирени (стихи и песни). М.МГО СП России. 2003. 
3. Кириенко-Малюгин Ю. Новая дорога к  Рубцову.  М.Российский писатель.2005. 
4. Кириенко Ю.И. Поэзия. Истина. Рубцов. М. Изд. И.Балабанов. 2007. 
5. Кириенко-Малюгин Ю. Тайна гибели Николая Рубцова. М. МГО СП России. 2001;  2-е издание, допол. М.  МГО СП России. 2004;  3-е издание, допол. Рязань. Изд-во «Старт». 2009. 
6. Кириенко-Малюгин Ю. Наша встреча впереди (стихи и песни, пьеса «Звезда полей Николая  Рубцова»). М.МГО СП России. 2005.  
7. Кириенко-Малюгин Ю. Впереди родимый край (стихи и песни). Рязань. Изд-во «Старт». 2008. (в списке Бунинской премии 2010г.)
8. Кириенко-Малюгин Ю. О мистическом мировоззрении Рубцова. Гоголь и Рубцов. М. Альманах «Звезда полей 2010» вып.2 
9. Кириенко-Малюгин Ю. Эволюция национального мировоззрения Николая Рубцова», Роман-журнал XXI век. №№ 11- 12. 2004 г.
10. Кириенко-Малюгин. Классификация поэзии в России. Из книги «Поэзия. Истина. Рубцов». 2007.
11. Кириенко-Малюгин Ю.  Рубцововедение начала XXI века. Альманах «Поэзия». № 3-4. 2008.
12. Кириенко-Малюгин Ю.  «Красным, белым и зелёным мы поддерживаем жизнь…» (о Н.М.Рубцове). Альманах «Поэзия». № 2. 2011
13. Кириенко-Малюгин.  «Есть Божий Суд…» (повесть-предупреждение) М. «Рубцовский творческий союз», 2012 (в списке Бунинской премии 2015г.)
14. Кириенко-Малюгин. Добрый вечер (поэзия). М. НО «Рубцовский творческий союз», 2013 ((в списке Бунинской премии 2017г.). 
15. Кириенко-Малюгин Ю. Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (монография). М. Издатель – «Рубцовский творческий союз». 2011.
        (в списке премии Александра Невского, 2015г.)
16. Кириенко-Малюгин. Методика оценки и критерии народности поэзии. М. Изд. «Рубцовский творческий союз». 2014 (в списке  на премию им.
А. Дельвига «Литературной газеты»  2016г. и на Бунинскую премию 2016г.) 
17.  Автор пьесы и киносценария «Волны и скалы Николая Рубцова», пьес «Журавли Николая Рубцова», «Звезда Николая Рубцова», «Николай Рубцов»
18. Альманахи «Звезда полей» (под  ISBN  Книжной Палаты России  2006 -2017), Кириенко-Малюгин Ю. – редактор-составитель и автор статей 
      
Кириенко Юрий Иванович - член Союза писателей России с 2000 г. (лит. псевдоним - Юрий Кириенко-Малюгин) и Российского авторского общества с 2005 г., кандидат технических наук 
  – организатор и администратор сайта www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» (март 2006 г.)
   Руководитель Творческого центра имени Н.М.Рубцова (с 20016 г.)
   Председатель Совета Московского Рубцовского центра СЗАО (май 2001 - 2009 ),
   Председатель Правления НКО «Рубцовский творческий союз» (2006-2015)
   Председатель жюри ежегодного творческого конкурса «Звезда полей» (с 2001 г.),  
   Организатор Московских конференций «Рубцовские чтения» с 2006 года  
 

Базовые литературные издания Ю.Кириенко-Малюгина

1. Кириенко-Малюгин Ю. Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (монография). М.МГО СП России. 2002. 
2. Кириенко-Малюгин Ю. Белый куст сирени (стихи и песни). М.МГО СП России. 2003. 
3. Кириенко-Малюгин Ю. Новая дорога к  Рубцову.  М.Российский писатель.2005. 
4. Кириенко Ю.И. Поэзия. Истина. Рубцов. М. Изд. И.Балабанов. 2007. 
5. Кириенко-Малюгин Ю. Тайна гибели Николая Рубцова. М. МГО СП России. 2001;  2-е издание, допол. М.  МГО СП России. 2004;  3-е издание, допол. Рязань. Изд-во «Старт». 2009. 
6. Кириенко-Малюгин Ю. Наша встреча впереди (стихи и песни, пьеса «Звезда полей Николая  Рубцова»). М.МГО СП России. 2005.  
7. Кириенко-Малюгин Ю. Впереди родимый край (стихи и песни). Рязань. Изд-во «Старт». 2008. (в списке Бунинской премии 2010г.)
8. Кириенко-Малюгин Ю. О мистическом мировоззрении Рубцова. Гоголь и Рубцов. М. Альманах «Звезда полей 2010» вып.2 
9. Кириенко-Малюгин Ю. Эволюция национального мировоззрения Николая Рубцова», Роман-журнал XXI век. №№ 11- 12. 2004 г.
10. Кириенко-Малюгин. Классификация поэзии в России. Из книги «Поэзия. Истина. Рубцов». 2007.
11. Кириенко-Малюгин Ю.  Рубцововедение начала XXI века. Альманах «Поэзия». № 3-4. 2008.
12. Кириенко-Малюгин Ю.  «Красным, белым и зелёным мы поддерживаем жизнь…» (о Н.М.Рубцове). Альманах «Поэзия». № 2. 2011
13. Кириенко-Малюгин.  «Есть Божий Суд…» (повесть-предупреждение) М. «Рубцовский творческий союз», 2012 (в списке Бунинской премии 2015г.)
14. Кириенко-Малюгин. Добрый вечер (поэзия). М. НО «Рубцовский творческий союз», 2013 ((в списке Бунинской премии 2017г.). 
15. Кириенко-Малюгин Ю. Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (монография). М. Издатель – «Рубцовский творческий союз». 2011.
        (в списке премии Александра Невского, 2015г.)
16. Кириенко-Малюгин. Методика оценки и критерии народности поэзии. М. Изд. «Рубцовский творческий союз». 2014 (в списке  на премию им.
А. Дельвига «Литературной газеты»  2016г. и на Бунинскую премию 2016г.) 
17.   Автор пьесы и киносценария «Волны и скалы Николая Рубцова» (в коротком списке литературной премии «Золотой Витязь» 2017 г.) , пьес «Журавли Николая Рубцова», «Звезда Николая Рубцова», «Николай Рубцов»
18. Альманахи «Звезда полей» (под  ISBN  Книжной Палаты России  2006 -2017), Кириенко-Малюгин Ю. – редактор-составитель и автор статей в альманахе
 
Кириенко Юрий Иванович - член Союза писателей России с 2000 г. (лит. псевд - Юрий Кириенко-Малюгин) и Российского авторского общества с 2005 г., канд. технических наук 
  – организатор и администратор сайта www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» (март 2006 г.)
   Председатель Совета Московского Рубцовского центра СЗАО (май 2001 - 2009)
   Председатель Правления НКО «Рубцовский творческий союз» (2006-2015)
   Руководитель Творческого центра имени Н.М.Рубцова (с 2016 г.)
   Председатель жюри ежегодного творческого конкурса «Звезда полей» (с 2001 г.),  
   Редактор-составитель ежегодных альманахов «Звезда полей» (ISBN Книжной палаты Росии)
   Организатор Московских научно-практических конференций «Рубцовские чтения» с 2006 года  
 
 

Байка из печи. Конкурс. Юрий Кириенко. Как я делал печь для дачи

Предисловие.  В апреле с.г.  был объявлен всероссийский литературный конкурс «Байки из ПЕЧИ». Дедлайн 30 июня 2018 года.
Организаторы: Ассоциация Русское Печное Общество и бюджетное учреждение Национальная библиотека Республики Карелия.
Цель конкурса – повышение интереса к печному делу, формирование в современном обществе положительного образа мастера-печника.
На конкурс принимаются работы в жанре — байка (юмористический/сатирический короткий рассказ) с самостоятельным авторским стилем, художественным законченным сюжетом, посвященная печному делу и печнику.Поскольку я лично делал двухконтурную печь для своей дачи решил поучаствовать в конкурсе. 
30 июля с.г. был представлен  лонг-лист, в который я вошёл как автор.  В шорт-лист  моя байка не попала. Чтобы она не пропала, публикую сейчас для читателей сайта.    
 
      Решил: сам буду делать печь для дачи.  Для консультации пригласил местного интеллектуала – тракториста Борьку. Сели, значит, за фужером чая. Первый тост за хорошую погоду. Второй:  За то, чтобы у нас всё было и нам за это ничего не было. Любимый годами тост. Проницательный Борька спрашивает:  «Ну, ты зачем меня вызвал? Надо чего?»    
    Я говорю: «Печку надо ставить.  Как думаешь: С чего начать? 
    –   Разберёмся. Давай сначала по третьему. Чтоб сообразительней быть.
       Показываю схему фундамента и сруба. Спрашиваю: «Ну, как?»
   –  Не помню, с чего  начинать, – юлит  Борька.  –  Надо ещё вдохновиться.
   –  Хватит крутить, Борька!  – говорю ему. Добавляю напиток для вдохновения.
     Борька встаёт в позу Эксперта по любым вопросам: «Первое – это фундамент под печь. Чтоб устойчиво было. Блоки клади друг на друга, перекрёстно рядами и цементируй. Потом топку надо большую. Пойдём, посмотрим. Прихвати напиток чайный. Мне понравился».  
    Пришли к Борьке. Сморю: печь капитальная. Внизу – дверца  для золы. Топка длиной на три кирпича.  Над топкой – чугунная  плита с конфорками. На них стоят чугунок и чайник.
    – Ну мне этот пищеблок не нужен, – говорю я. – Сейчас другая эпоха. Знаешь, приезжают мои интеллигенты. Они же будут носы воротить. 
     Борька начал задавать вопросы на интеллект: «А ты знаешь, что такое «распушка»? А что такое «выдра»? Что такое «боров»?   
     –  Что это за звери такие и зачем?
     Борька разъясняет: «Распушка» это как юбка расклешённая, расширение кладки кирпичей у потолка. Чтоб не загорелись лаги и утепления перекрытия. «Боров» – это тебе не свинья, а на чердаке – труба тепловая горизонтальная, перед стояком – дымовой трубой».   
    – Слушай, Борь. Этот горячий «боров» развалится ещё на чердаке и пожар  будет. А если прямой дымоход, то с трубой получится длина больше трёх метров. Труба будет качаться. Почва вибрирует. Опасно, щели появятся в кладке.
    –  Я тебе и говорил, что надо чердак  невысокий делать и труба будет низкая.
    –  Но у меня  на мансарде комната большая, её надо отапливать.  От трубы мало тепла.
    – Тогда продолжай печь  широкую на мансарде,  как на первом этаже. 
    – Это другое дело. И печь на втором этаже будет широкая устойчивая с топочными дымоходами и труба на печи – короткая устойчивая через крышу. 
       Борька признал: «А ты соображаешь!  Ещё будешь делать «выдру».  
      –  А  этот зверёк зачем?
      – Ну, это как зонтик, такая кладка с выступами  вокруг трубы над скатом крыши. Чтобы не затекала дождевая вода  в крышу и в дом. Теперь другое. А в  топке надо заднюю стенку выложить  шамотными кирпичами. 
     –  Это которые для доменной печи? – вспомнил я из курса теплотехники института.
     – Да. Там в топке весь огненный  поток «бьёт» в стенку. Если будут обычные кирпичи, то со временем они растрескаются от жары. И получишь пробой однажды в комнату и пожар.  Уф-ф-ф! В горле пересохло. 
      Борька налил полчашки напитка, утолил жажду и сказал: «Рисуй печь!».    
      Для ликвидации ликбеза я купил книжку «Кладка печей своими руками». Печь «голландку» клали с Борькой по моей схеме. Он научил притирать кирпичи по глине, ставить колосники,  потолок топки, работать по отвесу и по уровню. На 1-м этаже и на мансарде мы поставили заслонки. На мансарде – для прогрева всей печи, нижнюю – у потолка  1-го этажа.     
     Борька не верил, что будет тяга.  Он взял кипу смятых листов бумаги, поджёг в топке. И когда наверху  показался дымок,  он меня зауважал. 
    Теперь ко мне бегают дачники. Бизнес появился: такса за консультацию – 70 поленьев или эквивалент эликсиром от магазина. Ведь мне же приходиться рассчитываться с деревенскими экспертами.  Но в меру. Вот такая народная  практика. Без неё печь не сложишь. 

Библиография базовых публикаций Ю.Кириенко-Малюгина с 2001 года

1. Тайна гибели Николая Рубцова. М. МГО СП России. 2001
2. «Николай Рубцов и православие». Русь святая, № 1, 2002; Российский писатель, февраль, № 3, 2002,
3. «Душа моя чиста», Московский литератор, № 6, 2002,
4. «Я клянусь: Душа моя чиста!» Тотемские вести, ноябрь 2002,
5. Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (монография, 320 с.).  М.МГО СП России, 2002,
6. «На родине Рубцова», Российский писатель, № 15, 2003
7. «Журавли Николая Рубцова».  Из книги «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны», М.МГО СП России, 2002,
8. «Бульварная повесть о ненависти». Тотемские вести, сентябрь 2003, ноябрь 2003, 17 января 2004,
9. «Россия, Русь» Храни себя храни! Николай Рубцов: его высшее образование и народная философия». Патриот, № 36, 2004,
10. «Кукла от Николая Рубцова и не только». Восток. Уездные новости, Тотьма, № 48 (99), 02.12.2004,
11. Эволюция национального мировоззрения Николая Рубцова, Роман-журнал ХХI век, №№ 11-12, 2004
12. Об отце Николая Рубцова. Газета «Тотемские вести». №№ 166-167 от 30.12.2004г., №4  от 18.01.2005 г., книга «Поэзия. Истина. Рубцов» (2007)
13. .Новая дорога к Рубцову. М. Российский писатель. 2005
14. Тайна гибели Николая Рубцова. 2-е издание, М. МГО СП России. 2004;  3-е издание, Рязань. Изд-во «Старт». 2009.
15. «Звезда полей Николая Рубцова», пьеса в книге «Наша встреча впереди», М. Российский писатель. 2005,
16. О поиске истины в поэзии (рецензия на статью В.Н.Баракова в «Русском Севере» от 17.01.2001). Опубликовано на сайте «Звезда полей» в сентябре 2006 г.; в книге «Поэзия. Истина. Рубцов». М. Изд. И.Балабанов. 2007.
17. Тютчев и Рубцов, Московский литератор, № 6, март 2007
18. Рубцов и методика оценки народности поэзии. В книге «Поэзия. Истина. Рубцов». М. Изд. И.Балабанов. 2007. 
19. Поэзия. Истина. Рубцов. М. Изд. И.Балабанов. 2007.
20. «Рубцововедение начала ХХI века». Журнал «Поэзия», М. , №3-4, МГО СП России, 2008. 
21. «В минуты музыки» (творческая мастерская  Н.М.Рубцова), Московский литератор, № 6, 2009,
22. Гоголь и Рубцов. Связь времён и мировоззрений. Калужское слово, № 6, 2009 
23. Исповедальная поэзия Рубцова. Московский литератор, № 1, 2008.  В книге «Поэзия. Истина. Рубцов». М. Изд. И.Балабанов. 2007. 
24. «Вокруг Рубцова. Фантазии и реальности». Альманах «Звезда полей», М. НКО «Рубцовский творческий союз», 2009
25. О мистическом мировоззрении Рубцова. Гоголь и Рубцов. М. Альманах «Звезда полей», НКО «Рубцовский творческий союз», 2010, вып.2.
26. «И не она от нас зависит…», Литературная газета, № 1, 2011,
27. «Красным, белым и зелёным мы поддерживаем жизнь…»   (о лучевой болезни Н.М.Рубцова). Журнал  «Поэзия». М., № 2. 2011, 
28. Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (монография, 288 с.). М. НКО «Рубцовский творческий союз», 2011,
29. «Классификация поэзии в России». В книге «Поэзия. Истина. Рубцов». М. Изд. И.Балабанов. 2007.  Альманах «Звезда полей», М. НКО «Рубцовский творческий союз», 2012 
30. «О поездке Николая Рубцова в Ташкент в 1954 году». М., Альманах «Звезда полей», НКО «Рубцовский творческий союз», 2014; статья на сайте «Звезда полей» 
31. «Поиск Истины в биографии и творчестве Н.М.Рубцова. Статьи автора из сайта «Звезда полей». М., Альманах «Звезда полей», НКО «Рубцовский творческий союз», 2014.
32. «Опровержение дезинформации и фантазий вокруг Рубцова. Статьи автора из сайта «Звезда полей». (2012-2014)
33. Методика оценки и критерии народности поэзии. М. НКО «Рубцовский творческий союз», 2014 (литературоведение).
34. «Шаламовым по Рубцову», Наш современник, № 1, 2015
35. Поиск Истины в творчестве Н.Рубцова, литературоведении и обществе. Статьи автора из сайта «Звезда полей» (2006-2015). М., Альманах «Звезда полей», НКО «Рубцовский творческий союз», 2015.
36. Духовно-смысловая методика оценки русской поэзии. Из книги «Методика оценки и критерии народности поэзии» (2014).  Альманах «Звезда полей», М., НКО «Рубцовский творческий союз», 2015.
37. Опровержение дезинформации и фантазий. Альманах «Звезда полей», М., НКО «Рубцовский творческий союз», 2015. Статьи автора из сайта «Звезда полей» (2009-2014).
38. «Творческая мастерская Рубцова. Стихотворение «Пальмы юга», М., Альманах «Звезда полей», НКО «Рубцовский творческий союз», 2015 
39. Народная философия поэзии Рубцова. Статья опубликована на сайте «Звезда полей»  25 января 2016 года в связи с тем, что в ноябре-декабре 2015 года послана в редакции газет и литературных журналов к 80-летию Н.М.Рубцова и не опубликована. 
40. Послесловие (от редактора-составителя). Альманах «Звезда полей», Старт, г.Рязань, 2017 
 

Библиография базовых авторских изданий о творчестве Н. Рубцова

Московского Рубцовского центра с 2001 г. 
 
Раздел 1.   Юрий Кириенко-Малюгин
 
1.     Тайна гибели Николая 
        Рубцова. М. МГО СП России. 2001.
2.    «Николай Рубцов и православие». Русь святая, № 1, 2002; 
       Российский писатель, февраль, № 3, 2002.
3.    «Душа моя чиста», Московский литератор, № 6, 2002.
4.    «Я клянусь: Душа моя чиста!» Тотемские вести, ноябрь 2002.
5.    Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…»  
       (монография, 320 с.).  М.МГО СП России, 2002.
6.    «На родине Рубцова», Российский писатель, № 15, 2003.
7.    «Журавли Николая Рубцова».  Из книги «Николай Рубцов: «И 
         пусть стихов серебряные струны», М.МГО СП России, 2002.
8.   «Бульварная повесть о ненависти». Тотемские вести, 
        сентябрь 2003, ноябрь 2003, 17 января 2004.
9.   «Россия, Русь» Храни себя храни! Николай Рубцов: его 
        высшее образование и народная философия». Патриот, № 36, 
         2004.
10.  «Кукла от Николая Рубцова и не только». Восток. Уездные 
       новости, Тотьма, № 48 (99), 02.12.2004.
11.  Эволюция национального мировоззрения Николая Рубцова, 
       Роман-журнал ХХI век, №№ 11-12, 2004.
12.  Об отце Николая Рубцова. Газета «Тотемские вести».            
       №№ 166-167 от 30.12.2004г., №4  от 18.01.2005 г., книга «Поэзия. 
      Истина. Рубцов». 2007.
13.  Новая дорога к Рубцову. М. Российский писатель. 2005.
14.  Тайна гибели Николая Рубцова. 2-е издание, М. МГО СП   
       России. 2004;  3-е издание, Рязань. Изд-во «Старт». 2009.
15.  «Звезда полей Николая Рубцова», пьеса в книге «Наша встреча 
        впереди», М. Российский писатель. 2005.
16.   О поиске истины в поэзии ( опубликовано на сайте «Звезда 
        полей» в сентябре 2006 г.; в книге «Поэзия. Истина. Рубцов». М.) 
17.  Тютчев и Рубцов, Московский литератор, № 6, март 2007.
18.  Рубцов и методика оценки народности поэзии. В книге  
       «Поэзия. Истина. Рубцов». М. Изд. И.Балабанов. 2007.
19.  Поэзия. Истина. Рубцов. М. Изд. И.Балабанов. 2007.
20.  «Рубцововедение начала ХХI века». Журнал «Поэзия», М.,    
        №3-4, МГО СП России, 2008.
21.  «В минуты музыки» (творческая мастерская  Н. М. Рубцова),  
       Московский литератор, № 6, 2009,
92
22.   Гоголь и Рубцов. Связь времён и мировоззрений. Калужское  
      слово, № 6, 2009.
23.   Исповедальная поэзия Рубцова. Московский литератор, № 1, 
       2008.  В книге «Поэзия. Истина. Рубцов». М. Изд. И.Балабанов. .
24.   «И не она от нас зависит…», Литературная газета, № 1, 2011.
25.   «Красным, белым и зелёным мы поддерживаем жизнь…»   (о 
       лучевой болезни Н.М.Рубцова). Журнал  «Поэзия». М., № 2. 2011. 
26.  Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» 
       (монография, 288 с.). М. НКО «Рубцовский творческий союз», 
       2011. Книга в  списке литературной премии имени 
       Александра Невского (2015).
27.   «Классификация поэзии в России». В книге «Поэзия. Истина. 
        Рубцов». М. Изд. И. Балабанов. 2007.  
28.   «Есть Божий суд…». М. НКО «Рубцовский творческий союз», 
        2012 (литературоведение). Книга в длинном списке Бунинской 
        премии (2015).
29.  Методика оценки и критерии народности поэзии. М. НКО 
       «Рубцовский творческий союз», 2014 (литературоведение). Книга 
        в длинном списке Бунинской премии (2016) и премии 
        «Золотой Дельвиг» «Литературной газеты» (2016).
30.  «Шаламовым по Рубцову», Наш современник, № 1, 2015.
31.   Журавли Николая Рубцова. Пьеса (фрагменты текста). 
        Альманах «Звезда полей» 2015, М., НКО «Рубцовский 
        творческий союз», 2015.
32.   Народная философия поэзии Рубцова. Статья опубликована 
        на сайте «Звезда полей»  25 января 2016 г.
33.  Волны и скалы Николая Рубцова – сценарий кинофильма, 
        отмечен  в  длинном списке  VIII-го Международного
        фестиваля  «Золотой витязь», 2017.
 
Раздел 2.  Авторы статей – участники ежегодных Московских
конференций «Рубцовские чтения» с 2006 г.
 
 1-ая конференция  «Рубцовские чтения – Москва 2006»
 
1. Орехова З. Н.  О  творческом проекте «Привет Россия, 
    родина моя!……………………..…………………………………...……….49
 2. Сорокин С.А. (Вакомин).  Николай Рубцов: признание и память….51                        
 3. Кучерь В. И. Спасибо скромный  русский огонёк!……….…………...54
 4. Кривонос С. И.  Тема Родины и природы в  поэзии Рубцова и
    Есенина……………………………………………………………..……..….58
 5. Голощапова  З. И.  Светлое имя Рубцова………..…………..……..…..59
 
93
  6. Тимашова Л. В. Итоги и   перспективы исследования 
      творчества Н.Рубцова………………………………..………...…….……61
  7. Рожина Р. А. Дорога на русский огонёк Рубцова…..……………..…..68
  8. Киреенков В. К..  О музыкальности поэзии Рубцова………..…..……79
  9. Обухов А. И. О духовном   потенциале лирики Николая Рубцова....83
 10. Любенко Э. А. Сакральный смысл   русского языка………...….…...89
 11. Науменко-Порохина А. В. «Рубцов и пост-модернисты»……………93
 12.Кириенко Ю. И.  Николай Рубцов и связь времён……….……...……97
 
2-ая конференция  «Рубцовские чтения – Москва 2006»
 
1.Елена Иванова. «Неуловимая,  как луч, необъяснимая,
     как тайна»………………………………………………………….………..53
2.Галина Швецова. «В этой деревне огни не погашены…»…………….63 
3.Зинаида Голощапова. О поэзии Андрея Белого и Николая  
    Рубцова……………………………………………………………………….65
4.Сергей Сорокин. «Всё я верю, воспрянувши духом…»…………….….72
5. А. Кузнецов. О национальном в лирике Николая Рубцова…………..75
6.  Николай Воробьёв. «Зачем вы существуете, стихи?»………..………..81
7. Сергей Столяров. «Поэт в России больше, чем поэт». …………..……86
8. Эрнест Любенко. Слово о русском языке………………...…………..….91
9. Константин Махныткин. «Погиб поэт, невольник чести…»………...93
10. Зоя Орехова. «Поверьте мне: «Я чист душою»……………….……….97
11. Владислав Киреенков. О приоритетах в выборе поэзии
     для песенных музыкальных произведений………………………..……99
12. Марина Игошева. Мои встречи с Рубцовым………………...……….103
13. Владимир Кучерь. Родники и тропы Николая Рубцова……………105
14. Алла Науменко-Порохина. Тютчевские мотивы 
      в творчестве Николая Рубцова и Юрия Кузнецова………...……….109
15. Юрий Кириенко-Малюгин. Рубцов и методика оценки
      народности поэзии……….……………………………………………….120
     
3-я конференция  «Рубцовские чтения – Москва 2008»
 
1.Леонид Вересов. Хибинский период великого поэта……………………..47
2. Нинель Старичкова. Вокруг памятника и креста………………….…..57
3. Нинель Старичкова. Запрет правды…………………………...……...…58
4. Татьяна Гогулина. «Жёлтый цвет» и встречи с Рубцовым…………..61
5. Галина Плетнёва. Мой Рубцов…………………………………….….…..63
6. Валентина Жукова. Слово о Рубцове……………………………….……65
7. Ольга Кульневская. «Про любовь твою в сером краю…»…………....67
8. Эрнест Любенко. Поэзия Рубцова и мистика…………………….……..71
 
94  
9. Константин Махныткин. Вибрация лжи или «Теория 
     невероятностей»……………………………………………………….……74
10. Ирина Зятюгина. Пропаганда творчества Рубцова
      в сельской школе………………………………………………….……….80
11. Зинаида Голощапова. Добрый свет «Рубцовской гостиной»
      в Железнодорожном…………………………………………….…………83
12. Зоя Орехова. «Звезда полей горит, не угасая…»…………….…….…..86
13. Виктор Нечаев. Лирический герой Николая Рубцова…….…………88
14. Тамара Северина. «Россия, Русь! Храни себя, храни!»…..…………..90
15. Александр Обухов. Анализ двух стихотворений по 
       торсионной   методике…………………………………………….….…..92
16. Елена Митарчук. Символы Света в лирике Блока и 
      Рубцова.: гоголевские традиции……………………………………..….96
17.Алла Науменко-Порохина. Художественное пространство
 и поэтика лирики Н. Рубцова……………………………...………….100
18. Любовь Федунова. Поэзия, рождённая памятью сердца...............….106
19. Любовь Федунова. Стихи Н. Рубцова как синтез традиций
      русской поэзии……………………………………………………….……111
20. Юрий Кириенко-Малюгин. Исповедальная поэзия  Рубцова…….118
 
 
 4-я конференция  «Рубцовские чтения – Москва  2009»
 
1.Галина Жданова. «До слёз теперь любимые места…»………………….78
2. Валентина Строгова. О православной поэзии……………………..……81  
3.Валентина  Жукова. О поэзии, поэтах и критике…………………...…..87                    
4.Зинаида Дубинина. Посвящения в стихах Рубцова………….…….…..89
5. Виктор Нечаев. «Я люблю судьбу свою…»……………………….……..91
6. Зоя Орехова. «Как солнца луч среди ненастья…»………….……….….95    
7. Владимир Фомичев. Прозрение Николая Рубцова……………..…..…..99
8. Валентин Лукошников . Николай Рубцов в Бабаево…………………102
9. Владислав Киреенков. Грустное и светлое в поэзии Николая     
    Рубцова……………………………..……………………………………….104
10.Нинель Старичкова. «И роковое имя Таня…»……………………….106
11.Зинаида Голощапова. «Он уплыл за звездою навек…»………..……109
12.Елена Митарчук. Николай Рубцов и седьмой период  
     славянофильства……………………………………………….……...….112
13.Владимир Кучерь. Истоки русского языка………………..……….….119
14.Александр Обухов. Письмо о слове, букве и русском языке……….123 
15. Юрий Кириенко-Малюгин. Вокруг Рубцова: фантазии и
      реальности …………………………………………………………..……127   
16. Елена Клеймёнова. Слово о Николае Рубцове…………………...…..130
 
95
5-я научно-практическая  конференция  
«Рубцовские чтения – Москва 2010»
 
1. Сергей Кривонос. Горит, горит звезда его полей…………………..…...80
2. Наталия Гай. Поэтическая Вселенная Николая Рубцова…………..…83
3. Виктор Нечаев. «…До конца не будет мне покоя»………..……….......86
4. Зоя Орехова. Вспоминаю: «И на душе становится светлее…»….....…89
5. Александр Обухов.  Николай Рубцов и «первооткрыватели»  темы  
    опустошения русских деревень………………………………..…………..93
6. Вениамин Мальцев (1934-1987). Николай Михайлович Рубцов…..….96
7. Станислав Шилов. День встречи с Николаем Рубцовым…………....101
8. Леонид Вересов. Про шарф и валенки Николая Рубцова………........105
9. Юрий Кириенко-Малюгин. Первая влюблённость Николая  
    Рубцова……………………………………………………………….…..…107 
11. Елена Митарчук. Элементы модернизма в творчестве Рубцова. 
     Гоголевское и блоковское влияния…...…………………………......…119
12. Юрий Кириенко-Малюгин. О мистическом мировоззрении Рубцова.   
     Гоголь  и Рубцов………..…………………………….…………….….…121
13. Владимир  Андреев. Тайна – причина поэзии. Встречи с Н.Рубцовым,  
      А. Передреевым, Ю. Кузнецовым (фрагмент из повести)…..…...…130
 
6 –я научно-практическая конференция
«Рубцовские чтения – Москва  2011»
 
1. Зоя Орехова. Я эту встречу сохраню в своей душе. …………….……48
2. Светлана Небыкова  Глубинные смыслы в стихотворении Рубцова 
«В горнице»  (лит. эссе)…………………………………………………..51
3. Михаил Лебединский. Перевод «В горнице» на немецкий язык….53
4. Зинаида Голощапова.  От символизма Андрея Белого    
 к народности Николая Рубцова………………………………………...54
5. Александр Темников. Память на добро (эссе)………………………. 58
6. Сергей Порохин. Значение Русского Слова для современной России…………………………………………………………………..…..59  
7. Людмила Салтыкова. Современная русская поэзия в свете    «Звезды
 полей» Николая Рубцова (обзор альм. 2011, вып.1)………………....61
8. Александр Обухов.  Русское словарное сито……………….…………67  
9. Людмила Гоенко.  Над вечным покоем  (Николаю Рубцову посвящается…)………………………………………………….......…….72
10. Елена Митарчук.  Гоголь и продолжение поэтических 
 традиций………………………………………………………….……...76 
11. Анатолий Трофимов.  О письменности дохристианской Руси….….82
 
96
12. Алексей Башилов.  Природоведическое содержание поэзии Рубцова……………………………………………………………………..90
13. Владимир Фомичёв.  Оптимистическое преображение жизни.…….94 
14. Владимир Фомичёв. У истока памяти…………………………………96 
15. Станислав Шилов Литобъединение «Нарвская застава»……….….99 
16. Леонид Вересов. Белов и Рубцов – формула дружбы…………….....101  
17. Елизавета Акимова. «О, жизнь моя, зачем была …?»……….…….105
18. Валентин Сорокин. Русская тоска по свету в пути (фрагмент выступления)……………………………………………………….…....113
19. Любовь Чиркова.  Cаратовский Рубцовский центр……….………116 
20. Юрий Кириенко-Малюгин. «Николай Рубцов: «Красным, белым
 и зелёным мы поддерживаем жизнь…»…………………..………...117  
 
7 –я  научно-практическая конференция
«Рубцовские чтения – Москва 2012»
 
1. Юрий Кириенко-Малюгин. Классификация поэзии в России
 ( в порядке дискуссии на любом уровне)……………..…….….……..69  
2. Раиса Хоменко.  Н. Рубцов: личность, судьба и творчество…….....72
3. Людмила Салтыкова. Детские страницы в творчестве  Рубцова       
и современных поэтов)…………………………………………..……....77
4. Ольга Коротеева, Людмила Ламинихина, Зинаида Дубинина.     
Пропаганда поэзии Н. Рубцова в Приморском крае России….…....80
5. Любовь Рыжкова. Язык – творение Надмирной Силы?                      
К вопросу о происхождения русского языка…………………………84
6. Александр Избенников.  Варган – ведический инструмент………..93
7. Александр Обухов.  Письменность и звуки………………...……...…94  
8. Алексей Башилов. От мегалитических надписей к образности в литературе…………………………………………………..……….......100 
9. Сергей Кривонос. О единстве языков…………………………....…..107
10. Зинаида Голощапова.  От истока Души по светлой дороге
 жизни (о книге А.Башилова «Живительный исток»)………….......109
11. Мария Акимова. Ещё раз о «Поезде» Н.Рубцова………...…………111
12. Владимир Цветков. Панегирик поэту………………..……………....115
13. Нина Кузнецова-Белова. Михаил Суров. «РУБЦОВ» (Документы.
 Фотографии. Свидетельства.)…………….……………………...…...118
14. Нина Кузнецова-Белова. О стихосложении…………….……….…..119
15. Зинаида Дубинина.  Отзыв на книгу о Николае Рубцове…»..........123
16. Юрий Кириенко-Малюгин. О тенденциях в славянском мире….124 
17. Владимир Андреев. Дух животворит (Ю. Кириенко-Малюгин.  
Николай  Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» М., 2011).....128
18. Елена Митарчук.   «Отыскался след Тарасов» ( «Разбойник Ляля»
 и «Тарас Бульба»)………………………...………………..…………...134
 
97
8–я научно-практическая конференция
«Рубцовские чтения – Москва 2013»
       
1. Елена Митарчук. Пора любви среди полей»………………………..……...….70
2. Юрий Кириенко-Малюгин. Славянский язык и его диалекты….…………72
3. Мария Акимова. Русская цивилизация: основы поэтического 
        видения (фрагменты исследования)………………..…..……………...….75
4. Нина Кузнецова-Белова.      РИШИ – поэты и мудрецы…….………...……..81
5. Людмила Салтыкова. Типичные языковые ошибки и недочёты  в поэтических текстах………..……………….....……………………………….....84
6. Александр Избенников.  Наша Звезда  ……………………………...……....…88
7. Алексей Башилов. Два взгляда на единый ведический мир……………..…90
8. Ирина Зятюгина. Гармонь-это поэзия, гармонь- это песня. 
       (Рубцов и гармонь)…………………………..…………….........................…95
9. Зоя Орехова «Как вольная сильная птица»……………….…….…..………..98
10. Лада  V.  Одинцова. Стихотворная графика Николая Рубцова. 
(фрагменты статьи)………………………………………..…..………….….….100
11. Сергей Порохин. Александр II –царь-освободитель (Всероссийский 
        император-реформатор)……………………………..………………….…104
12. Юрий Кириенко-Малюгин  Фрагмент из повести «Есть  Божий Суд…»
 (повесть-предупреждение)………………………………………….…….….….108
13. Елена Митарчук. Рецензия на альманах «Звезда полей» 2012……..…...…115
14. Александр Скрипкин. Морской узел…………..………………………….…..118
15. Алевтина Терпугова. Олег Павлов. «Высвечивая светлые сердца…»…...120
16. Лада V. Одинцова. Могучая кучка в русско-советской литературе  
ХХ столетья (Авторская редакция 2013 года, Москва) Фрагменты…...…123
 
9-я  Московская научно-практическая конференция 
«Рубцовские чтения – 2014»
 
 Поиск Истины. Тема № 1 (от редактора)
1. Юрий Кириенко-Малюгин. Поиск Истины в биографии и творчестве 
     Н.М. Рубцова. Статьи автора из сайта «Звезда полей»………...……...37
1.1. «Вокруг Рубцова: фантазии и реальности»……..…………………..38
1.2. Альберт и Николай Рубцовы. О статье  в «Слово о Рубцове»..…..40
1.3. О поездке Николая Рубцова в Ташкент в 1954 году…….…..……...44
1.4. Два штриха к биографии Рубцова………..…………………………..53
1.5. «Сообща кого-нибудь обманем…»  Н. Рубцов……………..……..…55
1.6. Какая «Муза» может претендовать на шедевр «Ну погоди»?........59
1.7. Ещё раз о фильтрация информации………..…………………….…..61
1.8. Для кого «Пальмы юга» Николая Рубцова?......................................63
1.9. Кто и что о «Зелёных цветах» Николая Рубцова?..............................67
  1.10.Реплика на издание В. Корюкаева о Н. Рубцове…………...………....74
2. Алексей Башилов. Предчувствованный и открывшийся град
 Древней Руси………………………………………………….……….……..76
 
98
3. Александр Избенников. Корни ведического мировоззрения 
в сознании русского народа………………………………………..……......80
4. Сергей Кривонос. Язык мой – друг мой………………………….…….....82
5. Ольга Коротеева. Поездка в Находку к другу и сослуживцу Рубцова………………………………………………………………………..84
6. София Хрусталева. Пою тебя, Рязань!.......................................................88
7. Елена Митарчук. Русская литература, Бог, Царь и Владлена.……….88
8. Мария Акимова. Николай Рубцов и Петербург………………….……...91
9. Светлана Омельченко. Читальный зал им. Н.М. Рубцова…………....96
10. Алевина Терпугова. Н.М. Рубцов и связь времён………………….…...97
11. Александр Скрипкин. Одной тропой по жизни………..……….……...100  
12. Елена Митарчук. Образ-символ платка в «Тарасе Бульбе»
        Н.В. Гоголя  и лирике Н.М. Рубцова…………………..…….………….103
13. Сергей Порохин. Александр I Павлович (Благословенный)…………..105
14. Юрий Кириенко-Малюгин. Опровержение дезинформации  и
 фантазий  вокруг Рубцова. Статьи  из сайта «Звезда полей»………..109
14.1. Три тайны Николая Рубцова…………………………………...……….109
14.2. Николай Рубцов против Аллена Даллеса………...…………………....111
14.3. Не кормитесь  за счёт преступления…………..………………...……..115
14.4. «А от раздора пользы не прибудет…» (Н. Рубцов)…………………..120
14.5. Субъективизм или дезинформация от сотрудника «Литгазеты»….123
14.6. Литсценарий-пасквиль Н. Рогожина на образ русского поэта…….125
15. Заявление по изданию (литсценарий) Н.Н. Рогожина  «Рубцов»…....127
16. Запрет абортов как путь Возрождения коренных народов России.  
  Национальная идея России – ДЕТИ ! (повесть «Есть Божий Суд…»)…129
 
10-я  Московская научно-практическая конференция 
«Рубцовские чтения – 2015»
 
1. Юрий Кириенко-Малюгин. Поиск Истины в творчестве Н. Рубцова,  
          литературоведении и обществе. 
        Статьи автора из сайта «Звезда полей»………………….....................48
1.1. Журавли Николая Рубцова (пьеса, фрагменты текста)…..…..….....48
1.2. Гоголь основоположник литературоведения России...........................55
1.3. «Осторожно: новая форма плагиата - компиляции…..………...…...55
1.4.  Для чего такая фильтрация информации?….……………………….56
1.5. Ещё раз о фильтрации информации в диссертации 
        Анастасии Е.Черновой…………………………………..………………57
2. Юрий Кириенко-Малюгин. Творческая мастерская Н.Рубцова. 
Стихотворение «Пальмы юга» (1968-1969 гг.)…………………………61
3. Елена Митарчук. «И…Николай учил меня быть русской…».…….....67
4. Алексей Башилов.  СВЕТЛЫНЬ и ЯСМЕНЬ – предвечные………....70 
 
99
5. Александр Избенников. Центральный Миф славянской религии
 – Битва Перуна со змеем Велесом………………………………..……..74
6. Сергей Порохин. «Белый генерал» Михаил Дмитриевич Скобелев…77
7. Светлана Омельченко. Читальный зал им. Н.М.Рубцова 
 в колледже ГБПОУ КАИТ № 20, УСП № 5 «БТМ»………….........…80
8. Татьяна Избенникова. Улетели листья………...……..............................81
9. Лариса  Назаренко.   «О, море, море…»………...….….............................82
10. Александр Скрипкин. Свет далёкой звезды………….…………..…...85 
11. Александр Обухов. От Есенина к Рубцову .............................................87
12. Вера Филиппова. Творческое наследие Н.М. Рубцова и
 вологодская графика  второй половины ХХ – начала ХХI вв……..91
13. Людмила Салтыкова. Об одном духовном заболевании……..……...94
14. Нина Кузнецова-Белова. Поэтические образы, тропы…..……..….....96 
15. Юрий Кириенко-Малюгин. Духовно-смысловая  методика оценки  
      русской поэзии ……………........................................................................101
15. Александр Обухов.  О методе лечения от радиации 
        (штрих к биографии Н.М.Рубцова).......................................................106
16. Юрий Кириенко-Малюгин. Опровержение дезинформации 
 и фантазий .  Статьи автора из сайта «Звезда полей».......................107
17.1. Вокруг Рубцова: фантазии и реальности…..……………………….107
17.2. Шаламовым по Рубцову………………...……………….…………….108
17.3. Новые адвокаты Дербиной из самой Вологды?................................110
 
11-я  Московская научно-практическая конференция 
«Рубцовские чтения – 2016» (на сайте «Звезда полей»)
 
1. Омельченко Светлана Александровна (г.Москва, заслуженный учитель РФ).  О читальном зале  имени Николая Рубцова в колледже № 20.
2. Голощапова Зинаида Ивановна (г. Железнодорожный, заслуженный работник культуры РФ, член Союза писателей и журналистов России, организатор «Рубцовской гостиной» в ЦБС им. А. Белого ). «И буду жить в своём народе» (Николай Рубцов). 
3. Суханова Вера Анатольевна (г. Смоленск, член Союза писателей России). День и ночь Николая Рубцова (исследование)
4. Волкова Ольга (зав. филиал № 1 ЦБС им. А. Белого). Добрый след Рубцовской гостиной.
5. Сорокин Валентин Васильевич (член Союза писателей России, лауреат литературный премий России и М .А. Шолохова). О встречах с Николаем Рубцовым.
6. Кириенко Юрий Иванович (г.Москва, к. техн. наук, член союза писателей России,  общества «Знание», Российского авторского общества). Народная философия творчества Рубцова.
 
