Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)

Продолжение, начало см. на сайте раздел «новости»  13.03.2021,  03.04.2021

4.2. НИИ вакуумной техники. В конструкторском мире. Феодосия. Коктебель. Гурзуф. Теннис.  Немецкий язык. Октябрь 1961  и к июлю 1966

                             Я иду, иду по свету,
Впереди родимый край.
Эй, цыганка, за монету
Мне на счастье погадай!

Я – не гордый, я упрямый,
О прошедшем не тужу.
Не терзай мне только раны,
О чём хочешь, расскажу.

Я прошёл Нечерноземье
И по Крыму кочевал.
У любимой был я тенью
Да в туманах пропадал.

Я ловил крупицы счастья
В самой дивной стороне.
Душу рвал, порвал на части,
                             Но не стало легче мне.
                            
   Итак. Я опять в «почтовом ящике»,  в КБ НИИ вакуумной техники.  Опять месячный испытательный срок. Мне сразу поручают за два дня организовать отправку  какого-то габаритного агрегата в Сибирь — сделать  упаковочный ящик. На улице под навесом стоит  металлический «чёрт» с рогами — бак высотой около 1100 мм, диаметром примерно 400 миллиметров, патрубками в три стороны, каждый  длиной 100-150 мм, и каждый с фланцами диаметром 150-180 мм (читателю сообщаю на будущее  для справки; — конструкторы-механики настоящие всегда размеры объектов измеряют и обзывают в миллиметрах, строители — в  метрах, физики — в  микронах, прим. Ю.К.-М.).
    С такими конструкторскими заданиями ещё никогда не встречался. С упаковочными ящиками был знаком на заработках студентом на плодоовощных базах Москвы. Задание — значит,  задание. Взял рулетку, лист ватмана форматка А4 (197мм х 220 мм) и карандаш. Сделал эскизы этого бака-цилиндра, замерил рулеткой габаритные размеры. И пошёл за кульман чертить общий вид ящика и чертежи деревянных заготовок.  Нарисовал за пару часов. Чертежи-эскизы деталей  отдал руководителю группы для передачи в столярный цех.  Через три часа мне приносят все нарезанные детали на улицу, молоток,  гвозди разной длины и толщины, ножовку, листовую резину и ножницы. Под упомянутым навесом  сбиваю каркас ящика, на дне ящика закрепляю резиновый лист как опору-«подушку», набиваю некоторые заготовки для упора фланцев, засовываю в ящик бак, попросив на пару минут  какого-то проходящего мимо мужика из нашей организации, и забиваю дополнительные упоры для  рогов с вырезками резины. Раскрепляю дальше этот бак в ящике. Забиваю окончательно переднюю стенку ящика с упорами для корпуса бака. Переворачиваю ящик с бока на бок. Слушаю. Ничего внутри не гремит, никуда не падает. Зову начальника моей конструкторской группы. Он вместе со мной поворачивает ящик вверх ногами, трясёт. Тишина в ящике. Как раз заканчивается второй день моего испытательного срока.  «Всё!» — говорит ведущий. «Сегодня гуляй. Завтра за кульман».
    На втором этаже  разместилось  конструкторское бюро, отдел  № 24. Начальник отдела, назовём его так, Генрих Александрович. КБ расположено в огромном светлом помещении размерами примерно 20 метров на 15 метров. Кульманы расположены рядами по 6 шт в одном ряду, два смежных ряда — параллельно друг другу. Так, что два конструктора сидят напротив друг друга через смежные столы. На столах справочники, чертёжные инструменты (линейки,  угольники, лекалы для проведения кривых на чертеже, готовальни с циркулями и «балеринками» — циркулями  для проведения окружностей малого диаметра, наборы карандашей с грифелями разной жёсткости и жирности — для тонких наводящих линий конструкции и для обводки контуров, ластики для удаления ненужных линий и знаков.
   Конструкторы имеют квалификации: руководитель группы (фактически ведущий констуктор) и инженер-конструктор. Ведущий конструктор выбирает принципиальную схему агрегата, машины, делает предварительные расчёты, эскизный проект компановки базовых узлов. И затем определяет размеры базовых элементов и чертит почти окончательный вариант конструкции.
    В нашей конструкторской  группе —  молодые инженеры и техники-конструкторы — девушки из техникумов. Руководители групп с образованием энергетики и электроники — разного  возраста, от 30 и до 60 лет.
    Из википедии сейчас сообщаю, что директором организации тогда является Сергей Аркадьевич Векшинский (1896—1974) — советский учёный в области электровакуумной техники, Герой Социалистического Труда (1956)  лауреат трёх Сталинских премий (1946, 1951, 1955),  Ленинской премии (1962).    Был  репрессирован по доносу в 1938 году и до второй половины 1939 года. В 1953 году С. А. Векшинский становится академиком, награждён  золотой  медалью Академии наук СССР.
    Мне поручили разрабатывать так называемый вакуумный затвор, который  должен перекрывать вакуумное пространство от атмосферы. Конструкция — цилиндр с приваренным фланцем и выходным отверстием, скажем так,  диаметром около 260 мм.  Руководитель конструкторской группы показал мне применяющийся затвор с эксцентриковыми приводом. Сообщил, что затвор ненадёжен, имеет конструктивные  недостатки. Я стал разрабатывать затвор с рычажным приводом. После того, что я делал в ОКБ-2 по автоматической линии с поворотами и вращениями блока-барабана, новая конструкция мне представилась не сложной. Я сделал прочерчивание работы рычажного механизма подъёма-опускания заслонки и затем дожатия механизма заслонки к резиновому уплотнению на фланце.  Руководитель группы периодически подходит ко мне, как и к каждому инженеру, я объясняю конструкцию и после одобрения общего вида перехожу к деталировке узлов. Делаю эскизы и передаю подчинённому мне инженеру или технику, который рисует на бланке форматки А4 чертёж на каждую деталь с размерами для изготовления. Я, как ведущий конструктор данного изделия,  выбираю марку стали или другого материала для каждой детали, виды обработки. Для токарных деталей также ставлю размеры длины, диаметра с допусками и посадками (то есть по условиям работы выбираю и записываю: широкоходовая, ходовая, скользящая, напряжённая, глухая, прессовая или др.).  Форматку чертежа подписывает по очереди по вертикали в штампе чертёжник (техник или инженер), затем «согласовано» — ведущий  конструктор, утверждает зав. группой.
  Затвор был изготовлен, смонтирован сборщиками и установлен в линию для технологических испытаний. Подробности работы опускаю. Затвор работал нормально на испытаниях.  Герметичность  «держал». Как бывает нередко, по этому поводу появлялся «неприкосновенный» запас в размере полколбы спирта. Разведение водой: пятьдесят на пятьдесят. Закуска бывала от каждого участника «банкета» из дома, поскольку до магазина далеко и надо выходить за пределы пропускной системы. А техническая удача должна быть «обмыта». Коллектив уже тогда был спаянный, постоянно в обеденный перерыв играли в шахматы. Руководители групп умели играть, но слабее подчиненных и не ввязывались, чтобы не терять авторитет при проигрышах.  
     Сижу за кульманом. Солнце светит прямо в окно и на чертёжную доску. Июнь. Жара. Сообщают, что привезли вентиляторы бытовые малогабаритные, по кличке «подхалимчик», потому что при вращении лопастей корпус поворачивался направо-налево на 60 градусов примерно. Раздают конструкторам. Я включаю вентилятор, ветерок освежает «морду лица», как говорят у нас слесари. Напротив у соседа Коли, инженера-конструктора  также работает вентилятор. В общем, руководители  заботились об условиях труда инженеров и конструкторов.
    Внедрять рычажный затвор летом 1962 года меня направили в Казань, на местный завод электроники. В городе действовала трёхэтажная центральная  гостиница «Казань» с богатым интерьером на входе, какими-то пальмами на лестничных подъёмах. В гостиннице  обычно останавливались знаковые личности, в том числе артисты кино. Работал буфет с вином и пивом. Мне простому тогда инженеру удалось поселиться в однокомнатном номере, однако рядом был какой-то теплопроводящий канал, от стены которого полыхал жар, возможно от кухни ресторана. Я спал с полностью открытыми окнами и безо всяких там одеял.
    В местное КБ я привёз комплект чертежей, которые сдал в отдел информации и архив. Местные конструкторы придирчиво оценивали чертежи, по которым в Москве был изготовлен и испытан опытный образец. Перед казанским КБ поставлена задача сделать опытную партию затворов и испытать на стенде на 10 тысяч циклов. Подобная длительная цикличность испытаний показана  в кинофильме «Самая обаятельная и привлекательная» (1985 г.), в главной роли «конструкторы» по ролям Александр Абдулов, Леонид Куравлев, Ирина Муравьёва, Михаил Кокшенов, Людмила Иванова... Режисcёр: Геральд Бежанов. В кинофильме цикл технических испытаний показан  с опозданием на 23 года  (по  времени технологии наших испытаний в России, сценарист был литератор, а не «технарь»).
  Поскольку я в командировке был полторы недели, руководство завода пригласило отдохнуть на Волге с местными инженерами. Поехали на заводском микроавтобусе. На берегу  был обустроен палаточный городок. Вечером — уха, конина, картофель и солёные огурцы. В общем всё, что полагается. Выпили, не увлекаясь, под местную уху под полустаканчики, закусили также  и конской колбасой. Нормальная еда, если не знать, что она из коня. Поговорили мы о технических проблемах, потравили бытовые анекдоты. Наступили сумерки. Я вышел посмотреть на пейзажи великой русской реки. На берегу сидели рыболовы и я пристроился понаблюдать. Мне дали удочку. Половил я  минут пятнадцать без результата и вернулся к костру. Пейзаж и немного фантазии пришли почему-то тогда в голову и написал после трёхлетнего перерыва в гостинице такой стих.

На берегах приволжских спокойно очень,
Блестит вода, как разлитая ртуть.
Тревожно нам среди пустынной ночи,
Где царствует таинственная жуть.

Здесь, как в далёкой бабушкиной сказке
Иль неожиданном красивом сне.
Чернеющие лодки, как салазки,
Скользят и режут воду, словно снег.

Вдали играет рыбка золотая.
Чего ж не спиться ей? Зачем влечёт?
И мы о новом счастье  чуть мечтая,
Летим поймать хоть что-то на крючок.

      Конечно половина содержания — фантазии, но какие! Самому понравилось.
    Перед отъездом местные ребята, инженеры рекомендовали мне купить в Москву народный игристый напиток в бутылке из-под шампанского и типа шампанское под названием «Шато Икэм». В магазине не нашел этот игристый. Но вот спешу на вокзал в Москву. У меня  в кармане три рубля, это деньги значимые после денежной реформы 1961 года. Вижу по пути на вокзал небольшую палатку. Захож и  покупаю две бутылки «Шато Икэм» по дешёвке,  по рубль тридцать копеек за бутылку.  Привожу домой и поставил бутылки  под стол в комнате до дружеских встреч.  Холодильника у меня не было.
    Через пару дней заходит приятель Олег, знакомый ещё со студенческой скамьи, показывает из бокового кармана четвертинку коньяка.
  — Махнём?  — предлагает.
     Я говорю: «Вот у меня две бутылки из Казани напитка фирменного....Давай поедем в парк культуры Горького. По пути решили, что пригласим каких-нибудь девчонок. Так и сделали. В прогулке встретили полузнакомых ещё с танцев двух подружек, симпатичных, обе в белом, прямо невесты. По ходу разговора приятель отодвигает лацкан пиджака, показывает бутылочку коньяка и предлагает: «Посидим. Не будем же выпивать на улице, поехали к нам, на Сокол».  
     Приезжаем на метро ко мне. Тогда личных машин ни  у кого из простых инженеров не было. Потому ездили на трамваях или ходили пешком. Пришли ко мне. Сели мы по деревянным стульям. Девушки на диван перед столом. Достал я гранёные рюмки, тарелки, вилки, в те времена всё было просто. Включил магнитофон с ненашей музыкой. В первые десять минут реализовали четвертинку коньяка под останкинские вкусные сосиски из нашего по пути местного магазина. Я заявляю о фирменных бутылках из командировки. Сам сижу с самого краю у стола и у окна. Олег с другого краю. Достаю из-под стола две бутылки.  Хотел открыть. Но Олег перехватил инициативу и говорит: «Ты не умешь, я открою». Берёт бутылку. Снимает проволочную насадку, которая на пробке. Берёт пробку за голову, начинает поворачивать. Вдруг пробка вылетает у него из руки и из бутылки, шарахнула прямо в потолок, следом летит струя напитка. Олег растерялся, а струя полетела на ближнюю девушку. Я кричу: «Отводи!» Девчонки вскочили.  Он отводит случайно горловину на подругу. Я кричу: «На дверь!», — чтобы струя туда летела. Олег отводит. Кричу: «Держи вино!». Олег затыкает горловину, из-под ладони брызжет пена во все стороны. И наконец горло бутылки закупорено.  Запах — хуже не придумаешь.
   Говорю Олегу: «Дай сюда бутылку!» Смотрю — осталось  жидкости сантиметров на десять от дна. В комнате похоже — запах гнилых яблок. Девушки — с залитыми платьями. Веду их на кухню и даю полотенце. Через пять минут они говорят, что уходят. Олег  предлагает попробовать напиток из другой бутылки и обещает открыть её правильно. Девицы хмыкнули, вероятно обиделись, ничего не сказали, вышли из квартиры и отказались, чтобы мы их провожали. Больше мы их нигде не видели. Другую бутылку я подарил Олегу. Он не отказался, сославшись, что у него есть холодильник. Что с той бутылкой было дальше, я не в курсе. Олег ничего сообщал.
…...........................................................................................................................................................
     В середине августа 1962 года ко мне приходит  Сергей Михеев, который недавно съездил в Крым. Сообщает, что поездка была бесплатно туда и обратно. Его мама работает в 1-ом троллейбусном парке г. Москвы, что расположено в начале Ленинградского шоссе. Сотрудникам и родственникам в период отпуска через каждые две недели в Крым выделяют бесплатно автобус, который везёт к морю.  Полтора дня, одна ночь в пути — и ты в Феодосии. В автобусе выделяют одеяла для курортников. Каждому — на сдвоенное сидение,  где можно спать. Сергей говорит, что сейчас последний рейс, который везёт туда последнюю группу отдыхающих, а обратно захватывает ранее отдохнувших.  Я всё понял. На следующий день иду к руководителю группы, прошусь в отпуск, объясняю ситуацию проезда в одну сторону. Он согласен и начальник отдела тоже. Мне разрешают отпуск, хотя я не отработал ещё положенных 11 месяцев на новой работе для отпуска, как это записано в Трудовом кодексе. Сообщаю Сергею результат, тот передаёт маме, которая  делает заявку  на меня в  автобус.
    В один из двадцатых чисел августа приезжаю к 7 часам в 1-ый  троллейбусный парк. Стоит автобус, ждут двое водителей.  Нас едет по списку шесть отпускников, от парка четверо и нас двое «варягов» по списку. Две женщины выбирают первыми места для поездки, сзади на сидениях. «Мужики» на боковым сидениях автобуса. Выезжаем из Москвы и по магистральному Симферопольскому шоссе на юг.
       Немного истории. Частично из википедии.  
   «В основе трассы дороги лежит древний Крымский тракт. Решение о строительстве капитальной дороги было принято императором Николаем I в 1828 году для организации надёжной транспортной связи с Крымом и военно-морской базой в Севастополе. Строительные работы продолжались несколько десятков лет, параллельно вдоль шоссе устраивалась телеграфная линия. Трасса была закончена в 1858 году, тогда же было открыто регулярное сквозное движение пассажирских диллижансов (!!! - прим. Ю.К.-М.).
    До Великой Отечественной войны автодорога не на всём протяжении имела асфальтовое покрытие, имелось множество деревянных мостов, а ширина полотна составляла не более 5,5 м. После войны разрушенная дорога подверглась реконструкции, тогда земляное полотно было расширено до 12-15 м, наведены бетонные мосты и путепроводы, асфальтобетонное покрытие было устроено на всём протяжении шоссе... »
     Шоссе асфальтированное проходило мимо городов Тула, Орёл, Курск, Белгород, Харьков. Зачастую с объездами, чтобы не загрязнять воздушную атмосферу городов.
        Из интернета на поиск «москва крым трасса сталин 1946»:
«Дорога Харьков - Симферополь по её нынешней трассе начала строится в конце 40-х годов, как часть пути из Москвы в Крым. По воспоминаниям Светланы Алилуевой, в 1946 году Сталин поехал в Крым на автомобиле. Как ни старались местные начальники, сделать существовавшие к тому времени грунтовки пригодными для нормальной езды они не могли. Есть непроверенные сведения, что диктатор (любимый ярлык «либералов», прим. Ю.К.-М.) смог доехать только до Тулы (возможно, до Мценска или Харькова), а потом пришлось пересесть на ЖД транспорт. Но как бы там ни было, Сталин (тогда Сталину 67 лет, прим. Ю.К.-М.)  изрядно намучился, и вот вышло высочайшее распоряжение... Дорогу строили с нуля, в основном, в обход населенных пунктов – уже  в те времена, когда машин вдали от городов почти не было (!!! - прим. Ю.К.-М.)...   На строительстве "сталинской" трассы в конце 40-х многие работы выполнялись заключенными, в частности, возле Харькова трудились немецкие военнопленные. С обеих сторон высаживались лесозащитные полосы. Уже к 1 августа 1950 г. все 1399 км от Москвы до Симферополя были закончены и приняты в эксплуатацию правительственной комиссией. Дорогу построили всего за три с небольшим года, и это в разрушенной войной стране, при низком уровне механизации того времени!!!”
    “Приказ генералиссимуса (опять ёрничанье от либерала, можно было просто написать «приказ Сталина, прим. Ю.К..-М.) был короток: "Надо эту дорогу быстренько сделать. По ней советские люди будут ездить отдыхать на юг". В распоряжение строительства передали воинские части, подлежащие расформированию по демобилизации - 120 тысяч человек. Их двинули с юга. Навстречу, с севера, шли бригады обычных рабочих и многочисленных заключенных. Чтобы дело спорилось, на обоих фронтах работ к финишной черте ежедневно подкатывали бочку пива. Бригада, выполнившая норму первой, эту бочку осушала. Дальше - больше. Руководитель работ генерал-лейтенант В. С. Рясной добился, чтобы за выполнение определенного задания на каждом участке строительства вручали премии, за ударную работу досрочно освобождали по 200 заключенных, которых еще и награждали. Многие зэки раньше срока вышли на свободу с красным орденом на груди. А кроме бочек пива, трассу начали украшать столы с водкой и закуской — мощнейший стимул всенародного строительства. Источник данной информации - просталински настроенный писатель Ф. И. Чуев. Правдива она или нет, на его совести”. (сомнения — на совести автора — антисталиниста,  прим. Ю.К.-М.)
   По ходу длительной поездки знакомимся с пейзажами, останавливаемся по заявке нуждающихся (по туалетам или на кратковременную организацию обеда и ужина). Время в пути — 36-38 часов (водители меняются каждые три часа). На второй день к вечеру мы в Феодисии.
   В городе мы группируемся с Сашей — механиком троллейбусного парка.  Вместе снимаем одну комнату, но с верандой.  Оплата по рублю на человека в день. На пляж ходим втроём, к нам подсоединилась отдыхающая Рита, водительница троллейбуса, нашего же возраста. На пляже городском — какой-то мелкий песок серого цвета. Вода мутная — от наплыва купающихся. Через день Саша предлагает поехать за 20 км, в знаменитый Коктебель, он там бывал раньше. Полазить по горам и искупаться.  
   На следующий день едем на автобусе. Взяли с собой тройку дынь по кличке «колхозница», пару веток винограда и бутылку красного крымского вина 0,7 л. По пути — виноградники совхозные на склонах. На автостанции «Коктебель» выходим и идём к подножию горы Кара-Даг, которая древнего вулканического происхождения. Подход к бухточкам — был тогда свободный. Каждая, даже небольшая, имеет название, которое сообщал нам гид, тогда Саша.   
    Идём из бухты в бухту, каждая по дуге примерно двадцать метров. Первые три прошли, не разуваясь, по берегу. По пути собираем сердолик, полудрагоценные камешки. Из них туристы делают бусы. Одна из первых бухт называется «Бухта Барахты», так назвал Маяковский. Затем начинается обход-проход, только по воде, местами до полуметра. Снимаем кроссовки и пошли. Первая Сердоликовая, затем какая-то без названия, затем впереди вторая Сердоликовая.  Проход во вторую: надо обходить по морю вплавь или лезть на скалу высотой около восьми метров, а  внизу лежит плато с остроконечными пиками камней. Перелезаю малый хребет и перехожу на другую сторону скалы. Там удобный сход: ступенчато расположенные камни. Спускаюсь на малую «колючую» площадку. Однако плыть придётся всё равно. Через трёхметровый проливчик.  С нами Рита, не умеющая плавать. Сашка знал о том проливчике и сразу решил перевозить Риту на надувном матрасе с выходом в море. Как раз разыгрывается ветер и приходится выводить матрас метров на двадцать в сторону моря, чтобы с волнами не налететь на скалу. Благополучно, но за полчаса только Сашка перевозит Маргариту. А я на малом плато  снимаю майку, шорты и кеды, и вплавь попадаю на сушу, во вторую Сердоликовую бухту. На берегу бухты решаем подняться вверх к скале, которая называется «Чертов палец».  Идём по гальке и дальше по склону. Впереди нас группа туристов из трёх человек. Идём за ними. В лощине при подъёме держу авоську с вином, дынями и виноградом в зубах. Нужны 4 «лапы» для опоры. Зона подъёма сужается. Мы попадаем в тупик, с обеих сторон обратные склоны. Первый турист перебегает по более-менее крутому в сторону моря направленному склону.  Мимо нашей тропинки и нас летят камни. Сверху этот уже невидимый турист кричит и туда ему забрасывают друзья рюкзаки, это метров на десять.  Оба парня по очереди перебегают опасный склон и скрываются наверху, мимо нас опять летят камни.  
    Мы решаем отступить, с нами Рита. Ищем другую дорогу. Взяли направо. Идём по пологому склону, по пути наверх надо обойти очередную невысокую скалу с хорошими выступами. Саша и Рита проходят. Я иду следом, для поворота — в зубах авоска с «добром».  В какой-то момент, держась на четырёт лапах, отпускаю одну руку, потом вторую и хватаюсь за выступ впереди. И тут этот кусок гранита  отваливается, я едва успеваю вернуть руку на место предыдущее. Перепроверяю новый захват и огибаю скалу. Туристы, будьте бдительны!  Всё-таки поднимаемся и подходим к «Чертовому пальцу». Вид красивый сверху на Коктебель, пляжи и  море. Саша говорит: «Давай чуть вперёд и налево к тому хребту». Он знает эти места. Идём к тому гребню. От хребта вид потрясающий. Видим на море скалу «Золотые ворота» с проёмом в середине. Там в  кольцо скалы заплывает какой-то катер и выплывает.
     Поднимаемся повыше рядом с «Чёртовым пальцем». Вид на Коктебель, на вдали хребет «Хамелеон», на плато, с которого в советские времена стартовали планеры и которые служили для подготовки первых лётчиков нашей страны. Делаем привал. Надо отметить наш подвиг. Чашек нет. Но есть ножик-штопор.  Разрезаю пополам одну и потом вторую дыни, вычищаю зёрна на большую газету и вырезаю мякоти. Это закуска. Получаем три пиалы. Пробку вывинчиваем. Наливаем по хорошей чарке с тостом: «За Карадаг и нас на нём!»    
     Сейчас вот пишу эти строки и вспоминаю, что у меня есть «морское» стихотворение, но почему-то лежит в папке стихов 1959 года и написано перьевой ручкой. Но ведь я тогда сразу после окончания института не бывал на море. Вот этот стих. Который в теме морских переживаний того 1962 года.

  *     *     *

Среди угрюмых серых скал
Свою подругу шторм искал.
Он бился яростью могучей
В тупые и немые кручи,
Взвивался смерчами-руками,
Молил волнами-языками.
Ласкало знающее небо,
Поглаживая шторму гребни,
И пело всё о буйной силе,
Что океаны зря носили.
Не слушал шторм с небес хвалы,
Всё в те же скалы слал валы,
Всё бился яростью могучей
В неотвечающие кручи.

А образ сладкий звал и звал...
Валами шторм нарисовал
На скалах женскую фигуру...
И лёг у стройных ног понурый.   

    Солнце начинает опускаться. Возвращаемся. Идём по натоптанной тропинке, но по пути природная россыпь шириной метров шесть-семь. Перебегает первым Саша. Пока бежал, из-под ног сыпались мелкие камни россыпи, которая тянула его вниз в обрыв.  На той стороне Сашка  оказался метров на семь ниже точки старта. Я и Рита забираемся выше тропинки на 6-7 метров, чтобы нас не «засосала» россыпь. Каждый по очереди бежит на ту сторону. И оказываемся по уровню на продолжении тропинки с той стороны насыпи.  Дальше безопасная  тропинка ведёт нас в посёлок и на автостанцию.  В шесть вечера садимся  в автобус на Феодосию.
    Ещё мы раз приезжали в Коктебель, но чтобы купаться, нырять с местных валунов и загорать на пляжах, которые тогда были свободные и «дикие» для любого залётного в тот край. Вода всегда прозрачная, галька прибрежная «работает», как естественный фильтр.    
     Отдохнув две недели, нагрузившись  местными дынями и персиками, возвращаемся домой на поезде «Феодосия-Москва»  через Джанкой, восточную Украину и Харьков.   
     Осенью 1962 года завершаю работу по рычажному затвору. Смотрю сейчас в трудовую книжку и вижу приказ от 4 ноября 1962 года «За плодотворную и успешную работу объявить благодарность». Зиму и весну 1963 года езжу периодически в командировки в Казань. А летом 1963 года  — на пляж на «Водное Динамо», где играю в «диких» командах по баскетболу на вылет. Наигравшись, иду на пляж.
     В конце августа 1963 года  мне  профком НИИ  предлагает путёвку бесплатную на 18 дней, как это было всегда для любых трудящихся. Еду в подмосковный дом отдыха. Там традиционно: завтрак, обед, ужин. Запомнился мне этот отдых только футбольными матчами отдыхающих с местной молодёжью обычно после обеда с примерно с 17 часов и до ужина. Наш заезд обыгрывал местных сначала. Я играл в нападении и полузащите. В одном матче помню забил два мяча. Повели 4 : 0. Приходят другие местные на замену. Нам сказали: вот у них сильные вратарь и двое нападающих. Забили они нам в течение 10 минут два мяча. А их вратарь взял пару неберущихся мячей от моего партнёра. Престиж наш падал ежеминутно. И тут мне повезло.  Справа наш крайний прорвался и сделал навес в район одинадцатиметровой. Я бегу в эту зону. Успеваю посмотреть, что делает вратарь. Он — в воротах, не успевает выйти и перехватить навес. Мяч летит. Я уже на точке удара. Бить надо головой. Отклоняюсь чуть назад и головой посылаю мяч прицельно в дальнюю «девятку». Вратарь прыгает хорошо, но не дотягивается. Мяч в воротах. Гол престижа забит. Хорошо, что начинает темнеть, уже сентябрь. И мы расходимся. Местные домой, а мы на ужин. После этого играть перестал. Смаковал этот гол последние два дня отдыха.   
…...........................................................................................................................................................
   Живу на Кипренского,  в ранее упомянутом бараке. В ванной-туалете стала обваливаться штукатурка с потолка. Большинство семей разъехалось в 1962 году, когда наши дома объявили под снос и выделили квартиры от Моссовета. Жильцы нашего дома № 22, как нас тогда называли квартирантов, получали квартиры последними из переселенцев. Я никуда не ходил по ускорению переселения, мне ничего не предлагали, рассчитывал получить  однокомнатную. В квартире были прописаны я и мой отец. У меня на кухне колонка АГВ-80, в переводе на русский — автоматический газовый водонагреватель. По технике нагрева такая технология. Газовая форсунка со всеми горелками нагревает дно  водяного котла ёмкостью 80 литров. После нагрева до верхней заданной температуры, подача газа выключается, форсунки резко гаснут. Фитиль для запалки остаётся гореть. После охлаждения воды до температуры, например, 20 градусов,  датчик температуры  подаёт команду на подачу газа в форсунки, фитиль поджигает газовый поток, вода в котле нагревается и подаётся в систему отопления. Однако фитиль в том АГВ моей квартиры № 1  стал гаснуть при резком отключении горелок. Что не должно быть, это дефект. И горячая вода не поступала в батареи.  Каждую ночь по холодному воздуху в комнате и по холоду батарей чувствовал отключение АГВ. Шёл на кухню, включал подачу газа, одновременно подносил спичку или подожжённую длинную скрутку бумаги к фитилю и горелкам. Цикл нагрева продолжался. После работы я сразу возвращался домой и успевал запустить АГВ.
   Однажды в конце феврале 1963 года в те слегка морозные дни мне и некоторым конструкторам дали трёхдневную бесплатную путёвку в пансионат на Клязьме. Я поехал отдохнуть «на авось» морозной погоды. Клязьма  тогда была самый модный туристический  комплекс, состоящий из нескольких пятиэтажных современных тогда зданий.
    Там я катался на лыжах.  Однажды утром в фойе увидел  объявление о сеансе одновремённой игры, который  в 11 часов проводит международный мастер из Москвы. Тогда приглашали таких мастеров под их краткий отдых и  оплату за сеанс от профсоюзных организаций. Я думал, идти или не идти играть. Утром встал, оделся в спорткостюм. На лыжах я катался обычно часа по три. И по местным самодельным горкам. Номер у меня был трёхместный. Вдруг в комнату входят два парня весёлых. «Привет! Привет!». Знакомимся. Они  вынимают бутылку водки. «Выпьем?» Я отказываюсь,  идти же на лыжах собрался. Они настаивают и настаивают. Я соглашаюсь на треть стакан для знакомства.  Махнули, закусили огурчиком солёным и я помчался кататься. Отдыхающие остались допивать.  Катаюсь я по трассам и горочкам. А в голове мысля: пойти  поиграть или не идти. Смотрю на часы советской фирмы «Слава» 2-го часового завода тогда. Время 10.30.  Победили мои азарт и любопытство. Собрал лыжи и не заходя в свой номер,  иду в холл здания пансионата, где уже расставлены шахматы. За пять минут до начала явился. Многие уже за досками. Сажусь на свободное место. Приходит известный мастер. Сначала кратко рассказывает о прошедшем чемпионате страны, где он занял призовое место. Потом — ответы на вопросы. Я задал провокационный, как бы, вопрос, какой гроссмейстер  сильнее какого-то другого. Мастер ответил. И начал сеанс, то есть обход досок. Сеансёр делает обычно ходы е4 или d4 через каждую доску по ходу движения.  Со мной он сыграл е4. Обычно я отвечал с5 и играл социлианскую защиту, которую хорошо знал с юности. Но, понимая, что мастер обиделся на меня за тот вопрос, ответил е4, рассчитывая, что тот  сыграет f4, т.е. королевский гамбит, острый вариант, чтобы меня разгромить. Я хожу е5 и на ход f4,  беру пешку. Цепляюсь за неё, как сказано в теории, строю непробиваемую оборону в первые 8 ходов. За белых вообще-то нет явного позиционного перевеса, а пешки нет. Мастер начинает маневрировать. Перехватываю все ходы противника и перехожу в атаку. Забираю ещё пешку и угрожаю поставить мат. По времени сеанса мастер выиграл все партии, кроме трёх.  Он быстро переходит от доски к доске в расчёте на ошибочный ход каждого продержавшегося весь сеанс шахматиста. Я прошу пропустить ход. Мастер не соглашается. Делаю заготовленный ход и сеансёр, увидев мат в два хода,  смешивает на доске фигуры при свидетелях, тем  самым, признавая поражение. Не любят мастера некоторые проигрывать цивилизованно, пожать руку партнёру, например.
   Приехал я из пансионата домой, а морозы хоть и под 5-7 градусов, а систему отопления заморозили. Батареи холодные. Газ зажигать даже опасно. Вдруг вода из котла вообще не потечёт по трубам и не пройдёт в батареи. Ищу выход. Раздвигаю доски пола, под ними песок. Набираю в кастрюлю песок. На газовой плите разогреваю песок почти до каления. Насыпаю песок в мешочек двойной тканный  и также в подушку наполовину, кладу в постель под спину. Другую часть горячего песка насыпаю в два носка. И кладу в ноги. Посреди ночи встаю. Опять нагреваю песок и насыпаю в мешочек.  С трудом пересыпаю ночь. Думаю, что надо делать мощный нагреватель. Электроплитка не поможет. Пока ехал на работу, придумал применить трубу, а на неё завить проволоку нихромовую. Иду к слесарям консультироваться. К кому ещё? Рассказываю про свою проблему. Надо мне трубу изоляционную и проволоку нихромовую.
    Один слесарь  приносит трубу асбестовую диаметром 100 мм и длиной около 70 см. Другой слесарь на токарном станке навивает из нихромовой проволоки спираль длиной полтора метра. Быстро рисую две опоры из стальной полосы шириной 20 мм и толщиной 2 мм,  нарезают мне заготовки на станке. Сгибаю полосы и получаю две опоры двуногие для трубы. Дают мне асбестовый лист для изоляции трубы от опор при  монтаже трубы на опорах. Дома собираю из этих деталей нагреватель. Обматываю трубу спиралью, вывожу концы спиралей на  провода с электрической вилкой на выходе. Изолирую соединения лентой. Включаю в розетку.  Счётчик летит, как бешенный. А что делать? Жить то надо. Включаю нагреватель минут на двадцать. Воздух в комнате быстро нагревается. Выключаю прибор  и через несколько часов  включаю опять для нагрева воздуха. Но в постель всё равно кладу мешочек с нагретым на газу песком. Так вот жил на песке и с «самоделкой» больше месяца. Слесарям в знак благодарности презентую бутылку с закуской, что было обычным явлением для тех «тоталитарных» времён.
      В нашем доме в другом подъезде семья из нижней квартиры переехала на второй этаж, где всё нормально и там теплее, чем на первом этаже. Я переезжаю в их квартиру № 5.  Колонку АГВ и систему теплоснабжения по батареям я испытал, всё в нормальном состоянии.  
    Через год весной  я зашел в бывшую квартиру. На кухне обнаружил  ледяную конусообразную горку, высотой под потолок. Вероятно, на чердаке лопнул летом водяной бак, вода лилась на второй этаж и оттуда сквозь щели пола падала, медленно сливаясь на кухню первого этажа. Зимой она намерзала и так постепенно образовала сталлагмит ледяной бесформенный до потолка. Другого названия  этой фигуры я не нашёл.   
…...........................................................................................................................................................
      Летом  1963 года в отпуск еду один на юг с прицелом на  Коктебель. В вагоне познакомилися с   ребятами-инженерами из Куйбышева. Они с Волги и  аквалангисты. Меня заманили на отдых в местечко Ай-Даниль, которое расположено между  посёлком  Гурзуф и Никитским ботаническим садом. Комнаты в местных домах мы сняли для проживания без проблем.   
    По утрам спускались по крутым тропинкам к морю. Справа и слева можжевеловые деревья. Воздух просто как нектар, пьянит и радует. Море — чистейшее, когда спокойное. Недалеко резвятся дельфины. В море я нырял в ластах, но без акваланга на глубину до трёх метров и на полминуты. Под водой — мир необычный. Рыбы всякие диковинные плавают, человека не боятся. По дну ходили крабы. Иногда я дотягивался до них. Аквалангисты куйбышевские ныряли в глубину с водными  ружъями. Подстреливали нередко рыбу.  Крабов ловили часто, но когда выплывали дальше в море.  Жили мы в Ай-Даниле на том, что приготовим в любое время. Питание было безо всякой системы. Мне это не нравилось. Без первого блюда я не представлял себе нормальную жизнь.  Уходил через день-два  в Гурзуф, который был в тридцати минутах пешком по тропам мимо виноградников.  В местном кафе брал первые блюда. В основном, борщи. Запомнились в посёлке кривые улочки с домами из местных неотёсанных  камней,   дом  творчества художников имени Коровина.  И  дикий пляж  у домика Чехова среди прибрежных скал.
    В Гурзуфе случайно на причале встречаю сводного брата Славу, с которым не виделся несколько лет. Отец мой жил всё там же на Бакунинской, 36 с Анастасией Алексеевной, её детьми, Славой и Ритой, которые были уже сами с семьями. Слава дружил с местными рыбаками и мотористами катеров. Он катался в Гурзуфе  на водных лыжах. Предложил мне расчёт с рыбаками и мотористами местным вином. Я согласился. На обычных лыжах, по снежным равнинам и склонам в парке Покровское Стрешнево в Москве я постоянно катался. И здесь захотел попробовать. Забрался на катер. Надел широкие такие лыжи, свесился сбоку от борта на воду. Дали рукоятку с тросом на конце. Поехал по воде, держась за борт катера, затем за трос. С катера трос понемногу отпускали длиной до двадцати метров. Качусь себе, качусь вслед за катером, за которым образуются два шлейфа волн. Ехать просто так надоело. Стал маневрировать. Пересекаю одну волну, потом обратно и на другой гребень. Ощущение, как на лыжах едешь с горки. Свалился я всё-таки. Как поучили меня на инструкции до катания, выставил носки лыж из воды, лежу. Катер делает круг. С борта мне Слава бросает  трос. Ловлю рукоятку. Размещаю трос между концов выступающих лыж. Катер разгоняется. Трос натягивается и вытаскивает меня из воды на поверхность. Через десять минут чувствую усталость непривычную и подаю знак, что хватит. Для выхода из воды есть два способа. С катера страхующий вытягивает трос на себя. Лыжник подтягивается к борту. Катер притормаживает и лыжник перебирается на катер. Другая технология: катер проплывает мимо пляжа, делает круг и водный лыжник, как пижон, вылетает на берег, отпуская трос. Вот и вся технология катания на водных лыжах.  
    Помню, через день я пришёл опять в Гурзуф из Ай-Даниль. Встретил на причале Славу. Он мне сообщил, что сейчас на катере поедут с друзьями в Масандру. Если хочу, могу прокатиться на водных лыжах. Я, конечно, согласился.  Прицепился за трос и покатился.  Мимо скал побережья, остроконечных кипарисов, развесистых похоже каштанов. Красота. С борта Слава наблюдал за мной. Я еду на лыжах уверенно. Через минут  двадцать Слава  отошел вглубь катера, там закусить, видимо. А я качусь по глади. Чувствую устаю, ноги уже не держат. Кричу: «Стой!». За гулом мотора на катере меня не слышат. Кричал, кричал минут пять.  Отпускаю рукоятку троса. И остаюсь на поверхности моря. На катере, видимо, почуяли, что нагрузка упала на движок. Смотрю, развернулись, подплывают ко мне. Я говорю: «Спасибо, хватит». Снял лыжи в воде, передал на катер. Меня за руки возвращают на палубу. Всему должна быть мера. Доехали до Мансарды. Кого-то там  высадили. Наверно, это была маленькая халтурка для моториста.  Потому что ехать пыльной извилистой дорогой километр наверх до трассы, потом по жаре по трассе и вниз к морю по серпантинам — трата  времени и нервов. А мы поехали морем обратно в Гурзуф. Очень вкусная у рыбаков была вяленая на солнце рыбёжка. К вину, с которым рассчитываюсь с мотористом, и без вина. В то время сентября винограда было много и дыни «колхозница» по 10 копеек за кг. На набережной стояли бочки с сухим вином по 10 копеек за сто грамм. За три недели я наотдыхался, купаясь и наслаждаясь комплексным питанием  в Ай-Даниле и Гурзуфе.
     Осенью  1963 года  езжу в Казань в командировки по конструкциям нашего КБ. Играть в  баскетбол за родной институт МТИПП четвёртый год подряд мне уже неприлично в таком возрасте (26 лет), тогда появились в командах первокурсники 17-летнего возраста. Случайно-неслучайно кто-то в КБ мне сообщает, что есть возможность научиться играть в большой теннис.
…...........................................................................................................................................................
    Вспоминаю, что летом 1960 года я пытался поиграть в этот теннис. Тогда, к июню я отработал 11 месяцев в КБ завода полупроводников, вступил там в профсоюз, что тогда было обычным и обязательным явлением для любого трудящегося. В профком любого предприятия из ЦК отраслевого профсоюза присылали списки домов отдыха и пансионатов для отпускников. Я обратился в профком и в июне выбрал пансионат на Оке возле дома Поленова.  Маршрут поездки: от Курского вокзала до станции Серпухов, затем от причала на берегу реки Ока на пароходе прямо до причала дома-музея Поленова. Пансионат  расположен на берегу Оки, Заокский район Тульской области. Из википедии.  «Василий Дмитриевич Поленов (01.06.1844 — 18.07.1927) — русский национальный художник, знаменит по картинам «Московский дворик» (1878), «Заросший пруд» (1879», «Вид на Оку» (1898) и множеству других, которые представлены в его доме-музее и музеях России. Дом-музей построен на вершине холма над Окой в 1892 году, до сих пор сохранил свой первоначальный вид. Дом создавался по проектам самого художника. Красная крыша, белые стены,  общая архитектура делают похожим его на сказочный дом. Фасады дома различны, но гармонично связаны между собой разновеликими окнами, балконами, скатами крыши». Это надо видеть!
    Я посетил дом-музей, выслушал лекцию-экскурсию, любовался русскими пейзажами, которые разворачиваются прямо со склона пансионата и дома-музея  к Оке. Около реки имеется лодочная станция, где я утром взял на прокат лодку и поехал с девушкой, кажется, Ларисой, отдыхавшей также в пансионате. Лодочник предложил плыть против течения  налево, на городок Таруса. Я не придал значения его словам. Мы поплыли в другую сторону по течению, довольно быстрому. Грести было легко и просто. По пути любуемся берегами и рощами, песчаными плёсами. Вышли на песчаный плёс, искупались. Лариса рассказывает, что уедет пораньше из пансионата, ей надо отправиться в морскую интересную географическую экспедицию. Плывём и плывём, я даже весла «засушил». По времени мы проплыли часа полтора и довольно далеко. Я вспомнил, что обед у нас в 13 часов. И тут до меня дошло, что обратно возвратиться быстро не получиться, грести-то надо против течения. Развернул я лодку и гребу. Лодка стоит, как бы, на месте. Тогда я отплываю рядом к берегу и начинаю грести из всей дурацкой мочи. У берега течение слабое, но имеется. Худо-бедно гребу часа полтора и смотрю и трети расстояния не проехали. Предлагаю Ларисе погрести, пока я отдохну. Она, говорит, что руки у неё станут с мозолями и не согласилась. В общем, такая вот интеллигентка оказалась. Я машу вёслами и машу. Мозоли уже заработал. Причаливаю временами к берегу и отдыхаю минут по десять. Разговор уже не клеится. Окунулся для разрядки нервов. Сажусь опять за вёсла и вперёд вдоль берега по тиховодью. В общем, приплыли мы к пяти часам полудня. Даже воздушного поцелуя я не получил за такой труд.  Только при случайной встрече в пансионате у нас потом: «здравствуй и прощай».
   Теперь о другом. При пансионате были два теннисных корта. Я смотрел и  смотрел на играющих теннисистов с большими ракетками и подумал, что игра не сложная для спортсмена. Всё-таки,  у меня первый разряд по баскетболу и второй очень хороший по шахматам, а в настольном теннисе меня хвалили, присваивая уровень второго разряда.  Зашёл однажды на корт, а я почти всегда ходил в полуспортивной форме и в кедах. Попросил и мне дали ракетку. Противник с той стороны послал сильно мяч, который пролетел мимо меня. Я попросил ещё прислать пару мячей для пробы. До одного я с трудом дотянулся, но мячик улетел в боковую сетку корта. Поблагодарил я игрока и ушёл так и  не поняв,  какая радость в этой игре.  А тот теннисист тогда просто поиздевался. Пижон.
…...........................................................................................................................................................
    Однако вернусь к теме. Собирается кампания в двадцать человек научиться большому теннису. Оплата тренеру по 10 рублей в месяц, занятия с ноября и по апрель включительно в Сокольниках в закрытом тренировочном  зале на кортах клуба «Шахтёр». Мы сдали деньги сразу за весь курс.  На первые занятия в течение месяца приходили все заплатившие. Тренер пенсионного возраста,  Владимир Михайлович, как сообщили детский тренер, давал основы общения с мячом, подкидывали мяч на ракетке, стучали об пол, ходили по залу, подбрасывая мячик. Потом попарно перекидывали мячики друг другу. В зале было очень тесно, мячи летали непредсказуемо. Через месяц занятий состав группы стал редеть, ходили по пятнадцать, затем по десять этих теннисистов. После нового 1964 года занятия посещали сначала по пять-семь, потом по два-три  таких теннисных фаната. А тренер отрабатывал по два часа с группой, как положено. В апреле месяце я ходил уже один. И по два часа Владимир Михайлович занимался со мной. Я  буквально «заболел»  большим теннисом. Осваивал и освоил почти все основные приёмы работы с мячом, удары справа, слева, сверху, свечки, укороченные мячи, подрезки и др. и всё это в зале  с теннисной сеткой в размерах баскетбольной площадки. Мы играл вдвоём со счётом, который в теннисе специфичен: 15:0; 30:0; 30:15; 30:30; 40:30 и при выигрыше следующего мяча, счёт становится  условно 60:30 или 1:0; это сыгран первый гейм. Итак игра ведётся до счёта 6 — победы одного из противников.  При счёте 6:6 игра ведётся  до разницы в 2 гейма (как в волейболе разница в два мяча со счета 23:23, т. е. Игра почти бесконечная — при  равном мастерстве партнёров.
    А за стенкой нашего зала был корт с земляным покрытием, на котором тренировались профессиональные теннисисты. В конце апреля Владимир Михайлович предложил мне оформить третий разряд, хотя я не играл ни разу на настоящей площадке. Я отказался. Сказал, что буду идти к разрядам через московские соревнования и на настоящих кортах. Тогда весной 1964 года я уже знал теннисные корты стадиона «Динамо-3» в парке «Покровское  Стрешнево», на выходе улицы «Сосновая аллея». Стадион служил для спортсменов  предприятия, построенного на развилке Ленинградского и Волоколамского шоссе. Я  играл в стенку около теннисных кортов, отрабатывая технику ударов по мячу. Кто-нибудь из теннисистов при нехватке партнёра приглашал меня играть на корте. Через пару месяцев я обратился в теннисную секцию, представившись, что я работаю в закрытом предприятии. Меня приняли в состав секции, увидев мой уровень.  И я стал участвовать в московских официальных соревнованиях на получение спортивного разряда.   
...............................................................................................................................................................
    В феврале 1964 года вижу  у моего соседа-конструктора во время работы какую-то книгу. Спрашиваю, что интересного. Коля мне сообщает, что полгода назад  поступил на платные курсы разговорного (!) немецкого язывка. Полгода отзанимался и закончил первый семестр. Курсы размещались в школе, расположенной на Садовом кольце, в районе между Большой Никитской и  метро «Смоленская». Стоимость занятий составила тогда 7 руб. в месяц. Это при моей месячной зарплате в 140 руб. были копейки по затратам.  Коля  пошёл уже на второй семестр. Показал мне учебник немецкого языка, который рассчитан на два семестра обучения. Я полистал книгу. И «загорелся» темой. И себе сказал, что же это я за инженер, если не знаю хорошо или в совершенстве ни какой иностранный.  На курсы английского я не захотел, мне он не нравился. Даже по слуху. На немецком занятия начались с 1 февраля.  Я поехал на курсы в конце месяца, нашёл преподавателя, который вёл занятия с первого семестра. Переговорил с преподавателем в перерыве его занятий,  и очень попросил  принять меня, рассказав о причинах. Тот  сообщил, что в группе уже 30 человек, перебор. И я уже опоздал, приходите в сентябре. Я сказал, что догоню начинающих. Преподаватель разрешил, я тут же оформил квитанцию и заплатил 7 руб. С марта занимаюсь. В группе человек двадцать девушки, которые, видимо, решили найти в немецком или рядом свою профессию и судьбу. Занятия велись три раза в неделю: понедельник, среда, пятница — по три часа с 17 часов. Задания давали к каждому занятию, по времени надо было по два-три часа готовиться письменно и устно к следующему, иначе отстанешь. Дома надо читать вслух. Тогда использовал я свой магнитофон. Записывал по микрофону текст и включал кассету на время ужина. В общем «втянулся» в учёбу. На занятиях — хорошая подготовка: слушаешь немецкое произношение от других слушателей и впитываешь. В июне сдал экзамен на «хорошо».
     Начинается лето. Решил второй семестр освоить самостоятельно, не из-за денег, а чтобы не терять драгоценное время. Грамматика (перфект,  плюсквамрефект, инфинитивы и пр.) была  расписана  в учебнике. Задания к каждому уроку прописаны. Летом получил отпуск, как обычно для инженера, 24 рабочих дня (это с субботой тогда считали), то есть всего  28 календарных дней. Еду в Крым,  в Гурзуф.
    Снимаю комнату за рубль в сутки. Создал себе режим дня. Встаю в восемь, завтрак  на набережной в кафе или столовой. Иду на пляж к 9 часам. Тогда все пляжи были открытые и бесплатные. Ложусь в стороне от загорающих на полотенце. Всего уроков десять. На каждые два урока выделяю три дня изучения. Читаю базовый текст урока три раза вслух. Потом закрываю учебник и вслух или шёпотом про себя делаю пересказ. Конечно, с ошибками. Опять открываю текст и читаю два раза. Закрываю книгу. Иду купаться. Отплываю от берега метров на двадцать, где нет пловцов, ложусь на спинку и читаю текст три раза. Конечно, с ошибками. Приплываю на пляж. Открываю учебник, опять читаю текст вслух или шевеля губами, если  рядом какие-то соседи. Закрываю и бубню под нос текст. Затем читаю грамматику к данному уроку, перехожу к с заданиям. Ставлю ручкой в учебнике там, где надо нужные окончания, или впереди необходимый предлог или глагол в нужном времени, или правильное окончание к базовому слову. В уроке есть другой параллельный текст, его читаю и стараюсь выучить наизусть. И опять иду купаться с чтением текста вслух. Так продолжается до 12 часов. За время отпуска составил свой немецко-русский словарь с наиболее употребительными речевыми оборотами.
  Иду на обед в столовую. Днём жара, отлёживаюсь в комнате, почитываю учебник. После пяти часов иду купаться. Пытаюсь пройти иногда в элитный военный санаторий. Там отдыхающие, рангом не ниже полковника, были даже первые космонавты. Пройти официально через проходную невозможно. Но мы с приятелями-отдыхающими  знали пути-дороги и тогда через проходы по пригоркам, оказывались на территории санатория. Там были два корта. Иногда после обеда в санатории на кортах никого не было, и мы успевали перекинуться мячами минут на двадцать. Иногда с кем-то из отдыхающих. Это, пока нас не удаляла охрана. Видел я там одного прилично играющего штатского москвича, которого генералы и полковники брали для игры. И он иногда давал уроки большого тенниса.
    На пляже тогда, летом 1964 года бывал почти каждый день Савелий  Крамеров. Раздевался и лежал  недалеко. Тогда он ещё был мало известен.  Две симпатичные крали постоянно были с ним.  Видимо, не могли киноартиста поделить, это продолжалось почти полторы недели. Отдыхающие «дикари»  узнавали Крамерова и лезли в разговоры. Однажды его не было целый день. Появился  Савелий  на набережной уже с одной, но совсем другой девицей. И потом он исчез.
    Иногда я ходил купаться на «дикий» пляж около домика Чехова, рядом с домом художников Коровина. Местные ребята  опасно ныряли в проём между скалами. Во имя девчонок, что купались недалеко. Рядом, за высоким забором находился знаменитый пионерский лагерь Артек. По аллее рядами и друг за другом стояли кипарисы. Заглянуть на пляж Артека можно было, отплыв в море метров на тридцать.   
     В Москве  продолжал заниматься немецким. В конце августа приезжаю на курсы. В это время туда приходили-приезжали  новые желающие на овладение иностранным с какими-то целями.  Запись — на  первый семестр. На второй или третий семестр — приём  с экзаменом, в зависимости от знания иностранного.
    Встречаю случайно своего первого преподавателя и сообщаю, что хочу сдать экзамен за второй семестр и сразу перейти на третий. Он удивился и направил меня к другому преподавателю, которому я сдал экзамен за курс второго семестра.
    На третьем семестре был другой учебник, гораздо более сложный, близкий по текстам к подлинному немецкому. Преподаватель — Александр Васильевич, если память не изменяет. Известно было, что он был в немецком плену и там освоил язык. Этот русский мужик был с юмором, весело проводил занятия. Чтобы  было не скучно, устраивал диалоги на разные темы. Но были  новые сложные задания на базе основного углублённого грамматического курса и с переходом на бытовой и литературный немецкий.  Даже читать было тяжело. Но произношение я уже поставил через грассирующее «р-р-р» и мне успели поставить по другим нюансам за время первого семестра. Я применил свою методику изучения. На базе нового текста составлял свой. Для разгона пересказа  сделал несколько «паразитных» фраз. Типа «Ich moechte heute mitteilen, dass ......(«я хотел бы сегодня сообщить, что....») и далее, уже пока это говоришь, не думая, составляешь следующую часть фразы грамматически на немецком. За два месяца освоил свою методику  и уже к ноябрю поймал себя на том, что составляю фразу, уже думая на немецком, то есть из того словарного багажа который приобрёл. В общем, верна поговорка: «Упорство и труд, всё перетрут». Учил шаблоны  наизусть.
    Через полтора месяца Александр Васильевич меня похвалил: «Ну, Кириенко,  пришли Вы никакой, а сейчас уже всех догнали и давайте дальше». Ставил мне оценки «хорошо» и «отлично». Диалоги среди учащихся сразу помогали втянуться в понимание содержания темы. Третий семестр я сдал на «отлично». К сожалению, на четвёртый семестр с февраля 1965 нам дали другого преподавателя.  Дальше я шёл по своей  методике  заучивания наизусть. За весь двухгодичный курс в июне 1965 года сдал экзамен на «отлично». Диплом храню. А в сентябре 1965 года поступаю на третий год занятий по усовершенствованию знаний языка.
…............................................................................................................................................................
   Летом 1965 года еду опять в Крым, на этот раз в Коктебель. Отдых стандартный, вечером проходим окольными путями на танцы в молодёжный   международный лагерь «Спутник». Кстати иностранцев там было мало, около двадцати французов на весь заезд на триста наших. После этих танцев идём стихийной группой на набережную. Кто-то включает переносной магнитофон с  твистами. И  я в случайной группе под твист тру ботинки об асфальт. За два дня  истёр подошви до дыр так, что пришлось переходить на кеды и на баскетбол на площадке у пляжа.    
…............................................................................................................................................................
   Насколько помню, весной 1965 года наше КБ перевели от метро «Октябрьская»  на Нагорную улицу, где рядом со «старой» территорией для НИИВТ было построено капитальное шестиэтажное здание. КБ расположилось на втором этаже в светлом помещении. Видно было, что здание строили по специальному проекту. На первом этаже разместился отдел испытаний новой техники. На новой территории мне дали разработку напылительных установок. Подобными конструкциями я занимался ещё в лаборатории вакуумного машиностроения завода полупроводников.
    Для ознакомления с технологией изготовления новых изделий нас, двух конструкторов направили в Новосибирск на местный завод. Летели самолётом Ту-104 четыре часа в одну сторону. Вылетели в 12 часов. Прилетели в 20 часов по местному времени. Тогда я почувствовал часовые пояса. В свободное время мы посмотрели на известный Академгородок, который был построен специально под Новосибирском с целью приближения научного центра к разработкам Сибирского региона. Рядом песчаный пляж. И хотя был холодный сентябрь, мы принципиально искупались в Оби под стаканчик оздоровительного напитка. Ознакомившись по цехам с технологиями будущей разработки, отправились в Москву. Вылетели в 12 часов по времени Новосибирска и прилетели  в 12 часов по московскому времени. Мы летели параллельно,  вместе с солнцем.
     На работе я выполнял основные конструкторские задания группы на приличном уровне и замещал руководителя во время его отпусков. Тогда при начальной зарплате  140 рублей в месяц мы постоянно получали квартальные премии в размере примерно 40% месячного оклада.  По результатам работы за 4 года меня перевели на оклад 160 руб и это при том же звании инженер-конструктор. Тогда  при премиальной системе более 40 % квартальные премии составляли  более  70 рублей.
     После снятия Хрущева с должностей в октябре 1964 года, руководство  ЦК и Политбюро стало отходить от оголтелого  атеизма и хрущёвского уничтожения уцелевших православных храмов. Кто-то придумал в ЦК поднимать культурный  уровень инженеров, наверно, во всех предприятиях. Начались экскурсии по православному Золотому кольцу храмов и церквей Подмосковья, Владимирской. Ярославской и прилегающих областей Европейской России. Иногдаво время поездок под поздний вечер мы всей группой выходили из автобуса, разбивали палатки, разводили костры и ночевали на природе. Ездили мы  в Переяславль Залессский, Ростов Суздальский, в Кижи.  Менялась и социальная политика в обществе в сторону демократизации.  
    Летом 1965 года  раз месяц нам конструкторам и исследователям давали «разгрузочный»  день отдыха от «большого ума» среди рабочей  недели. Вывозили нас  на природу в Подмосковье,  выделяли автобус от НИИ. С нами ездил новый начальник отдела.  Генрих Александрович переведён на другое предприятие или уехал в Зеленоград на повышение. Мы организовывали игры в футбол или волейбол на любой поляне. С нами ездил свой баянист и песнями по дороге развлекались.
   Однажды с Северного речного вокзала поехали на «ракете», судно на подводных крыльях  Тогда они впервые появились в России и в СССР.  Кто-то из инженеров додумался, что не надо преодолевать сопротивления воды, что называется в лоб. Пришла идея поднять корабль над водой. Как? Воздушными струями из  форсунок у дна корабля в поверхность воды, а  поднятый корабль воздушными горизонтальными  струями отталкивается и  направляется вперёд с большой скоростью. Сопротивление создаёт только воздух. У нас в России это было впервые изобретено. Где был хвалёный  Запад?  Принципы работы многих агрегатов  брали у русских, в большинстве, инженеров.
     Приезжаем на пристань в Подмосковье по каналу имени Москвы.  Идём в лес, находим площадку,  играем в футбол. Женщины и девушки в волейбол. Затем застолье с минимум вина красного. Никто никогда не увлекался напитками, потому что при начальнике отдела это для кого-то могло кончиться увольнением. За столом народные, лирические из советских фильмов и авторские  самобытные песни.