100
7. Андреев Владимир Фомич (г. Москва, член Союза писателей России, заслуженный работник культуры РФ). О поэзии и мировоззрении Н.Рубцова.
8. Гай Наталия (г. Москва, член Союза писателей России, лауреат ряда литературных премий). Кто есть хранитель ценностей. (Зачем пишут стихи?)
9. Салтыкова Людмила Фёдоровна (г. Рязань, член Союза писателей и Союза проф. литераторов России, лауреат литературных премий). Детской речи волшебство. 
10. Митарчук Елена Алексеевна (г. Москва, член союза писателей России, методист «Дома Гоголя»). Лесная сказка Рубцова. 
11. Башилов Алексей Михайлович (г. Москва, доктор техн. наук, член союза писателей России). О ведических мотивах поэзии Н.Рубцова.  
12. Хрусталёва Софья Ивановна (г. Москва, поэт, член СП России). Эссе о Николае Рубцове.
13. Избенникова Татьяна Александровна (инженер). Картина для Тани (эссе).
14. Коротеева Ольга Григорьевна (г. Артём, Приморский край, преподаватель) «Рубцовская осень» в Приморье Амурской области.
15. Клюзов Евгений Иванович (член Союза писателей России). Обращение участников конференции.
 
12-я  Московская научно-практическая конференция 
«Рубцовские чтения – 2017» (на сайте «Звезда полей»)
 
1. Юрий Кириенко-Малюгин. Маяковский – поэт или стихотворец?
2. Вячеслав Макеев. Моряки
3. Нина Полуполтинных. НАГРАДА «Николай Рубцов»
4. Елена Митарчук. Заметки на полях программки спектакля «Николай Рубцов» в Духовном театре «Глас»
5. Юрий Кириенко-Малюгин. Свидетельство о рождении Елены Николаевны Рубцовой.
6. Владислав Киреенков. О музыкальности поэзии Николая Рубцова.
7. Татьяна Избенникова. ВМЕСТЕ.
8. Алексей Башилов. Центростремительная тенденция любить Россию в поэзии Н. Рубцова
9. Юрий Кириенко-Малюгин. Кто есть кто в рубцововедении? Ответ педагогу В. Баракову.
10. Елена Митарчук. «Звезда полей» над Москвой и «неистовый Юрий»
11. Александр Избенников. Корни ведического мировоззрения в сознании Русского народа
 
101
12. Александр Обухов. Золотая энергетика
13. Юрий Кириенко-Малюгин. Классификация поэтов     (к ноябрю 2016 г.)
14. Ю. Кириенко-Малюгин. Памяти Лады Васильевны Одинцовой.
15. Лада Одинцова. О трёх книгах Ю.Кириенко-Малюгина и не только
16. Сергей Порохин. Власть и Слово. 
17. Юрий Кириенко-Малюгин. Кто есть кто в Московском рубцовском движении?
 
13-я Московская научно-практическая конференция 
«Рубцовские чтения – 2018»
 
1.  Владимир  Андреев. Нам нужны герои! (Заметки о поэте Николае  
      Рубцове)………………………………………………………….....……….45                                    
2. Александр Избенников. Домашние и иные духи древнеславянской   
     религии………………………………………………...………………...…..51
3. Мария Акимова. «Старик» Н. Рубцова: о возможных источниках  
      стихотворения……………………………………………………..…….…56
4.  Юрий  Иванов. Случайная встреча с   Н. М. Рубцовым…………..... 61
5.  Вячеслав Макеев. Певец Русского Севера………………...……...…….62
6.  Вера   Кошелькова. Зачем пишут стихи?.................................................65
7.  Николай Алёшин. Величие души (фрагмент из повести) 2011.     
     Материал предоставил Александр Андронов………………….……....68
8.  Владимир Андреев. О методике и критериях поэзии 
     Ю. Кириенко-Малюгина……………………….…………………...……..70
9.  Елена Митарчук. Николай Рубцов и Ветлужский край……………...74   
10. Владимир Андреев. Встречи с Николаем Рубцовым………………....77
11. Владислав Киреенков. О музыкальности поэзии Николая   
      Рубцова………………………………………………………………….…..79
12. Сергей Порохин. Славянский корнеслов. Русский адмирал и
       учёный А. С. Шишков……………………………………..…………......81  
13. Дубинина Зинаида Ивановна. Геннадий Петрович Фокин –      
       современник Рубцова на Северном флоте…………………….……….83
14. Юрий Кириенко-Малюгин. Когда же активисты начнут разоблачать   
       ложь о  Рубцове?..........................................................................................85
17. Алексей Бандорин. Почему и для чего человек пишет стихи?.............................................................................................................87
 
Всего опубликовано более 200 статей (с учётом 2019г.), от более 100 авторов, постоянных авторов 8-10. В ежегодных альманахах «Звезда полей» представлены данные об авторах: учёных и присвоенных званиях, должностях, членстве в Союзах писателей России, местах работы. 
 
102
 
Лауреаты 4-го поэтического Интернет конкурса «Звезда полей»
 
Андронов Александр Николаевич,  г. Москва
Антипов Алексей Викторович,  г. Егорьевск, Московская обл.     
Белоглазова Алевтина Игоревна, г. Рязань
Воспитанник Тамара Валентиновна, , г. Артём, Приморский край
Гундарева Вера Яковлевна, г. Артём, Приморский край
Горелова Татьяна Ивановна, п. Шварцевский, Тульская область
Ерохин Александр Тимофеевич, г. Саратов,
Избенников Александр Алексеевич, г. Москва
Избенникова Татьяна Александровна, г. Москва
Клюзов Евгений Иванович, г. Москва
Колосовская Надежда Васильевна, г. Артём, Приморский край
Кошелькова Вера Николаевна, г. Воскресенск, Московская обл.
Кривонос Сергей Иванович, Украина, г. Сватово
Лучкина Елизавета Дмитриевна, г. Артём, Приморский край
Мальцева  Ольга  Александровна, г. С.-Петербург
Маслов Евгений Феоктистович, г. Егорьевск, Московская обл.   
Митарчук Елена Алексеевна, г. Москва,
Морозов Сергей Кузьмич, г. Артём, Приморский край
Морозов Юрий Иванович, г. Москва
Обухов Александр Иванович, г. Иркутск  
Повалихина Людмила Никитична, г. Артём, Приморский край
Порохин Сергей Алексеевич, г. Москва 
Салтыкова Людмила Фёдоровна, г. Рязань
Степанова Вера Васильевна, г. Москва
Таубес Евгения, г. Рязань
Тимонин Анатолий Иванович, г. Рязань 
Хрусталёва София Ивановна, г. Москва     
 
  Победители  по номинациям:
           Номинация «Привет, Россия – родина моя!»
Порохин Сергей Алексеевич, г. Москва
Лучкина Елизавета Дмитриевна, г. Артём, Приморский край
          Номинации «Душа хранит»  
Гундарева Вера Яковлевна,   г. Артём, Приморский край              
Кривонос Сергей Иванович, Украина
Степанова Вера Васильевна, г. Москва 
          Номинации «Пора любви» 
Андронов Александр Николаевич, г. Москва
Ерохин Александр Тимофеевич, г. Саратов
          Номинация «Морские перекрёстки»
      Тимонин Анатолий Иванович, г. Рязань
          Номинация «Сатира, юмор»
Клюзов Евгений Иванович, г. Москва
           Номинация «Стихи для детей»
Кошелькова Вера Николаевна, Московская обл.
Салтыкова Людмила Фёдоровна, г. Рязань
 

Блок № 1. 2-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2017»

Стихи участников2-ого  поэтического Интернет-конкура «Звезда полей-2017», принятые и отобранные из подборок на усмотрение жюри для  публикации на сайте «Звезда полей» представлены в разделе «Конкурс «Звезда полей», раздел «поэзия рубцовского направления», подраздел  Блок №1. 2-ой  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016» 

Блок № 1. 3-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»

Стихи участников 3-ого  поэтического Интернет-конкурcа «Звезда полей-2018», объявленного с 1-го сентября 2017 года, принятые и отобранные на усмотрение жюри для  публикации на сайте «Звезда полей» представлены в разделе «Конкурс «Звезда полей», раздел «Блоки конкурсов», подраздел  «Блок № 1. 3-ой  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018» 

Блок № 1. 4-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»

Елена Митарчук
г. Москва
 
Номинация «Душа хранит»
 
ГАРМОНИСТ 
 
Народному гармонисту России Игорю Шипкову
 
Пятница. Июнь. Жара.
Над помостом летят птахи.
На помосте музыкант
В белой вышитой рубахе.
Пой, гармошка, говори
О любви. Благое дело!
Разжигать огонь в крови
Лишь одна ты так умела.
Сероглазый гармонист
На Руси у нас в почёте.
Грустен что? Гляди бодрей.
На опасном повороте
 
МИР
 
А земля опять в цвету.
Хлеб рожать пока не лень ей.
И букет тяжёлых роз
На моих лежит коленях.
 
ДЕНЬ  ОКТЯБРЬСКИХ   ОТКРОВЕНИЙ  
 
День больших октябрьских откровений.
Нет, не холодно! Везде лежит опавшая листва.
За окном троллейбуса виденье:
Азиатский муж кладёт квадрат известняка
На земли московской перекрёсток
С чем-то, что мне не ведомо пока.
Он, как раб с картины Александра Иванова,
На горизонте узривший Христа.
В храм зашла
В час вечерней влажной мглы.
В нём полумрак, светло от свечей и тихо.
Так согласно пламя от костра моей свечи
С ликами святых и лицами прохожих.
День октябрьский весело ушёл.
Мальчик спит в коляске -
Сын хозяев итальянской
Кофейни.
Дождь идёт и омывает памятник классику
Русской литературы.
И влюблённые пока не перевелись,
Под зонтом, склонённые к друг к другу.
Под их ногами жёлтых листьев вьюга.
 
 
Евгений Маслов
г. Егорьевск, Московская обл.. 
 
Номинация «Душа хранит»
 
ВЕСНА  
 
Белый снег искрится
И огнём горит.
Солнце золотится,
И весна спешит.
 
Солнце всё игривей
Смотрит свысока.
А зима тоскливей
Смотрит в небеса.
 
Днём капели с крыши
Кап, кап, кап стучат.
Из берлоги Миша
Распугал волчат.
 
И ручьи струятся
И журчат во всю.
Заяц веселится,
Радуясь теплую
 
Приготовил шубку
Серую свою.
Белую снимает,
Ни к чему ему.
 
ЗИМА  НАШЕГО  КРАЯ 
 
Всю неделю снежно было,
Снег пушистый и живой
Обволакивал деревья
Своей нежной белизной.
 
Рано утром по морозцу
Закудрявился снежок,
И на ветках превратился
В серебристый завиток.
 
ЗОЛОТИТСЯ  
 
Золотится берёзка родная,
Медью яблоня лист отдаёт.
Осень милую, грусть навевая,
Рифме взлёт и свободу даёт.
 
И воспетое словом поэта
Время осени снова пришло.
Песня лета ещё не допета,
Но уходит, уходит оно. 
 
Татьяна Горелова
Тульская обл. 
 
Номинация «Душа хранит»
 
В ДЕРЕВНЕ
 
Курлычут аисты над домом
И еле слышен шепот волн.
А над днепровским косогором
Зари всплывает алый чёлн.
Плывёт, лаская хвою сосен
И бархат радужной листвы
И сотни тысяч ярких росин
На стеблях шёлковой травы.
Плывёт, меняя переливы,
Красуясь в зеркале воды,
Вплетает жёлтые мотивы –
Предтечи солнечной гряды.
Любуясь дивами рассвета,
Я пью с восторгом благодать
Восхода, радости и лета –
Всё то, что жизнь мне может дать.
 
В ВОЛЕ ПОТОМКОВ
 
Забудутся песни, забудутся лица
И то, что сегодня старается сбыться.
Останутся в вечности лишь фолианты
От тех, кто когда-то не скрыли таланты.
И те, что не гибли от гнета стихии,
Под властью, дарованной бездной, «мессии»,
В пожарах и войнах, кострах и каминах,
И пошлости, зависти страшных лавинах.
Забудутся вехи, забудутся строи,
Истории мира гармонии сбои.
А то, что мы ценим – иль грудой обломков,
Иль целым останется – в воле потомков.
 
 
Алексей Антипов
г. Егорьевск, Московская обл.. 
 
Номинация «Душа хранит»
 
КАМЕНЬ 
 
Гуляя по земле, то тут то там,
Нашёл я камень светлый и красивый.
И из нутра его светился сильный,
Пурпурный свет, как дань его годам.
Отточенные грани грели руки,
И цвет его неведомые звуки
В моей душе безмолвной пробуждал.
«Оставь меня»,- неслышно мне шептал.
А может с равнодушием взирая,
За то что взял его не выбирая,
Он мне свои проклятья посылал.
-Прости меня, творение природы,
Что вторгся в твой неведанный чертог.
Тебя лаская омывали воды,
Среди друзей ты был не одинок.
Я оторвал тебя от мирозданья!
Прости меня, всевышнего созданье…
…И медленно я руку разомкнул;
Не задержавшись наземь он скользнул.
 
 
БРОДЯГА 
 
В кабак хмельной, испачкан грязью,
В лохмотьях и больной душой,
Зашёл старик поесть оладий,
А повезёт заест лапшой.
Такого хлама было много
И перегар под потолок,
Казалось, всех больных дорога
Вместила, кто тащиться мог.
Бедняги, каждый свою душу
Другому выплеснуть хотел,
Плескали за гроши, на сушу
Из них никто мечтать не смел.
И шум и гам, и льётся пиво,
Тарелки бьются и гремят
И как-то невпопад уныло
Из темноты глаза глядят.
Послушай, веселись бродяга,
Ведь было скушно там в пыли…
На выпей! Никакая тяга 
не помешает поцвести.
А завтра тот же путь, кто знает,
Где встретишь ты такой приют.
Авось дорога доконает,
Так за здоровье тех не пьют.
Повеселись коль есть монета,
Залей тоску свою скорей,
И не ищи на жизнь ответа.
В такой толпе ты муравей.
 
 
СЕВЕР, СЕВЕР, СЕВЕРОЧЕК 
 
Север, север, северочек
Север крайний север мой
Посажу тебя в платочек 
Отнесу тебя домой.
Там поставлю в уголочек
У веселого огня
Север, север, северочек,
Будешь помнить ты меня.
А когда наступит лето
Отпуска и летний зной
Я пойду гулять по свету
И возьму тебя с собой.
В жарких странах я открою
Небольшой свой узелок
И c прохладною слезою
Вспомню север, северок.
 
Номинация «Пора любви»
 
ДЕВЧОНКА
 
У тебя прекрасная чёлка,
И глаза твои,- кипы роз.
От чего ж ты плачешь девчонка,
От чего рыдаешь без слёз?
Твои губы тонки и грубы,
Хоть красивы были вчера.
С перламутром белые зубы, 
Говорят мне ехать пора.
Сразу стало темно и серо,-
Не найти мне другой такой.
Опустилось старое небо,
Закружилось над головой.
Заколдованный, как в тумане,
Оказался совсем один.
Нет ни слова в моём кармане,
Нет ни слова,- пепел один.
И опять как в пустом вагоне
Я считаю свои рубли,
А она стоит на перроне,
Хочет просто земной любви.
Ей не надобно умной речи,
Она просто тебя умней.
Наша женщина душу лечит, 
Чтобы жить было легче ей. 
Но ты глуп, и она остыла,
И в глазах поникли цветы.
Она, может, тебя бы любила,
Если, может, любил бы ты.
 
Вера Степанова
г. Москва 
 
Номинация «Привет, Россия»
     
КУДА БЫ  ЖИЗНЬ ПО СВЕТУ НИ БРОСАЛА 
 
Куда бы обстоятельства не звали
В далёкие заморские края,
Ночами снятся мне родные дали,
Российская богатая земля.
 
Где лесополоса легла широко.
Объята свежей юною листвой.
Где лика солнца золотое око
На землю нашу глянуло впервой.
 
Повсюду богатырские объятья,
Родной природы светлые сады,
Берёзок нежно-кружевные платья,
Фонтаны свежей ключевой воды.
 
Пусть этот ключ, что открывает недра,
Всему народу жажду утолит.
И поле позолоченное щедро
Водой святою нежно окропит.
 
Любовь к России сердце согревала,
В морозы лютые, пургу или грозу.
Куда бы жизнь по свету ни бросала ,
К России на коленях доползу.
 
Номинация «Душа хранит»
 
     *    *    *
 
Как у бабушки в деревне,
Да в былые времена,
На богатой птицеферме
Разводила кур страна.
 
А теперь на этой ферме
Только вороны живут,
Да бездомные собаки
Там нашли себе приют.
 
В Речке Воре колыхались
Лини, щуки, караси.
А куда они девались 
У экологов спроси.
 
Будущность пугает деда:
«Прошлое, не уходи!
Думал пережили беды,
А они лишь впереди».
 
Дед, в раздумья погружённый,
На завалинке сидит.
Что ещё совет учёных
С нашим миром сотворит? 
 
 
  *    *    *
 
Трёх ангелочков небо мне послало.
С их помощью я научилась жить.
Заветное желанье угадало,
По-настоящему заставило любить.
 
Детей  растить – великое  искусство.
Сынок и дочки, ваши дочь и сыновья.
Дай Бог вам испытать такое чувство,
Какое к вам испытываю я.
 
Наступит время, жизни  век не долог.
В заоблачные дали я уйду.
В далёкий неизведанный посёлок,
Душе покаянной ковчег найду.
 
Я буду вас оберегать, мои родные,
И в радости и в горе опекать.
Крылами буду укрывать в любой стихии,
Но вы не будете об этом знать.
 
 
Юрий Морозов,
 г. Москва
 
Номинация «Душа хранит»
 
А  Я  ВЕРНУСЬ! 
 
А я вернусь, к тебе вернусь!
Ты жди меня, Святая Русь!
Однажды летом, 
Однажды летом.
И я спою тебе спою,
Как я люблю красу твою
В лучах рассвета,
В лучах рассвета.
 
Я за тебя всегда молюсь
Проснись, моя Святая Русь!
Прости продажных,
Спаси отважных.
А тот, кто землю пропахал,
Поставил Русь на пьедестал,
Известен каждый, 
В молитвах каждый. 
 
Я верю, что опять вернусь,
И обниму Святую Русь,
Уйди  ненастье!
Прощай  ненастье!    
И мы споём про наш народ,
Который знает и поёт:
Добьёмся счастья!
Ведь, в детях счастье! 

БЛОК № 1. 5-ый поэтический ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ-2020»

Порохин Сергей
г. Москва

Заповедная Русь

Православная дедова Русь
Залегла в заповедные чащи.
И всё чаще я чувствую грусть
Знать, чтоб с вотчиной видеться чаще!
Я на Север сорвусь на заре:
Свет с Востока, где Солнышко Красно,
Освежит меня ветер Борей,
Город Китеж вдруг всхлынет прекрасный.
В Боломорье из золота вод,
Соловецкие встанут твердыни.
Их воздвиг православный народ,
Что преданья хранит и поныне.

Русь Святая, ты скрылась куда,
Соловки мои, Киев и Китеж?
Не пожар погубил города,
А разврат. Нам без веры не выжить.
Но в Россию пробъётся рассвет,
Мне на Север до дому дорога.
Было много потрачено лет,
Чтоб понять, что не выжить без Бога.


Берёза

Берёза в родимом подворье,
Ей, верно, не меньше ста лет.
В листве, в поднебесном лазорье,
Купается солнечный свет.
Под пышной листвой мы играли
ВЫ свои незабвенные дни
С мальчишкой по имени Алик,
С соседским дружком заводным.
Качель под берёзой я помню,
Разгульные песни родни.
И небо казалось бездонно
В те сказочно-светлые дни.
В листве той небесной лазури
Не сразу отыщешь просвет.
Купалиись в ней ясные зори,
Наверное боле ста лет.

Берёза в родимом подворье,
Шумишь ты и радостно мне,
Земные печали и горе
Уходят к иной стороне.

Евгений Клюзов
г. Москва

Среди тонких и толстых берёз
здесь руины крестьянских строений.
Если смотришь на них, и тверёз,
есть желание сменить настроение.
И багрянец осенних лесов,
что в разводах осенней капели
нам навстречу дорога несёт,
полюбить мы уже не успели.
Там, в холмах, убегает река
жизни, бывшей здесь, неудержимо.
Имена здесь расплылись в строках
летописных трактовок режимов.
Кто ходил здесь дорогой в полях,
глядя вдаль на истёршийся купол,
полегли в чужеземных краях,
превратившись в из олова кукол.
И теперь, только кровля и дождь
повторяют слова их молитвы.
И внимает им гипсовый вождь,
растекаясь в овраг после битвы.

Рама

Картину в раме, и не золотой,
увидел я на выставке однажды.
Художник, видно, парень был простой,
да живописец, в общем-то, неважный.
Какое-то пространство, ширь полей,
два трактора оранжевых к сюжету…
Иль надо было быть ему смелей,
или добавить в спектр побольше света.
Но рама – вот была в чем красота!
Она была обстругана на диво,
светла её древесность и свята,
немного глаз наметанный знобила.
Столяр, наверно, душу грел в руках,
когда её обстругивал рубанком.
И, вспоминая о своих грехах,
он маялся с доскою, как с подранком.
Вот так висели: рама на стене,
а в ней картина, споря меж собою.
И не понятно мне, по чьей вине
на раме имя выбито другое.

О краткости

Прочитав, что талант это краткость,
И решив, что таков идеал,
Не одну разорвал я тетрадку,
Не одну мысль в ночи обкорнал.
Но увидев тома Л.Толстого,
Я в сомнениях весь истомлён,
Так ли понял простое я слово,
В толкованьи прошедших времён?

Вера Степанова
г. Москва

        *     *     *

Россия – мой живительный напиток.
Ингредиенты – нефть, земля, вода.
Природа, газ. Угля, чудес избыток,
Деревни и герои-города.

На дивные зелёные рельефы
Глаза планеты всей устремлены.
Чистосердечие, не просто блефы,
Богатое наследие страны.

Заворожила мир краса природы,
А люди, неотъемлемая часть.
Нам на своих водах известны броды,
Здесь Православия святая власть.

По-прежнему останется загадкой,
Овеянною массою легенд,
Как мог солдат, с винтовкой и трёхрядкой,
Себе воздвигнуть славы монумент!

И перед нами главная задача
Звучит довольно гордо, как девиз –
Наш долг перед дедами не оплачен.
Мы выполнить заветы поклялись!

  *   *   *

Скажу вам точно, дорогие дети,
Как выходец из пламенных веков,
Прекрасней нет мелодии на свете,
Чем песни  наших заводских гудков.

Отцы восстановили очень бойко
Российских городов величину.
А дети на ударных стройках
Обязаны восстановить страну.

Фабричные создания наладить,
Заводы с новой силой запустить.
Врагов, конечно, будет лихорадить,
Но Сверху будут вас благодарить.

Родители фундамент  заложили,
А строить вам на долгие века.
Пути-дороги космоса открыли,
А вам Россию славить свысока.

Пусть города-герои всей России
И каждый, чуть заметный городок,
Откроет снова фабрик проходные,
Услышит снова заводской  гудок.



   *   *    *

Мы времени поток не остановим.
Весна в разгаре, лето на носу.
Рассаду в палисаднике готовим ,
Дабы умножить дачную красу.

Копаем, сеем, полем, поливаем,
Что вырастет, то вырастет пускай.
Друг другу настроенье поднимаем,
Надеясь на высокий урожай.

Шар на оси ещё раз повернулся,
Дождались мы уборочной страды.
Над миром август бойко распахнулся,
От спелых фруктов ломятся сады.

Промчалось лето, осень улыбнулась.
Пенсионеры дружною толпой,
Законно в поликлинику вернулись,
Лечить давно утраченный покой.


Колобок

Катился колобок, катился,
А на мосту через ручей,
Не удержался и свалился,
Не докатился до друзей.

Бедняга очумел со страху.
Жизнь пролетела перед ним.
Спикировал на черепаху,
Остался цел и невредим.

«Держись», кричала черепаха.
Такой урод придуман кем?»
А колобок дрожал от страха,
За что держаться то и чем?

Спасительница причитала:
«Пора бы сказку обновить,
Перелепить его сначала,
Конструкцию бы изменить».

И если сложно руки, ноги,
Пусть выпекают старики,
Для торможенья на дороге,
На нём хотя бы бугорки.

Ведь колобок мужского рода.
Полно беспомощных таких,
Которых создала природа,
А признаков-то никаких.

Евгений Маслов 
г. Егорьевск, Московская обл.

Встреча
Кто хоть раз после долгой разлуки
Возвращался в родное село.
Вспоминаются ветви сирени
И открытое настежь окно.
 
Я родился и вырос в деревне,
Где не трассы, не рельс перестук.
Тишину первозданной природы
Потревожит церковный лишь звук.
 
Ох! Как долго деревню не видел,
Здесь ведь вся моя юность прошла.
Ностальгии слеза прокатилась,
На щеке не оставив следа.
 
А вот эта, вот эта рябина,
Как же сильно она подросла.
Мне напомнила шалости детства
И по сердцу шелком провела.

Александр Избенников
г. Москва

Волны главами змеиными

Из клубка видны озёрного.
Лунный бог руками сильными
Чару зелья животворного
Опрокинул в шерсть медвежую
Трав земли Богини- Матери.
И горят чешуи жемчугом,
И гуляют звёзды ратями
По глухим степям лазоревым
Рядом с Ра- рекой молочною,
И уходят в Ирий зорями 
Души предков в синь цветочною.
Воды глубоки небесные,
Как глаза Сварога- батюшки,
Молнии- клыки железные,
Да ведуньи тирлич травушки
За спиной несут на капище.
День Купалы надвигается.
Солнце, как медвежья лапища,
У дверей небес болтается.
Выпью по дороге сурицы,
Да пойду на росстань к лешему,
Пусть луна к вечерне жмурится
Волчьим оком вою пешему.
Да русалки хороводами
Ходят по туманам всклоченным,
И бредут под землю тропами
Навьи местом заболоченным...
 

*    *    *

Волчье око луны 
Видит леса рога,
Когти-звёзды из тьмы
Рвут курчавы стога.
Паутинки дорог
Разошлись по лесам,
Ветр трубит в бычий рог,
Громы бьют в кудеса.
Содрогается ночь,
Содрогается мир,
День уносится прочь.
На болоте кумир
Поднимает главу 
Можевеловых крон.
Выпив тирлич траву,
Сотворяет поклон
В волчьей дранке ведьмак
Перед дубом седым,
Замедляется шаг,
Тает Правь будто дым.
Лапой врана тояг
Над деревней встаёт,
Опускается мрак,
Вил идёт хоровод
По загривкам лугов,
По камням позвонкам,
Поднимается Навь 
По заложным местам.
В руки Мати - Земли
Сходят вновь Небеса,
Сколько вдаль не гляди
Всё в округе леса.
Всё  округе леса-
Тёмный сумрачный мир,
Закрывает глаза
Древорогий кумир.
Тьма сокрыться в оврагах
Скорее спешит,
И горящею птахой
День над миром летит...
 
Юрий Кириенко-Малюгин
Творческий центр им. Н.М.Рубцова

  Размышления
 
Гуляли мы в весёлых лабиринтах,
Себя, друзей и недругов пленяли.
И в стайерских забегах или спринтах
Нас ждали, ждали  брошенные дали.
 
Нам мостовые речки заменяли,
И берегом казались тротуары.
А фонари  судьбу нам освещали,
Когда мы грезили, слетаясь в пары.
 
Казалось, соловьи с экранов пели.
Машины вслед коровами мычали.
Вертелись мы на глупой карусели,
Чтоб в кольца закрутить свои печали.
 
Нас ждут в деревнях матери-старушки,
Для нас лучины в душах зажигая,
И плачут, плачут, хоронясь в подушки,
Что где-то жизнь гуляет молодая.
 
Терялись наши и чужие мненья,
И ветер странствий на дороги злился.
Мы из деревни вышли без сомненья,
И мы когда-нибудь в деревню возвратимся.
 
                                                Октябрь 1987 г.

 У нашего перрона                            
                  
Стоим мы у окна последнего вагона.
Прощальные слова зависли в тишине.
Мы снова обнялись у нашего перрона,
Как будто мы с тобой в ночном волшебном сне.

Прощальное: –  Прости! – нам музыка сыграла.
Прощальное: –  Я жду! – сказал твой верный взгляд.
Разлука, может быть, укажет путь сначала,
Как это было много, много лет назад.

Растаял в синеве дым горькой сигареты.
Зажёгся на путях зелёный светофор.
Ты знай, моя судьба, что песенка не спета,
Ещё звенит струна страстями до сих пор.

Стоим мы у окна последнего вагона.
Прощальные слова зависли в тишине.
И плачет дождь опять у нашего перрона,
А радуга венец бросает снова мне.

Блок № 2. 2-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2017»

Стихи участников 2-ого  поэтического Интернет-конкура «Звезда полей-2017», принятые и отобранные из подборок на усмотрение жюри для  публикации на сайте «Звезда полей» представлены в разделе «Конкурс «Звезда полей», раздел «поэзия рубцовского направления», подраздел  Блок №2. 2-ой  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016» 

Блок № 2. 4-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»

Вера Гундарева
г. Артём, Приморский край   
 
Номинация «Душа хранит»
 
        *    *    *
 
     Николаю Рубцову
 
Скажу, не мудрствуя лукаво,
Всё понимая наперёд –
Переживёт поэта слава,
Он славы не переживёт.
Он не искал богатства, силы
И лучшей доли не просил,
Хранил в душе неугасимо
Любовь великую к Руси,
К её просторам бесконечным,
К дождям, струящимся с небес,
С открытым сердцем шёл навстречу
Непредсказуемой судьбе.
Кому-то костью в горле встала
Стихов прекрасных чистота,
И ревность высунула жало
Отравленное неспроста.
Живое не померкнет слово.
Поэт погиб, но никогда
России не забыть Рубцова,
Пока горит его звезда.
 
Вера Кошелькова
Московская обл., Воскресенский район, пос. Фосфоритный 
 
Номинация «Стихи для детей»
 
ОСЕННЯЯ ПРОГУЛКА
 
Маша в осени гуляла,
Ловко листья собирала,
Пёстрые, красивые,
На ветру игривые.
И резвится с Машей осень,
Листьев ворох ей подносит.
В танце вьются и кружат,
Под сапожками шуршат.
Маша весело смеётся,
Звонко эхо раздаётся.
- Мамочка, тебе букет!
Это осени привет.
Мы его домой возьмём,
Станет красочным наш дом.
Из засушенных листочков
Я наделаю цветочков.
Ярок осени наряд,
А деревья говорят:
– Веселей, подружка Маша,
Скоро здесь снежок запляшет.
Поглядишь зимой на вазу
И узнаешь осень сразу.
 
МОДНИЦА (сказка)
 
Захотелось бабке-Ёжке
Стать красивой. Ну, так что ж!
В уши вставила серёжки,
Сшила юбку солнце-клёш.
В Доме моды прикупила
Туфли, бусы и банты.
Косу к чёлке прицепила,
Смотрит: мало красоты!
И тогда, состроив глазки,
Их поярче подвела.
Самой модной стала в сказке,
По избушке в пляс пошла.
К бабке-Ёжке нынче в гости
Вёз Кощей гостинцев воз.
Не узнал её. От злости
Еле ноги он унёс.
 
ЕДУ В ДЕРЕВНЮ!
 
Здравствуй, лето золотое!
Пусть уроки отдохнут.
Радость я свою не скрою,
Ждёт меня в деревне труд.
На рыбалку сходим с дедом,
Не проблема рано встать.
Принесём лещей к обеду
На ушицу штучек пять.
Помогу колоть дровишки
И в поленницу сложу.
Деревенским ребятишкам
Всю сноровку покажу.
Буду с бабушкою рядом
На лугу пасти гусей.
В огороде много грядок,
Их прополем вместе с ней.
Научусь доить корову
И погожим вечерком
Всех, на доброе здоровье,
Угощу я молочком.
О деревне так мечтаю
И поверьте мне, друзья,
Всё, что в мыслях представляю,
Постараюсь сделать я.
 
 
ЗИМУШКА ПРИШЛА
 
Смотрит Ваня из окошка,
Не узнать сегодня двор:
Вся белёшенька дорожка
И с узорами забор.
Приукрасилась берёзка,
Шаль надела с бахромой.
На снегу повсюду блёстки,
Осень стала вдруг зимой.
Ваня быстренько собрался
И зиму встречать помчался.
 
ВЕСЕЛО ЗИМОЙ
 
Мы крепко с зимушкою дружим.
Она стучится в каждый дом.
Ледком покрыла грязь и лужи
И побелила всё кругом.
 
Зима нам дарит снег пушистый,
Забавы, днями напролёт,
Морозный воздух свежий, чистый
И главный праздник – Новый год.
 
Елена Митарчук
г. Москва
 
Номинация «Душа хранит»
 
ГАРМОНИСТ  
 
Народному гармонисту России Игорю Шипкову
 
Пятница. Июнь. Жара.
Над помостом летят птахи.
На помосте музыкант
В белой вышитой рубахе.
 
Пой, гармошка, говори
О любви. Благое дело!
Разжигать огонь в крови
Лишь одна ты так умела.
 
Сероглазый гармонист
На Руси у нас в почёте.
Грустен что? Гляди бодрей.
На опасном повороте мир.
 
А земля опять в цвету.
Хлеб рожать пока не лень ей.
И букет тяжёлых роз
На моих лежит коленях.
 
Надежда Колосовская
г.Артём, Приморский край
 
Номинация «Душа хранит»
 
    НИКОЛАЮ   РУБЦОВУ  
 
И как много стихов не дописано,
И как много зим, вёсен не встречено.
Лишь кукушкой года пересчитаны,
Да восходами зори расцвечены.
Ты в расцвете оставил обитель,
Разукрасил стихами Россию.
Никогда никого не обидел.
Для тебя этот мир слыл святыней.
И поступки твои были смелыми,
Не простая была жизнь, а сложная.
Были полосы чёрные, белые,
Принимал ты их к сердцу как должное.
Не угас ещё луг твой бесследно,
Не забудутся лучшие фразы.
Русь сильна и осилит все беды,
Не иссякнут душа в ней и разум.
 
 
     ЗАПАХ
 
С годами детства мы впитали запах
От вспаханной земли, от молока,
От веток свежих и сосновой лапы,
Когда ей устилали ложе шалаша.
Особый запах от проталин снега,
Смолистый аромат от почек тополей.
Бальзам земли, смешавший запах лета,
Свой аромат разносит средь степей.
Все запахи вселились в память навсегда,
От утренней зари, от свежего тумана,
От дыма, от дождя, степного василька,
От сена скошенного с запахом дурмана.
От рыбьей чешуи и от дорожной пыли,
От пота лошадей, что мчат на водопой,
От горной насыпи, пещер, когда в горах мы были,
Как пахнут горицвет, медунка и левкой.
Неповторимо пахнет маленький ребёнок
Особой сладостью, совсем иной,
И запах свежести от стираных пелёнок,
Лишь старость пахнет мудростью седой.
Как вкусно пахнут мамины ладони,
Печёным хлебом, киселём, блинами.
И в взгляде добром мамином мы тонем,
А коль прижмёт к себе, то пахнет мамой.
 
Людмила Повалихина
г. Артём, Приморский край   
 
Номинация «Душа хранит»
 
СПАСИБО   РУБЦОВУ  
 
Рубцов нам подарил такие встречи!
Не сможем никогда их позабыть.
И утром летним, и в осенний вечер
Мы будем память о былом хранить.
О сопке, где мы столько лет встречались
И слушали стихи Рубцова, песни.
Поэзии в любви мы там признались
И стала жизнь светлей и интересней.
На смену нам приходят молодые
С задором в сердце, с искоркой в глазах.
Они, быть может, чуточку другие-
Не ведомы сомненья им и страх.
Нас всех собрал, объединил Рубцов.
Стихи его мы много лет читаем.
В них столько добрых о России слов!
Его тревогу, боль мы понимаем.
Нам дорог край, где мы с тобой живём,
Его тайга, и сопки, и долины.
Любовь к России в сердце сбережём.
Мы с Родиной душой всегда едины!
 
Ольга Коротеева
г. Артём, Приморский край   
 
Номинация «Душа хранит»
 
Рубцовские чтения в городском музее.
 
Я отправилась в музей-
Всё по плану было.
Оказалась средь друзей,
Обо всём забыла…
Море слушали стихов
Нашего Рубцова,
И забилась в жилах кровь,
Взволновалась снова!
Зина стала предлагать:
«А давай-ка «ухнем»!»
И пошли мы продолжать
У неё на кухне.
Лет пятьдесят  уже прошло
С нашей первой встречи…
…………………………
И как глянули в окно-
Вот уже и вечер.
Так Рубцов нам подарил
День воспоминаний.
………………………..
Я за всё Добро Добром
Расплачусь с друзьями.
 
Александр Андронов
г. Москва
 
Номинация «Душа хранит»
 
   ЧУЖОЙ
 
Он как-то внезапно умер, 
Приезжий, совсем чужой. 
Небритый мужик, угрюмый,
С надорванною душой. 
 
Нетрезвый порой, сварливый, 
Не часто был людям мил. 
И лишь иногда, счастливый, 
Он радость свою дарил 
 
Соседям, как сердце в ладошке, 
И пела его душа, 
Как вечером тихим гармошка, 
И песня была хороша. 
 
Но тут же о нём забывали, 
Но после он вновь звучал 
В дебоше каком иль скандале. 
И редкий его привечал. 
 
Преставился, ну и ладно, 
К избе зарастёт тропа. 
Не вспыхнет средь ночи лампа, 
Забытая жизнь глупа. 
 