  «Когда весна придёт, не знаю...»,
  «Виновата ли я,  виновата ли я …»

     и самобытные:
На мосту стоит корова,
Смачно семечки грызёт.
Отморозила копыта,
никто замуж не берёт

Дай на маленькую!
Дай на маленькую!
Я ведь больше не прошу.
Дай на маленькую!

Девки: «Ух!» И бабы:  «Ух!»
В положении петух.
То же семечки грызёт.
Словно соловей поёт.

      И опять тот же припев от конструкторов. Ну и так далее. Отсебятина полная! Кто-нибудь может удивиться, как такие придурки делают уникальные конструкции и проводят глубокие пионерские технические исследования.
   В наш технологический  отдел  новой  техники входили конструкторское бюро, лаборатория испытаний новой техники и лаборатория по исследованию вакуумных изделий. В НИИ было множество технологических отделов и производственный цех.
  Сейчас в архиве нахожу записную книжку 60-х годов. Привожу просто состав культмассовой комиссии НИИВТ — фамилия, в скобках № отдела, вид работы: Лобачева Галя (№ 25), работа в школе; Пятибоков (№ 9), лекции, пропаганда; Горбунов Виктор (№ 09), Антонова (№ 24), Лобачева (№ 25) - проведение вечеров; Маликов (№ 23) - проведение экскурсий; Вислобокова Лена (№ 10) - распространение билетов; Лещук Вита (№ 25)  - распространение художественной литературы; Рождественская Тамара (№ 20) -  билеты в кино; Минакина Рита - политехнический музей; Чернов (№ 30) — хранение культинвентаря.  В записной книжке также список культоргов 26-и  отделов: номера отделов, фамилии и имена. В списке разрозненные мероприятия в разных отделах: сентябрь — поездки за грибами; дни отдыха в разных отделах; поездка в Ленинград; поездки на немецкую, австрийскую выставки в Москве и др. Помню свою спортивную поездку в Ленинград на товарищеские встречи по баскетболу с  командами родственных по профилю исследований предприятий. Я лично готовил трафареты из ватмана (нарезки букв) для нанесения гуашью надписей НИИВТ на майки баскетболистов. Всё проводилось за счёт бюджета профкома института и на инициативе молодёжи.        
  С осени 1965 года профком объявил о проведении конкурсов самодеятельности среди отделов НИИВТ. По линии профкома в каждом подразделении отдела — культорги. Собрались, поговорили, кто и что может предложить. Поскольку я был постарше среди нашей молодёжи, мне поручили и я с удовольствием взялся за организацию команды на конкурс. Посмотрел свои юношеские литературные записи, предложил две интермедии, одну сценку с темой на «театр теней». Кроме того, у меня были пародии и зарисовки-юморески объявлений, сообщений и из бытовых разговоров. Одним из номеров был песенная сатира «Нас здесь четыре братца — четыре тунеядца», которую принёс Миша из испытательной лаборатории. Добавили и скорректировали текст. Сатира шла на «Ура» под чаплинскую мелодию. Из других номеров сложился поневоле танцевальный. Кто-то принёс проигрыватель и перед каждой репетицией мы минут двадцать разминались танцем «хали-гали». Образовалась тогда и танцевальная пара для номера.  В день выступления заболел партнёр по танцу и мне пришлось выступать с основной партнёршой во время конкурса.
     Конкурс проводился в доме культуры текстильной фабрики, расположенной рядом с нашим НИИ. В результате конкурса нам присудили второе место среди отделов-участников. Победила команда отдела вакуумной лабораторной техники под руководством Феликса Л., как сообщили за счёт исполнения бывшей балериной, а в то время лаборанткой, номера на пантах из «Лебединого озера».  
      В общем, как говорится, мы в те времена, чем только не занимались.
     В те 60-е годы московская продвинутая молодёшь ходила на танцы в  парках культуры г. Москвы. Я ориентировался на известный танцевальный зал «Шестригранник» в парке Культуры имени Горького. Зал получил название из-за шестигранной формы здания. Туда по выходным трудно было купить билеты.  Поэтому танцы стали делать даже в павильоне парка на набережной Москва-реки.
     На танцах весной 1965 года  познакомился  с симпатичной девушкой. Но тогда  не получилось взаимопонимание. Через полгода осенью в сентябре  встретил её  опять на танцах. Тогда мне  надоело жить одному. После нескольких свиданий  предложил ей замуж. И мы стали жить у меня на Кипренского.  В июне 1966 года родилась девочка.  В доме № 22 живём мы тогда втроём на первом этаже, на втором — другая  семья.   В соседних: доме  № 20 и № 18 остались жить  две семьи.  

4.3. От кульмана в науку. Сублимация продуктов в вакууме.  Кишинёв. Одесса. Культуру  в Подмосковье. Из барака в квартиру. Теннис.

      С февраля  1966 года продолжаю заниматься на курсах немецкого языка. Пятый семестр закончил на «отлично».  Меняется преподавательница, которая  стала придираться к любой моей запятой, любой миниошибке и перед всей группой. Были в составе просто слабые курсантки, но им Сойфер ставила пятёрки. Я понял, что это уже политика. Некоторым любимчикам надо было выставить в дипломе пятёрку, с которой можно было бы устроиться на престижную работу в какой-либо советской организации. Весной 1966 года  заканчиваю эти платные трёхгодичные курсы немецкого языка и меня  одаривают оценкой «хорошо».  
     В 1966 году, насколько я помню и знаю, главный инженер НИИВТ сообщил, что пришло указание из ЦК КПСС и Совета Министров СССР применить высокие технологии для народного хозяйства. Я это понял из случайно-неслучайного посещения главным инженером института Михаилом Ивановичем Меньшиковым  нашего отдела 24. В то время НИИВТ арендовало теннисные корты в спорткомплексе Лужников. А я, фанат большого тенниса, играл на этих кортах вместе с теннисистами института. И там встречал шапочно М. И. Меньшикова, который играл со своими друзьями и довольно хорошо.  Во время беседы в присутствии моего руководителя группы Михаил Иванович достаёт  какие-то  бумаги, листает и говорит, что есть несколько предложений-заданий  использовать  вакуумные установки для пищевой промышленности. И смотрит на меня и руководителя. Продолжает: «Например, для отсоса молока из вымени коровы». Я говорю, что не в курсе этой проблемы. Тем более, коров близко не знал. Меньшиков зачитывает ещё пункт о проблеме обезвоживания-сублимации пищевых продуктов для поставки космонавтам. Я, особо не думая, говорю об интересной реальной  теме. На этом разговор и закончился. Через несколько дней меня и руководителя группы вызвает начальник отдела и говорит о задании на разработку сублимационной установки. Как я понимаю, визит М. И. Меньшикова был неслучаен, вероятно он знал, что я закончил пищевой институт, по специальности инженер-механик. Не беру много на себя, но, как я знаю, Михаил Иванович, в то время кандидат технических наук (позднее доктор т. н.), постоянно посещал лаборатории института, как уникальный специалист в вакумно-электронной технике, курировал все разработки, помогал в разрешении технических и организационных проблем и знал в лицо всех специалистов НИИВТ. Интересно, что М. И. Меньшиков был беспартийным в то время, это удивительно при тех исследованиях секретного характера. Михаил Иванович в те 60-е и позднее годы постоянно занимался теннисом, катался на горных лыжах и помогал в решении материальных проблем в общественной жизни института. Директор НИИВТ С. А. Векшинский решал на высоком уровне и принципиально проблемы и вопросы с применением вакуумных систем для ракетной и электронной области, контактировал, как правило, в системе НИИ с начальниками отделов, которых было более двадцати.
     Итак, в  1966 году поставлена проблема обезвоживания пищевых продуктов в вакууме методом сублимации. С целью поставлять облегчённые пищевые продукты на космические станции. Разрабатывать установку поручили мне. Я даже обрадовался. Со стороны заказчика новой полупромышленной установки выступал Всесоюзный научно-исследовательский институт консервной промышленности (ВНИИКОП). Позвонил во  ВНИИКОП, представился как ведущий конструктор из НИИ вакуумной техники. Попросил соединить с директором. Секретарь поинтересовалась, какая у меня фамилия. Назвал: Кириенко. Спросил: «А что это имеет значение?» Она ответила, что это важно. У  директора — фамилия Кочерга. Был случай, когда директору ВНИИКОП позвонил из Украины директор какого-то предприятия и сообщил: «Беспокоит директор Сковорода».  И спросил : «А кто у телефона?». Директор ВНИИКОП ответил: «Кочерга». И Сковорода бросил трубку.
     Я получил первую консультацию. Составил список технической литературы, в том числе на немецком и английском языках.  Журналы и книги заказывал, получал и прочитывал во Всесоюзной институте научно-технической информации, что был расположен  на Кузнецком мосту. Ничего необычного и сложного, в том числе из западной техники не оказалось. Для ознакомления с практической  технологией и имеющимися отечественными лабораторными установками меня с руководителем нашей группы Иваном Никифоровичем (если не ошибаюсь по И.О.)  командировали в Киев, Кишинёв и Одессу. В Молдавии в те 60-е годы находился НИИ консервной промышленности.
   Приезжаем в Кишинев, свободно устраиваемся в гостинице, и затем  в НИИ  два дня знакомимся с работой лабораторной малогабаритной установки. Берём в руки образцы натуральной клубники, нарезки картофеля и моркови. Ничего они не весят. Дают нам блюдце с водой. Кладём туда образцы и получаем сырые продукты. Конечно пробуем: клубника как настоящая, даже с некоторым запахом.  Пробуем и сырую морковку. Технологию видим и записываем. Упаковка примитивная, взвешивание обезвоженных образцов не имеется.  Почти всё я знаю из литературы по сублимации.  
     Выходим с Иваном Никифоровичем из  НИИ, идём в гостиницу. Город разбит на кварталы. По пути  расположены винные подвалы. Заходим в первый. Несколько бочек с разными винами. Пробовать надо. Заказываем по стакану, по  200г молдавского вина. И под конфетку типа «ласточка». Выпили, понравилось. Выходим на улицу. Идём дальше. На следующем перекрёстке — такой же погребок. Заходим, заказываем два стакана по сто грамм разных вин, чтобы продегустировать качество. Выпиваем. Закусываем другой фирменной  конфеткой, теперь «ромашкой». Выходим. Идём к гостинице. Опять перекрёсток с погребком. Заходим. Выбираем два по сто грамм других марок красных вин. Заедаем «ласточкой». Выходим. Идём к гостинице. Мой начальник, которому 59 лет, тут и говорит: «Чёрт возьми! Мы же за пятнадцать минут выпили по 600 грамм вина. Пойдём в ресторан». Зашли, заказали и сьели по большой тарелке первого — борща. В номере отпивались чаем без закуски.
      Поехали затем в Одессу. Там консультировались на каком-то полузакрытом предприятии.  Я знакомился с методикой и  приборами для  бесконтактного тензовзвешивания продуктов, который применялся в бытовых условиях. Зарисовал схему взвешивания, записал для себя параметры и типы датчиков. Для будущего использования в пульте управления установкой. Тензометрический метод непрерывного взвешивания  образцов планировал применить в процессе откачки полости установки вакуумным насосом. Это  было ноу-хау нашей установки по тому времени.
    Однажды в Одессе мы шли по Дерибасовской, две дамы остановились и спросили «Привоз? Привоз?» и добавили на своём. Понял, что это немки. Пояснил им, как проехать. Получил: «Данке!». И затем одна дама говорит: «Wo sind unsere Suessen?  И они оглядываются, ищут кого-то. Я думаю, что это за «Suessen» и к чему оно. А впереди оказались две девушки, это дети или родня. Я понял, что  «Suessen” (в переводе «сладкие») относится к этим девушкам. Выясняется, что и у немцев есть жаргоны и сленги.
      В Одессе также имелись погребки на перекрёстках улиц. Но мы, без соблазна,  осторожно попробовали три раза по сто грамм.  Перед отъездом из Одессы зашли на знаменитый Привоз. Там купили по две больших селёдки домой. Кстати потом в Москве я резал эту селёдуку вдоль брюха и там в полости лежал жир натуральный. Такая вот была селёдка!
   Сели мы  на пассажирский поезд, который полтора дня тащился до Москвы (обычно скорый ехал сутки). Зато по пути на каждом полустанке можно было купить и мы покупали варёную картошку с солёными огруцами, варёную курицу, помидоры натуральные украинские, лещи вяленые, яблоки краснобокие. У нас была с собой общая бутылка молдавского вина. Под эту закусь.
    В те 60-е годы 20-го века  профком НИИ вакуумной техники время зря не терял. Из номеров нашей самодеятельности была составлена программа и образована бригада самодеятельности. Выделили автобус  и однажды снежной зимой 1966 года нас направили в подшефный совхоз для проведения концертов. Сняли всех «артистов» с работы на три дня с обеспечением питания и проживания в местных условиях. После одного из выступлений автобус застрял в сугробах. Так, что от правления совхоза прислали трактор, который и вытащил автобус на трассу. В план выступлений вошли наши «Четыре тунеядца», номер «театра теней», несколько пародий. Хорошо пели девчата-технологи из механического цеха лирическую песню «И таяла сладко малина на тёплых губах у тебя...; Ты помнишь, Ты помнишь — на тёплых губах у тебя...». Балерина отсутствовала. В общем, выступили мы в трёх клубах разных деревень совхоза. Кормили нас в местных столовых замечательно. Ну и отзывы, вероятно, в НИИВТ послали положительные.
    В трудовой книжке вижу приказ по НИИВТ от 07 января 1967 года «За активное участие в проведении смотра художественной самодеятельности объявить благодарность и наградить почётной грамотой». Правда, получение грамоты официальной я не помню.
…...........................................................................................................................................................
   С 1965 года параллельно с конструкторской работой я активно занимался организацией культмассовой работы, то есть общественной деятельностью. Тогда же был избран комсоргом отдела 24. Через два года дали мне рекомендации и вступил в КПСС. В августе  1967 года меня вызывают в партком и предлагают учиться в Университете марксизма-ленинизма. Это уже без обсуждения. Я приезжаю и выбираю факультет «Внешняя политика СССР и международные отношения», потому что мне  ещё в школе нравился как предмет «История  СССР», которая, в основном, базировалась на истории России. Занятия проводились раз в неделю и дважды за семестр каждый писал реферат по заданной исторической или внешнеэкономической теме.
…...........................................................................................................................................................
    Осенью 1966 года сочиняю и оформляю  на работе на пишущей машинке под копирку в 6-и экземплярах письмо-заявление   руководителям в 4 московские организации:  первый экз. в адрес Московского горкома КПСС (от которого зависит практически всё тогда в городе), второй экз. в адрес Краснопресненского райкома КПСС (который курирует все проблемы в районе), третий экз. в Моссовет (который планирует жилищное строительство в городе), четвёртый экз. в Краснопресненский райисполком (который знает все проблемы в подконтрольном районе). В письме изложена ситуация о расселении наших домов и что расселение остановилось, хотя дома признаны были аварийными ещё в 1960 году и через год началось и проведено расселение большинства квартир.  Не переселены 4 семьи. Пишу о состоянии квартир. Не выехавшие семьи подписываются под письмом. Даю в письме свой адрес. Проходят месяц, второй. По тем временам ответ на обращения должны давать в течение месяца. Молчание.
     В марте 1967 году опять печатаю заявление в 6-и экз. и посылаю в те же 4 адреса. Добавляю фразу типа: «Мы вам писали, вы нам не отвечали».   
     Через месяц приезжает комиссия в составе трёх человек. Сначала они побывали в домах № 20 и № 18.  Мне говорит одна из членов комиссии, что в тех квартирах жить можно.  Я веду членов комиссии сначала в другой подъезд, в квартиру № 1, где я был прописан, и там на кухню, где стоит ледовый сталагмит. Объясняю, что по этой причине я не мог остаться жить в той квартире. Веду комиссию в «свою» квартиру № 5. Приглашаю в ванну-туалет. Беру швабру и тычу в потолок этой комнаты. С потолка падают куски штукатурки размерами по 30-40 см прямо перед ними. Любопытные выходят. Председатель комиссии (вероятно) заявляет, что  мы (т. е., Они) включат наши семьи в план отселения на 1968 год. В 1967 году нас в планах выделения квартир нет. Значит, ещё зиму 1967-1968 г.г. придётся пережить. Правда, задают вопросы, где работаю и могут ли на работе дать жильё. Отвечаю, это от меня не зависит. Даю глупый совет: «Обратитесь туда в закрытое НИИ».
…...........................................................................................................................................................
    В командировках  получил я тогда основную информацию, требования со стороны натуральных заказчиков и приступил к работе. В установке по техзаданию предусмотрены серийный вакуумный насос (откачка атмосферного воздуха и влаги из образцов),  специальный корпус установки, упаковочный блок, тензометрическая система взвешивания, пульт управления с мнемосхемой блоков и процессов откачки воздуха и влаги из заготовок.
   Корпус установки имел вид параллепипеда, у которого имеются верхняя панель, боковые стенки и дно. Верхняя панель корпуса выполнена из стали толщиной  4 мм, имела четыре ребра жёсткости для предупреждения изгиба-прогиба под действием атмосферы. Рёбра жёсткости — это стальные полосы толщиной 4 мм и шириной 40 мм, приваренные перпендикулярно к плоскости верхней панели с зазором по 100 мм. Чтобы читатель  представил себе нагрузки, сообщаю, что давление атмосферы на любую плоскость составляет 1 кг на кв. см. При площади верхней панели 2800 кв. см (ширина 400 мм и длина 700 мм)  давление составляет 2800 кг или почти 3 тонны. Боковые стенки и дно также были «оребрены» от прогиба. На верхней панели были размещены две откидные  крышки, прикрывающие блок с резиновыми перчатками под левую и правую руки для будущей упаковки сублимированных обезвоженных образцов. Это  после выключения вакуумного насоса, т. е. окончания сублимационной сушки.
   Итак, я разработал конструкцию полупромышленной сублимационной установки для производства обезвоженных продуктов, предназначенных для космонавтики, геологов и потенциальных альпинистов и туристов в СССР.   Разработал все чертежи на установку. Согласовал с руководством, технологами  и механический цех НИИВТ под моим конструкторском надзоре, как это обычно установлено, изготовил две установки: одну для ВНИИ консервной промышленности, другую для НИИ вакуумной техники. Уже тогда я задумал перейти на научную работу и для этого мне нужна была опытная установка. Это было тогда в тенденции экономической политики оказания помощи со стороны оборонной промышленности отраслям гражданского назначения.
   Изготовленную установку осмотрел М. И. Меньшиков. На вопросы об условиях эксплуатации я ответил. Затем не по теме установки, Михаил Иванович сообщил об идее использовать плоскую крышу главного шестиэтажного корпуса НИИВТ для размещения теннисного корта и предложил мне нарисовать проект и с чертежами. В те годы я продолжал интенсивно играть в теннис: в Лужниках, где меня видел на площадках М. И. Меньшиков, также играл в нашем районе на стадионе «Динамо-3» в Покровское- Стрешнево, и начал играть в московских соревнованиях, добравшись до получения 2-го, а потом и 1-го  разряда. По указанию М. И. Меньшикова,  охрана института допустила меня на  крышу здания, куда я поднялся с одним из теннисистов. Сделали эскизы, рулеткой замерили контуры крыши и некоторые технологические блоки  системы вентиляции и слива дождевой воды, которые пришлось «обходить» при размещении площадки. Затем на кульмане я нарисовал расположение корта на крыше, систему металлического ограждения высотой в 8 метров на базе стальных уголков и сеток для исключения падения случайных теннисных мячей с крыши на землю (и на прохожих). Передал проект М. И. Меньшикову. Результат обсуждения не знаю. Кажется, от этой идеи отказались. Позднее, уже не при мне,  рядом со зданием НИИВТ построили корты.   
    20 апреля 1967 года я по заявлению в адрес начальника отдела 24 был переведён на должность инженера в исследовательскую лабораторию, которую возглавлял Александр Борисович Цейтлин, доктор технических наук. Замом у него был инженер Валерий Кадацкий, женившийся на москвичке и приехавший из Харькова. Он командовал оргхозделами по лаборатории. Раз в две недели он заказывал и списывал спирт на специсследования.
   Со спиртом в НИИ был связан интересный эпизод. Директор НИИВТ С. А. Векшинский был в длительной командировке и НИИ временно на два месяца возглавлял его зам. не по науке, а по хозяйственной части. Спирт в НИИ широко использовался для дезинфекции (чистки) многочисленных вакуумных, в том числе стеклянных измерительных приборов и систем. Расход спирта обосновывался нормами и выдавался по заявкам зав. лабораториями или их заместителей. Назначенный заместитель директора НИИВТ придумал, как прекратить использование спирта в алкогольных целях. Он дал указание в ёмкости со спиртом добавить сыпучие препараты по уничтожению клопов и тараканов. Спирт приобрёл коричневатую окраску. Заказчики получили коричневый спирт, применили его для дезинфекции и получили на стеклянных колбах налёт. Который надо было откачивать вакуумными насосами для получения чистоты вакуумной системы. Такой вот результат, когда вмешиваются в работу дилетанты. Специалисты отпробовали коричневый спирт на вкус, понравился и стали заказывать одну бутыль с окрасой, а другую — без окраски. Директор НИИВТ после возврата из командировки,  конечно, отменил эту глупость.
    В нашей лаборатории  по пятницам, через неделю, Валерий устраивал небольшой товарищеский ужин по сто грамм «разведёнки», больше не получалось сэкономить.  Нас было обычно четыре специалиста, один из них слесарь предпенсионного возраста, очень высокого разряда и смекалки для выполнения дежурных работ по лаборатории. Со мною рядом работал Слава Бывшев, умный инженер из электроники, ходивший почти постоянно в джинсах и свитере.  Цейтлин ценил Славу за знания и как исследователя. Меня  Слава, как механика из какого-то пищевого института, не признавал. И всячески подначивал. Но я ему в ответ приготовил сюрприз. Однажды разыграл на подхалимаже. Сообщаю Славе, что в конце дня звонил шеф и просил завтра утром быть у проходной, причём в лучшем костюме, при галстуке для поездки в министерство. И ждать. Он может задержаться. Так и получилось. Слава простоял два часа (тогда не было сотовых телефонов для мобильной связи, это 1968 год). И вот Слава является в лабораторию возмущённый. «Шеф не приехал», сообщает. А торчать у проходной неприятно. Его спрашивают проходящие: «Что ты тут делаешь?» А он отвечает: «Жду шефа, едем в Министерство».  
    Приезжает Александр Борисович.  Слава к нему с претензиями: «Почему не приехали во время». А тот отвечает: «А  с какого бодуна?» Слава: «Ну вы же сообщили, что надо ехать в Министерство с Вами». Цейтлин: «А я Вам лично это сказал?» Тут до Славы дошло, что его разыграли. Он бросает в меня, кажется,  цивильный пиджак. Я ловлю. И на его возмущение отвечаю: «Ну не тебе же одному нас разыгрывать!?» После этого Слава переменился, уважать стал.  
…...........................................................................................................................................................
     Весной 1968 года мне предлагают сначала одну квартиру в двухэтажном доме за выездом. Я отказываюсь. Мне хватит забот уже с любым «старым» домом. Через две недели предложили малогабаритную трёхкомнатную квартиру 35 кв. метров, на 8-ом этаже в новом доме на Туристской 18. Я согласился сразу.
    В июне 1968 г. в НИИ объявили приём в аспиратуру. Первый экзамен — немецкий. К тому времени я уже годами читал технические журналы на немецком. Терминологией электроники владел. Прихожу на экзамен. Дают мне технический текст. Читаю без акцента. По следующему заданию перевожу с листа. Специалистка по немецкому спрашивает, где я учил язык.  Отвечаю на немецком: «Закончил трёхгодичные разговорные курсы». Получаю по экзамену  пять баллов. За дверью слышу: «Ну ни разу не встречала такого знания языка у поступающих». Для меня это было не удивительно после стольких трудов.
    А я думаю, что мне делать с аспирантурой. Конечно, за семь лет много чего узнал в вакуумной области. Но надо перелопатить учебники базовые по электронике. Дело в том, что наш НИИВТ относится к электронной промышленности. А у меня базовое образование — механик по оборудованию пищевой промышленности, а по роду работы — конструктор. Такой специальности, как сублимация, в перечне специальностей нет в той заочной. Можно перейти во ВНИИКОП. Но там под эту сублимационную установку запланированы свои исследования и аспиранты, которые являются технологами  пищевой продукции. Решаю, что надо менять курс. Установку полупромышленного назначения из лаборатории отдадут на какое-нибудь пищевое предприятие.  А мне или вернуться работать конструктором, или …? Решил сделать поворот на внешнюю торговлю, тем более с приличным знанием немецкого языка, техники, конструкций агрегатов и знаниями по факультету «Внешняя политика СССР и международные отношения».     
     Иду к начальнику отдела и сообщаю, что подам документы на поступление в Академию внешней торговли. Меня отговаривают, всё-таки семь лет я работал по созданию конструкций. Но у меня аргумент,  электроника — не  моя специальность. Мне разрешают идти на экзамены и дают положительную характеристику.  

4.4.  Из науки в другой мiр. Экзамены в Академию внешней торговли.  Август 1968 — октябрь 1968. Собеседование.  

   Сдаю документы в Академию внешней торговли и получаю в НИИВТ  отпускные на 15 дней для сдачи экзаменов с оплатой по месту работы.
    Здание Академии внешней торговли расположено на Мосфильмовской улице. На первую встречу собрали всех кандидатов на поступление. В актовом зале — примерно 300 чел.  Представитель Академии разъясняет условия и порядок проведения экзаменов. Сообщает, что сейчас зачитают пример диктанта на знание русского языка. Всем присутствующим раздают листы бумаги и авторучки. Каждое место оборудовано откидными столиками на спинке прилегающего кресла. Сообщается, что если поступающий сделает меньше тридцати ошибок, то он может считать, что хорошо знает русский язык. Ведущий из президиума зачитывает какой-то литературный текст, похоже из рассказов Тургенева. Слушатели пишут текст по слуху, расставляют знаки препинания и проверяют правильность написания гласных и согласных в словах, сдвоенные или не сдвоенные согласные в прилагательных, правильность написания слова «корова» и т. п.  Ведущий объявляет окончание диктанта и зачитывает текст с правильными грамматическими знаками.
    Мы сидим и отмечаем авторские ошибки по тексту. Затем каждый для себя подсчитывает количество ошибок.  
    Из президиума просят поднять руки тем, у кого меньше двадцати ошибок.  Таких нет.  У кого ошибок меньше тридцати? Поднимается одна рука. У кого ошибок меньше сорока. Поднимется несколько рук. В общем, ясно.
    Из президиума сообщают, что завтра состоит официальный диктант. Просьба записать свои Ф. И. О на экзаменационном листе и сдать написанный текст. Оценки не будут выставляться. Тексты будут у приёмной комиссии. Даты экзаменов и номера аудиторий для разных групп будут указаны на информационном стенде. Оценки по каждому экзамену также выставляться официально не будут. После окончания экзаменов будут объявлены фамилии поступивших в Академию. Средняя зарплата будет сохранена за время учёбы.  После окончания Академии выпускники будут направлены во внешнеторговые объединения по специальности каждого кандидата. Начались экзамены.
    На следующий день проводится  первый экзамен. Преподаватель из академии зачитывал минут  тридцать  какой-то текст, напоминающий фрагмент из «Мёртвых душ»  Гоголя. Листы с текстом каждый кандидат сдаёт на кафедру.  
       Экзамены чередуются через день.
     Сдаём марксизм-ленинизм. Большинство поступающих — это  инструкторы КПСС из обкомов и райкомов, с высшим и, как правило, с техническим образованием и с рекомендациями по партийной работе.
    Затем  по графику — экзамен  по политической географии и истории: Вопрос от экзаменатора: Название страны — название  столицы? Название столицы — наименование государства? Основные города Швейцарии?  Когда был создан ООН? Когда началась первая мировая война? Кто и на чьей стороне участвовал? И другие непредсказуемые вопросы.  
   Экзамен по  физической географии земного шара. Сообщить, где находиться остров Мадагаскар? Как называется канал между Северной и Южной Америкой. Самая высокая вершина в Африке? А в Европе? Где находится «Бермудский треугольник». В общем самые неожиданные вопросы. Проливы, заливы, моря, океаны, горы, вершины? Что, где, в каком полушарии, на каком континенте?
      Во время каждого экзамена член комиссии  записывает что-то в журнал.  
   Последний экзамен — иностранный  язык. Захожу в аудиторию. Встречает молодая преподавательница Сразу вопрос:
  — Wie ist Ihre Name?  (Ваша фамилия?)
  —Mein Name ist  Kirienko  (Моя фамилия — Кириенко)
  —Und Ihre Vorname?  (И как вас зовут?)
  —Meine Vorname  ist  Yiri.   (Юрий)
  — Nehmen Sie eine schriftliche Aufgabe. (Возьмите письменное задание.)
 — Мit Vergnügen!  (С удовольствием!)  Отвечаю несколько фривольно.
 — Wo haben Sie  die deusche Sprache studiert? (Где Вы изучали немецкий язык?)
 — Ich  habe  die dreiyaerige Kurse hinter  mir. (У меня трёхгодичные курсы позади).   Это я говорю, чтобы показать нестандартное знание языка.
 — Wie alt sind Sie? (Сколько Вам лет?)
 — Ich bin einunddreizig Yahre aber nicht alt,  sondern yung. («Я по возрасту  31 года — не старый, а молодой»). Это «не старый, а молодой» —  пришло мне в голову неожиданно.
 — Wunderbar! Genug  fuer heute. Ich hoffe Sie  im Herbst  im Unterricht zu sehen. (Чудесно. На сегодня достаточно.  Надеюсь Вас увидеть осенью на занятиях.)
 —Ich hoffe darauf.  (Я  надеюсь на это).   
        Весь разговор продлился не более пяти минут.
       Проходит август, середина сентября. Я на работе в НИИВТ.
   В конце сентября меня  вызывают в здание МИД на Смоленской. Приезжаю к назначенному часу. В коридоре сидит несколько человек. Узнаю одного из поступавших в Академию внешней торговли. Вызывают по одному.
     Вхожу в небольшой зал. Во главе стола — председатель пожилого возраста. Вдоль стола сидит несколько человек, как выяснилось представители внешнеторговых объединений. Председатель задаёт вопросы и я отвечаю.
 — Где изучали немецкий язык?
 — На трёхгодичных курсах немецкого языка.
 — Вы работаете в НИИ электронной промышленности. А закончили пищевой институт. Какая взаимосвязь?
 — Работал после института конструктором. Сейчас в НИИВТ конструировал и изготовлена сублимационная установка сушки пищевых продуктов в вакууме.
 — Спасибо. Вы свободны.
      Я вышел и еду домой.     
   В начале октября мне на адрес приходит вызов приехать в В.О. «Промашэкспорт» Госкомитета по внешнеэкономическим связям (ГКЭС), расположенного у метро «Новокузнецкая».  Приезжаю. Со мной беседует начальник конторы  пищевого оборудования Дмитрий Григорьевич (если отчество не путаю) Зинюк.
   Приглашает на работу в контору на должность старшего инженера с окладом 160 рублей. Д. Г. Зинюк сообщает, что при сдаче экзамена по немецкому языку в конце года на курсах в МИДе для работников ГКЭС могу получить надбавку в 10% к окладу. Я соглашаюсь.
   Дома понимаю, что теряю сейчас ежемесячно по тридцать рублей за счёт премий в НИИВТ. Но я уже настроился  на уход из института и на работу в системе внешторга.

                                                                                                 продолжение следует
 

Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)

Продолжение, начало см. на сайте раздел «новости»  13.03.2021,  03.04.2021, 19.04.2021

 Глава 5. Проммашэкспорт. Командировка во Вьетнам. Контора пищевого оборудования.  Октябрь 1968 — август 1970

  Уважаемый читатель! Поскольку я стал работать в системе внешнеторговых отношений,  приведу некоторую пояснительную информацию. Давайте разберёмся в дезинформации на тему «вот мы (СССР и Россия, как основа СССР) всегда вывозили своё сырьё. А взамен получали «шедевры» бытовой техники по импорту. Мы - отсталые и бесталанные, по демагогии либералов. Однако одни типы бытовых изделий поставляла СССР за рубеж, в том числе в капстраны, а другие типы получали по импорту. Это и называется товарообмен.  

     Из интернета данные:   В табл. 1 — Общие итоги внешней торговли СССР в 1938—1975 (в ценах соответствующих лет), млрд. руб.

 

Оборот

1938

1950

1960

1970

1975

0,5

2,9

10,1

22,1

50,7

Экспорт

0,2

1,6

  5,0

11,5

24,0

Импорт

0,3

1,3

  5,1

10,6

26,7

 

     Видим, экспорт в 1970 году составил 11,5 млрд. руб и превысил импорт 10,6 млрд. руб., т. е. внешняя торговля работала с прибылью для народного хозяйства  СССР.  И только в 1975 году импорт превысили экспорт. Что бывает периодами в любых товарных отношениях. 

   Из интернета: «Экспорт машин и оборудования из СССР в 1975 составил 4,5 млрд. руб. (в 4 раза больше, чем в 1960 г., тогда 1 долл. США был равен 90 коп. СССР).  Советский Союз — крупный экспортёр металлургического, энергетического, химического и другого промышленного оборудования. Важное место в вывозе продукции машиностроения занимают станки. СССР (в основном, заводы промышленных республик России, Украины, Белоруссии, прим. Ю.К.-М.) экспортирует не только разрозненное оборудование, но и комплектные заводы и установки для различных отраслей промышленности. Большое значение приобрёл вывоз тракторов, грузовых и особенно легковых автомобилей, судов, вертолётов и самолётов. В больших объёмах экспортируются телевизоры, часы, изделия оптической и приборостроительной промышленности, радиоактивные изотопы, сложное медицинское оборудование и фармацевтические препараты». Привожу  данные из интернета на  поиск «Внешняя торговля и внешние экономические связи».

 Табл. 3. — Товарная структура экспорта, %

 

Всего

1938

1950

1960

1970

1975

100

100

100

100

100

Bтом числе: машины и оборудование

   5,0

  11,8

  20,5

  21,5

  18,7

топливо и электроэнергия

    8,9

    3,9

  16,2

  15,6

  31,4

руды и концентраты, металлы и изделия из них, кабель и провод

 

   3,9

 

  11,3

 

  20,4

 

  19,6

 

  14,3

химические продукты, удобрения, каучук

    4,0

    4,3

    3,5

    3,5

    3,5

лесоматериалы и целлюлозно-бумажные изделия

 

 20,3

 

    3,1

 

    5,5

 

    6,5

 

    5,7

продовольственные товары и сырьё для их производства

 

 29,5

 

  20,6

 

  13,1

 

    8,4

 

    4,8

промышленные товары народного потребления

    7,9

    4,9

    2,9

    2,7

    3,1

  Структура экспорта  в 1970 году.   

  Видим, что в 1970 году (то есть в тот период, когда я пришел на работу в ГКЭС) экспорт составлял  (вывоз из СССР по контрактам):

машины и оборудование  - 21,5%,

руды, металлы, кабель, провод (т. е. промтовары) — 19,6%

топливо и электроэнергия — 15,6 %,

химудобрения — 3,5 %

лес и целлюлозные (бумага) — 6,5 %

продтовары — 8,4%,

промтовары бытовые — 2,7 %.

      Структура экспорта  в 1938 году.

Сравните с 1938 годом (началом  промышленной модернизации и продукции колхозов)

лес и целлюлозные (бумага) — 20,3 %

продтовары — 29,5%,

промтовары бытовые — 7,9 %.

    В 1938 году СССР ещё расплачивался за импорт машин и оборудования для создания собственной промышленности. А в 1970 году — после разрухи от нападения Германии и  войны 1941-1945 г.г. СССР (основа индустрии - Советские Россия, Украина и Белоруссия) уже поставляла за границу машины, оборудования и промизделия в объёме более 50% .

    А вот данные из Интернета, цитирую: «Структура экспорта.  За три десятилетия после 2-й мировой войны в структуре советского экспорта произошли большие изменения. Они связаны с высоким уровнем развития науки и техники, машиностроения, а также с углублением международной специализации и кооперации, в результате чего советский экспорт приобретает всё более ярко выраженный промышленный характер. Постоянно возрастают операции по продаже лицензий и «ноу-хау» (технологии)». 

 Табл. 4. — Товарная структура импорта, %

 

Всего

1938

1950

1960

1970

1975

100

100

100

100

100

В том числе: машины и оборудование

 34,5

  21,5

  29,8

  35,5

  33,9

топливо и электроэнергия

    1,2

  11,8

    4,2

    2,0

    4,0

руды, металлы и изделия из них

 29,8

  15,0

  16,8

    9,6

  11,5

химические продукты, удобрения, каучук

    5,2

    6,9

    6,0

    5,7

    4,7

лесоматериалы и целлюлозно-бумажные изделия

   0,8

    3,8

    1,9

    2,1

    2,2

текст. сырьё и полуфабрикаты

  10,0

    7,7

    6,5

    4,8

    2,4

продовольственные товары и сырьё для их производства

 

 12,7

 

  17,5

 

  12,1

 

  15,9

 

  23,0

промышленные товары народного потребления

    1,0

    7,4

  17,2

  18,3

  13,0

 

    «Наибольшая доля в закупках оборудования приходится на промышленное оборудование для предприятий металлообрабатывающей, автомобильной, химической и нефтехимической, целлюлозно-бумажной и металлургической отраслей промышленности, а также для лёгкой и пищевой промышленности. Ввоз этого оборудования позволил ускорить решение ряда важных задач, в частности таких, как подъём на качественно новую ступень советской автомобильной промышленности (выпуск автомобилей возрос за 1966—75 в 3,2 раза, в том числе легковых — в 6 раз)...»

 Всесоюзное объединение «Промашэкспорт» Государственного комитета внешнеэкономических связей СССР занимался поставкой оборудования для промышленных объектов и обеспечения их бесперебойной работы в странах поставки. В Объединение работали пять  контор  технико-экономического  направления. 

    Директор каждой конторы   взаимодействует  на уровне правительственных указаний для министров и зам. министров  СССР по обеспечению работы оборудования за границей. Поскольку информация поступает в ГКЭС от заграничных представительств  СССР.

 

5.1. Контора поставок пищевого оборудования.

 

     7 октября 1968 года я  прихожу на работу в контору № 5 на должность старшего инженера. Директор конторы — Зинюк Дмитрий Григорьевич (имя и отчество, если мне память не изменяет), в возрасте под 60 лет. Позднее я узнаю, что Д.Г. Зинюк  по специальности перед 1941 годом был конструктор, очевидно поэтому  участвовал в приёмке оборудования из США по ленд-лизу (то есть определение качества поставляемой техники).

   Главный инженер, фактически заместитель диретора — Ф.И.О не припоминаю, потому что я мало контактировал с ним.  Коротко о некоторых работниках конторы.

   Встречаю знакомых — выпускников МТИПП механического факультета, что интересно из команды  баскетболистов института. Юра Федотов — прекрасный  защитник с дальним точным броском, с которым вместе играли в первой команде МТИПП.  Алексей Ш.  (фамилию и отчество не помню). Оба в должности старших инженеров конторы, заканчивали институт позже меня. В конторе Сергей моего возраста (Ф. и О. не помню), который отслужил 4  года на флоте, потом работая на пищевом комбинате, закончил МТИПП, также старший инженер.  Выпусник института иностранных языков им. Мореза,  Лев Сергеевич Богданов, по первой основной специальности — переводчик английского и французского, работает в должности эксперта, что выше на ранг старшего инженера. Он закончил заочное отделение МТИПП, хотя не работал  в пищевой промышленности. Работал также старший эксперт, специалист предпенсионного возраста (Ф., И. О. не помню, прим. Ю.К.М.). В конторе также работал экспертом  Нагульнов  (И. О. не помню), который заканчивал МТИПП ранее меня на два года. Он вёл объекты в Гвинее и туда должен был уехать и уехал на 2 года для работы в представительство ГКЭС.

     В основном, работа каждого специалиста инженерного профиля состояла в  обеспечении работы курируемых конкретно зарубежных объектов с поставленным советским оборудованием, в частности для нашей конторы это было оборудование предприятий пищевой промышленности и рыболовных. Поступали заявки на поставку запасных частей и специалисты составляли заявки на изготовление и поставку этих комплектующих от советских заводов-изготовителей, как правило в экспортном варианте изготовления, т.е. повышенного качества. Кроме того надо было обеспечивать поставку заявляемых материалов. 

    Я, как специалист от В. О Промашэкспорт, курировал поставки на Кубу, с которой тогда были очень широкие торгово-экономические связи, в том числе по обеспечению работы сахарных заводов.

    В конторе работала опытная экономистка, которой контролировала  отправку оборудования, запасных частей,  материалов по контрактам-договорам с зарубежными организациями со стороны каждого специалиста. Работа была ответственная.  Как она сообщила, ей нравился мой стиль работы.

   В конце 1968 года я учился  на курсах немецкого языка в здании Министерства иностранных дел СССР на Смоленской площади.  Главное для меня было освоить внешнеэкономическую терминологию (форс мажор и др., отправку грузов через морские порты, оформление накладных и т. д.) Всё это из области транспортировки товаров и экономических расчётов.  В начале января 1969 года я сдал экзамен в МИДе на знание экономической иностранной терминологии и по требованиям разговорного немецкого языка, получил на экзамене «хорошо» и  затем надбавку 10% к окладу, т.е. дополнительно  16 руб.  в месяц.

     Осенью 1968 года — весной 1969 года я учусь на втором выпускном курсе  в Университете  марксизма-ленинизма на факультете «Внешняя политика СССР и международные отношения». В качестве слушателей курсов были только специалисты с высшим образованием из научно-исследовательских  организаций и производственных предприятий.   Еженедельно  и ежемесячно готовим рефераты на задаваеые исторические темы. В качестве дипломной работы мне дают задание написать реферат  «Конвергенция в современных условиях».  Тогда мне пришлось покопаться в  газетной и журнальной информации, познакомится с «трудами»  З.Бжезинского

    Что такое «Конвергенция», из википедии

  “Конверге́нция (от лат. convergere — сближаться, сходиться) — политическая теория второй половины XX века, согласно которой СССР постепенно становится более либеральным, а Запад — более социалистическим, в результате чего должна возникнуть усреднённая социально-экономическая система, сочетающая принципы социализма и капитализма (например, плановую экономику и политическую демократию соответственно). В более широком смысле — увеличение сходства между различными обществами, находящимися на одной стадии истории, устранения внешнего, внеэкономического неравенства, логика сглаживания социальных конфликтов, либерально-демократических преобразований.[1]

Идею сближения двух систем впервые выдвинул П. А. Сорокин в книге «Россия и Соединённые Штаты», написанной в 1944 году. Авторы теории: Джон ГэлбрейтУолт РостоуФрансуа ПерруЯн Тинберген и другие.

    Идеологом  так называемой конвергенции выступил поляк по национальности Збигнев Бжезинский.  Согласно этой идеи холодная война может иметь 2 исхода: или 3-я мировая с применением ядерного оружия, или идея конвергенции - постепенное сближение противоборствующих держав, в ходе которого обе стороны будут освобождаться от неприятных другой стороне черт.

    Идеологом политической конвергенции в СССР в 1960—1970-е годы был физик   А. Д. Сахаров, один из участников создания водородной бомбы в СССР.

    Согласно теории конвергенции, обе экономические системы не являются совершенными с точки зрения передовой культуры и гуманистических идеалов и дальнейшее противостояние систем чревато острым классовым конфликтом на международной арене, который может привести к гибели цивилизации. Учитывая эти опасности, сохранить мировую цивилизацию можно путём сближения систем, создавая новые формы социально-экономической и культурной жизни, в которых бы в концентрированном виде могло найти своё выражение то лучшее, что имеется в обеих системах”.

     Эта теория в 60-е — 70-е годы выразилась в заявлениях и политике мирного сосуществования различных социально-экономических систем, в результатах переговоров между СССР и США, тогда двух великих мировых держав.

   Всё это было бы теоретически прекрасно, если бы США и его союзники не преследовали, в первую очередь, свои национальные интересы, за счёт национальных  интересов другой стороны, тогда в лице стран Варшавского блока и СССР.   Как показала история, наивная внешняя политика руководства СССР в лице членов Политбюро КПСС, привела к самороспуску Варшавского блока без договорных обязательств со стороны противоположного блока НАТО. В результате закулисных действий к 1991 году из состава СССР вышли страны Прибалтики, воспользовавшись пунктом Конституции о праве наций на самоопределение вплоть до отделения. В 1991 году распущен СССР (республики, образовавшиеся на территории  бывшей Российской империи) постепенно годами восточно-европейские страны и Прибалтика вошли в состав НАТО, которое приблизилось к границам России в лице Российской Федерации. 

    Вероятность такой хитрой концепции теории  З. Бжезинского, тем более с его участием в работе спецслужб президентов США обсуждалась и на занятиях  на факультете «Внешняя политика СССР и международные отношения» Университета. Весной 1969 года я пишу содержание работы по теме «Конвергенция» и получаю диплом с отличием № 1213. В дипломе следует текст:

Тов. Кириенко Юрий Иванович в 1967 году поступил и в 1969 году окончил Университет марксизма-ленинизма Московского городского комитета КПСС и получил высшее политическое образование в системе партийной учёбы.

    Секретарь ГК партии     А. Шапошникова

    За период двухлетнего срока обучения на факультете Международныых отношений и внешней политики СССР  Университета марксизма-ленинизма

тов. Кириенко Ю.И. Прослушал учебный курс, сдал зачеты и экзамены по следующим предметам:

Научный коммунизм …............................................................................отлично

История международных отношений и внешней политики СССР …..отлично

Современное международное революционное движение ….................отлично

Страноведение................................................................................................зачет

Основы международного публичного права...............................................зачет

Методика партийной пропаганды..............................................................отлично 

    Ректор Университета      подпись     Секретарь   подпись

18 июня 1969 года      Печать 

   Д. Г. Зинюк брал меня периодически на переговоры в каком-нибудь посольстве. Где он решал вопросы,  а я просто присутствовал во время бесед, которые велись то на русском, то на английском, и  не включался  ни  в  какие беседы. Жизнь в конторе шла по заведённому распорядку, часто проводились партсобрания по нюансам экономической деятельности.

     Я, как старший инженер по реализации госзаданий, контактировал  на уровне начальников управлений Министерств рыбной и пищевой промышленности, в том числе для холодильного оборудования.

    Летом 1969 года меня приглашает для беседы Д. Г. Зинюк и сообщает о срочном задании. В Гаване на Кубе действует промышленный холодильник, на котором работает поставленное из СССР  оборудование, в том числе,  девять советских компрессоров, обеспечивающих подачу хладагентов на морозильные и другие камеры холодильника. То есть обеспечивают хранение продовольственной  скоропортящейся  продукции. На холодильнике вышли из строя восемь компрессоров. Не исключена  диверсия контреволюционных групп.  Работает один компрессор на все холодильные камеры, и конечно едва поддерживает нулевую температуру хранения. Компрессор прозвали за надёжную работу «Русский Иван».  С Кубы  запросили поставку кривошипно-шатунных механизмов для восстановления работы компрессоров. Д. Г. Зинюк даёт задание связаться с московским заводом «Компрессор»  (директор — Кац    Михаил Эммануилович), заказать, получить оборудование и отправить на Кубу самолётом. В Гаване ждут срочно. По поручению руководства В.О. «Проммашэкспорт»  Д. Г. Зинюк уже позвонил на завод директору.  

    Я сразу готовлю текст письма в адрес директора завода «Компрессор», также письмо с полномочиями от В. О. Проммашэкспорт» ГКЭС на оформление отправки оборудования из аэропорта «Шереметьево». Машинистка срочно печатает письма.  Д. Г. подписывает и я «лечу» на завод и в аэропорт.

    Чтобы понять специалисты какого уровня работали в то время на командных должностях в промышленности и как оперативно они работали, я приводил сведения по руководителям НИИВТ и сейчас привожу из википедии сведения по директору завода «Компрессор».

      «Михаил Эммануилович Кац (1908СуражВитебская губерния — 25 мая 1983Москва) — советский инженер-технолог, специалист по производству броневой стали. С 1922 года работал учеником токаря и токарем. Окончил рабфак и Ленинградский политехнический институт (1935).

   С 1935 году мастер, начальник цеха, начальник производства, главный технолог станкостроительного завода им. Орджоникидзе. В 1941—1945 годах главный технолог Уральского военного завода № 183 (Нижний Тагил). Один из организаторов серийного производства среднего танка Т-34. Разработал гипоидную передачу поворотной башни танка, что увеличило его боеспособность. В 1945—1946 годах главный технолог заводов в Харькове и Москве. С 1946 года главный инженер Московского тормозного завода. В 1959—1980 годах директор московского завода холодильного оборудования «Компрессор».  Награды и премии: Сталинская премия первой степени (1946), Государственная премия СССР (1979) — за создание новой техники для народного хозяйства. Награждён орденами Ленина, Трудового Красного Знамени и др.»   