Но как-то вдруг стало пусто 
В сердцах у односельчан, 
Проснулось глухое чувство, 
Ломая сны по ночам. 
 
И будто бы стало меньше 
Звёзд в небе, травы в лугах,
–  Он будто бы мир поблекший 
С собою прихватил впотьмах.
 
И вдруг без косы поредели 
В деревне моей васильки, 
И поняли, что проглядели, 
Живую жизнь мужики.
 
ЧЕЛОВЕК ОСЕННИЙ
 
Природы увяданье – 
Унылая свобода, 
Как лету в назиданье 
Такая непогода. 
 
В кружении бесстрастном 
Листва на землю пала, 
В предчувствии неясном 
Душа затрепетала. 
 
И холодом постылым 
Несмело вдруг пахнуло, 
И что-то вдруг застыло, 
И что-то вдруг уснуло. 
 
И мир – красою новой, 
Дождём земля омылась, 
И яростью кленовой 
Природа разрешилась. 
 
А мысли, будто листья, 
И небо, будто морок. 
Мы с осенью сжилися, 
Союз мне этот дорог. 
 
Где рощи, будто сени, 
Рябины – как невесты... 
Я в вечности осенней 
Себе оставлю место.
 
Номинация «Пора любви»
 
АКВАРЕЛЬ
 
Я всё равно тебя найду 
Дождём, фиалкою в саду, 
Росой, упавшей на чело, 
Мгновеньем, что уже ушло. 
 
И мира женственная суть 
Поманит вновь, куда-нибудь... 
И вот, мгновения экстаз, 
И снова, будто в первый раз, 
 
Прольётся женщина рекой
На мой сомнительный покой. 
И будет утро бытия, 
И мир – отзывчив как рояль...
 
Номинация «Привет, Россия»
 
БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК
 
Девятого мая колонна одна, 
До самого неба от самого дна. 
Сегодня, как в бане, мы были равны, 
Различные люди огромной страны. 
 
И было не важно, богат ты, иль бос, 
В какую эпоху ты в юности рос, 
Каким на рассвете молился богам – 
Лишь ненависть злая к проклятым врагам. 
 
И всеми владеет идея одна, 
Охвачена ею родная страна: 
Мы помним, и мы позабыть не должны 
Живых и ушедших героев войны.
 
Александр Избенников
г. Москва
 
Номинация «Душа хранит»
 
  *    *    *
 
Как купол неба ярые ветра
Вытёсывали топорами медными,
Глядело Солнце в блеске серебра,
Зарёй раскинув крылья предрассветные.
Не гром гремит, то топоры секут,
Над миром крышу возводя дубовую,
Кипящую смолу дожди прольют
И звёзды-гвозди внутрь вобьют по-новому.
Сварог-отец прикрепит колесо,
Созвездья понесутся пОсолонь.
Пыхнёт стожары пламенем лицо
Над коловратами косматых росстаней.
Ужами реки поползут чрез лес,
Свиваясь вязью на траве священною.
И вновь Даждьбог под куполом древес
К устам сурьи подносит чарку пенную.
 
   *     *    *
 
Лунорогим тельцом на душистые пашни
Сходит с пастбища Неба ярозоревый День.
Его очи горят, будто гладыши яшмы,
Над соломенным кровом родных деревень.
Его шерсть – облака, а дыхание – ветер,
И пульсирует в венах черноморская кровь.
Яхонт крепких копыт лучезарен и светел,
Как изогнутый лук, почервлённая бровь.
Он бредёт по земле, высекая о горы
Тёмно-синие молнии бешеных искр.
Всё в округе его и луга, и просторы,
Он по-прежнему мощен, многосилен и быстр.
С первой майской грозой в пашен тёмное лоно
Бык прольёт своё семя жизненосным дождём
В сладком мареве трав, в рёве первого грома
Под горящего Солнца даждьбожим крестом.
Пусть рожает Земля по весне всё живое,
И возносятся души из отцовских могил,
Наливается тяжестью чрево святое,
Ведь Великий Перун своё семя излил...
 
Александр Ерохин
г. Саратов
 
Номинация «Душа хранит»
 
  УХОДЯТ  ГОДЫ
 
Уходят годы безвозвратно.
Стареет в доме мать одна.
Все ждёт, получит ли обратно
От сына весточку она.
 
А сын не пишет, чем-то занят.
Невестке вовсе дела нет.
А внучку вcё в деревню тянет
К бабуле в розовый рассвет.
 
Гуляет ветер, в поле свищет,
Снег заметает колею.
Никто не едет и не ищет
Последний домик на краю.
 
Бегут машины вдоль по трассе,
И никому в них невдомек,
Как жалобно дворняга лает,
Как гаснет в доме огонек.
 
     ВЕРСТЫ  
 
От грусти не осталось
В душе моей следа.
Дорожную усталость
Уносят поезда.
 
Бегут навстречу версты
Несут свою красу.
Пейзаж осенний пестрый
Вновь сказочен в лесу.
 
Гляжу на Русь святую
И взгляд не оторвать.
Как дивно! Где такую
Красавицу сыскать?
 
СНЕЖНОЕ   НАСЛЕДСТВО  
 
Снег летит со всех сторон
Над рекою детства:
Наметает на порог
Снежное наследство.
 
Перелески да поля
Мне спешат навстречу.
Мысли память шевеля,
Льются детской речью.
 
До села – подать рукой,
Там я народился.
Первым снегом над рекой
Дух омолодился!
 
Снег летит со всех сторон
Над рекою детства:
Наметает на порог
Снежное наследство.
 
 
Я ВЫБРАЛСЯ  НА  ВОЛЮ   
 
Иду неторопливо,
Куда глаза глядят.
Прозрачна даль да диво,
Багрянцем лес объят.
 
Вот рыжик из-под листьев
В корзинку лезет сам.
Прощально машут птицы,
Взлетая к небесам.
 
Без птиц, что улетают,
Тоскливо на кусте.
Иду и спотыкаюсь,
Забыв о красоте.
 
Я вырвался на волю,
Дышу пространством чувств.
Стихи про лес и поле
С моих слетают уст.
 
 
ДУША, КАК  ПЕСНЯ 
 
Порхает бабочка… порхает,
Садится трепетно на лист.
Цветами радуги играет
Осенний ветер-гармонист.
 
Меха растянет у гармошки,
По листьям жёлтым пробежит,
Подует холодом немножко,
Но душу мне не остудит.
 
И снова тишь вокруг сквозная,
Спокоен бег речной воды.
Порхает бабочка… порхает,
Тревог не зная и беды.
 
Под звуки музыки осенней
Вода хрустальная и чиста.
И вновь моя душа, как песня,
В твои вливается уста.
 
     СЛОВО  
 
Номинация «Пора любви»
 
В жёлтые дни листопада
Слово слетело с пера.
Листья осеннего сада
Вновь закружили ветра.
 
Миг этот жёлтый, прекрасный
Взглядом я жадно ловлю!
Слово пришло не напрасно, -
Слышу я снова: «Люблю...»
 
ЗВЁЗДНЫЙ  ХОРОВОД   
 
Не унывай! Не зря снежинки
Водили звездный хоровод.
Твои обиды и морщинки
Унёс незримо Старый год.
 
Теперь ничто не потревожит,
Твоя душа как снег чиста!
К любви своей нам путь проложит,
Начав всё с чистого листа.

БЛОК № 2. 5-ый поэтический ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ-2020»

Александр Ерохин
г. Саратов
 
Номинация «Душа хранит»
 
 
     Вёрсты 
 
От грусти не осталось
В душе моей следа.
Дорожную усталость
Уносят поезда.
 
Бегут навстречу вёрсты
Несут свою красу.
Пейзаж осенний пёстрый
Вновь сказочен в лесу.
 
Гляжу на Русь святую
И взгляд не оторвать.
Как дивно! Где такую
Красавицу сыскать?
 
Снежное наследство 
 
Снег летит со всех сторон
Над рекою детства:
Наметает на порог
Снежное наследство.
 
Перелески да поля
Мне спешат навстречу.
Мысли память шевеля,
Льются детской речью.
 
До села – подать рукой,
Там я народился.
Первым снегом над рекой
Дух омолодился!
 
Снег летит со всех сторон
Над рекою детства:
Наметает на порог
Снежное наследство.


Татьяна  Избенникова
г. Москва

                                                                   «А утром солнышко взойдёт,-
                                                                    Кто может средство отыскать,
                                                                    Чтоб задержать его восход?
                                                                    Остановить его закат?»
                                                                                                  (Н. Рубцов)

Ты, конечно, догадался,
Что во Сне я прихожу,
По ступеням, поднимаясь,
В твою комнату вхожу.

                                         Лик луны, он в сказке нашей
                                         Освещает сонный Путь:
                                         Перекрестки, встречи, люди...
                                         Все во снах моих живут.

Лунный свет скользнул по стенам,
Опустился на постель.
Я с улыбкой оглянулась -
Память улыбнулась мне.

                                            Я найду тебя повсюду -
                                            Мне открыты те Пути,
                                            И когда бывает трудно,
                                            Крепко за руку бери.

Дождь стучит - тебя услышу,
Солнце радугой взойдёт,
Ветер шепчет нежно тихо:
«Память эта не уйдёт…»


Сергей Порохин,
г.Москва
Номинация «Душа хранит»
Чернобыль мира
…и упала с неба большая звезда,
горящая, подобно светильнику, и пала
на третю часть рек и источники вод.
Имя сей звезде Полынь…
8.Откр.10, 11.
* * *
В городе стынь и морозно,
Саваном пепельный снег.
Что это, Псков или Познань? –
Думаю я… Человек.
Жили же всё-таки люди
В этих бетонных домах!
Кто же так дьявольски шутит,
Или схожу я с ума?!
Мы – «управители Мира» -
Веруем в это враньё.
В вымерших чёрных квартирах
Чёрное синь-вороньё!
Может быть, это Гоморра?
Может быть, это Содом?
Я, озирающий город,
Не постигаю умом.
Не постигаю значенья
Чьих-то химерных побед,
Если они – только тени
В вечном безвременье лет.
Жизнь или смерть – не едино ль,
Людям, особенно тем,
Смёрзшимся в статуи-льдины,
Вечно искавшим Эдем.
Ну а живым и подавно
Любо «святое» враньё.
…Падает снег первозданный,
И гомонит вороньё…
Песнесловье
От пошлых речей-суесловий
Бегу я в родные леса,
Где чутко душа моя ловит
Распевные звень-голоса.
Я Слово как музыку слышу
В глухой заповедной глуши
Мне это подарено свыше,
Гуляй, да, знай, песни пиши!

Вера Степанова
г. Москва

К России

Куда бы обстоятельства не звали,
В далёкие заморские края,
Ночами снятся мне родные дали,
Российская богатая земля.

Где лесополоса легла широко.
Объята свежей юною листвой.
Где лика солнца золотое око
На землю нашу глянуло впервой.

Повсюду богатырские объятья,
Родной природы светлые сады,
Берёзок нежно-кружевные платья,
Фонтаны свежей ключевой воды.

Пусть этот ключ, что открывает недра,
Всему народу жажду утолит.
И поле позолоченное щедро
Водой святою нежно окропит.

Любовь к России сердце согревала,
В морозы лютые, пургу или грозу.
Куда бы жизнь по свету ни бросала ,
К России на коленях доползу.



   *     *     *

Зима в слезах Россию покидает.
Весна на следующем листке календаря.
Теплу весеннему дорогу уступает
Продрогшая кормилица-Земля.

Весёлым плеском реки разольются,
Засеют Подмосковья пустыри.
Крылатые кочевники вернутся,
Весенние посланцы-звонари.

Согреет задремавшую Россию
Любви весенней новая волна.
Куются, нагоняя ностальгию
Серпы и молот, как в былые времена.
 

*     *     *

Мне навстречу по бульвару
Осень тихо шелестит.
И налево, и направо
Хлопотливо жизнь бежит.

Озабоченные лица,
В них проблемы и печаль.
Дел домашних вереница,
Трудной жизни магистраль.

Только дети-оптимисты
Улыбаются, шумят,
Неуёмны и речисты,
Колокольчиком звенят.

В них безпечно возродилось
Умиленье Божества.
В книге жизни им открылась
Только первая глава.


Евгений Маслов
г. Егорьевск, Московская обл.

Поэт

Каждый думает и верит,
Он из лучших в этот век.
Как не странно, это точно,
Поэт тоже человек.

То, что думает, то пишет.
Порой рифма тяжела.
Но ведь это для другого.
Для него же — хороша.

Вообще-то все поэты
Так, немного не в себе.
Надоели многим близким,
А особенно жене.

Родовое гнездо

Кто хоть раз после долгой разлуки
Возвращался в родное село.
Вспоминаются ветви сирени
И открытое настежь окно.

Здесь вот рядом стояла берёзка.
Как же сильно она подросла!
Мне напомнила милое детство
И по серждцу шелком провела.

А вот здесь босоноги мальчишки,
Мы гоняли из тряпок мячи.
Отчего же так сердце тревожит
И так сильно сжимает в груди?


Юрий Кириенко-Малюгин
Творческий центр им. Н.М.Рубцова

          *      *      *

На всей земле красивей места нет,
Чем русская великая равнина,
Где светятся ромашки столько лет,
И для тебя растут кусты жасмина.

Я прохожу зелёной чередой
Там, где алеет горькая калина.
Играет клён  с берёзкой молодой
У нашего скучающего тына.

Небесный луч плывёт издалека
Посланцем нашей юности беспечной.
Я вижу наши встречи, – а пока:
Иду, иду я по дороге вечной.

                         
 И я вижу: ты снова мне навстречу идёшь

Белый бархат тумана
Лёг вдоль речки в истоме.
Клён качается серый,
На себя не похож.
Опускается вечер
С небес на ладони,
И я вижу: ты снова
Мне навстречу идёшь.

И плывёт по долине
Платье парусом белым.
Флагом нашей удачи
Развевается шаль.
Как столетья назад
Тонут в волнах галеры,
Утонуть в твоём взгляде
В этот час мне не жаль.

Волны нашей надежды
Обнимают и тают.
А вдали за рекою
Пена – сладкая жизнь.
Как хотелось бы здесь
На околице рая
От обмана-тумана
В этот вечер спастись!


    Мой старый город

    Посвящается  г.Егорьевску

Куда бы ни бежал за миражами,
Куда бы ни манили яблоком раздора,
Вернулся я, друзья, на встречу с вами –
Встречай меня, мой старый город!

Опять ухабиста моя дорога,
Опять чертополох вдоль старого забора.
И смотрят купола на землю строго –
Встречай меня, мой старый город!

Рассвет встаёт опять над облаками.
Весёлый березняк по-прежнему так молод.
А я иду, друзья, на встречу с вами –
Встречай меня, мой старый город!


 Наша встреча впереди

Когда альбом откроешь старый,
На нашу юность погляди!
И для тебя споёт гитара,
Что наша встреча впереди!

По переулочку крутому
На берег озера пройди!
Признайся клёну дорогому,
Что наша встреча впереди!

Чтоб стало на душе полегче,
В стожок душистый упади!
И травы ласково прошепчут,
Что наша встреча впереди!

Я верю, что ромашки свяжут
Из клеверов наши пути,
Берёзы мудрые расскажут,
Что наша встреча впереди!

Блок № 3. 4-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»

Евгений Клюзов
г. Москва
 
Номинация «Душа хранит»
 
КОНФЕРЕНЦИАЛЬНОЕ
 
Когда поэт умрёт, ты, тщательный читатель,
прочтёшь его стихи, со страстью и слезой.
Подумаешь: Какой, однако, был мечтатель?
А в то же время он, знаком был и с козой!
И жизнь его неслась, игриво и бурливо!
Хоть он искал себя, и строчек чистоту:
"Как над рекой росли печально ивы!"
Но, жизнь прожил, какую-то, не ту!
Зачем, он пил? Зачем, бросал он женщин?
Зачем, не стал "учителем труда"?
Конечно, он любил людей, и "братьев меньших"!
Но, пагубная страсть несла его, куда?
Филолог объяснит читателю подробно,
где тот не понял мысли глубину!
И текст трактуя, как теориям угодно,
Он обобщит "страданья за страну",
классифицировав все доводы и мнения,
баланс сочтя коллизии в душе,
ошибку отделив от преступления,
поставит пробу на солому в шалаше.
"Не надо пить вино!"- так, думает читатель,
закрыв с любовью тонкий том стихов:
"Гражданский помни долг, ты, звёзд изобретатель!
И, не чурайся бытовых оков!"   
 
Номинация «Сатира, юмор»
 
ЗАЯЧЬЯ  БАСНЯ
 
Пришёл к Медведю как-то Заяц,
превозмогая в лапах дрожь:
-Есть у меня проступки, каюсь!
Но, ты ведь мудрый! Ты - поймёшь!
Ведь, что у нас в лесу творится?
Скажу я только пару фраз!
Обманет рыжая лисица,
пугал нас серый волк не раз.
Стучит по дубу старый дятел,
так, что трясётся голова!
Бобёр, совсем, наверно, спятил,
всё пилит для себя дрова.
Ёж колет всех, кого не встретит,
и долго всем шипит вослед.
По головам ворона метит,
других, как-будто мало бед!
Как жить в подобной обстановке?
Как пятерых растить зайчат?
Хоть, беспокоить Вас неловко,
но, кочерыжки-то, горчат!
Медведь, ворочаясь в берлоге,
ответил зайцу не спеша,
а тембр низкий был и строгий,
(тут в миг скукожилась душа):
Твои проблемы, мне бы в лапы,
и я б их в миг упаковал!
Волк ходит, говоришь, поддатый?
А ты залезь на сеновал!
Хитрит бесстыжая лисица?
Так у неё весь род таков!
Но, в сказках, к месту, пригодится,
а как же, жить без дураков?
Меня избрали вы всем лесом,
и над зверьём мне дали власть!
Я управляю здесь прогрессом,
и чётко различаю масть.
Но, я за всякою вороной
гоняться в чаще не могу,
тут, если ночью слушать стоны,
захочется сбежать в тайгу.
Я, до весны здесь лягу в спячку,
и ты, меня уж, не тревожь.
Зачем сейчас пороть горячку?
Ищи в полях под снегом рожь...
Придёт весна, проснусь, и сразу
займусь вопросами всерьёз!
А вот, про рыжую заразу,
расскажешь зимний мне курьёз.
Ну, всё...иди, уж заметает...
кружа меж ёлок и берёз,
запрыгал Заяц, мыслью тая:
– Осталось пережить мороз!
........................
В чём басня?  –  враз спросили дети.
И я не смог им дать ответ.
Здесь нет "трагедий Капулетти",
а лишь, от зайчиков – привет!
Затем мне позвонил приятель,
и стал учить: "Трудись, как вол,
бездарный ты изобретатель
нигилистических крамол.
Придумай басне окончание
и сформулируй в нём мораль,
что главное – не  впасть в отчаянье,
а там уж, близок и февраль.
Не актуальны плагиаты,
что были изданы давно!
Остались жаркие дебаты
лишь в целлулоидном кино.
Прогресс шагает по планете,
и так уже зажал в тиски,
что скоро, даже в интернете
исчезнут лишние мазки!"
И огорчённый до предела,
я вывожу, итожа труд:
До зайцев нет природе дела!
И график популяций крут.
 
Сергей Порохин  
г. Москва   
 
Номинация «Привет, Россия!»
  
 АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ
 
Александр Ярославович Невский
Князь Великий, воитель святой,
Бил псов-рыцарей шведских, немецких,
Русь-Державу сберёг под Ордой.
Ты сумел спесь умерить боярству, 
Ты сумел урезонить Орду,
К ханам ездил в Орду на мытарства,
Не поддавшись мирскому суду.
Правил строго, был истинным мужем
Становых государевых дел.
Не бряцал понапрасну оружьем,
За Державу ты сердцем радел.
Православие правдою славил,
Путь Спасителя  вновь указал
Русским людям, всей Русской Державе.
Сим смиреньем своим доказал. 
Из Орды, где отравлен был ядом,
Поздней осенью в град свой спешил,
Дать наказ княжьей братии-рати.
…Над сим иноком ангел вскружил.
Закатилося  Красное Солнце,
Красно Солнышко Русской Земли
Вечевой – в  Новогороде бьётся,
Бьёт Сысой – из  залесья вдали.
Помнит Русь князя Невского Слово:
Кто с мечами на Русь к нам придёт, – 
Под мечами и сложит головья,  
Здесь бесславную гибель найдёт».   
Русь крепка православною верой,
Верой прадедов-дедов  крепка.
С властью, ставшею строгим примером,
Устоит в роковые века!
 
 
               *    *    *
 
Русь, храни православную веру!
Знай в лицо мирового врага,-
Кто мечом поучать вознамерен.
Встреть мечом!
        Да не дрогнет рука!
 
Номинация «Душа хранит»
 
     ДРАМА
 
Не поняли русскую драму?!
Под нами распалась страна.
Нам вороны с телеэкрана
Златые сулят времена.
А сербов  уже убивают,
А русские братья молчат.
Лишь Русская Церковь Святая
Ударила сразу в набат!
 
Номинация «Душа хранит»
 
         ГЛАГОЛ
 
«Глагол приводит на Голгофу».
Глагол! А взгляд?!
Глаза, порой, сильнее Слова
Испепелят!
 
За взгляд прямой казнят жестоко
И по сейчас.
Да только, видно, мало проку…
Не ровен час …
 
Тот час придёт, наступит скоро,
За море слёз…
Тебе, Пилат, – мы  не опора:
Грядёт Христос!
 
 
   ПОЭТ И ФИЛОСОФ
 
Поэт – от природы философ,
Философ – неважный поэт!
На книгах он делает глоссы,
И свой не пропустит обед.
 
Философ практичней поэта,
Живёт он холодным умом,
А в чувствах – коль  пламени  нету,
Так нет сожалений потом!
 
Поэт, он – не  хлебом единым:
То воду он пьёт, то вино,
Не чтит золотой середины, – 
Той меры ему не дано!
 
В нём всё на пределе, на грани…
Но будет легко с ним в ночи
Народу в минуту отчаянья…
…А после поэт замолчит.
 
 
    МИР ЗЕМНОЙ
 
Смеркалось в сумрачном лесу,
И синь спускалась с неба.
Застыли звёзды навесу
За колесницей Феба.
И так легко дышала грудь,
И всё что наболело
На сердце, вся дневная муть,
Куда-то сразу делась.
И на тропинке на лесной
Под белою берёзой
Отображал я Мир Земной
Поэзией и прозой.
 
        КРЕСТ
 
Я слово всерьёз понимаю:
Оно – то лекарство, то яд.
Где доброе – радости рая,
Где злое – преддверие в ад.
 
Меж небом и дном преисподни,
Под солнцем и в гуще теней
Несусь, не без страха Господня,
Дорогой отмеренных дней.
 
Освоился с силою Слова,
И крест этот призван нести,
Чтоб ближний  не кинулся в омут,
В отчаяньи, сбившись с пути.
 
 
Вера Степанова
г. Москва
 
Номинация «Привет, Россия»    
 
               К  РОССИИ
 
Куда бы обстоятельства не звали,
В далёкие заморские края,
Ночами снятся мне родные дали,
Российская богатая земля.
 
Где лесополоса легла широко.
Объята свежей юною листвой.
Где лика солнца золотое око
На землю нашу глянуло впервой.
 
Повсюду богатырские объятья,
Родной природы светлые сады,
Берёзок нежно-кружевные платья,
Фонтаны свежей ключевой воды.
 
Пусть этот ключ, что открывает недра,
Всему народу жажду утолит.
И поле позолоченное щедро
Водой святою нежно окропит.
 
Любовь к России сердце согревала,
В морозы лютые, пургу или грозу.
Куда бы жизнь по свету ни бросала ,
К России на коленях доползу.
 
Номинация «Душа хранит»
 
            *    *    *
 
Взгляните, как бодро танцует родник.
На самой опушке  у леса возник.
В тенистом местечке резвится.
 
Вздымается вихрем, закружит волчком,
А дальше бежит озорным ручейком,
Свободой спешит насладиться.
 
И рады зверюшки, и птички поют.
Устанут, холодной водички попьют.
И слушает мир это пенье.
 
Весёлое солнышко раскалено,
А я посмотрю на святое панно,
И снова родиться ещё не одно
Весёлое стихотворенье. 
 
 
    СЕСТРЕ  
 
Храню сестрёнка дорогая,
К тебе единственную нить.
Её от края и до края
Не оборвать, не обронить.
 
Судьба нелёгкая досталась,
Растить двух сыновей и дочь.
И забывая про усталость,
Своим родителям помочь.
 
Не знала счёта дням и ночкам,
Не представляя жизнь иной.
Вязала крылья ангелочкам,
Оберегая их покой.
 
Настало время, разлетелись
В места иные гнёзда вить.
Своей судьбою загорелись,
Своею жизнью будут жить.
 
Желаю ясного денёчка,
Чтоб не менялась ты в веках.
И чтобы внуки-ангелочки
Тебя носили на руках.
 
Номинация «Сатира, юмор»
  
КТО  ЧЕМ   БОГАТ  (ПО  ПРИТЧЕ)  
 
Жил человек нечестных правил,
Соседу вечно досаждал.
Ведёрко с мусором  подставил
В надежде на большой скандал.  
 
Сосед ведро отмыл до блеску,
Наполнил фруктами сполна,
К обидчику по перелеску
Спешил под вечер старина.
 
Дурных идей изобретатель,
Всплеснул руками невпопад:
– С каким визитом ты, приятель?
– Я угостить соседа рад. 
 
Обезоружен злопыхатель,
Визиту явно удивлён.
Пред ним сосед-доброжелатель,
Улыбкой щедро озарён.
 
Пословица не зря гласит,
«Обида скоро перемелется».
А мудрость чудеса творит.
Кто, чем богат, тот тем и делится.
 
Вера Кошелькова
Московская обл., Воскресенский район, пос. Фосфоритный 
 
Номинация «Стихи для детей»
 
НЕ РАСТЕРЯЛАСЬ
 
Шумно было на вокзале,
 Всюду люди, суматоха. 
Вот меня и потеряли,
Я ведь маленькая кроха. 
 
Только я не растерялась, 
Увидала дядю в форме, 
Подошла, не постеснялась.
Он сказал: - Всё будет в норме, 
 
Если ты, конечно, знаешь, 
Как родителей зовут, 
Адрес, где ты проживаешь, 
Вот тогда и помогу. 
 
Рассказала всё, что знала. 
Дядя даже похвалил. 
И по радио вокзала 
Громко-громко объявил:
 
–  Мама Леночки Беловой,
Дочка Ваша не пропала, 
Ожидает Вас в столовой, 
Рядом с выходом из зала.
 
ОДУВАНЧИК
 
Между грядок в огороде 
Вырос одуванчик. 
Говорят, в еду пригоден, 
Внешний вид заманчив. 
 
Только мама возразила: 
- Для рассады это враг. 
И поспешно удалила, 
По её словам, сорняк.
 
Мне цветочек жалко стало.
Я тихонько подобрал, 
Чтобы мама не видала, 
Посадил и поливал.
 
Александр Андронов
г. Москва
 
Номинация «Душа хранит»
 
МЫСЛИ, МЫСЛИ…
 
Совсем бесшумно, будто бы во сне, 
Подспудная является ко мне, 
Не хрустнет веткой, птичку не спугнёт, 
Лишь холодом по сердцу полоснёт, 
 
Как затрапезный киллер, мысль одна: 
– Кричит во сне огромная страна, 
Смирением закрывшись, как щитом, 
Прозренье оставляя на потом. 
 
И горькие осины на Руси, 
И Боже, что еси на небеси, 
И ты, придя во храм, увидишь свет, 
Которого, наверное, и нет. 
 
И будто проигравшийся игрок: 
– Последний срок, зарок, висок, курок... 
Пожар воспламенившейся строки, 
И на кривых дорогах дураки.
 
Номинация «Душа хранит»
 
ТВОИ ГЛАЗА
 
Я растворяюсь в образе твоём, 
– Родные бездны нежных откровений. 
Мужчин влечёт лукавый женский гений, 
И этот зов любовью мы зовём. 
 
Любовь смывает бурною рекой 
Сомнения, устои, представленья. 
Лишь душ живых высокие стремленья, 
– И позабыт достаток и покой. 
 
И жизни расписное полотно 
Любви живые краски обновляют, 
– И звёзды тот союз благословляют... 
 
В твоих глазах, как в омуте речном, 
Своё я отражение увижу, 
И на мгновенье Богу стану ближе.
 
ОСЕННЯЯ СОНАТА
 
Осенний лес – маэстро за роялем, 
Вновь гонит по земле сухие листья, 
Играючи, как отзвуки реалий 
Не сбывшейся мечты тропою лисьей. 
 
Оранжевые листья партитуры 
Сонаты человеческого счастья. 
Осенних нот высокая культура 
– Крон облетевших нервные запястья. 
 
И вскинутые ветви, словно руки 
- Холодное и дерзкое стаккато, 
А небесам не привыкать к разлуке 
Нахмурились и понеслись куда-то. 
 
Хрустальных нот финальные мгновенья, 
Пора, наверно, перейти на коду. 
Течёт над головой река забвенья 
И холод сердца вновь обрёл свободу.
 
 
Татьяна Избенникова
г. Москва
 
ПУСТЬ  БУДЕТ  СЧАСТЬЕ  
 
«О, дивное счастье родиться…»
(Николай Рубцов)
 
     Солнце живёт повсюду и в душах людей тоже. Таких людей хочется назвать…солнечными. К ним невольно тянешься, они заполняют наше сознание Солнцем, рядом с ними настроение окрашивается в оранжевый цвет, и с таким настроением любишь всех и вся - какое-то неземное благодатное счастье, счастье в оранжевом цвете, счастье быть оранжевым пятнышком в этом прекрасном удивительном мире Жизни. Пройдя в ней все цвета настроения, с великой благодарностью начинаешь понимать, как много и мало надо человеку, чтобы окраситься в «оранжевое я».
     Девочка стояла в Храме, она стояла в Солнце и Радугу, Ветер и Дождь. Она стояла всю Жизнь - прошлую…настоящую…будущую… и Бог, услышав её молитвы, подарил ей счастье. Она протянула ладони и отдала его Миру…
     Бегут дни, годы... как быстро, кажется, они бегут. Но разве мало сейчас того, что мы имеем в себе и вокруг. Всё это создавалось нашим сердцем, искренностью, любовью, заботой, желанием научиться, понять помочь… И все эти «движения души» требовали большого созидания в жизни человека. Так время и составляет след нашего труда, наших поступков, мыслей, нашего тепла и любви в сердцах людей близких для нас, а нас – для  них. Наверное, это и есть счастье – родиться, оставить след по-доброму, и огромное счастье, если он глубокий, запоминающийся навсегда. Так мы связаны временем, значит жизнью в промежутке исторического движения Мира.
 
И
пусть время приостановится;
пусть снежинки, падая на ладони, кружатся медленнее;
пусть дожди, идущие с небесных облаков, будут теплее;
пусть ветры дуют только в спину,
а, если в лицо, то
пусть хватит сил не падать;
а, если упасть, то
пусть хватит сил подняться и идти дальше…
пусть Солнце чаще заглядывает в окна Дома, созданного нами,
и пусть в нём раздается смех «солнечных зайчиков»;
пусть рассветов будет больше, чем закатов.
Пусть так будет долго-долго…
Пусть будет «…дивное счастье родиться…»

БЛОК № 3. 5-ый Международный поэтический ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ-2020»

Юрий Кириенко-Малюгин 
Творческий центр им. Н.М.Рубцова
Школьная песня (выпускникам школ России)

Здесь расскажет вам ботаник:
Кто был сокол, а кто гриф.
Математик не обманет,
Что за зверь есть: логарифм.

Припев:
Здравствуй, школа! Здравствуй, школа!
Здравствуй, школа, и прощай!
Класс наш дружный и весёлый,
Иногда нас вспоминай!

Параллель вели по карте,
Миновали много стран,
И нашли на старой парте
Школьный наш меридиан.
 Припев.

Были мы смешные дети:
Плакали учителя.
Мы уходим на рассвете,
Это кружится земля.
Припев. 

                  Апрель 1993 г.

Песня – Свидетельство Российского авторского общества № 11681
(нотная запись имеется)


     Я не люблю….
 
Я не люблю дурацких назиданий,
Прямолинейности восторженных невежд.
Мы слишком много вынесли страданий
И ждём реальности своих надежд.
 
Я не приемлю тайных обвинений,
Что нам готовят в страхе русофобы,
Пытаясь разломать  в потоке мнений
Народный сплав высокой пробы.
 
Я отрицаю право нигилистов
Чернить истоки древние мои,
Где предки с гиканьем, разбойным свистом
Врагов уничтожали, как могли.
 
Я не хочу под грохот канонады
Писать для вас волшебные стихи,
И получать какие-то награды,
От тех, на ком лежат грехи.
 
Я признаю такое в мире право,
Которое клеймит насилие и ложь.
И в культ возводит детские забавы,
В которых Родину всегда найдешь.
 
                                               1988 г.

Верните песни плясовые

                             «Помнишь, ехав в град-столицу,
        Ты нашёл перо Жар-птицы;
        Я сказал тебе тогда:
        «Не бери, Иван, – беда!»
      Из сказки П.Ершова «Конёк-горбунок»

Не надо хитрых премий мне,
Подайте мне святое слово,
Чтоб петь в родимой стороне
С друзьями детства дорогого.

Не надо перьев золотых.
Не надо обдирать жар-птицу.
Спасите птицу от любых –
Верните птицу за границу!

Хочу на родине понять,
На что?.. На радость или горе,
Орёт премудрости опять
Вон та ворона на заборе?

Хочу, чтоб в русской  стороне             
Встречались люди как родные.
Не присуждайте премий мне,
Верните песни плясовые.   

Не лезьте недруги в друзья,
Когда мой след вдали растает.
Наверно, приползёт змея,
Сласловьем яда истекая.

Любовь последняя моя
Поднимет тост за Свет и жалость.
Припомнят верные друзья
Добро, которое осталось.

    2007 г.

             Мои соловьи

Мои соловьи! Песню счастья пропойте!
Я вам доверяю простую судьбу.
Мои соловьи! Вы меня успокойте!
А я эту песню для вас сберегу!

Пускай далеко я от наших просторов!
Я знаю, вы ждёте, тоскуя в лесах!
Мои соловьи! Песни русских узоров
Пропойте негромко в родных голосах!

А я провожаю в родимые дали
Плывущие к вам  в синеву облака.
Мои соловьи! Мы о счастье мечтали,
И в песню ложится с печалью строка.

Я скоро вернусь! Вы меня не вините!
Мы трудной судьбою дорогу ведём!
Мои соловьи! Вы меня подождите!
Мы песню о Родине вместе споём!

    Сентябрь 1987 г.
Песня – Свидетельство РАО №  8670                               



Сергей Кривонос
Украина,

    Скромный наш городок

Если в общем сказать, городок — благодатный,
Но свои неурядицы в нём, свой бедлам.
Здесь хотя и живут без столичных театров,
Но хватает комедий и драм.

В обветшалом дворе по давнишней привычке
(Стол, скамейка. Для выпивки — все зашибись!)
Пьёт столичную водку мужик нестоличный,
Чем ему не «столичная» жизнь?

Из больших городов приезжают к нам гости,
Им занятно, что ходит по трассе петух,
Что вразвалку корова бредёт на покосы,
А её подгоняет пастух.

Здесь все новости бабки расскажут охотно,
И житейский совет «по секрету» дадут.
Здесь друг друга легко узнают по походке,
И по лаю — собак узнают.

Как в других городах, тут и строят, и рушат,
Точно так веселятся и плачут порой.
И мужик, разобравшийся с первой чекушкой,
Точно так же идёт за второй.

Всё привычно для жителей здесь, всё знакомо —
Каждый дом, переулок, любой поворот.
Жизнь, возможно, могла бы идти по-другому,
Но пока что никак не пойдёт.

                     *   *   *

Вдохновенно, в устремленье смелом,
Весело друзей к себе позвав,
Маленький художник хрупким мелом
На асфальте лошадь рисовал.

Прокатилось солнце торопливо,
Одобряя мальчика игру:
Лошадь розовой была, и грива
Тоже розовела на ветру.

А когда, осев густым туманом,
Над землею распласталась мгла,
Живописца из окошка мама
Голосом негромким позвала.

Сохли полотенца на балконе,
Звякал ветер дужкою ведра.
А мальчишке снилось, будто кони
Цокали у окон до утра.

        Кочан                                   

Здесь и радость, и грусть, здесь повсюду звучат голоса.
Здесь буфет-ресторан. Рядом — парк и аллеи просторные.
Это маленький город с названьем привычным «вокзал»
Во главе с чуть подвыпившим, вечно мешающим дворником.

Почему, неизвестно, его называют Кочан.
Проживает один. Во дворе — только Шарик хромающий.
Выпивает Кочан втихаря, а потом по ночам
Матерится во сне и кричит в тишину угрожающе.

Он собаку когда-то отбил у разгульных юнцов,
Что её на костре, на шашлычном, едва не зажарили.
Пусть по полной досталось ему от юнцов-подлецов,
Но теперь поиграть во дворе можно с преданным Шариком.

Подбирает объедки Кочан, подметая вокзал,
Ежедневно — похмелье и рожа с небритыми скулами.
Чтоб у Шарика жизнь человечней была, так сказать,
Сам он жизнью собачьей живёт, но об этом не думает.

Пусть считают отшельником, пусть осуждает народ,
Твёрдо верит Кочан, что простятся ему все чудачества.
После смерти к могиле спасённый им Шарик придёт,
И ему не завоется, не заскулится — заплачется.


                        *   *   *

Опять сегодня небо всем прохожим
Взглянуло доверительно в глаза.
И показалось — что-то Бог сказал…
Но нелегко осилить слово Божье.

Послышались стихи. А в них тревога,
Печаль и радость, осень и весна.
Что на земле, что наверху у Бога
Поэзия, наверное, одна.

Мне вспомнились шаги через запреты,
В стихи перераставшие грехи.
Стихи всегда значительней поэта,
Когда они действительно стихи.

Я думал о тебе. О днях беспечных,
Возвышенных судьбою и тобой.
Любовь всегда сильней сомнений вечных,
Когда она действительно любовь.

Ещё не раз встречаться, расставаться
Быть злым и добрым, трезвым и хмельным,
Но все-таки дано объединяться
Стихам небесным и стихам земным.

И, где бы ни был, не скитался где бы,
О чём я не мечтал бы,
                                         позарез
Мне нужен взгляд распахнутого неба.
Как во Христа поверившему — крест.

Вера Степанова
г. Москва

Номинация «Душа хранит»

        Память

Слово Мама такое родное,                       
Счастье, ласка, защита, тепло.
Всё, что есть на земле дорогое,
От него одного изошло.

Не сложилось,  бывает такое,
Но судьба за собой повела.
В трудной жизни, не зная покоя,
Ты меня всё равно родила.

Бесконечно тебе благодарна
За любовь, благодушье, покой.
Я твоё продолжение, Мама, —                         
Быстротечности символ земной.

Не дано нам святое предвидеть,
Лучезарных небес кружева.
Никому не позволю обидеть
Эту память, что в сердце жива.


Где родился, там и пригодился

Иные славят зарубежье,
Тусят по морю безмятежно,
Предпочитают крутизну,
Чужих морей голубизну.

А я смотрю на наши волны,
Могущества и власти полны,
Весёлый паводок в апреле,
Листвы сентябрьской метели.

В каком ещё краю земном,
Так спелым хвалятся зерном.
Поля бескрайнего простора,
Где ни вражды и ни раздора?

Слезой божественной омыта,
Прозрачным шелком вся овита,
В поклоне низком над землёй,
Склонилась роща предо мной.

Живи, страна моя Россия!
Рожденью  слава твоему!
Просторы наши вековые
Мы не уступим никому!


        *   *    *

Как всё я смолоду мечтала,  
Но время не остановить.
Я тоже счастье повстречала
И Бога нечего гневить.

Судьба мечту опередила
И сына-первенца дала.
Двух дочерей мне подарила
Две дочери, как два крыла   

Летело время, дни бежали,
Взрослели дети и теперь
Свои пути они избрали —
Мне внуки открывают дверь.

 *   *   *               

Скажу вам точно, дорогие дети,
Как выходец из пламенных веков,
Прекрасней нет мелодии на свете,
Чем песни  наших заводских гудков.

Отцы восстановили очень бойко
Российских городов величину.
А дети на ударных чудо-стройках
Обязаны восстановить страну.

Фабричные создания наладить,
Заводы с новой силой запускать
Врагов, конечно, будет лихорадить,
Но Сверху будут вас благословлять.

Родители фундамент  заложили,
А строить вам на долгие века.
Пути-дороги космоса открыли
И вам планету славить свысока.   

Пусть города-герои всей России
И каждый, чуть заметный городок,
Откроет снова фабрик проходные,
Услышит снова заводской  гудок.


Номинация «Сатира, юмор»

Письмо котят хозяевам на курорт 

Не извольте волноваться
Мы умеем честь блюсти.
Можем дружески общаться
И не ссоримся почти.

Ходим в гости то и дело,
Покидая свой блиндаж,
Где со шкафа Марсик смело
Выполняет пилотаж.

Отдыхайте, веселитесь!
Загорайте на песке.
Под луною насладитесь
Шашлычком на костерке.

Две недели — это норма,
Нам не скучно здесь втроём.
А с таким запасом корма
Мы не хуже проживём.

Помятый экземпляр 

Футболка задом наперёд,
А свитер наизнанку.
Сергей по улице идёт,
За пивом спозаранку.

Трещит больная голова,
Гудит как трансформатор.
В глазах двоится с бодуна,
Хреновый навигатор.

Похмелья внутренний пожар
С печёнкою сражается.
Помятый жизнью экземпляр
На цены обижается.

Судьбу ругает и ворчит,
По бездорожью мечется.
А голос внутренний кричит:
«Пора очеловечиться!»

Номинация «Пора любви»

           *    *    *                          

Колышет косы золотые
Осенний прилетевший бриз.                             
В кругу Берёзки молодые
Танцуют бойко вальс-каприз.

Им пляска кудри растрепала,
Клён, очарованный красой,
В весеннем шуме карнавала
Себе казался сиротой.

С подругой вербой любовался
Игрой берёзовой в дали.
Где дружный хоровод плескался
Рекой безкрайнею любви.

А вербы голос одержимый
Шептал: «Не жди святых чудес!
Ты не смотри туда, любимый,
Веселье там, а счастье здесь!»


Александр Ерохин
г. Саратов
 
Номинация «Душа хранит»
 
       *    *    *

Где село и бабкин дом?
Сгинули во мраке.
Только царствуют кругом
Сорняки — не  злаки.

Родниковая вода,
Ты куда исчезла?
В детстве бегал я сюда,
Чтоб болезнь не лезла.

Где тот луг, что нас кормил
Ягодой без меры?
Где тот дед, что нас учил
Мудрости и вере?

Где тот блеск в глазах людей,
Что дарил всем радость?
Отзовись страна идей
До прозренья – малость.

         Новогодний пирог

Я настежь открою калитку,
И гостья взлетит на порог
Порхающей белой снежинкой
На мамин капустный пирог.

Присядем за стол новогодний –
Единой семьей – не спеша.
С порхающей белой снежинкой
Моя обновится душа.


Номинация «Пора любви»

           *    *    *

Опять желтеют листья,
Цветок почти засох.
Но гаснут без улыбки
Цветы без нежных слов.

Куда же ты исчезла?
Мне не сказав: Люблю!
Была ты жизнью, песней.
Вернись! Сквозь сон молю.

         *    *    *

Твой поцелуй туманен…
О чём он говорит?
Я им ещё не ранен,
Он в воздухе парит.

Какой он? Только Богу
Известно одному.
Но стелется дорога
Мне к дому твоему.


            *   *   *

Я шёл по городу ночному
Один в безмолвной тишине.
Светились звёзды надо мною
В своей небесной глубине.

Таинственность не раскрывая,
Они дарили мне стихи.
Твою улыбку, вспышку мая,
Благоуханье вновь весны.


Сергей Морозов,
г. Артём, Приморский край

Рубцовская осень


Души поэтической взлёт
В осеннюю пору в Приморье,
И вот нас опять на знакомое взгорье
Рубцовская осень зовёт.

Раскрасился мир во всё золотое,
Кленовый огонь разгорелся в лесах;
И слышится что-то до боли родное
В простых и прекрасных Рубцовских стихах.

Здесь тёплая встреча друзей:
Поэтов, певцов, музыкантов,
И будущих наших приморских талантов,
И неравнодушных гостей.

Осенний денёк стал праздником нашим,
Поэзия радует наши сердца;
И словно сквозь шорох листвы опадавшей
Нам слышится голос поэта-творца.

Мы помним Рубцовский завет –
К России призывное слово,
И нам вспоминается снова и снова
Талантливый русский поэт.

…Кончается день, и близится вечер,
Но хочется здесь нам побыть допоздна.
Рубцовская осень, спасибо за встречу!
Рубцовская осень для сердца – весна!



Мелодия любви


О тех весенних встречах
                         свежи воспоминанья,
Храню, как память сердца,
                                   признания твои.
Вот здесь мы расставались
                                     до нового свиданья,
И пел нам тёплый ветер
                                     мелодию любви.

Ещё видна тропинка,
                               прикрытая листвою,
Но нет цветов, и в роще
                                   умолкли соловьи.
Лишь также, как весною,
                      знакомый нам с тобою
Витает лёгкий
                       ветер над Сопкою Любви.

Чтоб сердце не томилось,
                       не билось с перебоем,
Меня своей любимой
                           ты снова назови.
И пусть для нас с тобою,
                             как давнею весною,
Споёт осенний ветер
                                мелодию любви.


Евгений Клюзов,
г. Москва

Номинация «Душа хранит»

Сценарное

Из вырванных страниц не соберёшь роман.
Разрознен был сюжет из множества событий.
Прерывист, как всегда, внезапностью открытий:
-Так вот же, умер он! И розовый туман.
В безумной голове сложилась цепь причин,
Бесспорно виноват, тот, чья вина безбрежна.
И скол на той душе, что искренна и нежна,
Могла бы быть всегда, уже неизлечим.
Ведь кто-то нёс донос, другой же нёс букет,
И нам бы прочитать, о том как всё случилось:
- С прискорбием, у них всё водкою лечилось...
И не могли сказать, уже ни "да", ни "нет".
Конечно, умер он. Написано в газетах.
Опять погиб актёр от собственных утех.
Простой такой мужик. И не хотел уехать.
- Уехать не хотел? Ну, это всё для смеха.
Он, вроде не хотел. Наверняка, не мог.
Из тех, кто думает, что могут и позволить,
Тут случай уж второй, и некого винить.
Сценарий нам отдай. Прекрасный эпилог.


Шашлычное

Горели поленья в мангале,
дым небо в безумстве искал,
и думал тогда я едва ли,
что в даль коммунизм ускакал.
Шашлык, что достали по блату,
под водку пошёл "на ура"!
А небо томилось закатом,
и близилась смерть комара.
Размазавши кровь по запястью,
не думал я долго прожить.
Не ведая тысяч несчастий,
мы брались о прошлом судить.
Не то, чтобы были тупые,
но опыт наш был крайне мал:
ещё не брели по пустыне,
молитвами славя Ямал!
Ещё не купили машины,
не строили особняки...
и грезились если вершины,
то в виде удачной строки.
Ещё не избрав президентов,
мы верили в честность людей,
и слушали мы диссидентов
с набором стандартных идей.
Но, время летело и гасли,
остывши в истлевших углях,
и мысли, и люди, и страсти
бесплотные в новых ролях.

Алексей Антипов
г. Егорьевск, Московская обл.

Старый дом

За высоким забором травою зарос огород
Обветшалые стены глядят настороженным оком.
Мне бы мимо пройти, но мне вслед
                он глядит одиноко;
Как бы просит минутку ему уделить средь пути.
 "Что молчишь? И о чём рассказать
Ты мне хочешь сейчас?
                Ты как нищий старик у дороги.
Вижу ты сирота, —  взгляд давно твой погас,
Шапкой сверху накрытый убогой.
Знаю скажешь, что ты:
Двери, пол, потолок, стены, крыша.
Что окно всё глядит на восток,
И соседи меня не услышат.

Но подумай старик,-
Разве можешь забыть ты печали,
Детский крик, что ты слышал вначале.
Как тебя в Рождество наряжали,
Как тушили тебя от огня,
Мыли , красили окна и двери,
Нет, ты пожил своё, спи родная  броня...
Не вернёшь, не восполнишь потери."


Мне не найти на всё ответ

Мне не найти на всё ответ,
Одно лишь помню: звон бокалов,
И тонкий дым от сигарет,
И эхо у высоких залов.

Ты танцевала до утра
Ловя томительные взгляды,
И говорила: «Всё игра,
Ведь в жизни многого не надо.

Лишь луч, искрящийся в вине,
Как память о прошедшем счастье.
А там, на самом тёмном дне,-
Мороз ударит в одночасье».

Как в вальсе, только без конца,
Кружиться будешь возле дома,
Ловя снежинки у лица
У той,  что вам давно знакома.

И плакать будешь каждый раз
От самой малой боли чада,
И повторять опять рассказ,
Что ничего тебе не надо!


Сергей Порохин,
г.Москва

Номинация «Душа хранит»

Бабушка Вологда

Колесил по окраинам города,
Заплутал в лубяной полумгле.
Но тут сжалилась  Бабушка Вологда
И катнула клубок по земле.
Как по ниточке выбрел на Сухону,
Сел на «Тихо-америко-ход»:
Сколь по берегу копен набухано,
Знать не слаб ещё русский народ!
И отбросив пустые сомнения
Относительно нашей глуши,
Любовался окрестным видением —
Сновидением русской души!

На воле

Не ведаю, где она, Воля,
На Волге ли, Ваге-реке.
А может, у тех колоколен
Под Муромом, что на Оке,
Где берегом с милой бродили
И вязли в прибрежном песке?!

А мимо кораблики плыли
До Нижнего, вниз по реке.

На Оке

Тогда было жаркое лето,
И воды из синь-далека,
Сверкавшие радужным светом,
Несла величаво Ока.
На том берегу заливные
Луга,  и  трава  зеленей.
От самого детства доные
Не помню я места вольней!

Паром нас возил неуклюжий
К лугам в заповедную глушь.
С любимой полцарства не нужно,
Мы молоды были к тому ж!
Средь трав на просторах былинных
Бродили по той стороне
И шли пароходики мимо,
Неслись облака в вышине!
И солнце нас нежно ласкало,
И виделось сквозь мураву:
Град Муром, от солнца сусальный,
Как Китеж, всплывал наяву!

Как это далёко-далёко:
Град Муром, любовь и печаль.
А время размеренно строго
Уносит минувшее вдаль.
Мне помнится давнее лето:
Стояла такая жара...
А было, знать, счастие это...
Но понял я это вчера.

Блок № 4. 3-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»

Стихи участников 3-ого  поэтического Интернет-конкурcа «Звезда полей-2018», принятые и отобранные на усмотрение жюри для  публикации на сайте «Звезда полей» представлены в разделе «Конкурс «Звезда полей», раздел «поэзия рубцовского направления», подраздел  Блок № 4. 3-ой  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018» 

Блок №1. Первый поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016»

(посвящённый 80-летию русского народного поэта Николая Михайловича Рубцова)
 
  Стихи участников 1-го поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей-2016», принятые и отобранные из подборок на усмотрение жюри для  публикации на сайте «Звезда полей» представлены в разделе «Конкурс «Звезда полей»,  подраздел «Блок №1. 1-ый  поэтический  -Интернет-конкурс «Звезда полей-2016»

Блок №2. Первый поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016»

 Стихи участников Блок №2. Первый  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016» , принятые и отобранные из подборок на усмотрение жюри для  публикации на сайте «Звезда полей» представлены в разделе «Конкурс «Звезда полей», раздел «поэзия рубцовского направления», подраздел  Блок № 2. Первый  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016»
 

Блок №3. Первый поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016»

Стихи участников Блок №3. Первый  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016» , принятые и отобранные из подборок на усмотрение жюри для  публикации на сайте «Звезда полей» представлены в разделе «Конкурс «Звезда полей», раздел «поэзия рубцовского направления», подраздел  Блок №3. Первый  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016» 

Блок №4. Первый поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016»

Стихи участников Блок №4. Первый  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016» , принятые и отобранные из подборок на усмотрение жюри для  публикации на сайте «Звезда полей» представлены в разделе «Конкурс «Звезда полей», раздел «поэзия рубцовского направления», подраздел  Блок №4. Первый  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016» 

Блок №6. Первый поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016»

Стихи участников Первого  поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей-2016» , принятые и отобранные из подборок на усмотрение жюри для  публикации на сайте «Звезда полей» представлены в разделе «Конкурс «Звезда полей», раздел «поэзия рубцовского направления», подраздел  Блок №6. Первый  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016» 
 

Блок №7. Первый поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016»

Стихи участников Первого  поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей-2016» , принятые и отобранные из подборок на усмотрение жюри для  публикации на сайте «Звезда полей» представлены в разделе «Конкурс «Звезда полей», раздел «поэзия рубцовского направления», подраздел  Блок №7. Первый  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016»

Вера Степанова

Пропажа
 
У меня пропала кошка.
Может, прыгнула в окошко?
Мне не весело, грущу.
Целый час её ищу.
 
Словно чудо приключилось,
Наша кошка испарилась
 
Я проказницу искал.
Молока ей наливал.
Я насыпал ей конфет.
Всё напрасно! Мурки нет!
 
Может, за окном в саду
Нашу Мурку я найду!
 
Шапочку надел и брюки,
Даже варежки на руки.
Стал натягивать сапожки
И увидел носик кошки!
 
За сапожками сидела
И на суету глядела.
 
Гордо вышла, потянулась,
Помяукав, оглянулась:
 – Не волнуйтесь, всё в порядке.
Просто я играла в прятки! 
 
Долго с мамой мы смеялись,
Хитрой Мурке удивлялись.
 
 
   *     *     *
 
Как-то в кубрике тесном рыбацком,
Коротая часы не спеша,
Шла игра в полумраке кабацком,
На кону чья-то билась душа.
 
Игроки находились в азарте,
Не считались в угаре ни с чем.
Ждали выигрыш в каждой карте,
Не всегда понимая зачем.
 
Кто-то бросил на кон сигареты,
Кто-то деньги на столик кидал.
А матрос небогатый за это
Свою добрую душу отдал.
 
И стонала душа и молилась:
«Ты сейчас свою жизнь поломал».
И кометою за морем скрылась:
«Проиграл ты меня, проиграл».
 
И летят позывные на сушу.
Я приметы её опишу.
«Кто нашёл сиротливую душу?
Возвратите, я очень прошу!»
 

Вера Степанова, стихи на 3-й Интернет-конкурс «Звезда полей»

г.Москва
Номинация «Стихи для детей»
 
 Котёнкина  беда                              
 
Кот сегодня со скамейки
Восемнадцать раз упал.
А до клетки с канарейкой
Барсик так и не достал.
 
«Вот стояла бы пониже,
Можно было б, так сказать,
Познакомиться поближе, 
Просто в лапах подержать». 
 
Барсик понял, просто надо
Научиться бы летать.
Расстоянье – не преграда,
Важно силы рассчитать.
 
На скамеечку взобрался:
Умный план полета зрел.
Разбегался, разбегался,
Только так и не взлетел.
 
Ликовала канарейка,
Барсик злился полчаса:
«Эх, короткая скамейка,
Не для взлёта полоса!»
 
   Хвостатый соперник   
 
На лужайке возле дома
Я играла в бадминтон.
Не пришла подруга Тома,
И пришлось играть с котом.
 
Я воланчик посылала,
Кот подпрыгивал за ним.
Бегать за котом устала,
Видно, он не победим.
 
Мой воланчик потерялся,
На берёзе вдруг повис.
Барсик по стволу взобрался,
Потеряшку сбросил вниз.
 
А когда поднялся ветер,
За оградой он исчез.
Кот и этот промах встретил,  
Под забором он пролез.
 
Обещала, что в  награду
Рыбки в речке наловлю.
Кот мяукнул: «Да не надо,
Я и так тебя люблю».
 
     Мой Барсик                                  
 
Ну  какой же кот весёлый!
Целый день готов играть.
Просится со мною в школу,  
Чтобы дома не скучать.
 
Умный, а не понимает – 
Школа только для ребят,
И животных не пускают,
Дома Барсики сидят.
 
Я один пойду учиться:    
«Ты со мною не пойдёшь.
Ничего же  не случится,
На окошке подождёшь».
 
Барсик  заводную мышку
Притащил к моим ногам,
И мяукнул: «Это слишком!
Я-то тут, а ты-то там!» 
 
Номинация «Сатира, юмор»
 
    Зимняя встреча          
                
Лёд ломался и трещал
Под тяжёлым весом.
В тёплой шубе меховой
По тропинке ледяной
Шёл медведь к себе домой,
Козырял прогрессом.
 
«До весны не буду спать»,  –
Думал неуклюжий,  –  
«Буду по лесу гулять,
Песни петь, волков пугать.
Летом буду вспоминать
Ледяную стужу».
 
Егерь этой же тропой,
Как назло навстречу,
Тоже шёл к себе домой
В домик маленький лесной.
Нёс, однако, за спиной
Он ружьё с картечью.
 
Думал Мишка: «Все друзья
Тихо лапу лижут.
Из лесного бытия
Среди прочего зверья,
Видно, самый смелый  я,
Подойду поближе». 
 
Как увидел он ружьё,
Ноги, мои ноги!
Скорость лани обрели.
От беды уберегли.
Мигом тело донесли
Прямо до берлоги.
 
С той поры, спешу заметить,
Спит в берлоге царь зверей
И во сне согласен встретить
Хоть десяток егерей. 
 
Номинация «Душа хранит»
 
    Весёлая встреча     
 
Милая деревня, здравствуй!
Мы приехали, встречай!
В летней жизни поучаствуй,
Ярким солнцем угощай!
 
Насыпай в ладошки радость!
Добротою обогрей,
Чтобы мы росли быстрее,
Тёплым дождиком полей!
 
Васильки по полю пляшут,
Вьётся пыль под облака.
Наши люди землю пашут.
Прославляют на века.
 

Вера Степанова. Сборник «Среди Священных колоколен: стихи и песни».

    г. Рязань, Издательство «Старт», 2018, с. 128
 
    Автор представляет Читателю сборник избранных стихотворений и песен. Разделы содержат стихи-песни, которые сведены вместе по одному из поэтических направлений.   
    Автор является лауреатом 4-го, 5-го и 6-го Международных поэтических конкурсов «Звезда полей», проведённых НКО «Рубцовский творческий союз», лауреатом 1-го, 2-го и 3-го Международных поэтических Интернет-конкурсов «Звезда полей» 2016-2018 г.г., награждена Дипломом «Гран-при» 2-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2017 года, отмечена в длинном списке конкурса-фестиваля «Славянские традиции» 2015 года.  Награждена Дипломом Московской городской организации Союза писателей РФ в 2016 году за сборник Небесная песня».
      Автор имеет публикации в альманахах «Звезда полей» 2013, 2014, 2015, 2016, 2017 г.г.,  выпустила поэтические сборники «Небесная песня» (2015) и «Для вас, читатели родные!» (2016).  
     Автор – член Союза писателей России (Московская городская организация).
 
     ISBN 978-5-902405-35-1
 
                     ã   Вера Степанова, текст и
                                       концепция книги 
                      ã   Издательство «Старт», г. Рязань
        
 E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.   
                           
                          Содержание
 
Раздел 1. На пути к Богу
Прошла молва ………..……………..………………………………………....…3
По притче………………………………………….………………...............……4
Молитва кузнеца…………………………………………….…….…………..…5
Свеча надежды…………………………………………………………………...6
Не подведём…...………………………..………………..………………..……..7
Четыре жизни…………………………………………………………………….8
Летело время……………………….…………………………….……………….9
«Преобразилась древняя изба…»……… ……………………...……...........10 
Весной заворожённый………………………………………..………….……..11
Священный визит…………………………………………………………….…12
Сквозь века………………..….……………………………………………..…..13
Святому Егорию посвящается..............................…………………….……14
Высокая ставка.……….………………………………………………….….….15
«Спасибо вам, мои родные…»…………………………………………………16
Воскресение……………………………………………………………………..17
Преображение…………….……………………………………………………..18
Чем дорожим?...............................................................................................19
«Опять встаёт на цыпочки рассвет…»……….……………………….….……20
Ступени  жизни………………………...……………….………………………21
 
Раздел 2. Верю я, и знаешь ты
Ты подойди……………………….………………………………..……………22
Слеза блестела………………….. ….……………………………………..23
Улетают годы…………………………………….……………………….…….24  
Своей серебряной струной……………………………………….…………….25
Во все колокола……………………………………………………………....…26
Верю  я………………………….……….……………………..………………..27
Наваждение……………………………….………………….………………….28
Я сегодня счастье повстречала ………..………………………….…….…..29
Я лечу……………………………………...…….………………..….……….…30
«Повеет ласковой весною…»………….…………..…..………………………31
Любовь………………………...………………………...………………….…...32
Кто угадает?..........................................………… ………….…………….….33
«День сегодня необычный…» ………………………….…...…...……………34
Приходи……..…………………………..……………………………………....35
Во имя жизни…………….……………….…………………………………….36
Другу…………………………………………………………………………….37
Счастливая случайность……………………….…………………………….38
Надежда………………………………………………….………………………39
Никуда не уходи………………………………………………………………...40
«Играет вдалеке гармошка…»…………………………………………………41
Мой огонёк……………………………………………………………………...42
Есть женщины…………………………………………………………………..43
 
Раздел 3. Басни, юмор
Вляпался…………………………………….…………………………………..44
За двоих………….……………………………..………………………………..45
Страдания……………………………………………………………………….46
Шутка……………………………………………………………………………47
Печальный дебют……………….………………………………………………48
Коварное торжество…………………….………………………………………49
Долгие сборы……………………………………………………………………50
Любовь зла………………………………………………………………………51
Подружки…...………………………………………………………………...…52
«Жадность – не порок»……………………………………………………53
Зимняя встреча ………………………..………………………………………..54
 
Раздел 4. Для  Вас, читатели родные!
В раю земном………..………………………………………………..…...........55
Вдохновение……..….…………………………………………………....….….56
Примирение………………………………………………………..……………57
Хочется верить………………………………. …………………...……………58
И для тебя, и для меня…………... …………………………….……………59
Запах юбилея…………… ……………..……………………………….………60
Оптимисты……….………………………….…………..………………………61
Повитухи……………………………..………………..……………….…….….62
Улыбка……………………………….……….………………………..………..63
Есть любовь……………………………………………………….…………….64
Недотрога………………………………………………………………………..65
На первый юбилей……………………...……..………………………………..66
Пойми, чудак!........................................... …………………………………...67
Сезонная схватка………………………………………………………………..68
Великодушие……………………………………………………………………69
Спор миров………………………..…………………………………………….70
Мы вернёмся……………..………….............................................................71
Наперекор судьбе…...……………………………………………….………….72
Юбилейный год...……………………………………………………………….73
Небесный вальс …………………..………….…………………………………74
Письмо в никуда…………………..……………………………………….……75
Зигзаг удачи…………………………………………….……………………….76
Каждым утром …………………………………….……………………………77
Вместе  с богом……………………………………...………………………….78
Загадка  века……………………………………………………….……………79
Позабавил .………………………………………………………………………80
Дочке ………………….………………………………………………...………81
Маленькое  чудо……………………………………………….…….………….82
«Юбилей   постучался…» ……………………………………………….…….83
«На столе залитом  светом…» ………………...………………………...….84
«Деревня. Пасека. Лесок…» ………………………………………………..85
Журавли (песня)…………………………………………………………...……86
Богоизбраннице…………………………………………………………………87
Завет …………………………………………………...………………………..88
Для Вас, читатели родные!………………………………………...…..…….89
 
Раздел 5. Стихи для детей
Самая – Пресамая………...……………………………………..……..………90
Облачко………………………………………………………………………….91
Новый портфель…….................................…………………………………92
Первоклассник ………………………………………………………….……93
 «Вот и лето наступило…»………………...………………...………………94
Считалочки……………………………...……………………………………95
Загадка………..……….……………………………………….………..…….96
Письмо Зиме………………………………………………………………….97
В лесу……………………………………………………………………………98
Зайчик……………………………………..…………………………………..99
Хитрый жук……………………………………………………………………100
Комарик…………………………………………...……………………………101
Потоп………………………………………….……..…………………..…..…102
Лягушки-артисты…………..………………………………………………….103
Парад………………….………………………………………………………..104
Космодром……………………………………………………………..………105
Рассказ мальчишки………...………………………………………………….106
Эскимо……………………………..…………………………………….……..107
Вот какая булка!........................................................................................108
Убедительная просьба……………………………………………..………….109
Зимние шалости………………………………...……………………………..110
«Снег кружит над головой…»…………………..…………….……………...111
Дед Мороз……………………….……………………………………….…….112
«Это вам не детский садик…»…………………………………….………….113
Всё интересно………………………………………………………………….114
Подарок  маме…………………………………………………………………115
Помощники…………………………………………………………………….116
Несчастный случай……………………………………………...…………….117
Художник…………………………………………………………...…….……118
К бабушке в деревню……………………………………………………….…119
Пропажа…..……………………………………………………………...…….120
Котёнкина беда……………………………...…………………………………121
Хвостатый соперник…………………………………………………………..122
Мой Барсик…………………………………………………………………….123
Вместо эпилога.   Весёлая встреча…………………………………….…..124
Заказ книги на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 

Вера Степанова. Среди священных колоколен. Стихи и песни.

Для издания сборника Веры Степановой «Среди священных колоколен» объявляется коммерческая подписка для читателей (получение авторских экз.) и спонсорская поддержка издания. 
    Обращаться на  эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. (для получения платёжных реквизитов и дополнительной информации). С поэзией и стихами для детей Веры Степановой можно ознакомиться  на сайте в блоках поэтических Интернет-конкурсов «Звезда полей», в меню «новости»
 
                                       Содержание нового сборника
 
Раздел 1. На пути к Богу
Прошла молва ………..……………..………………………………………....…3
По притче………………………………………….………………...............……4
Молитва кузнеца…………………………………………….…….…………..…5
Свеча надежды…………………………………………………………………...6
Не подведём…...………………………..………………..………………..……..7
Четыре жизни…………………………………………………………………….8
Когда-то ………...………………………………….…………………………….9
«Преобразилась древняя изба…»……… ……………………...……...............10 
Весной заворожённый………………………………………..………….……..11
Священный визит…………………………………………………………….…12
Сквозь века………………..….……………………………………………..…..13
Святому Егорию посвящается..............................………………………..……14
Высокая ставка.……….………………………………………………….….….15
«Спасибо вам, мои родные…»…………………………………………………16
Воскресение……………………………………………………………………..17
Преображение…………….……………………………………………………..18
Чем дорожим?...............................................................................................19
«Опять встаёт на цыпочки рассвет…»……….……………………….….……20
Ступени  жизни………………………...……………….………………………21
Раздел 2. Верю я и знаешь ты
Ты подойди……………………….………………………………..……………22
Слеза блестела………………….. ….…………………………………………..23
Улетают годы…………………………………….……………………….…….24  
Своей серебряной струной……………………………………….…………….25
Во все колокола……………………………………………………………....…26
Верю  я………………………….……….……………………..………………..27
Наваждение……………………………….………………….………………….28
Я сегодня счастье повстречала ………..………………………….……….…..29
Я лечу……………………………………...…….………………..….……….…30
«Повеет ласковой весною…»………….…………..…..………………………31
Любовь………………………...………………………...………………….…...32
Кто я?.....................................................………… ………….……………….….33
«День сегодня необычный…» ………………………….…...…...……………34
Приходи……..…………………………..……………………………………....35
«Звезда на небе синем…»  ……………….…………………………………….36
Другу…………………………………………………………………………….37
Счастливая случайность……………………….……………………………….38
Надежда………………………………………………….………………………39
«Заметает меня понемножку…»……………………………………………….40
Никуда не уходи………………………………………………………………...41
«Играет вдалеке гармошка…»…………………………………………………42
Мой огонёк……………………………………………………………………...43
Есть женщины…………………………………………………………………..44
Раздел 3. Басни, юмор
Вляпался…………………………………….………………………………..….45
За двоих………….……………………………..………………………………..46
Шутка……………………………………………………………………………47
Печальный дебют……………….………………………………………………48
Коварное торжество…………………….………………………………………49
Долгие сборы……………………………………………………………………50
Любовь зла………………………………………………………………………51
Каждому своё………………………………………………………………...…52
«Жадность – не порок»…………………………………………………………53
Страдания………………………………………………………...……………..54
Посвящение……………………………………………………………………..55
Раздел 4. Калейдоскоп
Дороховский островок………………………………………………..…...........56
Шальное колесо.…….…………………………………………………....….….57
Хочется верить………………………………. …………………...……………58
И для тебя, и для меня…………... …………………………….………………59
Запах юбилея…………… ……………..……………………………….………60
Оптимисты……….………………………….…………..………………………61
Повитухи……………………………..………………..……………….…….….62
Улыбка……………………………….……….………………………..………..63
Есть любовь……………………………………………………….…………….64
Недотрога………………………………………………………………………..65
В раю земном…………………………………..………………………………..66
Пойми, чудак!........................................... …………………………………..67
Сезонная схватка………………………………………………………………..68
Великодушие……………………………………………………………………69
Спор миров………………………..…………………………………………….70
Мы вернёмся……………..…………...........................................................71
«Двою»……………………………………………………………….………….72
Юбилейный год...……………………………………………………………….73
Поэту………………………………………….…………………………………74
Письмо в никуда…………………..……………………………………….……75
Вдохновение…………………………………………………………………….76
Сестре Надежде…………………………………………………………………77
Наперекор судьбе……………………………………………………………….78
Зигзаг  удачи……………………………………………………….……………79
Каждым утром………………………………..…………………………………80
Вместе с Богом……………………………………………………….…………81
Встреча……………………………………………………………….………….82
Дочке…………………………………………………………………………….83
Маленькое чудо……………………..……………………...……….………….84
 «Юбилей постучался…»………………………………………………………85   
«На столе, залитом светом…»…………………………………………………86
Небесный вальс…………………………………………………………………87
Загадка века……………………………………………………………………..88
Примирение……………………………………………………………………..89
Журавли   (песня).......................................................................................90
«Деревня. Пасека. Лесок…»…………………………………………………...91
Завет……………………………………………………………………………..92
Раздел 5. Стихи для детей
Самая – При самая………...……………………………………………………93
Новый портфель…….................................…………………………..…………94
Первоклассник …………………………………………………………….……95
 «Вот и лето наступило…»………………...………………...…………………96
Считалочки……………………………...………………………………………97
Облачко………..……….……………………………………….……………….98
Зайчик……………………………………..……………………………………..99
Хитрый жук……………………………………………………………………100
Комарик…………………………………………...……………………………101
Наводнение…………………………………………..………………….…..…102
Лягушки-артисты…………..………………………………………………….103
Парад………………….………………………………………………………..104
Космодром……………………………………………………………..………105
Рассказ мальчишки………...………………………………………………….106
Эскимо……………………………..…………………………………….……..107
Вот какая булка!.........................................................................................108
Убедительная просьба……………………………………………..………….109
Зимние шалости………………………………...……………………………..110
«Снег кружит над головой…»…………………..…………….……………...111
Дед Мороз……………………….……………………………………….…….112
«Это вам не детский садик…»…………………………………….………….113
Всё интересно………………………………………………………………….114
Подарок  маме…………………………………………………………………115
Помощники…………………………………………………………………….116
Несчастный случай……………………………………………...…………….117
Художник…………………………………………………………...…….……118
Пропажа…..……………………………………………………………...…….119
Мастерица…………………………………………………………………...…120
Котёнкина беда……………………………...…………………………………121
Хвостатый соперник…………………………………………………………..122
Весёлая встреча………………………………………………………………..123
Вместо эпилога.  Да будет счастье!..................................................................124
 
 
Вера Степанова  является лауреатом 4-го, 5-го и 6-го Международных поэтических конкурсов «Звезда полей», проведённых НКО «Рубцовский творческий союз», лауреатом 1-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2016 года, награждена Дипломом «Гран-при» 2-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2017 года, отмечена в длинном списке конкурса-фестиваля «Славянские традиции» 2015 года.  Награждена Дипломом Московской городской организации Союза писателей РФ в 2016 году за сборник Небесная песня».
      Автор имеет публикации в альманахах «Звезда полей» 2013, 2014, 2015, 2016, 2017 г.г.,  выпустила поэтические сборники «Небесная песня» (2015) и «Для вас, читатели родные!» (2016).  
     Автор – член Союза писателей России (Московская городская организация).
 

Вера Степанова. Среди священных колоколен. Стихи и песни.

    Для издания сборника Веры Степановой «Среди священных колоколен» объявляется коммерческая подписка для читателей (получение авторских экз.) и спонсорская поддержка издания. 
    Обращаться на  эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. (для получения платёжных реквизитов и дополнительной информации). С поэзией и стихами для детей Веры Степановой можно ознакомиться  на сайте в блоках поэтических Интернет-конкурсов «Звезда полей», в меню «новости»
 
                                       Содержание нового сборника
 
Раздел 1. На пути к Богу
Прошла молва ………..……………..………………………………………....…3
По притче………………………………………….………………...............……4
Молитва кузнеца…………………………………………….…….…………..…5
Свеча надежды…………………………………………………………………...6
Не подведём…...………………………..………………..………………..……..7
Четыре жизни…………………………………………………………………….8
Когда-то ………...………………………………….…………………………….9
«Преобразилась древняя изба…»……… ……………………...…..............10 
Весной заворожённый………………………………………..………….……..11
Священный визит…………………………………………………………….…12
Сквозь века………………..….……………………………………………..…..13
Святому Егорию посвящается..............................……………………..……14
Высокая ставка.……….………………………………………………….….….15
«Спасибо вам, мои родные…»…………………………………………………16
Воскресение……………………………………………………………………..17
Преображение…………….……………………………………………………..18
Чем дорожим?..............................................................................................19
«Опять встаёт на цыпочки рассвет…»……….……………………….….……20
Ступени  жизни………………………...……………….………………………21
Раздел 2. Верю я и знаешь ты
Ты подойди……………………….………………………………..……………22
Слеза блестела………………….. ….…………………………………………..23
Улетают годы…………………………………….……………………….…….24  
Своей серебряной струной……………………………………….…………….25
Во все колокола……………………………………………………………....…26
Верю  я………………………….……….……………………..………………..27
Наваждение……………………………….………………….………………….28
Я сегодня счастье повстречала ………..………………………….…….…..29
Я лечу……………………………………...…….………………..….……….…30
«Повеет ласковой весною…»………….…………..…..………………………31
Любовь………………………...………………………...………………….…...32
Кто я?.....................................................………… ………….…………….….33
«День сегодня необычный…» ………………………….…...…...……………34
Приходи……..…………………………..……………………………………....35
«Звезда на небе синем…»  ……………….………………………………….36
Другу…………………………………………………………………………….37
Счастливая случайность……………………….…………………………….38
Надежда………………………………………………….………………………39
«Заметает меня понемножку…»…………………………………………….40
Никуда не уходи………………………………………………………………...41
«Играет вдалеке гармошка…»………………………………………………42
Мой огонёк……………………………………………………………………...43
Есть женщины…………………………………………………………………..44
Раздел 3. Басни, юмор
Вляпался…………………………………….………………………………..….45
За двоих………….……………………………..………………………………..46
Шутка……………………………………………………………………………47
Печальный дебют……………….………………………………………………48
Коварное торжество…………………….………………………………………49
Долгие сборы……………………………………………………………………50
Любовь зла………………………………………………………………………51
Каждому своё………………………………………………………………...…52
«Жадность – не порок»…………………………………………………………53
Страдания………………………………………………………...……………..54
Посвящение……………………………………………………………………..55
Раздел 4. Калейдоскоп
Дороховский островок………………………………………………..…...........56
Шальное колесо.…….…………………………………………………....….….57
Хочется верить………………………………. …………………...……………58
И для тебя, и для меня…………... …………………………….………………59
Запах юбилея…………… ……………..……………………………….………60
Оптимисты……….………………………….…………..………………………61
Повитухи……………………………..………………..……………….…….….62
Улыбка……………………………….……….………………………..………..63
Есть любовь……………………………………………………….…………….64
Недотрога………………………………………………………………………..65
В раю земном…………………………………..………………………………..66
Пойми, чудак!........................................... …………………………………...67
Сезонная схватка………………………………………………………………..68
Великодушие……………………………………………………………………69
Спор миров………………………..…………………………………………….70
Мы вернёмся……………..………….............................................................71
«Двою»……………………………………………………………….………….72
Юбилейный год...……………………………………………………………….73
Поэту………………………………………….…………………………………74
Письмо в никуда…………………..……………………………………….……75
Вдохновение…………………………………………………………………….76
Сестре Надежде…………………………………………………………………77
Наперекор судьбе……………………………………………………………….78
Зигзаг  удачи……………………………………………………….……………79
Каждым утром………………………………..…………………………………80
Вместе с Богом……………………………………………………….…………81
Встреча……………………………………………………………….………….82
Дочке…………………………………………………………………………….83
Маленькое чудо……………………..……………………...……….………….84
 «Юбилей постучался…»………………………………………………………85   
«На столе, залитом светом…»………………………………………………86
Небесный вальс…………………………………………………………………87
Загадка века……………………………………………………………………..88
Примирение……………………………………………………………………..89
Журавли   (песня)........................................................................................90
«Деревня. Пасека. Лесок…»…………………………………………………...91
Завет……………………………………………………………………………..92
Раздел 5. Стихи для детей
Самая – При самая………...……………………………………………………93
Новый портфель…….................................…………………………..…………94
Первоклассник …………………………………………………………….……95
 «Вот и лето наступило…»………………...………………...…………………96
Считалочки……………………………...………………………………………97
Облачко………..……….……………………………………….……………….98
Зайчик……………………………………..……………………………………..99
Хитрый жук……………………………………………………………………100
Комарик…………………………………………...……………………………101
Наводнение…………………………………………..………………….…..…102
Лягушки-артисты…………..………………………………………………….103
Парад………………….………………………………………………………..104
Космодром……………………………………………………………..………105
Рассказ мальчишки………...………………………………………………….106
Эскимо……………………………..…………………………………….……..107
Вот какая булка!.........................................................................................108
Убедительная просьба……………………………………………..………….109
Зимние шалости………………………………...……………………………..110
«Снег кружит над головой…»…………………..…………….……………...111
Дед Мороз……………………….……………………………………….…….112
«Это вам не детский садик…»…………………………………….………….113
Всё интересно………………………………………………………………….114
Подарок  маме…………………………………………………………………115
Помощники…………………………………………………………………….116
Несчастный случай……………………………………………...…………….117
Художник…………………………………………………………...…….……118
Пропажа…..……………………………………………………………...…….119
Мастерица…………………………………………………………………...…120
Котёнкина беда……………………………...…………………………………121
Хвостатый соперник…………………………………………………………..122
Весёлая встреча………………………………………………………………..123
Вместо эпилога.  Да будет счастье!........................................................124
 
 
Вера Степанова  является лауреатом 4-го, 5-го и 6-го Международных поэтических конкурсов «Звезда полей», проведённых НКО «Рубцовский творческий союз», лауреатом 1-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2016 года, награждена Дипломом «Гран-при» 2-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2017 года, отмечена в длинном списке конкурса-фестиваля «Славянские традиции» 2015 года.  Награждена Дипломом Московской городской организации Союза писателей РФ в 2016 году за сборник Небесная песня».
      Автор имеет публикации в альманахах «Звезда полей» 2013, 2014, 2015, 2016, 2017 г.г.,  выпустила поэтические сборники «Небесная песня» (2015) и «Для вас, читатели родные!» (2016).  
     Автор – член Союза писателей России (Московская городская организация).

Вера Степанова. Среди священных колоколен. Стихи и песни.