     Я приезжаю на   завод «Компрессор», предъявляю удостоверение от ГКЭС,  передаю служебные письма. Узнаю, что директор завода   уже  дал задание изготовить партию кривошипно-шатунных механизмов для поставки на Кубу. Два срочно изготовленных механизма упаковывают в ящики для экспортной отправки.  И дана команда срочно  доставить их в аэропорт .   

      Приезжаю в Шереметьево,  представляюсь начальнику   аэропорта. Через час нахожу упакованные ящики с оборудованием.  Выхожу на контакт с  пилотами самолёта. Возникает заминка с отправкой. Дело в том, что масса  каждого ящика — более 80 кг. Что значительно превышает нормы приёма груза.  Выясняю на ходу, что каждый ящик по размеру впритык проходит в габариты грузового отделения (насколько помню, самолёт типа Ту - 104) . Возвращаюсь в администрацию   аэропорта.  Объясняю ситуацию с необходимостью срочной отправки. Звоню в нашу контору ГКЭС.  Срабатывает система управления. Через короткое время звонок начальнику аэропорта и тот  даёт команду на погрузку. Теперь моё дело проследить погрузку и когда ящики с оборудованием  уходят в самолёт, я со спокойной душой возвращаюсь на работу. Изготовление и поставка дополнительного оборудования от завода «Компрессор» проводится уже без специальных распоряжений.

     Летом 1969 года  получил я небольшой отпуск и поехал в спортивный  лагерь моей предыдущей работы — НИИВТ, который был создан для сотрудников на Истринском водохранилище. Это   был палаточный   лагерь со столовой в новом хозблоке. Устроился я туда при содействии институтского приятеля Сергея Михеева, который поступил в НИИВТ в конце 1968 года при содействии своей жены Тамары Рождественской, которая работала в отделе № 20 и с которой и с Сергеем я неоднократно пересекался в той молодости.   Главным развлечением было катание на водных лыжах.  В составе лагеря, в основном, молодые  инженеры, которые стали осваивать водные лыжи. На причале образовывались очереди научиться и покататься.  Для меня это занятие было не в новинку, я катался  легко и просто по волнам от катера и как пижон красиво выкатывался на песчаный бережок у пристани. В лагере была также баскетбольная площадка, где иногда устраивались соревнования с соседним лагерем.  

    В октябре 1969 года по предложению директора меня избирают  секретарём парторганизации конторы.

   В декабре 1969 года меня вызывает Д. Г. Зинюк и сообщает о предложении командировать меня Демократическую республику Вьетнам (ДРВ). В тот отрезок  времени США прекратили бомбардировки ДРВ, образовалась мирная пауза. Три года назад СССР  поставил в ДРВ  оборудование и материалы для монтажа промышленного холодильника в портовом городе Хайфон. За три года нет сведений о состоянии этого оборудования. Надо с вьетнамской стороной провести ревизию поставок. Я соглашаюсь на поездку. Конечно, приличные материальные условия командировки влияют на такое решение. Хотя есть и  риски.

    По условиям поездки в южную Азию мне делают прививки от  малярии и ещё от чего-то, осматривают зубы и тело в поликлинике для выезжающих в третьи страны. Дают со стороны медиков Добро на выезд во Вьетнам.

 

5.2. Вьетнам. Хайфон. Ревизия оборудования. Залив Халонг. Январь — апрель 1970

 

      У меня с собой в командировку  перечень поставленного по контракту оборудования: компрессоры, приборы, автоматика, блоки  пульта управления,   краны-автопогрузчика и др. 

   Всё оборудование поставляла тогда советская промышленность для комплектации городских холодильников и хладокомбинатов СССР и за рубежом.

     В начале января 1970 года самолет Ту-104 вылетает из Шереметьево по маршруту Москва — Ханой (в то время столица ДРВ). Проводы со стороны друзей проходили у меня в семейном кругу на Туристской улице полночи. Затем на такси в аэропорт. С собой сумка с консервами, копчёной колбасой, банками селёдки и буханкой чёрного хлеба. Я уже выяснил на работе, в чём состоит пищевой дефицит для Вьетнама. В боковом кармане пиджака,  бутылка коньяка. Которая случайно выпадает в аэропорту при  каком-то наклоне к сумке во время регистрации, но я успеваю подставить ногу, бутылка падает на мягкую поверхность ботинка и дефицит остаётся целым. Это, конечно, знаковое событие для начала поездки. Со мной летел инженер-холодильщик (Ф.И.О. не помню, назовём его Алексей). Который ранее уже ездил в Африку (кажется, в Гвинею) по обслуживанию работы советского холодильного оборудования. И который также снабдился всем положённым для начала командировки за рубеж. Я — руководитель  нашей малочисленной  делегации, поскольку представляю госинтересы. 

    Во время полёта по маршруту была сделана незапланированная посадка в Самарканде по погодным условиям и затем перелёт в Ташкент. Далее летели по маршруту на Карачи. Во время полёта мы и другие пассажиры принимали наши успокоительные напитки. В аэропорту  Исламабада нас направили на обед , где дали суп-харчо, который было просто невозможно было съесть и до половины из-за концентрации красного  перца. В зале аэропорта присутствовала какая-то большая группа американских пенсионеров, половина из которых сидела задрав ноги на спинки сидений противостоящего кресла.    

      Нужно сказать, что  в то время, 1970 год противостояние между США и СССР было довольно высоким. США пытались в середине 60-х годов подавить национально-освободительное движение вьетнамцев и за объединение Северного и Южного Вьетнама, направляла туда реактивные самолёты, бомбардировщики и наземные войска, бомбили даже напалмом вьетнамские деревни. Ничего не могла США поделать с партизанским движением, тем более в джунглях, которые вьетнамцы знали также хорошо, как наши партизаны  знали наши леса во время войны с фашистской Германией. А пока что в аэропорту самодовольные янки-пенсионеры и пенсионерки  изображали из себя богоизбранных.

     В общем, летели мы во Вьетнам по времени почти 24 часа. В аэропорту Ханоя нас, советских командированных специалистов, встретил представитель аппарата экономсоветника Причалов (фамилия — по памяти) и мы на машине «Победа»  отправились в гостиницу для советских специалистов. Во время поездки мы проехали по сборному трёхкилометровому мосту, иногда понтонному,  через водные речные и озёрных по виду преграды.

    Гостиничный комплекс  для советских специалистов представлял собой    несколько четырёхэтажных зданий, каждое квартирной планировки. Мы устроились в отдельной квартире. Поужинали.  

    На следующий день встретились с куратором нашей командировки Причаловым.   Он рассказывает нам об  условиях работы и проживания. Организует в  посольстве  в  счёт  зарплаты получение  денег во вьетнамской валюте для оплаты питания и покупки продтоваров в местных магазинах, в порту Хайфон.  

    Национальная валюта ДРВ в то время — бумажный вьетнамский донг и мелкая монета — су,  в одном  донге  содержится 100 су. Монеты представляют собой диски из дюраля диаметром примерно 20 мм и с отверстием диаметром примерно 3 мм в центре. Оригинальная конструкция, видимо, с целью хранения и ношения  монет путём нанизывания на ниточку, верёвочку или на проволочку.

      В Ханое мы встретились также с переводчиком, который доставил нас в пошивочное ателье. Где с нас сняли размеры  для пошива рабочей одежды. Уже в Хайфоне каждый получил из синей материи рабочие брюки и куртку с  верхним и нижними боковыми карманами.

      В Ханое, как и затем в Хайфоне, весь  транспорт — это личные велосипеды. Регулирование движения самостийное, но видно, что велосипедисты уступают другу дорогу по каким-то правилам. Встречались в Ханое рикши, на которых нам ездить не рекомендовали, так как  это рассматривается как конкретная эксплуатация наёмного труда.  Один такой факт — и в 24 часа улетаешь на родину. К иностранцам эта рекомендация  не относилась.

    Итак, мы едем  на машине «Победа» в Хайфон. По пути известный  мост Long   Bienдлиной около трёх километров через  знаменитую Красную реку.

Поездка по времени примерно четыре часа.  По пути справа и слева расположены   канавы  с мутной водой, за ними  рисовые поля, одни — покрытые  водой полностью, другие — почти осушенные. На перемычках между полями вьетнамки в конусообразных шляпах перебрасывают ковшами воду из одного поля на другое. Около канав встречаются вьетнамцы с подвесными сетями и с рыбами длиной под метр. Как я обратил внимание не только во время этой, но и множества других наблюдений, рыбная ловля была очень проста. Двое рыбаков опускают навесную сетку и через полминуты вынимают её из воды. Через раз — улов с  большой рыбиной.

   В Хайфоне Причалов  встречается с советским консулом, представляет нас как специалистов по ревизии холодильного  оборудования. В местной гостинице  наш куратор беседует дружелюбно с вьетнамцами и устраивает нас в огромный двухместный номер на втором этаже. На первом этаже размещена столовая, где готовят первые и вторые блюда. На этаже жили специалисты-монтажники из Владивостока. Приняты, так как с Дальнего Востока к Вьетнаму ближе, чем от Европейской части СССР. В фойе гостиницы почти каждый день бесплатно демонстрировали фильм «Кавказская пленница» на ленточных кассетах из набора  дисковых упаковок и с кинопроектором 60-х годов. Зрителями  были, в основном,  вьетнамцы из персонала гостиницы.

    В номере у каждого была кровать с  накомарником, то есть над постелью установлен своеобразный шатёр с марлевой прозрачной сеткой.  Комары во Вьетнаме в 3 раза крупнее советских  и они малярийные.  Бояться их надо, хотя прививки нам сделали. Поэтому перед тем, как ложиться спать, залезаешь в полог и трясёшь гибкие стенки. Комар вылетает, ловишь его и ухлопываешь, чем попало. Через день-два  в полость кровати залезает  откуда-то новый комар.  

    Мы встречаемся с переводчиком Ван (называю по памяти, возможно, ошибаюсь, прим. Ю.К.-М.), который будет работать с нами. Ван учился в СССР в техникуме холодильной промышленности, прилично знает русский. Для поездок с вьетнамской стороны выделена машина «Победа» с вьетнамским водителем.

     Над городом  изредка с ревом пролетает реактивный самолет США, так низко, что не успеваешь увидеть. Вдоль тротуаров через 30-50 метров вырыты метровой глубины колодцы, закрытые обычно металлической крышкой и служащие для укрытия. 

    На местном рынке продают лангусты, рис, кокосовые орехи, бананы, свинину, рыбу, ну и что-то другое, которое шевелится в мисках. В магазине — вьетнамская  водка, по-русски  называется  «Ламой».

     Распорядок дня. Отъезд от гостиницы в 9.00 и работа до 13 час. Затем обед и режим работы после обеда с 16 час и до 18 час. Длительность обеда объясняется тем, что  в этот период в  тропиках очень высокая  жара.

   Работа состояла в ревизии содержания многочисленных упаковочных ящиков, сосредоточенных на складе под открытым небом. Выделена бригада из четырёх рабочих, при них инструменты (монтировки, силовые отвёртки, кусачки, пассатижи, наборы гаечных ключей, молотки и гвозди). Вскрываем по порядку каждый ящик, вынимаю упаковочный лист с наименованием  содержимого, осматриваем состояние оборудования, прибора, аппарата и т.п.) Я записываю в тетрадь перечень оборудования, количество по списку поставленного по договору во Вьетнам и состояние после хранения. Претензии о состоянии содержимого в ящике не выставляю, для этого есть другие службы.  И так каждый рабочий день. Обычно через два часа работы «перекур»  на  пиалу тонизирующего чая. У вьемнамцев большой термос на 3 литра и набор пиал.  

     В Хайфоне нас предупредили, чтобы мы в такой-то переулок не заходили. Однажды мы вышли из машины за квартал до гостиницы и пошли пешком. Посмотрели на католический костёл, построенный когда-то французами.  Идём как раз мимо того переулка. Зашли из любопытства метров  на двадцать.  Посмотрел направо во двор и вижу на стенке в доме висит портрет  Мао. Значит, это китайский район.   Мы тут же разворачиваемся. Через две недели при встрече получаю замечание от куратора нашего:  «Зачем заходили в тот район?»  Отвечаю: «Заблудились».  Всё-таки понимаю, не надо лезть туда —  куда не просят и предупреждают. То же я бы сказал  нашим любопытным и озабоченным  в Турциях, Таиландах и т. п. странах.

       Обедали мы зачастую в столовой гостиницы, куда городские вьетнамцы без спецдопуска не имели права входа. К сожалению, запахи от  еды не вдохновляли нас, но обедать надо было. Поэтому мы практически каждый день перед обедом принимали по 50-70 грамм водки. Кстати, и советские специалисты  ещё в Ханое рекомендовали нам для дезинфекции пользоваться русской водкой. Но русская водка  у нас быстро кончилась, запасы не довезёшь, она  была только в посольском магазине в Ханое.  Суп часто был куриный или рисовый со свининой. Вторые блюда — гарниры  из макарон и каш. На третье чай вьетнамский. Вечерами мы потребляли зачастую русские консервы.

    Когда всякие запасы кончались (в течение 2-х недель) я  придумал обратиться к морякам наших торговых судов, приходящих в Хайфон из Владивостока или Одессы. Кстати, перепад уровня воды во время приливов и отливов очень большой. Вечером трап у судна поднимается на 3-4 метра от уровня причала, а утром трап даже бывает ниже причала. Мы подходили к нашему судну, я у вахтенного просил подозвать главного механика («дед» по морской терминологии) и во время встречи объяснял по-простому, что сокучились мы по русскому борщу. Никакого криминала я здесь не видел, поскольку мы советские обращались к своим же гражданам. Как правило, рассчитывались крепкими напитками и анекдотами за столом. Одесские механики угощали нас селёдкой и чёрным хлебом.

   Однажды, когда мы обратились к вахтенному одесского сухогруза, тот доложил капитану, который и пригласил нас к себе в каюту, за стол. Не знаю, за что такая честь? Но мы представились, что из Москвы и здесь по холодильным делам. В каюте у капитана сидел попугай, красноголовый ясно, что фирменный. Который отмалчивался. Капитан обратился с вопросом: знаем ли мы анекдоты. Кое-что мы знали, и травили, что получится. Капитан вроде  остался доволен. На том мы и расстались.

    В другой раз Причалов приехал в Хайфон и пригласил нас к знакомому капитану из Одессского пароходства. В каюте было застолье всякое. Я остановился вовремя. Капитан в ходе беседы запросил развлекательную  прогулку для женщин, персонала  судна на берег за цветами.  Я дипломатично сказал, что согласую с переводчиком. Всё оказалось решаемо и дамы с корабля поехали с нами в какой-то цветник.  Цветы были невероятные по виду и спектру.  Садовник местный нарезал то одних, потом других, которые нравились женщинам. А расплачиваться надо было за все нарезанные с кустов. У наших женщин с корабля денег было очень  мало даже в валюте. И они пытались отказаться. Но переводчик сказал, что половину срезанных надо оплатить Пришлось и нам малость раскошелится. В общем, век живи, век учись.  Думать иногда надо, чтобы не лезть в приключения.

    Узнаю от переводчика, что в Хайфоне есть теннисные корты. Заехали мы на эти асфальтовые тогда площадки, которые оказались недалеко от гостиницы. Поговорили с местными теннисистами и они согласились принять меня в парные игры. Уровень игры у вьетнамцев  был довольно высокий, у меня тогда был уже второй разряд. И мы в паре то выигрывали, то проигрывали. Два раза в неделю я ходил  на корты. Темнело в Хайфоне очень быстро. Поэтому, как только начинало смеркаться, я уходил сразу в гостиницу.   

   Своеобразный случай со значком произошёл в Хайфоне. С собой в поездку я взял, купил  несколько советских значков, в том числе с портретами известных советских руководителей.

     Из википедии: «... в марте 1969 году  произошёл Даманский конфликт - пограничный советско-китайский инцидент в ходе которого было применено оружие, СССР и Китай находились в шаге от войны. Причиной конфликта стало нежелание Китая признавать законность Пекинского договора 1860 года, устанавливающего границу между государствами.

      В ночь с 1 на 2 марта 1969 года около 300 китайский военных по льду реки Уссури скрытно перешли государственную границу СССР и заняли замаскированные позиции на западной оконечности острова Даманский. Так начался  Военный  конфликт, который  закончился жертвами и был остановлен резкими военными действиями советской стороны». 

    Примерно через месяц после  работы во Вьемнаме сажусь я в машину, как обычно рядом с шофером. Смотрю у того на куртке появился значок с портретом. Сбоку вижу портрет Мао Дзе Дуна. Ничего я не сказал. После обеда среди своих тридцати значков нахожу с портретом Дзержинского. Одеваю его на лацкан куртки. Сажусь после обеда в машину. Ван смотрит на мой значок. Думает и потом спрашивает : «Это кто?»  Я ему: «Угадай?».  Диалог далее:

     — Калинин?

     — Не угадал.

     — Молотов?

     — Нет.

–        Будённый?

–        Нет.

–        Тогда кто?

–        Ты же был в СССР. Надо наше начальство по истории знать в лицо.

–        Так кто это?

–        Это Джержинский. Знаешь такого?

–        Конечно.

      На следующий день сажусь в машину. Ван говорит: «Вот наш шофёр любит нашего вождя Хо Ши Мина. Поэтому он одел его значок». Дело в том, что размеры значков с портретами вождей во Вьетнаме были одинаковы. Тут я понял, что допустил ошибку. Спрашиваю: «Можно погляжу?» Смотрю на значке у водителя действительно портрет вождя вьетнамского народа Хо Ши Мина.

      — Это правильно, говорю переводчику.

    На следующий день снимаю значок Дзержинского и одеваю значок с портретом Сталина.

        Все довольны, и я, и шофёр, и переводчик.

     Вообще-то атмосфера встречи с китайцами тогда была нормальной.  Были два случая, когда мы приезжали на обед и в вестибюле гостиницы  встречали  беседующих за столом  вьетнамцев и  делегацию китайцев. Которые при нашем появлении вдруг все встают и отдают нам поклон.  Я  делаю встречный кивок головой. То же —  Алексей. И мы проходим к себе наверх.

    В первый выезд на отдых, через месяц работы вьетнамцы пригласили нас в залив Халонг. Я, конечно, предупредил Причалова и он разрешил. Халонг —  красивейшее прибрежное место, сейчас известный курорт. Наш катер курсировал между  причудливых природных скал, с характерными названиями.  Я  там запомнил  «Два  петуха», «Черепаха», «Крокодил». Скалы похожи на наши крымские в районе Коктебеля.

    В другой раз вывезли нас на приморье. На плато над морем стоял замок французской постройки. Пошли искупаться в это Южно-Китайском море.  Прошли метров 50, вода по колено. Далее не рискнули, неизвестно, что там ждёт. Окунулись принципиально. Надо же для Истории оставить этот факт. На берегу была двухэтажная гостиница. В застолье, что во Вьетнаме обычно, подали под «Ламой»  суп из акульих плавников, лангусты, куриные части и пирожки. Ранее мы узнали от наших монтажников, что вьетнамцы  употребляют мясо собак. Для нас это было неприемлепо. И вот за столом руководитель с вьтнамской стороны предлагают для закуски пирожки. Ну я отрезаю ножичком с одного края кусочек и закусываю им. Под второй тост  также осторожно отрезаю ломтик, а на третий срез встречаю следы от фарша. Переворачваю пирожок и отрезаю с другой стороны ломтик до мяса. А приятель мой все подряд жуёт  и  жуёт. После этого банкета пристаёт ко мне  с претензиями, почему я его не остановил. Говорю, что кто-то должен был уважить хозяев, да и как я мог подать сигнал.

    Однажды во время работы перед обедом  вдруг почувствовал, что не соображаю, плывут мысли, не могу сосредоточиться.  Говорю переводчику, что голова кружится. Тот говорит: «Это бывает с русскими.  Всё, хватит.  Едем  к врачу».  Значит, такое состояние случается. Врач беседует со мной. Выписал какие-то таблетки и отдых в гостинице на 4 дня.  Принял таблетки и через полтора дня говорю переводчику, что все нормально и работаем дальше. Кружим на машине вокруг Хайфона по отдельным складам  и осматриваем оборудование, веду записи. Склад со штабелями теплоизоляционных блоков  осмотрели в целом. Считать и перебрасывать каждый матрас смысла не было. Расчитал наличие по объёму хранения.

   Я спрашиваю у Вана об отсутствующем блоке управления из списка поставок. Он сообщает, что упаковочные ящики находятся в тридцати километрах от города. На следующее утро едем туда. По ходу поездки проезжаем местные деревни. В одной из деревень я прошу остановиться и зайти в местную аптеку. Заходим в домик типа мазанки. Там на стеллажах лежат травы и стебли сушёные. Спрашиваю о знаменитом корне «жень-шень». В продаже нет.  Из советских  лекарств-упаковок нет ничего. Проезжаем далее мимо зелёной стены, это оказываются джунгли местные.  Из любопытства прошу остановиться. В зелень ведёт тропинка. Захожу метров на десять. Вокруг  деревья с кривыми стволами, висят лианы, похожие на наши. В таких дебрях спрятаться легко и просто. Никакой американец туда не полезет. Когда военные США поняли, что таких партизан никогда не победить, они и решили вернуться на свою родину.  Упаковочные ящики, которые хранились в этой «зелени» нам показали, их вскрыли, провели резизию состояния оборудования, и закрыли до будущего.

        Командировка,  рассчитанная  на 3 месяца заканчивалась.

     К началу апреля  составил перечень оборудования и пояснительную записку Отметил нехватку трёх автопогрузчиков, которые местный вьетнамский представитель и переводчик не предъявили.  В общем, это объяснимо использованием для оборонных целей Вьетнама в какой-то местности.   Вьетнамцам говорю, что учтено всё, что предъявили.  Они по своим каналам передают  в Ханой об окончании работы. Приезжает Причалов. Докладываю результаты. Машинки пишущей у нас не было. Передаю рукописную пояснительную записку. Мы собираем сумки и вместе  уезжаем. 

   В Ханое вьетнамцы вызывают нас на заключительную встречу.  Меня награждают медалью «Дружбы с ДРВ», прикалывают на лацкан пиджака.  Передают диплом-удостоверение с надписью на латинском шрифте «KirienkoYouriYoanovitch».  Диплом подписан премьер-министром Фам Ван Донгом. Узнаю от переводчика, что Фам Ван Донг учится тогда на 5-ом курсе Ханойского университета для получения высшего образования. Алексею объявляют благодарность. Поскольку наш руководитель отсутствует,  я в ответ награждаю вьтнамского представителя  значком с портретом  Ленина.

   В Ханое Причалов предлагает мне остаться работать в аппарате  экономсоветника во Вьетнаме  на те хорошие деньги. Говорит, что свяжутся с ГКЭС и договорятся. Его устраивает моя работа. Я отказываюсь, сообщая о случае со здоровьем, с потерей ориентации в связи с климатическими перепадами давления во Вьетнаме. 

     Нам дают  несколько дней на сборы,  получаем местную валюту. Идём по  магазинам, закупаем экзотику и я тогда почтовые марки, которыми увлёкся, рассматривая   экзотических птиц, ракушек, бабочек, животных  Вьетнама и других азиатских и африканских стран.

    Покупаю сувениры и статуэтку льва из куска чёрного антрацита, несколько цыновок из планок бамбуковых, на которых нарисованы виды Вьетнама,  и висячие бамбуковые цыновки для дверных проёмов.

   В Ханое мы осматриваем пагоду, заходим в храм, на переднем плане сидит золотой Будда, переводчик рассказывает о буддисткой религии. Побывали мы на концерте лаосских артистов. Поразила виртуозная игра девушки на инструменте с одной струной.         

     В посольстве нам заказали и мы получили билеты на Москву.

     Нас и меня ждёт наша Родина, родные и друзья, леса и поля, народные продукты и напитки.

 

Пускай далеко я от наших просторов!

Я знаю, вы ждёте, тоскуя в лесах!

Мои соловьи! Песни русских узоров

Пропойте негромко в родных голосах!

 

А я провожаю в родимые дали

Плывущие к вам  в синеву облака.

Мои соловьи! Мы о счастье мечтали,

И в песню ложится с печалью строка.

 

Я скоро вернусь! Вы меня не вините!

Мы трудной судьбою дорогу ведём!

Мои соловьи! Вы меня подождите!

Мы песню о Родине вместе споём!

 

5.3. В конторе № 5. Апрель- август 1970.  Возвращение в технику.

 

   После моего возвращения из Вьетнама продолжилась текущая работа в конторе пищевого оборудования по поставкам агрегатов и запчастей в третьи страны.

    Нагульнов уехал  за границу. Юра Федотов и Алексей Ш. приняты по заявлениям на шестимесячные курсы турецкого языка с отрывом от работы в конторе и для последующей шестимесячной командировки в Турцию. Я попытался попасть на эти курсы, тем более, что знаю  — в Турции второй иностранный язык исторически немецкий. Но мне сообщили, что набор завершён.

      В июне 1970 г. меня вызывает для задания директор конторы. Сообщает, что в Москву прибывает из Ирана на несколько дней возможный Заказчик поставки нашего оборудования для холодильника в г. Тегеране.  Надо составить программу пребывания иранского гостя с женой  и примерный объём расходов. Я составляю эту программу. По одному из пунктов заложил посещение московского холодильника, в котором хранились мясные продукты,   фрукты и овощи. Звоню от имени нашей конторы в админстрацию холодильника, сообщаю о приезде гостя-заказчика  из Тегерана. Прошу принять его с экскурсией по оборудованию. Директор, конечно, соглашается и я спрашиваю,  надо ли письмо о приёме гостя. Директор или зам. директора холодильника сообщает, что могут принять и организуют небольшой показ хранимой продукции. Я сообщаю дату посещения. Запланировано мной по программе выделение машины для приёма гостя.  Был также заложен пункт: посещение Останкиской башни.   Составил примерную  калькуляцию расходов.  Передал директору конторы, который направил председателю Объединения. На следующий день Д. Г. Зинюк сообщил, что приедет заместитель мэра г. Тегерана, машину не могут выделить, а выделяют сопровождающему, то есть мне, пятьсот рублей на заказы такси и поездки по Москве.

   Через день сообщают, что гость с женой остановились в гостинице «Украина».  В согласованный день я заказываю такси к гостинице Украина», встречаю гостей из Ирана и мы выезжаем на холодильник. Два специалиста холодильника показали гостям несколько холодильных камер, компрессорное  оборудование, рассказали об условиях хранения. Затем пригласили в банкетный зал предприятия. За столом был дипломатичный разговор, в основном о погоде в Москве и Тегеране. Подали жареное блюдо. На столе коньяк и сухие вина. Налили по бокалам.  Все выпили за здоровье присутствующих. Гости осторожно спросили, из чего жареное. Им сообщили, что это наша русская свинина. Они не стали закусывать. И взяли наше печенье и мороженое в вазочках. А я и местные специалисты, не думая ни о чём,  закусили жареным из свинины прекрасной готовности. Позднее я узнал, что мусульмане (которыми и были гости) свинину не едят.

    На поездку в ресторан Останкино поехал лично Председатель Объединения и кто ещё, я не в курсе и не интересовался. Проводами гостей из Ирана я также не занимался. Я это пишу для того, чтобы каждый работник понимал своё место в любой государственной  бюрократическом  системе.

     Курированием будущей поставки холодильного оборудования в Иран мне не пришлось заниматься. В отделе расчетов В. О. Проммашэкспорт инженер-экономист А. Когут (И. Ф., если я не ошибаюсь) занимался обсчётом экспортной стоимости оборудования будущего холодиьника в г. Тегеране. Состав оборудования в проектной организации «Гипрохолод» определяла  главный инженер, которая передавала сведения в отдел расчётов. Для участия в тендере (объявления валютной стоимости) на поставку оборудования из СССР  в Тегеран выехала делегация в составе представителя от ГКЭС, инженера А. Когут и главного инженера (женщина) от проектной организации «Гипрохолод». Меня несколько удивило участие от СССР в качестве специалиста женщины, так как в Иране, как мусульманской стране, тогда (не знаю, как сейчас) отношение было пониженное.

     Летом 1970 года прошли кадровые изменения в конторе. Директора  направили на работу в торгпредство Венгрии. Его место занял главный инженер конторы. А на должность главного инженера поставили  Льва Сергеевича Богданова (если я правильно помню Ф.И.О).

    В связи с уходом инженеров Ю. Федотова, Алексея Ш., переводом с практической работы Л. С. Богданова на оргработу, нагрузка на оставшихся конкретных исполнителей возросла почти в два раза. Я продолжал вести объекты по Кубе и планировалось работа по холодильнику в Тегеране (не случайно же мне доверили организацию встречи с заместиителем мэра г. Тегерана).

      В это же время увеличилось количество партсобраний (до 2-3 раз в неделю) в Объединении по реализации внешнеэкономических поставок. Партсобрания проводились после окончания работы с 18 часов и продолжались по два часа, т. е. до 20 часов. Мои временные затраты на дорогу с работы складывались из: 10 минут до метро «Новокузнецкая», 25 минут до ст. «Аэропорт», затем 50 минут на автобусе № 160 до начала Туристской улицы (в Тушино), 10 минут пешком до дома или ожидание попутного автобуса № 62. Дорога в один конец составляла час сорок минут при 3-4-х видах транспорта. После ужина спать я ложился не ранее 23 часов.  А вставать приходилось в 6.30. Чтобы выйти из дома в 7.15 и во время приехать на работу. 

     Тогда же я ещё раз оценил надобность моей работы в конторе и во внешней торговле. Во-первых, режим работы стал изматывающий. Во-вторых,  по здоровью в случае командирования в одну из стран третьего мира, то есть в Африку, на Кубу или в Юго-Восточную Азию (потенциально высокий оклад) трудно рассчитать своё здоровье. И это пишу я, в то время системно занимавшийся спортом. В-третьих, работа была довольно однообразной и не творческой, как скажем в том же НИИ вакуумной техники.

       Поэтому  я решил уволиться из В.О. «Проммашэкспорт»,  даже не имея, как говорится, запасного аэродрома в виде найденной работы.

   Подаю заявление по трудовому законодательству об увольнении по собственному желанию. Задерживать меня особо не стали. Как я понял, на курирование поставок оборудования в Иран, запланировали инженера из расчётного отдела А. Когут. Я  отрабатываю две недели и 20.08.1970 года увольняюсь с работы.

      Отдыхаю неделю, играю в теннис в Лужниках и на стадионе «Динамо-3». И затем  начинаю искать работу на базе  конструкторского и инженерного опыта. 

      Анализирую. В Тушино на  предприятиях авиационного направления мне не надо устраиваться, у меня другая специальность. Ищу работу в районе м. Сокол (тридцать минут на трамвае от дома). Обратился в отдел кадров предприятия на Ленинградском шоссе в расчете на какой-нибудь отдел вакуумной техники. В отделе кадров при мне работник звонит в одно из подразделений и просит подойти товарища Ц. (называет фамилию). Я тут же вспоминаю, что этот Ц. работал в НИИВТ в отделе испытаний того нашего отдела № 24 и мне он не нравился по поведению и уровню знаний. Я сразу покидаю отдел кадров.

     В районе улицы Усиевича вижу объявление на стенде проектного института требуются инжененры-конструкторы. Выходит на переговоры главный инженер, которому я рассказываю о своём творческом пути. Он сообщает кратко о направлении проектирования оборудования объектов и в принципе может принять меня на должность ведущего проектировщика с окладом 180 руб. Я сообщаю о принятии решения через несколько дней.

    Из ближайших для меня районов направляюсь в Марьину Рощу. На одном из заводских стендов  встречаю объявление о приёме инженеров-конструкторов. Как обычно после представления, чем ранее занимался,  ко мне для переговоров выходит главный конструктор. Он сообщает, что это завод  по выпуску бытовых холодильников, сейчас заменяют клееные полиэтиленовые панели  и  перерабатывают корпус под изоляцию из вспениваемых синтетических смол.  Сообщаю, что лично я этими смолами занимался ещё в 1967 году в НИИВТ, когда  спроектировал и в цеху изготовили холодильную камеру для сублимационной установки. Тогда по договору со Всесоюзным НИИ синтетических смол из г. Владимира мы получили два компонента (две бутыли) и на своё «мастерство» готовили термоизоляцию камеры вспениванием в два этапа. Поскольку при одном заливе на всю высоту камеры очень вероятно было бы вспучивание стенок из тонколистовой стали. Первое вспенивание прошло штатно, как говорят.  Для второго залива я сделал смесь с запасом по объёму и предусмотрел выпуск избытка пены через два  увеличенных отверстия. Тем не менее напор вспененной смеси был таков, что крепёжные болты плоской крышки не выдержали и «выстрелили» головками. Но мы тогда подстраховались. Главному конструктору разговор понравился и он предложил мне заполнить анкету и дожность ведущего инженера с окладом 180 руб. Я решил для себя ещё подумать.

    На следующий день в Марьиной Роще вижу на четырёхэтажном здании надпись «ВНИИторгмаш», то есть институт торгового машиностроения. Понимаю, что это НИИ по созданию оборудования для торговых сетей. Это, как бы, ближе к профилю моего диплома  «инженер-механик». Это НИИ открытого типа,  что меня даже устраивает  в плане свободы входа-выхода по режиму работы. Обратился в отдел кадров, заполнил и передал  анкету. Как и в других организациях я сразу просил предусмотреть оклад 180 руб, что объяснимо для женатого специалиста и с учётом моих предыдущих окладов. Через два дня на встречу вышел начальник технического отдела  Тараховский (И. О. подзабыл). Предлагает мне работу в качестве начальника сектора внедрения новой техники с окладом 180 руб. Я соглашаюсь. Потому что  специальность интересна и надо уже  устраиваться  в течение не более одного месяца. Потому что иначе теряется непрерывный мой стаж 11 лет, что необходимо для будущей пенсии и оплаты больничного листа в размере 100% в случае непредвиденного заболевания.          

 

    Глава 6.   Внииторгмаш  август 1970 — октябрь 1975.  К внедрению новой техники и к науке

 

    07 сентября 1970 году я назначен в технический отдел на должность врио начальника сектора внедрения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

 

6.1. Сектор внедрения и сектор координации  НИОКР,  поворот в науку

 

     Впервые сажусь за стол руководителя. У меня в подчинении несколько инженеров.

   Направление работы мне объяснил Тараховский. В Москве и Московской области внедрены или планируются к внедрению образцы новой техники. 

Каждый инженер курирует один из объектов. Состав сектора был просто уникальный.

    Инженер Маслов, ростом 190 см, массой за сто кг, мастер спорта по регби, входит в состав команды «Слава», чемпиона СССР. Постоянно берёт рабочие дни за свой счёт и уезжает на матчи.  То на неделю, то на две, но с перерывами для учёта работы в институте. 

    Инженер по имени Гена (фамилию не помню). Отличается уникальной спортивной  растяжкой. Демостририрует по запросу  отпечаток подошвы над входной дверью в сектор. Весёлый парень, умеет работать слесарем, если надо.

    Старший инженер Виктор Николаевич, предпенсионного возраста, по званию майор, служил в качестве заместителя начальника какой-то колонии, рассказывает интересные случаи из  лагерной жизни.

    Инженер Кибицкая Галина, окончила институт народного хозяйства имени Плеханова. Работает «на побегушках», то есть ездит по организациям со служебными письмами от начальника отдела или директората института.

    Каждый из инженеров-мужиков «ведёт» какой-нибудь объект — образец новой техники от одного из профильных отделов ВНИИторгмаша. Составляет графики внедрения, в которых отражены сроки монтажа или заключительных испытаний. Обычно в период испытаний выясняются конструктивные или технологические недостатки, на устранение которых определяют сроки и ответственных.

   В принципе контроль за внедрением опытного образца новой техники осуществлял также конструктор этого образца, заведующий отдела-разработчика, которому принадлежала техдокументация на упомянутый образец.

     В общем, весёлая такая работа появилась у меня после ответственности по работе в В.О. «Проммашэкспорт» или в НИИВТ.

     В январе 1971 года в сектор был принят старший инженер Марк Владимирович (И.О. - по памяти), которому поручили какой-то объект для контроля этапов внедрения.  

      В начале зимы декабря 1970 года я  продолжал кататься  на беговых  лыжах по пригоркам в районе Покровское-Стрешнево и заезжал несколько раз в котлован в районе Братцево, поскольку жил тогда на Туристской улице. Купил специально две пары беговых лыж Львовской спортивной фабрики. И в течение месяца сломал две лыжины. Остался у меня один комплект. Мой институтский приятель Сергей Михеев  катался тогда  на горных лыжах на склонах  в районе Нагорной улицы, что напротив НИИВТ. Он мне предложил перейти на горные лыжи и дал попробовать прокатиться. Мне понравилось. 

    Сергей посоветовал для начала новой спортивной «карьеры» приобрести инвентарь   в комиссионке, которая находилась у метро «Кузьминки» . Там я купил сразу за 75 рублей (при зарплате тогда 180 руб) полный спорткомплект: лыжи со спецкреплениями, горнолыжные   ботинки и палки. Вышел в Братцево кататься 20 января 1971 года (запомнил дату, об этом ниже). И в это обычно морозное время началась необычная продолжительная оттепель. По технике спуска с горы лыжник делает непрерывно повороты, опираясь мгновенно на палку в одну сторону, затем слегка прокатившись, с опорой на другую палку разворачивает лыжи в другую сторону. При спуске образуется петлеобразный след. Однако слой снега на склоне был влажный и  при попытке поворота просто сползал под опорной лыжей, которая буквально тонула в борозде, и приподняться для выхода на поворот было невозможно. То есть катания с поворотами не получалось. Так я мучился больше месяца, приходя  на горку через день. Лишь в конце февраля наступили морозы, снег сделался рассыпчатым, лыжи стали скользить по поверхности склона.

    Гораздо позднее я узнал, что 19 января 1971 года  в Вологде в возрасте 35 лет был убит русский национальный поэт Николай Михайлович Рубцов, автор текста известной лирической песни «Я буду долго гнать велосипед...», песен «В горнице», «Журавли», «Звезда полей», нескольких сборников и член Союза писателей СССР. А позднее где-то «заклятые друзья» нашли и Рубцову присвоили текст стихотворения «Я умру в крещенские морозы, Я умру когда трещат берёзы...». Но не сходится пророчество с реальной тогда необычной оттепелью, плачем природы, чему бюро погоды и я были свидетели.

   25 февраля 1971 года меня вызывает Тараховский и сообщает о назначении  заведующим сектора координации научно-иследовательских и опытно-конструкторских работ технического отдела. Предыдущая заведующая Раиса Михайловна переведена на должность заместители начальника. Цель такого перевода мне не ясна, но возражать бесполезно. В составе сектора четыре женщины-инженеры и ведущий инженер, пенсионер по фамилии Железняк. Который был переведён во ВНИИторгмаш из министерства пищевой промышленности, видимо для  усиления уровня работы. В частной беседе Железняк мне сообщил, что когда его перевели с должности директора завода на начальника Главка, он спросил у своего предшественника, на кого ориентироваться в работе. Тот запросто ответил: «На подхалимов и карьеристов».

    Сектор координации курировал ежегодное планирование НИР и ОКР в отрасли торгового машиностроения, в том числе внедрение новой техники на заводах отрасли. Из подмосковных заводов ключевым в отрасли был Люберецкий завод торгового машиностроения, выпускавший прилавки для продовольственных магазинов. Но были и заводы, выпускавшие сложное оборудование для автоматизированных складов многосекционного хранения и выгрузки товарной продукции, а также для кассовых аппаратов системы самообслуживания.  В течение года проводилась так называемая координация планов, в том смысле, что сроки выполнения нередко сдвигались на квартал и изменялось-увеличивалось финансирование темы. Эти процессы должен был отслеживать сектор координации, которым фактически руководил зав. техническим отделом. Осенью каждого года проходило совещание по согласованию планов НИР и ОКР на следующий год в Москве.  Зачастую с претензиями к разработчикам по причинам срыва плановых сроков. 

    В сентябре 1971 года в Братиславе (Чехословакия) открывается выставка торгового оборудования, преимущественно стран Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), то есть стран социалистического лагеря. В качестве  посетителей выставки направляется делегация из нескольких сотрудников ВНИИторгмаша, в том числе и я. Условия поездки, в основном, за свой счёт, кроме оплаты проезда в обе стороны. Из Москвы доехали до Бреста, где проводится замена колёсных пар с русской широкой колеи на европейскую более узкую колею под каждым вагоном поезда. Въезжаем в Словакию, которая тогда входила в состав Чехословакии. При первой остановке поезда слышу громкий вопрос какого-то местного парня: «Откель компани?» Понимаю по корню слов: «Откуда кампания приезжих?». С перрона отвечают: «Россия». Смотрю парень хмыкает, не нравится это. Я понимаю, что только недавно в 1968 году под флагом демократии велась антисоветская пропаганда, пришлось ввести советские войска для блокирования начавшихся репрессий против коммунистов страны и ожидаемого переворота.

  Осмотрели выставку в Братиславе, сфотографировали новые виды оборудования. И поехали на арендованном автобусе к Праге.

      В Праге остановились в гостинице. На следующий день экскурсия по городу. Видим знаменитый Карлов мост четырнадцатого века  через Влтаву, Из википедии: «По легенде,[2][3] согласно исследованиям чешского историка и астронома Зденека Горского ,[4][5] первый камень заложил Карл IV9.7.1357 в 5:31 утра. Эта дата и время были выбраны по рекомендации астрологов. Если записать числа следующим способом: 1 3 5 7 (год) 9 (день) 7 (месяц) 5 (час) 3 1 (минуты), то мы получим сначала восходящий, а потом нисходящий ряд нечётных чисел (палидром) В те времена очень большое значение придавали магическим цифрам. Заложенный в такой момент мост должен был выстоять столетия». В Праге множестводостопримечательностей, в том числе средневековые католические соборы. К слову, наши православные соборы и к примеру Кирилло-Белозерский монастырь, основанный Иваном Грозным, и Московские сорок сороков церквей, построенные в те же исторические времена не уступят по архитектуре Пражским. Или наоборот, Пражская архитектура мало уступает русской исторической.

   Посетили мы тогда какое-то предприятие по выпуску пищевого оборудования. Во время краткой остановки нашей группы к нам, озираясь по сторонам, подбегают чешские женщины примерно сорока-пятидесяти лет и говорят: «Мы за Россию!» И тут же убегают. Понятно, что после 1968 года продолжаются моральные преследования тех из гражданского населения, которые не хотят, чтобы страна ушла из социалистического лагеря и союза с Советской Россией, тогда в форме СССР. Лично я тогда знал, что в Чехии во время войны промышленность и, значит, рабочие выпускали танки для фашистской Германии. Никакого партизанского движения не было и в помине. Известно, что 8 мая 1945 года была попытка восстания против фашистов, участников которых от гибели спасли советские танкисты, которые  ночным маршем из Берлина успели в Прагу. И это за несколько часов до подписания акта капитуляции фашистской Германии.

     Наш автобус направляется к западной границе Чехословакии. По пути водитель останавливается в местечке, где работает завод фирмы  «Мозер» по производству знаменитого чешского хрусталя и стеклоизделий. Глаза буквально разбегаются от красоты. Раздумываю, что прикупить. Водитель торопит каждого: «Берите любое. Не пожалеете!» И он прав. Я купил шесть бежевой расцветки бокалов. Заглядываешь в полость бокала и видишь такую игру света, как будто бокал полон вина или напитка. Мастерски изготовлено.

   И вот мы вьезжаем в знаменитый город-курорт «Карловы Вары». Центральной и наиболее живописной улицей города считается Стара Лоука: старинные таунхаусы на северном берегу реки Теплав в окружении вечнозеленых холмов. Город представляет собой какой-то разноэтажный калейдоскоп с расположением домов то у берегов реки, то  как на горном плато, вызвышающихся над центральным бульваром. В городе колонады, дома готической архитектуры, костёл. Из википедии: «В городе находится великолепный храм святых апостолов Петра и Павла 1898 года. Несмотря на то, что церковь расположена в районе, известном своими невероятно красивыми виллами в стиле модерн, ей удаётся выделиться из общего фона благодаря своим высоким золотым куполам и голубым сводам крыши. Церковь была построена на средства богатых россиян, посещавших курорт. Внешний вид заимствовал типичные черты дизайна русских церквей XVIIстолетия, поэтому храм в разрезе имеет форму креста. Интерьер церкви столь же привлекателен, как и его внешний вид: особое внимание привлекает барельеф Петра Великого, многочисленные фрески и большая деревянная стена с иконами и картинами».

       Прошли мы по нижней терассе вдоль реки и по набережной города, так и не рассмотрев из-за нехватки времени многие достопримечательности. 

      На автобусе возвращаемся в Прагу и остаёмся ещё на день в городе. Затем на автобусе возвращаемся в Братиславу. Садимся на поезд до Москвы. По сторонам чистые как на  картинке поля, где  разгуливают непуганные фазаны. В Бресте снова смена колёсных пар под вагонами и далее едем на Москву.  

      В своей работе технический отдел контактировал с планово-экономическим, который возглавлял Александр Александрович Сак-Шак. Работа по координации планов НИР и ОКР была довольно монотонной и бюрократической.

     Осенью 1972 года меня вызывает директор института Касатиков Иван Петрович  и предлагает возглавить профком института.  Так как действующий руководитель потерял доверие. Я соглашаюсь. На профсоюзной конференции (что обычно запланировано) выбирают состав профкома, а на заседании профкома выбирают председателя. Для ВНИтрогмаша ввиду малой численности организации установлена должность председателя,  не освобождённого от основной работы. Почти весь предыдущий состав прокома остаётся без изменений. Таким образом, я вхожу в так называемую тройку руководителей института в составе директора, председателя парбюро и председателя профкома.

   По заведённному плану профсоюза работников машиностроительных отраслей предусмотрена профсоюзная учёба на месяц для вновь избранных проф. руководителей. В январе 1973 года приходит  письмо на имя директора ВНИИторгмаш  о направлении Кириенко Ю.И. на учёбу-семинар  с отрывом от работы. Меня ставят с известность и я еду на станцию «Правда» Ярославского направления Московской железной дороги на Центральные Профсоюзные курсы в пос. Правдинский. Целый месяц участники курсов слушали лекции о нюансах профсоюзной работы. После собеседования получили зачет по полученным знаниям. Профсоюзная работа начала затягивать, с отчётами надо ездить в орготдел Центрального Совета профсоюза. Однажды там предложили турпоездку в Югославию-Румынию за счёт профсоюза, это было предусмотрено для профруководителей.  Я, конечно, согласился.   Небольшую сумму за валюту каждый платил, поскольку в то время Социалистическая Федеративная республика Югославия (кратко — СФРЮ) при соцалистической форме собственности и при развитых производстве товаров народного потребления, структуре туризма и торговле с европейскими странами,  причислялась по валютному уровню к капстранам. Но страна исторически была многорелигиозной и многонациональной, хотя этнически все народы считались южными славянами.

  В конце апреля наша тургруппа в составе 30 профактивистов машиностроительных НИИ и предприятий направилась  самолётом в Белград. Один день мы провели тогда в православном Белграде, осматривая достопримечательности города, расположенного на великой реке Дунай.  Южные  славяне с одним древним языком и близкими диалектами веками боролись с католическими и турецко-османскими нашествиями, с попытками ассимилировать южных славян и обратить их в католичество и мусульманство. Католичество приняли Хорватия и Словения, мусульманство - боснийцы.  Жестокая борьба со стороны православных сербов и черногорцев велась с гитлеровским фашизмом, которую возглавил Иосип Броз Тито, руководитель компартии Югославии, по национальности хорват. Ему в конечном итоге удалось тогда после 1945 года создать единое государство южных славян.

    Из Белграда наша делегация направляется в самую высокогорную республику Югославии — Черногорию, в город Цетине, который считается одной из «столиц» страны наряду с Подгорицей.  Цетине расположен на высоте 800 метров над уровнем моря, был основан в XIIIвеке и имеет богатую историю борьбы за независимость страны. Там нас встречает переводчица и представитель администрации, мужчина лет тридцати. Завязывается интересная дискуссия. В ходе беседы на вопрос о семье черногорец говорит, что у него один ребенок. На что переводчица замечает,  что у него есть ещё две дочери. «Это не считается», заявляет черногорец. Переводчица поясняет, что в Черногории муж считает за детей только сыновей, потому что  они являются воинами. Ждёт от жены ещё сыновей. Наши женщины тут замечают черногорцу, что детей и сыновей рожают вообще-то женщины и его дочери в будущем. Но черногорец остаётся при своём мнении.  

    Переночевав в Цетине, мы на автобусе направляемся к морю. Из окон автобуса видно, что дорога непрерывно петляет от одного обрыва к другому при чуть ли не вертикальном спуске с горы. Внизу синеет море. Некоторые женщины при каждом повороте с резкими тормозами автобуса нервно вскрикивают. Здесь у автобуса нужны обязательно надёжные тормоза, потому  что остановки производятся перед самым обрывом. Водитель останавливает автобус и через переводчицу предлагает желающим начать спускаться пешком по этой дороге. И добавляет, что так всегда поступают немецкие туристки и туристы. Просыпается русская и советская гордость у профактивистов из СССР и все отказываются от предложения водителя. Десятка два  поворотов проходят на тормозах с характерным  скрежетом.  Наконец выезжаем на более или менее пологий спуск и на побережье у местечек Котор  и Херцег-Нови. Останавливаемся в гостинице на несколько дней. У каждого курорта здесь несколько пляжей, преимущественно галечные, как в Коктебеле.

   На берегу Адриатического моря в этом холодном апреле мы решили искупаться принципиально. Купили бутылку виньяка (вино типа коньяка), взяли по бутерброду. Утром, после завтрака в гостинице, пришли на пляж, хорошо оборудованный для пляжников. На берегу — никого, не сезон это для теплолюбивых европейцев. У проходящего мимо черногорца спрашиваю: «А здесь кто-нибудь купается?» Он отвечает: «Никто, кроме русских». Разделись мы. Каждый при плавках. Попробовал воду,  холодная очень. Решили, чтобы не простудиться, принять по полстакана напитка. Выпили с оглядкой, не знаем какие тут законы. Захожу в воду. Иду вперёд — в  море. Прохожу метров двадцать, глубина по колено, холодина. Падаю в воду, окунаюсь таким способом, плыть не получается. Друзья также окунаются. Бежим к настилам на пляже, к банкетному столу. Срочно наливаем по полстакана и принимаем народное лекарство от простуды. Теперь можно в автобиографию записать, что окунулся в Адриатическом море, в Черногории.

    На берегу расположены санатории, которые пустые. Ещё не сезон для валютоносителей. В санатории есть тёплые бассейны с морской водой. Случайно узнаю, что можно заплатить за сеанс советским значком. Ещё в Москве и по вьетнамскому опыту взял несколько значков.  Таким способом расплатились три раза за бассейн, немного валюты сэкономлено.

    Из Черногории выезжаем в горы,  в Боснию и Герцеговину, в столицу этой республики, г. Сараево. Город перед первой мировой войной  был многонациональным (боснийцы, сербы, хорваты, евреи) и многоконфессиональным (костёл, мечеть, синанога, православная церковь) Кратко из википедии: «В 1908 году власти Сараева с радостью восприняли аннексию Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины. 28 июня 1914 года в Сараево  членом организации Млада Босна Гаврилой Принципом был убит наследник австрийского престола эрцгерцог Франц Фердинанд, прибывший в город наблюдать за военными манёврами. Убийство послужило поводом для начала Первой мировой войны, и вызвало двухдневные сербские погромы...».  Обвинили почему-то сербов, как всю нацию. Это была провокация, ищите и найдёте, кому это выгодно было. Австро-Венгрия предьявила ультиматум с разооружением почему-то православной Сербии, в которую Сараево не входил. Сербия  отклонила ультиматум и войска Австро-Венгрии начали наступление. Царская православная Россия вступилась за Сербию и объявила войну католической Австро-Венгрии, за которую вступилась католическая Германия, хотя во главе её стоял Вильгельм, двоюродный брат  Николая II. Началась континентальная религиозная война, которую потом Ленин и большевики назвали империалистической. Англия отсиживалась на островах, формально в союзе с Российской империей. США были за океаном. В Сараево на  улице, на месте  убийства эрцгерцога отображён отпечаток ног Гаврилы Принципа. То же своеобразная достопримечательность. В Сараево мы группой посетили костёл, в котором были залы для католиков и  выделено помещение для молитв иудаистов. Недалеко высились башни мечети. То есть город был пёстрый во всех смыслах. Затем мы выехали в горы, в один из мусульманских районов с мечетью, расположенной на горе.  Нам переводчица не рекомендовала заводить какие-либо беседы. На местном рынке продавались местные кустарные  изделия  (кувшины, чеканки-картины из листовой меди и др.)

   Из Боснии мы переехали в Хорватию, в приморскую столицу республики, город Сплит. Остановились на сутки. Море было тёплое и даже женщины нашей группы рискнули принципиально окунуться. Затем посетили Дубровник, красивейший приморский городок с богатейшей историей от 7-го века, см. википедию.  Название города происходит от славянского «Дубрава». При подъезде к городу видишь почти сплошное полотно-картину из красных крыш одно- и  двухэтажных домов самобытный архитектуры. В городе было множество магазинчиков. Я искал и нашёл теннисную ракетку фирмы «Адидас», очень удобную, хорошо уравновешенную для игры в большой теннис; резко снижается нагрука на локоть и кисть руки во время удара.  На береговых причалах пришвартованы лодки разного калибра и предлагается  рыба любого вида и на любой запрос.