Для издания сборника Веры Степановой «Среди священных колоколен» объявляется коммерческая подписка для читателей (получение авторских экз.) и спонсорская поддержка издания.
Обращаться на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. (для дополнительной информации). С поэзией и стихами для детей Веры Степановой можно ознакомиться на сайте в блоках поэтических Интернет-конкурсов «Звезда полей», в меню «новости»

Содержание нового сборника

Раздел 1. На пути к Богу

Раздел 2. Верю я и знаешь ты

Раздел 3. Басни, юмор
 
Раздел 4. Калейдоскоп
 
Раздел 5. Стихи для детей
 
      Вера Степанова является лауреатом 4-го, 5-го и 6-го Международных поэтических конкурсов «Звезда полей», проведённых НКО «Рубцовский творческий союз», лауреатом 1-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2016 года, награждена Дипломом «Гран-при» 2-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2017 года, отмечена в длинном списке конкурса-фестиваля «Славянские традиции» 2015 года. Награждена Дипломом Московской городской организации Союза писателей РФ в 2016 году за сборник Небесная песня».
Автор имеет публикации в альманахах «Звезда полей» 2013, 2014, 2015, 2016, 2017 г.г., выпустила поэтические сборники «Небесная песня» (2015) и «Для вас, читатели родные!» (2016).
Автор – член Союза писателей России (Московская городская организация).
Для издания   сборника «Среди Священных колоколен»  просьба направлять средства переводом на  карточку  67628038  8311210758   Сбербанка. Сообщение о переводе прислать на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., а также адрес для пересылки экземпляров сборника Веры Степановой.
 

Владимир Андреев. Нам нужны герои! (Заметки о поэте Николае Рубцове)

Творчество настоящего поэта, поэта истинного – подвиг, героизм.
Таким поэтом был и есть Николай Рубцов. Понимает, чувствует Бога тот, у кого Он обретается... И по сути своей Поэзия есть прославление Творца в его творении... 
     Но сказать, определить, что есть поэт, значит утонуть, раствориться в мире видимом, чтобы узнать, увидеть мир невидимый – Дух святой...
     Вот кратко взаимоисключающие высказывания Александра Сергеевича Пушкина, к примеру в Его «Капитанской дочке»: капитан Белогорской крепости Иван Кузьмич заметил – «все они (поэты) люди беспутные и горькие пьяницы и дружески советовал мне
 (Петруше Гринёву) оставить стихотворство, как дело службе противное и ни к чему доброму не доводящее».
    Второе высказывание о поэтах А. Пушкин заметил в очерке «Путешествие в Арзрум». «Пленный паша, сухощавый старичок, увидев меня во фраке, он спросил кто я таков. Пущин дал мне титул поэта. Паша сложил руки на грудь и поклонился мне, сказав через переводчика: «Благословен час, когда встречаем поэта, поэт брат дервишу. Он не имеет ни отечества, ни благ земных; и между тем как мы, бедные, заботимся о славе, о власти, о сокровищах, он стоит на ровне  с властелинами земли и ему поклоняются». Восточное приветствие паши всем нам очень полюбилось».
     Подобные мнения в мире существуют и до сих пор.
Петрака (Петрарка) дополнительную букву «р» отец Франческо вставил в свою фамилию для благозвучия. Узнав, что его сын Франческо Петрарка сочиняет сонеты, указал ему, что не следует заниматься чепухой, и что великий Гомер после своей смерти не оставил ничего материального для своих родных... Нечто похожее говорил и отец Овидию Назону ещё до нашей эры... Однако поэты появляются, как всё на свете, как солнце, ветер и былие земное...
    Русский народ, Советский народ – герой, победивший фашизм, уничтожил способ жизни: «Разделяй и властвуй!» Чего хочет народ, того хочет Бог.
    Дух и материя – едины.
    В нашей стране героев не счесть. И они не всегда умещаются в сознании народа. А кроме всего, писатели есть память народа. И они делали всё в своё время, чтобы оформить, оживить народную память в образах и документах.
    Толстой в романе «Война и мир» воскресил победное изгнание русским народом наполеоновских захватчиков.
    Московская школьница Зоя Космодемьянская в 1941 году была казнена фашистами в Петрищево Московской области. «Мне не страшно умирать, товарищи. Это счастье умереть за свой народ!»  –   были её последние слова, школьницы, москвички с восхитительной фамилией, идущей от древних святых Косьмы и Доминиана, по-русски Кузьмы и Демьяна.
    Россия – героиня творчества Рубцова, он уже не мог, как поэт, «соревноваться» с поэтом-фронтовиком Павлом Шубиным, строки которого потрясают «окопной правдой»:
 
                    Выпьем за Родину, выпьем за Сталина,
                    Выпьем и снова нальём...
                    Выпьем за тех, кто командовал ротами,
                    Кто замерзал на снегу,
                    Кто в Ленинград пробирался болотами,
                    Горло, ломая врагу...
     Это казалось, проходило мимо Рубцова... Ан, нет! Рубцов был глубоко начитанным человеком. В детдоме была прекрасная библиотека...
     Можно много знать, но писать о малом. Его стакан, как говорится, был мал, но он пил из своего стакана. Это неукоснительное кредо творчества.
     И вот столбовая дорога, проходящая сквозь муки творчества
 
                    Россия, Русь! Куда я не взгляну,
                    За все твои страдания и битвы,
                    Люблю твою, Россия старину.
                    Люблю твои погосты и молитвы...
 
     Путь творчества Рубцова определил «автопилот» духа его, он писал о том, о чём в его время никто не говорил, он заполнил  свободное место, к которому, как каменотёс, мученически пробирался Анатолий Передреев.
     Я написал немало о творчестве наших поэтов, но меня не оставляет тяготеющая надо мною мысль, что же такое поэзия...
       Конечно же, поэзия – это Слово. Но суть этого зачастую ускользает  из сознания... После прочтения прекрасных стихов или просто хороших, народных сказок, песен, пословиц, поговорок, словесных игр и забав, меня охватывает вновь чувство непознаваемости... Мне ведомо, что это речь умная  без ума, крылатое слово, афоризм или же «поэзия есть сон в святых мечтах 
земли»... Словесность, в которой живёт правда, словесность не суетная, ибо  суета там, где нет правды жизни, чувства, идеи...
   Вот мы в детстве, малыши сидим кружком, как козлики, а девочки нами руководят, расхаживая важно, как учительница, девочка «рече»:
     
                           На золотом крыльце сидели:
                           Царь, царевич, король, королевич,
                           Сапожник простой –
                           Кто ты такой?..
 
    указывая на любого из нас девочка, когда играли в «загадки о цветах». Захватывали меня колядки, когда мы колядовали под оконьем.
     По утру, на Новый год: «Сею, сею засеваю жито, пшеницу, всякую 
пашницу... Где бык с рогом, там пшеница стогом, где конь с хвостом, 
там жито кустом». Но что есть поэзия, эта истина не овладевает мной, не рождается во мне... Опять стою перед закрытой дверью... Рванусь на древний  Восток:
     
                 Расцветают сады под весеннее пение птиц,
                 Словно в утренний снег нарядилися горы над нами.
                Разорвать бы мне тело на тысячи зрячих частиц,
                Чтоб под каждою вишней Лу Ю любовался цветами...
                                                                                         Лу Ю.
 
     С Лу Ю перекликаются стихи Павла Шубина:
 
                     Помощником глазу,
                     Свидетелем чуду,
                     Мне надо быть сразу
                     Везде и повсюду...
 
   Иван Бунин страдал также подобным чувством. 
   Значит поэзия – это единение, единство мира, который мы постигаем.
     Поэзия это «произречение» человека, познание Духа в себе.
На этом точку, увы, поставить невозможно...
    «Поэтами рождаются, а не становятся» – в  этом афоризме есть упущение.
     Поэтическое в человеке присутствует всегда, в одном больше, в другом меньше. А в некоторых отсутствует вообще, и зачастую у тех, кто вне природы... Выражение, быть может ошибочное, но в нём есть нечто:
«Рождённый ползать, летать не может».
     Поэтическое в человеке утверждается в стихах, в стихотворстве, у Циолковского и Королёва в изобретательности, которая проявилась в познании самого себя, то есть мира в себе и во вне... То же у Арсеньева и Пржевальского...
       И ещё: есть стихотворство забавное, в России это Барков, а есть поэтическое сознание «чёрное»: это А. Македонский, Наполеон, Гитлер… Это сумасшественное желание, страсть захватить мир материальный, который принадлежит Богу, Создателю. Путь не прощаемого греха, бесовщины... 
      У Владимира Соколова есть стихотворение «Звезда полей» с эпиграфом:
 
                          Звезда полей, звезда полей над отчим домом,
                          И матери моей печальная рука –
                          Осколок песни той вчера за тихим Доном
                          Из чуждых уст меня настиг издалека.
 
     Николай Рубцов по дружбе с Соколовым назвал первую столичную книгу «Звезда полей»... Николай Старшинов заметил, что, несмотря на это, у Соколова с Рубцовым произошла ссора. «В запале Соколов бросил ему такую довольно обидную реплику:  –  Ты в поэзии – вологодский Буратино! – На что Рубцов ответил: - А вы, Владимир Николаевич, поэт-Дачник! Ответ был, разумеется, злым».
     Когда поэты оскорбляют друг друга, они оскорбляют самих себя.
Николай был резок и прямым со многими, начиная от преподавателей до нашего брата пишущего. На спецкурсе по Маяковскому, который вёл Машинский, на вопрос, как вы относитесь к творчеству Маяковского, Рубцов ответил следующее: «Была произведена гениальная работа по разрушению русского стиха». Конечно же, зачёт по спецкурсу ему не был зачтён.  За некоторые его поэтические мнения, говоря словами Пушкина, что поэт иногда может выбросить некоторое коленцо, за что мог попасть в немилость.
    Николая Рубцова отлучили от Литературного института. Он бедствовал.
    Но помог ему восстановиться Александр Яшин, обратившийся к  Анатолию  Ивановичу Лукьянову, чтобы он посодействовал восстановлению Рубцова в литинститут. Его восстановили, но на заочное отделение, где я и познакомился с  Николаем Рубцовым.
   Известно заявление не покорённого Рубцова:
                   
                 Возможно, я для вас в гробу мерцаю,
                 Но заявляю вам в конце концов:
                 Я, Николай Михайлович Рубцов,
                 Возможность трезвой жизни отрицаю.
 
   Некоторые утверждают, что Николай Рубцов жил бедно. После войны многие жили бедно, во всех республиках. Но в 1947 году жизнь наладилась и каждый год снижались цены.
     «Демократия» – ложь   и «республика»  – фарс, если существуют родовые имения и частная земельная собственность... Все войны происходили из-за земли и ради земли... победа все-таки останется на стороне Христа, и земля сделается общей...».
     Если поэт «кормится» только гонорарами от своих стихов, он обречён на нищету, ему заводить семью опасно. Таких примеров множество в литературе русской и зарубежной.
     Некоторые поэты «серебряного века», чтобы выжить женились на дочерях богатых купцов. Так Бальмонт женился на Андреевой, дочери богатого башмачника, поэт из Коктебеля  Волошин обхаживал дочь издателя Сабашникова и т. д...
    Нам поэтам, жившим при Советской власти была возможность иметь работу. Я, как и многие, служил в «Литературной России», в издательстве «Современник», в журнале «Дружба» советско-болгарском... Во времена 90-х, работал грузчиком в частном издательстве, катал ролики бумаги, распространял книги, писательство забросил...
     Литфонд СССР был богатым, поскольку с каждой книги, выходившей в стране, изымались проценты. Издательства ЦК ВЛКСМ  процветали и роман-газета, где публиковали В. Пикуля...
      Существовало бюро пропаганды художественной литературы, по путёвкам которого можно было заработать неплохо... Владимир Шлёнский, писал стихи и нигде не служил, но, разъезжая по стране с выступлениями, зарабатывал хорошо.
     Рубцов жил так, как хотел. Печатали его вполне достойно. Дали квартиру в Вологде, но материальное не всегда удовлетворяло поэта...
    В 90-х годах нас, пишущую братию, изгнали из «дубового» ресторана ЦДЛ в подвальный буфет. Поэт Борис Примеров жадно поглощал бутерброды. Вошёл, опираясь на посох Владимир Соколов. Примеров, растягивая слова, словно гармонь, спросил Соколова: - Скажи, Володя, ты стал бы поэтом, если бы не Советская власть?  
   – Нет, – ответил однозначно Владимир Соколов.
    Примеров подводил мысль, что именно советская власть создала базу развитию поэзии и культуры в стране...
 
                  Стукнул по карману – не звенит,
                  Стукнул по другому – не слыхать.
                  Вот, когда я стану знаменит,
                  То поеду в Ялту отдыхать. – пел Рубцов.
 
     В Ялте был Дом творчества писателей, которые были во всех республиках. До Ялты Рубцов не доехал.
     Поэт Старшинов очень почитал Рубцова за его талант, за его сыновнию любовь к России. «Он был мал ростом, задирист, словно как будто хотел подтвердить бытующую в народе поговорку: мал, да удал».
     Многих поэтов обзывал бездарями. Этим вызывал огонь на себя. Однако по сути своей был человеком нравственным, в котором горел огонь справедливости и вечной истины... Он считал, что в России все цари были хорошими. Кстати, эпитет «хороший» идёт от санскритского корня, прапрадеда русского языка, то есть хороший,  хароший – божественный. Хари-Кришна, Хари – Рам. На Руси певали: «Выпадала белая пароша,  да на талаю землю, а по той пароше шёл Ваня хароший...». «Услышь меня хорошая...».
     Когда Рубцов пел свои стихи и читал, то в нашу комнату набивалось студентов со всего  общежития по улице Добролюбова. Дым стоял, хоть топор вешай. Были калмыки, татары, армяне, азербайджанцы, молдаване, украинцы, болгары. Вообще в литературный институт политически принимали со всех республик страны.
    Если кто-то нарушал «медитацию» процесса творческого течения, Рубцов резко распахивал дверь, из которой вываливался сигаретный дым, и указующим перстом и звучным голосом велел выйти вон, угрожая позвонить ректору института Пименову. «Нарушитель» покорно выходил...
     Процесс продолжался. Читал стихи Рубцов всем своим существом, материализуясь в слове, жестами крылатея и всем телом. Казалось, он растворялся в духе слова, в стихе... Чудилось, что мы присутствовали и прикасались к истинной сущности поэтической души.
    Николай Рубцов был настоящим поэтом. Страдал мировой бесприютностью. Одиночеством в философском понимании этого слова... Его по непонятной причине причисляли к поэтам «тихой лирики». Отнюдь! Он был пронзительным поэтом и сильно крепким:
                               С каждой избою и тучею, 
                               С громом, готовым упасть,
                               Чувствую самую жгучую,
                               Самую смертную связь.
   А это уже классика!

Владимир Андреев. О методике и критериях поэзии Ю.Кириенко-Малюгина

                                                           «Как сон столетий Божий храм» 
                                                                                    Николай Рубцов
 
      Юрий Кириенко-Малюгин выпустил нестандартную книгу «Методика оценки и критерии народности поэзии» (Издатель НО «Рубцовский творческий союз», М., 2014)
     Что есть поэзия? На этот вопрос имеется множество определений. И все они верны по-своему. Кто-то сказал, что если мы поймём, что такое поэзия, она, поэзия исчезнет… Бог весть. Конечно, это мировоззрение,  выражаемое через душу. Человек не может любить и радоваться  небесной звезде в русской ночи, если в его душе нет аналогичной звезды. Подобное тянется к подобному. 
      В то же время поэзия это: пойди туда – не знаю куда, возьми то – не знаю что. Вот так оставили нам предки загадки: сказки, мифы. За этим стоит тайна мирознания.
     Юрий Кириенко-Малюгин много и плодотворно трудится на поэтической ниве,  исследуя   годами   творчество Николая Рубцова, в 
том числе через крупицы истин, найденных предшественниками-поэтами.
      Были годы, когда  классическую  русскую  поэзию затмило нечто иное. Чего только не было на этой священной стезе: путь от терний к звёздам. В одном из писем, которое приводит автор, Николай Рубцов сообщает корреспонденту: «Тема любви, смерти, радости, страданий – тоже тем старая  и потому я за неё».
    Юрий Кириенко-Малюгин делает доказательные выводы о славянских языках и отдельно русском. Обосновывает методику оценки и критерии народности поэзии по духовно-смысловым принципам стихосложения. Исследует истоки  и причины возникновения поэтичности в душе человека, искры Божьей, искренности, ответа на позывные окружающего мiра.
    Пушкин использовал народные мифы, сказки, пословицы, загадки в своих произведениях, дав поэтам духовный ориентир.  Древняя персидская поэзия и греко-римская культура также повлияли на формирование стиха русского. У персов орнаментальная поэзия пышно расцвела под небом Востока.
    Несмотря на инородные влияния корневая самобытность поэзии русской всегда сохранялась. Причём, как отметил автор,  Ломоносов, Державин, Пушкин, Лермонтов, Кольцов, Никитин, Жуковский, Вяземский, Тютчев, внесли свою лепту (частицу истины) в копилку русской поэзии. 
    Юрий Кириенко-Малюгин в начале своей книги смело заявил, что она «предназначена литературоведам, филологам, поэтам, преподавателям гуманитарных институтов, колледжей и школ. Всем, кто неравнодушен к проблемам поиска истины в литературоведении, выявлении критериев народности поэзии, адекватном отражении Истории России и проблемам Возрождения Семьи – как основы духовного существования России». От себя добавлю: домашней Церкви и аристократизма русской жизни.
     У автора по всему пространству книги  выстроены рассуждения о мерилах и оценках поэзии на протяжении веков, о её национальной самобытности, соответствующей духу народа, его культуре, мировоззрению. Здесь разговор автор ведёт о славянофильстве, о мистике, о славянской мифологии, сказках, пословицах.
    Русскому языку посвящены  блестящие по содержанию страницы, автор доказывает, что наш язык богаче любого европейского.
     Автор выдвигает основоположником литературоведения Н. В. Гоголя, и в какой-то мере А. С. Пушкина, но не В. Г. Белинского. Во  главу   угла   ставит    статью     Н. В. Гоголя   «В  чём   же,     наконец, существо русской поэзии» (1846). В которой отмечается развитие поэзии от первых эпически-ведических песен-стихов славянских народов  на  Древней Руси и   в  Московском царстве… «Поэзия есть чистая исповедь души», а это точнее и сильнее, чем высказывание Гёте о поэзии. Также очень высоко, сложно и гениально существует 
высказывание Гёрдерлина, когда «то, что остаётся – устанавливают  поэты». Остается неочевидное. Дух. То, что часто не понимаемо обычным  взглядом.
     Юрий Кириенко-Малюгин  глубоко исследует творчество Тютчева и Рубцова. «Тютчев и Рубцов – русские национальные поэты». Суть поэзии говорит об этом нам. Один – дворянин,  другой – крестьянин. Но предки которых владели когда-то каменными топорами…
     Выкладки, споры, посылы о творчестве В.Маяковского занимают в книге несколько страниц. «Поэтом называется человек, который именно и создаёт эти самые поэтические правила»  – сказал Маяковский. Гомер, Пушкин, Гоголь и автор «Слово о полку Игореве» – создатели  поэтических правил. Это всё говорит о большой работоспособности автора, его страсти, творческого глубокомыслия и беспокойства о судьбе современной поэзии России, литературоведения о самосознании поэтов.
    Далее. Работа, посвящённая Сергею Есенину «Зашифрованная народная поэзия»:
 
Несказанное. Синее. Нежное
Тих мой край после бурь, после гроз.
И душа моя – поле безбрежное, 
Дышит запахом мёда и роз» (стр. 39)
 
    Даны анализ поэмы «Анна Снегина», размышления о гражданской войне, о судьбе русской земли и её хранителе и пахаре, крестьянине, «погружённого во крест».
     Далее. Довольно смелые и по-своему редкие оценки «социально-духовного Возрождения России в составе СССР в 30-50 годы XX столетия». Также  о блуждании  символистов  и декадентов  в первой трети  XX века и иных сформировавшихся в те времена литературных течений.
    Далее. Исторический поворот к народной поэзии в годы Великой Отечественной   войны.   Песни   «Священная  война»   Александрова,  «Землянка» А. Суркова, уточнённый текст песни «Синий платочек», «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины» К. Симонова, «Соловьи» А. Фатьянова, песни Исаковского.
    И, наконец, поэзия 60-х годов ХХ столетия, годов сложных и противоречивых. 
    Погружение автора в творчество Николая Рубцова, говорит о том, что в Рубцове, как поэте, видится словно в фокусе призмы свет и сердцебиение русской классической поэзии. Рубцов, как Иван Калита, собравший русскую землю в единство, так и творчество Рубцова, вобрав лучшее своим органическим талантом  из поэзии наших предков, открыл нам их, собой, своими стихами, открыл просто без натуги в звуках. Оттого он востребован. Он воскресил русскую поэтику и русское сознание. «В звуках лирики Рубцова просторно дышать слову». В точку сказано. Гениальное ухо и вкус Юрия Селезнёва прекрасны.
      Лучше не скажешь: «просторно дышать слову». «Матушка возьмёт ведро, молча принесёт воды», «в ГОРНИЦЕ МОЕЙ СВЕТЛО, ЭТО ОТ НОЧНОЙ ЗВЕЗДЫ» , «в ОКНО ЗАКАТЫВАЛОСЬ СОЛНЦЕ», «Тихая зимняя ночь». 
   В главе 12 «Классификация поэзии в России (в порядке дискуссии на любом уровне)» Кириенко-Малюгин на авторитетном уровне заявляет, что в поэзии разбираются лучше сами поэты, а не критики поэзии. Это Истина. Статья Есенина «Ключи Марии» или небольшая статья или письма Рубцова свидетельствуют о глубоком их понимании творческой сути  процесса стихосложения.
    Ссылаясь на мнение Г.В.Свиридова  о музыкально-песенной поэзии, изложенной в его книге «Музыка как судьба», автор предлагает исследование современного состояния поэзии, многообразие факторов стихосложения, обусловленного мировоззрением каждого поэта, что позволяет составить классификацию русской поэзии в России. Такую даёт установку автор. Работа трудна, но благодарна.
   Мировоззрение – пуповина, соединяющая земнородного со Словом, со Вселенной, а это уже есть поэтичность и правда. 
   Наши предки говорили: «Там нет суеты, где правда».
   Это издание создаёт предпосылки для развития дискуссии о факторах народности поэзии и современного литературоведения.  
 
   P.S. Статья была представлена на 13-ю Московскую научно-практическую конференцию «Рубцовские чтения – 2018» и напечатана в альманахе «Звезда полей» 2018
 

Владимир Андреев. Дух животворит

(Юрий Кириенко-Малюгин. «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…»,  М., НО «Рубцовский творческий союз», 2011)
 
      Юрий Кириенко-Малюгин – известный исследователь творческой жизни Н.М.Рубцова и его поэтического наследия. В книге предстаёт образ Николая Михайловича Рубцова всесторонне, завершённо. Перед читателем Н.М.Рубцов – русский поэт, человек, явление природы и социум. Эта книга ЖТЛ (жизнь творческих личностей), с новыми открытиями и дополнениями создавалась автором на основе книги «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (М., МГО СП России, 2002 г.). Перед нами монография, которая насыщена глубокими наблюдениями, анализом творчества поэта, его значением для русской поэзии, биографическими подробностями, которые перекликаются со стихами, высвечивают душу поэта. Всё это написано и подобрано с любовью, уважением к поэту, к его драматическому труду, к тяжёлой неприкаянной жизни, начавшейся с сиротства. Вплетены рационально и в духе повествования  воспоминания его друзей, однокашников, преподавателей… Изображено его поведение среди поэтов и людей света. Ибо он не любил фальши, если её почувствует в человеке, в жизни. В поэзии и среди близких ему людей.
     Юрию Кириенко-Малюгину… удалось «по научному углублённо» распахать пласт творческого пути поэта, показать скрытые пружины жизни, которые толкали его на те или иные поступки, а, главное, стихи…
     Изыскать массу очерков, воспоминаний, рецензий о Рубцове, отобрать из них существенное и, переработав как пчела пыльцу (курсив автора), создать выдающийся образ Николая Рубцова. Поэт нам виден ясно в органичной композиции и направленности книги. Мало того, Ю.Кириенко-Малюгин не раб хронологии, он следует смыслу ради выразительности, смысл ему диктовал хронологию, а не наоборот. Писать о русском поэте труд нелёгкий, требующий самоотдачи …
     В книге показано на примерах и извлечениях из стихов поэта, а также воспоминаний как светлая поэзия Николая Рубцова по-хорошему срослась с идеями Добра, Справедливости и Возрождения России, которые хранил в веках безсмертный Божий промысел. 
     Полный текст статьи Владимира Андреева «Дух животворит» смотрите в разделе сайта  «Рубцовские центры и фонд», подраздел «Рубцовские чтения».
 

Владимир Андреев. О методике и критериях поэзии Ю.Кириенко-Малюгина

Как сон столетий Божий храм» 
Николай Рубцов
 
«Я познание сделал своим ремеслом»
Омар Хайям
 
     Юрий Кириенко-Малюгин выпустил нестандартную книгу «Методика оценки и критерии народности поэзии» (Издатель НО «Рубцовский творческий союз», М., 2014)
    Что есть поэзия? На этот вопрос имеется множество определений. И все они верны по-своему. Кто-то сказал, что если мы поймём, что такое поэзия, она, поэзия исчезнет… Бог весть. Конечно, это мировоззрение, выражаемое через душу. Человек не может любить и радоваться  небесной звезде в русской ночи, если в его душе нет аналогичной звезды. Подобное тянется к подобному. 
     В то же время поэзия это: пойди туда – не знаю куда, возьми то – не знаю что. Вот так оставили нам предки загадки: сказки, мифы. За этим стоит тайна мирознания.
    Юрий Кириенко-Малюгин много и плодотворно трудится на поэтической ниве, исследуя годами творчество Николая Рубцова, в том числе через крупицы истин, найденных предшественниками-поэтами.
    Были годы, когда классическую русскую поэзию затмило нечто иное. Чего только не было на этой священной стезе: путь от терний к звёздам. В одном из писем, которое приводит автор, Николай Рубцов сообщает корреспонденту: «Тема любви, смерти, радости, страданий – тоже тем старая  и потому я за неё».
    Юрий Кириенко-Малюгин делает доказательные выводы о славянских языках и отдельно русском. Обосновывает методику оценки и критерии народности поэзии по духовно-смысловым принципам стихосложения. Исследует истоки  и причины возникновения поэтичности в душе человека, искры Божьей, искренности, ответа на позывные окружающего мiра.
    Пушкин использовал народные мифы, сказки, пословицы, загадки в своих произведениях, дав поэтам духовный ориентир.  Древняя персидская поэзия и греко-римская культура также повлияли на формирование стиха русского. У персов орнаментальная поэзия пышно расцвела под небом Востока.
    Несмотря на инородные влияния корневая самобытность поэзии русской всегда сохранялась. Причём, как отметил автор,  Ломоносов, Державин, Пушкин, Лермонтов, Кольцов, Никитин, Жуковский, Вяземский, Тютчев, внесли свою лепту (частицу истины) в копилку русской поэзии. 
    Юрий Кириенко-Малюгин в начале своей книги смело заявил, что она «предназначена литературоведам, филологам, поэтам, преподавателям гуманитарных институтов, колледжей и школ. Всем, кто неравнодушен к проблемам поиска истины в литературоведении, выявлении критериев народности поэзии, адекватном отражении Истории России и проблемам Возрождения Семьи – как основы духовного существования России». От себя добавлю: домашней Церкви и аристократизма русской жизни.
     У автора по всему пространству книги  выстроены рассуждения о мерилах и оценках поэзии на протяжении веков, о её национальной самобытности, соответствующей духу народа, его культуре, мировоззрению. Здесь разговор автор ведёт о славянофильстве, о мистике, о славянской мифологии, сказках, пословицах.
    Русскому языку посвящены  блестящие по содержанию страницы, автор доказывает, что наш язык богаче любого европейского.
     Автор выдвигает основоположником литературоведения Н.В.Гоголя, и в какой-то мере А.С.Пушкина, но не В.Г.Белинского. Во главу угла ставит статью Н.В.Гоголя «В чём же, наконец, существо русской поэзии» (1846). В которой отмечается развитие поэзии от первых эпически-ведических песен-стихов славянских народов на Древней Руси и Московского царства… «Поэзия есть чистая исповедь души», а это точнее и сильнее, чем высказывание Гёте о поэзии. Также очень высоко, сложно и гениально существует высказывание Гёрдерлина, когда «то, что остаётся – устанавливают  поэты». Остается неочевидное. Дух. То, что часто не понимаемо обычным  взглядом.
     Юрий Кириенко-Малюгин  глубоко исследует творчество Тютчева и Рубцова. «Тютчев и Рубцов – русские национальные поэты». Суть поэзии говорит об этом нам. Один – дворянин, другой крестьянин. Но предки которых владели когда-то каменными топорами…
     Выкладки, споры, посылы о творчестве В.Маяковского занимают в книге несколько страниц. «Поэтом называется человек, который именно и создаёт эти самые поэтические правила»  – сказал Маяковский. Гомер, Пушкин, Гоголь и автор «Слово о полку Игореве» – создатели  поэтических правил. Это всё говорит о большой работоспособности автора, его страсти, творческого глубокомыслия и беспокойства о судьбе современной поэзии России, литературоведения о самосознании поэтов.
    Далее. Работа, посвящённая Сергею Есенину «Зашифрованная народная поэзия»:
 
Несказанное. Синее. Нежное
Тих мой край после бурь, после гроз.
И душа моя – поле безбрежное, 
Дышит запахом мёда и роз» (стр. 39)
 
    Даны анализ поэмы «Анна Снегина», размышления о гражданской войне, о судьбе русской земли и её хранителе и пахаре, крестьянине, «погружённого во крест».
     Далее. Довольно смелые и по-своему редкие оценки «социально-духовного Возрождения России в составе СССР в 30-50 годы XX столетия». Также о блуждании символистов и декадентов в первой трети  XX века и иных сформировавшихся в те времена литературных течений.
    Далее. Исторический поворот к народной поэзии в годы Великой Отечественной войны. Песни «Священная война» Александрова, «Землянка» А.Суркова, уточнённый текст песни «Синий платочек», «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины» К.Симонова, «Соловьи» А.Фатьянова, песни Исаковского.
    И, наконец, поэзия 60-х годов ХХ столетия, годов сложных и противоречивых. 
    Погружение автора в творчество Николая Рубцова, говорит о том, что в Рубцове, как поэте, видится словно в фокусе призмы свет и сердцебиение русской классической поэзии. Рубцов, как Иван Калита, собравший русскую землю в единство, так и творчество Рубцова, вобрав лучшее своим органическим талантом  из поэзии наших предков, открыл нам их, собой, своими стихами, открыл просто без натуги в звуках. Оттого он востребован. Он воскресил русскую поэтику и русское сознание. «В звуках лирики Рубцова просторно дышать слову». В точку сказано. Гениальное ухо и вкус Юрия Селезнёва прекрасны.
      Лучше не скажешь: «просторно дышать слову». «Матушка возьмёт ведро, молча принесёт воды», «в ГОРНИЦЕ МОЕЙ СВЕТЛО, ЭТО ОТ НОЧНОЙ ЗВЕЗДЫ» , «в ОКНО ЗАКАТЫВАЛОСЬ СОЛНЦЕ», «Тихая зимняя ночь». 
   В главе 12 «Классификация поэзии в России (в порядке дискуссии на любом уровне)» Кириенко-Малюгин на авторитетном уровне заявляет, что в поэзии разбираются лучше сами поэты, а не критики поэзии. Это Истина. Статья Есенина «Ключи Марии» или небольшая статья или письмо Рубцова свидетельствуют о глубоком их понимании творческой сути  процесса стихосложения.
    Ссылаясь на мнение Г.В.Свиридова  о музыкально-песенной поэзии, изложенной в его книге «Музыка как судьба», автор предлагает исследование современного состояния поэзии, многообразие факторов стихосложения, обусловленного мировоззрением каждого поэта, что позволяет составить классификацию русской поэзии в России. Такую даёт установку автор. Работа трудна, но благодарна.
   Мировоззрение – пуповина, соединяющая земнородного со Словом, со Вселенной, а это уже есть поэтичность и правда. 
   Наши предки говорили: «Там нет суеты, где правда».
   Это издание создаёт предпосылки для развития дискуссии о факторах народности поэзии и современного литературоведения.  
    
      Андреев Владимир Фомич, поэт, член Союза писателей России с 1980 г., заслуженный работник культуры РФ, окончил Московский инженерно-строительный институт и Литературный институт им. А.М.Горького.
 

Владислав Киреенков. О музыкальности поэзии Николая Рубцова.

Итак, Поэзия, Музыка и Душа Поэта. Всё воедино связано. Можно привести множество прекрасных образцов такого слияния в русской поэзии. Не обошла этой божественной участи и судьба нашего великого русского поэта XX века – Николая Рубцова.
    Стихи и музыку многое объединяет. Музыкальное понятие метра (размера), то есть равномерное чередование сильных и слабых долей времени в музыке, близко к значению того же слова в поэзии. Ударения в стихотворной речи располагаются
в определённом порядке, в определённом сочетании, и это тоже называется метром или размером.
   Николай Рубцов, наверняка, знал, что вся история развития русской песни и романса основана   на   национальной  поэзии.  И  в своём поэтическом творчестве широко применял все наиболее употребительные стихотворные размеры. Анализ привлечения его стихотворений для создания музыкальных произведений показы-вает, что наиболее часто встречается ямб, особенно 5-стопный:
 
Я буду долго гнать велосипед.
В глухих лугах его остановлю.
Нарву цветов, и подарю букет
Той девушке, которую люблю.
 
    В этом же размере написаны и такие стихотворения, переложенные на музыку, как «Звезда полей», «Старая дорога», «Ночь на родине», «Давай, земля немножко отдохнём…» и др.
   Рубцов применил 4-стопный ямб в строфах «В минуты музыки»:
 
В минуты музыки печальной
Я представляю жёлтый плёс,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берёз.
 
     Этот же размер использован в стихах-песнях «В старом парке», «Вологодский пейзаж» и др. Из двухдольных размеров часто использовал Рубцов хорей, как 5-стопный:
 
Стукнул по карману – не звенит.
Стукнул по другому – не слыхать.
В тихий свой таинственный зенит
Полетели мысли отдыхать,    
  
так и 4-стопный, часто с применением безударных стоп:
 
В горнице моей светло.
Это от ночной звезды.
Матушка возьмёт ведро,
Молча принесёт воды…
 
     Широко и интуитивно поэт применял  трёхдольные размеры. Как, например, 3-стопный дактиль в песне «Тихая моя родина».  
   Или в стихотворении «Плыть, Плыть…» с насыщенным использованием паузников, ещё более подчёркивающих движение волны. Прекрасный образец 4-стопного дактиля – «Зимняя песня» («В этой деревне огни не погашены…»)
    Замечательные примеры есть и с использованием 5-стопного амфибрахия:
    
Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны,
Неведомый сын удивительных вольных племён!
Как прежде скакали на голос удачи капризный,
Я буду скакать по следам миновавших времён…
 
     также   3-стопного   амфибрахия – «Прощальное»  («Печальная Вологда дремлет…»)  и 2-стопного – «Дорожная элегия». В самих названиях многих стихов Рубцова чувствуется музыкальное восприятие окружающего мiра.
     А какие песенные образцы 5-стопного анапеста дарит Рубцов!
 
Меж болотных стволов красовался восток огнеликий…
Вот наступит октябрь и покажутся вдруг журавли!
 
    А вот образцы 3-стопного анапеста: «Где весёлые девушки наши?», «Замерзают мои георгины», «На ночлеге».
    И много, много ещё других стихотворений разных размеров (метрических форм) уже переложено на музыку и странствуют по необъятной России, прославляя русского поэта Николая Рубцова. 
     Благотворное слияние поэзии и музыки рождает своё высшее проявление – песенное творчество. В заключение хочется ещё раз подчеркнуть, что народное песенное творчество, особенно Н.М.Рубцова:
   – позволяет ещё глубже раскрыть содержание стихотворения,
   –     приобщает к поэзии огромное количество людей,
   –      благотворно влияет на наше эмоциональное, физическое и            
           психологическое состояния,
   –     стимулирует духовное развитие человека.
 

Владислав Киреенков. О музыкальности поэзии Рубцова и не только

Поэтическое произведение и музыкальное оформление могут не только существовать независимо, но и объединяться в одну музыкально-литературную композицию, например, песню.
     Настоящий поэт, прошедший школу поэтического мастерства, испытывает определённую лёгкость и свободу в выражении мысли, когда владеет многочисленными приёмами и методами построения стихотворений (ямб, хорей, анапест, амфибрахий, дактиль и др.) Жизненный опыт поэта позволяет ему выбирать наиболее любимые темы и сочинять на возникшие явления и ситуации…
      Создатель музыкальных произведений, по моему мнению, больше, чем поэт, обладает эмоциональным началом и также, как поэт использует все доступные музыканту приёмы музыкальных построений (мажор, минор, тональность, многообразие аккордов, темп, модуляции и др.). Единственное, зачем надо особо следить, - не допускать плагиата в мелодике.
   Когда меня Ю. Кириенко-Малюгин попросил писать песни (мелодии) на стихи народного поэта Н.М.Рубцова, я согласился сразу. Но поинтересовался, на какие стихи нет музыки и исполнения. Получив перечень таких текстов Рубцова, я отобрал те, что мне пришлись по Душе. Так в 2003-2005 годах были превращены в песни «Давай, земля, немного отдохнём…», «Прощальное» («Печальная Вологда дремлет…»), «На ночлеге» («Лошадь белая в поле тёмном…» с моим авторским исполнением. И затем, поскольку мне очень нравился текст,  написал авторскую музыку и исполнял песню «Привет, Россия, – родина моя!», хотя имелись на тот период четыре автора-исполнителя.
    Участвовал и участвую, как гитарист, в дуэте ЛМС «Родник» Творческого Центра им. Н. М. Рубцова  в исполнении песен Рубцова «Осенняя песня», «Синенький платочек», «Зимняя песня», «Свидание», «Морошка» (музыка песен Юрия Кириенко-Малюгина). С 2013 года в ряде песен участвовала Вера Степанова.
    Ко мне обращались периодически поэты с просьбой написать композицию на имеющиеся стихи. Я делал музыку на  стихи, которые имели необходимую ритмику и мне нравились по содержанию.
     Несколько слов об авторстве.
    Поэт может считать себя автором созданного произведения только после официальной публикации в прессе-газете, журнале, книге, в сборнике или других доступных изданиях. Музыканту же необходимо пройти экспертизу и регистрацию в официальной организации, например в Российском авторском обществе (РАО). Обращаются в РАО автор (поэт и композитор в одном лице) и авторы совместных произведений – поэт и автор музыки. Возможна регистрация авторства при официальной публикации в российских СМИ или в книгах. Все права авторов защищаются законами РФ.
    В моей практике были регистрации совместного авторства с поэтами: Глаголевым В. П., Сергеевым Ф. И., Андреевым В. Ф. 
Совместное авторство с поэтом Силкиным В. А. зарегистрировано в сборнике «Белый танец» (2011 г.), а с поэтом Бояриновым В. Г. – в журнале московских писателей «Московский вестник» (2015 г.).   
  Совместно с поэтом Ю. Кириенко-Малюгиным зарегистрированы песни «Играй, задумчивая скрипка», «Танго», «За сирень-черёмухой», «Играй сынок», Свидетельство РАО № 10290 от 30.06.2006 года.      
     Совместно с поэтом Верой Степановой зарегистрированы «Играет  вдалеке гармошка»,  «Никуда не уходи», «Слеза блестела…», Свидетельство РАО № 24630, 2017г.

Всероссийская литературная премия «Звезда полей» имени Николая Рубцова

 Премия учреждена Постановлением законодательного собрания Вологодской области от 30.10.1997 г № 398. Предусматривалась ежегодное присуждение  премии. В 2002 году было установлено присуждение Премии раз в два года. 
 