     Из Дубровника  вернулись в Белград. Оставалось у нас два дня в городе. Однажды мы вдвоём (так рекомендовали ходить везде во избежание любых провокаций от неизвестных лиц) зашли в магазин. Я спрашиваю какой-то товар по-русски. Мне отвечает продавщица по-сербски. Ещё вопрос. Ещё ответ. Всё было понятно. Рядом какая-то сербка спрашивает продавщицу: «А шо русске разуме сербске?». А я отвечаю: «Разуме, разуме». Действительно корни слов у нас фактически одни из старославянского. И есть ведь у нас слово «Разум».

   В ходе поездки у нас образовались группки по интересам. И кто-то из нашей кампании предложил посетить клуб со стриптизом. Что негласно тогда  не рекомендовалось. Хотя все  мы, как советские служащие, были из открытых организаций, закрытой информации у нас не было. Мы с приятелем пошли в клуб после обеда. Для конспирации я начал разговор по-немецки: «WirmoechtenheuteIhrKlubbesuchen” («Мы хотели бы сегодня Ваш клуб посетить»).    Местный сербский служащий задал по-немецки спецвопрос, на который сложно было быстро ответить. Я перешёл на русский, зная, что сербы в большинстве владеют нашим и вообще очень хорошо к русским относятся исторически. Серб назвал своё имя Никола и  сказал, что  зарезервирует нам места на шестерых любознательных. Надо только заплатить за бутылку виньяка от клуба по слегка завышенной цене и стоимость входного билета по их динарам будет уменьшена в два раза. Мы согласились сразу и расстались до вечера.

      Соблюдая некоторую конспирацию, наша кампания разделилась на пары, будто для вечерного моциона по Белграду. Перед началом представления мы встретились у  клуба, вызвали Николу, рассчитались за вход и вошли в зал. Никола проводил нас в отдельный кабинет, на шесть персон. Посреди стола красовались бутылка виньяка и шесть бокалов. Осмотрел зал. Шесть первых столиков, размещённые около подсвеченной снизу площадки для выступления стриптизёрш, были заняты какими-то чёрноволосыми заказчиками в цивильных костюмах, видимо из мусульманского нефтяного мира. Описывать ход программы стриптиза смысла особого нет, сейчас такое примерно  процветает, предполагаю,  в каких-то ночных клубах. Назвать то представление можно порнухой по всем тем телодвижениям, которые демонстрировали стриптизёрши. По тому времени, а это 1973 год — мне хотелось узнать, чем это пичкают молодёжь в Югославии, в той славянской стране тогда с вековыми традициями, но  с меркантильным уклоном. Хотя отношение к русским было очень хорошим  в связи с недавней победой над фашизмом и избавлением православных сербского и черногорского  народов Югославии от геноцида. Уже тогда была видна лоскутность объединения народов Югославии, разделённых по религиозному признаку: православные сербы и черногорцы, католики —  хорваты и словенцы, мусульмане — боснийцы и смешанная религия у македонцев. И никто не хотел отказываться от своей вековой религии.

   Из Белграда мы выехали в Румынию, во главе которой тогда находился  Чаушеску. В Румынии ведущая религия — Православие. Но почему-то к русским отношение нехорошее. Не случайно Румыния воевала на стороне гитлеровской Германнии, которая тогда отдала румынам в управление Одессу. В Румынии мы остановились в городе Тимишоара, в котором проживало тогда много немцев и издавалась газета на немецком языке. У нас было полтора дня в городе и мы ходили по магазинам, растрачивая последнюю валюту. Я купил там две вазы из китайского фарфора.

    Переезжаем румынскую границу и все безмерно рады оказаться в СССР. За границей  хорошо, а у нас лучше.

       После загранпоездки моя работа в секторе координации шла своим чередом. В бытовом плане: летом играл в теннис, занимался домашними делами.   

    Однажды в июле зашёл для знакомства к учёному секретарю ВНИИторгмаша Крикунову, кандидату технических наук, в то время пенсионеру. Он меня спросил, а какие у меня планы на будущее. Я ему откровенно рассказал, что плыву по течению. Летом, осенью играю в большой теннис, это моё хобби, стал кататься на горных лыжах. Крикунов выяснил, что я окончил МТИПП, инженер-механик по специальности и что работал 9 лет конструктором. Он предложил мне поступать в  аспирантуру ВНИЭКИпродмаш — Всесоюзный  научно-исследовательский и экспериментально-конструкторский институт продовольственного машиностроения, на специальность «пищевые машины». Во ВНИИторгмаше не было своей аспирантуры ввиду отсутствия  докторов наук и научного Совета. Я ответил, что позабыл все предметы по механике за эти годы, у меня была в институте узкая специализация — это  машины для элеваторного хозяйства и мукомольного производства. И мне уже 36 лет, какая наука может быть для меня. Но Крикунов настаивал, что всё ещё впереди. В общем, он меня уговорил. Тем более, что  на подготовку к экзаменам предоставляли две оплачиваемые недели.  Я только попросил выяснить, как к этому отнесётся директор института. Через два дня Крикунов сообщил, что директор не возражает, тем более он сам готовит докторскую диссертацию.

     Я срочно взял в библиотеке справочник по математике авторов Бронштейн и Семендяев. Пришлось вспоминать формулы синус, косинус, тангенс и котангенс, математические функции, нормальный закон распределения и др. Из учебника по теории машин и механизмов — скорости, ускорения, типы механизмов, моменты инерции, коэффициенты трения качения и скольжения для видов материалов и др. Проштудировал издание «Пищевые машины», автоматизация процессов. В общем, срочно прошёлся по техническим предметам механического факультета МТИПП и конструкциям пищевых  машин.  Хорошо, что свежи в памяти свойства металлов и материалов по практике конструирования в НИИ вакуумной техники.

     В сентябре сдаю экзамены по специализации «пищевые машины» и  меня принимают в аспирантуру ВНИЭКИпродмаш. В связи с изменением направленности моей работы пишу заявление о переводе в специализированный отдел по  механизации технологий.

    29 октября 1973 года меня назначают на должность заместителя заведующего отделом механизации  плодовощных баз и спецоборудования .

 

6.2. В отделе механизации и поиск направления в науке.  

 

    Заведующим  отделом механизации  был в это время Старостин Виктор Александрович, выпускник МТИПП одного года со мной, но по технологической специальности «мукомольно-элеваторное оборудование», то есть он не проходил обучение по машиностроительным специальностям. Вообще-то в институте была своего рода иерархия по гонору умственного развития и знаний студентов одного курса-года поступления. «Высшим» классом считали себя будущие инженеры по автоматизации, следующие —  инженеры-механики, затем технологи, затем экономисты. Потому что «инженеры-автоматчики» считали, что работу экономистов они всегда смогут освоить и выполнить, а экономисты — работу автоматизации и механизации — никогда без технических специальных знаний и  уровня мышления.

     В структуре отдела  была лаборатория машин по механизации плодоовощных баз, которой руководил кандидат технических наук Ландау (И. О. — не  помню). Он защитил диссертацию по теме создания машины для резки кочанной капусты, в которой велась резка всего кочана вместе с кочерыгой и её прожилками при подаче в квасильную ёмкость. Экономический эффект был обоснован на использовании для квашения всего кочана с кочерыгой. А одни технологи считали это не главным по вкусовым качествам для покупателя, а другие — что нельзя в квашеную капусту допускать кочерыгу из-за её негативных  свойств и жёсткости.

      В отделе за кульманами работали инженеры-конструкторы разной квалификации. Отдел вёл создание поточных линий и отдельных машин для московских и городских плодоовощных баз. Как конструктору с многолетним опытом мне было легко работать с сотрудниками. Некоторые инженеры имели всестороннее технические образование и хобби. Инженер Кучинский прекрасно разбирался в часовых механизмах, ремонтировал часы сотрудникам за несколько минут. Он  подрабатывал в выходные дни. Через два года он ушел из отдела и возглавил одну из часовых мастерских.

    Для аспирантуры ВНИЭКИпродмаш я выбрал тему «Исследование и создание конструкции для механизации товарной обработки клубней картофеля на плодоовощных базах». То есть, механизация после поступления товарной массы из сельского хозяйства. Тема вписывалась в тематику отдела. Для первого года обучения достаточно было выбрать тему будущей диссертации и составить план работы. Что я и сделал. В ноябре месяце я обратился к директору с просьбой освободить меня от должности председателя профкома в связи с новой специализацией, аспирантурой  и удалённостью места работы отдела от основного здания и коллектива нститута. Директор согласился, предложив войти в новый состав профкома в качестве заместителя и для «плавной» передачи профсоюзной документации новому председателю.

    В те времена в системе торговли, которую обслуживала отрасль торгового машиностроения,  в качестве перспективного способа реализации товаров был принят метод самообслуживания. Плодоовощная продукция должна была   доставляться с баз в розничную торговлю в расфасованном виде в таре-упаковке. Для фасовки и упаковки планировалось создание ВНИИторгмашем и КБ отрасли автономных поточных линий для фасовки и упаковки картофеля, моркови, лука, фруктов в сетку, фруктов в термоусадочную плёнку, для фасовки квашеной капусты и солёных огурцов в пакеты. Линии планировались для производственных комплексов и на плодоовощных базах. Тогда в качестве обзорной я написал статью (в соавторстве с В. А. Старостиным) «К вопросу механизации производственных процессов в плодоовощной торговле», которая была опубликована в сборнике трудов ВНИИторгмаша № 20, 1974 год. Одновременно надо было представить научную статью о выборе параметров для одной из машин линии фасовки картофеля. Пришлось окунуться в математику, я стал изучать физико-математические параметры (свойства) клубней картофеля, что было необходимо для выбора калибрующих зазоров в машине. Тогда написал статью «Определение вероятности калибрования плодов по форме, аппроксимируемой формой эллипсоида вращения в машинах со щелевидным зазором». Статья была опубликована в сборнике трудов № 23, 1975 г.    

     Нужно отметить, что в институте исследовались и решали некоторые довольно сложные проблемы. Приведу  названия некоторых статей: «Механизм выдачи сдачи разменной монетой, работающий по команде  кассового аппарата», «Система управления комплексом автоматизированных складов», «Исследование основных элементов перфорирующего устройства автомата для продажи карточек «Спортлото», «Использование ЭВМ ЕС-1020 для механизации и автоматизации научного и инженерного труда». Таким образом, как пример, даже в те советские времена (1973-1975 г.г. во время моей работы во ВНИИторгмаше) инженеры решали задачи высокой технической сложности. А уж какие темы-проблемы разрабатывали  исследователи и конструкторы  в НИИ и КБ других более сложных промышленных отраслей, читатель может себе представить.  

    В отделе механизации по роду работы узнал о переводных публикациях по новой зарубежной технике для пищевой промышленности в журнале, который выпускал Всесоюзный институт научно-исследовательской технической информации (ВИНИТИ), который был   расположен в районе метро Сокол. Приехал в ВИНИТИ и обратился в отдел информации для пищевой промышленности. Там я сообщил о знании немецкого языка и с просьбой о предоставлении оплачиваемых переводов. Редактор  отдела информации для оборудования пищевого и торгового машиностроения предложила мне делать рефераты статей из журналов на немецком языке. Меня оформили как внештатного эксперта, выдали пятнадцать копий статей и предложили за две недели сдать напечатанные рефераты (краткие аннотации) по каждой статье. Я во время сделал эту работу. Поскольку каждая статья оценивалась (от объёма моей аннотации и объёма исходной статьи) в среднем по 3 рубля, я получил 45 рублей. Деньги переводились на  сберкнижку, которую я оформил и затем сообщил о номере счёта в ВИНИТИ. Таким образом, почти системно два раза в месяц  получал заказ и сдавал во время рефераты. Вначале работа была очень напряжённой. Надо было освоить немецкую терминологию по профессии для ускорения понимания каждого текста, находить и читать базовую часть текста о новом агрегате или машине и  формулировать текст реферата. В результате такой постоянной работы я был в курсе новой  технической информации.   

    С 1974 года ВНИИторгмашу и отделу был поручен авторский надзор за реализацией постановлений Госкомитета по науке и технике СССР по вводу в эксплутацию поточных линий по выпуску пищевых полуфабрикатов для товарных сетей. Оборудование для этих линий было поставлено от предприятий пищевой промышленности СССР на специально построенный пищекомбинат в г. Алитус Литовской ССР. Возможно перевод в отдел механизации был связан с моим техническим образованием в МТИПП и конструкторской работой. Летом из ВНИИторгмаш в Алитус была направлена группа  для контроля монтажа оборудования линий. Мне поручили возглавить эту группу, в которую входили два механика со слесарной подготовкой.

     В Алитусе мы поселились в центральной уютной трёхэтажной гостинице, как ценные для республики специалисты.

    В гостинице жили также несколько молодых инженеров из ФРГ, которые курировали проект и поставку оборудования для домостроительного комбината. Через каждый месяц состав немцев менялся. Интересно, что молодые литовки старались познакомиться с немцами, но с серьёзными намерениями. И действительно несколько немцев женились на литовках и вместе уехали тогда в ФРГ. Во время командировки я принципиально не контактировал с немецкими специалистами. Во избежание каких-либо претензий в будущем.

     В Алитусе нам по паспортам СССР выдали местные удостоверения, в которых фамилии были записаны на литовском языке (латинице) и к каждой фамилии кадровики добавили литовские окончания  «us»  или   «as». Например, моя фамилия была записана и звучала «Kirienkous». Какая была цель такой интерпретации, можно только догадываться? Интересно, что в Литве, насколько помню, нет различий в написании и произношении фамилий для мужчин и женщин, для мужа и жены.

     На комбинате в огромном цеху стояли параллельно три поточных линии. Одна —  для производства замороженных мясных бульонов, базой которой был пищевой котёл литров на триста для варки костей с недообрезами мяса. Недостатком конструкции оказалась закупорка выходного трубопровода пищевыми фрагментами от вывариваемых костей. Другая линия — для выпуска мясных полуфабрикатов, в основном, из фарша, базой которой была жаровня. К ней не было особых претензий. Третья линия — для производства полуфабрикатов гарнира, в которой была конусная ёмкость с зелёным горошком. После расфасовки упаковка должна была идти на замораживание. При первом опробывании ёмкости выяснилось, что горошек не высыпается на ленту линии,  застопоривается в горловине из-за давления верхнего слоя. Известен эффект «зависания»  сыпучей смеси  в конусообразном отверстии даже увеличенного диаметра, почему-то не учтённый разработчиками. Этот дефект и  другие были отмечены в протоколе испытаний, который я передавал сразу после командировки в директорат. Для последующей передачи разработчикам в КБ,  изготовителю и другим  организациям-исполнителям.

     Во время этой летней командировки мы ходили иногда в выходные на пляж у реки Неман. Река при ширине всего двадцать метров имеет очень быстрое течение, так что при  заплыве вперёд на десять метров возвращаешься на берег при хорошем кроле через метров пятьдесят от места старта. Погода резко изменчива. Часов в десять идёшь на пляж. Через двадцать минут солнце прячется за огромное облако. Идём обратно. У гостиницы солнце выходит из-за туч. Идём опять к пляжу. Через двадцать минут солнце заходит. Идём обратно. Солнце около гостиницы выходит из облаков. Такую  смену погоды «солнце-облако — туча-солнце» наблюдалось постоянно.

     На пляж мы перестали ходить. Отсиживались в гостинице, играя в шахматы на интерес. Мой противник прилично играл для уровня любителя. Я с ним играл под «дурачка», ходил в дебюте пешками на одно поле, коней и слонов расставлял на свободные поля, вроде как в глухой защите, делал рокировку.  Противник лез в атаку и в его позиции образовывались «бреши». Тогда я резко выводил свои фигуры на атакующие позиции, выигрывал «материал» или ставил «случайный» мат.  Противник удивлялся, рассчитывался бокалом вина в буфете и пытался через пару часов взять реванш. Так он ничего и не понял в той игре в кошки-мышки.

     Напротив окон номера гостиницы находится костёл. По выходным наблюдали интересную картину. От загса, что находился рядом, процессия в составе жениха и невесты, за ними  парами, держась за руки,  девушки и парни, несколько девочек и мальчишек лет по тринадцать, шли в ближний  костёл на венчание брачной пары. Я поинтересовался у местной, что означает процессия. Она мне объяснила, что следом идут будущие жених и невеста. Прекрасная традиция. Нам в России она необходима для создания крепких духовно семей. 

    Однажды, в пятницу,  мы вдвоём после работы в этой командировке, часов в шесть  вечера зашли перекусить в местный ресторан. Никого из посетителей не было. Нас очень неохотно посадили за столик и сразу подали заказ. К 19 часам стала собираться публика, почти все молодёжь. Быстро были заняты почти все столики. Появился оркестр. Заиграла лёгкая музыка, никакой свистопляски, как у нас. Через пару минут один молодой человек приглашает сидящую рядом девушку. Подходит, отодвигает её стул, девушка выходит, оба танцуют, беседуют. Закончился танец. Девушка берёт парня под руку, они возвращаются к столу. Молодой человек отодвигает стул девушки. Она подходит к месту, парень пододвигает её стул, девушка садится. Парень отодвигает свой стул, занимает место рядом. Я наблюдал всю эту процедуру с определённой завистью. Можно, конечно, говорить о чопорности прибалтов, но в такой вежливости к своим подругам им не откажешь.      

     Летом 1974 года произошёл в отделе необычный случай.

    Зав. лабораторией Ландау пишет заявление на очередной оптуск, который у него как у  кандидата технических наук, составляет 36 рабочих дней (расчёт с учётом субботы). Старостин как зав. отделом, возражает и предлагает Ландау сократить отпуск из-за выполнения работ. Ландау переписывает заявление на 24 рабочих дня и уходит в отпуск. В положенный рабочий день Ландау не появляется на работе. Старостин только что ушёл в отпуск и оставил руководство на меня, как заместителя.  Я звоню Старостину и тот удивлён. Получаю номер телефона и звоню Ландау. Тот сообщает, что у него отпуск подписан на 36 рабочих дней и он выйдет через две недели. Старостин удивляется и говорит, что он подписывал только на 24 дня, просит  заехать в отдел кадров и выяснить, что написано в заявлении.    

      Я приезжаю (наш отдел работал на другой территории института) в отдел кадров и вижу в заявлении два фрагмента текста разной толщины письменного  шрифта. Один — на 24  дня и другой ниже более убористым текстом: «прошу предоставить также отпуск на 12 рабочих дней». Подпись «согласен» Старостина стоит вверху заявления Ландау, и там же подпись директора «в отдел кадров», то есть на приказ об отпуске. Я сообщаю об этом Старостину. Он говорит, что это фальшь.

     В день выхода Ландау на работу Старостин приезжает и показывает ему то поданное  заявление на отпуск. Ландау настаивает, что Старостин подписал ему 36 рабочих дней. Старостин опровергает.  Ландау упирается. 

   Тогда Старостин выезжает к директору И. П. Касатикову и показывет текст заявления.  Директор вызывает Ландау, который настаивает на своём. Тогда директор  говорит, что придётся провести графическую экспертизу. Ландау понял, что его схватили за руку. Это скандал, потеря репутации, грозит увольнение по статье «за недоверие». На следующий  день Ландау срочно подаёт заявление об уходе. Ему идут навстречу.  И через месяц он уезжает в Израиль.

   Его друг, инженер Маурит из лаборатории сказал, что всё это от Ландау  было непорядочно. Надо было покаяться у директора и перед Старостиным. И, возможно, продолжал бы работать.     

      Во время следующей командировки в Алитус через два месяца наша группа участвовала в новых испытаниях поточных линий. Которые проходили  при явной незаинтересованности литовских руководителей. И опять работа закончилось составлением протокола об устранении обнаруженных недостатков и с некоторыми принципиальными требованиями литовской стороны. Местный ведущий инженер пригласил меня в другой цех комбината. Там была линия прессовки мясных изделий и их копчения. Дали мне образец копчёный попробовать. Такого я никогда не ел. И инженер сообщил, что эта продукция идёт в правительсво и в частную торговую сеть.  При приватном разговоре этот инженер  мне сообщил, что как только будет оформлена приёмка  линий, уляжется информкомпания в прессе, через два месяца будет заказано другое оборудование из ФРГ и наши линии будут демонтированы. Их народному хозяйству нужны были только построенные производственные здания. Чуть позднее я видел копию Постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР о создании этих поточных линий в Литовской ССР, а также о строительстве для персонала комбината жилищного, бытовых и спортивного  комплексов,  подъездных путей к комбинату и что-то ещё. Кстати вся реализация проекта  велась за счёт материалов из СССР, то есть из Советской России примерно  на 90%. Но на этом тема приёма поточных линий  ещё не заканчивается.

    В десятых числах декабря я один, как Представитель ВНИИторгмаша,  был снова командирован в Алитус для участия в приёмных испытаниях. Были ещё два представителя от заводов-изготовителей машин, входивших в линии. После проведения испытаний с выявлением погрешностей в конструкциях машин, литовские представители отказались принимать оборудование и подписывать акт о приёмке к производству до устранения замечаний. Примерно 20 декабря я возвращаюсь в Москву и сообщаю о ситуации. Однако в конце планового года уже были составлены акты ВНИИторгамаша о завершении работ. Акты имели четыре основных подписи. Акт подписали зав. техническим отделом Тараховский, зав. плановым отделом Сак-Шак, зав. экономическим отделом. Недоставало только подписи заведующего отделом механизации плодововощных баз и спецобрудования. Старостин оказался на больничном. Подписывать акт должен был я, как заместитель заведующего. Я объяснил Тараховскому и Сак-Шаку, что работа не выполнена ввиду отказа литовских представителей от приёма испытаний поточных линий и необходимости новой доработки конструкций. Но на меня нажимали в связи тем, что весь ВНИИторгмаш лишится годовой премии. Я отказался категорически. Меня вызвали к директору. Там я объяснил причины отказа. Директор всё понял и дал указание плановому отделу принять меры. А надо было предвидеть эту ситуацию (я предупреждал о позиции литовской стороны) и во время, за полтора месяца до окончания квартала и календарного года обратиться в Министерство с обоснованием переноса срока сдачи объектов.

    В общем, руководители отделов сумели в Министерстве и в Госкомитете по науке и технике задним числом сдвинуть и отложить приёмку поточных линий на целый год, то есть на конец 1975 года. Премии в институте  все получили.

   Наступил и идёт 1975 год. Какие-то КБ и заводы-изготовители, надо полагать, ведут корректировку и перепоставку дефектных агрегатов в Алитус. Информации никакой не имеется. А сроки опять приближаются.

    В этот период  я занимаюсь курированием конструкторских работ и текущей оргработой по согласованию планов финасирования работ в отделе и исследованиями по теме предполагаемой диссертации. На имеющейся линии фасовки картофеля была установлена калиброчоная машина, которая не смогла обеспечить диапазон довешивания упаковки в сетку до 3 кг с точностью по массе 60 г. (это по условиям техзадания на линию). При перевешивании дозы  автомат срабатывал и сетка оказывалась бракованной. То есть порочной была сама постановка условий дозирования.

      На 1975 год моей темы по разработке конструкции новой  калибровочной машины  не было.  Мне говорят хорошие знакомые, чтобы я не рассчитывал на Старостина, зачем ему такой, как я, будущий кандидат наук и конкурент на должность зав.отделом. Нужен я только как исполнитель по оргработе в отделе.

     Летом 1975 года одним из громких событий было сообщение о  полёте космических кораблей советского «Союза» и американского «Аполлон». Из информации по радио и телепрограммам сообщалось о стыковке кораблей  17 июля. Поскольку я тогда ещё занимался периодически филателией, узнал о выпуске почтовых марок об этом событии, то поехал на Московский центральный почтамт на первый день гашения марок. Отстояв большую очередь, купил наборы марок и конвертов  по программе «Союз-Аполлон» и получил гашение специальным штемпелем почтамта. На почтамте случайно  встретил заместителя директора ВНИИторгмаш к.т.н. Ю. С. Костылёва, который недавно перешёл на работу в институт и приехал на гашение марок.

     Сообщалось о расстыковке  модулей 19 июля 1975 года, раздельном возврате кораблей на землю и о совместной деятельности в области освоения космического пространства. Это событие признавалось как технический прогресс после сообщения США о полёте на луну в 1969 году, высадке тогда  американских астронавтов на луне, вылета лунного модуля с поверхности луны, стыковки с основным модулем типа Аполлон, вращающимся вокруг луны, и возврата на землю. Многие телезрители  видели кино об этом полёте. В интернете можно увидеть совместный снимок уже на земле трёх американских астронавтов  на фоне флага США и двух советских космонавтов на фоне флага СССР после полёта.

  Из политических событий  лета 1975 года надо упомянуть (из википедии):  «Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе[1] (англ. Final Act of the Conference on Security and Cooperation in Europe), также известный как Хельсинкский заключительный акт (англ. Helsinki Final Act), Хельсинкские соглашения (англ. Helsinki Accords) или Хельсинкская декларация (англ. Helsinki Declaration) — документ, подписанный главами 35 государств[2] в столице Финляндии Хельсинки 30 июля — 1 августа 1975 года. Совещание было созвано (1973) по предложению социалистических государств — участников Варшавского договора».

     Важно отметить, что при обсуждении хельсинкских соглашений был целый ряд вопросов, по которым возникали острые противоречия, прежде всего, между СССР и США:

1.    Право нерушимости границ. На этом отдельно настаивали представитель СССР. Тем самым они планировали официально и окончательно закрепить границы, которые сформировались в Европе после Второй Мировой войны.

2.    Право народа на самоопределение. На этом настаивали Соединённые Штаты Америки. Без этого пункта они отказывались подписывать соглашение. Данный пункт был необходим в качестве ближайшей цели для объединения Германии. В дальнейшем право на самоопределение позволяло осуществлять любое вмешательство во внутри и внешнеполитические процессы любого государства.

3.    Принцип территориальной целостности. Хельсинский заключительный акт 1975 года окончательно регламентировал границы в Европе. В частности были утверждены границы и тех стран, где имелись тенденции к сепаратизму. Это такие страны как Югославия, Великобритания, Франция, Испания, Италия, СССР. Таким образом создавались противоречия. С одной стороны границы фиксировались, но с другой стороны право народа на самоопределение позволяло в любой момент эти границы пересмотреть.

            «Первый раздел акта 1975 года по выстраиванию отношений между странами состоял из десяти пунктов:

1.    Суверенное равенство. Данный раздел предполагал, что все страны равны между собой, все обладают суверенитетом и политической независимостью.

2.    Неприменения силы или угрозы силы. Данный пункт хельсинкского акта интересен тем, что точная формулировка говорит о том, что страны будут воздерживаться от применения силы, а не совсем отказываются от неё.

3.    Нерушимость границ.

4.    Территориальная целостность государств. В акте указывалось, что граница любого государства является целостной и любое посягательство на нее запрещено. Также в акте осуждалось любые попытки военной или другой оккупации.

5.    Мирное урегулирование споров. Все государства обязаны любые споры урегулировать мирным путем. Если государства не могут мирно урегулировать споры между собой, то в этом им помогают другие страны, подписавшие хельсинский акт.

6.    Невмешательство во внутренние дела. Здесь отговаривалось, что любые формы вмешательства во внутренние дела любого европейского государства запрещены.

7.    Уважение прав человека и его свобод. В этом пункте закреплялись права и свободы каждого человека: на мышление, совесть, религию и убеждения.

8.    Право народов распоряжаться своей судьбой. Каждый европейский народ имеет право определять внешний и внутренний политический статус, Другие страны на этот выбор влиять не имеет права.

9.    Сотрудничество между государствами. Все европейские страны должны развивать сотрудничество исключительно в рамках соглашений ООН.

10.                       Строгое соблюдение норм международного права. Любые взаимоотношения между государствами должны осуществляться строго в рамках мирового правового поля (ст. 103 устава ООН).

      В этом разделе акта были прописаны меры по укреплению взаимного доверия в вопросах безопасности и разоружения. В частности оговаривалось, что все страны должны предупреждать друг друга о любых армейских учениях, а также о любых масштабных маневрах и передвижениях армии. Также именно в хельсинском заключительном акте было впервые прописано условие об обмене военными наблюдателями».

      Второй раздел акта

В данном разделе заключительного акта СБСЕ 1975 года описывались вопросы так или иначе касающиеся нескольких направлений:

•       Торговля. Страны поощряли развитие международной торговли, в частности за счет развития обоюдозаинтересованного маркетинга. Одновременно все страны взяли на себя обязательство своевременной и полной публикации любой экономической и коммерческой информации, прежде всего, в области статистики.

Промышленность. Данный пункт интересен тем, что здесь впервые документально были прописаны направления развития промышленности, которые представляют общеевропейский (мировой) интерес. К таким направлениям относилась: обмен электроэнергией, разработка новых месторождений и источников энергии, развитие дорожной сети Европы.

       В тот период времени (с января 1975 года)  я пишу теоретические статьи «Исследование взаимосвязи формы и массы клубней для процесса калибрования картофеля» и   «К вопросу выбора сепарирующих зазоров в калибровочных машинах поточно-механизированных линий». Тогда же я познакомился с кандидатом физико-математических наук Вадимом Евсеевым, который работал в отделе вычислительной техники и с которым мне было интересно консультироваться.

   Понимая, что опять возникнет «подстава» по командировке в Алитус, и  ввиду невозможности реализации  диссертабельной темы, принимаю для себя решение об уходе из ВНИИторгмаш. Из  анализа   технической литературы я уже был знаком с разработками ведущего института сельхозмашиностроения ВИСХОМ по загрузке катофелехранилищ и послеборочной обработке картофеля.

     В сентябре 1975 года еду в ВИСХОМ, встречаюсь с доктором техническим наук Н. Н. Колчиным, сообщаю об аспирантуре во ВНИЭКИпромаш, о невозможности реализации темы, показываю научные статьи, прошу принять меня в штат лаборатории и оставляю анкету в отделе кадров.   Колчин через два дня сообщает о положительном решении и  приёме на должность   старшего научного сотрудника с окладом 180 руб.

     Я пишу заявление об увольнении. По порядку оформления документов новый  председатель профкома визирует  моё заявление. Иду за визой к секретарю партбюро Л. Н. Филимонову.  Кстати, выпускнику МТИПП через два года после меня.  Думаю, что он знал меня как члена сборной института по баскетболу и шахматам. Филимонов  резко возражает с формулировкой,  что я бросаю ответственную работу. Я настаиваю. Тогда Филимонов сообщает,  что через два дня состоится заседание партбюро и меня исключат из КПСС за отказ от выполнения ответственного задания. Дело принимает серьёзный оборот.

     Подумав,  еду в Тимирязевский райком КПСС г. Москвы, который курирует  работу ВНИИторгмаш. На входе в райком прошу встретиться с куратором института  по партработе. Меня приглашают в кабинет инструктора райкома. Я обьясняю ситуацию. Что я на должности заместителя зав. отделом механизации, для выполнения всей тематики есть также заведующий отделом. Поступил в аспирантуту ВНИЭкипродмаш, возможностей реализации темы диссертации не имеется. Хочу продолжить работу в научной сфере, а  мне грозят исключением из КПСС. Куратор говорит, езжайте на работу,  мы вопрос вашего увольнения рассмотрим и вам сообщит решение секретарь партбюро. На следующий день меня с утра вызывает  Л. Н. Филимонов и говорит, ну зачем я обратился в райком, мы бы  сами  решили вопрос. Я заявляю, что вы же мне хотели испортить жизнь, поставить клеймо. При мне Филимонов молча подписывает  заявление, которое я передаю в секретариат института, и на следующий день узнаю, что директор подписал увольнение.

    Я сообщаю Колчину об увольнении из ВНИИторгмаш.  Через две недели приезжаю с трудовой книжкой  в ВИСХОМ.

Продолжение следуе

Юрий Кириенко-Малюгин. А где «академическая наука» по Рубцову была раньше?

В журнале «Наш современник», №1, 2017   опубликована статья А.Черновой, которая по сути  выступила как  журналистка, побывавшая в служебных командировках от Института мировой литературы в 2016 году на рубцовских конференциях в Тотьме и Череповце. Во время интервью журналистка не высказывает  своих «этнопоэтических» взглядов (по содержанию своей диссертации) на творчество Рубцова, а приводит мнения участников конференций. Причём подобные мнения лет  10-20 назад были опубликованы в исследованиях  известных литераторов и называются тривиальными. 
    Лейт-мотивом статьи А.Черновой служит посыл, что в результате московской конференции, проведённой в стенах ИМЛИ имени А.М.Горького  впервые за десятки лет после гибели русского национального поэта, состоялась не что-то, а «впервые встреча поэзии Н.М.Рубцова с академической наукой». 
    Казалось бы, надо читателям воскликнуть: «Наконец-то! И задать вопрос: А где эта наука была раньше? Имеются в виду высказывания и публикации  литераторов и гуманитариев, имеющих звания докторов наук  и  профессоров о творчестве Н.М.Рубцова. На каких авторах и личностях они готовили и защищали свои диссертации? Почему не на творчестве Н.М.Рубцова? Впервые назвал Рубцова русским национальным поэтом лауреат Государственных премий  Вал. Вас. Сорокин в конце интервью, которое я взял у него в октябре 2002 года (это опубликовано в авторской книге «Новая дорога к Рубцову», 2005). У А.Черновой прослеживается мысль, что только так называемые профессионалы (кандидаты и доктора гуманитарных наук) имеют право и должны «судить» творчество Рубцова. Но!
      Например, Ст.Ю.Куняев мог бы неоднократно защитить докторскую диссертацию, имея филологическое образование. Но он не стал этого делать, по-моему, из соображений непрерывной защиты патриотического направления в поэзии и литературе. Защитить диссертацию могли бы литераторы Сергей Куняев (на основе анализа творчества Сергея Есенина и Павла Васильева),  литературный критик Валерий Хатюшин, опубликовавший принципиальные и глубокие по содержанию статьи. Такое впечатление, что этих литературных Личностей уводили от научной среды и последующего преподавания духовно-народного направления в литературе.  
    А так называемая встреча поэзии  Н.М.Рубцова с «академической наукой» состоялась давно и до утверждённой в 2016 году кандидатской А.Черновой и до конференции в ИМЛИ в феврале 2016 года. Это статьи русского национального литературоведа Ю.И.Селезнёва (например, «Перед дорогою большою», 1977), книга ведущего научного сотрудника ИМЛИ В.В.Кожинова «Николай Рубцов. Заметки о жизни и творчестве поэта», 1976 г.), статьи кандидата  филологических наук С.Педенко («Лёд и пламень», 1981), докторская диссертация Науменко-Порохиной (1988), статьи «Внутреннее и внешнее» (1975) литературоведа Михаила Лобанова.  Все эти сведения изложены в монографии –творческой биографии  кандидата технических наук, члена Союза писателей РФ Ю.Кириенко-Малюгина «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (2011)  в разделе «библиография» и в книге «Методика оценки и критерии народности поэзии» (2014). В авторской монографии приведена глава 11 «Творческая позиция и мастерская Н.М.Рубцова. Ведическое и православное,мистическое мировоззрение, богатство народного языка, народная философия, исповедальность и песенность поэзии». Несколько ниже сообщаю о принципиальных исследованиях и исследователях – участников 12-и ежегодных Московских научно-практических конференций «Рубцовские чтения» с 2006 года. 
     Почему-то, давая обзор состояния рубцововедения в 2016 году и делая заявку на Светлое Будущее, и публикуя такой «перспективный»  посыл  о науке и Рубцове, А.Чернова не упоминает предшественников и действующих исследователей. Она что считает, что научная эпоха по Рубцову начинается с появления А.Черновой на «рубцовском горизонте»?
    В рубцововедении были временные провалы, фактически с попытками замалчивания творчества Рубцова со стороны представителей литературоведческой науки. После книг информационного характера «Воспоминания о Рубцове»,  изданных Виктором Коротаевым в 1983 и 1992 г., «Козырной дамы» Виктора Коротаева (1991), книги Н.Коняева о Рубцове (2001), книги Николай Рубцов» редактора-составителя В.Д.Зинченко (2000), книги Н.А.Старичковой «Наедине с Рубцовым» (2000, 2002), наблюдался определённый вакуум в научных  исследованиях творчества Рубцова. Более того на Рубцова пытались навесить ярлыки «алкоголика» и «дебошира», замалчивая народную философию и глубину отражения противоречивых событий и явлений в обществе. 
     Чернова молчит о принципиальном  противостоянии русской народной поэзии (Рубцов и поэты «рубцовского» направления) и эгоцентрической поэзии (Дербина и стихотворцы эгоистического направления).
     Раскрытием и научными исследованиями поэзии Рубцова занялись организаторы первого Московского Рубцовского центра (с 2001 года), сначала конкурсами «Звезда полей», а с 2006 года ежегодными научно-практическими конференциями «Рубцовские чтения» и изданием статей и докладов в официальных выпусках альманахов «Звезда полей», также публикациями на сайте  www.rubcow.ru    «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» (сайт открыт с марта 2006 г. и наполнен ежемесячными литературоведческими и информационными публикациями в течение уже 11 лет). 
    Встреча поэзии Н.М.Рубцова не с абстрактной наукой как таковой, а с научными литературоведческими статьями авторов – участников Московских ежегодных научно-практических конференций «Рубцовские чтения» состоялась с 2006 года и продолжается. В отличие  от  официальных литературных учреждений (ИМЛИ, Литературный институт, педагогические университеты) Творческий центр им. Н.М.Рубцова ведёт системную работу. И не от одной юбилейной даты (кратной 06 или 01) рождения и гибели Н.М.Рубцова, а ежегодно.
   Привожу списки литературоведов – участников Московских конференций, выступивших со статьями-докладами, опубликованными затем в открытой печати:
1. А.В.Науменко-Порохина (Москва) доктор филологических наук (статьи о творчестве Н.М.Рубцова, 2006, 2007, 2008)
2. З.И.Голощапова (Московская обл.), заслуженный работник культуры РФ, член Союза писателей РФ, директор библиотеки им. А.Белого (автор статей о поэзии Рубцова и взаимосвязи творчества А.Белого и Н.Рубцова, (2006, 2007,  2008, 2011,  2012,  2016) 
3. С.А.Сорокин (Вакомин, 1940-2015), поэт, Председатель С-Петербурского Рубцовского центра, лауреат Всероссийской премии «Звезда полей» имени Николая Рубцова (статьи о наследии и мировоззрении Рубцова, 2006, 2007)
4. Э.А.Любенко (Москва, 1935-2008), поэт, член Союза писателей России, автор статей о творчестве Рубцова и сакральном смысле русского языка (2006, 2007,  2008)
5. В.К.Киреенков (Москва), композитор, член Российского авторского общества, автор статей о музыкальности и песеннлости поэзии Н.М.Рубцова (2006, 2007, 2009, 2017)
6. В.И Кучерь (Москва), поэт, член Союза писателей РФ, автор статей о «Русском огоньке» Рубцова и защите русского языка (2006, 2007, 2009)
7. А.И.Обухов (Иркутск), физик, поэт, член Союза писателей России, автор книги «Слово о букве» и статей о торсионной методике оценки поэзии, о духовности творчества Рубцова и Есенина (2006, 2008, 2010, 2011,  2012,   2015, 2017)
8. Р.А.Рожина (Вологда), ст. науч. сотрудник музея Варлама Шаламова (статья «Дорога на русский огонёк Рубцова», 2006). 
9. С.И.Кривонос, Украина, поэт, член МСПС, редактор газеты «Новости Сватовщины», статьи о темах Родины и природы в поэзии Рубцова, о славянском языке (2006, 2010,  2012,  2013) 
10. З.Н.Орехова, зав. библиотекой № 199 СЗАО г.Москвы . О светоносности и оригинальности поэзии Рубцова (2006, 2008, 2009, 2010, 2011, 2013).
11. Л.В.Тимашова, кандидат филологических наук, автор статей об исследованиях творчества Рубцова (2006, 2007)
12. Е.Л.Иванова (Ставрополь), член Союза писателей РФ, ведущий методист, статья о тайне поэзии Рубцова (2007)
13. Г.Н.Швецова (г.Сокол), поэт, филолог, статья о «Зимней песне» Рубцова (2007) 
14. В.Н.Нечаев  (Тамбовская обл.), кандидат филологических наук, автор статьи о лирическом герое Рубцова (2008, 2009, 2010)
15. Л.Н.Вересов (Череповец), писатель-краевед, исследователь архивов Н.М.Рубцова, автор статей о хибинском периоде жизни и творчества Рубцова, о В.И.Белове и Н.М.Рубцове (2008, 2010, 2011)
16. Л.П.Федунова (С.Петербург), филолог, сокурсница Ю.И.Селезнёва, руководитель Петербурского Рубцовского центра (автор  статей о содержательности стихотворения «Зелёные цветы» и др.,    2007)
17. Е.А.Митарчук, филолог, член Союза писателей России, автор книги «От Гоголя к Рубцову», автор статей о поэме «Разбойник Ляля», периодах славянофильского направления в русской поэзии до настоящего времени и др.  (2008, 2009, 2010, 2011,  2012, 2013, 2014,  2015,  2016, 2017).
18. Н.А.Старичкова (Вологда, 1932-2008), писатель, автор книги «Наедине с Рубцовым», автор статей о редактировании стихов Рубцова (2008).
19. И.Н.Зятюгина (с. Волокославино), преподаватель литературы. Статьи о пропаганде творчества Рубцова (2008, 2013)
20. Т.Н.Гогулина (п.Кадуй, Череповецкого района), кандидат сельскохозяйственных наук, автор книг о природе, статьи о встречах с Рубцовым (2008, 2009)
21. К.Махныткин (Белоруссия). Поэт. Статья о разоблачении лжи вокруг Рубцова (2008)
22. З.И.Дубинина (г.Артём Приморского края), преподаватель литературы, организатор «Рубцовской горницы». Статья о посвящениях в стихах Рубцова (2009, 2012)
23. В.Лукошников. (Бабаево), журналист. Автор статей «Рубцов в Бабаево». Статья о  взглядах Рубцова на поэзию (2009)
24. В.Фомичев, поэт, член Союза писателей РФ, лауреат литературных премий. Статья о прозрениях в поэзии Рубцова (2009, 2011)
25. Е.А.Клеймёнова (Москва), преподаватель литературы. О пропаганде творчества Рубцова (2009)
26. В.Ф.Андреев (Москва), поэт, заслуженный работник культуры РФ, литературовед, автор статей о творчестве Н.М.Рубцова, о монографии Ю.Кириенко-Малюгина (2010, 2012, 2016)    
27. Н.Гай (Москва), профессор, литературовед, автор статей о поэтической Вселенной Рубцова, о творчестве Рубцова и поэтов-шестидесятников (2010, 2016)
28. А.М.Башилов (Московская обл.), доктор технических наук, член Союза писателей (автор статей о ведических и исторических мотивах  в творчестве Рубцова, 2010, 2011, 2012, 2013,  2014, 2015,  2016, 2017)
29. Вал. Вас. Сорокин, поэт, член Союза писателей СССР, лауреат Государственных премий, автор книги о Есенине, статьей о творческой позиции Н.М.Рубцова и  встречах и с поэтом (2011,  2016). 
30. С.А.Порохин, поэт, кандидат философских наук, член Союза писателей РФ, автор статей о защите русского языка и исторических Личностях России (2011, 2013, 2014, 2015,  2016, 2017)
31. С.И.Небыкова (Московская обл.), канд.  филологических наук, статья «О смыслах в стихотворении «В горнице» (2011) 
32. Л.В.Рыжкова (Рязань), кандидат педагогических наук, член Союза писателей РФ. Статья о происхождении русского языка (2012)
33. М.С.Акимова, кандидат филологических наук, статьи о стихотворении «Поезд» и противостоянии западников и славянофилов (2012, 2014, 2016) 
34. Л.Ф.Салтыкова, филолог, член Союза писателей РФ и Союза профессиональных литераторов, литературовед, автор статей о русской поэзии в свете поэзии Рубцова,  о технике  написания стихотворений, о содержании альманахов «Звезда полей» (2011, 2012, 2013, 2015, 2016,  2017)
35. Н.Н.Кузнецова-Белова, поэт, литературовед, член Петербурской академии словесности, соавтор методики формалистической оценки значимости стихотворения (2012, 2015), 
36. Одинцова Лада Васильевна (1949 – 2017), член Союза писателей СССР Автор книги «Камертон» и «Стихотворная графика Рубцова», автор статей о Рубцове, Кузнецове и Передрееве, о Ю.Кириенко-Малюгине  (2013)
37. М.С.Акимова (Москва), филолог, аспирант ИМЛИ, с 2013 г. кандидат филологических наук. Статьи о взаимосвязь поэзии и русской цивилизации  (2013, 2014, 2016)
38. А.А.Избенников, студент Литературного института, автор статей о ведической поэзии и  истории Руси (2012, 2013, 2014, 2015, 2016,  2017).
39. В.М.Макеев, программист, член Союза писателей России, автор книг о ведической истории России, член-корреспондент Академии истории промышленности, автор эссе о мировоззрении Рубцова в период морской службы. (2017) 
40. Юрий Кириенко-Малюгин, кандидат технических наук, член Союза писателей России, Международного Союза писателей  и Рос. Авторского общества, профессор Академии русской Словесности, автор монографий «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны..» (2002), Николай  Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая..» (2011), автор трёх изданий «Тайна гибели Николая Рубцова» (2001, 2004, 2009), книги «Поэзия, Истина. Рубцов» (2007), книги «Новая дорога к Рубцову» (2005), книги «Есть Божий суд…» (2012), книги «Методика оценки и критерии народности поэзии (2014), трёх десятков статей о православном, мистическом, ведическом, народно-философском, исповедальном и песенном составляющих творчества Рубцова (с 2001 по 2017 г.г.), автор трёх пьес и одного киносценария о творчестве Н.М.Рубцова.
 
      Далеко не все участники 12-и Московских конференций представлены выше.  Статьи некоторых авторов были выполнены на уровне, близком к компиляции уже опубликованных исследований. Некоторые статьи носили информационный характер о просветительской работе.  Многие авторов выступали на эмоциональном уровне. Это происходит на любой открытой рубцовской конференции. Просто кто-то «просыпается», впервые прочитав стихи Рубцова, и спешит выразить своё удивление. 
      А.Черновой  исподволь проводится мнение,  что исследованием творчества Рубцова должны заниматься так называемые остепенённые профессионалы.  Фактически такие, которые занимались  другой тематикой и не обладают необходимой многолетней информацией о творчестве и жизни Рубцова. 
    Для того, чтобы судить поэтов, надо  самим авторам-профессионалам порифмовать и показать пример, как надо сочинять стихи. Но что-то мы не видим этих «шедевров» в печати. Всё-таки в поэзии лучше разбираются сами поэты, а не литературоведы Я уже сообщал  однажды в  статье, что литературные критики и литературоведы – это  неудавшиеся (несостоявшиеся) поэты. Которые потом начинают судить поэтов, защищая диссертации и выпуская книги. Как пример, Есенин не имел высшего образования. Однако на его поэзии защищены десятки диссертаций не поэтами. В результате кандидаты и доктора со всех мыслимых и немыслимых сторон приписывают Есенину то, что тому  и не снилось.
     Так чему же будут учить читателей доктора наук, то есть те, которые приблизят поэзию Рубцова к академической науке?  Вот в интервью А.Черновой Ирина Гращенкова, доктор искусствоведения в конце пересказа говорит «…  Рубцова и Попкова просто убили. Попкова случайно застрелил инкассатор, а  Рубцова задушила его гражданская жена, что вообще за пределами понимания». Приводя эту фразу, А.Чернова не опровергает и не комментирует  текст доктора искусствоведения. Значит, она согласна с этим текстом. Иначе она должна была дать опровержение-сноску. Но  Рубцов был убит «сожительницей» (по термину Ю.Рыболовова - соучастника событий той ночи). А Гражданская жена Рубцова – это Генриетта Михайловна Меньшикова, мать его дочери Елены Николаевны (это признано юридически). Вот что означают поверхностные знания А.Черновой, тиражируемые на всю Россию.
     Ещё в 2006 году я опубликовал на сайте Звезда полей статью «Осторожно: Новая форма плагиата – компиляции». Затем статья была опубликована в авторской книге «Поэзия. Истина. Рубцов» (2007). А.Черновой надо, прежде чем писать обзорные статьи по конференциям, прочитать статьи на сайте, а также все альманахи с 2006 г., которые имеются в Ленинской библиотеке (поскольку она заявлена как кандидат наук), также массу других источников. 
      В статье А.Чернова заявляет: «Все проблемы рубцововедения особенно явственно обнаружили себя в ходе научных конференций, которые прошли в городе Тотьма и селе Никольском Тотемского района  Вологодской области  21-24-января 2016 года, в Москве 24-25 февраля 2016 года, а также в Череповце 24-25 мая 2016 года». 
   Спрашивается,  какие-такие проблемы обнаружили себя? Большинство участников конференций впервые  появились на «рубцовском» горизонте. У них, наверно, полно проблем, если никто (кроме одного) даже не упоминали о проведённых исследованиях участников одиннадцати (на то время)  ежегодных Московских научно-практических конференций «Рубцовские чтения» с 2006 года и о статьях на сайте «Звезда полей». 13 января 2016 года в Центральном доме литераторов (рядом с Институтом мировой литературы, где работает А.Чернова)  была проведена 11-ая по счету конференция, в которой участвовали  литераторы и литературоведы В.В.Сорокин, Н.Гай, В.Ф.Андреев, Е.А.Митарчук, Ю.Кириенко-Малюгин, З.И.Голощапова, М.С.Акимова и др. Но конференцию не посетила и на неё не заявилась А.Чернова и видимо не случайно.   Потому что она проводит мысль, что вот наконец-то поэзия Рубцова встретилась с академической наукой. Кто же это такие академики по Рубцову? Не Чернова же?
    В конце 2014 года она вышла на  защиту диссертацию под названием ««Этно-поэтические константы в лирике Николая Рубцова», где ничего не говорилось о православном, мистическом, народно-философском содержании поэзии Рубцова.  Я написал тогда отрицательную рецензию на её реферат. У меня пытались не принять этот отзыв. Но я поставил в известность Руководство Совета. О проведении или отложении защиты мне ничего не сообщили.   Видно, что А.Чернову протежировали, но и придерживали затем утверждение в звании ввиду, мягко говоря, слабости научного содержания. Но вот под именем-фамилией автора с вызовом написано «кандидат филологических наук».  Обычно в изданиях над названием статьи стоит просто имя-фамилия автора. А здесь прямо-таки  «кандидат….».  Все авторы и я в том числе (публикуясь  в журналах) не сообщают под фамилией свои научные  регалии.  Это что новая мода?
   О чём же пишет новый «кандидат филологических наук»?  
    Раздел «Москва: формула поэзии Николая Рубцова содержит информацию о стихотворении «Добрый Филя! Но об этом писано-переписано.  К сведению Н.Корниенко и А.Черновой сообщаю, что рубцовский музей в Дзержинске проводил специальную конференцию по стихотворению Добрый Филя» и было издано примерно 15 статей-докладов. Я лично выступал в Дзержинске в 2006 году на юбилейной конференции. 
   Вообще знания А.Черновой поверхностны. Она опоздала примерно на 10-20 лет в области обращения к поэзии Рубцова.  Надо сначала всё перечитать по теме Рубцова, а потом выступать с обзорами.  Напористость – это  ещё не достоверность подачи темы.
   Ещё раз проигнорирована Московская конференция Творческого центра им. Н.М.Рубцова от  13 января 2016 г, состоявшаяся в ЦДЛ.   Есть и постоянная просветительская и исследовательская деятельность первого в Москве Рубцовского центра (сейчас Творческий центр имени Н.М.Рубцова). 
    Рассуждения А.Черновой перескакивают с одного на другое. Она не опровергает заявление историка А.Быкова, заявившего,  что «говорить о достоверности поэзии Николая Михайловича Рубцова преждевременно». Видимо потому, что она и другие «профессионалы» будут этот тезис опровергать потом. 
      Новизной является сообщение А.Черновой, что  на конференции говорилось об устремлённости взора поэта в небо. Это претендует на фундаментальное открытие, если другие авторы-рубцововеды не будут оспаривать приоритет.
    А.Чернова публикует путанные сообщения Салтан из Кировска о мотивах поездки Рубцова в Ташкент, специально или из-за незнания ситуации. Об этом Н.Красильниковым и мной 5 лет назад опубликована информация (см. также сайт «Звезда полей»).
    А.Чернова сообщает: «Мы видим, что душа поэта лежала к Церкви  и по духу он был православным при отсутствии воцерковленнсоти. Видимо это ощущение Бога было родовым внутренним». А что же А.Чернова не сообщала это в диссертации от октября 2014 года? Теперь говорит потому, что её приняли секретарём газеты «Православная Москва»?  Была её попытка ограничить поэзию Рубцова   фольклором. Есть народность у Рубцова, но не фольклор. Это две большие разницы, как говорят в Одессе.  Есть моя статья «Народная философия поэзии Рубцова», которая опубликована на сайте «Звезда полей».  
     По сообщению А.Черновой,  Ирина Гращенкова, доктор искусствоведения, в конце пересказа говорит: «…  Рубцова и Попкова просто убили. Попкова случайно застрелил инкассатор, а  Рубцова задушила его гражданская жена, что вообще за пределами понимания».  Приводя эту фразу, А.Чернова не опровергает текст доктора искусствоведения. Значит, она согласна с этим текстом. Иначе она должна дать опровержение-сноску. Но Рубцов был убит «сожительницей» (по термину Ю.Рыболовова, соучастника событий той ночи), Гражданская жена Рубцова – это Генриетта Михайловна Меньшикова, мать его дочери Елены Николаевны. Вот что означают поверхностные знания А.Черновой.
       Чернова пишет, что «Вячеслав Белков как-то сказал: у него есть отличительная особенность – четыре малые родины: деревня Самылково (родина предков), деревня Емецк (где он появился на свет), Никола (духовная родина) и Вологда (земля священная)».   Но Белков не назвал пятую родину – город Тотьма, которой Рубцов посвятил знаменитое сочинение «Родной уголок» и где под сводами Преображенской церкви (в то время учебные классы лесного техникума) будущий поэт видел библейские картины.   Об этом видимо не знает А.Чернова, поскольку слишком мало читала материалов о Рубцове,  взявшись писать о русском национальном поэте. 
   Чернова пишет:  «Сегодня восстановлением церкви занимается директор никольского музея Рубцова Галина Алексеевна Мартюкова». Она умалчивает или не знает, что впервые вопрос  восстановления церкви поднял Ю.Кириенко-Малюгин  ещё на конференции «Рубцовские  чтения» в Никольском в 2003 году и будировал эту проблему в течение нескольких лет, пока местные руководители не начали процесс восстановления престольной церкви. 
   Черновой надо перестать вводить в заблуждение читателей необоснованными рассуждениями. Сначала надо всё перечитать о Рубцове, а затем уже писать.
     В разделе  «Подводя итоги» Чернова сообщает, что из зала ей задают вопрос «Ну а как, как он умер? Что там произошло?»   И тут А.Чернова делает кульбит типа «а зачем это надо?». Она хочет, видимо, быть чистенькой наукообразной. А нам (активу Московского Рубцовского центра) в течение 15 лет приходилось выгребать грязь вокруг Рубцова,  опровергать демагогию адвокатов Л.Дербиной, которая шла на реабилитацию. Л.Дербина хотела представить русского национального поэта алкашом и дебоширом.  Многолетние непрерывные исследования выявили такую картину: Рубцов был облучен на флоте (1955-1959)  во время воздушных ядерных   испытаний. Народным лекарством является  непрерывное потребление, в основном, красного вина в малых дозах. Убийство было спланировано.  Велось зомбирование Рубцова на самоубийство  прокручиванием песни «Над вечным покоем». В той ночи участвовал третий человек – некто  Рыболовов. Это окончательно доказал вологжанин М.В.Суров в монографиях от 2005 и 2011 г.г.  Пришлось не раз сообщать, что Рубцов в отличие от шестидесятников окончил Литературный институт им. А.М.Горького в 1969г.  У него высшее литературное образование. В  1968 г.  принят в члены Союза писателей СССР – это  официальное признание поэтического уровня. Обо всё этом даже вскользь не пишет  А.Чернова. Она выступает как сторонний наблюдатель с уклоном на игнорирование предыдущих исследователей. 
     А встреча Рубцова с наукой уже состоялась. Это встреча с литературоведами и писателями, о которых сказано в авторской статье  «Новое о Рубцове – это незаслуженно забытое старое»  (статья от 2005 года). Это встреча с авторами Московского Рубцовского центра (Творческого центра имени Н.М.Рубцова), участниками Московских научно-практических конференций и с исследователями и литературоведами Л.Федуновой, М.Суровым, А.Цыгановым, С.Сорокиным (Вакоминым), С.Багровым и др. 
     В январе 2017 г.  проведена 12-я Московская конференция, опубликованы 14 докладов на сайте «Звезда полей».  И что-то не слышно о других  конференциях. 
 
   P.S. 1. Статья для «Нашего Современника» написана А.Черновой на базе её статьи «Встреча поэта с академической наукой», опубликованной в газете «Литературная Россия» № 8 от 04.03.2016. Добавлена информация о конференции в Череповце в мае 2016 г. Очередной  ход  автора публикаций и у либералов, и у патриотов?
  P.S. 2. Ниже публикуется статья Ю.Кириенко-Малюгина для посетителей сайта «Звезда полей» и для автора статьи «Встреча поэта с академической наукой».

Юрий Кириенко-Малюгин. А я вам желаю влюбиться!

(текст и музыка автора)
 
Над Родиной нашей играют зарницы,
Народ веселится, всю грусть затая.
А я вам желаю: Желаю влюбиться,
Желаю влюбиться в родные края!
 
Надеюсь, что храм старины возродится,
И братья и сёстры вернутся к нему.
Скажите иначе:  – Во что же влюбиться?
Скажите, родные, я, может, пойму? 
 
Смотрите, любуйтесь на светлые лица
Красавиц небесных, сошедших сюда!
И я вам желаю: Желаю влюбиться,
Хотя б в жизни раз и уже навсегда!
 
Свобода взлетает, как вольная птица,
Крылом осеняя поля, города.
И я вам желаю: Желаю влюбиться
В детей и Россию уже навсегда!
 

Юрий Кириенко-Малюгин. А я вам желаю влюбиться! Сборник 2020 г.

    Привожу содержание сборника. Желающие оказать финансовую помощь в издании сборника тиражом 300 экз. просьба направить переводы на счёт Сбербанка РФ  № 67628038 8311210758 и продублировать информацию на почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.. (для последующей пересылки адресату экз. сборника, стоимость которого  составит 700 руб. и с учётом почтовых расходов порядка 800 руб.)

Содержание    

        РАЗДЕЛ  1.  ПОЭЗИЯ  ПЕРИОДА  ПЕРЕСТРОЙКИ
        (Из архива 1987-1992 г.г.).  Восстановлены в 2019 году. 

1. Размышления………………………........................................……………..3
2. Надежда….……………….….........................................................................4
3. Я не люблю......................................................................................................5
4. Сеанс одновременной игры...........................................................................6
5. Теннис..............................................................................................................8
6. Ну погоди (интерпретация).........................................................................10
7. А  мы  надеемся............................................................................................12
8. Истины...........................................................................................................13
9. Троице-Сергиевская лавра...........................................................................14
10.Ты подожди!..................................................................................................15
11.Про букву «ё»................................................................................................16
12.Посещение эстрады в 1988 году..................................................................17
   13. Телефонная любовь......................................................................................18
14.Встреча с чертями.........................................................................................19
15.Перед телевизором.......................................................................................20
16.Берегите мужчин!.........................................................................................22
17.Такие танцы...................................................................................................24
18.Песня девушки..............................................................................................25
19.В саду.............................................................................................................26
20.Пародия: «Ну сколько можно ждать!».......................................................27
   21.Размышления эпохи перестройки...............................................................28
22.На Белорусском вокзале..............................................................................30
23.В гостях..........................................................................................................32
24.Страдания в эпоху перестройки..................................................................33
25.Пантомима.....................................................................................................34
26.Сон-беседа с «пророком».............................................................................36
27.Берёза.............................................................................................................38
28.Посвящается афганцам 1988 года...............................................................39
29.Частушечки из Тушино................................................................................40
30.Вы поехали дружочки?................................................................................42
31.Детская песенка............................................................................................44
32.Монолог супертренера по баскетболу........................................................45
33.Зачем опять?..................................................................................................46
34.Я долго ждал.................................................................................................47
35.Я тебя, конечно, встречу..............................................................................48
36.Оглянись на друзей.......................................................................................50
37.Демография...................................................................................................52
38.Генетическое древо......................................................................................54
39.Я ещё постою................................................................................................56
40.Наша История...............................................................................................57
41.Мы остаёмся.................................................................................................58
42.Зачем печалиться?........................................................................................59
43.Песня встречи...............................................................................................60
44.Мы с тобою...................................................................................................61
45.Дождик...........................................................................................................62
46.Вопросы из села............................................................................................63
47.Рассказ гусара...............................................................................................64
48.Пародия из середины перестройки.............................................................66
49.Частушки научные........................................................................................68
50.Начало перестройки.....................................................................................70
51.У разъезда......................................................................................................71
52.Ах, Маня, Маня!….......................................................................................72
53.Эх, раз! Ещё раз!...........................................................................................74
54.Гусарская  юмористическая …....................................................................76
55.Матросская....................................................................................................77
56.Редакторов я вроде озадачил?.....................................................................78
57.Выбор.............................................................................................................80
58.Памяти поэта Рубцова..................................................................................81
59.Рассказ уборщицы из гостиницы................................................................82
60.Тормозной механизм....................................................................................84
61.Баллада  о  гараже.........................................................................................86
62.Деревенские  разговоры...............................................................................87
63.Ах, интерес!...................................................................................................88
64.«Я у врагов прошёл ученье...».....................................................................89
65.Какофония.....................................................................................................90
66.Перекрёсток...................................................................................................91


РАЗДЕЛ № 2. ПОЭЗИЯ  ПЕРИОДА  ПЕРЕСТРОЙКИ..............92
                        (перечни песен и стихотворений из сборников)

1.Из сборника «Белый куст сирени» (М., МГО СП   России, 2003)..........
        .........................................................................................................................92
2.Из  сборника «Наша встреча впереди» (М., Российский Писатель.  
     2005)..................................................................................................................93


3. Из сборника  «Впереди родимый край» (Изд. «Старт»,  Рязань.  
     2008)..................................................................................................................95
4. Из сборника  «Добрый вечер» (М. Изд. НКО  «Рубцовский творческий   
     союз», 2013)......................................................................................................95

РАЗДЕЛ 3.  Пародии — как критика  не  поэзии

67. Случай.............................…………….................………………….............96
68. Доигрался......................................................................................................97
69. Млею от котлет….......……………..............………………..………..........98
70. На грани………………......……..…………..............…………...................99
71. Вдохновение………………....…………………….............……...............100
72. От свободы……………………....…………………………......................101
73. До встречи...................................................................................................102
74. Философия прогула……..............……......………………........................103
75. Выбор жены……………..............…………......…………........................104
76. Глазами – не  поможет…………..............……..……………...................105
77. Исповедь Творящего.........………………...................………...................106
78. Жаль бумагу?...............................................................................................107
79. Действуй приятель!.....................................................................................108
80. Будь, что будет…………………………………...….……........................109
81. Картинка на пляже..............……………………….….......…....................110
82. Шлифовка…………………..............…………………..............................111
83. Инструкция  от  Марины.............................................................…….......112
84. Из-за  коня …...............................................................................................113
85. Слушай, что тебе говорят!..........................................................................114
86. Не по заслугам……......………………….………......................................115
87. Да ну тебя!...................................................................................................116
88. Ребус: обо всём и ни о чём…....….............……………………................117
89. Куда меня поэта занесло?........................................................................ ..118
90. Браконьерам……………………......…..............….……...........................119
91. Консервная мистика …..............……........................................................120
92. Принцип от фонаря……………...............……………………..................121
93. Довели до поцелуя асфальта.................................................................... .122
94. Куралесица ………......................................................................................123
95. Я какая по Вашему?....................................................................................124
96. Кто следующая?..........................................................................................125
97. Будем жужжать!..........................................................................................126
98. На фига мне язык!......................................................................................127
99. Свобода личности дороже!........................................................................128
   100. Исповедь пенсионера...............................................................................129
   101. Письмо от дублёра...................................................................................130
      
 РАЗДЕЛ 4.  Титульные авторские песни

   102. Возвращение  домой — навстречу 75-ой годовщине Победы 
           в Великой Отечественной войне (1941-1945)…............................131
   103. По московским дворам............................................................................132
   104. Надежда....................................................................................................133
   105. Прекрасное время любви........................................................................134
   106. Ах, зачем снова даль?..............................................................................135
   107. Наша встреча впереди ............................................................................136
   108. Играй, задумчивая скрипка!…...............................................................137
   109. А на лугу любовь не скошена!................................................................138
   110. За сирень черёмухой и за трын-травой..................................................139
   111. Танго..........................................................................................................140
   112. Осень надежды.........................................................................................141
   113. Скажи Мечте.............................................................................................142
   114. Друг-ямщик, гони!...................................................................................143
   115. Лечу к тебе, Великий Устюг!..................................................................144
   116. И снова верится …...................................................................................145
   117. «Алмазы сыпались...»..............................................................................146
   118. Играй, гармонь! .......................................................................................147
   119. Мои соловьи.............................................................................................148
   120. Валдайский колокольчик.........................................................................149
   121. Школьная  песня.......................................................................................150
   122. Егорьевску................................................................................................151
   123. К Есенину поедем!...................................................................................152
   124. Моё Подмосковье (Любовь цветёт)........................................................153
   125. Добрый вечер............................................................................................154
   126. А я вам желаю влюбиться!......................................................................155

          P. S. Песни имеют нотную запись и зарегистрированы
                    в Российском Авторском обществе
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская подборка «Среди мирской ненужной суеты…»

Молитва
 
Спаси меня, моя Россия,
От дилетантов-демагогов,
И от дурашливо убогих
Спаси, родимая! Спаси!
Спаси меня, моя Россия,
От изворотливых «друзей»,
И от маниловских затей
Спаси, родимая! Спаси!
Прости меня, моя Россия,
Что жизнь растрачивал в гульбе.
А храмы плакали в мольбе:
Просили ранами – Спаси!
Прими меня, моя Россия!
Прими, я вечно буду твой:
Я за тебя в последний бой
Пойду, чтобы детей спасти!
                                  1989 г.
 
            Играй, сынок!
 
Ну, кто поймёт последнюю старуху,
Что верила, как в святцы, в русский рай,
Что видела подъёмы и разруху
И чья обитель за весь труд – сарай?
А сын её давно слывёт в артистах
И пишет: –  мамочка, из США привет,
Порадуйся, я так играю Листа,
Как ты когда-то в свои тридцать лет…
А форточка скрипит, под ветром маясь,
И серый кот в углу водичку пьёт.
Старушка пишет: –  Сын, живи играя!
И пусть жена играючи живёт!
Пусть детки заживут, как люди.
Привет, поклон и счастье передай!
Мне хорошо, а лучшего не будет.
Играй, сынок! 
Играй! 
Играй! 
Играй!
                                                    1989 г.
 
             Скажи Мечте!
 
Среди мирской ненужной суеты,
Блуждая в дебрях Мирозданья,
Я встретил вдруг волшебные черты.
Кто Вас прислал, Небесное Созданье?
 
Когда взрывались в нашей стороне
Любовь, надежды, даже зданья,
Когда тонула истина в вине,
Явилось вдруг Небесное Созданье!
 
Мечтаю я, чтоб Свет развеял тьму.
Господь прислал крупицы Знанья.
За что Благая Весть и почему
Явилось вдруг Небесное Созданье?
 
В душе моей таился добрый стих.
Слова томились в ожиданьи.
И пусть один остался в жизни миг:
Я Вас люблю, Небесное Созданье!
                                              2003г.
 
Суворовский марш
 
Вновь бьют барабаны
Суворовский марш.
Идут эскадроны,
И нервы, как струны.
Эй, голову выше,
Российский гусар!
Ты – слава Отчизны,
Любимец Фортуны!
 
Красавицы наши
На звуки фанфар
Бросают гвоздики
Под гордые шпоры.
Эй, голову выше,
Российский гусар!
Здесь русские песни,
Здесь наши просторы!
 
Русь Древняя! Киев!
Наш Минск! Краснодар!
Вы звали не званных
За хитрость к барьеру.
Эй, голову выше,
Российский гусар!
Ты снова в ответе
За древнюю веру!
         Ноябрь 1991 г.
 
     На той гражданской
 
– Все по коням!  – крикнул есаул.
– Шашки вон! Там нехристь впереди!
И мой дед поводья натянул,
Наливаясь яростью в груди.
 
– Все по коням!  – крикнул комиссар.
– Шашки вон! Буржуи впереди!
Дед другой, кляня господ и бар,
Гнал коня, чтоб бедный победил.
 
И схлестнулись лавы мужиков,
И летели головы долой.
В небо души поднялись легко.
А живые пьют за упокой.
                          Февраль 1990 г.
 
                    *     *     *
 
Песню я допою, я в вине не пропал,
И последнюю ноту ещё я не взял.
Эх, гитара, держись! На аккордах душа!
Разгулялася жизнь, эх, была хороша!
 
Не спеши, вороной, не кусай удила!
Повстречала нас смерть, а убить не смогла.
Ты на шаг перейди, посмотри-ка вокруг!
Это – наша земля, наш спасательный круг!
 
Догорает костёр у прозрачной реки.
Наши сёстры и братья от нас далеки.
И гуляют ветра, и приносит молва:
Ты проснись, Свята-Русь, всем краям голова!
 
Снова солнце встаёт и ласкает меня.
Снова Древняя Русь мне подводит коня.
Эх, держись, вороной! На поводьях душа!
Разгулялася жизнь, эх, была хороша!
                                               Октябрь 1992 г.
 
     Посвящается Ф.Нестерову,
автору книги «Связь времён»
                                   
Протянулась Россия от края до края,
Пролегла путь-дорожка в родное село.
Песня, словно забава, – любовь озорная,
Разыгралась и птицей влетела в окно.
 
Где российская удаль твоя огневая?
Где славянский размах? Ты вокруг оглянись!
Или ты позабыл, как дружина родная
Полегла на полях за красивую жизнь?
 
Вновь поднимется песня – мечта молодая.
Соберёт наших женщин – красивых, как лён.
Ты возьми эту песню – она же святая!
Ты пойми гордость россов и связь всех времён!
                                                            Март 1989 г.
 
    Русской женщине
 
В тебе таинственность веков
И непосредственность суждений,
Непредсказуемость падений
В потоке полусвязных слов.
 
Влечёт, куда не знаешь, путь,
И первобытная влюблённость.
Какая может извращённость
Сломать заложенную суть?
 
Труд беспредельный на износ,
Необычайное упорство,
Принявший брошенную гордость
В июнь дурманящий покос.
 
Придуманный врагами грех,
Горящее в глазах лукавство,
Ломающий любое барство
Разящий глупость русский смех.
 
Ты разрываешь фальшь сетей,
Хранишь к страданиям участье,
В тебе метанье, поиск счастья
И вера вечная в детей.
                               Июль 1987 г.
 
               Аукцион
 
Аукцион – как новый сон!
Восторг любителей удачи.
Кто покупает, тот  не плачет.
Да здравствует аукцион!
Удар первичный молотка – 
И вышла дева на продажу.
Назначил чёрный демон сразу:
– Цена полсотни…Жду пока.
 
Ударил шапкой в пол алкаш,
И бросил демону:  – Зарплата!
Ты кем торгуешь? Слышь, ребята!
Ты кто? Ты наш или не наш?
Удар вторичный молотка
Всадил толпе тот демон в душу:
– Раз! Два!
Алкаш кричит: – Не трушу!
Но поднялась в ряду рука.
 
Рука назначила: – Пятьсот!
Толпа качнулась и привстала.
Толпе одно не доставало:
Узнать, кто Деву заберёт.
Раз! Два!..Стук слышен молотка.
Но жёлтый справа крикнул:  – Тыща!
Понятно…Деву с детства рыщет.
Взять захотел наверняка.
 
Шумит, шумит аукцион.
Идёт за Совесть торг-продажа.
И Дева улыбнулась даже,
Увидев этот новый сон.
И раз! И два! И три! Как стон – 
Крик из толпы:
 – Куда ты, крошка?
А Совесть вырвалась в окошко:
 – Прощай! Прощай аукцион!
                                  1989 г.
 
             Мои соловьи
 
Мои соловьи! Песню счастья пропойте!
Я вам доверяю простую судьбу.
Мои соловьи! Вы меня успокойте!
А я эту песню для вас сберегу!
 
Пускай далеко я от наших просторов!
Я знаю, вы ждёте, тоскуя в лесах!
Мои соловьи! Песни русских узоров
Пропойте негромко в родных голосах!
 
А я провожаю в родимые дали
Плывущие к вам  в синеву облака.
Мои соловьи! Мы о счастье мечтали,
И в песню ложится с печалью строка.
 
Я скоро вернусь! Вы меня не вините!
Мы трудной судьбою дорогу ведём!
Мои соловьи! Вы меня подождите!
Мы песню о Родине вместе споём!
                               Сентябрь 1987 г.
Песня – Свидетельство РАО №  8670                                
 По заревым просторам               
 
Если, друг, ты где-то по дороге
Встретишь вдруг село и добрый крест,
Пусть пройдётся по душе тревога
За судьбу твоих родимых мест.
 
Друг, пройдём по заревым просторам
Там, где зреет вековая грусть.
Знаю я, что скоро иль нескоро
Встречу, обниму Святую Русь.
 
В городах разыгрывают драмы
Дуры-кошки, старые коты.
Русь моя, я вижу в небе храмы
И горят невинные кресты.
 
А пока по жизненной дороге
Разгулялась глупость, как судьба,
Взгляд на улицу бросает строгий
Русская старинная изба.
 
И когда родимою сторонкой
Ты пройдёшь на луг или к реке,
Посмотри как добрая девчонка
Машет нам платочком вдалеке.
            Сентябрь 2003 г.
 
       Школьная песня
 
Здесь расскажет вам ботаник:
Кто был сокол, а кто гриф.
Математик не обманет,
Что за зверь есть: логарифм.
 
Припев:
Здравствуй, школа! Здравствуй, школа!
Здравствуй, школа, и прощай!
Класс наш дружный и весёлый,
Иногда нас вспоминай!
 
Параллель вели по карте,
Миновали много стран,
И нашли на старой парте
Школьный наш меридиан.
 
Припев.
 
Были мы смешные дети:
Плакали учителя.
Мы уходим на рассвете,
Это кружится земля.
 
Припев.  
                                Апрель 1993 г.
Песня – Свидетельство РАО № 11681                
 
       Валдайский колокольчик
 
Смотрите, братья, сёстры, 
                                           как в предзакатной сини
Гуляет колокольчик
                                   у стен монастыря.
Здесь на холмах и реках 
                                         рождения России
В далёком светлом детстве 
                                              мы встретились не зря.
 
Припев:
 
Валдайский колокольчик 
                                           звенит, страдает, пляшет,
Заводит наши песни – 
                                      проси иль не проси!
Валдайский колокольчик – 
                                              на белом свете краше!
Валдайский колокольчик, 
                                           лети по всей Руси!
 
Пойдём по чистым плёсам 
                                               озёрной вечной дали
К рассветам новгородским, 
                                               любовь в душе храня.
И пусть тебя, сестрица, 
                                        чужой мираж не манит,
Мы видим в нашем небе
                                           валдайские края!
Припев.
                                    2007 г.
Песня – Свидетельство РАО № 11612 
 
А на лугу любовь не скошена
 
Я знаю всё, о чём мечтаешь,
Когда весна волнует кровь.
Ведь ты на скрипочке играешь
Про нашу тайную любовь!
 
А я стою, вновь очарован,
И подпираю твой плетень.
Так, где ж найти такое слово,
Чтоб ты вошла в наш майский день!
 
Припев: А на лугу любовь не скошена!
               А на лугу блестит роса!
               А ты встречай меня, хорошая!
               А ты играй, моя краса!
 
Гуляет по полям улыбка.
Костёр цветов горит для нас.
Так пусть тебе расскажет скрипка –  
Пришёл опять счастливый час!
 
А ветер мечется упругий,
Шумит, шумит сосновый бор.
Он рассказал по всей округе,
Кто с кем пошёл за косогор.
                     Припев.
                         Декабрь 1992 г.
                      Песня – Свидетельство РАО № 8699     
 
 Играй задумчивая скрипка!
 
Играй, играй задумчивая скрипка!
Играй, родимая, играй!
Тебе приснилась милая улыбка
И жест руки, манящий в новый рай!
 
Играй, играй весёлая гитара!
Играй, родимая, играй!
Ты знала, что любовь судьбе не пара,
Когда пришёл опять цветущий май.
 
Играй, играй потише, фортепьяно!
Играй, заветное, играй!
Пусть от любви я снова буду пьяный,
Но ты не очень по любви страдай!
 
Играй, играй любовь по переулкам!
Играй, родимая, играй!
Шаги твои разносит эхо гулко,
А каблучки стучат, стучат: Встречай!
 
Играй, играй задумчивая скрипка!
Играй, родимая, играй!
Придут, придут знакомая улыбка,
И жест руки, манящий в новый рай!
                                         Сентябрь 1990 г.
Песня – Свидетельство РАО № 10290                                 
 
 
Лечу к тебе, Великий Устюг!
 
Я не хочу жить где-то с грустью,
И быть в плену ненужных грёз.
Спешу к тебе, Великий Устюг,
Где греет души Дед Мороз!
 
Я приплыву на пароходе,
Или приеду на авто.
Или на чём-то этом вроде,
Чтобы поднять бокал за то,
 
Что есть на свете этом белом,
На устье северной реки
Местечко, где душа звенела
От радости и от тоски.
 
Не нужно мне чужого хлеба,
Чужих морей и южных гор.
Здесь колокольни рвутся в небо,
И хочется обнять простор.
 
Я не хочу жить где-то с грустью,
И быть в плену ненужных грёз.
Лечу к тебе, Великий Устюг,
Где греет души Дед Мороз.
                                        2007 г.
 Песня – Свидетельство РАО № 10984                  
 
.                               Пусть будет Вологда!
 
Сияет Вологда в лучах рассвета,     
И колокольчики в полях звенят.   
И журавли опять, встречая лето, 
Зовут в родимые мои края.
 
Припев:
И мы споём на новой зорьке,
Что нет милее любимой той:
Здесь на соборной, на русской горке,   
Рассвет мы встретим  наш золотой.
 
На купола спустилось птицей небо,
Светлеет грусть у стен монастыря,
Гуляют здесь частенько быль и небыль,
Любовь и тайны города храня.
 
Припев.
 
Пускай красуется, кто хочет, где-то.
Пусть будет Вологда всегда жива!
Здесь листья, падая на склоне лета,
Сплетаются в родные кружева.
 
Припев.
 
4-20 октября 2008 г.
Песня – Свидетельство РАО № 14386
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская программа «Дороги войны»

25 февраля  2015 г. в 13.30 в ЦСО «Покровское-Стрешнево»  (Москва, ул.Свободы, 18) будет представлена авторская программа   Юрия Кириенко-Малюгин «Дороги войны», посвящённая Дню защиты Отечества, а также лирическому песенному направлению авторской поэзии.

Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская программа «Дороги войны»

25 февраля  2015 г. в ЦСО «Покровское-Стрешнево»  (Москва, ул.Свободы, 18) была представлена авторская программа   Юрия Кириенко-Малюгина «Дороги войны», посвящённая Дню защиты Отечества, а также лирическому песенному направлению. Автор прочитал свои стихи «Песня о нотах», «Я иду по свету…», «На поляне»,  «По московским дворам» и др., а также представил авторские песни «Дороги войны» и «Любовь цветёт» (аранжировка М.Вишнякова), под гитару «Наша встреча впереди», «Много разных дорог…», «Простоквашино», «Тушино», А я вам желаю влюбиться…» и др. 

Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская программа «Наша встреча впереди»

8 апреля 2015 г. в Центральной библиотеке им. Гладкова  (Москва, СЗАО) была представлена авторская программа  поэта, автора книг о Н.М.Рубцове и автора музыки Юрия Кириенко-Малюгина (член Союза писателей РФ, Общества «Знание» и Российского авторского общества). В программе были исполнены вместе с вокалисткой Верой Степановой авторские песни «Дороги войны» (аранжирована),  «Песня о Тушино», «Ах, зачем снова даль…» (аранжирована), «Любовь цветёт» (аранжирована), «Наша встреча впереди», также с гитарным сопровождением  песни на стихи С.Есенина «Эх вы, сани!...», «Мелколесье. Степь и дали» (музыка Ю.Кириенко-Малюгина), на стихи Н.Рубцова «Синенький платочек», «Морошка» (музыка Ю.Кириенко-Малюгина). Вместе с В. Киреенковым исполнены песни на стихи Н.Рубцова «Осенняя песня», «Где весёлые девушки наши…» (музыка Ю.Кириенко-Малюгина). Композитор Владислав Киреенков исполнил песни на стихи Ю.Кириенко-Малюгина «Танго», «Задумчивая скрипка», «Я поеду с милой на край бела света…». Автор программы  представил  стихи «Песня о нотах», «Святая дева нас ждала», «Впереди родимый край», «Пишите белыми стихами…», песню «Белый шарфик»,  сборники «Белый куст сирени» (2003), «Наша встреча впереди» (2005), «Впереди родимый край» (2008), «Добрый вечер» (2013). Во встрече принимал участие Михаил Вишняков – аранжировщик  песен на стихи и музыку Ю.Кириенко-Малюгина.

Юрий Кириенко-Малюгин. Авторские афоризмы

Ударим дипломом по любой зарплате по штатному расписанию!
Если все умные, откуда берутся такие дураки?
Храните деньги, если они у вас есть!
Не гонись за кредитом, он тебя сам догонит и обгонит.
Чтоб ты жил на зарплату не выше прожиточного минимума!
Козёл это звучит гордо, если у тебя есть козлята.
Ну ты, баран, сказала коза неуспешному козлу.
У отца было три сына: старший  - умный  был детина, средний – так и сяк, ну а младший – торговал.

Юрий Кириенко-Малюгин. Авторские песни для эстрадных исполнителей.

   Автор предлагает лирические песни для эстрадных исполнителей на коммерческой основе. Тексты песен представлены на сайте «Звезда полей», в меню «публикации Кириенко-Малюгина, в частности в подборке № 9 «А небо в синеву хмельную», представленной в группе новостей от 15 августа с.г. На ряд текстов имеются авторские мелодии.

ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.

Автор предлагает лирические песни для эстрадных исполнителей на коммерческой основе. Тексты песен представлены на сайте «Звезда полей», в меню «публикации Кириенко-Малюгина, в частности в подборке № 9 «А небо в синеву хмельную», представленной в группе новостей от 15 августа с.г. На ряд текстов имеются авторские мелодии.

ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.

Автор предлагает лирические песни (тексты и музыка) для эстрадных исполнителей на коммерческой основе. Тексты песен представлены на сайте «Звезда полей», в меню «публикации Кириенко-Малюгина, 
 
   «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Евангелие от Иоанна. 
    Русский национальный композитор Георгий Свиридов впереди Музыки ставил Слово: «Музыка – искусство бессознательного. Я отрицаю за Музыкой – мысль, тем более какую-либо философию. То, что в музыкальных кругах называется Философией, есть не более чем Рационализм... На своих волнах (бессознательного) она (музыка) несёт Слово и раскрывает сокровенный тайный смысл этого Слова.
     Слово же несёт в себе Мысль о Мире (ибо оно предназначено для выражения Мысли). Музыка же несёт Чувство, Ощущение, Душу Мира. Вместе они образуют Истину Мира».
    «Бывают слова изумительной красоты (например, Рубцов) – они сами музыка. Они не нуждаются в музыке, либо для воплощения их в музыке нужен примитив, который донесёт красоту этих слов».
     Этими общими подходами руководствовался и руководствуется и автор заявленных ниже и зарегистрированных лирических песен (2003-2017).     
 
1. «Я родину вижу свою». Свидетельство Российского авторского общества №10984.
2.  «Осень надежды» (романс). Свидетельство Российского авторского общества №8670.
3. «А на лугу любовь не скошена». Свидетельство Российского авторского общества №8699.
4.  «Лечу к тебе, Великий Устюг» (новогодняя). Свидетельство Российского авторского общества №10984.
5. «По московским дворам». Свидетельство Российского авторского общества №11612.
6. «Возвращение на родину». Свидетельство Российского авторского общества №11681.
7. «Воспоминание» (романс). Свидетельство Российского авторского общества №11612.
8. «Ах, зачем снова даль?» (романс). Свидетельство Российского авторского общества № 8699. 
9. «Нет, не забуду я тебя…» (романс). Свидетельство Российского авторского общества № 8670.
10.  «Друг-ямщик, гони!» Свидетельство Российского авторского общества №8699.
11.  «Мои соловьи». Свидетельство Российского авторского общества №8670.
12.  «Я о Тотьме спою». Свидетельство Российского авторского общества №10984.
13. «Играй, сынок!». Свидетельство Российского авторского общества №10290 (музыка совместно с В.К.Киреенковым).
14. «Играй, задумчивая скрипка!». Свидетельство Российского авторского общества №10290 (музыка совместно с В.К.Киреенковым).
15. «Танго» (ретро). Свидетельство Российского авторского общества №10290 (музыка совместно с В.К.Киреенковым).
16. «За сирень-черёмухой и за трын-травой». Свидетельство Российского авторского общества № 10290 (музыка совместно с В.К.Киреенковым).
17. «Школьная песня». Свидетельство Российского авторского общества №11681. 
18. «Песня о Тушино». Свидетельство Российского авторского общества №11681.
19. «Играй, гармонь!». Свидетельство Российского авторского общества №10984.
20. «Валдайский колокольчик». Свидетельство Российского авторского общества №11612.
21. «А я вам желаю влюбиться!». Свидетельство Российского авторского общества №8670.
22. «Пусть будет Вологда!». Свидетельство Российского авторского общества №14386.
23. «Песня встречи» (дуэт). Свидетельство Российского авторского общества №10984.
24. «На родной Тверской». Свидетельство Российского авторского общества №19089.
25. «Посвящается Волокославино». Свидетельство Российского авторского общества №19089.
26. «Тайна встречи». Свидетельство Российского авторского общества №19089.
27. «Любовь цветёт». Свидетельство Российского авторского общества №19089.
28. «К Есенину поедем». Свидетельство Российского авторского общества №16397.
29. «Дороги войны». Свидетельство Российского авторского общества №16397.
30. «Наша встреча впереди», Свидетельство Российского авторского общества              
       № 25129.
31. «Возвращение домой» (гимн городам воинской Славы). Свидетельство   
       Российского авторского общества №25129.
      Песни предлагаются для эстрадных исполнителей и аранжировщиков на коммерческой и договорной основе (предложения на почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.)
 

ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.

Автор предлагает лирические песни (тексты и музыка) для эстрадных исполнителей на коммерческой основе. Тексты песен представлены на сайте «Звезда полей», в меню «публикации Кириенко-Малюгина, 
 
   «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Евангелие от Иоанна. 
    Русский национальный композитор Георгий Свиридов впереди Музыки ставил Слово: «Музыка – искусство бессознательного. Я отрицаю за Музыкой – мысль, тем более какую-либо философию. То, что в музыкальных кругах называется Философией, есть не более чем Рационализм... На своих волнах (бессознательного) она (музыка) несёт Слово и раскрывает сокровенный тайный смысл этого Слова.
     Слово же несёт в себе Мысль о Мире (ибо оно предназначено для выражения Мысли). Музыка же несёт Чувство, Ощущение, Душу Мира. Вместе они образуют Истину Мира».
    «Бывают слова изумительной красоты (например, Рубцов) – они сами музыка. Они не нуждаются в музыке, либо для воплощения их в музыке нужен примитив, который донесёт красоту этих слов».
     Этими общими подходами руководствовался и руководствуется и автор заявленных ниже и зарегистрированных лирических песен (2003-2017).     
 
1. «Я родину вижу свою». Свидетельство Российского авторского общества №10984.
2.  «Осень надежды» (романс). Свидетельство Российского авторского общества №8670.
3. «А на лугу любовь не скошена». Свидетельство Российского авторского общества №8699.
4.  «Лечу к тебе, Великий Устюг» (новогодняя). Свидетельство Российского авторского общества №10984.
5. «По московским дворам». Свидетельство Российского авторского общества №11612.
6. «Возвращение на родину». Свидетельство Российского авторского общества №11681.
7. «Воспоминание» (романс). Свидетельство Российского авторского общества №11612.
8. «Ах, зачем снова даль?» (романс). Свидетельство Российского авторского общества № 8699. 
9. «Нет, не забуду я тебя…» (романс). Свидетельство Российского авторского общества № 8670.
10.  «Друг-ямщик, гони!» Свидетельство Российского авторского общества №8699.
11.  «Мои соловьи». Свидетельство Российского авторского общества №8670.
12.  «Я о Тотьме спою». Свидетельство Российского авторского общества №10984.
13. «Играй, сынок!». Свидетельство Российского авторского общества №10290 (музыка совместно с В.К.Киреенковым).
14. «Играй, задумчивая скрипка!». Свидетельство Российского авторского общества №10290 (музыка совместно с В.К.Киреенковым).
15. «Танго» (ретро). Свидетельство Российского авторского общества №10290 (музыка совместно с В.К.Киреенковым).
16. «За сирень-черёмухой и за трын-травой». Свидетельство Российского авторского общества № 10290 (музыка совместно с В.К.Киреенковым).
17. «Школьная песня». Свидетельство Российского авторского общества №11681. 
18. «Песня о Тушино». Свидетельство Российского авторского общества №11681.
19. «Играй, гармонь!». Свидетельство Российского авторского общества №10984.
20. «Валдайский колокольчик». Свидетельство Российского авторского общества №11612.
21. «А я вам желаю влюбиться!». Свидетельство Российского авторского общества №8670.
22. «Пусть будет Вологда!». Свидетельство Российского авторского общества №14386.
23. «Песня встречи» (дуэт). Свидетельство Российского авторского общества №10984.
24. «На родной Тверской». Свидетельство Российского авторского общества №19089.
25. «Посвящается Волокославино». Свидетельство Российского авторского общества №19089.
26. «Тайна встречи». Свидетельство Российского авторского общества №19089.
27. «Любовь цветёт». Свидетельство Российского авторского общества №19089.
28. «К Есенину поедем». Свидетельство Российского авторского общества №16397.
29. «Дороги войны». Свидетельство Российского авторского общества №16397.
30. «Наша встреча впереди», Свидетельство Российского авторского общества              
       № 25129.
31. «Возвращение домой» (гимн городам воинской Славы). Свидетельство   
       Российского авторского общества №25129.
      Песни предлагаются для эстрадных исполнителей и аранжировщиков на коммерческой и договорной основе (предложения на почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.)

ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.

   Автор предлагает лирические песни (тексты и музыка) для эстрадных исполнителей на коммерческой основе. Тексты песен представлены на сайте «Звезда полей», в меню «публикации Кириенко-Малюгина,
Песни предлагаются для эстрадных исполнителей и аранжировщиков на коммерческой и договорной основе (предложения на почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.)

Юрий Кириенко-Малюгин. Авторские стихи-песни.

Музыка и исполнение Юрий Кириенко-Малюгин (записи 2006-2017гг.),
раздел «Музыкальная страница» на сайте «Звезда полей».

     Возвращение домой
     (Гимн городам Воинской Славы)
 
В городах, в деревнях необъятной России
Наши братья и сёстры не сдавались врагу.
Шёл на танки с гранатой мальчишка красивый,
И молила сестричка: Я с тобой! Помогу!
 
Припев:
Ждал тебя город твой. По дороге опасной
Ты Свободу спасал. Ты судьбу испытал.
Возвращаться домой – нет дороги прекрасней,
О которой ночами ты в окопах мечтал.
 
По полям и лесам шли вперёд батальоны,
Брали с ходу плацдармы на крутом берегу.
А в родных городах раскрывались бутоны,
Журавли уносили грусть-печаль в синеву.
 
С автоматом в руках и с кинжалом в запасе,
По оврагам, пригоркам находили пути.
По команде «Вперёд!» танки мчались по трассе
И ломали завалы, чтобы город спасти.
 
Припев:
Ждал тебя город твой. По дороге опасной
Ты Свободу спасал. Ты судьбу испытал.
Возвращаться домой – нет дороги прекрасней,
О которой ночами ты в окопах мечтал.

Песня (текст и музыка) - Свидетельство РАО № 25129,   май 2017 г.
Аранжировка — Михаил Вишняков.
 Передана на конкурс Гимна Городам-Героям
  воинской Славы  в мае 2017 г. (итоги необъявлены)

    Карадаг

В небе видятся пики:
Это наш Карадаг!
Бог рисует нам лики
На полотнах-горах.
Пусть вдали приведеньем
Чёртов палец стоит!
Брось любые сомненья
Нам любовь говорит!

По пригоркам лохматым
Убегают тропинки.
На песке, с морем рядом
Высыхают слезинки.
Две скалы, на просторе
Бог послал нам с небес…
Наше Чёрное море –
Лучше всяких чудес.

Здесь стрекочут цикады,
И алеют мечты.
Знаю: – Будешь  ты рядом,
Будешь счастлива ты!

       Приморье

Посвящается посёлкам   Планерское и Крымское Приморье

Встречают меня кипарисы
И белая пена волны.
В объятия пляжной актрисы
Бегут гребешки-шалуны.

Оставил вдали плоскогорье.
Я снова отмечен судьбой!
Приморье! Приморье! Приморье!
Иду я навстречу с тобой!

Пришло наше новое лето,
Уйдут все сомнения прочь!
Небес золотая карета
Уносит нас в звёздную ночь!

И мне улыбаются скалы,
Террасы уходят на круг.
И взгляд твой любимый усталый
Приходит как память, как друг.

А я вам желаю влюбиться!

Над Родиной нашей играют зарницы,
Народ веселится, всю грусть затая.
А я вам желаю: Желаю влюбиться,
Желаю влюбиться в родные края!

Надеюсь, что храм старины возродится,
И братья и сёстры вернутся к нему.
Скажите иначе: Во что же влюбиться,
Скажите, родные, я, может, пойму?

Смотрите, любуйтесь на светлые лица
Красавиц небесных, сошедших сюда!
И я вам желаю: Желаю влюбиться,
Хотя б в жизни раз и уже навсегда!

Свобода взлетает, как вольная птица,
Крылом осеняя поля, города.
И я вам желаю: Желаю влюбиться
В детей и Россию уже навсегда!
        Песня – Свидетельство РАО № 8670

Пусть будет Вологда!

Сияет Вологда в лучах рассвета,     
И колокольчики в полях звенят.   
И журавли опять, встречая лето,
Зовут в родимые мои края.

Припев:
И мы споём на новой зорьке,
Что нет милее любимой той:
Здесь на соборной, на русской горке,   
Рассвет мы встретим  наш золотой.

На купола спустилось птицей небо,
Светлеет грусть у стен монастыря,
Гуляют здесь частенько быль и небыль,
Любовь и тайны города храня.

Припев.

Пускай красуется, кто хочет, где-то.
Пусть будет Вологда всегда жива!
Здесь листья, падая на склоне лета,
Сплетаются в родные кружева.

  Песня – Свидетельство РАО № 14386

Юрий Кириенко-Малюгин. Альманах «Звезда полей» 2016

       В июне 2016 года издан альманах «Звезда полей» 2016 (№ 16), в котором опубликованы отобранные стихи лауреатов 1-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей», проведённого Творческим центром имени Н.М.Рубцова сайта www.rubcow.ru и межрегиональной общественной организацией «МскКитеж». Приводится список лауреатов и победителей по номинациям поэтического Интернет-конкурса, также победители 16-го Всероссийского творческого конкурса по номинациям «искусство, живопись», «песни на стихи Н.М.Рубцова», «пропаганда традиционной поэзии».  Редактор-составитель и послесловие – Юрий Кириенко-Малюгин, редактор-корректор Людмила Салтыкова, издательство «Старт», г. Рязань. Концепция обложки Ю.Кириенко-Малюгин, дизайн обложки – Даниил Васьков.

    Ввиду отсутствия целевого финансирования статьи-доклады 11-ой Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения», состоявшейся в январе 2016 года,  в печатном виде не публиковались. Статьи-доклады и   участники конференции представлены на сайте www.rubcow.ru«Звезда полей» в феврале и марте с.г.

Юрий Кириенко-Малюгин. Бытовые философия и мировоззрение.

В интернете на полях «яндекс дзен» прочитал статью «Что значит Сталин?»  автора  под  псевдонимом «Прорывист». Ниже привожу комментарий - краткое резюме-видение философии материалистов Маркса, Энгельса, Ленина на базе многолетних прочтений  их выборочных публикаций в связи с необходимостью сдачи зачетов-экзаменов в институте по истории КПСС, в аспирантуре по философии, по специальности  в Университете-марксизма-ленинизма, в который был направлен парткомом организации.  
  Маркс, Энгельс и Ленин экономтеоретики, путаники-дарвинисты и бездетные личности, которые не хотели знать и понимать, что общество строиться на семейной ячейке, на рождаемости (воспроизводимости) населения (детей должно быть в семье не менее 4-х). Отсюда должна строиться экономическая теория. Сталин - теоретик и практик общества Социальной Справедливости (запрет абортов, социальные льготы женщинам и работающим, непрерывное товаропроизводство и сельхозпроизводство для жизнеобеспечения населения путём Базового коллективного труда, непрерывной подготовки технических кадров, индустриализации, обеспечение Обороны страны). Только не обязательно надо было это называть - построение социализма. 27.12.2020. Ю.Кириенко,  канд. техн. наук, выпускник факультета "Внешняя политика СССР и международные отношения" Университета марксизма-ленинизма в советское время.

Юрий Кириенко-Малюгин. Верните экспозицию о жизни и творчестве Н. М.Рубцова!

В адрес коледжа КАИТ № 20  направлено 17.04.2021 года письмо следующего содержания.
…...........................................................................................................................................................
Творческий Центр имени Н. М. Рубцова
сайт www.rubcow.ru  “Звезда полей»
эл. почта    Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.                             тел.  8-9253627384      
…. …...............................................................................................................................................
Письмо № ТРЦ — 01/04  от  17.04. 2021г.
 в дополнение к публикациям на сайте www.rubcow.ru
                               
      Директору ГБПОУ КАИТ № 20, г. Москвы  —  Дмитриевой Татьяне Ивановне
          Почтовый адрес: 105037, город Москва, 1-я Парковая улица, дом 12.

         Уважаемая Татьяна Ивановна!   
                                                    Копия:   Авдеевой  Наталье  Владимировне                                                                                                 

  В колледже № 20 «Автоматизация и компьютерные технологии», площадка № 5 (Щёлковское ш., 52) в читальном зале имени  Н.М.Рубцова на базе экспонатов Творческого центра имени Н.М.Рубцова (сайт «Звезда полей»)  25 января 2013 года была создана и открыта экспозиция о жизни и творчестве народного поэта Н. Рубцова.
     Экспозиция содержит (кратко) : 1. Портрет Н.М.Рубцова (70 см х 80 см);  
     2.  Литературная карта  «По дорогам Рубцова» — баннер  размером 95 см х 140 см;
3. Картины настенные в формате А3 (с паспорту) — 14 шт;
4. Стенды-шкафы   с  материалами ежегодных лит.конкурсов и др.) — 2 шт
5. Книги и компакт-диски песен Рубцова  6.  Стойки с книгами и фотоматериалами
     7.  Изделия из соломки — народное творчество из Краснодарского края.
          Имеется акт-приёмки сдачи материалов экспозиции.
    По информации от руководителя пл. № 5 колл. 20  Т.И.Цымловой (в феврале-марте 2020 г.), упразднено направление «библиотечное дело», готовится ликвидация экспозиции (состоялись телефонные беседы). В марте 2020 г.  состоялась контакты с руководством колледжа 20 (по эл. почте и письмам ТРЦ) В связи с пандемией контакты приостановились. В интернете на сайте «Звезда полей» в разделе «новости» от 29.12.2020 г., 30.01.2021 г., 13.03.2021 г., 13.04.2021г. статьями «Об экспозиции в читальном зале имени Н. М.Рубцова» и «По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова» постоянно поднимался и поднимается вопрос об экспозиции в колледже № 20.  
      Прошу Вас дать указание руководству площадки №5 ( Щёлковское ш., 52) колледжа № 20  о возвращении материалов экспозиции представителям Творческого центра им. Н. М. Рубцова до 01 июня 2021 г. по согласованию по контактам в эл. Почте бланка письма ТРЦ. Письмо о возврате экспозиции направлено в адрес руководителя Департамента образования г. Москвы Молоткова Александра Борисовича.

   Председатель Совета ТЦР им. Н.М.Рубцова                
   Ю.И.Кириенко   (Юрий Иванович Кириенко)                                      17.04.2021г.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Возвращение на родину

Посвящается городам-героям и городам воинской славы России и СССР
 
В городах, в деревнях необъятной России
Наши братья и сёстры не сдавались врагу,
Шёл на танки с гранатой мальчишка красивый,
И молила сестричка: Я с тобой! Помогу!
 
Припев:
Ждал тебя город твой. По дороге опасной
Ты Свободу спасал. Ты судьбу испытал.
Возвращаться домой – нет дороги прекрасней,
О которой ночами ты в окопах мечтал.
 
По полям и лесам шли вперёд батальоны,
Брали с ходу плацдармы на крутом берегу.
А в родных городах раскрывались бутоны,
Журавли уносили грусть-печаль в синеву.
 
С автоматом в руках и с кинжалом в запасе,
По оврагам, пригоркам находили пути.
По команде «Вперёд» танки мчались по трассе
И ломали завалы, чтобы город спасти.
 
Припев:
Ждал тебя город твой. По дороге опасной
Ты Свободу спасал. Ты судьбу испытал.
Возвращаться домой – нет дороги прекрасней,
О которой ночами ты в окопах мечтал.
 
                                           Апрель 2010 – май 2017
 
Песня – Свидетельство РАО № 25129
 
Города-герои:
1. Ленинград (Санкт-Петербург);  2. Сталинград (Волгоград); 3. Севастополь; 4. Одесса; 5. Москва; 6. Киев;  7.  Брест;  8. Керчь;  9.  Новороссийск;  10. Минск;  11. Тула; 12. Мурманск; 13. Смоленск.
 
Города воинской Славы: 
Белгород, Курск, Орёл, Владикавказ, Малгобек, Ржев, Ельня, Елец, Воронеж, Луга, Полярный, Ростов-на-Дону, Туапсе, Великие Луки, Великий Новгород, Дмитров, Вязьма, Кронштадт, Наро-Фоминск, Псков, Козельск, Архангельск, Волоколамск, Брянск, Нальчик, Выборг, Калач-на-Дону, Владивосток, Тихвин, Тверь, Анапа, Колпино, Старый Оскол, Ковров, Ломоносов, Петропавловск-Камчатский, Таганрог, Малоярославец, Можайск, Хабаровск, Старая Русса, Гатчина, Петрозаводск, Грозный, Феодосия.    
   Данные из интернета.

Юрий Кириенко-Малюгин. Вокруг Рубцова от историка А.Быкова

Вот и сейчас я, занимаясь поиском одной рубцовской  темы, наткнулся  случайно в интернете   на статью Александра Быкова  «Николай Рубцов и то, что вокруг него», опубликованную в издании «Дела и дни» 3 января 2014 года, в день рождения Н.М.Рубцова.  Ответ даю сейчас, в июне 2015 года.
      А.Быков рассматривает не народное творчество и феномен популярности  Н.М.Рубцова, а бытовые обстоятельства (бытовуху), причём в явно тенденциозном направлении. Проигнорирована А.Быковым следующая информация: 
      А.Быков  не даёт ссылки на широко известный сайт www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество», который открыт с марта 2006 года, который курирует тематическая юридическая некоммерческая организация «Рубцовский творческий союз» и который   к настоящему времени имеет более 700 тысяч посетителей и, конечно, неслучайных. То, что Быков посещал или посещает указанный сайт, нет сомнений. Или пусть он сообщит, что впервые слышит о сайте. На сайте выставлено более 1000 рубцовских тем (литературоведческие статьи, стихи, полемика, воспоминания, песни, философия, статьи десяти проведённых научно-практических Московских конференций «Рубцовские чтения», информация о конкурсах «Звезда полей» и ежегодных альманахах «Звезда полей».
    В Вологодской областной библиотеке им. Бабушкина имеются книги Ю.Кириенко-Малюгина «Тайна гибели Николая Рубцова» (издания 2001 г., 2004 г., 2009 г.) об обстоятельствах убийства Н.Рубцова, монографии «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (2002 г.) и «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (2011 г.), «Новая дорога к Рубцову» (2005 г.), «Поэзия. Истина. Рубцов» (2007 г.). Имеются ежегодные альманахи «Звезда полей», издания НО «Рубцовский творческий союз» с 2006 года и др. Неужели А.Быков ни разу не брал и не читал эти издания? Что вообще-то легко проверить по формулярам книг в библиотеке.
     А.Быков проигнорировал важную информацию о лучевой болезни  Н.Рубцова, полученной во время серии воздушных ядерных взрывов на островах «Новая земля» в  период 1956-1958 г. г., когда моряк Н.Рубцов на миноносце «Острый» стоял в оцеплении зоны взрывов, не допуская туда любопытные иностранные военные корабли. Моряки получили облучение, о чём писал бывший командир миноносца Капитанец. Известным методом лечения от лучевой болезни является системное использование вина и водки.
 
     Полностью  статью Юрия Кириенко-Малюгина  «Вокруг Рубцова от историка А.Быкова»  смотрите в разделе сайта  «Публикации Кириенко-Малюгина», подраздел «Литературные статьи».
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Волны и скалы. Киносценарий

Синопсис сценария «Волны и скалы Николая Рубцова»

 

Первая серия (пролог)

 

     Рубцов читает стихотворения «Фиалки», «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»), «Русский огонёк», «В минуты музыки», «О Московском Кремле».

     Николай Михайлович Рубцов (03.01.1936 – 19.01.1971), мальчишка из многодетной семьи, сирота, детдомовец, студент лесного техникума, кочегар тралового флота, студент горно-химического техникума, слесарь на военном полигоне, матрос Северного флота, рабочий Кировского (Путиловского) завода, студент и выпускник Литературного института им. А.М.Горького 1969 г.,, член Союза писателей СССР с 1968 г., бездомный поэт до 31 года.

 

Вторая серия

 

      В августе 1942 года 6-летний Коля убегает из дома в ближайший лес из-за обвинения в краже буханки хлеба, полученной по продуктовым карточкам во время войны. Крышей  над головой для Коли были ёлки в лесу. Через неделю еле живой Коля вернулся домой в Вологду с созданным в голове стихотворением. 

      Николай Рубцов (с октября 1943 года) и дети-сироты живут в детдоме села Никольского Тотемского района Вологодской области. Весной 1950 года выпускники 7-го класса   обсуждают  будущие профессии. Первая влюблённость. Первые стихи.  Коля едёт в Ригу поступать в морское училище. После неудачи в Риге Коля сдаёт экзамены и поступает в Тотемский лесной техникум. Через два года уезжает в Архангельск и устраивается на рыболовный траулер.