К сожалению,  прямых сведений со списками лауреатов премии  в интернете не имеется, в том числе на сайте «Душа хранит». Методом поиска удалось установить ряд лауреатов:
 
Бараков В. Н. (1998 г.) – литератор, автор статей о творчестве Н. Рубцова, г. Вологда
Белков В. С. (2000 г.) – литератор, исследователь биографии Н. Рубцова, г. Вологда
Козлов В.В. (2002 г.) – поэт, г. Иркутск
Вакомин С. А.  (2003 г.) – поэт, пропагандист творчества Рубцова, г. С.-Петербург
Груздева Н.В. (2004 г.) – поэт, г. Вологда 
Чулков  Б. А. (2005 г.) – поэт, г. Вологда 
Багров  С. П. (2006 г.) – писатель, автор книги о Н. Рубцове, г. Вологда
Барышева М. Е. (2009 г.) – кинематографист, продюсер фильма о Н. Рубцове
Морозов А.С. (2011 г.) – композитор, автор мелодий на стихи Н. Рубцова,  г. Москва
   Сведений о последующих  с 2011 года лауреатах Всероссийской литературной премии «Звезда полей» имени Николая Рубцова не обнаружено. 
 

Встреча и награждение лауреатов альманаха «Звезда полей» в Рязани

Награждение лауреатов от Рязанской области  было проведено 21 мая с.г. в Рязанской областной научной библиотеке имени М. Горького при  участии Ю.Кириенко-Малюгина. 
    Дипломами отмечены в номинации «проза» (статья-доклад на 14-ой конфереции «Рубцовские чтения») - Людмила Салтыкова, в номинации «пропаганда традиционной поэзии и творчества Н. М. Рубцова» - Алексей Бандорин, в номинации «поэзия» - 4-го поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей»   Алевтина Белоглазова, Анатолий Тимонин, Евгения Таубес. Состоялась дискуссия о современных направлениях русской поэзии, в которой приняла участие  литератор Людмила Гоенко. 
    Презентация альманаха «Звезда полей» 2019  в Москве состоялась 27 апреля 2019 г. в библиотеке им. М. Ю. Лермонтова. Руководитель Творческого центра имени Н. Рубцова (ТЦР)  Юрий Кириенко-Малюгин сообщил о проведённых  ежегодных (19-х с 2001 года) творческих конкурсах сайта «Звезда полей» во всех номинациях, о 14-ой Московской  научно-практической конференции «Рубцовские чтения», о награждении  лауреатов дипломами и грамотами ТРЦ, о пересылке дипломов и альманахов участникам конкурсов во всех номинациях в регионы России. 

Встреча о творчестве Н.М.Рубцова «Звезда полей горит, не угасая…»

    18 февраля 2016 г. в читальном зале института ВИЭСХ состоялась встреча о творчестве Н.М.Рубцова «Звезда полей горит, не угасая…». В читальном зале была представлена экспозиция о творчестве Н.М.Рубцова, содержавшая  цветные календари, выпущенные с 2003 по 2011 г.г.,  книги и статьи о народном поэте. Встречу провёл член Союза писателей России и Общества «Знание» Ю.И.Кириенко. Были показаны видеозаписи из концертов НКО «Рубцовский творческий союз», видеослайды по местам жизни и творчества Н.М.Рубцова. Ведущий ответил на многочисленные вопросы.

Вячеслав Макеев. Моряки

Николай Рубцов и сакральный Русский Север 
 
  *      *      *
 
      Хоть и макушка лета и солнце в этих широтах не заходит по три месяца кряду, сегодня его не видать, накрыло тяжёлыми свинцовыми тучами. Моросит мелкий дождь, промозглый ветер насквозь продувает набухший от сырости брезентовый плащ, бушлат и два комплекта тёплого зимнего белья…
      Как ни крути – кругом океан Ледовитый, студёная Арктика, да и широта здесь не малая – семьдесят пять с половиной градусов северной широты. Вот куда занесла нелёгкая морская служба славный эсминец «Острый» со всем его экипажем.
      Ему, краснофлотцу Рубцову, служившему дальномерщиком артиллерийской боевой части и нёсшему службу выше прочих матросов и офицеров эсминца на тесной площадке в средней части фок-мачты, что повыше капитанского мостика, наблюдать за океаном до желанной подмены ещё с час, а потом отдохнуть два часа, отогреться, чуток покемарить и снова на вахту. Как шутят не только на флоте, но и в пехоте – «через день на ремень». 
      Такова служба, а ведь он, краснофлотец Рубцов, о такой и мечтал, полюбив с ранней юности море, хоть родился и жил до пятнадцати лет вдали от него, среди бескрайних разливов северных русских лесов. 
       Вот он океан, и как шутят моряки на Северном флоте – «самая теплая» его часть – Баренцево море, отделённое от остальной, крытой льдами океанской громады гористым архипелагом, который поморы зовут Маткой, а если по картам, книгам и лоциям, то Новой Землёй.
      Почему «новой» никто объяснить толком не может, а вот рыбаки из поморов припоминают, что седобородые старцы, которых ещё можно встретить в старинных поморских сёлах: Коле, Мезени, Индиге, Гремихе, Дальних Зеленцах или же в Териберке рассказывают, что слышали о земле-Матке от дедов, а те от своих прадедов. Дескать, отсюда, с земли-Матки и пошёл род людской. Да только как же такое могло случиться в промёрзлой тундре и среди ледников? А если и было такое, то было очень давно…
      Так ли это, пойди – проверь, когда над Новой Землёй рвутся теперь огромной силы ядерные заряды, много мощнее тех, американских атомных бомб, которые лет двенадцать назад сожгли дотла японские города…
       На мгновение матроса опалил зной от далёких ядовитых пожаров, некогда бушевавших на другом конце света, и вновь обдало близкой океанской промозглой стужей… 
       Ничего не поделаешь, куёт Россия свой ядерный щит, без которого ныне не обойтись.
      Тяжкий навалился сон, однако, всё в нём как будто ясно, словно всё наяву. И такое бывает. Вот и стихи порою рождаются во сне, только и успевай записать поутру в тетрадку, которая постоянно с тобой, за которую, увидев однажды, отчитал командир.
      Мысли путаются, скачут с пятое на десятое. Нет уже стужи, подевалась куда-то. Где я теперь, спохватился во сне краснофлотец Рубцов? Где, непонятно, но не на мачте и ещё не проснулся. 
      Надо же, вокруг шелестят ветви плакучих берез, птицы щебечут в кудрявых кронах. Внизу душистое разнотравье, ромашки цветут, колокольчики тихо звенят, роняя кристально чистую утреннюю росу. 
      В руках раскрытый конверт и письмо. Коля пытается прочитать – что там, в письме, да только ничего в нём не видит, хоть и знает дословно не раз прочитанные горькие строки, такое горькие, что хочется выть и рыдать от нестерпимой душевной боли…     
      «Эх, Тайка! Я же поверил тебе, что дождёшься, а ты… 
Эх, Тайка! бранных слов на тебя больше не жаль, а ведь любил, обнимал, целовал, цветы полевые дарил, стихи для тебя сочинял...
 
«Посидеть с тобою вместе 
На скамье под деревцом. 
И обнять тебя до боли, 
Сильной грусти, не стыдясь. 
Так чтоб слёзы поневоле 
Из твоих катились глаз…»
 
 *     *     *
 
    – Эй, братишка, да что с тобой? Дурно, что ли? То ворочался с бока на бок, а теперь бредишь, да ещё стихами? – Тормошил матроса Рубцова сосед по палате, прибывший в госпиталь вчерашним вечером. С ним и поговорить, толком не удалось. Устал человек, поздоровался,  назвался Пинегиным, сказал пару слов, вытянулся на койке и сразу уснул.
     Рубцов очнулся от тяжкого сна, приподнялся на кровати, зевнул и принялся протирать глаза.
     – А, это вы, товарищ Пинегин? – узнал он соседа. – Я что, во сне разговаривал? Вас разбудил?
     – Разговаривал, под конец даже стихами. Кого же ты обнимал, братишка, в четыре часа утра? – взглянув на часы, поинтересовался Пинегин.
    – Теперь уже никого, – с грустью ответил Рубцов. – Была у меня девушка – Тая, полное имя – Таисия. Обещала дождаться, да года не вытерпела, загуляла. Словом, нет у меня её больше, – тяжко вздохнув, признался Рубцов.
     – Бывает, – согласился сосед. – С какого ты года, парень?
     – С тридцать шестого.
     – А я, с пятнадцатого. Так что ещё царя застал, да только плохо его помню, – пошутил Пинегин. – На флот был призван в тридцать пятом. Северного флота тогда ещё не было. Служил на Балтике, в Кронштадте. Была и у меня девушка, да изменила, загуляла с другим, а потом, когда тот её бросил, куда-то уехала. Да и бог с ней, какая бы из неё вышла жена? 
     Сколько же ты отслужил, братишка? – спросил Рубцова сосед по шестиместной палате, в которой они были пока одни. Завтра, впрочем, теперь уже сегодня, в палате ожидается новое пополнение из матросов, чьи корабли находятся в боевом охранении возле Новой Земли, а ему, Рубцову, пора на выписку и в отпуск на двадцать четыре дня без дороги. Так что поезжай куда хочешь, отдыхай матрос. 
     – Отслужил уже полтора года, – ответил Рубцов и добавил. – Служу на эсминце. Плаваем возле Новой Земли, в боевом охранении. Так и норовят заплыть  в наши воды вражеские подлодки, понаблюдать за тем, что творится на Новой Земле, а то и нам навредить. Выявляем их, изгоняем. 
     А вы, товарищ Пинегин, не запомнил вашего имени отчества, откуда будете? Для матроса вы как будто не молоды, а офицеров с матросами в одну палату не помещают.
     – Александром Ивановичем зовусь, но зови меня просто Сашей или Саней, ведь мы с тобой оба моряки, а потому давай, братишка, «на ты». Ладно?  
     – Ладно, Саша, давай «на ты», – согласился Рубцов. – А я Николай, так что Коля.
     – Из Индиги я, – ответил Пинегин, – слышал о таком посёлке? И река там, тоже Индига, сёмгой богатая. Живу там теперь с женой и детьми.
     – Слышал, Саша, а я с эсминца «Острый». Вот отослали в госпиталь на исследование. Анализы крови брали, таблетки всякие давали, лечили от облучения, так что едва не залечили, – грустно пошутил Рубцов.  – К дальнейшему прохождению службы годен. Сегодня, после завтрака, отбываю в отпуск на целых двадцать четыре дня. Это не считая дороги! Отправляют на отдых, долечиваться. Ну, когда ещё рядовому матросу такая щедрость! 
     Говорят, что от облучения помогает вино. Вот и подлечусь, на сколько денежек хватит, а на корабле у нас с этим строго. 
     Только дорога моя не дальняя. Родился я в Емецке, что в Архангельской области, а поеду, пожалуй, в Никольское, это уже в соседней Вологодской. Там воспитывался в детском доме, там и семилетку окончил. Самые, что ни на есть, родные места…
«А если вдруг передумаю, то поеду в Приютино, посмотреть Тайке в глаза…» –  вздохнув, додумал про себя Николай.
     – Так что же, ты сирота? – поинтересовался Пинегин.
      – Почти сирота. С шести лет, когда в сорок втором году умерла мама. Отец тогда воевал и мы думали, что погиб. Меня и младшего  брата Бориса поместили в детский дом. И только недавно узнал, что отец вернулся с войны, Бориса, старших Альберта и Галину нашёл, а меня не нашёл в детдоме. Женился повторно и у него другая семья. Вот как бывает…
    – Бывает. И так и этак бывает, – посочувствовав Николаю, согласился Пинегин.
    – Ты ведь, Саша, тоже родом с севера? – поинтересовался Рубцов.
    – С чего это ты, Коля, решил?
    – Фамилия твоя говорящая, Пинегин. Речка такая на севере есть. Да и говор наш, северный.
    – Верно, Коля, с Пинеги мои предки. Несколько поколений рода Пинегиных жили в Мезени, а теперь я живу в Индиге. Сюда, как и ты, направлен на обследование. Попал, понимаешь, под ядовитое облако. Где-то полыхнуло, а ветер принёс радиацию на Гусиное озеро, возле которого я оказался в тот неудачный день. Слышал о таком озере?
     – Где это? – спросил Рубцов.
     – На Южном острове архипелага Новая Земля. Есть там и Гусиная земля и Гусиное озеро. Гусей там несметное множество в летнее время, от них и зовутся те места. И тундра там не в пример иным местам богата на травы и ягельник. К концу августа вызревают грибы и брусника. Берёзки там растут карликовые, высотою с полметра. 
     Ненцы по Гусиной земле кочуют с оленями. Кроткий, добрый народ. Немного их там, всего несколько десятков семей. Только теперь их собирают со всего острова в посёлок Лагерное. Оленей забивают на мясо, а ненцев будут отправлять на остров Колгуев или к нам в Индигу и Малоземельскую тундру. Всех остальное гражданское население отправят в Архангельск. В июле ждут пароход для переселенцев.
     – Как же ты, Саша, оказался на Гусином озере? – удивился Рубцов. – Ведь на Новой Земле устроили полигон для испытаний ядерного оружия. Стало быть, создаётся наш ядерный щит и находиться теперь там опасно.
     – Не так чтобы опасно. Испытания проводятся от тех мест далеко, вот и отправился я взглянуть на могилку тестя, Силы Ивановича Русова. Жена моя, Купава, наказала привезти с могилы отца хоть горстку земли. А на Новую Землю прибыл я из Индиги на сухогрузе. 
      В этом году в портовом пункте Индиги скопилось множество бочек с горючим – соляркой, бензином, керосином. Горючее эти летом планировали доставить на Таймыр, однако вышло распоряжение часть горючего отправить на Новую Землю. Вот и отбыл я туда на сухогрузе вместе с горючим, а после разгрузки выбрался на несколько дней к Гусиному озеру.
    – Как же, один? – удивился Рубцов. – Ведь бродят по тундре белые медведи. 
    – А чего мне бояться с карабином за плечами и с доброй лайкой, которую взял на время у ненцев. Медведи всё больше бродят по берегу, а не в тундре. Да и лето сейчас. Светло, солнышко не заходит. Я ведь уже бывал на Гусином озере дважды. Первый раз до войны, а второй раз в сорок четвёртом году, когда преследовали немцев с затонувшей подводной лодки. Я ведь, братишка, как и ты, служил в войну на эсминце. Охраняли мы конвои союзников, которые шли тогда в Мурманск и Архангельск. Боролись с немецкими самолётами и подводными лодками, так и рыскавшими на морских путях.
     Служил я тогда боцманом, а эсминец наш повредил глубинными бомбами немецкую подводную лодку. Преследовали мы её, прижимая к Новой Земле, не давали всплыть и провести торпедную атаку. Не позволяли немцам уйти к Земле Франца-Иосифа, возле которой сплошные льды. Нырнёт лодка под лёд, оторвётся от преследования и всплывёт на чистую воду милях в пятнадцати. Найди её тогда. Не давали мы лодке уйти, прижимали к Новой Земле, продолжали забрасывать бомбами.       
     Возле берега Южного острова в лодке возник пожар, и она стала всплывать, а потом взорвались неизрасходованные торпеды. 
     Экипаж лодки погиб, кроме успевших выбраться наружу десятка матросов во главе с капитаном. Ушли немцы к берегу на надувной лодке с подвесным мотором, рассчитывали укрыться в тундре и отыскать, если повезёт, свою секретную базу. Были у немцев такие тайные базы на нашей территории, от Земли Франца-Иосифа и до Таймыра, устроенные загодя ещё в мирное время. Их ещё и сейчас находят.
     Вёл нас по тундре командир эсминца капитан 3-го ранга товарищ Лебедев. С ним я повстречался и в этот раз в посёлке Лагерное. Теперь товарищ Лебедев капитан 1-го ранга и служит в Главном штабе Военно-морского флота, а на Новой Земле бывает часто, в командировках.
     А тогда, в начале сентября сорок четвёртого года шли мы по тундре по следам немцев и нагнали их в доме Силы Ивановича и Любавы Русовых на берегу Гусиного озера. Жили они одни на десятки вёрст округ. Летом у них гостили заготовители, брали в речках сёмгу и заготавливали птицу, да уехали несколько дней назад, оставив Русовых одних зимовать до следующего лета.
      Немцы сдались без боя, а позже Сила Иванович проводил нас и пленных немцев до моря. Перед уходом рассказала мне Любава – статная и красивая женщина, о своей вдовой дочери Купаве, муж которой погиб на войне. 
Было мне тогда около тридцати лет. Был я холост и как только демобилизовался, разыскал Купаву, позвал её замуж. С тех пор живём вместе в Индиге. Она у меня грамотная, в педагогическом институте училась, да не закончила, война помешала. Теперь Купава служит в поселковой библиотеке, любит стихи, любимые переписывает, сама сочиняет, как и ты, Коля? – Пинегин вопросительно посмотрел на Рубцова, мол, слышал, как во сне бормотал.
     – Сочиняю, – признался Рубцов, – сколько помню себя, сочиняю…
     – Я так и понял. Напечатали где-нибудь? – поинтересовался Пинегин. – Купава как-то посылала свои стихи в Архангельск, в журнал. Ответили, что принимают только машинописный текст, а машинки печатной у нас нет. Так что больше пока не посылает. Отослала в Архангельск требование прислать для нужд библиотеки пишущую машинку. Ждём. А пока стихи свои мне читает и посетителям библиотеки. Народ у нас грамотный, тянутся к книгам.
     – Напечатали, – дождавшись паузы, с удовольствием признался Рубцов, – Напечатали в нашей флотской газете «На страже Заполярья». – А каких поэтов любит твоя, Саша, жена?
     – Разных, Коля. Любит Купава, стихи и поэмы Пушкина, Лермонтова, Есенина, а так же близких ей по сердцу поэтов Брюсова, Гумилёва, Бальмонта, Клюева. Жаль, напечатанных стихов, ни старых, ни новых, нашего северного поэта Николая Клюева у нас нет. Ведь знаешь, Коля, что случилось с тёзкой твоим? Знаю, – помрачнев, тихо ответил Рубцов. – Расстреляли его в тридцать седьмом году. Николая Гумилёва ещё раньше, в двадцать первом. Видно уж такова участь и других русских поэтов – Пушкина, Лермонтова, Есенина, уйти раньше срока из жизни… 
     Помолчали.
     – Те стихи Клюева, которые ей нравятся, Купава хранит в тетрадке, – вздохнув, продолжил Пинегин. – У кого-то переписала, когда ещё в школе училась. А ты, Коля, чьи любишь стихи?      
      – Люблю стихи Пушкина, Тютчева, Есенина.
      – Я в этом деле не силён, – признался Пинегин. – Сам сочинять не сподобился, да и редко что запоминаю, но некоторые строки глубоко в сердце запали. Вот послушай, что написал Валерий Брюсов о нашей Матке! О ней, родимой, ныне забытой земле:
 
«Там, где океан, век за веком стучась о граниты, 
Тайны свои разглашает в задумчивом гуле, 
Высится остров, давно моряками забытый, –  
Ультима Туле…»
 
     С чувством прочитал несколько строк Пинегин и пояснил, что значит «ультима туле», – Это, Коля,  значит «земля неизвестная». 
     – Знаю, читал я эти стихи. Дальше в них о варягах, о конунгах, – припомнил Рубцов.
     – Дальше может быть что угодно, но в этих строчках сказано о нашей земле-Матке! – решительно возразил Пинегин. – Это точно!
А вот стихи Константина Бальмонта:
 
«Мне снится древняя Аркона,
Славянский храм,
Пылают дали небосклона,
Есть час громам.
 
                     Я вижу призрак Световита
Меж облаков,
Вокруг него святая свита 
Родных богов...»
 
Эти стихи, Коля, очень любит моя Купава. Читает едва ли не каждый день, – с удовольствием добавил Пинегин. 
– Да! А на чём же остановился я до стихов? – озадачился он, потирая лоб. – Вот вспомнил!  
      Тесть мой, Сила Иванович Руссов умер на Матке уже после войны. Любава похоронила мужа рядом с домом. Был тогда март, и раскопать ещё мёрзлую землю вдова не смогла, заложила тело покойного камнями. В июне на озеро прибыли заготовители и перезахоронили тело Силы Ивановича, а в конце августа увезли вдову на материк. Нельзя ей оставаться одной. С нами жила Любава, да схоронили её в прошлом году. 
      Вот такая, Коля, история. Только не повезло мне на этот раз с направлением ветра, но как только проверят, сразу вернусь в Индигу, к Купаве и детям. А мешочек с землёй, взятой с могилки Силы Ивановича, сдал я вместе с вещами. Выпишусь из госпиталя – заберу.
      – Интересная история, – выслушав рассказ Пинегина, задумался Рубцов, – и имена необычные – Сила, Любава, Купава. Откуда такие?
      – Видишь ли, Коля, из староверов они. Из самых что ни на есть давних староверов. Из тех, что, как и далёкие предки наши, чтут древнего бога Сварога и прочих древнерусских богов. Ты-то как, верующий?
     – Сам не знаю, хоть и крещён был в младенчестве, – признался Рубцов. – В церковь не ходил, книг церковных не читал. Кое-что слышал от других людей, но когда глубоко задумаюсь, то начинаю думать, что бог всё же есть в душе у каждого человека. Не тот, что создал Землю и всё что на ней есть, а так же Солнце, звёзды и иные миры. Такое никому не под силу, а тот бог, что в каждом из нас… 
     А ты, товарищ Пинегин, верующий? 
    – Наверное, такой же я верующий, как и ты, хоть и крещёный, как принято у нас, православных, – ответил Пинегин. – Вот и ненцы, с которыми приходилось общаться, верят в свои божества. Главный бог у ненцев зовётся Нум. Как и наш, православный бог, Нум создатель Солнца, Земли, Луны и всего сущего. Но кроме главного бога у ненцев много других низших по рангу богов. Вот и предки наши поклонялись многим богам, главным из которых был Сварог, а самое древнее имя его – Дый. О Дые-Свароге и других наших древних богах я впервые услышал от покойного тестя Силы Ивановича Русова, когда он провожал нас вместе с пленными немцами к берегу моря. 
     Говорил Сила Иванович с командиром нашим, товарищем Лебедевым, а я был рядом с ними, всё слышал и странным образом всё запомнил, хоть и не отличался хорошей памятью. Вот что сказал на прощание Сила Иванович: 
     «Не прощайтесь с Маткой, товарищ командир. Судьба ещё не раз приведёт вас в эти места, когда начнутся здесь великие дела, да такие, что содрогнётся Мир и удалится в дальние пределы наш Бог!» 
     – В разрывах туч блеснуло тогда низкое Солнце, перемещаясь к синему-пресинему океану, – вспоминал Пинегин, возвращаясь к пророческим словам Силы Ивановича: 
«Сварог со Световитом на нас взглянули. Вас разглядели, товарищ командир, запомнили. Знает Сварог, что будет здесь на Матке, и хоть и тяжко ему видеть такое, не станет препятствовать русским людям».
     – С такими словами Сила Иванович, обратился к Солнцу ликом, прошептал свою молитву, низко поклонился древним ведическим богам и с грустью, которой не передать, добавил:
     «А нас с Любавой здесь уже не будет», – с не меньшей грустью закончил Пинегин. – Вот, как это было, Коля. Видно знал Сила Иванович о том, что впереди будет. Вот и товарищ Лебедев теперь часто бывает на Матке, руководит работами по подготовке новых испытаний. Поговаривают, что уже этой осенью будут испытывать новое, самое мощное наше оружие. Так что теперь никакие враги не посмеют нас тронуть!
     – Не посмеют, – согласился Рубцов. – А теперь хочу от тебя, Саша – потомственного помора, услышать о Новой Земле. Отчего её называют Маткой? Слышал от стариков, что отсюда пошёл род людской. Так ли это?  
      – Купава, жена моя, собирает книги со старинными сказаниями, былинами, мифами, ведами, какие непросто отыскать в нашей глуши. Вот и присылает ей из Ленинграда такие диковинки супруга товарища Лебедева Ольга Владимировна. Через неё, супругу мою, и я пристрастился к историческим книгам. Много читаю долгими зимними вечерами, многое для себя открыл.
     Купава уверена, что всё было именно так, что именно здесь, на нашей Матке, затаилась Мировая гора, на которой ныне дремлет древний отец-прародитель Дый-Сварог, и возле горы той был в отдалённые времена былинно-сказочный ирий, стало быть, рай, который по христианским книгам уже и не там. Теперь рай где-то на жарком юге, на библейских землях.
      Читал, что не только учёные Древней Греции и Рима, но и геологи подтверждают, что некогда в наших северных краях был иной, более тёплый климат, океан не замерзал, а по берегам океана и на островах жили наши далёкие предки. А когда наступили холода, разошлись они по иным тёплым землям и пошли от них народы нашей белой расы, расселившиеся от края Европы до гор Гималайских. Только там, в Индии, в жарком климате потемнели индусы за тысячи лет от горячего Солнца, но мы с ними одной крови и сохранили они нашу древнюю веру вместе с самыми древними книгами-ведами.
      Ты ведь, Коля, с Вологодской земли, а верно не знаешь, что наш северный говор очень похож на тот язык, на котором в старину говорили индусы. Санскритом называется их старый язык, сохранившийся в ведах, которые сберегают священники, а теперь санскрит стали изучать дети в индийских школах.
      – О санскрите я знаю, – не согласился Рубцов. – Слышал и об индийском учёном, который приезжал к нам в Вологду в двадцатые годы, посещал дальние деревни и сёла, изучал местный говор, собирал старинные сказания. Только не помню его имени.
       – Я тоже не помню, но Купава знает, как звали того учёного . Ты, Коля, адресок мне свой оставь, а я тебе свой оставлю, хотя пиши, как надумаешь, в Индигу Пинегину Александру Ивановичу. Меня там каждый знает. 
      Вот ещё что, Коля, – припомнил Пинегин. – Рассказала мне как-то Купава, что индусы и поныне празднуют свой новый год в начале апреля, а ведь в это время над Северным полюсом впервые после долгой полярной ночи появляется Солнце! Вот она, ныне скрытая родовая память! Вот, Коля, где она затаилась – наша прародина! Вот и припомнились мне стихи твоего тоже тёзки Николая Гумилёва:
 
«Когда же, наконец, восставши 
Ото сна, я буду снова я, – 
Простой индус, чуть задремавший
В священной роще у ручья?
 
      – Знаю, читал эти строки из стихотворения «Прапамять». Только ты, Саша, чуток в них напутал, но в целом всё так. 
     – Может чего и напутал, – согласился Пинегин. – Память уже не та. За сорок мне уже. А ты, Николай, парень интересный, начитанный. Стихи пишешь. Поверь, всё у тебя впереди. После службы выучишься, станешь известным поэтом. А пока почитай что-нибудь, всё равно теперь не уснуть.
      – Да и ты, Александр Иванович, мужчина вполне образованный, – улыбнулся Рубцов доброму собеседнику, которому обязательно напишет в посёлок Индигу. А случись оказия самому там побывать, не откажется. 
       «Интересное, однако, название у посёлка. Индига – ну словно Индия!» – подумал Рубцов, однако Пинегину о том не напомнил. – «Мало ли совпадений. Вот и далеко на востоке, за Таймыром и могучей сибирской рекой Леной в океан впадает река Индигирка…» 
      – О чём же, Саша, тебе почитать? – задумался Рубцов.
     – Давай, Коля, о море, ведь мы с тобой моряки! – попросил Пинегин. 
     – Хорошо. Послушай, Александр Иванович, отрывки из стихов о море. Самые мои ранние стихи, самые любимые, сокровенные…
 
 *     *     *
 
Помню ясно,
Как вечером летним
Шёл моряк по деревне –
                               И вот
Первый раз мы увидели ленту
С гордой надписью
«Северный флот».

  1. Дурга Прасад Шастри – индийский учёный-лингвист, побывавший в СССР, в частности в глухих местах Вологодской области в 20-х годах ХХ века. Удивлению учёного не было пределов, когда в дальних селах и деревнях, затерянных в бескрайних еловых лесах, он слышал санскрит чистейшей воды!… 
 
Среди шумной ватаги ребячьей,
Будто с нами знакомый давно,
Он про море рассказывать начал,
У колодца присев на бревно.
Он бы весел и прост в разговоре,
Руку нам протянул: «Ну, пока!»
Я влюбился в далёкое море,
Первый раз, повстречав моряка!
 
  *     *     *
 
Влекли меня матросские дороги
С их штормовой романтикой. И вот
Районный военком, седой и строгий,
Мне коротко сказал: «Пойдёшь на флот!»
 
   *     *         *
 
…За гранитною кромкой
Волны бурные. Северный порт.
– Здравствуй море, – сказал я негромко,
И по трапу поднялся на борт.
Здесь, где руки мозолят о тросы,
Шторм свирепствует, жизни грозя,
Я услышал, что слово «матросы»
Не напрасно звучит, как «друзья». 
 
   *     *      *
 
     Спустя два месяца, в конце сентября 1957 года, когда матрос Николай Рубцов нёс очередную вахту на фок-мачте эсминца «Огневой», на главном ядерном полигоне, расположенном на архипелаге Новая Земля был произведён взрыв в атмосфере водородной бомбы мощностью в одну мегатонну (в тротиловом эквиваленте).
Предварительно в газете «Известия» и ряде других печатных советских изданий было напечатано объявление о закрытии зоны проведения испытаний с 10 сентября по 15 октября для всех посторонних судов и самолётов. 
       Однако такое предупреждение не касалось кораблей советского Северного флота, находившихся в боевом охранении ядерного полигона на заполярном архипелаге Новая Земля. 
      Следом за первым взрывом прогремели ещё несколько мегатонных взрывов, которые показали Западным державам, что отныне у Советского Союза есть надёжный ядерный щит. 
      Спустя полгода, 31 марта 1958 г. СССР объявил об одностороннем прекращении испытаний ядерного оружия, призвав США, Великобританию и Францию последовать его примеру, однако западные страны не спешили присоединиться к объявленному мораторию. 
      Ответом на продолжение ядерных испытаний нашими противниками, спустя три года 30 октября 1961 г. СССР произвёл испытание ядерного устройства мощностью в 50 мегатонн. Самая мощная в истории Земли водородная бомба была взорвано в атмосфере над архипелагом Новая Земля.
               К тому времени Николай Рубцов, демобилизовавшийся в 1959 году, жил в Ленинграде, трудился на Кировском заводе и учился в десятом классе вечерней школы рабочей молодёжи, по окончании которой мечтал поступить в московский Литературный институт.  
      05.02.2017
 

Демография, запрет абортов и экономика

I. Вступление.
 
    К 1936 году количество абортов в СССР (в основном в РСФСР) составляло около одного миллиона будущих детей, наследников Державы. В России до 1920 года аборты были запрещены и в православных семьях рождалось от 5 до десяти детей (сколько Бог дал). В мусульманских семьях аборты во все времена были морально запрещены, рождалось также столько¸ сколько Бог дал. В 1920 году аборты в России были разрешены.
      В июне 1936 года постановлением ВЦИК СССР (конечно, по указанию или согласию И.Сталина) были запрещены аборты (кроме обоснованных консилиумом врачей, что составляло примерно 12% от  числа беременных). Все, кто родился после 1936 года и до 1956 года обязаны Сталину своим появлением на Божий свет.  В октябре 1955 года указом Президиума Верховного Совета СССР (очевидно, с подачи Н.Хрущева) аборты были разрешены. И началась эпоха уничтожения  примерно по 4 миллиона детей в год (смотрите опубликованную в Интернете статистику). К 2006 году количество абортов составило более 200 миллионов.
   В центральной газете «Правда» в 1986 году была опубликована статья, где сообщалось, что в каждой семье в России имеется  1,6 детей, то есть по 1-2 человека на семью. Стало ясно, что наблюдается вырождение преимущественно русского населения. Тогда было принято (скажем так, Горбачевым) популистское решение о предоставлении каждой семье с двумя детьми отдельной двухкомнатной квартиры. И рождаемость (без запрета абортов) поднялась. С 1992 года в условиях падения жизненного уровня населения количество абортов увеличилось. С 2006 года начался некоторый подъём рождаемости в условиях создания материнского капитала.  
    Необходимость запрета абортов назрела и даже перезрела. Просто стало не хватать кадров для технических отраслей  и в условиях перепроизводства гуманитарных специалистов (экономистов, социологов, юристов). Имеются экономические преграды для молодёжи в создании семьи, рождении и физическом выживании детей, рождении нескольких детей и их содержании, обеспечении жилищных условий при создании и развитии семьи, как основы существования социального общества в России.
     Пора решить, какие приоритеты должны реализовываться в России. 
 
II. Приоритеты и мобилизационная программа
 
     Главная проблема в России и для России – демография. И в ней рождаемость. И затем, по мнению автора, экономика и состояние госбюджета, духовное состояние Личности в условиях телевизионной и печатной пропаганды, реализация принципа социальной Справедливости. 
    Предлагаю последовательность и взаимосвязь критериев:  рождаемость, уровень жизнеобеспечения, госбюджет, сырьевые отрасли в госсектор, справедливая шкала зарплат, новая коллективизация, переаттестация кадров на ТВ и в СМИ на патриотичность, запрет на пропаганду эгоизма и эгоцентризма.  
1. Курс на рождаемость и полномасштабное социальное обеспечение семьи.
1.1. Установить стандартный уровень жизнеобеспечения (СУЖ) каждого члена семьи, приравняв потребности каждого ребёнка к потребностям взрослого члена семьи. 
1.2. Установить с 01.05.2017 г.  уровень СУЖ, не допуская забалтывания темы и затяжки расчётов социально ориентированными руководителями.
1.3. Принять срочно с 01.05.2017 г. закон о запрете абортов с введением уголовного преследования за любое нарушение закона.  В законе обеспечить поддержку семей, в том числе матерей-одиночек. Принятие отказных детей на госсодержание.
2. Перевести в государственный сектор все предприятия, обеспечивающие национальную безопасность России и создающие прибыль в сырьевых отраслях (добыча нефти, газа, электроэнергии, леса, руды, металлов и др.) и в сфере государственных услуг (железная дорога, авиатранспорт, водный транспорт)
2.1.Установить, что основная часть (70-80 %) прибыли предприятий должна быть перечислена в Госбюджет России, где проводится распределение по сферам деятельности и управления.
2.2. Установить, что  обоснованная руководством  часть прибыли (примерно 20-30%) направляется на амортизацию, развитие производства, заработную плату персонала и остаётся в распоряжении руководства  предприятия.
2.3. Установить с 01.05.2017 г. монополию государства на вино-водочные изделия и табачные. Всю прибыль (кроме амортизации) переводить в госбюджет.
3. Всех руководителей бизнес-структур (предприятий) перевести в штат государственных служащих при сохранении их частной собственности.
4. Принять закон о введении шкалы зарплат в диапазоне от 2-кратного СУЖ до 8-кратного СУЖ на каждом государственном предприятии и в учреждении. 
5. Принять новую форму кооперации фермеров (коллективизации)
5.1. Объединить паи разрозненных собственников земли, создать новую кооперацию.
5.2. Национализировать скупленные земли неиспользуемых и неиспользованных сельхоугодий,  передать их на местах крестьянам и желающим работать на селе или образовать на этом месте новый кооператив.
6. Принять в законе о «Культуре в России» аксиому: «Культура в России – национальная по форме (для каждой нации) и государственно патриотическая (державная)  по содержанию».
7. Провести ревизию содержания Телепрограмм на каналах телевидения (ТВ)  специалистами из Управления внутренней политики Администрации Президента РФ, Министерства образования и науки  и Министерства культуры РФ.  
8. Провести переаттестацию кадров на всех каналах телевидения и в СМИ (средства массовой информации) на наличие патриотического профессионализма специалистами из Управления внутренней политики Администрации Президента РФ.
9. Прекратить на ТВ и в кинопрокате демонстрацию фильмов, пропагандирующих сцены насилия, убийств, суицида и т.п. Установить долевое время показа импортной кинопродукции после государственной цензуры на соответствие традиционным духовным ценностям не более 20% от общего времени телеэфира.
10. Обязать руководителей бизнес-предприятий сферы услуг заменить зарубежные музыкальные программы на народные фольклорные, лирические традиционные, песенно-танцевальные русские в русских преимущественно регионах (в национальных регионах руководство курирует национальные программы). 
11. Предложить крупным бизнес-структурам технических направлений  и головным техническим НИИ Российской Академии наук срочно в течение месяца разработать и предложить стратегическую программу индустриализации всех отраслей (вместо так называемого импортозамещения) с учётом использования опыта работы предприятий ВПК и предприятий Беларуси. 
12. Перейти на систему 3-годового государственного планирования в области восстановления всех видов  машиностроения на базе только отечественных комплектующих изделий и в кооперации с Республикой Беларусь. 
13. Пересмотреть структуру управления, упразднить избыточные социальные учреждения, объединить управы и муниципалитеты. Освободившиеся кадры направить в сферу производства материальных ценностей, товаров и на переработку сельхозпродукции.
14. Объединить идентичные гуманитарные институты юридического, экономического и социального направлений, сократив их численность в 2 раза.
15. Образовать конструкторские бюро  для создания отечественной  техники и продукции, в особенности комплектующих изделий.
16. Освободившиеся здания гуманитарных институтов передать конструкторским бюро отечественной техники.  
17. Использовать опыт работы Военно-промышленного комплекса России в последние три года в условиях полномасштабного государственного финансирования. 
 
III. Прогрессивный налог 
 
      Сейчас некоторые руководители обществу сообщают,  что денег нет! Нет у кого?
      Фатально не хватает денег для физического выживания у студентов (подрабатывающих постоянно или временно), у студенток (вынуждаемых на проституцию), нет у пенсионеров (платящих по 30% пенсии на ЖКХ, за счётчики воды, сантехработы, и материально поддерживающих детей и внуков, не имеющих работы и заработка); нет у специалистов в возрасте 50-58 лет, недошедших до пенсии из-за ликвидации заводов и колхозов и превращающихся в бомжей поневоле.
     А деньги то есть. 
     Надо только, например, указом Президента принять решение, например  с 01 мая 2017 года ввести прогрессивную шкалу налогов (подсчитано, что это составит примерно три триллиона рублей, как сообщалось на ОРТ при дискуссии от 01.06.2016г). Например, при зарплате с 50 тыс. руб. до 80 тыс. рублей в месяц  налоги должны составить не 13%, а 16% (сюда подпадут многие работники соц. Сферы, не создающие материальных ценностей), при зарплате от 80 до 120 тыс руб. в месяц – 18%, при зарплате от 120 тыс до 200 тыс. – 20%, при  зарплате от 200 до 400 тыс. (это депутаты Госдумы и ряд госслужащих – 25%, при личных доходах от 400 тыс. до 800 тыс. – 28%, при  личных доходах от 800 тыс. – 35%.   Кто скрытно против такой шкалы? Госслужащие-бюджетники? Депутаты Госдумы? Топ-менеджеры торговых сетей? Продюсеры госзаказов в сфере кино и ТВ-услуг?  Или все те научные и технические кадры, для кого нет денег в госбюджете?
      Чтобы не заболтали проблему прогрессивного налога и первичного наполнения Госбюджета, надо принять волевое решение. 
 
 
Юрий Кириенко – канд. технических наук, изобретатель СССР, член Союза писателей России и общества «Знание», автор ряда публикаций.       Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
P.S.1.  Автор статей: в «Советской России», апрель 2013 г. (предложение о запрете абортов), в «Литературной газете» № 38 «Разные народы» (ответ на статью Т.Воеводиной «Чего «совкам» в «совке» не хватало» и в №49, 2015 «Факты против домыслов» (в защиту деятельности Сталина), автор повести-предупреждения «Есть Божий суд…», изданной в 2012 году, вошедшей в длинный список Бунинской премии 2015 года и отмеченной грамотой Московской городской организации Союза писателей России, книга «Методика оценки и критерии народности поэзии», вошедшей в длинный список Бунинской премии 2016 года и в длинный список премии «Золотой Дельвиг» «Литературной газеты» в 2016 году,  в марте 2017 года отмечена Дипломом Московской городской организацией Союза писателей России как «Лучшая книга 2014-2016 г.г.» в номинации «литературная критика и литературоведение». 
P.S.2.  Заместитель Председателя Совета министров РФ Голодец 16 марта  с.г. заявила, что 4 миллиона 900 тыс. работающих получают зарплату на уровне МРОТ (минимальный размер оплаты труда), составляющий 7тыс. 500 руб. в месяц. А сколько миллионов работает за 10 тыс рублей? О какой социальной справедливости в условиях физического выживания огромной массы населения, семей  и детей  может идти речь? Где программы стимулирования рождаемости? Где закон о запрете абортов? Разговоры о коррупции можно рассматривать как отвлекающий маневр популистов, которые не прочь  ворваться в систему власти. 
P.S.3. Никакой литератор и депутат не может быть в стороне от материальных проблем своих же братьев и сестёр в обществе. 
P.S.4. Автор неоднократно направлял на публикацию эту статью с некоторыми незначительными изменениями в газеты «Завтра», «Литературную газету», «Советскую Россию», две недели назад в «Русский вестник» в порядке любой дискуссии. Отдельные аналогичные  предложения оказывались опубликованы, но без системного подхода к социально-экономическим и мировоззренческим проблемам.  
P.S.5. Идёт ожесточённая информационная война, направленная против России, и особенного коренных русско-славянских народов православного мировоззрения, ведётся политика  тотального внедрения эгоизма, эгоцентризма и даже вампиризма в молодёжной среде, тотального преклонения перед западным образом жизни и западной музыкальной псевдокультурой.    
 