 

Третья серия

 

     17-летний Николай Рубцов, отведавший морских стихий, поступает в горно-механический техникум в г.Кировске. Летом 1954 года едет на заработки в Ташкент и едва не погибает от голода и жары. Показывает стихи в редакции местной газеты. Возвращается в Россию. Выясняет отношения с  Татьяной Агафоновой. В Вологде через 13 лет встречает отца и брата. Уезжает в Приютино,  работает слесарем на полигоне, играет на танцах в парке, дружит  с Таей Смирновой, считает её своей невестой. Осенью 1955 года  Рубцова призывают в армию.

 

Четвёртая  серия

 

     Николай Рубцов служит на Северном флоте (октябрь 1955 г. – октябрь 1959 г.). Участвует в морских походах и в оцеплении зоны воздушных ядерных взрывов на архипелаге «Новая земля». Весной 1957 года получает письмо-просьбу от беременной Татьяны Агафоновой. Направляет адекватный ответ. Пишет морские и ностальгические стихи. Узнаёт, что Тая Смирнова вышла замуж. Передаёт на публикацию стихотворение «Желание», первый вариант песни «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…»). Занимается в литобъединении при флотской газете «На страже Заполярья». С друзьями-поэтами в общежитии на Гаджиева, 9 обсуждают поэзию и своё будущее после демобилизации.

 

Пятая  серия

 

     В ноябре 1959 года Рубцов поступает на Кировский (Путиловский) завод кочегаром котельной заводского общежития. Пишет лирические и юмористические стихи. В январе 1962 года выступает с успехом на поэтическом вечере. Готовит самиздатовский сборник «Волны и скалы» и в июле 1962 года  направляет его в Литературный институт им. А.М.Горького на конкурс и вступительные экзамены. В предисловии утверждает своё кредо: «В жизни и поэзии не переношу спокойно любую фальшь, если её почувствую». Обсуждает с братом Альбертом пути и условия написания стихотворений.

 

Шестая  серия

 

      В Литературном институте им. А.М.Горького Рубцов знакомится с «Осенней песней» Верлена и пишет свою. В общежитии литинститута Николай Рубцов с поэтом Александром Черевченко пишут шаблонную новогоднюю сказку для телевидения. На столе – одна сигарета, в карманах ни копейки. Находят выход из ситуации. Участвует в литературных застольях с поэтами-студентами и известными поэтами. Отстаивает позицию народности и историчности поэзии. Готовит для публикации сборник «Звезда полей». В апреле 1968 года принят в члены Союза писателей СССР.

 

Седьмая  серия

 

    Приезжает в село Никольское летом 1968 г. В ноябре  1968 года готовит подборку стихов «Зелёные цветы» на госкомиссию и для защиты диплома в Литинституте.

    Активно участвует в литературной жизни Вологды и Вологодской области. Пишет и публикует стихи, готовит сборники в издательства. Получает в Вологде комнату, затем однокомнатную квартиру. Участвует в отчётном заседании Вологодской писательской организации и инициирует дискуссии о поэзии. Готовит авторские песни с самобытным композитором Алексеем Шиловым. 30 декабря 1971 года ожидает приезда дочери Лены и гражданской жены Геты Меньшиковой из Никольского. Пишет новогоднее стихотворение «За тост хороший», которое опубликовано в Вологде 1 января 1971 г.

 Определяет своё жизненное кредо: «За всё Добро, расплатимся Добром!»

 

      P.S.  Презентация  сценария «Волны и скалы Николая Рубцова

     Народная поэзия Рубцова – это алмаз с множеством граней: ведической, православной, патриотической, социальной, лирической, мистической. Всё связано единой кристаллической решёткой. Более 160 песен Рубцова созданы с 1970 года в средних звеньях нашего социального гражданского общества и никого не оставляют равнодушными. Идеи Справедливости, Добра, вселенской Любви лежат в основе его творчества. Рубцов выразил своё кредо в самиздатовском сборнике «Волны и скалы»: «В жизни и поэзии не переношу спокойно любую фальшь, если её почувствую».

    Однако его поэзия фактически игнорируется, даже сегодня в юбилей – 80-летие в январе 2016 года и в год Рубцова на Вологодчине, она не представлена  ни на канале «Культура», ни на других государственных каналах. Публикуются в нескольких газетах и журналах поверхностные или тенденциозные  статьи. Один из фильмов (2005 года) был сделан дилетантски любительницей-сценаристкой, грешит многими ошибками по биографии, по его мировоззрению (я официально публиковал опровержения и посылал в Вологду). В жизни Рубцова было много грустного и весёлого, серьёзного и смешного.

     Николай Михайлович Рубцов – принят в 1968 году в члены Союза писателей СССР, в 1969 году окончил Литературный институт им. Горького, имеет высшее образование, народный по сути поэт. Сборники его стихов раскупаются.

     Создание объективного фильма о Рубцове ждёт своего времени.      

19.01.2016    Ю.И.Кириенко

    P.S. Заинтересованные продюсеры могут обратиться на почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Юрий Кириенко-Малюгин. Встреча в ЦСО «Покровское-Стрешнево»

     22 ноября 2016 года в ЦСО «Покровское-Стренево» прошла встреча дуэта ЛМС «Родник» в составе вокалистки Веры Степановой и автора музыки Юрия Кириенко-Малюгина с ветеранами района. Вера Степанова, член Союза писателей России, прочитала стихи из сборника «Для Вас, читатели родные», Юрий Кириенко-Малюгин читал стихи из сборника «Наша встреча впереди». Дуэт исполнил песни на стихи С.Есенина («Мелколесье. Степь и дали…», …», «Слышишь мчатся сани…», «Сыпь, тальянка, звонко…», Н.Рубцова  («Синенький платочек», «Стукнул по карману – не звенит…», «Зимняя песня»), Ю.Кириенко-Малюгина («Наша встреча впереди», «Играй, гармонь» и «Я вам желаю влюбиться»).  Музыка – Ю.Кириенко-Малюгина.

Юрий Кириенко-Малюгин. Встреча в ЦСО «Южное Тушино»

     25 октября 2016 года в ЦСО «Южное Тушино» прошла встреча дуэта ЛМС «Родник» в составе вокалистки Веры Степановой и автора музыки Юрия Кириенко-Малюгина с ветеранами района. Вера Степанова, член Союза писателей России, прочитала стихи из сборника «Для Вас, читатели родные», Юрий Кириенко-Малюгин читал стихи из сборника «Белый куст сирени». Дуэт исполнил песни на стихи С.Есенина («Мелколесье. Степь и дали…», «Запели тёсаные дроги…», «Слышишь мчатся сани…», «Несказанное. Синее. Нежное…»,«Сыпь, тальянка, звонко…», «Эх, вы, сани!»),Н.Рубцова  («Морошка»), Ю.Кириенко-Малюгина («Наша встреча впереди», «И снова верится», «Любовь цветёт», «Играй, гармонь» и «Журавли» (текст В.Степановой и Ю.Кириенко-Малюгина).  

Юрий Кириенко-Малюгин. Геннадию Иванову и не только. Кто ищёт, тот всегда найдёт!

На сайте «rospisatel.ru» от 04.11.2019 г. опубликована подборка «Мы всем должны...» (из новых стихов)  поэта, первого секретаря Союза писателей России Геннадия Викторовича Иванова. Привожу текст первого стихотворения. 

* * *

Мы стихи почитали,
а нас покормили за это.
Даже рюмку налили.
И честно скажу, не одну…
В наше время не слышно,
не видно пророка-поэта.
Мы вполне понимаем
и чувствуем эту вину.
Только что же нам делать?
Конечно, писать и  трудиться.
По велению Божию
будет когда-то пророк…
Наше дело работать
и сердцем к народу стремиться.
Нас не знает народ,
но он ждёт неминуемых строк!
21.08.19
     Стихотворение на уровне исповеди по теме: «В наше время не слышно, не видно пророка-поэта. Мы вполне понимаем и чувствуем эту вину».
Как я понимаю, это - секретариат («мы») и Г.В.Иванов не определили — не нашли «поэта-пророка» за время правления и в последние годы.
Хотя выдвигали и выдвигают Николая Зиновьева из Краснодара (лауреат Бунинской премии 2017 года), также опубликовали очередную его подборку от 23 ноября с.г.   
   Г.В.Иванов пишет, как бы исповедуясь:
Нас не знает народ,
но он ждёт неминуемых строк!
    С одной стороны —  печально, что «не знает народ»; с другой — ожидание «неминуемых...». 
   
    И здесь же на сайте «rospisatel.ru» от 23.11.2019 опубликована от Н.Зиновьева своя исповедь.
В одних строках:
«Пусть речь моя порой бессвязна,
Пускай я выгляжу ослом...»
 
А в других строках:
«Я не первый поэт, понимаю.
Я последний, я строй замыкаю.»
      
   Как говорится «приплыли...». Как в песне: «Не лукавьте! Не лукавьте!»  И тогда уж добавлю:

Вы  с Музой голой не дружите.
И не волнуйтесь пред друзьями.
Поэта  за собою не ищите...     
Все остальные перед вами.

Юрий Кириенко-Малюгин. Глава 11. Творческая позиция и мастерская Н.М.Рубцова

     Ведическое и православное, мистическое мировоззрение, богатство народного языка, народная философия, исповедальность и песенность

    «В жизни и поэзии – не переношу спокойно любую     
     фальшь,  если её  почувствую…»         Н.М.Рубцов        

      Из авторской статьи «Вокруг Рубцова: фантазии и реальности»  (опубликовано в альманахе «Звезда полей 2009». М. 2009.  Изд. НО «Рубцовский творческий союз»)

    Держать у себя нижеследующую информацию считаю нецелесооб-разным (Ю.К.-М.). В феврале с.г. мне на эл. почту была прислана информация, которая затрагивает проблемы вокруг обстоятельств жизни и творчества народного поэта Рубцова. Для непосвящённых: поэт Н.Рубцов – автор известной, теперь уже народной, песни «Букет» и целого букета русских песен. Привожу информацию для читателей:
     «В частности, мне очень понравился Ваш сайт www.rubcow.ru. А по поводу всех "литературных войн" хочу Вам выслать содержание статьи, опубликованной не так давно в ……. газете. Автор подписался псевдонимом, хотя я думаю, что знаю, кто это. С чем-то из этой статьи я не согласна, но многие мысли  –  правильные (автор эл. почты мужчина или женщина, неясно? – Ю.К.-М.).

Статья
    "Уж столько бумаги исписано многочисленными исследователями творчества Рубцова, столько вышло книг, так или иначе имеющих касательство к этому поэту, столько спорят в различных "литературных гостиных", специализированных праздниках и даже популярных телепередачах – а до сих пор никто не может дать простой и чёткий ответ на вопрос, который волнует всех уже очень давно. Этот вопрос - творческий феномен Николая Рубцова. Как могло случиться так, что детдомовский парень, который не получил никакого хорошего образования (давайте будем честны в этом вопросе), у которого родители были обычными, довольно-таки простыми людьми, не знакомыми широко с образцами различных форм поэзии, вдруг взял и стал русским национальным поэтом, стихи которого волновали и продолжают волновать миллионы людей по всей России.

 239
    И вместе с тем очень печально, что до сих пор не вышло НИ ОДНОЙ  книги (??? – прим. автора этой книги), НИ ОДНОГО  исследования (??? – прим. автора этой книги), которое было бы безгрешно в отношении фактов и комментариев к творчеству Николая Михайловича. Сейчас издаётся великое множество литературы, посвящённой и биографии, и творчеству Рубцова, количество написанного о Рубцове стократ перевалило количество написанного самим Рубцовым, но при этом совершается столько ошибок, столько людей начинают "примазываться" к поэту, объявлять себя любовницами, лучшими друзьями, прости Господи, собутыльниками поэта, что просто ужас берёт, когда читаешь их насквозь фальшивые, лживые высказывания. Издания о Рубцове бросаются из крайности в крайность. В одних поэт предстаёт алкоголиком, каким-то немыслимым чудовищем, которому по какой-то случайности, недоразумению, достался поэтический дар. Другая крайность – восторженные  панегирики в духе "Наш духовный отец", "Великий патриот", "Национальная гордость, сын России", "Пророк-мыслитель". Извините, но это, как бы ни хотелось того некоторым пропагандистам Рубцова – тоже миф, причём миф по-детски наивный и примитивный. Не всё так просто. Жизнь человека - вообще вещь сложная, и под какие-то стандартные клише подбить её трудно. Тем более что было всякое, и однобокость в суждениях – это  неправильно.
       Признанные исследователи (кто это?  – прим. автора) творчества Рубцова в своих книгах, постоянно переиздаваемых, пишут опять с одними и теми же ошибками. Одни исследователи демонстративно игнорируют замечания других исследователей. Пропагандисты закрывают глаза на многочисленные скандалы с участием поэта, которые имели место, и на те случаи, когда поэт откровенно оказывался в самых унизительных ситуациях. Напротив, те, кто пытаются Рубцова очернить, забывают о том хорошем, что было в жизни и творчестве Поэта. Идёт самая настоящая литературная война. Война за Рубцова. Количество "воюющих" сторон настолько велико, что устанешь перечислять. Убийца поэта воюет с защитниками, защитники сами воюют друг с другом: известная московская пропагандистка – с  руководителем московского рубцовского центра, петербургский писатель, автор множества хороших работ о Рубцове – с  вологодским предпринимателем, чья книга о Рубцове тоже весьма и весьма  неплоха  и   правдива.  Ко  всей   этой  литературной   войне

240
пристраиваются в ряд многочисленные "любовницы" и "лучшие друзья" поэта. Некоторые из них настаивают на пересмотре ряда шедевров лирики Поэта, утверждая, что они посвящены именно им, и никому другому. Литературная война набирает обороты. В этой литературной войне друг с другом многие исследователи, писатели и мемуаристы порой уже настолько далеко отходят от личности Рубцова, что просто порой удивляешься. Вот вышла в Москве толстая книжка, на обложке которой красивое название "Пусть душа останется чиста…" и подзаголовок: "Н.Рубцов. Малоизвестные факты биографии". Автор – московская  пропагандистка творчества Рубцова, основатель одного из московских "музеев" поэта. Думаешь – вот  хорошо! Сейчас ознакомишься с малоизвестными фактами биографии Рубцова, а ведь это настолько интересно человеку, который интересуется творчеством Николая Михайловича! Но открываешь книгу, начинаешь читать, и тут же тебя охватывает жуткое разочарование. "Малоизвестные факты" на поверку оказываются многочисленными, логически не связанными, историями из жизни "музея" этой пропагандистки - как она собирала то, как говорила это. Может, это и нужный материал, но зачем звать это "Малоизвестными фактами"???
   Может быть, и беда рубцовских исследований связана с тем, что писать вот такие книги "малоизвестных фактов" берутся люди, не имеющие ни малейшего литературного или другого специализированного образования. Увлечение стихами, поэзией Николая Михайловича Рубцова – это, конечно, очень и очень хорошо. Но порой этого недостаточно. Вот и появляются подобные произведения, написанные людьми, от литературы и культуры весьма далёкими. Соответственно, и растёт число домыслов, фактов, никогда не существовавших и надуманных. Вот и появляются свидетельства "лучших друзей" в духе: "Я всегда считал Колю поэтом от Бога! Он был моим другом, почти братом!", тогда как при жизни Поэта эти люди называли Рубцова пропойцей и на порог к себе пустить брезговали. И авторы всем этим свидетельствам верят на слово и охотно начинают публиковать это в своих произведениях. Пора посмотреть на ситуацию с иной стороны, отбросить всю вражду и грязь…
     Вот такая статья. Хотелось бы услышать Ваше мнение по её содержанию. С уважением к Вам  (автор эл. почты …………) 3.02.2009».

241
    Постскриптум

     Вопросы,  поднятые в анонимной статье, актуальны. Хотя заметно, что автор умолчал о публикациях  литераторов Московского Рубцовского центра и НО «Рубцовский творческий союз». В последние 6 лет не решаются также обозначенные в 2003 году официально на конференции в с. Никольском и в газете «Российский писатель» (№15, август 2003 г.) проблемы: установить памятник Н.М.Рубцову в Москве,  восстановить престольную Николаевскую Толшменскую церковь на родине Рубцова, восстановить транспортно-пешеходный мост через речку Толшму в районе проезда на местное кладбище…

     11.1. «Журавли» Николая Рубцова»
(из авторской статьи в книге «Николай Рубцов»: И пусть стихов серебряные струны…».
 2002 г., МГО СП России)

    Журавли! Ни один поэт России не обращался так часто к образу журавлей в своих стихах и песнях, как Николай Михайлович Рубцов. Услышав это заветное слово, каждый  русский человек, как бы, поневоле ищет в  высоком небе  летящий птичий клин.
    Журавли – это пока ещё не признанный всецело символ России, символ грусти, полёта к цели, свободы, независимости, равенства, душевного успокоения.
    Много есть светлых русских символов на исторической Руси. Это – древо жизни, вышитое орнаментом на полотенцах, что впервые  выявил Сергей Есенин в философском трактате «Ключи Марии». Это – славянская богиня  Берегиня, получившая после принятия  Русью византийского христианства имя Владычицы Небесной, о чём писал русский литературовед Валерий Дементьев. Это – лебедь, как символ гордости, святости и чистоты человеческих отношений. Это – цветущие луга и пашни, светлые берёзовые  леса, прозрачные реки и озёра. Это – ангелы, сопровождающие добрых людей по жизни.
     Много есть и тёмных символов на исторической Руси. Это – слуги дьявола в виде алчных и злых людей. Это – хищные звери: волки, пре-следующие людей, хитрые лисы, обворовывающие крестьянские дома, рыси, змеи и др. Это – недобрые явления природы: тёмные дремучие леса, тучи, ураганы, омуты, тёмная дождливая ночь, метели и др.

242
     Сергей Есенин в трактате «Ключи Марии» сказал: «Существо творчества в образах разделяется так же, как существо человека, на три вида:  душа, плоть и разум. Образ  от  плоти  можно назвать «заставочным» (метафорическим, – прим. автора), образ от духа «корабельным» (плывущим  – прим. автора), а  третий образ от разума –  ангелическим (преобразующим «заставочный» и «корабельный» образы – прим. автора).
    В удивительной по силе воздействия на слушателей песне  «В минуты музыки» (1966 г.) Николай Рубцов использует образ журавлей:

И первый снег под небом серым
Среди погаснувших полей,
И путь без солнца, путь без веры
Гонимых снегом журавлей.

     О связи с родной землёй и журавлями поэт в стихотворении  «Посвящение другу» (1968 г.) сказал:

Не порвать мне мучительной связи
С долгой осенью нашей земли,
С деревцом у сырой коновязи,
С журавлями в холодной дали ...

    Эта уже совсем другая картина. Кажется, видна обыкновенная  констатация эпизода и фотография момента, а на деле светлые мазки художника. Многие друзья поэта и исследователи отмечали кажущуюся простоту поэзии Николая Рубцова.
     И вот подходим к необыкновенному стихотворению «Журавли».  Оно датировано августом 1964 г., опубликовано в октябре 1965 г.  

Меж болотных стволов красовался восток огнеликий…
Вот наступит октябрь ¬ и покажутся вдруг журавли!
И разбудят меня, позовут журавлиные крики
Над моим чердаком, над болотом, забытым вдали…

    Первое четверостишье – картина природы, наблюдаемая автором и ожидание подлёта журавлей. И реакцию самого автора  – «И разбудят меня, позовут журавлиные крики» –  следует понимать в переносном

243
смысле: разбудят спящую часть души!  И опять Николай Рубцов – мастер двойного   смысла  текста, но   подтекст  рассчитан   на сопере-живание читателя, а не на проявление эгоистического инстинкта, как это видно у многих поэтов – «технарей» рифмы  и  ритма.

Широко по Руси  предназначенный срок увяданья
Возвещают они, как сказание древних страниц,
Всё, что есть на душе, до конца выражает рыданье
И высокий полет этих древних
                                                    прославленных птиц.
                                                                
    В третьем четверостишье Рубцов полностью соединяет летящих журавлей и оставшихся на грешной земле людей. В последнем четве-ростишье в небе летят души ушедших предков и  надежды живущих .

Вот летят, вот летят… Отворите скорее ворота!
Выходите скорей, чтоб взглянуть на  высоких своих!
Вот замолкли – и вновь сиротеет душа и природа
Оттого, что – молчи! – так никто уж не выразит их.

     И здесь Рубцов обращается к людям: Выходите, не пропустите летящие души (родителей, братьев и сестёр, всех ушедших)!         
      Николай Рубцов, как и многие до него, заглянул в небо, но заглянул глубже своих предтечей. Поэт первым показал непрерывность лёта журавлей, раскрыл образ-символ стаи журавлей, как летящих родственных душ. Вот пропали вдали журавли и осиротела душа грешного человека, осиротела и природа без улетевшей родной стаи.
     Русские   люди! Посмотрите на   небо! Взгляните на  высоких   своих! Об этом просил Николай Михайлович Рубцов.

 11.2. Николай Рубцов и православие»      
    (из авторской статьи  в книге «Николай Рубцов»: И пусть стихов серебряные струны…». 2002 г., МГО СП России).
.
     Вера или безверие? В любые времена перед каждым человеком встаёт сознательно или чаще бессознательно этот вопрос. Какой верой руководствоваться по жизни? Ответ  зависит от условий воспитания в семье, генетического кода каждого человека, исторического развития

244
общества и пропагандируемых действующей властью и средствами информации идей. Материальные блага любой ценой или духовная свобода и жизнь во имя спасения своих детей, продолжателей рода?      
    Следует признать, что советская власть строила и весьма успешно материальный рай для основной массы многонационального населения Советского Союза. А в идеологической сфере это была эпоха вначале тотального, а потом вялого атеизма и постепенного  запланированного перемещения сельского, в основном, славянского  населения (русских, украинцев и белорусов) на промышленные стройки и объекты в города по всей территории Советского Союза. И после войны в окраинных республиках были построены прекрасные дороги, современные порты, промышленные объекты и жилые комплексы, в основном, за счёт материально-технических ресурсов России. Николай Рубцов наблюдал  картины постепенного вымирания русской деревни, российского местного бездорожья, обезличивания русско-славянской культуры и отразил это в своём творчестве. Наблюдал поэт и запланированное карьеристами-идеологами разрушение православных храмов и исторических памятников России.   
     В.П.Астафьев в одной из последних статей писал, что Рубцов к 60-и годам пришёл бы к православию. Вот с этим тезисом нельзя согласиться… Вот, например, Николай Рубцов во время пикника в конце 60-х годов под Вологдой, уходит к далёкой церквушке, возвращается через три часа и сообщает, что он хорошо побеседовал с батюшкой. И в стихах Н.Рубцова нет богохульства. Есть   интерес к истории России. Н.А.Старичкова в книге «Наедине с Рубцовым» сообщает, что поэт брал в городской библиотеке книги Карамзина по истории России.  Поэт  понимал необходимость централизации власти в России.  В стихотворении «О Московском кремле» Рубцов пишет:

Мрачнее тучи грозный Иоанн
Под ледяными взглядами боярства
Здесь исцелял невзгоды государства,
Скрывая боль своих душевных ран.

    Вот эти мысли актуальны и в наши дни, когда видны попытки новых удельных князьков во имя эгоистических интересов разорвать Россию
на куски, сначала экономически, а затем и политически. В этом же стихотворении (впервые опубликовано 17 ноября 1968 г.) поэт  говорит

245
русской  земле, что  он молится «не на твои забытые иконы». На первый взгляд, кажется, что это чистый атеизм. Но, если логически рассудить, то получается, что поэт молится на действующие иконы!    В стихотворениях Н.М.Рубцова всё чаще встречается обращение к полям, лесам, рекам, берёзам, к явлениям  природы и, особенно, к животному миру (журавлям, птицам, лошадям и др.), как к своим братьям и сёстрам. В стихотворении «Жеребёнок» поэт говорит:

Он увидал меня и замер,
Смешной и добрый, как божок…  
 
    И к православным храмам  поэт обращается с простыми и точными словами понимания и участия в их судьбе:

И храм старины, удивительный, белоколонный,
Пропал, как виденье, меж этих померкших полей, –   
Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны,
Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей!..

    Имеются сведения, что первый вариант этого стихотворения обсуждался ещё в 1960 г. в литобъединении Кировского завода в Ленинграде. Сокращённый вариант опубликован в октябре 1964 г. в журнале «Октябрь», окончательный вариант – в сборнике  «Звезда полей»  в 1967 году. Мог ли Н.Рубцов опубликовать в шестидесятые годы, годы тотального атеизма, строку в варианте «но жаль мне, но жаль мне растоптанной царской короны»? Ответ ясен. А с другой стороны, дело не  в царской короне. Суть проблемы в том, что Россия не может существовать без централизованной власти (неважно как будет называться глава государства – царь, император, генеральный секретарь, президент, премьер-министр). Иначе России не будет, её раздерут на части новые крупные и мелкие удельные князья на радость западным и доморощенным «друзьям», а затем может начаться и гражданская война за национальные интересы каждого региона. И лозунг «Разделяй и властвуй» будет реализован.
    В стихотворении «Эх, коня, да удаль азиата…» (лето 1961 г.) Рубцов пока ещё фривольно говорит: «покрестившись лихо на собор…», «ты мне скажешь:  – Боже упаси!..», «словно Богом свергнутый с небес…». Хотя поэт не высказывается  о божественном  происхождении мира,

246
но безоглядной хулой Бога в своей поэзии не занимается. В окончательном варианте «Видений на холме» (1964 г.) поэт пишет:

Россия, Русь – куда я ни взгляну…
За все твои страдания и битвы
Люблю твою, Россия, старину,
Твои леса, погосты и молитвы.
………………………………….
Россия, Русь! Храни себя, храни!
Смотри опять в леса твои и долы
Со всех сторон нагрянули они,
Иных времён татары и монголы.

Они несут на флагах чёрный крест,
Они крестами небо закрестили,
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России.

    И это было опубликовано в годы триумфа официальной атеистиче-ской идеологии! Предвидения Рубцова просто поражают читателей, которые теперь знают, насколько ежегодно сокращается население России. И как ускоренно растёт количество крестов на погостах.
    В 60-е и в 70-е годы 20-го века шло негласное соревнование различных поэтических направлений: либерального диссидентского с ритмическими конструкциями и народного патриотического  с исполь-зованием всего богатства русского языка и традиционной культуры. У Николая Рубцова утверждается чёткая жизненная позиция с понятиями Добра и Справедливости. В стихотворении «Чудный месяц плывёт над рекою» (1963 г.) поэт сообщает:

И тоскуя всё меньше и меньше,
Словно бог, я хожу по земле.

    Во многих стихотворениях Н.Рубцова есть подтекст, но не сексуальный как у многих  раскрепощённых стихотворцев, а духовный (справедливость, честь, вера в Добро, в историческую миссию России). И даже, казалось бы, вакхическое по содержанию  стихотворение  «Гость» поэт заканчивает вопросом: «Неужели Бога нет?»

247
   Итак, когда же наступил переломный момент в повороте поэта к пониманию  действующих в окружающем мире разрушительных сил и идеи спасения каждого человека от насаждаемого эгоизма? По мнению автора, это стихотворение «Русский огонёк», на которое уже обращали внимание литературоведы… Вот Николай Рубцов идёт в ноябре 1963 г. по заснеженной пустынной дороге, в «томительный мороз» к своей малой Родине, к далёкому селу Никольское, к дочери Лене и к Генриетте.  Это было при поездках из Москвы. Но дадим слово поэту:

Какая глушь! Я был один живой.
Один живой в бескрайнем мёртвом поле!
Вдруг тихий свет (пригрезившийся, что ли?)
Мелькнул в пустыне,
                                 как сторожевой…

Я был совсем как снежный человек,
Входя в избу (последняя надежда!)…

    И вот в этой спасительной  избе, у немолодой уже хозяйки поэт делает великое, для всех нас живущих, открытие:

Как много жёлтых снимков на Руси
В такой простой и бережной оправе!
И вдруг открылся мне
И поразил
Сиротский смысл семейных фотографий:

Огнём, враждой
Земля полным-полна,
И близких всех душа не позабудет…
Скажи, родимый,
Будет ли война?  –  
И я сказал:  – Наверное, не будет.

     В каждой русской семье с фотографий смотрят погибшие дети, братья, отцы и деды. К 1963 году это были  участники  локальных войн в 1936-1940 г.г., Великой Отечественной войны с Германией (1941-1945 г.г.) и Японией (1945 г.). И  поэт  понял, что  вражда – главная

248
причина всяких войн. На вопрос хозяйки путник не может дать точный ответ. «Наверное, не будет» – это   сомнительная надежда. И вот хозяйка – русская женщина сообщает непринуждённо такую народную мудрость, до которой ещё долго идти многим сильным мира сего:

Дай Бог, дай Бог…
Ведь всем не угодишь,
А от раздора пользы не прибудет… –     
И вдруг опять:
Не будет, говоришь?
Нет,  –  говорю,  – наверное, не будет.
Дай Бог, дай Бог…

    Хозяйка заботится  не о себе, а о живущих где-то, за избой,  близких и далёких и даже об ушедших. И просит она Бога, чтобы не было войны: – Дай  Бог, дай Бог! Путник не может дать  уверенную надежду. А что такое война для крестьянки, для сельской семьи – хранитель-ницы исторической России? Зло и зло! А когда путник хочет расплатиться с хозяйкой, происходит примечательный диалог:

Господь с тобой! Мы денег не берём!
Что ж,  – говорю, – желаю вам здоровья!
За всё добро расплатимся добром,
За всю любовь расплатимся любовью…      

   И вот это высказывание Николая Рубцова по частному случаю попытки оплаты ночлега оборачивается нетленным на века пожеланием Добра и Любви. А поэт благодарит русский огонёк:

За то, что, с доброй верою дружа,
Среди тревог великих и разбоя
Горишь, горишь как добрая душа,
Горишь во мгле,  – и нет тебе покоя…  

    Конечно, любой нормальный поэт, когда пишет стихотворение, не задумывается о философских концепциях, он просто вольно или невольно выражает своё мировоззрение, соединяет явления природы и жизни с божественным пониманием происхождения мира.

249
   В стихотворении «Выпал снег…» (1970 г.) поэт радуется жизни:

Снег летит на храм Софии,
На детей, а их не счесть.
Снег летит по всей России,
Словно радостная весть.

    А вот насчёт детей, которых «не счесть», поэт выдаёт свою мечту за действительность. Дело в том, что демографическая ситуация для русского народа резко изменилась за прошедшие тридцать восемь лет (отсчёт с 1964 г. – прим автора, текст статьи от 2002 г.!). Однодетные русские семьи (по статистике не менее 60%) являются самой главной проблемой в настоящее время в России, обуславливают вырождение русского народа по материальным и  зависящим только от власти  причинам. Эта грозная тенденция  должна быть срочно изменена, иначе в ближайшее время не удержать территорию Российской державы. Понимание семейных  проблем было у Н.М.Рубцова в те далёкие 60-е годы 20-го века. Вот что пишет поэт в стихотворении «За тост хороший» (опубликовано 1 января 1971 г. за 18 дней до гибели):

Теперь шампанского не грех
Поднять бокал за тост
                                   хороший:
За Новый год,
                      за детский смех,
За матерей, за нас за всех,
За то, что нам всего дороже.

     Рубцов часто ездил по вологодской земле с разными целями: в поисках крыши над головой, в командировки, на отдых в лесной глуши или на встречи с друзьями. И в этих поездках всегда интересовался историческими памятниками и храмами. В стихотворении «Ферапонтово» об известном монастыре поэт пишет:
 
В потемневших лучах горизонта
Я смотрел на окрестности те,
Где узрела душа Ферапонта
Что-то Божье в земной красоте.

250
И однажды возникло из грёзы,
Из молящейся этой души,
Как трава, как вода, как берёзы,
Диво дивное в русской глуши.

    А сколько раз в своих стихотворениях Николай Рубцов говорит о душе! Вот, например: «Славное время! Души моей лучшие годы», «По душе мне родные пейзажи», «Пусть душа останется чиста», «Я клянусь! Душа моя чиста!», «Когда душе моей сойдёт успокоенье», «Слагается в душе негромкий стих».  
     Н.А.Старичкова сохранила иконы Николая Рубцова, в том числе икону Николая Угодника, которая была расколота в ночь убийства поэта. В октябре 2001 года автор побывал  в Вологде в квартире-музее Н.А.Старичковой, где был сделан снимок икон. поэта («Российский писатель», № 3, февраль 2002 г.). Это фото проясняет для сомневающихся  вопрос об отношении Поэта к православной вере.   

            11.3. Тютчев и Рубцов
 (из авторской статьи в книге «Поэзия. Истина.Рубцов. Авторская поэзия и критика XXI века», 2007 г., изд. И.Балабанов)

     Эти два русских поэта, казалось бы, не могут быть поставлены рядом. Они по происхождению находятся на разных ступенях сословной лестницы. Между ними историческая эпоха и глубокие общественные потрясения в России.
     Фёдор Иванович Тютчев (1803-1873 г.г.) – дворянин, окончил словесное отделение Московского университета, дипломат, свободно владевший французским и немецким языками, глубокими философскими знаниями, свыше двадцати лет прожил за границей и познал менталитет элиты Запада.  
      Николай Михайлович Рубцов (1936-1971 г.г.) – крестьянский сын,
сирота, детдомовец, получил народное воспитание, гармонист и гитарист-самоучка, моряк, рабочий. За счёт самообразования, общения в литературных объединениях на флоте и в Ленинграде приобрёл глубокие знания. Окончил престижный Литературный институт.
     И Тютчев и Рубцов уже признаны как русские национальные поэты. Для того, чтобы найти общность в творчестве, с одной стороны дворянина, с другой крестьянина, надо подразобраться в сути поэзии.

251
     В.Г.Белинский первым заявил: «Поэт в России, больше, чем поэт». То-есть, поставил ключевой вопрос: А что своим творчеством даёт Поэт читателю? В 19-м веке правящей идеологией в России было православие, которым руководствовались все слои населения. Первыми духовными раскольниками общества стали декабристы, часть которых была масонами, а часть – обманутыми лозунгами свободы.
    Начало девятнадцатого века отмечено появлением двух гениев русской поэзии: А.С. Пушкин (1799 – 1837) и Ф.И.Тютчев. И уже в 1820 г. они вступают в полемику друг с другом!  Пушкин писал о служении Отчизне, но «на обломках самовластья». А Тютчев на опыте Истории знает о постоянном враждебном окружении России, о необходимости сплочения общества и говорит Пушкину:

Но граждан не смущай покою
И блеска не мрачи венца.  
Певец! Под царскою парчою
Своей волшебною струною
Смягчай, а не тревожь сердца!

    Здесь  Тютчев выступает как государственник, а Пушкин как борец за свободу личности. Вечное противостояние в российской Истории!
    В знаменитом стихотворении «Славянам» (1867 г.), которое не мог не знать Н.М.Рубцов, поэт-дипломат Ф.И.Тютчев предупреждает напористых западных политиков:

Они кричат, они грозятся:
«Вот к стенке мы славян прижмём!»
Ну, как бы им не оборваться
В задорном натиске своём!..

    Конечно, признаком любой высокой поэзии является соблюдение ритма и наличие нетривиальных рифмы и образов. Но мастерство ритмических построений это ещё не поэзия. Или это русскоязычная поэзия. Настоящая русская поэзия основана на традиционном православном мировоззрении и патриотизме, народных песнях, бытовых обрядах, то есть на генетическом мировоззрении национального поэта, если оно не искажено запрограммированным перевоспитанием по какой-либо «новейшей современной» идеологии.

252
    И следующий фактор должен присутствовать: непринуждённость стихосложения должна быть  обязательно связана с народным русским языком. А вот первичное знание языка зависит от среды детско-юношеского проживания и воспитания. Думаю, что все понимают, что воспитание в дворянских семьях и в крестьянских сильно различалось как по направленности, так и по языку. Поэтому можно определённо различать «дворянскую» (сословно-элитарную) русскую поэзию (Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Фет, Полонский и др.) и крестьянскую (народную) поэзию (Кольцов, Никитин и затем Есенин). Но оба вида этой сословной поэзии роднила любовь к Родине, России, к общей Истории. В этом было духовное единство элиты и народа.
     А социальное равенство (в историческом аспекте) или самое сбалансированное неравенство было достигнуто лишь в советскую эпоху, когда официальная зарплата члена Политбюро составляла 1200 рублей, средняя зарплата рабочих и служащих – 200 рублей, прожиточный минимум порядка 70 рублей, хотя система обслуживания высшей элиты (членов ЦК КПСС, министров) отличалась от аналогичной для большинства представителей хозяйственной, технической, гуманитарной и рабочей среды.
     С   начала   20-го   века    в   условиях   нашествия   разночинной интеллигенции поэзия в России разделилась на множество течений. Декадентско-ритмическое направление с пропагандистским  приспособленческим уклоном возглавлял Маяковский, а графоманское с тем же уклоном – Демьян  Бедный. Традиционное русское направление продолжали Есенин и Блок. Стихи многих городских стихотворцев были зачастую оторваны от народной жизни. И только Великая Отечественная война 1941-1945 г.г. развернула мышление многих советских поэтов на реальность бытия и на народность.
      Но чем же смог дворянин Тютчев в области поэзии привлечь сельского Рубцова? По мнению автора, Тютчев показал Рубцову словарную отточенность поэтической конструкции, непринуждённость ритмики и рифмы, высшее понимание исторической ситуации. И даже в лирических стихах, в условиях личной семейной трагедии Тютчев выдерживает тональность, не опускается до Вселенского плача.
    Ряд названий и содержание стихов Тютчева перекликаются с темами Рубцова. У Тютчева и Есенина Рубцов нашёл обращение к душе, как носительнице русского понимания окружающего мира. Рубцов говорил о себе: «Я – аристократ духа». И никто из друзей не возражал.

253
     Вот что аристократ по происхождению Тютчев говорит о душе:

О вещая душа моя,
О сердце, полное тревоги –
О, как ты бьёшься на пороге
Как бы двойного бытия!…

    Интуитивно Тютчев пишет о возможной раздвоенности своей души. У Рубцова полное единение  с душой: «Я клянусь: Душа моя чиста», «Давно душа блуждать устала…», «Когда душе моей сойдёт успокоенье…»  
    Гениальный поэт и остроумный собеседник, Тютчев удивил либеральный высший свет пониманием европейской идеологии и политики. Тютчев знал главное: нельзя русским людям враждовать из-за сословности и различий в политических взглядах, потому что Россия постоянно находилась и находится под угрозой зарубежной интервенции: ранее это была открытая военная, сейчас духовная – последняя, самая изощрённая – посредством хитро-мудрых программ, измышлений бульварных газет и журналов.
    Тютчев был за эволюционный путь развития, против выяснения, чья идеология правее. В этом состоит также высшая мудрость простого народа, которую  принимают  за долготерпение. Революции  и  бунты  рождались,  как стихийный протест против неспособности власти эволюционным путем решить назревшие социальные и духовные проблемы. А менталитет русского народа   перемалывал  не  одну  инородную  идеологию. Даже  пролетарский интернационализм  был   переработан   в   русско-советский патриотизм  в середине 30-х годов 20-го века при противоречивом тоталитаризме и действиях части элиты, заражённой русофобией и космополитизмом.
     По направленности поэзии Рубцов органически связан с Тютчевым. Из одного неиссякаемого глубинного источника они черпали чистую воду поэзии. Они слышали музыку и слова песен в том русском (по менталитету) потоке звуков, в который они заходили. Тютчев пишет:

Впросонках слышу я – и не могу
Вообразить такое сочетанье,
А слышу свист полозьев на снегу
И ласточки весенней щебетанье.

254
    Вот и Н.Рубцов пишет: «Я слышу звуки, которых не слышит никто…». И всё-таки поэты дворянские писали о народной жизни созерцательно, средой их общения были салоны, где они искали Истину. А для крестьянских поэтов средой обитания была земля, как
источник жизнеобеспечения, русская природа, река, лес, поле, луг, берёзы, лесные и домашние звери. И духовное отражение жизни – песни, пляски, хороводы, вышивание, светские и православные обряды. И, наконец, понимание божественного происхождения всего окружающего мира Рубцов представляет в стихотворении «Ферапонтово». Н.Рубцов ещё летом-осенью 1964 года в добровольно-принудительной ссылке в селе Никольском Тотемского района, за 6 лет до гибели, осознал силу своей поэзии и свою задачу в области русской поэзии, когда написал: Но я у Тютчева и Фета,/ Проверю искреннее  слово,/ Чтоб книгу Тютчева и Фета /Продолжить книгою Рубцова!..   
       В этом и состоит связь Времён и творчества обоих национальных поэтов: говорить о народной жизни и ходе Истории искреннее Слово. И нет таких нормальных критиков, которые стали бы в открытую оспаривать Истину о том, что именно Рубцов в 1960-е годы блуждания мысли гуманитарной интеллигенции продолжил и поддержал традиционное народно-патриотическое направление в русской поэзии .

        11.4. Исповедальная поэзия Рубцова
(из авторской статьи в газете «Московский литератор», № 1, 2008 г.)
 
    Поэты в силу используемого жанра в литературе являются представителями индивидуального публично выражаемого мировоззрения. Как показывает практика, одни поэты отслеживают тенденции и пристраиваются к текущей политической линии, другие – дистанцируют себя  в оппозицию к теории и практике  идей, третьи – откровенно или скрытно выражают свое  мировоззрение. Как было уже сказано: есть поэзия от ума и есть поэзия от Души.
    Как известно Рубцова  причисляли к разным направлениям, одним из которых была названа «тихая лирика» или «деревенская» литература. Хронологический анализ творчества Рубцова показал, что поэт прошел несколько периодов развития мировоззрения и поэтического самовыражения: поисковый лирико-философский в юности («Деревенские ночи», «Осень! Летит  по дорогам…» «Два пути»), морское патриотическое на Северном флоте («Северная берёза», «Ты с

255
кораблём прощалась», «Родное море»), поисковое ритмизированное и сельско-ностальгическое в Ленинграде («В океане», «Я весь в мазуте…», «Видения в долине…»), поисковое народное в с.Никольском в 1962-1964 г.г. («Тихая моя родина», «Душа хранит», «Видения на холме»)  и народно-православное философское («О Московском Кремле», «Журавли», «Ферапонтово»). На всех этих этапах прослеживаются мотивы открытой исповеди Н.М.Рубцова перед читателем. Нигде поэт не хитрит, не мудрит, не приспосабливается. Он только вынужден припрятывать своё народное видение событий в подтекстах стихов. И открывается заложенный смысл  стиха не сразу
      Подход к достоверной  характеристике творчества Рубцова  наметился в авторской пьесе «Звезда полей Николая Рубцова» (61):
    «А что мне ответить на вопросы о моей жизни? Оглянулись бы на себя. У каждого грехов выше крыши. А я никому вреда не приношу. В лести не замечен, в холуях никогда не ходил и ходить не буду. Я же моряк! Все мои мысли, вся моя жизнь в моих стихах. Я ведь как на исповеди:

Почему мне так не повезло?
По волнам, давно уже усталый,
Разгонюсь – забуду про весло,
И тотчас швырнёт меня на скалы!»

     Когда Рубцов писал «Я», русский читатель чувствовал за этим «Мы». Когда Дербина писала «Я», то это было эгоистическое «Я». Поэзию Дербиной не идентифицируешь как исповедальную, так как в ней не присутствует православное мировоззрение.
    И вот теперь можно дать чёткое обоснование:
    Поэзия Рубцова – это исповедальная русская поэзия.  Она по сути православная. Это – вера каждого Человека в Добро, Любовь, Справедливость, в духовные заповеди. В последнем опубликованном перед гибелью новогоднем стихотворении «За тост хороший» Рубцов приглашает всех: «За детский смех, за матерей, за нас за всех, за то, что нам всего дороже». И в то атеистическое  время, когда церковные колокола молчали, поэт выражает свою мечту: «Свой добрый вологодский звон разносят древние куранты». В этих предвидениях и надеждах и состоит подлинное Возрождение вековых традиций в России. Вот чем наша духовная поэзия отличается от всех других.  

256
        11.5.  Гоголь и  Рубцов.  Связь времён и мировоззрений.
(Из авторской статьи в газете «Калужское слово», № 6, 2009 г.).

    Есть несколько свидетельств и признаков творческой близости или даже единства мировоззрений между Н.В.Гоголем и Н.М.Рубцовым.
   В течение юношеского периода жизни Н.Рубцов последовательно знакомился с творчеством А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, А.В.Кольцова, С.А.Есенина, А.А.Блока, Ф.И.Достоевского. Можно определённо отметить, что начинающий в то время  поэт ищет творческий ориентир. Более глубоко уже в литинституте  Рубцов изучал в рамках и  за рамками учебного процесса творчество Державина, Ф.И.Тютчева, А.А.Фета, Д.Кедрина, Э.Хемингуэя. Поэт просто впитывал в сознание содержание, стилистику и творческие ходы этих неординарных писателей. Очень высоко отзывался Н.Рубцов о поэзии Ф.И.Тютчева: «Все его стихи шедевры». Но Рубцов шёл абсолютно своим путём, потому что все названные поэты жили и творили  в другой социально-духовной среде и на другой языковой основе. Признаем, что созерцательный взгляд на крестьянскую жизнь из дворянской усадьбы отличается от противоположного социального взгляда со стороны, например А.В.Кольцова или С.А.Есенина.
   Н.В.Гоголь жил в эпоху 30-50-х годов 19-го века и прекрасно знал все нюансы делопроизводства и психологию поведения служащих. Все отрицательные свойства (карьеризм, лесть, зависть) мещанина представлены им в «Ревизоре». Эту пьесу можно назвать комедией и в то же время трагедией раздвоенных душ персонажей.
    В литературной обстановке 60-х годов 20-го века, во время учёбы в литинституте, Рубцов наверняка знал собрание сочинений Н.В.Гоголя в шести томах (1953 г.). Есть свидетельства современников, что Рубцов в это время читал Библию. Самообразование шло непрерывно.
    Есть свидетельства М.Корякиной, жены В.П.Астафьева о встречах с Рубцовым: «Вскоре он повёл разговор о Гоголе, да так интересно с юмором, с удивлённой радостью, наизусть цитируя отрывки и реплики из «Мёртвых душ». Мы смеялись до слёз. Николаю это очень нравилось. Прощаясь, пообещал в следующий раз развеселить нас рассказами из литинститутской жизни».
    Сообщается, что во время сдачи экзамена по русской литературе у Рубцова зашёл спор с преподавателем о позиции Н.В.Гоголя. Рубцов сбегал в библиотеку, нашёл нужный абзац и доказал  свою правоту.

257  
    В Вологде, в квартире Н.Рубцова на стене висели портреты Э.Хемингуэя и Н.В.Гоголя. После убийства поэта на полу обнаружен разбитый портрет Гоголя.    
    Всё это внешние признаки отношения Рубцова к национальному русско-славянскому писателю, фактически создателю художественного духовного направления в русской литературе  19-го  века.
    Разбирать творчество Н.В.Гоголя можно бесконечно. Гоголь, как бы, мазками набросал пёструю картину современного ему общества. Летящая до сих пор неизвестно куда Россия – мистическая тройка, перед которой расступаются народы и государства. Мертвые души Собакевича, Плюшкина, Коробочки, Ноздрёва и других  – это потерянные души управляющего сословия той эпохи.
    В письмах «Выбранные места из переписки с друзьями» Н.В.Гоголь хотел разъяснить, растолковать суть поэмы. Понять захотели не все, в том числе, В.Г.Белинский.
    Особый интерес представляют следующие литературоведческие провидческие  высказывания Н.В.Гоголя:
    «Поэзия есть чистая исповедь души, а не порождение искусства или хотения человеческого; поэзия есть правда души, а потому и всем равно может быть доступна. Способность вымысла и творчества есть слишком высокая способность и даётся одним только всемирным гениям, которых появление слишком редко на земле; опасно и вступать на этот путь другому…».  
    «Ещё доселе загадка – этот необъяснимый разгул, который слышится в наших песнях, несётся куда-то   мимо жизни и самой песни, как бы сгорая желанием лучшей отчизны, по которой тоскует со дня создания своего человек… Ещё тайна для многих этот необыкновенный лиризм – рождение верховной трезвости ума,  – который исходит от наших церковных песней и канонов и покуда так же безотчётно возносит дух поэта, как безотчётно подмывают его сердце  родные звуки нашей песни».                                           
   Творчество Н.М.Рубцова пронизано мистикой: отражением сверхестественных явлений, а также загадочными, необъяснимыми поворотами в поведении личности. Мистические мотивы проявляются в целом ряде стихотворений: «В горнице», «Наступление ночи», «Ферапонтово», «Философские стихи», «Осенние этюды», «Вечернее происшествие», «До конца», «Последний костёр».
    Особый интерес представляет стихотворение Н.Рубцова «Гоголь»:

258
Горит вся жизнь. Горит весь труд. Не шутка!
В минуту Гоголь обо всём забыл.
России стало холодно и жутко,
Когда он печь однажды затопил.

Горят, горят слова, прощаясь с ним.     
Они кричат немыми голосами!
Он, озарённый пламенем своим,
Глядит в огонь безумными глазами.

Никто же не проснулся, как нарочно!
Чужие люди…Так тому и быть.
Ах, если б мама, мама среди ночи
Камин бы не позволила топить.

Ах, если б мама…Или Пушкин близко.
Но никого. Один лишь в небе бог.
А на лице живые пляшут блики.
А Гоголь слаб. А Гоголь очень плох.

Ему осталось уповать на бога.
Зачем слуга? Вот разве труп стеречь.
Он знает: жить ему совсем немного,
И он спешит скорее душу сжечь.

    Это  стихотворение показывает, как хорошо и глубоко  Рубцов знал творчество и обстоятельства жизни Н.В.Гоголя.
    Особенно актуально звучит в наше время высказывание Н.В.Гоголя:    
    «Нет, не Пушкин или кто другой должен стать теперь в образец наш: другие уже времена пришли…свойства, обнаруженные нашими поэтами, суть наши народные свойства…, поэты берутся не откуда же нибудь из-за моря, но исходят из своего народа. Это огни, из него излетевшие, передовые вестники сил его. Другие времена несут и другие дела, иные задачи, а потому и не напомнят они уже никого из наших прежних поэтов. Самая речь их будет другая; она будет ближе и родственнее нашей русской душе: ещё в ней слышнее выступят наши народные начала»                                                               
   Это предвидение реализовалось в творчестве С.Есенина и Н.Рубцова.

259
   11.6. «Творческая мастерская Н.М.Рубцова. «В минуты музыки» (из авторской статьи в газете «Московский литератор», № 6, 2009г.)

    Бытует  мнение, что Рубцов практически сразу создавал в голове и записывал стихотворение начисто на бумаге. Это совсем не так.
    В Вологодском литературном музее им. Рубцова появились копии стихотворных текстов из некоторых ранее неизвестных записных книжек Н.М.Рубцова. Эти черновые записи представляют интерес для исследования творческого подхода Рубцова к созданию стихотворения.
    В книге «Николай Рубцов» (Собрание сочинений в трёх томах, том 1, стр. 340)  редактор В.Зинченко пишет: «Сохранился автограф поэта, опубликованный в книге В.Коротаева «Козырная дама», Вологда, 1991 г., с датой 31/V66 г. Судя по дате – стихотворение написано на Алтае».
    Записная книжка свидетельствует о том, что стихотворение написано гораздо раньше, ещё в Европейской части страны. Разберём разновидности текстов по строфам. Первая строфа звучит:

В минуты музыки печальной
Я представляю жёлтый плёс,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берёз.

    В записной книжке несколько раз написана эта строфа, нет других вариантов. Видно, что она была выстрадана поэтом, так как каждая последующая попытка продолжения стиха начинается с 1-ой строфы. Представленная тема прощания с любимой женщиной не подпадает под какую-либо из тем, задаваемых на семинарах в литинституте.
    В записной книжке поэт приводит несколько вариантов второй строфы. Видно, с каким трудом Рубцов подходил к подлинному (для него) отражению переживаний. Вот варианты (указаны курсивом)

«Я вижу птиц под небом серым,
Воспринимающих с трудом
Свой путь без солнца, путь без веры
Над застывающим прудом».

«Птиц, продолжающих с трудом», «И нас одних под небом серым, /Среди погаснувших полей», «И путь без солнца, путь без веры».

260
     Далее следуют варианты строки:
«Летящих мимо журавлей», «И холодом под небом серым», «Гонимых стужей журавлей», «Последних птиц под небом серым», «И тишину под небом серым», «Гонимых ветром журавлей».
    Подбираясь к желаемому варианту, Рубцов искал, каким природным явлением (сверху!) обусловлен отлёт журавлей. Сочетание «летящих мимо», – это  констатация факта – нет причины отлёта. Гонимых «стужей», «ветром», «холодом», «воспринимающих с трудом» свой
путь, –  не оказалось для поэта достоверным отражением явления. И находит Рубцов обозначение стихии «снегом» – символом, объединяющим предыдущие символы – природные явления.  
    Во второй записной книжке читаем: «Давно душа летать устала за пищей в прошлые года».
    Эта строфа приземлена бытовой последней строкой «За пищей в прошлые года». В окончательном варианте Рубцов уничтожает эту строку. Потому что не душа летает за пищей, а страждущее тело. Значит, была у поэта непрерывно самоцензура. После выезда из села Никольского, негативных событий весны 1966 года в Москве поэт в общежитии  признавался, что очень устал от жизненных обстоятельств.  Бездомного (в 30 лет!) поэта гонит по стране проза жизни.
     В окончательном варианте 3-я и 4-я строфы приобретают исповедально-мистический характер:

Давно душа блуждать устала
В былой любви, в былом хмелю,
Давно понять пора настала,
Что слишком призраки люблю.
Но всё равно в жилищах зыбких –
Попробуй их останови!  –
Перекликаясь, плачут скрипки
О жёлтом плёсе, о любви.

     Поэт сообщает читателю, что его «душа блуждать устала». Читаем исповедь Рубцова: «в былой любви, в былом хмелю», «слишком призраки люблю». И далее обращение к любому читателю: «Попробуй их останови?»  И возникает вопрос: Кого или что останавливать: Призраки или плачущие скрипки? А откуда взялись скрипки? То есть в этом невидимом мире звучат грустные мелодии прощания?!
 
261
  Опубликованные 5-я и 6-я строфы:

И всё равно под небом низким
Я вижу явственно, до слёз,
И жёлтый плёс, и голос близкий,
И шум порывистых берёз.
Как будто вечен час прощальный,
Как будто время ни причём…
В минуты музыки печальной
Не говорите ни о чём.

    Лирический герой (Рубцов) прощается с любимой женщиной. И это происходит в трогательных незабываемых местах юности, где «жёлтый плёс», «и шум порывистых берёз», в селе, о котором Рубцов сказал: «здесь души моей родина». Это драма личной жизни. Представленные варианты «В минуты музыки» в записных книжках Рубцова были выстраданы и написаны осенью – в начале зимы 1965 года (отлёт журавлей), так как поэт следовал в творчестве  текущим событиям.
   Разлука с дочерью Леной и с Гетой Меньшиковой (гражданской женой) воспринимается остро вдали от родных мест, особенно во время пребывания поэта на Алтае, где стихотворение было окончательно записано и опубликовано.

   11.7. О мистическом мировозреиии Рубцова. Гоголь и Рубцов
(из авторской статьи в альманахе «Звезда полей 2010» вып.2, М.,
2010, изд. НО «Рубцовский творческий союз»)

   О направлениях мировоззрения Рубцова целенаправленно или фрагментарно  написано несколько литературных статей, особенно после выхода сборника «Звезда полей» (весна 1967 г.) и после гибели поэта. Надо отметить статьи Анатолия Передреева (1967 г.), Станислава Куняева (1968 г.), Валерия Дементьева (1970 г.), Василия Оботурова  (1974г.), Вик. Каратаева (1975г.), Вадима Кожинова (1976 г.), Юрия Селезнёва (1977 г.)
    О православном мировоззрении Н.М.Рубцова упоминали А.Романов, В.Бараков и Н.Коняев.
    Разные исследователи сообщали о присутствии в творчестве Рубцова то стихии ветра, то о наличии спектра цветовых красок (серой, светлой

262
или чёрной), то о темах дороги, то о теме «тихой» лирике, то о скрытой социальности тем (город – деревня), о патриотизме. Это свидетельствует, преимущественно, о мировоззрении, литературной позиции и направленности знаний конкретного критика, литературоведа, писателя,  но не объясняет причины воздействия поэзии Рубцова на душу читателя, не раскрывает глубину поэзии Рубцова, не может быть принято в качестве всеобъемлющей достоверной. Поэзия Рубцова – это алмаз с великим множеством граней, которые невозможно разделить, не нарушив целостность восприятия.  По мнению автора, кристаллической структурой творчества Рубцова (как многогранного алмаза) является  мистическое восприятие окружающего мира, которое отразилось во многих стихах поэта и которое согласуется с ведическим и православным не декларированным  мировоззрением Рубцова.
    Рассмотрим хронологически  мистические  мотивы Рубцова.
    Возьмём сочинение «О родном уголке», которое написано не 14-летним школьником (как ранее обосновывала одна пропагандистка),  а 17-летним студентом Рубцовым в Кировске (1953 г.). Впервые оно опубликовано В.Оботуровым 19 января 1986 года в газете «Вологодский комсомолец».  Николай Рубцов даёт описание виртуальной встречи с медведем в лесу, который «с каким-то диким рёвом бросился мне навстречу; вероятно с неотразимым желанием смять меня, раздавить, уничтожить… Первой мыслью было бежать,
бежать от этого страшного «чудовища», но ноги не повиновались мне, они подгибались от неминуемого страха, так сильно охватившего мою детскую душу. Вдруг какая-то неведомая  мне самому сила придаёт мне небывалую смелость и решительность…»  Лирический герой вступает в схватку с диким животным. «Может быть, всё это покажется невероятным, но представьте себе, как часто такие истории и им подобные видел я во сне в те же тёмные тотемские ночи, засыпая под заунывную песню ветра, свистящего в трубе»
    Встреча с представителем инородных сил, упомянута у Н.Рубцова в  стихотворении «Сказка-сказочка» (Ленинград, 1960 г.):

Влетел ко мне какой-то бес.
Он был не в духе или пьян.
И в драку сразу же полез:
Повёл себя как хулиган.

263
Он вдруг схватил мою гармонь.
Я вижу всё. Я весь горю!
Я говорю ему:  – Не тронь,
Не тронь гармошку!  – говорю.

    Многие читатели и друзья поэта принимали содержание этого стихотворения как бытовую шутку-сказку.  Тем более, далее «бес от злости стал глупей, и стал бутылки бить в углу». То есть картина казалась  зарисовкой поэта для эстрадного выступления.
     В стихотворении  «Видения в долине» (1960 г.) Рубцов сообщает:
 
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России…

    Мистическая картина, нарисованная Рубцовым, воспринималась в то время  читателем как поиск поэтических образов. Но оказалась предви-дением, поскольку превратилась к нашему времени в реальную.  Рубцов видел тенденцию вымирания русского народа в стране.
    В начале июля 1962 года  Рубцов сформировал самиздатовский сборник «Волны и скалы»  и на несколько дней задержал выпуск. В стихотворении «Поэт» (1-9.07.1962 г.).  Рубцов рисует видения:

Трущобный двор.
                              Фигура на углу.
Мерещится, что это Достоевский.
И ходит холод ветреный и резкий.
И стены погружаются во мглу.
Гранитным громом
                                грянуло с небес!
Весь небосвод в сверкании и блеске!
И видел я, как вздрогнул Достоевский,
Как тяжело ссутулился, исчез.
Не может быть,
                        чтоб это был не он!
Как без него представить эти тени,
И странный свет,
                          и грязные ступени,
И гром, и стены с четырёх сторон?!

264
    Практически каждый читатель в те 60-е атеистические годы 20-го века полагал, что это фантазии поэта. Но Рубцов с самого начала творчества писал по видимым им событиям. И не случайно затем:

Я продолжаю верить в этот бред,
Когда в своё притонное жилище
По коридору,
                        в страшной темнотище,
Отдав поклон, меня ведёт поэт…

    И далее от Рубцова-лирического героя следует:

В моей судьбе творились чудеса!..

    Тогда, в эпоху материально беззаботной жизни  никто и не мог подумать, что Рубцов видит чудеса.  А Рубцов писал: «Я слышу звуки, которых не слышит никто».  В стихотворении «Чудный месяц плывёт над рекою…» читаем:

Словно слышится пение хора,
Словно скачут на тройках гонцы.
И в глуши задремавшего бора
Всё звенят и звенят бубенцы…

    Стихотворение «В горнице» (первый вариант под названием «В звёздную ночь») написано в июле 1963 г.  Строфы самостоятельны по сюжету. Осмысление  мистического подтекста, скрытого за видимыми бытовыми картинами,  требует неоднократного прочтения. Фактически только музыка и песня позволили осознать народную философию текста. 4-я строфа соединила сюжеты предыдущих. Поэт видит оптимистический путь: «буду до ночной звезды лодку мастерить себе».  
    Мистические картины наблюдает лирический герой Рубцова в программном  стихотворении «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…».  Некоторые современники поэта буквально воспринимали текст строки. А Рубцов направлял внимание читателя на окружающее:

И храм старины, удивительный, белоколонный,
Пропал, как виденье, меж этих померкших полей…

265
Боюсь я, боюсь я, как вольная сильная птица.
Разбить свои крылья и больше не видеть чудес!
Боюсь, что над нами не будет таинственной силы!

    Это предупреждение каждому читателю, предложение оглянуться вокруг. Вот ещё примеры мистического восприятия явлений:

И сыплет листья лес,
Как деньги медные,  –
Спасибо край чудес!
Но мы не бедные…
А чем утешены,
                      что лес покинули
Все черти лешие
И все кикиморы?...

Слышишь, ветер шумит по сараю?
Слышишь, дочка смеётся во сне?
Может, ангелы с нею играют
И под небо уносятся с ней…

   Особняком стоит «Вечернее происшествие», случайная встреча с мистической лошадью в лесу:

Мне лошадь встретилась в кустах
И  вздрогнул я. А было поздно.
………………………………….
Мы жутко так, не до конца,
Переглянулись по два раза…

   – Я  слышу звуки, которых не слышит никто, –  говорит поэт.
    Это уже выход на контакт с высшими силами.
    В стихотворении «Прощальная песня»(1965 г.)  поэт говорит:

Ты не знаешь, как ночью по тропам
За спиною, куда ни пойду,
Чей-то злой, настигающий топот
Всё мне слышится словно в бреду.

266
    Это уже прямое сообщение о преследовании Поэта со стороны мистических или не мистических, реальных  сил. И это не случайно.
Поэт видел в окружающих явлениях множество знаков действия нечистых сил. В «Философских стихах» поэт предвидел:

Когда-нибудь ужасной будет ночь.
И мне навстречу злобно и обидно
Такой буран засвищет, что невмочь,
Что станет свету белого не видно!
Но я пойду! Я знаю наперёд,
Что счастлив тот, хоть с ног его сбивает,
Кто всё пройдёт, когда душа ведёт,
И выше счастья в жизни не бывает!
Чтоб снова силы чуждые дрожа,
Все полегли и долго не очнулись.
Чтоб в смертный час рассудок и душа,
Как в этот раз друг другу улыбнулись…

   Это прозрение по событиям. Рубцов не играл с потусторонними силами, он чувствовал враждебность. Реальные факты были в буфетах ЦДЛ, в Москве в общежитии, в Вологде в застольях. Не случайный поэтический след по мотивам преследования оставлял Н.М.Рубцов.

          11.8.  «Пророки есть в Отечестве моём!»
(из авторской статьи в книге «Николай Рубцов»: И пусть стихов серебряные струны…». 2002 г., МГО СП России)

    В связи с музыкально-ритмическим строем поэзии Н.Рубцова рассмотрим мнение  Г.В.Свиридова о музыке и песнях:  
     «В  прошедшие времена музыка (на Руси) была нескольких видов:
1. Храмовая, собственно духовная, богослужебная музыка.    
2. Духовно-народная музыка, песни раскола, гимны (слагаемые отшельниками, монахами, сектантами и т.д.).
3. Народная музыка (богатейшая), музыка праздников, обрядов, кален-дарные песни, свадебные, предсвадебные, похоронные, трудовые и т.д.
4.Скоморошья музыка, музыка профессионалов-шутов, созданная для потехи, для развлечения. Сия последняя была музыкой, исполнявшейся людьми, не имевшими подлинного человеческого достоинства…,

267
    Свиридов в книге «Музыка как судьба» выделил поэзию Рубцова:
    «Бывают слова изумительной красоты (например, Рубцов) – они сами музыка. Они не нуждаются в музыке, либо для воплощения их в музыке нужен примитив, который донесёт красоту этих слов»
    О народной песенно-музыкальной культуре Свиридов сказал:
     «Романс и песня – наиболее распространённые, наиболее любимые виды музыки. Они проникают в самое сердце человека и живут в нём не только как воспоминания, ощущения; они живут в сердце сами, живые; можно вспомнить мелодию, запеть её   самому   и т.д.  В    музыкальной   среде     полупрезрительно называются дилетанты, а на самом деле большие таланты и подлинные мастера, создавшие изумительные образцы искусства, которые живут до сих пор в сердцах тысяч и тысяч людей. «Однозвучно гремит колокольчик», «Вот мчится тройка почтовая», «Соловей мой, соловей», «Не шей ты мне, матушка, красный сарафан».
    «Бытовые приметы, воспетые в этой музыке … давно ушли из жизни, а музыка всё живёт, волнует сердца!
    Почему?  Попытаться ответить!  Что главное в музыке и стихах».
      Такие вопросы ставил перед собой гениальный композитор Г.В.Свиридов. Вот что он пишет далее «О главном для меня»:
    «Художник призван служить, по мере своих сил, раскрытию Истины Мира. В синтезе  Музыки и Слова может быть заключена эта истина.
    Музыка – искусство бессознательного. Я отрицаю за Музыкой – мысль, тем более какую-либо философию. То, что в музыкальных кругах называется Философией, есть не более чем Рационализм и диктуемая им условность (способ) движения музыкальной материи. Этот Рационализм и почитается в малом круге людей Философией.
   На своих волнах (бессознательного) она (музыка) несёт Слово и раскрывает сокровенный тайный смысл этого Слова.
     Слово же несёт в себе Мысль о Мире (ибо оно предназначено для выражения Мысли). Музыка же несёт Чувство, Ощущение, Душу Мира. Вместе они образуют Истину Мира».
    На титульном листе книги надпись рукой Свиридова: «Эту поэзию нам надо свято хранить! Могут сказать: Рубцов – не Пушкин, не Блок…Неважно! Какой он есть – он единственный. Другого нет!»
   На стихи Рубцова непрофессиональными (народными!) композито-рами создано более 160 (!!!) песен. И, по большому счёту, каждый  отберёт такие, которые близки Душе слушателя – гражданина России!
   
268                                        

P.S. Представлена глава 11 из монографии Юрия Кириенко-Малюгина «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз».  2011

Юрий Кириенко-Малюгин. Глава 9. «Звезда полей» - луч Света в русской поэзии.

«И счастлив я, пока на свете белом…»
(сентябрь 1966 года – июнь  1969 года)
 
      По Вологодчине, по Московии, по издательствам. «Звезда полей» – луч Света в русской поэзии 20-го века. Жилищная проблема решена. А семейно-бытовая? 
 
      Пока Николай Рубцов был на Алтае в журнале «Сельская молодежь», № 8, 1966 были опубликованы его стихи  «Приезд Тютчева»  и  «Жар-птица». Одно дело, когда твои стихи публикуют в областной печати, в «Вологодском комсомольце».), а другое – во  всесоюзном журнале. Рубцов продолжает в «Жар-птице» (как и раньше)  неторопливо размышлять о сельской жизни, об ушедших временах, о том, а что на горизонте. Как бытовая исповедь перед читателем, звучат признания поэта о непредсказуемых путях-дорогах. (курсив Ю.К.-М.)
 
А дальше за лесом – большая деревня,
Вороны на ёлках, старухи в домах,
Деревни, деревни вдали на холмах,
Меж ними село 
                         с колокольнею древней…
 
В деревне виднее природа и люди.
Конечно, за всех говорить не берусь!
Виднее над полем при звёздном салюте,
На чём поднималась великая Русь.
………………………………………..
Мотало меня и на сейнере в трюме,
И так, на пирушках, во дни торжества,
И долго на ветках дорожных раздумий,
Как плод, созревала моя голова.
 
Не  раз ко дворцу, где сиял карнавал,
Я ветреным франтом в машине катился,
Ну, словом, как Бог, я везде побывал
И всё же, и всё же домой воротился…  (курсив Ю.К.-М.)
 
195
     Далее следует вопрос прохожего и диалог со стариком-пастухом: 
 
– Так что же нам делать, узнать интересно…
– А ты,  – говорит,  – полюби и жалей,
И помни хотя бы родную окрестность,
Вот этот десяток холмов и полей…  (курсив Ю.К.-М.)
– Ну ладно! Я рыжиков вам принесу…
 
     Интересный поворот делает Рубцов в этом диалоге. Он не даёт прямого комментария к философии пастуха, благодарность за Совет по жизни проявляется дежурным «Ну ладно!» и обещанием принести подарок в виде рыжиков из леса.
    Опять, как в беседах с хозяйкой избы в «Русском огоньке», с кочегаром (вручившим матросу лопату, как награду), со старухой о хлебе (который сам себя несёт), с бригадиром в Сибири (о гибели радужного мира от чьей-то руки), проявляется высшая народная мудрость – народная философия случайных собеседников. Недаром русский литературный критик М.П.Лобанов в статье «Слово и дело»  писал: «Становится понятным, почему Л. Толстой так ценил Монтеня, когда читаешь в тех же «Опытах»: «Нравы и рассуждения крестьян я нахожу обычно более соответствующими наставлениям подлинной философии, чем нравы и рассуждения наших философов»  (курсив Ю.К.-М.).  
       О совместной поездке с поэтессой Н. Груздевой в Москву в конце лета 1966 г. пишет Н. Старичкова  (62):
      «Москва. Улица Добролюбова, 9/11. Общежитие института. Помню  сердитую   дежурную, которая  бросила  мой   паспорт   в ящик стола. Нина завела меня в комнату…
      Комната просторная, но неуютная. Стойкий табачный запах. Железные, похожие на арестантские кровати. Окно с мутными стёклами двойных рам на одну треть заполнена пачками из-под сигарет.
      Группа молодых людей о чём-то спорит между собой.
      «Куда я попала?».
      И тут как ветром распахивается дверь, не входит, а влетает Рубцов в расстёгнутом пальто и вскинутыми вверх руками. С возгласами бросаются  к нему студенты,  хватают  в  свои  объятия.
 
196
Рубцов смеётся и тоже с жестами, как обычно, читает стихи, объясняет, что за ним была погоня…
       Вскоре пришла Нина, но не одна, а с Сергеем Чухиным. Он поздоровался со мной. Мы знали друг друга по литературным семинарам. Это был юноша с добрым сердцем и открытой душой. Один из близких друзей Рубцова. Погиб Чухин тоже трагически в самом расцвете поэтического таланта. А тогда, тёмным осенним вечером, он был в Москве моим ангелом-хранителем».
       Как пишет Н. Старичкова, Рубцов в этот вечер пел под гитару «Прощальную песню». И сказал, что поедет в Ленинград.  
      Вспоминает Василий Макеев (58):
      «В 1966 году соплезвонистым хуторским казачком сразу после одиннадцатилетки, на удивление всей родне, я поступил в литературный институт. Познания мои в поэзии были чертополошны и беспорядочны: я довольно хорошо знал Блока и Есенина, взахлёб упивался только что открытыми Пастернаком и Цветаевой, в то же время бережно хранил вырванные из «Юности» подборки стихов Евтушенко с Вознесенским и с удовольствием читал расхожие книжки какого-нибудь Волгина или Гредева. Хотя внутри уже шелохнулось некое слабое подозрение в шарлатанстве тогдашних поэтических кумиров, но честно признаться в этом я не смел даже самому себе.
      По давней традиции первокурсники литинститута в начале учебного года проводят поэтический вечер, показывая преподавателям и старшим товарищам товар лицом. На вечере я продишканил   нечто    распевно-казачье с  густым самогонным духманом,…а потому неожиданно сорвал толику аплодисментов от скептических слушателей.  И тут бесшумно и властно меня взял под локоть кудрявый, грубовато-красивый парень (это был Саша Петров, поэт с Урала, его уже нет с нами), сказал торжественно: «Пойдём! Тебя зовёт Коля!»  – и потянул к выходу. Никакого Колю я не знал ни во сне, ни вживе, но почему-то понял – идти надо…  
     …Мужичок (Рубцов) ещё некоторое время почти с ненавистью вглядывался в меня, а потом вдруг заморгал часто-часто и почти закричал:  «У тебя нет России! Есенин пел про Русь уходящую, я пою про Русь ушедшую, а у тебя никакой нет!»…
      В тот же вечер я услышал стихи Рубцова, многие из которых он
исполнял   своим  особенным   речитативом   под  гитару. И пел,   и
 
197
просто читал он очень ясно и отчётливо, неуловимо подчёркивая музыку каждого слова, в такт помахивая от груди вверх маленькой крепкой рукой…
     Мой сосед по комнате снимал квартиру в городе, и Николай часто ночевал у меня на свободной койке, половые матрасы ему изрядно поднадоели, хотя в быту он вёл себя более чем непритязательно».        
      В конце сентября 1966 года из общежития Николай едет к брату в Невскую Дубровку под Ленинград и живёт там почти два месяца. Рубцов готовит уточнённую подборку стихотворений для своей книжки «Звезда полей». В письме в издательство «Советский писатель» предлагает заменить «Отправляясь в дорогу» и «Доволен я буквально всем!», включить  «Ветер всхлипывал, словно дитя». Посылает «Зимним вечерком», предлагает добавить  «Весна на берегу Бии», в вёрстку стихотворения «Звезда полей» вносит новое четверостишие (27). 
      Валентина Рубцова вспоминает о Николае: «Приедет – уедет. С братом поговорят. Про стихи говорят. А Николай тоже играл на гармошке, «классно» играл, хочется слушать, чтоб не мешать, настолько тонко музыку чувствовал. Уж не хочется ни подпеть, ничего, хочется просто слушать. На гармошке причём. Песню всё время пел: «Меж высоких хлебов затерялося небогатое наше село…». Альберт-то  пел  всё, частушки играл…Ну  уж   если    братья   сошлись – совершенно  трезвые, никакой выпивки – у них до утра всё стихи, стихи, стихи…» (39). 
       Николай Рубцов уезжает из Невской Дубровки и Ленинграда. А куда въезжать? Общежитие в Москве для него открыто только на период сдачи сессий. В чужых углах долго не проживёшь. Рубцов едет в Вологду.   
       В состоянии человека, плывущего по течению, увидел Рубцова в Вологде журналист Александр Рачков, сам – гармонист и тоже     бывший моряк. Ехал А. Рачков с журналистом Александром Анфимовым на редакционной машине для покупки подарка Гурию Ивановичу Прусакову, редактору  газеты «Сокольская правда». Интересны для понимания характера и музыкальности Рубцова эта случайная встреча за два дня до 7 ноября 1966 года в городе, уже празднично разукрашенном. Об ответе поэта на вопрос о том, куда же он  направляется, А. Рачков сообщает (27): 
 
198
     « – Иду-плыву навстречу людям. Хочу заразиться их здоровьем и жизнерадостностью,– без улыбки ответил Николай и пытливо сощурился на нас».
      И Рачков пригласил Рубцова  на новоселье Г. И. Прусакова. По предложению Рубцова в качестве подарка была куплена гитара и по ходу поездки Николай Рубцов настроил гитару. Вот что пишет А. Рачков о том, что запомнилось на новоселье у Прусакова (27):
      «..Рубцов не играл на гитаре в общепринятом понимании, не аккомпанировал даже – он пел свои стихи с гитарой дуэтом. Струны звенели, ревели, дребезжали, вздрагивали  и  затихали в
унисон движениям и голосу певца. Душа и пальцы работали в удивительном  согласии….Иногда казалось, что он никого вокруг себя не замечает, настолько отрешённый вдруг становился взгляд, устремлённый  в ему одному видимую даль».
      Об игре Рубцова на гармони А. Рачков сообщает (27): 
      «В этот миг, кроме нас, никого нет: он играет – я пляшу. Глаза в глаза. Потом Николай, как по команде, поворачивает голову влево (так некоторым гармонистам легче играть), и я увидел на шее вздувшуюся от напряжения вену. По душе, как кнутом, стегнуло: человек из всех сил выкладывается, а я дурацкой ревностью   мучаюсь. Подобрал  дробь  под  не   совсем  чёткий перебор и спел частушку. Чувствую, музыка легла ровно, и меня, как на плавной качели, без рывков и ускорений повела рубцовская мелодия дальше – от частушки к частушке». 
       А затем гармонь взял А. Рачков. Вот его воспоминания: «Никогда мне Рубцову играть плясовую не приходилось, но чувство подсказывало, что частые переборы тут не подойдут. Я заиграл «Барыню». И под плавный выход вывел Николая на середину пола. И не ошибся. Он больше  дирижировал   руками,   вскидывая   их   вверх,  чем перебирал ногами. А при каждом присоединении всхохатывал, словно окунался в холодную воду. Потом он остановился против меня, и, покачиваясь из стороны в сторону, спел частушку, услышанную от меня…».
      В ноябре-декабре 1966 года  Рубцов готовит курсовые работы для сдачи зимней сессии. Поэт занят работой с редакциями, корректировкой «сибирских» и других стихов. С января  1967 года Рубцов часто бывает в редакции  «Вологодского комсомольца», как пишет   Сергей Чухин,  который   перешёл  на    заочное   отделение
 
199
литинститута и начал работать в этой газете (27).  Ночует Рубцов, где придётся. Денег хватает только на прожиточный минимум. 
      Вспоминает Анатолий Чечетин (27):
     «Кто издавался, тот знает, как много хлопот и забот на пути печатания любого труда. И именно на одном из таких «зигзагов» Коля пришёл ко мне с просьбой найти ему машинистку для срочной перепечатки рукописи (это было, вероятно, в декабре 1966 года, прим. Ю.К.-М.).
      – Через два дня нужно сдать в издательство, иначе «выпадет» из плана,  – пояснил он. 
      Я понёс рукопись нашей студентке-заочнице, неподалёку работавшей в машбюро. Она согласилась напечатать быстро, зная полную неплатёжеспособность поэта и глубоко чтя и любя его стихи. Она буквально с благоговением перебирала каждую страничку, написанную его рукой.
      Утром в назначенный день Коля пришёл ко мне  на работу за рукописью. На лице его были печаль и озабоченность. Я указал глазами на аккуратно разложенные три экземпляра текста, лежащие на столе. Он тут же весь просиял, обрадовался. Застеснялся насчёт оплаты, но я сказал, что Зоя всё равно денег не возьмёт.. Он пообещал потом отблагодарить её…». Так вот помогали поэту во время сдать в издательство профессионально отпечатанную рукопись.
      Николай Рубцов ответственно подошёл к отбору стихотворений сборника «Звезда полей». Задержка в сроках издания позволила углубить содержательность и эмоциональность отдельных стихов,   в одной из строф  задать философский вопрос Читателю и себе:  
 
Я брожу… Я слышу пенье…
И в покуренной груди
Снова слышу я волненье:
Что же, что же впереди?
 
        По свидетельству Н. Шантаренкова в издательстве «Искусство»  в феврале 1967 года готовился  репертуарный сборник «Стихи, стихи…» 
      Н. Шантаренков подметил то обстоятельство, что оба сборника:  «Звезда полей»  и «Стихи, стихи…»  в   один  и  тот  же  день  были 
 
200
подписаны к печати – 9 февраля 1967 г.». Значит, Рубцов в январе-феврале 1967 года был в Москве для работы с редакциями.
     После сдачи рукописей  Рубцов опять возвращается в Вологду. Как вспоминает Н. Старичкова, 8 марта 1967 года в Вологде Нина Груздева пригласила её к себе. В гостях был Рубцов и Чухин.  Было чтение стихов. Груздева попросила Старичкову, чтобы  Николай Рубцов переночевал в её семье. Утром Рубцов был погружён в чтение письма (как следует из смысла дальнейшего текста, письмо 
было от Г. М. Меньшиковой (62).
       В начале апреля 1967 года Рубцов приезжает в Бабаево. По сообщению В. Лукошникова (63) поэт «в редакцию ворвался, как 
метеор, какой-то возбуждённый, радостный. Его как будто что-то распирало изнутри, готовое вот-вот вылиться наружу». В это время в Москве печатался тираж «Звезды полей», о чём знал поэт. Причём, в сборник вошли такие исповедальные стихи, как «Осенние этюды», «Душа хранит», «Журавли»», а также «сибирские» стихи «Старая дорога», «В горной долине», «Весна на берегу Бии», «В минуты музыки», «Прекрасно небо голубое…». 
      По воспоминаниям В. Лукошникова (63), Рубцов  работал в редакции в течение двух недель беспрерывно, иногда засыпая за столом. Очевидно, поэт брал стихи из памяти,  перерабатывал их на ходу перед сдачей на публикации, что было присуще стилю его работы. 8 апреля 1967 года в газете  «Ленинский путь», №43 было впервые опубликовано стихотворение «Шумит Катунь» (первый вариант).  22 апреля 1967 года газета публикует стихи  «Ворона», «Медведь», «Море», «Высокий дуб. Глубокая вода» (63).
      По воспоминаниям тележурналиста Леонида Беляева , 28 апреля 1967 года Рубцов в Череповце дарит ему «Звезду полей» (26). Вероятно, это был один из сигнальных экземпляров (прим. Ю.К.-М.). Два раза Рубцов был у Беляева в Белозерске. Беляев записывал поэта в Череповце на радиопередачи в альманах «Северяне», но редакторы не пропускали в эфир: «уж больно много у  него  церквей  и  крестов  в  стихах» (26,  стр. 132). В   Череповце  Рубцов передал  в газету  «Коммунист»  подборку стихотворений.  
Благодаря заместителю редактора В. В. Викулову гонорар поэту был выплачен досрочно. 21 мая 1967 года на «Странице выходного дня» в рубрике любителям поэзии газета опубликовала «Ночь на родине»,  «Звезда полей»,   «Утро»,   «Сапоги мои…»   и  «Шумит
 
201
Катунь» в первой редакции. Подборку готовила зав. отделом культуры  газеты   Р.  С. Минина (26). «Русский огонёк» и «Осен-ние этюды» были отклонены редакторами. Минина приводит вариант стихотворения «Русский огонёк» (26).   
    Светлая картина фактически села Никольского от центральной улицы к реке Толшма нарисована Рубцовым в стихотворении «Утро»:
 
Когда, смеясь на дворике глухом
Встречают солнце взрослые и дети,  – 
Воспрянув духом, выбегу на холм
И всё увижу в самом лучшем свете.
 
Деревья, избы, лошадь на мосту,
Цветущий луг – везде о них тоскую.
И, разлюбив всю эту красоту,
Я не создам, наверное, другую.
 
      Весной 1967 года  Николай Рубцов приезжает  в Сергиев Посад, 
Православную столицу России. Обсуждает стихи участников городского литературного объединения. Имеется фотография встречи  московских поэтов и Рубцова с местными литераторами.       
     Вспоминает Анатолий Чечетин (27):
    «И вот, когда пришли с экземплярами уже вышедшей книги ко мне домой и пока собирали на стол, он без просьбы и напоминания не забыл надписать Зое (машинистке – прим. Ю.К.-М.) и мне, сердечнейшие и памятные, на всю жизнь, автографы.
    Началось обычное экспромтное застолье…  Когда   наговорились 
и  устали друг друга слушать, включили радиолу. Через какое-то время Коля вдруг спросил:
       – У тебя есть «Дорога жизни»?
      – Моцарт? Пламенная симфония?
      – Да.
      – Есть.
      – Поставь, пожалуйста.
      – С удовольствием.   
      Я действительно ставил эту пластинку с удовольствием. И потому, что помнил, как слушал Моцарта Коля на улице Герцена…
 
202
     И вот, будто по мановению волшебной палочки, в квартире мощно зазвучал оркестр. Я слушал и время от времени наблюдал, как снова он весь ушёл туда, куда позвала – увела его поистине божественная музыка. Приятель Коли что-то пытался говорить, но он резким жестом прервал его и до самого конца дослушал творение Моцарта» (27). 
      Ещё одно свидетельство  Анатолия Чечетина:
      «А 8 мая 1967 г. я записал в дневнике следующее: «Два дня назад встретил Колю Рубцова. Он надписал мне свою книгу». «Толе, Анатолию Чечетину с вечной любовью. 6 мая 1967 г.  Н.Рубцов». 
     15 мая 1967 г. Николай Рубцов дарит руководителю семинара Н.Н.Сидоренко «Звезду полей» с надписью: «Николаю Николаевичу с редкой любовью и благодарностью от ученика».
      С мая 1967 года жизнь Николая Рубцова поплыла под знаком «Звезды полей».  Обратимся   к    свидетельствам современников Николая Рубцова.
     Вспоминает Анатолий Азовский  (69):
    «Беру с полки заветную книжицу…«Звезда полей». Дейст-вительно – звезда. И не только – полей! На титульном листе надпись: «Дорогому другу Толе Азовскому от Николая Рубцова». И дата – 2 июня 1967 года…
      На наших литературных четвергах за огромным круглым столом библиотеки свердловского Дома работников искусств спорили до хрипоты, а то и чуть ли не до кулаков дело доходило: каждый отстаивал свою точку зрения, каждый с пророческой убеждённостью указывал, как писать надо. Одни, их, конечно, большинство, – евтушенко-вознесенско-рождественского направ-ления жаркими сторонниками были, другие – винокуро-тарковскуюпоэзию  на щит поднимали, третьи пели в кулуарах что-то книжно-романтическое из Новеллы Матвеевой…
      А вот после публикации в «Октябре» (август 1964 года и октябрь 1965 года – прим. Ю.К.-М.) имя Николая Рубцова уже твёрдо вошло в наши горячечные споры. Тогда открыли мы и Вла-димира Соколова, и Бориса Примерова, и Анатолия Передреева, и многих других поэтов, на которых и внимания не обращали.
      Лично же с Николаем Рубцовым я познакомился года через два в буйных   стенах   общежития   литинститута.  Случилось  так,  что
 
203
сессии нашего второго курса заочного отделения и четвёртого, на котором учился Николай, проходили в одно и то же время…» (это было в конце мая - начале июня 1967 года,  – прим. Ю.К.-М.) . 
      Друг Рубцова, Александр Петров, пригласил А. Азовского на картошечку в мундире и  предложил земляку познакомиться с Рубцовым. На что Азовский ответил (69): «На готовенькое я не согласен. Ты пока доваривай картошку, а я мигом в магазин сбегаю. Знакомиться, так уж по-русски…». 
      При знакомстве с Рубцовым у А. Азовского в кармане пиджака оказалась «Звезда полей». Далее Азовский пишет (69):
      «А ну-ка дай,  – заметил Рубцов мой жест. В голосе его прозвучало резковатое нетерпение. Я с недоумением протянул ему «Звезду  полей»    и … просто   опешил.   Николай   резко,     одним
движением, вытряхнул книгу из суперобложки и довольно злобно  разорвал  последнюю   на    мелкие  кусочки.  Я  выхватил   у    него оголённую книгу и быстро засунул обратно в карман. Подумал, что и её та же участь ждала. В литинституте всё бывает!
     – Не бойся, не изорву,  – успокаивающе усмехнулся Рубцов, видя, с какой торопливостью я застёгиваю карман на пуговицу.  – Рисунок на обложке-то просто ужас. Вот я по мере сил и борюсь с ним.  – И Николай стал смеяться, да до того звонко, что не поддержать   его  было  просто   невозможно. А   рисунок-то,   и  действительно, был, как говорится, не блеск. Своим кубизмо-абстрактным нагромождением деталей он ну никак не выражал сути такой простой русской книжки…
      И можно бы сказать, что ужин проходил вполне задушевно, если бы я, увлекаясь иногда своей болтовнёй, не замечал на себе его   серьёзный  оценивающий  взгляд. Как   я    убедился  потом, болтунов,  особливо  «дюже учёных», он  терпеть  не мог. Помню при одном застолье, довольно обширном и вширь, и ввысь, у нас такой «научный» разговор о нашей родной литературе шёл, такие мудрёные словечки блистали в нём, что без толкового словаря не сразу всё поймёшь. (курсив Ю.К.-М.). Особенно один наглаженный товарищ старался. Уж так он своей эрудицией сыпал, что никому и слова сказать не давал. Да и где ещё он мог высказать свои умные мысли? Печатать его интеллектуальную поэзию почему-то не спешили, а выразиться, просветить кого-то (хоть нас, тёмных) ему очень хотелось. Не зря же он до литинститута ещё один вуз кончал!
 
204
Вот и распускал перед нами пёрышки всех цветов. А Николай, хмурясь, слушал, слушал (наверно, час молчал), да вдруг как выдаст какой-то монолог минут на пять, состоящий из одних философских терминов, да так выдал, что отглаженный товарищ аж привял у нас на глазах, совсем серым стал (курсив Ю.К.-М.).
      Летели годы… И был он совсем не таким (по крайней мере, для меня), каким представляют его сейчас во многих статьях-воспоминаниях: он-де и мрачный, и сложный был…Мне кажется, более простого человека в общежитии и не было тогда. Случалось, конечно, при нашей-то шумной жизни, и с ним иногда, ну да с кем не бывает… А вообще, с людьми малознакомыми он держался осторожно, а чаще всего замкнуто. Но уж если принимал кого засвоего, то у этого «своего» и мысли о какой-то «загадочной личности» возникнуть не могло». 
      Вспоминает Василий Макеев (58):
     «За ним (Рубцовым) стойко стояла слава первого поэта литинститута, а первому по штату полагается свита, поэтому в одиночестве Рубцов в Москве практически не бывал, никогда и стихов не писал. Родиной его стихов почти всегда были Вологда, райцентровские городки и старинные сёла около них. (курсив Ю.К.-М.) Мы в Москве, падкой испокон веков на всякую всесветную  сволочь, спорили  о новаторстве, верлибре, «евтушенковской» рифме, а тут из очередного побега на родину возвращался посвежевший, поопрятневший Николай и напевал нам по простоте душевной про эту тихую родину, про русский огонёк, доброго Филю, какое-нибудь Ферапонтово, «или про чью-то  горькую   чужбину, или  о чём-то русском вообще». И всё становилось на свои места. «Антимиры» и «Братская ГЭС» так и шли дружно по разряду эксперимента и «новаторства»,  а  «Добрый Филя» нечаянно становился классикой русской поэзии…(курсив Ю.К.-М.).
А носить маску этакого мужичка-хитрована из дремучего леса он умел, бродя по вечно слякотной Москве в рябых подшитых валенках или наигрывая на гармошке в богемном застолье незатейливые «страдания».По институту ходила восхищённая – знай наших! – история про знакомство Рубцова с Евтушенко. Побрёл-де наш Коля за гонораром в журнал «Юность», зашёл в отдел поэзии, сидит  себе  в уголке, покуривает. И тут  в комнату во
 
205
всём своём блеске, «рыжине и славе» врывается Евтушенко с журналом в руках и кричит: «Кто такой Рубцов? Познакомьте, я хочу обнять его!» А ему Дрофенко или Чухонцев и показывают – вон, мол, он покуривает. И подошёл журавлино Евтушенко к Коле, протянул торжественно руку, продекламировал: «Евгений Евтушенко!» Поглядел на него прищуристо Коля, поморгал мохнатыми ресничками, почесал в затылке и ответил: «Навроде что-то слыхал про такого…».         
      7 июня 1967 года Николай Рубцов подарил «Звезду полей» рано погибшему талантливому русскому драматургу, автору пьесы «Иркутская история»,  А. В. Вампилову: «По-настоящему доро-гому человеку на земле без слов о твоём творчестве, которое будет судить классическая критика». 
     В июне-июле 1967 года поэт дарит сборники Н. Силкину, Н. Груздевой, Н. Старичковой. 
      А находясь  в  Москве,  Николай Рубцов  опять  оказывается  в
затруднительном материальном положении. Имеется его записка к С. Н. Шмитько, лето 1967 года (19):
      «Серёжа!
      Завтра, часа в два-три я получу в издательстве деньги, но сегодня мне нехорошо перед товарищем: недостаёт у меня одного рубля.  Займи, пожалуйста, до завтра».
      Сборник «Звезда полей» принёс  автору широкую известность  и должен был материально обеспечить поэта  на длительный  период времени. С маститыми писателями, которые прекрасно знали друг друга, неизвестный пока ещё Рубцов стоял в очереди в кассу издательства «Советский писатель». Получив изрядную сумму, Рубцов встретился с В. Кожиновым и они отправились «отмечать» историческое событие в буфет ресторана ЦДЛ. 
      Как сообщает В. Кожинов, они сидели за столиком и спокойно беседовали. Однако, Рубцова узнал один из посетителей, кавказский поэт, и захотел присоединиться. Рубцов возразил, сославшись на важность разговора с Кожиновым. Но кавказский поэт напомнил Рубцову о том, что не раз угощал его. В ответ Рубцов достал из кармана пачку только что полученных в большом количестве купюр и бросил их в лицо назойливому «приятелю». Деньги рассыпались по полу вокруг стола. Опять возник инцидент. Темпераментного   кавказского  поэта   вернули  на  его  место. А
 
206
деньги остались на полу. Кто-то был бы рад немедленному уходу поэта из ЦДЛ. А Рубцов не мог бросить деньги, заработанные за годы тягот и лишений. И поднимать их надо было на глазах у любознательной публики. Кланяться деньгам Рубцов не стал. Он потихоньку сполз со стула под стол, собрал купюры  и вернулся на стул. Интересно, что на этот раз администрация ресторана не стала 
вызывать милицию. Или совесть заговорила, или информация о таланте Рубцова дошла до буфетов и кабинетов.
      Вспоминает поэт Николай Шишов:
     «С Николаем Рубцовым мне довелось познакомиться летом 1967 года на квартире вологодского поэта Бориса Чулкова.
      Однажды я без предупреждения зашёл к нему. Он сидел за столом в окружении книг, многие из которых были довольно объёмистыми и напоминали энциклопедические издания.
     – Видишь,  какие  книги   я  читаю? – сказал   Рубцов,  но   я    уже  заметил его недовольство. Он не любил, когда ему мешали работать, нервничал, становился резким. Я сам обругал себя мысленно и ушёл. А на другое утро при встрече сказал ему шутливо:  
    –  Видел, как ты работаешь…
         Он улыбнулся и ответил:
      – Моя работа начинается с утра. Я не могу подняться с кровати, пока не придумаю какую-нибудь хохму-шутку.
      Рубцов не раз говорил, что любит старинные песни. Как-то мы слушали у меня пластинки давних лет. Но вдруг поэт поставил на проигрыватель «Полонез Огинского» и о других пластинках забыл. Он прокрутил «Полонез» десятки раз, слушал его до самой ночи. Видимо, много созвучного своей душе нашёл он в этой музыке».
      15 июля 1967 года Николай Рубцов направляет заявление в Вологодский обком КПСС  с просьбой о предоставлении жилой площади в Вологде. Рубцов, в частности, пишет:
      «Поскольку я являюсь студентом Литературного института им. Горького (студент-заочник последнего курса), то бываю в Москве, но возможность проживать там имею только во время экзаменационных сессий, т.е. 1-2 месяца в год.
      Всё это значит, что у меня нет ни нормальных бытовых условий, ни нормальных условий для творческой работы…
      В заключение хочется сказать, что меня вполне бы устраивала и
 
207
радовала жизнь и работа в г. Вологде».
      Нужно сказать, что подобные заявления пишут в органы административной власти, то есть в исполком. Но неформальное решение давали партийные органы. Справедливости ради надо сказать, что уже это заявление Рубцова не осталось без внимания. 
      В своих «воспоминаниях» воспылавшая «дружбой» к «деревенскому» поэту Л. Дербина пишет, что она открыла для себя Рубцова, увидев в Воронеже в 1968 году книжку «Звезда полей». Явно лукавит «поэтесса».  Дело в том, что она работала всё время библиотекарем, в Воронеже участвовала в литературном объединении. Любая библиотека в те годы выписывала все литературные издания. И она не могла не читать ведущие журналы «Октябрь», «Юность», «Знамя», «Молодая гвардия», в которых в 60-е годы 20 века публиковались целые подборки стихов Николая Рубцова. Она сама выдавала читателям эти журналы в пользование. 
Тем более, что она сама писала стихи и  публиковалась, готовила сборник стихов. И уже в 1967 году Дербина вторично «вычислила» Рубцова по уровню мастерства. Вспомним, что ещё в апреле 1964 года  она вышла на контакт с неизвестным тогда по публикациям Рубцовым. 
      Как сообщила литератор, поэт, специалист лесного хозяйства  Татьяна Гогулина в период её учёбы в лесотехнической академии в Ленинграде  была  её  случайная  встреча  с  Н. Рубцовым и   Дербиной. (70) Факт встречи явно не понравился Дербиной. То есть уже летом 1967 года Дербина знала о выходе сборника Рубцова «Звезда полей». Тогда же летом 1967 года Т. Гогулина выполнила просьбу Николая Рубцова об участии в приобретении куклы и засвидетельствовала: «Вот эту куклу-блондинку с голубыми мигающими глазами в голубом сарафане я – Татьяна Васильевна Гогулина – выбирала вместе с Николаем Рубцовым летом 1967 года в магазине на 1-ом Муромском проспекте в Ленинграде для Татьяны Рубцовой – жене его сводного брата. Эта кукла мой подарок Рубцовскому центру Северо-Запада г. Москвы. 28 марта 2004 года» (71).
       Во время летних каникул в литинституте в 1967 году Сергей Чухин встретился с Николаем Рубцовым в Вологде.  Чухин пишет, что стоял конец июля.
     «Хочу поехать в Тотьму, к дочке, но, сам понимаешь…
 
208
Да, я знал о хроническом безденежье, которое буквально преследовало Рубцова, приковывало его к городу, к случайным гонорарам и случайным компаниям. (курсив Ю.К.-М.).
       – Поедем со мной в Новленское, – предложил я, – шестьдесят километров отсюда. Там у меня тётя и бабушка. Изба большая – зимняя и летняя. Они – в летней, а мы в зимней будем. Лес, речка, озеро – всё рядом!     
      –  Неудобно…Ты там свой, а я что?» (27). 
      Так вспоминает С. Чухин разговор с Рубцовым. И уговорил  его поехать в деревню. Друзья-поэты часто ходили на речку. На рыбалке Рубцову не везло. С. Чухин пишет: «…посидев час-полтора на реке, он  уходил домой   и слушал бесконечные бабушкины рассказы о былом, о её молодости, прежнем хозяйстве, она его расспрашивала – откуда родом,  где  семья,  сколько  лет  дочке, где  сам  служит…» . То есть Рубцов везде старался получить новые знания. А по  дороге в лес за грибами Николай сочинял на ходу экспромты, из которых Чухин запомнил такой:
 
Забыл приказы ректора,
На всё поставил крест.
Глаза, как два прожектора,
Обшаривают лес.  
 
      И далее С. Чухин сообщает (27):
      «Мы вошли во вкус деревенской жизни и от бабушки поехали в Погорелово, к моим родителям. Походы в лес и на реку продолжались, но всё чаще Рубцов оставался дома писать. Впрочем, писать – не то слово. Ему не требовались ручка и бумага. Он укладывался поверх одеяла, закинув ноги на спинку кровати, и так лежал, бывало, по нескольку часов (курсив Ю.К.-М.). Иногда он окликал меня и читал вслух особенно удачные, по его мнению строки, причём требовал оценить: «Ну как?» Я обычно отвечал уклончиво, мол, строка сама по себе звучит, но как она ляжет в контекст…»  (27).
      С. Чухин показывает Рубцову остатки барского парка, зарос-шийбузиною фундамент особняка, огромный, с тремя островами, пруд, вырытый крепостными в форме двуглавого орла, аллею столетних лип и сосен.  И поэт рисует  картины  «В старом парке»:
 
209                   
Здесь барин жил,
И, может быть, сейчас,
Как старый лев,
Дряхлея на чужбине,
Об этой сладкой,
Вспомнил он малине,
И долго слёзы
Катятся из глаз… 
 
      Да! Николай Рубцов уже на другом уровне. Поэт идёт по дороге, видит запущенный парк, подходит к старому особняку, раз-мышляет о судьбе хозяина, старается понять его переживания о Родине  и таинственная тревога охватывает читателя. 17 августа 1967 года  «Новый путь», Белозерск печатает «В старом парке».
      Почти месяц прожил Николай Рубцов в компании с Сергеем Чухиным на природе. Отдохнул и обогатился новыми впечатлениями в русской глубинке.  Рубцов  передаёт  новые стихи
 в «Вологодский комсомолец» и 3 сентября 1967 года газета публикует стихи-песни  «Зелёные цветы», «Купавы», «Синенький платочек» и «Отплытие». 
      Поэт не просто пишет картины проплывающей жизни, а сам,  как на публичной исповеди, обнажает свои сокровенные мысли и чувства, тревожит души русских братьев и сестёр. 
      В стихотворении «Купавы» Рубцов так расставляет обще-известные слова, что  задевает душу читателя даже без создания какого-либо оригинального образа:
 
И обступают бурную реку
Всё те ж цветы…но девушки другие,
И говорить не надо им, какие
Мы знали дни на этом берегу.
 
Бегут себе, играя и дразня,
Я им кричу: – Куда же вы? Куда вы?
Взгляните ж вы, какие здесь купавы! – 
Но разве кто послушает меня…
 
       Можно  представить  себе,  что  Рубцов  отражает   психологию
 
210
человека, который чувствует, что время  уходит. Но когда поэт просит беззаботных девушек посмотреть на окружающий мир, полюбоваться красотой купав, то он просит оглянуться на прошлое, на Историю, а значит – посмотреть  на своё Будущее. 
      В ностальгической песне «Синенький платочек» поэт (лирический герой) как на исповеди: 
 
Я вспоминаю, сердцем посветлев,
Какой я был взволнованный  и юный!
И пусть стихов серебряные струны
Продолжат свой тоскующий напев
 
О том, какие это были дни!
О том, какие это были ночи!
Издалека, как синенький платочек,
Всю жизнь со мной прощаются они…
 
      И, наконец, в песне-мечте «Зелёные цветы» поэт говорит об окружающем его и всех нас мире:
 
За нами шум и пыльные хвосты –  
Всё улеглось! Одно осталось ясно – 
Что мир устроен грозно и прекрасно,
Что легче там, где поле и цветы.
 
      В этих стихах-песнях (осень 1967 года) Николай Рубцов обращается к людям: « Проснитесь! Оглянитесь! Вспомните – кто  вы и от каких красот и чудес вы отъехали в поисках призрачного счастья и комфорта». Такие  стихи не  могли  не задеть  струны  русской  души.  На вологодской земле редакторы газет сразу признали образность, содержательность, глубину народной по сути поэзии Рубцова. Руководители среднего и высшего звена Вологодской области, сами выходцы из крестьянской и рабочей среды, хорошо понимали жизненные и бытовые проблемы народа.
     В августе 1967 года Николай Рубцов поехал в командировку в Липин Бор. В аэропорту встретил Старичкову,  которая приехала на отдых к родственникам. Вспоминает Василий Елесин, который работал тогда в этом посёлке редактором газеты «Волна» (72):
 
211
      «Памятна первая встреча с ним в этом далёком посёлке. Пришлась она на грибную августовскую пору. В одни из воскресных дней мы с женой, набродившись по роскошным липинборским лесам, возвращались домой с полными корзинками белых грибов. Идти бором было необычайно легко. Когда до посёлка оставалось километра два, вдали, меж вековых сосен, показалась фигурка человека.
      – До чего же похож на Рубцова!  – удивился я.
       – Не может быть, – возразила жена.  – Откуда Коле взяться здесь, за триста километров от Вологды, в незнакомом лесу!   
      И, тем не менее, это был он. Объяснилось всё просто.
     – Зашёл к тебе на квартиру, мать сказала, что ты в лесу. Попросил ведро и пошёл, куда глаза глядят. Здесь у вас прямо прелесть! А вон – белый гриб! А вон – ещё! 
       Рубцов радовался как ребёнок. А грибы позднее оказались в стихах». 
      Николай Рубцов часто бывал в редакции газеты «Волна». Очевидно, что при встрече друзей были беседы о местных легендах. И вот 21 сентября 1967 года «Волна» публикует стихо-творение «Гуляевская горка», в котором есть такие строфы:
 
Простых преданий добрые уста
Ещё о том гласят, что каждодневно
Гуляла здесь прекрасная царевна, – 
Она любила здешние места.
Да! Но и я вполне счастливый тип,
Когда о ней тоскую втихомолку
Или смотрю бессмысленно на ёлку
И вдруг в тени увижу белый гриб!
 