День матери. Библиотека им. М.Ю.Лермонтова в Москве.

26 ноября 2017 года в библиотеке им. М.Ю.Лермонтова в Москве состоялся концерт, посвящённый Всероссийскому «Дню матери» 
  В концерте звучали песни лауреатов многих литературных и музыкальных конкурсов и фестивалей. 
   От Творческого центра имени Н.М.Рубцова выступили:
Член Союза писателей России, поэт, автор двух сборников, лауреат конкурсов Вера Степанова, которая прочитала стихи о Матери, несколько стихов для детей и басни.
Член Союза писателей России, поэт и литературовед, автор нескольких поэтических сборников, номинант конкурсов Бунинских премий Юрий Кириенко-Малюгин прочитал стихи «Я Родину вижу свою», «Русские сказки», «Скажи мечте», «Я вам желаю влюбиться» и «Наша встреча впереди».
 

Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие

Фрагмент 1 
    «Отыскался след Тарасов»
     Мне кажется, подчас, что всё то, о чём так хлопочем и спорим, есть просто суета, как и всё в свете, и что об одной только любви следует нам заботиться. Она одна только есть верная и доказанная истина. Кто проникнется ею, тот говори прямо обо всём: правда повеет от слов его. О! да поможет нам Бог, и тебе и мне, взрастить эту любовь в сердцах наших.
Н.В. Гоголь. (Письмо к С.П. Шевырёву от 21 апреля 1848 года из Одессы)
Но, если я не смущусь ничем и пребуду твёрд среди явлений возмущающих и, не упавши духом, буду в силах, посреди потрясающей бестолковщины времени, удержаться на своём мирном поприще литературном и быть певцом мира и тишины посреди брани, то это будет истинное чудо, милость Божья, которой и надеяться не смею, но о которой просить всё-таки хочется.
Н.В. Гоголь (Письмо А.М. Виельгорской перед 15 июня 1848 года из Васильевки)
Умереть с пеньем на устах – едва ли не таков же неотразимый долг для поэта, как для воина умереть с оружьем в руках.
Н.В. Гоголь (Письмо к В.А. Жуковскому от 15 июня 1848 года из Полтавы)
1. О пересечении «Разбойника Ляли» и «Тараса Бульбы», Севера и Юга
На первый взгляд, что может быть общего между произведениями, одно из которых овеяно более чем полуторавековой славой и написано великим Гоголем на тему истории запорожского казачества, ведшего борьбу за освобождение Украины от татар, турок, поляков и арендаторов, и маленькой поэмой о любви разбойника к княжне Николая Рубцова?
Ведь действие «Разбойника Ляли» происходит на не очень близком расстоянии от Запорожья.
Рубцов создал свою Лесную сказку («Разбойника Лялю») на основе легендарных событий, о которых услышал в окрестностях города Варнавин в Нижегородской области, там, где находится Лялина гора, получившая своё имя в честь атамана Ляли – одного из сподвижников предводителя крестьянского восстания Степана Разина.
Но если смотреть не поверхностно, а в суть вопроса, то сразу же находишь очень много общего: и в содержании, и в форме, и в творческом методе, и в художественных средствах. И даже в географических истоках.
Географические исследования говорят о том, что река Ветлуга, на которой стоит город Варнавин, являясь правым притоком Волги, берет своё начало на севере, где начинается Ветлужско-Сурской прогиб, продолжающийся на юге до Днепровско-Донецкой впадины, на севере, в свою очередь, доходящий до реки Мезени, протекающей через Архангельскую область и Республику Коми.
Находится река Ветлуга на Восточно-Европейской платформе, в той её части, которая зовётся Русским щитом. В свою очередь, Русский щит расположен между Украинским и Балтийским щитами.
Как физически соединены север и юг Российской империи на географической карте, так идейно объединены на столь же обширных русских литературных пространствах «Тарас Бульба» и «Разбойник Ляля».
Рубцов, подобно Гоголю, много внимания уделял изучению карты Родины.
Маршруты Рубцова обозначены на составленной Юрием Кириенко-Малюгиным карте «По дорогам Николая Рубцова» (оформление чл. СХ России Веры Васьковой).
Гоголь, работая над вторым томом поэмы «Мёртвые души», постоянно держал перед глазами карту Российской империи и мечтал параллельно основной работе написать учебник географии для юношества, в котором собирался проследить развитие русской литературы вкупе с историей и географией России, а также описать в книге русские монастыри, как правило, расположенные в самых красивых местах нашего обширного Отечества.
По-украински Родина зовётся Батькивщиной. От слова «батько» - отец.
Трудно перечислить все труды географов, историков, экономистов, статистиков, этнографов, ботаников, которые изучал Гоголь, чтобы вдохнуть Душу России в свой великий труд о Родине - поэму «Мёртвые души».
Так же создавался «Тарас Бульба». Повесть «Тарас Бульба» создана одновременно великим художником слова и кабинетным учёным-энтузиастом, посвятившим годы изучению истории Малороссии.
В 1845 году, через три года после выхода в свет первого тома «Мёртвых душ» (1842) и второй редакции «Тараса Бульбы» (1842), вошедшей в первое полное собрание сочинений писателя, Указом Царя Николая Первого Гоголю было присвоено звание Почётного профессора истории Московского Императорского университета.
Интересно, что Гоголь занимавший одно время, правда, непродолжительное, должность адъюнкта (помощника профессора) истории в Санкт-Петербургском университете, был удостоен почётного звания не в Санкт-Петербурге, а в Москве.
Москва в 19 веке была столицей славянофильства, Санкт-Петербург тяготел к Западу. Гоголь же, хотя и старался оставаться нейтральным и не принадлежать ни к одной из партий, поскольку был противником политических организаций, откровенным и убеждённым монархистом, имел больше друзей и признания в славянофильской «столице древней», как он называл Москву, а не в Петербурге.
В книге «Выбранные места из переписки с друзьями» (1847), рассуждая о современной русской литературе, Гоголь относит к разряду лучших русских стихотворений стихотворение Николая Языкова « К не нашим». На языке того времени название читалось как «К бесам». Позднее эту тему продолжил Достоевский в романе «Бесы», а начал её Пушкин в стихотворении «Бесы».
Под «не нашими» Гоголь подразумевал тяготевших к Западу и звавших Русь к топору представителей революционной интеллигенции типа Герцена.
Герцен, назвавший первый том «Мёртвых душ» «адом», вызывал у Гоголя раздражение. Чтобы высказать его, он даже согласился встретиться в Москве в 1851 году незадолго до своей смерти с И.С. Тургеневым, соприкасавшимся с Герценом и его окружением.
Тургенева привёл в дом на Никитском бульваре, где Гоголь жил в доме графа А.П. Толстого, актёр М.С. Щепкин.
Щепкин был удивлён желанием писателя познакомиться с Тургеневым. Гоголь в эту пору практически не шёл на контакт не только с незнакомыми, но и с друзьями.
Но, когда Гоголь обрушился на Герцена, адресуясь к Тургеневу, надеясь, что тот всё перескажет оппоненту, Щепкин сразу понял, зачем его другу нужно было это знакомство.
Патриотическая книга Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями» вызвала взрыв негодования у западников.
В книге Гоголь высказал предположение о появлении в будущем Поэта, который должен явиться не из дворянской среды, а из какого-то нового слоя русской жизни. Этими Поэтами стали Сергей Есенин и Николай Рубцов, в равной степени принадлежащие, как России дореволюционной, так и советской.
Сейчас пытаются некие силы найти им эквивалент, «лепя гения» то из Леонида Губанова, то из приятеля Рубцова Юрия Влодова. Естественно, как ни «раскручивают» эти имена, ничего не получается.
Самые печатаемые и читаемые поэты в современной России – Есенин и Рубцов.
Изучение биографии Рубцова даёт нам уверенность в том, что лирические шедевры русской поэзии двадцатого века также создавал человек, энциклопедически образованный, хотя и не имевший почётного учёного звания, которое было у Гоголя.
Все его современники пишут в воспоминаниях о Рубцове, что он читал старую и новую литературу, много знал, любил учиться, обожал русское народное творчество.
Людмила Дербина в книге о поэте рассказывает, как Рубцов во время путешествия на теплоходе по Сухоне и посещения Тотьмы, восхищался русским северным декоративно-прикладным искусством, связанным, прежде всего, с церковным строительством и украшением храмов, то есть сакральным по своей сути.
Поэму Рубцова и повесть Гоголя объединяет однокорневая основа – народное творчество, давшее импульс для дальнейшего развития русского искусства и ремёсел: литературы, иконописи, живописи, ткачества, театра, градостроительства, церковной архитектуры, кузнечного дела…
Русское и украинское сопрягаются исторически.
Например, слово «вежа», обозначающее сторожевую башню в старинных северных монастырях, сохранилось в украинском языке. По-украински башня –  «вежа».
Вообще, очень много общих слов в украинском языке и в северных диалектах русского языка. Например, слово «мережа», в украинском языке значащее «сеть, паутина», в том числе, и «Интернет-паутина», на архангельском диалекте значит «сеть» (рыболовная), но имеет ударение на Ё - мерёжа. В украинском языке буква Ё не используется. Отсюда «мережка» - сеточка, украшение на одежде.
Древнерусское слово «фабра» - (краска) в украинском современном языке сохранилось без изменений.
По-украински «колись» - когда-то, в северном говоре (г. Виледь Архангельской области) «лонись» - в прошлом году.
Кстати, в набросках Рубцова для будущих сочинений слово «лонись» записано.
Растение вереск в украинском языке называется «верес». Так же название вереска звучит в Архангельской области на Вилегодчине: «верес».
Как вересковый мёд разливался терпкий северно-русский говор к югу, к Киевской Руси.
Общеизвестно, что все былины Киевского цикла, героями которых являются Илья Муромец и Добрыня Никитич были собраны в девятнадцатом веке на Русском Севере.
Выдающийся русский советский филолог и педагог Николай Иванович Либан в своих лекциях по древнерусской литературе, изданных МГУ им. М.В. Ломоносова, отмечает, что культовый памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве», являясь южным памятником, включает в себя северные мотивы.
Учёный предполагает, что это связано с той лептой, которую вносили в «Слово» переписчики, переписывавшие его в северных монастырях.
Но суть не только в этом.
Как известно, рукопись «Слова полку Игореве» была обнаружена и приобретена собирателем русских древностей графом Мусиным-Пушкиным в Ярославле.
Славянская древнерусская цивилизация (словене) шла с Севера на Юг, из Великого Новгорода и Старой Ладоги, чтобы расцвести пышным цветом в Киевской Руси (поляне) и продолжиться уже в Руси Московской (XIII-XVII) (вятичи).
Восточно-европейская цивилизация складывалась как союз трёх основных восточнославянских племён: словене (новгородцы), поляне (киевляне) и вятичи (Тула, Калуга, Москва).
Известно, что первые деревянные крепости на Русском Севере, строились из дерева с помощью топора, без применения железа, то есть без единого гвоздя.
Так же, с помощью топора, строились знаменитые двурульные челны запорожских казаков «чайки», на которых они совершали морские набеги на турок с целью добычи военных трофеев. Возможно, руль лодок напоминал конёк на северной русской избе.
Рубцов положил в основу сюжета «Разбойника Ляли» народное сказание, услышанное на берегах Ветлуги, Гоголь в основу «Тараса Бульбы» – малороссийские песни (думы) и предания о запорожцах, сложенные на берегах Днепра – реки, соединяющей три славянские страны: Россию, Белоруссию и Украину. В десятом-тринадцатом веках составлявшие их племена входили в состав единого древнерусского государства.
Как «Разбойник Ляля» перекликается со знаменитой русской народной песней о Стеньке Разине и княжне и рядом других песен, так «Тарас Бульба» - с украинскими думами, в которых рассказывается и о героях, и о предателях.
В основу характера Андрия легли думы об отступнике от Православия Тетеренке и изменнике Савве Чалом. Цитата из думы о Чалом есть в записных книжках Гоголя.
Думы давали Гоголю больше исторического материала, чем летописи и другие документы. Об историзме малороссийских песен Гоголь пишет следующее: «Эта народная история, живая, яркая, исполненная красок, истины, обнажающая всю жизнь народа. …Историк не должен искать в них показания дня и числа битвы или точного объяснения места, верной реляции; в этом отношении не многие песни помогут ему. Но когда он захочет узнать верный быт, стихии характера, все изгибы и оттенки чувств, волнений, страданий, веселий изображаемого народа, когда захочет испытать дух минувшего века, общий характер всего целого и порознь каждого частного, тогда он будет удовлетворён вполне: ИСТОРИЯ НАРОДА РАЗОБЛАЧИТСЯ ПЕРЕД НИМ В ЯСНОМ ВЕЛИЧИИ.
Песни малороссийские могут вполне назваться историческими, потому что они не отрываются ни на миг от жизни и всегда верны тогдашней минуте и тогдашнему состоянию чувств. Везде проникает их, везде в них дышит эта широкая воля козацкой жизни. Везде видна та сила, радость, могущество, с какою козак бросает тишину и беспечность жизни домовитой, чтобы вдаться во всю поэзию битв, опасностей и разгульного пиршества с товарищами».
Полностью Гоголь взял для «Тараса Бульбы» две думы. В одной говорится о том, как мирные жители по первому призыву гонцов отказывались от всего, к чему были привязаны – от плуга, поля, хаты, семьи, когда появлялась возможность взять в руки саблю и отправиться «погуляти» в вольные степи:
…есаули в города си засилали.
По улицах пробигали.
На винники, на лазники
Словами промолвляли:
«Ви грубники, ви лазники,
Ви броварники, ви винники:
Годи вам в винницах горилок курити,
По броварнях пиво варити,
По лазнях лазень топити,
По грубах валятися,
Товстим видом мух годовати,
Ходи же с нами на долину Чекрень погуляти».
Желающих отправиться по разным поводам в путь, будь то мир или война, и, просто, в поисках лучшей доли всегда было много на просторах Руси – Новгородской, Киевской и Московской.
В «Тарасе Бульбе» Гоголь романтизировал сюжет думы, приукрасив своих героев, так же как и Рубцов в «Разбойнике Ляле» романтизировал сюжет о разбойнике: «Кроме рейстровых козаков, считавших обязанностью являться во время войны, можно было во всякое время, в случае большой потребности, набрать целые толпы охочекомонных: стоило только есаулам пройти по рынкам и площадям всех сёл и местечек и прокричать во весь голос, ставши на телегу: «Эй, вы пивники, броварники, полно вам пиво варить, да валяться по запечьям, да кормить своим жирным телом мух! Ступайте славы рыцарской и чести добиваться!»
«Комонь» на древнерусском языке значит «конь». Во время войны казаки, прервав мирные труды, прибывали на поле брани на своих собственных конях.
В Малороссии было три основных группы казаков: реестровые (вписанные в реестр, зарегистрированные), охочекомонные и низовые, или запорожцы, обитавшие в низовьях Днепра, в Запорожье, за днепровскими порогами.
В другой думе, использованной Гоголем в «Тарасе Бульбе», рассказывается, что товарищи хоронили погибших казаков, вырывая им могилы с помощью боевого оружия – сабли, пики.
В первой редакции «Тараса Бульбы» Тарас и Остап похоронили Андрия, выкопав ему могилу саблями.
Так же копают могилу для убитых воинов герои украинских народных сказок («Сказка о богатыре Бухе Копытовиче»): «Взмахнул своим кулаком Бух Копытович да как бухнет в плечи крайнего – сразу трёх человек в землю вогнал, а четыре сверху лежат.
- Ну, иди, - говорит он тому, кто был свидетелем, - смотри, живы ли твои богатыри. А сам не бойся, я тебя не трону.
Тот встал и посмотрел:
- Где там живы, они уже давно не дышат!
- Ну, рой для своих товарищей землю саблей. Не гоже их так бросать, нужно их в сырую землю зарыть.
Вырыл тот яму, положили, зарыли».
Эта параллель очень хорошо помогает понять, в чём секрет популярности Гоголя. Писатель ничего не придумывал. Он черпал образы из жизни или из фольклора, который есть сама жизнь, несмотря на фантастичность форм её проявления.
В русском и украинском фольклоре и сейчас можно найти массу параллелей с современной жизнью. Например, в украинской сказке «Звери под властью льва» содержится любопытная информация о том, как в древности проходили выборы в органы власти: «Все по очереди стали подходить к вороху желудей и орехов. Каждый брал то, что ему нравилось, и бросал в дупло. Хищные звери, любившие кровь, брали орехи, а те, кто питался овощами да травой, брали жёлуди. Увидев, что в пользу льва бросают меньше, лис завертел хвостом. Он подбегал к зверям, подмаргивал им, как бы говоря: «Берите орехи!» А когда подходили к куче желудей и орехов маленькие зверьки, лис шептал им на ухо: «Бери орех, а то прогневаешь льва, и он тебя задавит, как жабу, да и я на тебя рассержусь и не дам тебе житья». Маленькие звери боялись попасть в опалу и тянулись за орехами. А сам лис вместо одного ореха заграбастал полную пригоршню и так бросил в дупло, что никто не заметил».
Цитата взята из советского издания. Книга «Украинские народные сказки» напечатана в Государственном издательстве художественной литературы УССР в Киеве в 1951 году, то есть при Сталине, когда все граждане СССР «единогласно» голосовали «за нерушимый блок коммунистов и беспартийных».
Сказки вышли под редакцией действительного члена АН УССР М.Ф. Рыльского. Куда смотрела цензура? В сказке о выборах явно чувствуется дух казачьей вольницы. Ни в одном московском издательстве эту сказку бы не напечатали в то время.
Поискав в Интернете информацию на тему публикации политизированной сказки в СССР, я ничего не нашла, но снова убедилась, что фольклор удивительно живуч.
Моё внимание привлекла аналогичная сказке «Звери под властью льва» современная «Сказка о выборах в лесной парламент», опубликованная в издании «Вечерний Мурманск». Выпуск № 197 от 22 октября 2005 года. Может быть, автор её сочинил сам, руководимый в своём труде генетической (подсознательной) памятью о том, что рассказывалось на эту тему в сказках в старину. А, может быть, переложил старый мотив на новый лад, и получился ремейк, как называют теперь старые песни, спетые по-новому.
Удивительно, но «украинский след» в творчестве Рубцова снова привёл меня на Русский Север.
«Украинское присутствие» чётко обозначено в лирике поэта. Мы в ней найдём слова-символы «хата», «горилка», «бандура», идентифицирующие украинскую ментальность.
А также украинское слово «лаяться» (ругаться), уходящее корнями в седую славянскую древность, также очень популярное у русских (великороссов).
Возможно, помните у Василия Тредиаковского: «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй»? Эту строку Александр Радищев сделал эпиграфом к «Путешествию из Петербурга в Москву».
В селе Никольском среди воспитанников детского дома, где получал образование и жил Рубцов, было много украинцев. В монографии Кириенко-Малюгина «Николай Рубцов»: «Звезда полей горит, не угасая…» приведены воспоминания Екатерины Ивановны Семенихиной, бывшей пионервожатой Никольского детдома: « В пионерской комнате были танцы. Воспитатели тоже были молодые из педучилища. Приходили и ребята из села. Коля играл русскую, польку, матросский танец. Ему ещё в 10 лет дали гармошку. Нашли в кладовой тульскую гармошку и сказали: «Играй!» И он начал учиться, подбирал на слух.
Подыгрывал девочкам. Гета Меньшикова и Женя Буняк были очень физкультурные. В спальне делали акробатику. У них был номер. Делали и «пирамиду» на 7 человек. Ребята выступали с песнями, танцами. Было много украинцев и ленинградцев». (С. 30)
Пионервожатой в Никольском детском доме, где воспитывался Рубцов, была украинка Евдокия Перекрест, учившая детей петь хорошие песни.
Судя по всему, интерес к истории славянства у Рубцова появился в детстве и отрочестве.
Рубцов, конечно, не мог знать, что в Тотьму – город его юности был сослан после раскрытия масонского заговора в Нежинской гимназии высших наук преподаватель французского языка Ландражин – бывший офицер армии Наполеона, оставшийся после войны 1812 года в России, обучавший Николая Гоголя-Яновского французскому языку. Как известно, Вологда – родной город Рубцова была основана киевским монахом Герасимом, получившим имя Герасима Вологодского. Это уж Рубцов, наверное, знал.
В сочинении «О родном уголке», написанном им в 1951 году во время обучения в Тотемском лесном техникуме, чувствуется осведомлённость автора в славянской истории.
Юному автору присуще умение связывать воедино факты, касающиеся разных временных пластов, обобщать, делать выводы, смотреть в глубь веков и видеть «всё в самом лучшем свете»: « Тотемский же монастырь, ограждённый могучей каменной стеной, а также собор, путь к которому преградили широкий ров, заполненный водой, и высокая земляная насыпь, так и не могли взять шляхтичи… Немало прошло времени и с тех пор, как Пётр Великий посетил эти места, где во время пирушки со своей свитой приказал высечь на камне надпись в честь памяти о своём местопребывании». (С. 34)
Историю Коле Рубцову в Тотемском лесном техникуме, в котором Рубцов учился до Горно-химического техникума на Кольском полуострове, преподавала вполне образованная Валентина Васильевна Оборина (Покровская) – выпускница МГУ им. М.В. Ломоносова: «Я приехала в Тотьму в августе 1950 года после окончания МГУ им. Ломоносова по путёвке Министерства лесной промышленности…
Николай пришёл из детского дома с. Никольское, жил в общежитии. Это был маленького роста, красивый, с очень любознательными, распахнутыми настежь глазами, с иногда грустной, а иногда даже лукавой улыбкой. Меня тогда поразила его любознательность. Когда я приходила в их комнату в общежитии, он с интересом расспрашивал меня о Москве, об университете, о музеях, Кремле. Пожалуй, он был единственным, кто так интересовался Москвой, и я с удовольствием вспоминала студенческие годы, музеи, экскурсии…» (С. 38)
Правда, об Обориной Рубцов в сочинении не упоминает. Он рассказывает в нём об историке-мужчине и о том, как мальчишки тайно добывали для себя чинарики, потому что хотели подражать любимому учителю истории, постоянно дымившему папироской: «Часто бывая в лесу, мы разводили огромный костёр, который иногда достигал вершин низких деревьев, и прыгали с разбегу сквозь бушующее пламя, а потом, крайне довольные, доставали из самого далёкого уголка самого незаметного кармана две папироски и закуривали, воображая себя такими же взрослыми, как и наш старый и любимый учитель истории».
Имя учителя, преподававшего Рубцову историю, о котором поэт пишет в сочинении, хорошо бы выяснить. Ибо влияние этого человека сказалось на становлении патриотического мировоззрения великого поэта России.
Когда читаешь этот отрывок из техникумовского сочинения, исподволь представляешь праздник Купалы, костры в лесу, через очистительное пламя которых прыгали древние славяне.
Купальские обычаи до сих пор живы в России, Белоруссии (Беларуси) и Украине.
В записных книжках Гоголя есть информация, записанная им в юношеские годы, о празднике Купалы и предание о цветущем один раз в году папоротнике. Считалось, что с помощью этого цветка можно найти подземные клады.
К слову, Гоголь был блистательным педагогом. Он преподавал историю в Патриотическом институте благородных девиц в Санкт-Петербурге. Институт был открыт после Отечественной войны 1812 года с французами для дочерей офицеров, павших на полях сражений.
Педагогическая карьера великого писателя сложилась вполне соответственно его педагогическому таланту: он получил, продвигаясь по служебной лестнице, звание коллежского асессора и перстень от Императрицы Александры Фёдоровны за успехи в образовании барышень.
Гоголь по рождению был дворянином. Сделанная им вполне успешно, если учесть, что он поднялся по служебной лестнице выше середины Табели о рангах, за что в то время полагалось потомственное дворянство, карьера государственного служащего являлась только выражением желания молодого человека быть полезным обществу, а не была самоцелью для получения высокого сословного статуса.
Перстень, подаренный Гоголю-учителю Императрицей, не сохранился, как и другой перстень, подаренный Царём Николаем Первым Гоголю-драматургу за комедию «Ревизор». Годы странствий и сопровождавшее их безденежье, видимо, заставили писателя расстаться с царскими подарками, обменяв их на денежный эквивалент.
Гоголь, ушедший с государственной службы в 1836 году, «казаковал» всю оставшуюся жизнь: дороги, постоялые дворы, гостиницы, трактиры, дома друзей…
Судьба гнала его по земному шару, как и Рубцова, писавшего о себе:
Привет, Россия – родина моя!
Как под твоей мне радостно листвою!
И пенья нет, но ясно слышу я
Незримых певчих пенье хоровое…
Как будто ветер гнал меня по ней,
По всей земле - по сёлам и столицам!
Я сильный был, но ветер был сильней,
И я нигде не мог остановиться.
Интересно, что последний рисунок Гоголя, словно, является иллюстрацией к этим строкам Рубцова.
Писатель оставил нам свой последний автопортрет. Гоголь изобразил себя внутри книги, напоминающей одновременно воздушный кораблик и листок, оторвавшийся от дерева: то ли писатель плывёт в лодке с мачтой по Миру-Океану, то ли по ветру летит на Ковре-самолёте.
Сочинение «О родном уголке» Николая Рубцова даёт основания утверждать, что тематика произведений Гоголя была Рубцову хорошо знакома и близка с юных лет.
Прочувствованно студент Рубцов пишет в техникумовском сочинении о «шляхтичах».
Можно утверждать, что к времени его написания он уже знал повесть Гоголя «Тарас Бульба». Во время войны с фашистами она широко издавалась, в том числе в формате карманного издания для бойцов и матросов.
Есть в сочинении и упоминание об украинских ночах, известных автору по Гоголю и волновавших воображение творчески одарённого «неведомого отрока», «неведомого сына удивительных вольных племён» поэзией «жизни действительной» и мистической: « Пусть не лиманы и не каштаны украшают зелёные сады Тотьмы и не райские птички поют в их зелёной листве, пусть небо над Тотьмой не такое голубое, как в Италии, пусть ночи тотемские не такие очаровательные, как украинские! Природа Тотьмы гораздо грубее и суровей, но именно этой суровой правдивостью нравится мне неподражаемая природа родного уголка.
Кроме того, я не мог бы считать бесценно дорогим этот город, если б с именем его не были связаны судьбы моих бесконечно милых друзей недалёкого детства». (С. 39)
В этом ярком фрагменте из сочинения юного автора уже прослеживается гоголевское влияние. Уж очень явно, без осуждения автора сочинения «О родном уголке», «читаются» в нём сквозь строчки Рубцова строки Гоголя из «Мёртвых душ» и «Тараса Бульбы».
Известно из лирических отступлений к поэме «Мёртвые души», что автор поэмы не прельщался красотами итальянской природы, окружавшей его долгие годы, и сквозь роскошные виды южной растительности ему виделось родное, русское, пусть и не такое броское, но бесконечно любимое: «Русь! Русь! Вижу тебя, из моего чудного, прекрасного далека…Открыто-пустынно и ровно всё в тебе; как точки, как значки, неприметно торчат среди равнин невысокие твои города; ничто не обольстит и не очарует взора. Но какая же непостижимая, тайная сила влечёт к тебе?»
Потом Рубцов «вслед» за Гоголем назовёт свою любовь к Родине «непобедимой» (ст. «Давай, земля, немножко отдохнём…»):
И я клянусь
Любою клятвой мира,
Что буду славить эти небеса,
Когда моя
Медлительная лира
Легко свои поднимет паруса!
Вокруг любви моей
Непобедимой
К моим лугам,
Где травы я косил,
Вся жизнь моя
Вращается незримо,
Как ты, Земля,
Вокруг своей оси…
Строчки о «бесконечно милых друзьях недалёкого детства» уместно соотнести со сценой прощания Остапа и Андрия с детством: « Они, проехавши, оглянулись назад: хутор их как будто ушёл в землю; только видны были над землёй две трубы скромного их домика, да вершины дерев, по сучьям которых они лазали, как белки; ещё стлался перед ними тот луг, по которому они могли припомнить всю историю своей жизни, от лет, когда валялись по росистой траве его, до лет, когда поджидали на нём чернобровую козачку… Прощайте и детство, и игры, и всё, и всё!»
Конечно, судьба бывших бурсаков, Остапа и Андрия, была понятна Рубцову и созвучна его собственной судьбе: жизнь в общежитии, смутное и одновременно отчётливое предчувствие больших жизненных и исторических событий, потрясений. Тревоги и надежды юности, товарищество, любовное томленье. Тесный контакт с природой, с которой в юности можно быть счастливым, как с женщиной, что утверждал Артюр Рембо («и, словно с женщиной, с природой счастлив буду»), которого позднее Рубцов читал, любил и в монологе «О гениальности» назвал гением.
Диссонансом в сочинение Рубцова врываются рассуждения на тему «Религия – опиум для народа». Но атеизм Рубцова был не врождённым, а временно приобретённым, поскольку активно идеологически насаждался правящей коммунистической партией.
И всё же следует признать, что среди коммунистов было много людей, укоренённых в родной национальной славянской почве. В противном случае мы бы Рубцова не знали, ибо советская литература была на 100% подцензурна.
Славянское восточное триединство у Рубцова, как и у огромного большинства русских людей, в генах, иначе не было бы у поэта такой любви к Гоголю – сыну Украины.
Сталин после победы над Германией решил «закрепить» это единство, дав академику Грекову задание написать исторические труды на тему «Киевской Руси» как первого государственного объединения восточных славян.
Первым разработчиком темы Киевской Руси был С.М. Соловьёв – автор «Истории России» в пятнадцати томах.
Реально все киевские князья были выходцами с Севера. Даже если не существовало полулегендарного Рюрика, от которого ведут своё родство многие русские княжеские роды, неоспоримым является приход из Новгорода в Киев князя Олега с малолетним Игорем, будущим киевским князем.
Известно, что в Киеве Олег казнил Аскольда и Дира – своих дружинников, ранее Олега обосновавшихся в этом городе на берегу Днепра, и стал в нём править сам. И правил долго, даже после совершеннолетия своего подопечного князя Игоря.
Что касается супруги Игоря Ольги, многие историки считают, что она была родом из Новгорода или Пскова (Плескова).
Внук Ольги и Игоря князь Владимир – сын князя Святослава отдал на княжение своему сыну Ярославу Новгород.
Оттуда он и прибыл княжить в Киев, сменив Владимира Красное Солнышко.
Перед переездом в Киев Ярослав основал город Ярославль.
Киев в те времена периодически опустошался поляками. После того, как поляки увели в плен мать князя Ярослава, он решил переехать из Новгорода в Киев, чтобы заняться её вызволением из плена. Мать Ярослав не вернул, но остался княжить в Киеве.
В Новгороде князь набрался книжной мудрости, что впоследствии и способствовало тому, что он вошёл в мировую историю как один из самых просвещённых правителей, за что удостоился прозвания «Ярослав Мудрый».
В крещении Ярослав Мудрый получил имя Георгий.
Своих детей (трёх сыновей и трёх дочек) Ярослав «пристроил» за границей. Его дети вступили в династические браки с зарубежными принцессами и принцами. Наиболее известна из детей Ярослава Анна Ярославна – королева Франции.
Анна Ярославна знала иностранные языки и умела писать и читать, в отличие от своего мужа, который вместо подписи на документах ставил крест.
Новгородские берестяные грамоты подтверждают высокий уровень грамотности северных русов, которых можно назвать и «варягами». От слова «вара» - вода.
Варяги – это, скорее всего, не иностранцы, а жившие вдоль северных берегов Балтийского моря славяне.
Мы не коснулись пока темы Белоруссии (Белой Руси).
Связи Рубцова с Белоруссией (Белой Русью) не являются темой настоящего исследования, но, и они нашли отражение в его творчестве.
Можно найти точки пересечения рубцовской лирики с лирикой Максима Богдановича, которого считают своим четыре страны: Белоруссия, Польша, Литва и Россия.
Нам не известна вся генеалогическая корневая система Рубцова. Копнув глубже, наверняка, обнаружим и малороссийские корни. Северная и южная части русского народа имеют одну родину – Север.
Это аксиома, потому что торговый путь с Севера в Византию, ставший вектором Российской государственности, называется «Из варяг в греки» и берёт начал в Великом Новгороде. Оттуда и шло движение словен (славян) на юг, а не наоборот.
Кстати, интересный факт. В России наиболее распространённым типом дома является дом словенского (северного) типа с двускатной крышей, в отличие от четырёхскатной, характерной для южной Руси. Родовой дом Рубцовых в Биряково был четырёхскатный.
В Малороссии была распространена хата – дом со стенами из смеси глины, кизяка и травы, крытый соломой, наследник землянки – временного жилья, которое казаки строили, находясь под постоянной угрозой набега татар и турок, что исключало добротное домостроительство.
Ссылки на это есть в «Тарасе Бульбе». Казак всегда рядом с плугом, неводом и силком для ловли птиц держал ружьё и саблю.
Эта казацкая традиция вдохновила Государя Императора Александра Первого на создание военных поселений. По мысли Царя солдат должен был уметь и воевать, и сеять, а, главное, по возможности не отрываться надолго от земли и семьи.
Легче жить было солдату, находившемуся рядом с семьёй в мирное время.
Исполнителем проекта Государя стал Алексей Андреевич Аракчеев, создавший военные поселения сначала в Новгородской губернии Российской Империи, потом и в других.
В военных поселениях предусматривалось строительство для военных поселенцев домов словенского типа.
В современной России сохранилось достаточно много домов словенского типа.
А в современной Украине хату увидеть практически невозможно.
В украинской истории есть атаман Рубец. В 1612 году поляки и казаки (черкесы) дошли до Вологодчины. Говорят, что предка Рубцова какой-то поляк ранил саблей. От этого удара остался рубец (шрам).
По характеру Рубцов, как уже заявлялось, казак. Он всю жизнь «казаковал», как и Гоголь: ходил, ездил по России и СССР, матросил на Северном флоте.
Поэт был истинно православным русским человеком, насколько это было возможно в контексте того времени: Рубцов умел дружить, мог умереть за «други своя» и за Россию, поклонялся «старинным русским каланчам» - храмам, воспевал их: «снег летит на храм Софии», «церковь на горе молчала набожно и свято».
Как истинный славянин, он любил товарищеские «ночные бдения», пламя костра, лошадей, песню, танец – всё, чем восхищался Гоголь в запорожцах, было свойственно и Поэту.
Есть замечательные фото, на которых снят матрос Рубцов, вдохновенно играющий на гармошке и не менее вдохновенно отплясывающий в кругу друзей на палубе эскадренного эсминца «Острый» в период срочной службы на Северном флоте.
На казачьем круге родился знаменитый танец казачок. И палуба рубцовского «Острого» напоминает круг-раду, где сошлись повеселиться казаки после боевого похода.
Прежде чем продолжить размышления о казачьей натуре Рубцова, несколько слов об отношении казаков к семье. Поэт жил в силу жизненных обстоятельств отдельно от жены Генриетты и дочери Лены. Так было принято и у казаков.
Гоголь писал в «Тарасе Бульбе», что своего мужа жена Тараса не видела по несколько лет, потому что он защищал границы Украины, где кончалась христианская Европа, от татар, турок и других врагов православной Веры.
Рубцов, как мог, тоже защищал Русскую цивилизацию. Конечно же, оружием его, как и Гоголя, было Слово.
Остроумие и дар владения словом казаки ценили не меньше, чем владение саблей.
Изначально славяне не были воинственными. Николай Васильевич Гоголь главным свойством славян считал доброжелательность и любовь к Прекрасному. В его записях есть очень интересная цитата на эту тему из Византийских хроник с подзаголовком: «О характере славян»: «Что славяне были маловоинственны и певучи, доказательство ответ, данный греческому императору тремя славянами, схваченными царскими телохранителями, которые были без оружия, а только с гуслями. – Мы славяне, - говорили они. – Гусли имеем при себе для того, что не привыкли носить оружие. Да и нет совсем железа в нашей земле. Оттого мы живём в тишине и мире, играем на гуслях, не умея играть на трубах, ибо, не зная совсем войны, музыку мы считаем лучшим нашим упражнением».
Воинственными славян сделала необходимость обороняться от многочисленных врагов, испокон века завидующих размаху исконно славянских земель – от Арктики и дальше.
Если Гоголь черпал материал для создания «Тараса Бульбы», в думах– основном своём источнике, а также в «Истории русов» неизвестного автора и у француза Гийома де Боплана, написавшего книгу «Описание Украйны» об Украине в 17 веке, то, безусловно, таким источником для Рубцова при создании «Разбойника Ляли», прежде всего, стали русские народные песни и художественные произведения: «Слово о полку Игореве», «Братья-разбойники» Пушкина, «Вадим» Лермонтова, «Тарас Бульба» Гоголя, «Казаки» Толстого, «Пугачёв» Есенина, «На поле Куликовом» Блока.
Лучше Гоголя о происхождении воинственного племени казаков не писал никто: «Бульба был упрям страшно. Это был один из тех характеров, которые могли возникнуть только в тяжёлый ХV век на полукочующем углу Европы, когда вся южная первобытная Россия, оставленная своими князьями, была опустошена, выжжена дотла неукротимыми набегами монгольских хищников; когда, лишившись дома и кровли, стал здесь отважен человек; когда на пожарищах, ввиду грозных соседей и вечной опасности, селился он и привыкал глядеть им прямо в очи, разучившись знать, существует ли какая боязнь на свете; когда бранным пламенем объялся ДРЕВЛЕ-МИРНЫЙ СЛАВЯНСКИЙ ДУХ и ЗАВЕЛОСЬ КОЗАЧЕСТВО – ШИРОКАЯ РАЗГУЛЬНАЯ ЗАМАШКА РУССКОЙ ПРИРОДЫ…»
Рубцова, как и Гоголя, питала родная почва, с которой они чувствовали «самую жгучую, самую смертную связь». Оба они были духовными воинами.
Духовным мечом монаха являются чётки. Духовное оружие писателя – слово, которым он сражается на поле брани, пусть часто невидимой, но жестокой.
Много духовных воинов пало на полях сражений.
После роковой ночи, когда Рубцов был убит, его подруге Нинель Старичковой руководители Вологодской писательской организации разрешили забрать личные вещи поэта, письма и рукописи из его квартиры.
Вместе с ними она взяла также из квартиры Рубцова портрет создателя «Тараса Бульбы», который валялся на полу. Стекло на раме было разбито. Получилось, что Гоголь стал невольным свидетелем событий той страшной ночи.
Интересна последующая судьба портрета Гоголя. Старичкова рассказывает в одном из интервью, что передала его в Вологодский историко-краеведческий музей-заповедник. Где сейчас портрет? В лучшем случае пылится в запаснике музея на территории Вологодского Кремля.
Гоголь и Рубцов – легендарные воины, а, сколько пало безвестных героев, отдавших жизнь за Русскую цивилизацию!
Гоголь так рассуждал о девятнадцатом веке: «На бесчисленных тысячах могил возвышается как феникс, великий 19 век. Сколько отшумело и пронеслось до него огромных великих происшествий! Сколько свершилось огромных дел, сколько разнохарактерных народов мелькнуло и невозвратно стерлось с лица земли, сколько разных образов, явлений, разностихийных политических обществ, форм пересуществовало…» (отрывок «На бесчисленных тысячах могил»).
В детстве Коля Рубцов постоянно слышал знаменитую песню «Ехали казаки», которую пела по просьбе матери сестра Надя. Об этом сообщает В.Д. Зинченко со слов сестры Рубцова Галины в предисловии к трёхтомному собранию сочинений поэта, увы, пока единственному.
Интересно, что Валентина Дмитриевна, происходит из старого казачьего рода, что мне довелось слышать от неё самой на презентации монографии Юрия Кириенко-Малюгина «Звезда полей горит, не угасая…», состоявшейся в Москве на Кузнецком мосту в Центральной книжной лавке писателей в апреле 2012 года.
В песне «Ехали козаки» поётся о великих катаклизмах, исторических потрясениях, бесчисленных воинских жертвах:
Ехали козаки, ехали козаки.
Ехали козаки – сорок тысяч лошадей.
И покрылся берег, и покрылся берег
Сотнями порубанных, пострелянных людей.
В «Разбойнике Ляле» Николая Рубцова гармонично соединились два песенных начала – великорусского и малороссийского народов, как и в творчестве Гоголя.
Гоголь в статье «О малороссийских песнях» пишет следующее о русской и малороссийской музыке: «Характер музыки нельзя определить одним словом: она необыкновенно разнообразна. Во многих песнях она легка, грациозна, едва только касается земли и, кажется, шалит, резвится звуками. Иногда звуки её принимают мужественную физиогномию, становятся сильны, могучи, крепки; стопы тяжело ударяют в землю, и, кажется, как будто бы под них можно плясать одного только гопака. Иногда же звуки её становятся чрезвычайно вольны, широки, взмахи гигантские, силящиеся обхватить бездну пространства, вслушиваясь в которые танцующий чувствует себя исполином: ДУША ЕГО И ВСЁ СУЩЕСТВОВАНИЕ РАСШИРЯЕТСЯ ДО БЕСПРЕДЕЛЬНОСТИ. Он отделяется вдруг от земли, чтобы сильнее ударить в неё блестящими подковами и взнестись опять на воздух. … Русская заунывная музыка выражает, как справедливо заметил М. Максимович, забвение жизни; она стремится уйти от неё и заглушить вседневные нужды и заботы; но в малороссийских песнях она слилась с жизнью: звуки её так живы, что кажется, не звучат, а говорят, - говорят словами, выговаривают речи, и каждое слово этой яркой речи проходит душу».
Как здесь не вспомнить знаменитое стихотворение Рубцова «Полночное пенье», лирический герой которого «стремится заглушить вседневные нужды и заботы» песней!
Гоголя и Рубцова связывал с Украиной не только песенный родник.
В Государственном литературном институте Рубцов учился в семинаре Николая Николаевича Сидоренко, человека с явно украинской фамилией, жил в общежитии Литинститута в одной комнате с поэтом Александром Черевченко - харьковчанином, с которым делил хлеб и вино.
Приведу цитату из книги Кириенко-Малюгина «Звезда полей горит, не угасая»: «Александр Черевченко: «Я сидел над письмом к родителям и выклянчивал очередную… десятку Коля Рубцов только что закончил перепечатку рукописи своей первой книги… У нас одна сигарета «Памир». Мы уже третий день не посещали лекции. Потому что не было денег на троллейбус… - Сань, а Сань, - сказал Рубцов. Ты можешь мне ответить на вопрос: на кой хрен тебе два пиджака?... Я никогда не задумывался, зачем мне пиджаки вообще… я их никогда не носил… предпочитаю свитер с протёртыми до дыр локтями» …
Под «десяткой» подразумевается десять рублей, или «червонец». Червонцы в России были очень увесистой купюрой и в девятнадцатом, и в двадцатом веке – до 1991 года
Своё название червонец получил за красный, или, как он назывался в старину, червонный цвет. Червонной Русью звались западно-украинские земли в царское время. Минимальная месячная зарплата в 60 –е годы двадцатого века составляла 50 рублей – пять червонцев.
Ситуация, в которой оказались Рубцов и Черевченко, была хорошо знакома Гоголю. Как уже отмечалось, видимо, царские подарки-перстни автора «Тараса Бульбы» постигла такая же судьба, какая досталась пиждаку его земляка-малоросса. Черевченко - харьковчанин, происходил родом из Слободской Украины (Слобожанщины), соседствующей с Полтавщиной (Гетманщиной)- родиной Гоголя.
Земли Слобожанщины, принадлежавшие Русскому Царю Алексею Михайловичу, стали заселяться выходцами из Малой России в 17 веке в период восстания казаков под руководством Богдана Хмельницкого. В эти земли бежали малороссийские крестьяне, спасаясь от поляков.
И ещё одна цитата из книги Кириенко-Малюгина: «Вспоминает А. Черевченко: «Однажды перед зимними каникулами, в декабре 1962 года Коля Рубцов, не сказав ни слова, исчез на несколько дней и вернулся в приподнятом настроении – таинственный и загадочный.
- Ты знаешь, Сань, есть возможность неплохо заработать. Я тут познакомился с одной телевизионной барышней, и она заказала нам детскую новогоднюю сказку. В стихах. Самому мне не справиться - никогда не писал сказок. Поможешь? Обещают приличный гонорар…
Нам заплатили 75 рублей. На двоих».
Возможно, это была первая попытка Рубцова написать сказку, первый его опыт, освоить исконный и столь привлекательный для него жанр русской литературы.
Кстати, имя разбойника Ляли – главного героя «Лесной сказки» Рубцова генетически связано с украинским словом «ляля» - дитя. В Вятке же, на севере России, согласно сведениям, почерпнутым из словаря Даля, лялями называют игрушки.
Ляля – слово древнее и загадочное. Сейчас можно в Интернете найти информацию о том, что Ляля – это Лель. Тот самый Лель, который является героем популярной сказки «Снегурочка», сочинённой великим русским драматургом А.Н. Островским.
Лель – это один из образов Солнца в представлении древних славян, которые считали, что Солнце преображается из юноши Леля в Купайлу (Купалу), потом в Ярилу.
Правда, в русском и украинском фольклоре, верховное Божество – Солнце, изображается то в мужском, то в женском образе.
Видимо, Рубцова в имени «Ляля» привлекала первобытная корневая славянская древность, как и первобытность самой темы: частный человек и общество.
Сразу же вспоминается трагедия Тараса Бульбы, который был вынужден выбирать между общественным и личным. И он сделал выбор в пользу общественного, который не принёс ему, правда, счастья. В результате отец потерял двух сыновей. Как только Тарас убил Андрия, тут же был схвачен поляками в неравном бою Остап, а потом казнён в Варшаве.
Сам же Тарас Бульба, пролив сыновью кровь, правит по сыну языческую тризну и становится убийцей женщин и младенцев, которых уничтожает безжалостно, мстя полякам за смерть Остапа.
Тарасу не понять, как его сын мог превратиться из героя-воина, а героя-любовника. Но с Андрием случилось именно так. В равной степени он ослеплён страстью и озарён любовью. Даже лицо смерти не способно заставить его вздрогнуть и покаяться. Он видит в минуту казни только лицо своей прекрасной возлюбленной. А бывшие товарищи для него стали ничем, поэтому он и мчался на коне впереди отряда поляков, рубя безжалостно бывших своих, даже не думая о том, «свои» это или «чужие».
А разве Ляля у Рубцова не таков? Прекрасная княжна, как Солнце, заслонила ему весь мир. Ради неё он забыл о лучшем друге и преданной подруге:
Раз во время быстрого набега
На господ, которых ненавидел,
Под лазурным пологом ночлега
Он княжну прекрасную увидел.
Разметавши волосы и руки.
Как дитя, спала она в постели,
И разбоя сдержанные звуки
До души её не долетели…
С той поры пошли о Ляле слухи,
Что умом свихнулся он немного.
Злится Ляля, жалуясь Шалухе:
- У меня на сердце одиноко.
Недоволен он своей Шалухой,
О княжне тоскует благородной…
Гоголь даёт своему герою не менее прекрасное, чем Ляля, имя «Андрий»-Андрей.
Имя у Рубцовского героя диссонирует с его ремеслом. Как вспоминает Нинель Старичкова, она была удивлена, что у разбойника такое ласковое имя, о чём и сказала поэту. Рубцов с ней согласился. Но имени героя не изменил, потому что оно легендарное.
И оно не могло не заворожить трепетно относившегося к прошлому России-Руси Рубцова.
В исследованиях легендарного советского учёного, профессора МГУ им. М.В. Ломоносова Б.А. Рыбакова, посвящённых истории древних славян, есть упоминания о дочери Богини Лады Ляле.
В честь Ляли до сих пор устраиваются весенние праздники Ляльники в России, Украине и Белоруссии. Они празднуются 22 апреля и посвящены просыпающейся после зимы Природе.
Лялей наряжают самую красивую девушку, водят вокруг неё хороводы, радуются Весне и Жизни. Ляля явилась прообразом многочисленных героинь славянского фольклора, прежде всего, русских сказок, в которых есть Марья-Искусница, Царевна-Несмеяна, Марья-Моревна, Василиса Прекрасная, она же Премудрая и т.д.
Отражением этих образов стали, как прекрасная полячка в «Тарасе Бульбе», так и княжна в «Разбойнике Ляле».
На то, что дочь ковенского воеводы в «Тарасе Бульбе» напоминает сказочную героиню, обратил внимание учёный из Санкт-Петербурга, доктор филологических наук В.Д. Денисов.
Недаром у маленьких детей красивая женщина, тем более невеста, ассоциируется со сказочной царевной, принцессой, королевой, Снегурочкой.
Что касается Снегурочки, это, скорее всего, один из самых древних мифологических русских образов. Его возникновение опять же связано с тем, что Русская цивилизация берёт начало на Севере.
Рубцов, конечно, не был знаком с картой, составленной в 16 веке средневековым картографом Герардом Меркатором, на которой изображена Гиперборея - прародина славян. Доступной она стала в эпоху глобальной информатизации.
Вряд ли поэт знал, что Кольский полуостров, где он жил некоторое время, будучи студентом техникума, получил своё название от легендарного Божества славян Коляды, в честь которого поют до сих пор в Украине колядки – песни, славящие рождение Солнца. «Коло» означает солнце - круг.
(Отсюда слова: «кольцо», «колокол», «околица», «около», «колобродить»).
Уже по рождению и первым осознанным годам детства и юности Рубцов был связан с рекой Сухоной, которая уникальна тем, что течёт по кругу. Согласно научным исследованиям, бассейн Сухоны является центром индоевропейской цивилизации.
Приведу очень длинную, но чрезвычайно важную цитату из новейшего исследования российских учёных: магистра Ю.В. Сарычева и кандидата социологических наук А.К. Витязева, опубликованного в научно-исследовательском журнале «Гуманитарные исследования» (№ 10 за 2011 год), издающемся в Республике Коми: « Термин индо-славы был введён в 50-х годах в мировую науку известным индийским историком Рахулом Санкритьяной.
Санкритьяна много лет преподавал индийские языки на филологическом факультете Ленинградского университета, занимаясь исследованиями сходства и общих корней санскрита и русского языков. Результатом его многолетних исследований явилась его знаменитая книга «От Волги до Ганга», издания 1953 года. До него этой темой занимался его соотечественник санскритолог и историк Бал Гангадхар Тилак (1856-1920).
Известно, что с ХVП-ХVШ вв., с тех пор, как английские колонизаторы, захватив Индию, предоставили своим миссионерам и учёным широкую возможность знакомиться с языками и культурой этой страны, Европа стала с каждым годом узнавать всё больше и больше о жизни малоизвестных до этого индийцев.
С ХVШ века познание о Ведах в целом и о Ригведе, в частности, стало целью работ ряда мифологов.
Попытки учёных перевести Ригведу с санскрита на европейские языки оказались во многом почти безрезультатными, потому что с санскрита очень трудно переводить Веды только при помощи словарей. Для этого языка характерно, во-первых, множество синонимических значений многих слов, а во-вторых, малопонятные роли богов Ригведы и обилие их имён и функций вызывали бесчисленные и неточные догадки и предположения.
Западные специалисты сошлись всё же в одном мнении – Ригведу создали в древнейшие времена носители санскрита арьи, и авторами её гимнов были жрецы брахманы.
И тут прозвучал решающий голос – голос Индии. Санскритолог и историк Бал Гангадхар Тилак (1856-1920), знавший по переписке с европейскими исследователями обо всех трудностях на пути их попыток перевести Ригведу, подготовил в конце ХIХ в. к публикации свой анализ гимнов Ригведы – книгу «Арктическая родина в Ведах» (которая увидела свет в 1903 г.).
Согласно анализу Б.Г. Тилака астрономических, ландшафтных, географических данных, содержавшихся в арийских ведических текстах Индостана, родиной Ариев является некая земля выше 56 градуса северной широты, предположительно локализованная в современном Северо-Западном федеральном округе РФ – район Междуречья рек СУХОНЫ, ЮГА И ВЫЧЕГДЫ».
Известно, что птицы выбирают местом своего гнездовья полярные широты, где образуются их самые большие колонии.
Генетическая память подсказала Рубцову строки:
Память возвращается как птица
В то гнездо, в котором родилась.
Привлёк творческое внимание Рубцова и священный Московский Кремль. Известно, что он построен на Боровицком холме. По предположению некоторых учёных, название холма связано с именем «гражданского» верховного Бога древних славян - Бор-Велес:
Бессмертное величие Кремля
Невыразимо смертными словами!
В твоей судьбе, - о, русская земля! –
В твоей глуши с лесами и холмами,
Где смутной грустью веет старина,
Где было всё: смиренье и гордыня –
Навек слышна, навек озарена,
Утверждена московская твердыня!
………………………………………….
Но как – взгляните – чуден этот вид!
Остановитесь тихо в день воскресный –
Ну не мираж ли сказочно-небесный
Возник пред вами, реет и парит?
И я молюсь – о, русская земля! –
Не на твои забытые иконы,
Молюсь на лик священного Кремля
И на его таинственные звоны…
Простим Рубцову вынужденный «атеизм» - «забытые иконы», о которых он никогда не забывал!
Северный же ветер носит название Борей (от «Бор»). Ничего удивительного нет в том, что именно Русский Север стал родиной одного из самых великих русских поэтов двадцатого века.
Ветру Рубцов признавался в любви неоднократно.
Но Рубцов, как и Гоголь, не был язычником, на чём настаивает Михаил Суров! Рубцов прошёл в своём творчестве путь «из Варяг в Греки»: от язычества к христианству.
Были ему близки и наиболее прогрессивные коммунистические идеи, в основе которых лежали заветы Иисуса Христа, изложенные Господом в Нагорной проповеди.
О заложенных в коммунистическую идеологию евангельских истинах прямым текстом написал грузинский советский писатель Думбадзе в романе «Закон вечности».
В воспоминаниях о Рубцове есть одновременно забавный и серьёзный эпизод, когда поэт очень далеко послал пытавшегося вернуть его на грешную Землю человека, который мешал ему мечтать о соединении учений Христа и Ленина.
Творчество Рубцова, как и творчество Гоголя, пронизано христианскими идеями любви.
Духовным центром Древней Руси был Киев. Из него по всем пространствам Руси-России распространялось христианство.
Недалеко от реки Ветлуги, где происходит действие «Разбойника Ляли», есть посёлок с названием Киевская Старица.
После взятия в тринадцатом веке Киева монголо-татарами стали появляться мощные «кальки» на землях, теперь именуемых пространствами Центральной России: Золотые ворота во Владимире на Клязьме, город Переславль Залесский во Владимиро-Суздальском княжестве…
Поскольку спор о Киеве стали вести русские и украинские историки в девятнадцатом веке, в трудах украинского историка и политика Михаила Грушевского Украина зовётся «Украиной-Русью». Но есть и исторический термин: «Россия, Русь».
Именно так величает Родину Рубцов в одном из самых известных своих стихотворений «Виденья на холме». Интересен вопрос происхождения топонима «Россия, Русь». Скорее всего, это плод творческого озарения Рубцова.
В отличие от Грушевского, Рубцов не был профессиональным учёным, но его название России двойным именем чрезвычайно интересно, ибо в начале России и Украины одно государство – Древняя Русь, а изначально это Новгородская Русь.
В Ростове Великом можно увидеть трёхликую икону Богородицы. В моей трактовке – Божья Матерь Новгородская, Киевская, Владимирская (Московская). До четырнадцатого века Москва входила в состав Владимиро-Суздальского княжества.
Возвышение Москвы началось при князе Данииле Александровиче – младшем сыне великого политического и духовного деятеля средневековой Руси князя Александра Невского.
В статье «Взгляд на составление Малороссии» Гоголь пишет о том, что после взятия Киева Батыем, северная и южная Русь разделились. И фактически стало существовать два государства с одним названием.
По мнению Гоголя, две части русского народа воссоединились в 1654 году навечно, когда в городе Переславле был подписан договор между Царём Алексеем Михайловичем и казаками, во главе которых стоял Гетман Богдан Хмельницкий.
Великий русский лирик – Александр Блок, чрезвычайно созвучный Рубцову, оказавший влияние на «Разбойника Лялю», прежде всего, поэтическим циклом «На поле Куликовом» и отчасти поэмой «Двенадцать», до самозабвения, как и Рубцов, любил Гоголя.
«Украинским соловьём» назвал Блок Гоголя в статье «Дитя Гоголя». Статья была написана Блоком в 1909 году – в честь столетия со дня рождения великого писателя.
А «дитя Гоголя» - это Россия.
Блок несколько раз влюблялся в украинок.
Самая знаменитая среди них, Лиза Пиленко (Елизавета Кузьмина-Караваева), ставшая монахиней Марией и погибшая в немецком концлагере во время Второй Мировой войны страшной смертью.
По деду со стороны матери Блок имел старинную дворянскую русскую фамилию Бекетов. Возможно, фамилия эта произошла от слова «бекет». Так назывались сторожевые вышки запорожских козаков. Хотя есть и другая версия. Но всё равно род Бекетовых уходит в скифские степи, в воспетые в «Слове о полку Игореве» просторы Дикого поля.
(Объяснение слова «бекет» также находим в словаре Даля. От него, по В.И. Далю, образовано хорошо нам знакомое слово «пикет»).
Интересно, что своего деда – знаменитого ботаника Андрея Николаевича Бекетова Блок звал «дидя», образовав «дидю» из украинского слова «дид» и присоединив окончание, характерное для петербургской фонетической нормы: в Петербурге говорят, например, не «Гена», а «Геня». Поэтому «дидя», а не по-московски – «деда».
Гоголь был одним из самых любимых писателей Блока, а повесть «Тарас Бульба» названа им в его юношеской анкете любимейшим произведением, равно как и главный её герой.
Казацкая земля любима не только Рубцовым и Блоком, но многими известными русскими писателями.
«Тарасом Бульбой» увлекались вологодские гимназисты. И среди них, сын полицейского пристава, в будущем знаменитый писатель, путешественник и журналист Дядя Гиляй (Владимир Гиляровский), написавший в 1902 году очерк «На родине Гоголя», ставший итогом поездки автора на родину великого писателя: в Миргород, Полтаву, Великие Сорочинцы и село Васильевка.
Любил «Тараса Бульбу» и Андрей Белый. Для него «Сечь» и «Русь» были тождественными понятиями.
Св. Цесаревич Алексей, которого охраняли козаки, обожавшие Царственного отрока, о чём пишет в книге «Крушение империи» председатель последней дореволюционной Думы Владимир Родзянко, в своём дневнике назвал «Тараса Бульбу» «чудной вещью».
Кстати, дядькой (слугой) Св.Цесаревича Алексея был уроженец Волыни, матрос с царской шхуны «Штандарт» Андрей Еремеевич Деревенько. Цесаревич звал его по-домашнему «Дина».
«Дина» спас Цесаревича от верной гибели во время шторма, в который попала шхуна с находившимся на ней Царственным семейством.
Деревенько был за свой героический поступок награждён Царём и взят во дворец как слуга.
Платили Деревенько щедро. Он даже нанимал для двух своих сыновей учителя французского языка. Но во время революционных событий бывший матрос покинул дворец, потом решил вернуться, о чём, раскаиваясь, просил в письмах последнего Российского Монарха. Но Царю и Царице было уже не до него. Им предстояла ссылка из Тобольска в Екатеринбург.
Деревенько писал письма и туда. Но судьба его развела в разные стороны с Царственным воспитанником. Правда, ненадолго. Деревенько умер в годы гражданской войны от тифа.
В Интернете есть фотография – «усатый нянь» Деревенько со своим царственным воспитанником на руках.
Рубцов неоднократно в разговорах с институтскими приятелями, в частности, с поэтом Владимиром Андреевым, утверждал, что в России не было плохих царей. Но так считали не все и не всегда, поэтому в России произошёл в 1917 году Октябрьский переворот, который принято называть в советской историографии Великой Октябрьской социалистической революцией (ВОСР).
Попытки свергнуть Царя в России происходили неоднократно (крестьянские восстания, бунты, войны, терроризм).
О синтезе Рубцова
Понятие синтеза присуще, прежде всего, романтической литературе и символизму, в частности, который академик Томашевский именовал не иначе, как мистический романтизм. Рубцов и был не только «кровным сыном жестокой русской Музы», по замечательно-образному и ёмкому выражению Станислава Куняева, но и кровным сыном русской романтической поэзии: как поэзии элегической, так и той, которую принято относить к поэзии активного или, в определении советских литературоведов, революционного романтизма.
Приведу пространную цитату из книги д.ф.н., заслуженного профессора МГУ им. М.В. Ломоносова и моего учителя А.П. Авраменко «А. Блок и русские поэты XIX века»: «Представление о символизме в сознании читателя часто связывается с разрушением традиций русской классики XIX в. Во многом такое суждение справедливо. Однако требуется существенная оговорка: символизм действительно противостоял реалистическим традициям, господствовавшим в прошедшем столетии (девятнадцатом веке – Е.М.), но при этом имелся в виду реализм как художественный метод, а не пантеон имён, связанных с реализмом. В символизме не было, как позже в футуризме, нигилистически-пренебрежительного отношения к «дорогим именам». Напротив, считая себя наследниками всей мировой культуры, заимствуя, подобно своим западным единоверцам, «краски со всех палитр и звуки со всех клавиров» (Теофиль Готье), русские символисты вместе с тем всячески подчёркивали свою связь с отечественной классикой. А. Пушкин, М. Лермонтов, Ф. Тютчев, А. Фет, Н. Гоголь, Ф. Достоевский и даже Н. Некрасов – среди тех, кого символисты называли своими великими предшественниками» (Авраменко Альберт Петрович. «А. Блок и русские поэты XIX века». М. , Издательство МГУ, 1990 г., С. 5).
Нельзя отрицать, что в последние годы появилось много талантливых работ, посвящённых традициям русской литературы в поэзии Рубцова. Так: Юрий Кириенко-Малюгин проследил связи творчества Рубцова с творчеством Гоголя, Тютчева, Есенина, Мария Акимова обратила внимание на глубокие связи Рубцова с поэзией Лермонтова, Марина Кошелева тонко подметила параллели с Буниным и даже Булгаковым. Многие писали о связях Рубцова с народным творчеством. Это стало общим местом. Рубцов соединил в себе, как истинный романтик, все начала и концы, опираясь на опыт русских и зарубежных предшественников, включая Верлена, оставив нам замечательный перевод «Осенней песни».
От поэтов-современников его отличало чувство космизма, искони заложенное в русской классической поэзии. Многие из его современников пели «о пробках в Моссельпроме», что ставил в упрёк Маяковскому Есенин. Но Маяковский, тем не менее, является громадным талантом, часто разменивавшим себя на словесный ширпотреб, а у Рубцова агитационных стихов раз-два и обчёлся. Но таковые, конечно, тоже имеются в его творческом наследии. Например, «Надо быть с коммунистами».
Анатолий Передреев считал, что Рубцов держал в руках «классическую лиру». Это так и не так. Он не чуждался также ритмов современной ему поэзии.
Я уже подчёркивала, что Рубцов был отменно образован, иначе он не был бы романтиком.
……………………………………………………………………………………………

Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие

Фрагмент 2 (печатается с сокращениями)
……………………………………………………………………………………………
Всем известны строчки, написанные им  (Н.М.Рубцовым) в общежитии Литинститута перед отъездом в Николу и посвящённые самому выдающемуся драматургу предзастойных и «застойных» лет СССР Александру Вампилову:
Я уплыву на пароходе,
Потом поеду на подводе,
Потом верхом, потом пешком
Пойду по волоку пешком
И буду жить в своём народе.
Мотивы миниатюры Рубцов позаимствовал у Василия Каменского:
В разлив весенний в Пермь на пароходе
Я возвращаюсь в город мой –
Я весь в своём родном народе –
Я еду лето жить домой.
Но ведь это были кровные мысли и настроения самого Рубцова, выраженные в оригинальной, отличной от Василия Каменского форме, и в то же время декларирующие связь с предшественником!
Василий Каменский – человек оригинальной судьбы, один из первых русских лётчиков, богатый барин, путешественник, футурист, соратник Маяковского. Он же лингвист, придумавший слово «самолёт» вместо иностранного «аэроплан».
О Каменском Рубцов, конечно, узнал на литинститутском семинаре, где изучал творчество Маяковского.
Каменский после революции отдал поместье, процветающее в хозяйственном отношении и пространное, своим крестьянам. Отдал его добровольно! В благодарность, вроде бы, крестьяне предоставили ему дом высланного сельского священника. В нём он и жил на родине.
В Москве Каменский проживал перед Великой Отечественной войной и после, вплоть до полёта Гагарина в космос, в коммунальной квартире в бывшем доходном доме Зачатьевского монастыря на Никитском бульваре, 5.
Кстати, один из бывших жильцов дома пять, рассказывал мне, что в пятидесятые-шестидесятые годы, объединившись с жителями соседнего, тоже «демократического» по составу жителей дома номер 7, они нередко дрались с обитателями расположенного рядом с ними элитного «Дома Севморпути», в котором жили «богатенькие».
В 1961 году Каменскому дали квартиру в доме-новостройке на Звёздном бульваре (!), где он вскоре умер.
Рубцов часто ходил мимо бывшей комнатёнки Каменского на Никитском, поскольку с Тверского бульвара, где находится и находился Литературный институт,( который поэт успешно окончил в 1969 году), миновав площадь Никитских ворот, попадаешь на Никитский бульвар.
На Никитском, 25, а потом в Доме Севморпути жила Елена Сергеевна Булгакова. Этого он, скорее всего, не знал. В 1967 году в журнале «Москва» он прочитал первую публикацию «Мастера и Маргарита».
Для Каменского выражение «в своём родном народе», кроме принадлежности к русскому народу, имело ещё и более прозаический смысл: еду летом из Москвы отдыхать на природу в «загородный дом», как теперь говорят.
Для Рубцова, не имевшего в то время жилья, «буду жить в своём народе», означало не только возвращение в Николу – родину его души («здесь души моей родина»), но и чёткое осознание своего места в русской литературе, рангом выше, чем у Каменского.
Здесь ощущается и своеобразный диалог с предшественником на тему, ху из ху в русской литературе. А уж Рубцов своё место в ней точно знал!
В активе Василия Каменского, кроме стихов, были эпические произведения, посвящённые Степану Разину и Емельяну Пугачёву. Ему же принадлежат знаменитые строки, которые просто распирает от казачьего пафоса: «Сарынь на кичку! Ядрёный лапоть…»
Ещё немного из истории названия сборника и одноимённого стихотворения «Звезда полей» и книги «Сосен шум», в который совершенно органично, по тонкому замечанию М.С. Акимовой, входит «Разбойник Ляля», выброшенный из книги редактором по мотиву: «выпирает».
Принято считать, что Рубцов позаимствовал название «Звезда полей» у Владимира Соколова, у которого есть стихотворение с аналогичным названием.
Это не так. И подсказка имеется в самом тексте соколовской «Звезды»:
«Звезда полей, звезда полей над отчим домом
И матери моей печальная рука …» -
Осколок песни той (выделено мной – Е.М.) вчера над тихим Доном
Из чуждых уст настиг меня издалека.
Как рассказал на одной из научно-практических конференций «Рубцовские чтения» (организатор: руководитель НО «Рубцовский Творческий Союз» Юрий Кириенко-Малюгин) соученик Рубцова по учёбе в Литинстиуте, фамилию которого я, к сожалению, не запомнила, названием книги Рубцова «Звезда полей» и названием его одноимённого стихотворения, стали слова украинской народной песни.
На эту песню указывает и Соколов. Что это за песня, мне не ведомо. Звёзд в украинских песнях (зирок), как звёзд на небе. У всех на слуху «Ничка як мисячна», или есть вариант: «Ничь яка мисячна» и т.д.
В шестидесятые-восьмидесятые годы украинские песни звучали чуть ли не каждый день из теле- и радиоэфира, поскольку у власти тогда были выходцы с Украины Хрущёв, любивший носить вышиванку, и Брежнев.
Звезда – это, вообще, один из самых древних из известных человечеству символов. Северная Полярная звезда, о которой пишет Рубцов, вряд ли, воспевалась в украинских песнях. В тринадцатом веке после взятия Киева Батыем, русы разделились на северян и южан. И хотя в 1654 году северяне и южане объединились на Переяславской Раде, споры о том, кто более русский, не утихают с тех пор.
На эту тему можно посмотреть статью современника Гоголя славянофила Юрия Венелина, которая так и называется – «О споре между южанами и северянами насчёт их россизма». Венелин утверждает в статье, что третьей частью русского народа являются отнюдь не белорусы, а «болгаре».
(У Николая Рубцова есть стихотворные строчки: «Болгария пусть процветает и помнит чудесную Русь. Пусть школьник поэтов читает и учит стихи наизусть». Дербина вспоминает, что поэт пел болгарскую песню со словами «Я страдам», сопровождая пенье игрой на гармони).
Рубцов был, наверняка, в курсе данного спора, который официально вели в девятнадцатом веке два друга Гоголя: профессора М.А. Максимович и М.П. Погодин, в том числе, и на страницах погодинского журнала «Москвитянин».
Дело в том, что Рубцов дружил со студенткой Литературного института родом с Украины Ладой (в замужестве Одинцовой), московская родственница которой была в отдалённом родстве с Максимовичем. Суть этих споров Лада донесла до своего старшего друга и покровителя, о чём пишет в воспоминаниях, изданных в Чехии. Отрывки из них можно прочитать на сайте Кириенко-Малюгина, посвящённом творчеству Рубцова.
Но корень происхождения названия «Звезда полей» более глубок, и его нельзя свести только к украинской песне.
Полярная звезда упоминается ещё в Ведах. Об этом подробно написано в монографии Светланы Жарниковой «След ведической Руси». Светлана Жарникова была исследователем орнаментики русских вышивок, одним из основных элементов которых, всегда была звезда.
В 1988 году в Институте этнографии и антропологии АН СССР она защитила диссертацию на тему: «Архаические мотивы севернорусской орнаментики (к вопросу о возможных праславяно-индоиранских параллелях)».
Жарникова являлась членом Русского Географического Общества и Международного клуба учёных. Она подробно исследовала санскритские корни в названии наших северных рек. Действительно, откуда могло взяться название Шейбухта? Именно так называется хорошо знакомая Рубцову река, протекающая через вологодские сёла Космово и Шуйское, где проживала носившая «золотое имя Таня» подруга его юности Татьяна Агафонова (Решетова).
Также Жарникова доказала, что предки русов были создателями Вед, наряду с индийцами и иранцами.
Позволю себе длинную цитату из Жарниковой: «Учёные, занимающиеся изучением индоевропейских языков, пришли к выводу, что у древних арийских языков прослеживается гораздо большее количество схождений со славянскими, чем с любым другим языком индоевропейской семьи. Созданные в глубокой древности общими предками славянских и индоиранских народов гимны Вед, наряду с индоиранской Авестой, считаются одним из древнейших памятников человеческой мысли. Многие факты, сохранённые в мифах, преданиях, молитвах и гимнах, свидетельствующие о том, что создавались эти тексты на крайнем севере Европы, приводили в своих работах Б. Тилак и Е. Елачич. Например:
Великий бог Индра – могучий воин-громовержец – разделил своей властью небо и землю, надев их на невидимую ось как два колеса. И с тех пор звёзды кружатся над землёй по кругам, а укреплена эта ось в небе Полярной звездой (Дхрувой – «нерушимой, неколебимой»). Такие астрономические представления, конечно же, не могли возникнуть в Индии. Только в полярных широтах во время полярной ночи видно, как звёзды описывают около стоящей неподвижно Полярной звезды свои суточные круги, создавая иллюзию круга неба над кругом земли, скреплённых, как колеса, неподвижной осью… ещё в XVI веке Александро Гванини писал: «Река Двина получила название от соединения двух рек – Юг и Сухона. Ибо Двина у русских обозначает «двойную» (реку)». Здесь имеет смысл привести несколько строк из описания путешествия на Север, сделанного молодой петербургской студенткой в 1912 году. Они свидетельствуют о том, какое впечатление могли производить Северные Увалы на человека: «А вот и Сухона. Затараторил пароход у Тотьмы, и мы полезли вниз к Северной Двине. Устроившись в каюте, закусив, я вылезла на трап и замерла, потом потрогала себя по лицу – не сплю ли – нет! Отвесные скалы падают в реку, они прослоены мощными пластами разнообразных оттенков, причудливы и величавы; с другой стороны – скалы же, но покрытые соснами, елями – иные ползут по скале, цепляются и играют своей верхушкой с водой, заглядывают в зеркало реки…Где же поэты, художники? На весь мир прославили Волгу, её Жигули, но здесь не хуже, даже больше величия, хотя речной размах не тот. Где же геологи? Обнажённые скалы по Сухоне допишут не одну чистую ещё страницу автобиографии земли» (Светлана Жарникова. След ведической Руси. Научное обоснование зарождения арийской цивилизации на севере Евразии. М., Концептуал, 2015 г., С.С. 20, 31).
По мнению Жарниковой, название реки Сухоны, воспетой поэтом Рубцовым, словно явившимся по призыву этой неведомой петербургской студентки, любовавшейся Тотьмой и рекой в начале двадцатого века, произошло от санскритских слов «сукха» (процветание) и «сухана» (легкоодолимая). Сейчас Сухона сильно обмелела, стала, действительно, «легкоодолимой». А прекрасной («процветающей» она была и есть).
Ещё один любопытный и мистический факт, доказывающий арийство русских, из воспоминаний Старичковой «Наедине с Рубцовым». Рубцов и Старичкова как-то шли по Вологде и встретили друга Рубцова, которому поэт начал говорить о том, что он любит Нелю, но у него есть «Ета». Про «Ету» - Генриетту Меньшикову знали все близкие друзья Рубцова. Поэтому друг спросил: какая, мол, ещё Ета, Гета что ли?
«Ета» на санскрите обозначает «блестящая», «сверкающая». Слово это вполне подходит для имени любимой женщины.
«Ета» всё равно, что Лада из песни со словами:
Под железный звон кольчуги,
На коня верхом садясь,
Ярославне в час разлуки
Говорил, наверно, князь.
Припев: Хмуриться не надо, Лада…
Песня была чрезвычайно популярна в рубцовское время.
Известно, что истинными арийцами провозгласили себя гитлеровцы. Русских они считали «неполноценными славянами». И никак не одними из создателей ведических гимнов.
Но один важный момент в Ведах указывает именно на Россию, как на прародину Ариев. В Германии нет полярной ночи, северного сияния и Рипейских гор, упоминаемых в Ведах, но всё это есть в России. Жарникова доказала, что Рипейские горы, описанные также у Геродота, это Уральские горы, северная часть которых до сих пор поморами называется «Камень». Название этих гор по реке Урал (Яик) возникло значительно позже.
На Урале жил одно время старший брат Рубцова Альберт. Альберт был, как Гоголь и Рубцов, одержим жаждой странствий. И Николай Михайлович ездил в 1970 году на Урал разыскивать потерявшиеся следы любимого брата Альберта Михайловича, но не нашёл. Их нашли потом рубцововеды.
Хочу также обратить внимание на такой важный факт рубцовской биографии: он был моряком. А для русского моряка Полярная звезда – самый яркий символ родины. Об этом можно прочитать в замечательной, недавно переизданной книге моряка, географа и литератора Атласова.
Теперь о происхождении названия сборника «Сосен шум». Шум сосен рождается ветром, у Рубцова «шум сосен» – это и есть сам ветер. У славян Богом ветра был Стрибог. В «Слове о полку Игореве» славяне именуются «стрибожьими внуками» и «даждьбожьими сыновьями».
В этом смысле очень созвучно названию книги Рубцова «Сосен шум» название первого сборника Дербиной «Сиверко» - холодный северный ветер, ветер с Поморья. Именно Поморье является родиной Рубцова, поскольку село Емецк, где он родился, стоит в этих священных местах, неподалёку от села Холмогоры – родины Ломоносова.
В книге Г.М. Бонгард-Левина и Э.А. Грантовского «От Скифии до Индии» имеется по поводу ветра, многократно воспетого Рубцовым в стихах, очень интересная в научном отношении информация: «Хорошо известен сюжет повести Н.В. Гоголя «Вий» (Кстати, сюжет Гоголь частично позаимствовал у В.А. Жуковского в его «Балладе о старушке» - Е.М). Исследователи не раз обращались к анализу сюжета и образов этой повести Гоголя, находили им соответствия в фольклоре восточнославянских народов, но образ самого Вия оставался необъяснённым. Более того, было высказано мнение, что он вымышлен писателем. Между тем Н.В. Гоголь, прекрасно знакомый с украинской народной традицией, утверждал, что ей принадлежит и образ Вия, и его имя. А вся повесть «есть народное предание. Я не хотел ни в чём изменить его и рассказываю почти в такой же простоте, как слышал». Основываясь на этом, В.И. Абаев пришёл к выводу, что образ и имя Вия восходят к древнему, дохристианскому Богу восточных славян «Вею» (отсюда глагол «веять» - Е.М. ) («Вей» - реконструированная форма, которую может закономерно отражать украинское «Вiй») и соответствует иранскому Богу ветра и смерти Вайю» (Г.М. Бонгард-Левин, Э.А. Грантовский. От Скифии до Индии. М., «Мысль», 1983 г. С. 77).
«Сосен шум» - это своеобразная ретроспектива рубцовской жизни, наполненной ветрами странствий и поэзией. В сборнике много стихотворений Рубцов посвятил своим кумирам: здесь Тютчев, Лермонтов, Гоголь, Есенин, Кедрин, соединив свою жизнь с жизнью ушедших поэтов в одну нить. Можно сказать, что в «Сосен шуме» синтезировались темы жизни и смерти, вечные и любимые Рубцовым, и, конечно, любви.
2. Сюжеты «Разбойника Ляли» и «Тараса Бульбы». Общие мотивы.
Разбойник Ляля – сподвижник атамана Степана Разина в сказаниях изображается как благородный разбойник, отнимавший золото у богатых и раздававший его бедным.
В семье Кирбитовых, живших на хуторке Ляленка близ села Ляпуново, что на реке Ветлуге в Нижегородской области, рассказали поэту Рубцову летом 1969 года историю про разбойника Лялю – страшного и одноглазого, который жил в глухих ветлужских лесах, «сея страх по всей лесной округе».
Кроме Ляли, в легенде упоминаются красивая лесная девка Шалуха, разбойник Бархотка и княгиня Лапшангская – жена князя из города Лапшанги.
Лапшанга – это ещё одно индоевропейское слово. «Га» на санскрите обозначает движение: пурга, вьюга, нога, гайка, гатить, Волга, гагара, гай (лес, который, естественно, растёт, шумит и, таким образом, осуществляет движение)… Интересно, что по-вьетнамски слово «ключ» - «шурьга».
Что рассказали Рубцову ветлугаи в точности – это тайна, покрытая мраком, потому что в Поветлужье рассказывают несколько вариантов этой легенды.
Осенью 1969 года появился первый вариант Рубцова, потом доработанный.
Легко догадаться, что первый вариант «Разбойника Ляли» был написан на одном дыхании. Видимо, Рубцова вдохновлял сосновый ветлужский бор, где среди мха росло огромное количество белых грибов.
Известно, что Рубцов был страстным грибником, прославившим этот древний народный промысел в стихотворении «Сапоги мои – скрип да скрип…».
К тому же, ветлужский бор не мог не напоминать Рубцову «сосен шум», который он слышал в Липином бору, где гостил в компании с Нинель Старичковой у родственников своей подруги.
Между Рубцовым и Старичковой происходил красивый роман. Да и само имя Неля, как Старичкову звали домашние и б