      Потрясает умение Рубцова на подсознательном уровне «увязать» белый гриб с прекрасной царевной. Разнообразные сведения, получаемые поэтом в ходе разговоров с друзьями и случайными попутчиками, перетекают в новые стихи. И складывается  впечатление, что Николай Рубцов непрерывно зачёрпывает из колодезя народных памяти и знаний родниковую воду легенд, местных  говоров-выражений  и образов. Поэт  перемещается  туда, куда гонит ветер судьбы. Вероятно, он считал,
 
212
что всё в руках Божьих и все его радости и невзгоды в этой бездом-ной жизни только будут давать ему бесчисленные впечатления, темы, образы и конкретные знания  для новых стихотворений.
     В селе Липин Бор Николай Рубцов  сообщил, что хочет написать поэму об Александре Невском. Однажды в саду Н. Старичкова нашла маленькую иконку, которую Рубцов забрал категорически со словами: «Это мне». В последний день жизни в селе на машине Михаила и Лиды Ферапонтовых (Лида – школьная  подруга Старичковой)  поехали в лес и набрали множество рыжиков и груздей. На самолёте с мешком грибов вернулись в Вологду (62).   
     В августе 1967 года Вологодский обком КПСС запланировал и организовал агитационную поездку вологодских писателей по Волго-Балтийскому каналу. 24 августа от причала судострои-тельного завода Череповца  отправился теплоход по маршруту Череповец-Вытегра.. . В поездке  участвовали А. Яшин, В. Белов, А. Романов,   В .Коротаев,  Б. Чулков,    Н. Рубцов,   Д. Голубков, Н. Кутов, Л .Беляев, С. Чухин и другие. Во время остановок в речных портах (городках и сёлах) в Кириллове, Белозерске, Липином бору, Вытегре и Оште писатели и поэты выступали на литературных вечерах в местных Домах культуры. 
        По свидетельству учителя городской школы В. Гостинщиковой,  писатели,  в  том  числе Н. Рубцов, выступали 25 августа 1967 г. на конференции преподавателей литературы в ДК г. Кириллова, давали автографы (31). Наблюдаемые во время поездки картины нарисованы поэтом в стихотворении «Последний пароход» о А.Я.Яшине:
 
Он, написавший столько мудрых книжек,  – 
Смотрел туда, где свет зари и грязь
Меж потонувших в зелени домишек…
 
      И снова Рубцов на подсознательном уровне направляет  взгляд читателя на Свет и Тень Бытия: «свет зари и грязь…». 
      На  короткой  кинозаписи  поездки  можно увидеть А. Яшина, Н. Рубцова, В. Белова, В. Коротаева и других. Рубцов оберегал от лишних контактов очень больного в то время Яшина, хотя тот старался не показывать виду. Однако не просто было обмануть такого   проницательного   человека,  как    Рубцов.  Под   Вытегрой
 
213
(дальняя точка поездки по каналу) Рубцов  даже отчитал Чухина, считая, что тот отнимает время у Яшина никчемными разговорами.
       Во время этой поездки, 27 августа 1967 года Рубцов подарил «Звезду полей» А. Я. Яшину  с надписью: «Александру Яковлевичу Яшину с вечной любовью и благодарностью».  
      4 сентября 1967 года в городском Доме культуры в Вологде состоялся литературный вечер. Виктор Коротаев прочитал стихи из цикла «Липовица». Василий Белов – отрывок  из новой повести «Плотницкие рассказы», Сергей Чухин – стихи «Шуршат сухие ивняки» и «Горлинка», Александр Романов – «Серьёзный разговор», Александр Яшин – стихи из книги «День творения». 
     Вспоминает А. Рачков (27):
    «Самой яркой и впечатляющей фигурой, безусловно, был Александр Яшин. Никто не знал и не мог даже предполагать, что это последнее выступление поэта на своей родине. Быть может, только он сам, терзаемый болезнью, тревожно вслушивался в себя и невольно подводил итог своей суровой жизни. Потому так чутко и внимательно он вглядывался в младших братьев по перу, и всего пристальнее следил за Рубцовым…
      В тот вечер Николай Рубцов был в коричневом в тёмную полоску костюме, с аккуратно отточенными (по-флотски) стрелками на брюках, голубой рубашке без галстука и простых чёрных ботинках с блеском на носках.
       Заметно было его волнение. И не потому, что перед ним переполненный зал …, а чувствовал на себе пристальный взгляд Александра Яшина, к которому питал особое отношение. Рубцов прочитал своё любимое «В минуты музыки». Вдохновенно, отбивая правой рукой в воздухе такт и чуть склонив голову набок, словно вслушивался в музыку своего стиха…
       В конце вечера лицо его просветлело. Не любитель давать автографы, в  ту  встречу  Рубцов  охотно  подписывал  «Звезду полей». Его радовала не столько церемония подписания, сколько сами люди, в руках которых он видел свою книжку.
       И вдруг к нему подошла девушка с первой его книжечкой «Лирика». Пальцы Рубцова нервно вздрогнули. Он внимательно посмотрел на девушку, а та смутилась и скороговоркой ответила: «А мне «Звезды полей» не досталось. Всё разобрали уже. И вот только теперь эта…».
 
214
      После встречи в городском Доме культуры состоялся ужин в малом зале  ресторана  «Вологда». В застолье  Николай Рубцов оказался рядом с Яшиным. В этой компании очутился и наш земляк, известный скульптор, академик Сергей Михайлович Орлов, автор памятника Юрию Долгорукому в Москве…
      И вдруг Александр Яшин повернулся к Николаю Рубцову и так проникновенно попросил:
      –  Коля, твой тост. Давай экспромтом что-нибудь! А? 
    Николай взглянул на Яшина, заметно вспыхнул лицом и тихо ответил:
–  Хорошо, Александр Яковлевич… Попробую…
     Волнение с лица постепенно спадало, и оно становилось уверенно-спокойным и даже властным, плотно сжатые губы, жёстко очерченные скулы, прищуренные глаза – всё выражало упорную мысль. Взгляды были устремлены на Рубцова. И он это не столько видел, сколько чувствовал. И вот словно прояснение озарило его лицо. Оно стало спокойным и сдержанно-ликующим.
     Пальцы, до этого нервно перебиравшие ножку бокала, замерли, цепко облегли нагретое стекло, и рука вынесла бокал на середину стола, вздрагивая под такт чтения:
 
За Вологду, землю родную,
Я снова стакан подниму!
И снова тебя поцелую,
И снова отправлюсь во тьму,
И вновь будет дождичек литься…
Пусть всё это длится и длится!
 
      Александр Яшин склонился к Рубцову и приложился к его щеке…»
      Некоторые исследователи скользят по поверхности заложенной мысли поэта и попадают в ловушку недостаточной глубины понимания явлений. Для земляков поэта первые две строки тоста – родные. Вторые две строки – радость жизни  на  земле  и прощание с ней: временное и безвременное. Третьи две строки – пожелание  вечности Бытия (без дождичка жизнь-земля засохнет).      
    О знаменательном эпизоде, который возник на этом вечере вспоминает   А. Рачков (27):
 
215
      «С каждым тостом разговор становился оживлённее и откровеннее. Не сошлись во мнениях о современном  искусстве скульптор Орлов и писатель Белов. Разногласие в любви к малой родине возникло у Яшина с Орловым. Александр Яковлевич вспылил, махнул рукой и, чтобы прекратить спор, в котором была
большая дистанция непонимания друг друга, вместе со стулом отодвинулся от Сергея Михайловича Орлова. Сын того, оскорблённый за отца, иронически спросил:
– Вы, может быть, ещё дальше двинитесь, Александр Яковлевич?  
       Яшин быстро повернул голову к Рубцову, чуть помедлил, потом оглядел всё застолье, сверкнул глазами, и под усами у него растеклась улыбка:    
       – С удовольствием бы, но дальше – некуда. Там Рубцов».
 В «Литературной России» от 22 сентября 1967 года  Передреев  в рецензии под названием «Мир, отражённый в душе» писал:
      «В сегодняшних сборниках стихов «шум времени» зачастую заглушает поэта. Причём, «осваивая время», поэт часто принимает техническое чудо за поэтическое. Воспевают, скажем, аэропорт, не понимая, что это сооружение – всего-навсего быт современного человека и если и имеет отношение к поэзии, то чисто декоративное.
       В книге, если только она производное души поэта, а не просто сгустки слуховой и зрительной информации, должна стоять тишина, подобная тишине глубокой чистой реки, в которой отражается окрестный мир…
      Такие стихи, как «Тихая моя родина», «Русский огонёк», «Я буду скакать по холмам…», «Над вечным покоем», «Зимовье на хут оре», «Видения на холме», проникнутые есенинским поклонением родине, исполненные  радости   и  боли  за  неё,  – 
достойное продолжение традиции русских поэтов прошлого, для которых тема родины всегда была главной!»
       Критики либерального направления обозвали народную поэзию  «тихая» лирика с целью принизить её звучание в обществе. Фактически эти «западники» двадцатого века продолжали идеологическую борьбу со «славянофилами», с представителями патриотического направления в советской и русской литературе. И в  этой  борьбе  отношение  к  поэзии  Рубцова   было   своего   рода
 
216
«лакмусовой» бумажкой для выявления позиции критиков к нашей
Родине, к обществу (курсив Ю.К.-М.), которое дало им образова-ние и неплохое материальное обеспечение по сравнению с трудо-вой опорой Родины – крестьянами, рабочими, инженерами.(31).  
    Рубцов не занимался освещением какой-то заданной темы. Он сочинял интуитивно и эмоционально. И, как известно, тема может совпадать у многих поэтов, а вот способы её решения (образность, ритмика, рифмы и, главное, духовное содержание) различны и зависят от уровня мастерства поэта, от его миропонимания.
     Анатолий  Передреев отмечает также в статье: 
    «Из «поэтических предков» Рубцова я называл Тютчева и Есенина. Среди современников он безусловно опирается на опыт Александра Яшина с его глубинностью, серьёзностью творчества, основанного на коренном языке. Кстати сказать, большой талант этого писателя помог вырасти целой вологодской семье русских писателей: Василию Белову, Сергею Викулову, Николаю Рубцову, Александру Романову, Виктору Коротаеву. Конечно, все они абсолютно разные, друг на друга не похожие, но всех их объединяет одна почва.
     Эта почва родины, природы, деревни – главный учитель Николая Рубцова.
 
В горнице моей светло.
Это от ночной звезды.
Матушка возьмёт ведро,
Молча принесёт воды.
 
     Сколько глубокой поэтической тишины, сколько поистине крестьянской естественности, несуетливости здесь, сколько ощущения жизни как бытия.
     Высокая и светлая звезда освещает большинство стихотворений этой книги, оправдывая превосходное, на мой взгляд, название её.
Жаль только, что её оформление на редкость безвкусно». 
     Отношение Рубцова к «художественному» оформлению обложки в престижном издательстве «Советский писатель известно. Поэт срывал иногда обложку. Художник или специально безвкусно разрисовал обложку или это был какой-то зацикленный абстракционист с коньячно-звёздным уклоном. 
 
217
      Ухватившись за термин «почва родины, природы, деревни», литераторы  урбанистического направления ёрничали в статьях о «деревенской» поэзии Рубцова, старались свести её до уровня местной вологодской тематики и обзывали «почвенниками» писателей русского патриотического движения. Всё это шло под флагом интернационализма, в русле политики космополитизма, охаивания русской самобытности и скрытого  преклонения перед иностранщиной.   
      «Звезда полей» проявилась как первый  луч Света народной философии в поэзии середины 20-го века. Стихи-песни Рубцова продолжили на новом уровне творчество А. Кольцова, С. Есенина,  а также советских русских поэтов А. Фатьянова и М. Исаковского.  
      Сборник  «Звезда полей» завершил второй  период творчества Рубцова. С весны 1967 года начался третий глубинный по духовному отображению жизни этап творчества поэта. 
      В житейском и творческом планах Рубцов в 1967 году (по свидетельству Н. Старичковой) общается с  Чухиным,  В. Беловым, С. Багровым, А. Романовым, Б. Чулковым. 
      Газета «Сокольская правда» в 1965 – 1967  годах представляла стихи Рубцова, а в номере от 17 октября 1967 года, ссылаясь на статью в центральной партийной газете «Правда» от 19 августа 1967 года, перепечатывает абзац: 
«…Наиболее приметное и самобытное явление – книга Николая Рубцова «Звезда полей», лучшие страницы которой захватывают чистым и проникновенным лиризмом и чем-то отвечающим есенинскому, но совершенно самостоятельным по своему характеру».
      В октябре Рубцов три дня жил у А. Рачкова. Поэт читал стихи, играл  на гармошке. Возникла  у друзей  дискуссия о песнях, о связи музыки и слова. И на вопрос А. Рачкова о конкретной песне, враги ли музыка и слово, Рубцов ответил (27): 
    «Нет. Они всегда союзники. Поэтическое слово и есть музыка. Так что из плохой песни время может выкидывать слова, а в хорошей оставлять до конца человеческих дней. Вот «Помню я ещё молодушкой была…» Песня-роман, песня-былина. Нас всех не будет и других ещё после нас, а песня будет звучать первозданной красотой. Гармония души!..». 
     Листая списки студентов-заочников 4-го курса (1966-1967 годы) 
 
218
архиве библиотеки литературного института, обратил внимание, что в графе «адрес» только у Николая Рубцова ничего не обозначено. А в списках студентов 5-го курса (1967-1968 годы) «адрес» у Рубцова: Алтайский край, Красногорский район, с. Красногорское, ул. Мира, 15-а, кв. 5. Может быть, Рубцов думал жить на Алтае? В это время у Н. М. Рубцова в возрасте 31 года нет постоянного местожительства и прописки в России и СССР. 
      Вспоминает А. Азовский (69):     
     «Видел я Николая и в порыве творческой радости. Заскакивает он   как-то   в  комнату (только   что   с  вокзала  приехал, билет в родную Вологду в предварительной кассе купил), а сам – аж сияет весь.  – Слушай, я экспромт сочинил, пока в троллейбусе ехал, – закричал он ещё с порога:
 
Я уплыву на пароходе,
Потом поеду на подводе…
 
     Не можем мы, пишущие, чутко-осторожными друг к другу быть. Если что  не по тебе, надо  сразу же правду-матку высказать. Да погорячее, чтобы «дошло». Вот и я тогда. Ещё не утихло радостное, стосковавшееся «И буду жить в своём народе!», а я уже с замечанием:
     – Что это у тебя за строка – «Потом ещё на чём-то вроде»? для рифмы, что ли?        
      Радостное возбуждение у Николая сразу на убыль пошло. Смотрит на меня своими сплошно-чёрными, чё, мол, тут непонятного? А потом, подумав, тихо так говорит:
    – Да как ты не поймёшь? Я ведь не знаю с е й ч а с, что там за оказия мне подвернётся.
     Помню и Николая беззащитно-грустным. Как-то после окончания сессии собирался я домой, в Свердловск. Николай почему-то не торопился в свою Вологду, хотя сессия у него тоже кончилась. Сидим вдвоём (все поразъехались уже), не спеша «посошок» потягиваем. Грустно было. Под настроение я и пожаловался Николаю, что дома у меня не всё ладно – жена болеет, квартиры своей нет. Николай сочувственно помалкивал. Потом вздохнул тяжело и говорит:
     – Ничего. Обойдётся.   У  тебя хоть какой-то, да всё же тыл есть.
 
219
Ждут тебя. А у меня и того нет – как говорится ни дома, ни лома. Ехать бы вот надо, а к кому, кто ждёт? По друзьям всё мотаюсь. Надоел поди, всем до чёртиков…»  
      28 октября 1967 года  на «Литературной странице» черепо-вецкой газеты «Коммунист» представлены два стихотворения Рубцова: «Она совсем ещё ребёнок» (основной вариант стихо-творения «Зачем?» без последней строфы) и «Гуляевская горка».   
     В октябре 1967 года по ходатайству А. Яшина секретарь обкома В. И. Другов выделил поэту место в филиале  общежитиясовпарт-школы на Октябрьской улице, 19. Хотя и появилась  своя крыша над головой,  не мог  Рубцов держать свой архив в «проходном дворе», в квартире-номере. Автор обращает внимание на то, что место было предоставлено обкомом поэту Рубцову, который не был членом КПСС!
      Вспоминает Василий Оботуров (31):
     «Радушие и уют, которым делились с Николаем Рубцовым многие, помогали ему не только пережить бездомность, но и продуктивно работать все эти годы. У него появились в Вологде друзья, своим человеком он чувствовал себя и в редакции молодёжной газеты.
     В редакции Рубцов появлялся то в сером костюме, тёмной рубашке  со   светло-серым  галстуком   сплошными  крохотными ромбиками, то, несколько позже, в новом коричневом костюме в тонкую  серую полоску  и  белой рубашке  с  зелёным  галстуком. Ботинки и пальто поношенные, но аккуратно вычищенные, и пресловутый длинный шарфик не висел, как попало, а снимался вместе с пальто, когда он усаживался с ребятами играть в шахматы…
Обращала на себя внимание смугловатая бледность его узкого лица с большим лбом…Мне довелось не раз видеть его возмущенным, и не помню, чтобы он был не прав.
Хамского пренебрежения Николай действительно не терпел. Чем он вызывал раздражение людей определённого сорта, трудно сказать, то ли какой-то особой внутренней сосредоточенностью, то ли цепкостью быстрого взгляда, который был «не как у всех»…А между тем выглядел он скорее незаметно, чем вызывающе (курсив Ю.К.-М.).
      Навязчивости  в  Рубцове  не было никакой, пьяным за три года
 
220
мне   не  довелось   его   видеть   ни  разу,   и   потому   многое   в россказнях о нём представляется досужим вымыслом. Да, чуть выпивши, он появлялся не раз…
     Ни разу не случалось, чтобы  он упрашивал печатать то  или иное стихотворение, настаивал. Свои оценки он высказывал прямо и откровенно, если не сказать резко и зачастую не считал нужным их как-то аргументировать. И сам соответственно прямоту принимал спокойно. Но фальши терпеть не мог, ложь угадывал сразу, как и неискренность – и сразу утрачивал интерес к собеседнику, равнодушно и откровенно замолкал, отходил в сторону, не умея и не желая вести игру в «приличия» (курсив Ю.К.-М.). Может быть, поэтому он и не вписывался ни в какую «систему», всегда оставался самим собой».
      В. Зинченко в статье о Николае Рубцове отмечает (73):
     «Однако, литературная судьба Николая Рубцова складывалась успешнее его обыденной, житейской судьбы. Егор Исаев буквально  за руку  отвёл  поэта  в  редакцию  журнала  «Молодая гвардия», где с ним сразу заключили договор и через три месяца опубликовали подборку стихов; тогда же отвёл его в «Правду» к Кошечкину – в «Правде» через три дня напечатали два стихотворения Рубцова…».
      В  начале декабря 1967 года  поэт в связи с подготовкой публикаций находился в Москве. Возвращается в Вологду. Отмечает где-то на радостях свой успех. И 7 декабря 1967 года Рубцова забирают в вытрезвитель. Логично, что приходит информация в адрес областной писательской организации, вологодских горкома и обкома КПСС.
      А 8 декабря 1967 года центральная газета страны «Правда» публикует стихотворения «Шумит Катунь» и «Детство», что нежданно-негаданно изменяет ситуацию. Такая публикация  всегда работает не только  на повышение авторитета поэта. Вот фрагмент эпической алтайской картины, которую Рубцов больше года создавал, прежде чем представил широкому читателю:
 
…Как я подолгу слушал этот шум,
Когда во мгле горел закатный пламень!
Лицом к реке садился я на камень
И всё глядел, задумчив и угрюм,
 
221
Как мимо башен, идолов, гробниц
Катунь неслась широкою лавиной,
И кто-то древней клинописью птиц
Записывал напев её былинный…
 
       Как сказал какой-то «мудрец»: «Стихи писать легко. Надо только правильно расставить всем известные слова». Правда, надо ещё чистую душу и знания вложить в текст.    
       Удивительно почти полное временное совпадение двух событий в Вологде и Москве. И неясно руководителям: то ли награждать Рубцова, то ли наказывать. 
       В начале декабря  1967  года   поэту  предоставили место в однокомнатной квартире с двумя соседями (комсомольскими работниками) на ул. Ветошкина. Условия жизни и творчества также не совсем подходящие. Но есть крыша над головой.
       11 декабря 1967 года Рубцов получил телеграмму из Николы: «Будем в Вологде 12 Челюскинцев 41 кв 2 Гета Леночка». Очевидно, Рубцов встречался с дочерью и Гетой, которые приезжали в Вологду к родственникам или знакомым.
      В декабре 1967 года Рубцов пишет письмо на имя секретаря  Вологодского обкома партии В. И. Другова, в котором сообщает:
      «При Вашем благожелательном участии…я получил место в общежитии. Искренне и глубоко благодарен вам, Василий Иванович, за эту помощь, т.к. с тех пор я живу в более-менее нормальных бытовых условиях.
    Хочу только сообщать следующее:
Нас в комнате проживают трое.
Мои товарищи по месту жительства – люди другого дела.
В комнате, безусловно, бывают родственники и гости.  
     Есть ещё много такого рода пунктов, вследствие которых я до сего времени не имею нормальных условий для работы. Возраст уже не тот, когда можно бродить по морозным улицам и на ходу слагать поэмы и романы. Вследствие тех же «пунктов» я живу отдельно от жены, впрочем, не только вследствие этого: она сама не имеет собственного жилья. (курсив Ю.К.-М.). Среди мало-знакомых людей я привык называть себя «одиноким». Главное, не знаю, когда это кончится» (19).
      Николай Рубцов в  письме называет  Гету,  мать  своей   дочери,
 
222
женой, хотя формально они не были зарегистрированы. Письмо не закончено и, видимо, не отправлено, потому что в таком стиле просьбу о жилье в адрес секретаря обкома не пишут. Но содержание письма говорит о настроениях Рубцова. Вероятно, на основе этого письма поэт написал другое.
      Во всяком случае, в январе 1968 года поэту дали, наконец, отдельную продолговатую комнату (которую в народе метко окрестили «пенал», – прим. Ю.К.-М.). В этой  квартире жила семья партийного работника  (ул. Набережная  VI армии, 209, кв. 43). На руководство Вологодской области подействовал факт публикации стихов Рубцова в «Правде», которая крайне редко печатала поэтов. Теперь у Рубцова появилась постоянная прописка в Вологде.    
     Ходит одна из легенд, связанная с проживанием Николая Рубцова в этой комнате.  Поэт лежит  на раскладушке, уставившись взглядом в потолок. На столе начатая бутылка вина. Вошёл сосед, партийный работник областного масштаба, в новом костюме, в белой рубашке  и при импортном галстуке  и приглашает в свою комнату на новоселье. Рубцов говорит соседу: «Удались, ты мне мешаешь». Сосед опять приглашает. Рубцов снова: «Выйди  вон! Ты мне мешаешь  думать». Сосед: «О чём вы думаете?». Рубцов отвечает: «Я думаю о том, как соединить учения  Ленина и Христа.
А  ты мне мешаешь». Совсем не понравилось поэту, что сосед лез к нему в душу. Партработник письменно жалуется в обком партии. Приглашают на «ковёр» секретаря Вологодской писательской организации А. Романова. Хмурый  после партийного  разноса А. Романов вызывает к себе поэта. Для прояснения обстоятельств дела  посылают за вином.  По ходу «творческой» беседы  Рубцову объясняют, где, о чём и  с кем можно говорить, а  инцидент таким методом  «залакирован». 
      Но возникла ситуация психологической несовместимости личностей в квартире. На совместной кухне у Рубцова ничего нет. Домашнее хозяйство вести без женской руки практически невозможно. У соседа,  А. В. Сидоренкова есть и маленькие дети. В подселении Рубцов опять не получил полной свободы. Старичкова пишет (62): «Единственное «окно в мир» – окно с видом на реку. Единственный стул, раскладушка без матраца, подушки… Главное же в комнате – чемодан, где сложены его нехитрые пожитки – книги, рукописи, переписка…». 
 
223
       Вспоминает журналист Александр Анисенков (74):
      «Однажды я приехал в Вологду, не предупредив Рубцова – обычно я сообщал ему через своих друзей из областной газеты «Красный Север». По старой дружбе зашёл вечером на «огонёк» послушать новые стихи. Был поздний час. Мы сидели за скромно уставленным столом в тесной комнатёнке, напоминавшей чем-то школьный пенал.
     – К «излишествам» нам не привыкать, – пошутил Рубцов, – поужинаем, чем бог послал.  – Перейдя на серьёзный тон, добавил:  – Недостаток мяса меня не огорчает. Тревожит дефицит добра. Дефицит добрых человеческих отношений. Не могу объяснить сегодняшнюю недоброжелательность. Исстари на Руси взаимоотношения отличались чуткостью. Последним делились…
      Вот наша учительница в Николе Нина Ильинична заботилась о нас, как родная. Помню, чернил не было. Бумаги не было тоже. Нина Ильинична учила нас изготавливать чернила из сажи. А тетради для нас делала из своих книг. И мы с великим прилежанием выводили буквы по этим пожелтевшим страницам на уроках чистописания… И никто из нас знать не знал, что в жизни у неё  случилось большое горе: погиб на фронте муж…». 
      Из «пенальной» комнаты  Николай  Рубцов рисует «Вологодский пейзаж»! И бытовые неурядицы не мешают поэту превращать обычный пейзаж в таинственную картину, смысл которой хочется и надо разгадать:     
 
Живу вблизи пустого храма,
На крутизне береговой
И городская панорама
Открыта вся передо мной.
Пейзаж, меняющий обличье,
Мне виден весь со стороны
Во всём таинственном величье
Своей глубокой старины.
 
      В результате поездки по Волго-Балту Сергею Чухину понравилось село Липин Бор, куда он осенью 1967 года переехал работать в качестве корреспондента-организатора местного радиовещания. Чухин приглашал   вологодских  друзей  и   Рубцова
 
224
приехать полюбоваться местной природой.  В районной газете «Волна» продолжал работать  редактором  Василий Елесин. В  конце   января   1968  года   Рубцову   дали    короткую команди-
ровку и  он прилетел в Липин Бор. Одну ночь Рубцов прожил в местной гостинице, где ему не понравилось. А на следующий день поэт подселился  в редакцию. Вспоминает Сергей Чухин (27):
      «Вечерами в редакции В. Д. Елесин и секретарь В. Фофанов подолгу задерживались, подписывая номер в печать. Подкидывали в печь поленья, играли в шахматы. Игроком Рубцов был серьёзным, но азартным в проигрыше и выигрыше». 
      Характерен для Рубцова факт подготовки рукописи новой кни-ги стихов. Дело в том, что Рубцов заявил, что он потерял рукопись, попросил выделить ему машинистку для перепечатки её. И когда В. Елесин удивился тому, как же можно перепечатать рукопись при её отсутствии, Рубцов сказал, что продиктует стихи. У поэта была феноменальная память и в голове шла  непрерывная  работа  над  совершенствованием текстов. То, что большинство поэтов выискивало за столом перед окончательным выпуском в свет, Рубцов «делал» в голове. И он надиктовал машинистке рукопись будущей книги «Душа хранит» для Северо-Западного издательства. В сборник вошли, в основном, стихи-песни, созданные в 1967 году.
      В программном стихотворении «Привет, Россия – родина моя!..» Николай  Рубцов на все времена сказал:
 
За все хоромы я не отдаю
Свой низкий дом с крапивой под оконцем…
Как миротворно в горницу мою
По вечерам закатывалось солнце!
 
       Вот это и есть в поэтической форме фрагмент русской народной философии, которую до сих пор не могут понять всё новые и новые  долларопоклонники-ньюматериалисты. Родина – это дом с крапивой под оконцем для основной массы народа, а не коттедж-мечта с искусственной заморской травой.
       Тогда же, в январе 1968 года Рубцов написал стихотворение «Сосен шум». Василий  Елесин вспоминает (27):
      «Доброй памятью о последней встрече с Николаем Михайловичем  в  Липином Бору стало  его  стихотворение  «Сосен
 
225
шум», давшее позднее название сборнику. Помню, как все мы радовались в редакции, услышав это стихотворение от самого Рубцова. Радовали чеканные, удивительно точные строчки о давно всем примелькавшемся, но увиденном заново…
    «Соседний барак» – не что иное, как липинборская пекарня, стоявшая неподалёку от редакции, в ней работали ночью, и свет в её окнах не гас до самого утра…» 
 
Какое русское селенье!
Я долго слушал сосен шум,
И вот явилось просветленье
Моих простых вечерних дум.
                    ……………………………….  
                   Пусть завтра будет путь морозен,
                   Пусть буду, может быть, угрюм,
Я не просплю сказанье сосен,
                   Старинных сосен долгий шум…   
 
      Увидеть за окном философское – дано было именно Рубцову. 
      В феврале-марте 1968 года,  когда Рубцов уезжал по своим делам из Вологды, к нему на квартиру заходила Н. Старичкова. Как она отмечает, на  кухне  места  для стола  Рубцова  не  было. Кухня фактически принадлежала другой семье. Вспоминает Н. Старичкова (62):
      «А. В. Сидоренков, умный, рассудительный мужчина, не мог понять образ жизни поэта. Он принял Рубцова (как мне показалось) за опустившегося пьяницу. Пытаюсь объяснить, что Рубцов – это действительно поэт, а не самозванец, что это человек очень сложной натуры. Мой монолог, по-видимому, понемногу убедил хозяина квартиры иначе смотреть на шумного жильца, потому что он не стал больше его критиковать».  
      О встрече в Тотьме вспоминает Маргарита Игошева (75):
     «Мы общались с Николаем Михайловичем Рубцовым как родственники. Рубцов был муж моей тёти Генриетты Михайловны.
      В то время у нас готовился школьный вечер поэзии. Я выбрала стихотворение  Пушкина о декабристах… Он мне говорил: «Ну, как ты читаешь! Поэт душу туда вложил. Читай снова с душой». Когда он читал, у меня мурашки по телу…
 
226
      Однажды играл много грустных песен на гармошке и плакал. Рубцов так пел и играл, что, гляди, меха разорвёт. Он отдавал стихи в редакцию, а там стихи сокращали и ему не платили. А надо было выехать в Николу или в Вологду. Николай Рубцов говорил: 
« Они меня ещё попомнят! Потому  что поэтов в России только 
Пушкин, Есенин и я».  В те времена доехать до Тотьмы можно было только на пароходе…
      А зимой доехать до Николы очень сложно. Можно было выехать из села и въехать только на санях и лошадях».
      С осени 1967 года появляются положительные отзывы о сборнике «Звезда полей» и творчестве Рубцова. У поэта две книжки стихов, множество публикаций в журналах и газетах. 19 апреля 1968 года Николай Рубцов был принят в Союз писателей СССР. Рекомендации  дали  известные Ф. Ф. Кузнецов, А. Романов, В. И. Белов, Вик. Коротаев.
    В Вологде Рубцов участвует в различных литературных мероприятиях. В ГАВО (Государственный архив Вологодской области) имеется почётная грамота, которая вручена Рубцову Николаю Михайловичу «За активное участие в общественной работе в ИТУ (исправительно-трудовых учреждениях)». Приказ № 187 от 18.04.1968 г., г.Вологда. Подписана зам. начальника УООП Вологодского облисполкома полковником И.Зайцевым.
     С отдельной комнатой Рубцов строил семейные планы. Он думал перевезти в Вологду Генриетту и дочь Лену. Тем более старая изба в Николе развалилась и женщины перебрались жить в сельсовет. Летом 1968 года Рубцов приезжал в Николу, участвовал в сенокосах и обсуждал планы на жизнь. Как вспоминала Генриетта Михайловна: «Рубцов звал нас переехать в Вологду, но жилья у него не было, жил в общежитии» (54).
       Сложность ситуации состояла в том, что в комнату к Рубцову должны были бы переехать не только Гета с дочерью, но и его неформальная тёща. Нужно было  зарегистрировать брак. Рубцов мог бы прописать только дочь и жену и при условии, что размер жилья на каждого члена семьи должен был составить не менее 5 кв. метров. Прописка тёщи не удалась бы. Возникала ситуация раздельного проживания тёщи с дочерью и внучкой.
       Бытовая ситуация вокруг Рубцова, как члена Союза писателей СССР, наверняка, была  в  поле  зрения   руководства  области.   Во
 
227
всяком случае,  летом 1968 года, во время сенокоса, секретарь вологодского обкома КПСС В. И. Другов специально заезжал в Никольское для встречи с Рубцовым и имел с ним беседу. Но  обстоятельства  с отдельной квартирой быстро не складывались. 
      Летом 1968 года Рубцов глубоко переживал смерть А. Я. Яшина, земляка и старшего товарища, который не раз выручал его в сложных жизненных ситуациях. «Красный север» опубликовал стихотворение поэта «Последний пароход», посвящённое Яшину.
      Рубцов продолжает рисовать с натуры. В стихотворении «По дороге к морю» (опубликовано 9 августа 1968 года) поэт радуется разнообразию пейзажей «вдоль дороги», «мимолётным поцелуям
прохладных листьев сентября». 
      В  Вологду из Ивановской области на период летних каникул в 1968 году приезжает залётный любитель поэзии учитель физкультуры Ю. П. Рыболовов. По свидетельству Н. Стариковой он быстро заводит знакомства с местными поэтессами  и поэтами,  в том числе с Николаем Рубцовым.  Участвует в бытовых мероприятиях поэтов. И ночует по всей Вологде (62).
        О дочери  Лене    Николай  Рубцов   вспоминает  в  беседе   с Н. Старичковой (62):
        «А один раз я был наверху (это он имел в виду кладовочку на чердаке, где обычно писал стихи). Смотрю: она ползёт, ползёт по лестнице ко мне, а в руках моя рубвшка. Спрашиваю: «Лена, зачем ты мою рубашку несёшь?» А она мне отвечает: «Чистая». Вот она у меня какая!»  
      31 августа 1968 года «Вологодский комсомолец» опубликовал  стихотворение «Тот город зелёный», в котором поэт переживает разлуку с любимой дочерью:
 
Сорву я цветок матиоллы – 
И вдруг заволнуюсь всерьёз:
И юность, и плач радиолы
Я вспомню, и полные слёз
Глаза моей девочки нежной 
Во мгле, когда гаснут огни…
Как я целовал их поспешно.
Как после страдал безутешно!
Как верил я в лучшие дни!  
 
228
      18 сентября 1968 года в череповецком «Коммунисте» печатается «Литературная страница», где представлены  стихи Рубцова «Старый конь» и «Фальшивая колода».
     Поэт непрерывно путешествует по Вологодской области  и Северу  России. Рубцов брал в городской библиотеке редкое в то время издание Карамзина «История государства Российского». В гостях у поэтессы  Нины Груздевой Рубцов спрашивает мнение кумыкской поэтессы Ш. Алишевой о русских.  И  вот  что  пишет Н. Старичкова, присутствовавшая на этой встрече (62): 
       «Алишева с гордостью говорит о своих собратьях. 
       – А русские не такие, простоваты очень.   
       Я запомнила эту фразу, потому что сразу подумала: «Что это она нас за иванушек-дурачков принимает?» Что тут началось!     …Прекрасный знаток истории (история была его любимым предметом в школе), он (Рубцов), как отличник на экзамене, без запинки, образно рассказывал о Дмитрии Донском. Он вёл себя так, словно сам был участником Куликовской битвы. Вот он уже на Ледовом побоище и словно лично знал  Александра Невского…  Он сражался не за себя оскорблённого. Он защищал Россию…»         
       К сожалению, даже вот такие представители народностей нашей страны почему-то видят в покладистости русских, в их доверчивости, в вере в Добро какую-то ущербность.
      17 ноября 1968 года газета «Вологодский комсомолец» публикует стихотворение «О Московском Кремле», где Николай Рубцов видит исторически Кремль так, как никто до него:
 
Да! Он земной! От пушек и ножа
Здесь кровь лилась…Он грозной был твердыней!
Пред ним склонялись мысли и душа,
Как перед славной воинской святыней.
Но как – взгляните – чуден этот вид!
Остановитесь тихо в день воскресный – 
Ну не мираж ли сказочно-небесный –  
Возник пред вами, реет и горит?
 
      В этих стихах как будто речь идёт о наших днях. Многое понимал и  видел  Рубцов из  шестидесятых годов 20-го века.
       21 октября  1968  года     издательство    «Советский   писатель»
 
229
заключает с Рубцовым договор на сборник «Сосен шум» со сроком сдачи рукописи до 15 декабря 1968 года.
    Рубцов систематически бывает в общежитии литературного института, встречается с поэтом А. Передреевым, участвует в диспутах о русской поэзии. Как свидетельствует поэт и литератор Лада В.Одинцова, студентка литинститута с 1967 года, поэзию Николая Рубцова она поняла не сразу. Ей, уроженке Украины и знатоку украинского быта и литературы, были просто непонятны  русские сельские символы, которые она окрестила как черно-белую графику. И постепенно образность и содержательность поэзии Рубцова захватили её сознание. Лада Одинцова призналась: «Рубцов учил меня быть русской». ( 76  см. приложение № 15??)
      Вспоминает В. Макеев о беседах с Рубцовым (58):
     «Однажды он перепечатывал в моей комнате рукопись новой своей книги «Сосен шум», и мне в течение десятка дней посчастливилось видеть его милым, трезвым и благообразным. Мы вдоволь насудачились о поэзии. Я, видимо, нравился ему своей откровенной молодостью, влюблённостью в Есенина и в него, тогдашней готовностью день и ночь читать и слушать стихи, и он не притворялся…
      В действительности Рубцов блестяще знал всю русскую и многое из западной поэзии, например, наизусть читал Вийона. Малоформатный   сборник   Тютчева   всегда   носил    в  кармане пиджака, на какие-то простецко-щемящие мотивы напевал его стихи со слезами на глазах. Кроме Пушкина, вровень с Тютчевым не ставил никого,  даже любимого Есенина, справедливо считая, что на уровне Есенина можно всё-таки написать несколько стихотворений, а Тютчев недосягаем вовеки. От Есенина, наверное, перенял страстную любовь к Гоголю, по памяти читал его большими кусками и почитал за гениального поэта.
      Из современных поэтов, по правде говоря, очень высоко никого не ставил, не захлёбывался от восторга. Я видел его почтительным с Николаем Тряпкиным, сам по его просьбе знакомил с Фёдором Суховым, он уважал их творчество, но не более…
      Цену он себе знал, вернее, угадывал. Перепечатав очередное стихотворение, отрывался от машинки и, поблескивая маленькими острыми глазками, размышлял вслух: «Конечно, Есенин из меня не получится. И Боратынский тоже. А  вот стать бы таким поэтом, как
 
230
Никитин, как Плещеев! Ведь хорошие поэты, правда? Русские поэты, правда?  – и мечтательно улыбался…»
    Скромно оценивал Рубцов своё место в русской поэзии. Время всех расставило по местам. И как бы ни старались известные в недалёком прошлом поэты, как бы ни рекламировали своих кумиров публичные ведущие, а в народе поют и слушают задушев-ные  песни  Рубцова. Ни одному поэту 20-го века  не посвящено
столько стихов,  как Рубцову. Эти стихи памяти и признания идут сплошным потоком, чему свидетельство – конкурс «Звезда полей».
     Лирическое отступление от Лады Одинцовой (76  77):  
      «…я знала правду и о создании многих произведений Н.Рубцова, А.Передреева, Ю.Кузнецова (нашей поэтической Могучей Кучки, к которой демагоги и фальсификаторы Истории Послевоенной Литературы уже начали причислять разнообразные имена прочих стихотворцев); я знала правду об их человеческих переживаниях,  и древне-римская жажда возродить из их костей мужественную Истину, которой служила эта Троица – наша Могучая кучка – побудила меня создать более обстоятельные книги, а именно – двухтомное собрание литературоведческих произведений: «Камертон» и «Эпизоды из Истории Послевоенной Советской Литературы» (2011 и 2012 г.г.).
     Ревниво исследуя 3 перечисленных научно-популярных книги Ю.Кириенко-Малюгина («Есть Божий суд…»,  «Николай Рубцов», «Звезда полей – Альманах 2011», - прим. Ю.К.-М.), впервые моя душа переполнилась чувством удовлетворения и радости уж хотя бы потому, что наконец-то Николая Рубцова автор (впервые появившийся на литературоведческом горизонте) защитил от позорного обвинения в грехе алкоголизма. Как свидетель, я, и даже более того как пострадавшая в общежитии того злополучного идеологического учреждения, которое именовалось Литературным институтом, с законным правом подтверждаю догадку исследователя Ю.И.Кириенко-Малюгина о том, что лучевая болезнь Рубцова обрекала его на поддержание физического здоровья употреблением умеренных доз сухого красного вина, что входит в терапию лучевой болезни». Приложение …..
      24 декабря 1968 года  Генриетта Михайловна посылает Николаю Рубцову на адрес ул. VI–ой Армии  новогоднюю открытку  (51, ГАВО, Вологда).
 
231
     В течение 1968 года Рубцов и Генриетта Михайловна обменива-ются письмами для решения бытовых проблем. 
     В творческой папке Рубцова  имеется преддипломный цикл под названием «Детство». В оглавлении поэт зачеркнул название и изъял стихотворение «В старом парке». Заменил его на «Зелёные цветы» из-за возможных идеологических сложностей на защите диплома. Книжку «Звезда полей» и подборку стихов «Зелёные цветы» Рубцов представил как выпускную работу на заочном отделении Литинститута им. А. М. Горького и  сдалгосударствен-ные экзамены 26 декабря 1968 года (27). Присутствовали ректор института  – В. Ф. Пименов, критик –  Ф. Ф. Кузнецов, преподава-тели – Н. Н. Сидоренко, В. П. Друзин, Е. А. Исаев.
      Вспоминает А. Азовский (68):
      «В последний раз видел я Николая Рубцова радостным, когда он сдал госэкзамены. Выскочил из двери, за которой сидела комиссия, и, как  мальчишка, «ура»  закричал. Всех  встречных  и поперечных обнимал. Да и как ему было не радоваться, если он из всего своего рода первым высшее образование получил».
       Из отзыва Н. Н. Сидоренко (51, ГАВО, Вологда):
     «Дипломная работа Николая Рубцова (книга «Звезда полей» и 10 стихотворений из числа написанных позднее) – свидетельство того, что в литературу пришёл на редкость своеобразный, цельный в своём творчестве поэт, знающий во имя чего мы просиживаем ночи над листом бумаги, наедине с поэзией.
      Творчество Н. Рубцова органично и цельно, он в стихах честен и открыт и свою грусть, что порой охватывает душу, он не скрывает, не вуалирует ничем…
      Может показаться, что в отдельных стихах Н. Рубцова слух улавливает «есенинские» интонации. Возможно. Но это не подра-жание, а национальное сродство творчества, и тут С. А. Есенин в чём-то и помог младшему собрату, в чём-то поддержал, утвердил его».             
       Из отзыва В. В. Друзина на дипломную работу Н. М. Рубцова (51, ГАВО, Вологда):
     «Тонкое и точное проникновение в мир русской природы, в характер русской национальной особенности – вот отличительная черта поэзии Н.Рубцова, ярко проявившаяся в книге «Звезда полей» с незаурядным мастерством.
 
232
       Новые его стихи из цикла «Зелёные цветы» свидетельствуют о зрелом мастерстве поэта. Не только процитированное выше «На автостраде», и такие стихи, как «Во время грозы», «Шумит Катунь», «Городской пейзаж», «На ночлеге» – радуют  читателя большой эмоциональной силой изобразительного мастерства.
      Сейчас Н. Рубцов – поэт общепризнанный, в творческом движении его проявляется общее движение всей современной поэзии…
      Дипломная работа Николая Рубцова – бесспорно отличная.
                                                                                    23.12. 1968 г.» 
      Из отзыва Е. А. Исаева (51, ГАВО, Вологда): 
     «Я помню её (книгу) сердцем. Помню не построчно, а всю целиком, как помнят человека со своим неповторимым лицом, со своим характером. Эффектного, ударного в книге ничего нет.  Есть задушевность, раздумчивость и какая-то тихая ясность беседы. В ней  есть  своя  особая   предвечерность – углублённый звук, о многом говорящая пауза. О стихах Рубцова трудно говорить, как трудно говорить о музыке».
      1968 год оказался очень насыщенным в поэтическом плане для Рубцова. Подготовлены подборки стихов для сборников «Душа хранит» (январь) и «Сосен шум» (декабрь), переданы для публикаций стихи в журналы «Октябрь», «Молодая гвардия», альманах «День поэзии», в газеты «Вологодский комсомолец», «Красный Север» и др.
      И вот в  конце декабря 1968 года Николай Рубцов получает, наконец, в Вологде  отдельную однокомнатную квартиру (точнее, ордер на квартиру). Конечно, в «престижном» пятиэтажном доме и на «престижном» пятом этаже (ул. Яшина 3, кв.66).  Въезжает в эту квартиру Николай Рубцов позднее. Взамен приличной мебели у поэта чемодан с рукописями. И есть иконы. 
     Новый 1969 год поэт встречает в Вологде  с В. И. Беловым, судя по информации Н. Старичковой (62).
     В стихах Рубцова после морской службы нет восторженных лирических мотивов. Поэт  не любил говорить о своей семейной жизни, но вспоминал о своей дочери Лене. 29 января 1969 года «Вологодский комсомолец» публикует чистое оптимистическое стихотворение Рубцова «По дрова», в котором поэт рисует зимний никольский пейзаж.
 
233
Дед Мороз идёт навстречу.
Здравствуй!
Будь здоров!..  
Я в стихах увековечу
Заготовку дров.
…………………………
Привезу я дочке Лене
Из лесных даров
Медвежонка на колене,
Кроме воза дров.
…………………………  
Нагружу большие сани
Да махну кнутом
И как раз поспею к бане
С веником притом!
 
      Открыто, для всего света  говорит  Рубцов о своей дочери Лене в прижизненном сборнике «Душа хранит» (1969 г.). После размолвки осенью 1968 года Рубцов написал стихотворение «Девочка», дата автографа 12.03.1969 г., предназначено для сборника «Зелёные цветы» (19, В. Зинченко).  Глядя на игру девочки, лирический герой (поэт)  переживает за ребёнка, за сиротство при живых родителях («что под самым грустным нашим взглядом, всё равно ей весело играть!»)   
      24 февраля 1969 года из редакции «Молодой гвардии» Рубцову пришло письмо об издании сборника стихов. Ситуация с поэтическими публикациями меняется коренным образом.
      В феврале 1969 года  в Вологду переехала семья Астафьевых. Вспоминает Мария Корякина, жена В. П. Астафьева (27):
     «На Коле тёмное ношеное пальто, шапка пирогом, шарф пёстренький, довольно лёгкий для зимы, небрежно высовывался одним концом поверх пальто, на ногах разношенные валенки, а на
руках – деревенские варежки-самовязки  из овечьей шерсти…Руки отчего-то всё время держал напряжённо…  И мне показалось: он нарочно руки так держит, напоказ, как бы «работает» под деревенского мужичка… Я после не раз буду убеждаться, что ему иногда нравилось «выглядеть» неряшливо: пальто – будто с чужого плеча, широкое,  с  длинными рукавами, помятое, шапка – тоже,
 
234
валенки – стоптаны…  Объяснял это тем, будто проверяет, как же друзья и вообще люди к нему относятся, что думают о нём и что в нём ценят больше: его внешний вид или душу и талант…
      Николай Михайлович почти весь вечер играл на гармошке. Пил он мало, то ли не в настроении был, то ли не хотел производить плохое впечатление – не знаю. А пел много – и так пел! Пел свои стихи, подладив под них музыку, сочетание необычное, великолепное, великолепное ещё, быть может, потому, что, как пел сам он свои стихи-песни, так никто не сможет…
      …Николай, устроив гармошку на узеньких коленях, чудно переплетя ноги, … прошёлся по клавишам, посмотрел в прост-ранство, мимо или сквозь сидящих за столом и, отвернувшись вполоборота, запел:
 
Меж болотных стволов красовался восток огнеликий…
 
      Слова-то какие! Шесть слов – а перед глазами целая картина – видение природы!…
      Притихло застолье. Некоторые запокашливали, за сигаретами потянулись…
      Когда разговор шёл о безграничности поэзии, Рубцов утверж-дал, что у каждого, даже самого посредственного поэта обяза-тельно есть стихи, много или мало, пусть хоть одно, – мудрые, про-роческие, всегда остающиеся современными и что все поэты, знают они это или не знают, хотят того или не хотят, – пророки. И тут же как пример приводил своего любимого Тютчева…».
      В начале марта 1969 года Николай Рубцов поехал в Рязань, где  встречался с братьями Сафоновыми, посетил могилу Полонского. У  В. Сафонова поэт играет на гитаре и поёт свои песни. Затем едет в Константиново, ходит по дому-музею Есенина и думает, думает.
       18 марта 1969 года Рубцов пишет стихотворение «Поэзия», в котором по свежим впечатлениям поездки к Есенину сказал:
 
Теперь она, как в дымке, островками
Глядит на нас, покорная судьбе,  –
Мелькнёт порой лугами, ветряками – 
И вновь закрыта дымными веками…
Но тем сильней влечёт она к себе!
 
235
      Темп жизни ускоряется. 11 апреля 1969 года  к Николаю Рубцову из Кириллова после семинара культработников приезжает Генриетта. Они посещают Астафьевых. Пишет М. Корякина (27):
      «Не помню, на второй или третий день после майских праздников перед обедом приходит к нам Николай Михайлович, постриженный, в голубой шёлковой рубашке, смущённо-улыбчивый, руки спрятаны за спину, а сам всё улыбается, и загадочно и радостно. За ним вошла женщина, светловолосая, скромно одетая, чуть смущённая, но полная достоинства. Мы как раз пили чай и пригласили их. Войдя в кухню, Николай торжественно поставил на стол деревянную маленькую кадушечку, разрисованную яркими цветами,  – такие часто продают на базаре. В ней крашенные разноцветные яички. Заметив наше удивление, тут же выпалил радостно: «Сегодня же пасха! А вы и не знали? Я же говорил, что они не знают,  –  сказал он, обратившись к своей спутнице. – Христос воскресе!  – весело воскликнул он.  – А можно похристосоваться-то?»
      Всем сделалось весело… Николай сообщил, что яички эти привезла Гета…
      После пели песни. Николай заливается. Мы подтягиваем.  А Гета, чуть откинувшись на спинку дивана, полуприкрыла глаза и всё смотрит, смотрит на него. Что свершалось в её сердце, о чём она думала, что переживала она?..»
      По свидетельству М. Корякиной, разным бывал Николай Рубцов у Астафьевых: то мрачный, раздражённый и нетрезвый, то застенчиво-тихий, бледный. С удовольствием слушал класси-ческую музыку. После поездки в Москву рассказывал, как побывал   в   литинституте, в издательстве. Сказал, что   не любит бывать  в  Москве из-за  разных бытовых встреч. М. Корякина также отмечает, что Рубцов приходил с неизменным томиком стихов Тютчева, и читал стихотворение «На кончину брата».
     Весной 1969 года Рубцов (член Союза писателей СССР!) защищает диплом. Поэт был в тёмном хорошем костюме, в белой рубашке. К защите диплома Рубцов уже потерял особый интерес: он прошёл все препятствия, которые вольно и чаще специально создавали ему  на пути к высшему литературному образованию. За период шестилетней учёбы оценки Рубцова по основным предметам     «удовлетворительно»    и      «хорошо».         Согласно
 
236
документам ГАВО  дипломная работа на тему «Звезда полей», стихи из цикла «Зелёные цветы», выполнена и защищена с оценкой «отлично». Государственные экзамены: марксистко-ленинская философия – хорошо; русская и советская литература – отлично.       
      22 мая 1969 года на имя Рубцова Николая Михайловича выписан диплом серии У № 835829. Дипломная работа Рубцова завершила второй этап его творчества (осень 1962  – 1967 годы). Но уже были написаны и опубликованы новые стихи (1968 и 1969 годов) и до «пика»  рубцовской  поэзии  было  ещё  далеко. 
       Согласно выписке из зачетной ведомости к диплому за время учёбы в литературном институте Н.Рубцов сдал экзамены и зачеты по следующим гуманитарным дисциплинам (сведения взяты из Государственного архива Вологодской области). Ниже автор классифицирует предметы по одному из направлений (78): 
     1. Предметы в области национальных литературных знаний:
устное народное творчество, древняя русская литература, русская литература 18-го и 19-го веков, история русской критики, история советской литературы, семинар по творчеству Есенина.
       А теперь вспомним, как преломлялись эти знания в творчестве поэта,  например, в стихотворении «Видения на холме». 
 
Взбегу на холм
                        и упаду в траву.
И древностью повеет вдруг из дола!
И вдруг картины грозного раздора
Я в этот миг увижу наяву.
 
       А вот, как понимал поэт творчество своих предшественников:
 
Вот Есенин – 
                     на ветру!
Блок стоит чуть-чуть в тумане.
Словно лишний на пиру 
Скромно Хлебников шаманит.
 
      Смотрите, какой подтекст даёт Рубцов! Есенин – стихия поэзии, Блок – непознанный вестник  Руси, Хлебников – искатель новизны  в поэзии. «Куда несёт нас  рок  событий» – не  знает  никто  из  них.
 
237
      2. Предметы в области зарубежной литературы:
античная литература, зарубежная литература, литература Средних веков и Возрождения, зарубежная литература 17, 18, 19 и 20 веков, современная зарубежная литература (Хемингуэй). 
      Известно, что Н. Рубцов в Кировске  пропадал в местной библиотеке, читал труды Платона, Аристотеля, Гегеля, Канта. Литератор Анатолий Азовский свидетельствует о «научном» споре в общежитии о литературе, о философской эрудиции поэта (69).
      3. Предметы в области языкознания:
введение в языкознание, практическая стилистика, история русского литературного языка, французский язык, творческая работа.
      В тексте «Осенней песни» есть строка «По канаве помчался, эх, осенний поток». Преподаватель по стилистике выступил против паразитного, на его взгляд, «эх». А Рубцов высказал мнение, что это «эх» придаёт движение строке и оставил текст без изменения.
    Надо отметить, что Рубцов глубоко знал народный русский язык и применял эти знания в стихах. Многие «городские» поэты не могут оторваться от стандартного языка в городских условиях проживания и поэтому часто схематичны. И чтобы оживить свой 
городской язык, такие поэты начинают заниматься поиском надуманных образов, ступенчатых ритмических форм, псевдо-русских словообразований и внедрением иностранного «мусора».  
      4. Предметы в области эстетики и литературной работы:
основы театрального искусства, основы музыки, основы изобразительного искусства,  основы кинодраматургии, редакционное дело, основы эстетики.  
      Рубцов сопровождал свои песни игрой на гитаре. Остались несколько записей. Причём, при среднем уровне игры он так отдавался исполнению песни, что у слушателей не было никаких претензий к техническим погрешностям.
     О чтении стихов Рубцовым ходят легенды, это известно из воспоминаний современников. Поэт мастерски владел театральным искусством, паузой, интонацией, ритмом. Свои стихи Рубцов редактировал постоянно. Имеется несколько вариантов текстов и последний наиболее точен и эмоционален.
      5. Предметы в  области поэтического художественного творчества:
 
238
введение в литературоведение, теория и практика стихосложения, теория и практика драмы, теория и практика художественной прозы, теория и практика художественного перевода.
      Известно, что техника стихосложения у Рубцова была непринуждённой и изменялась непрерывно. У раннего Рубцова видим «морской» цикл под влиянием советской идеологии и поэзии Есенина. В ленинградский период (1959-1962 годы) Рубцов увлекался ритмическими конструкциями (эстрадного характера и и в юмористических стихах). В московский период (1962 – 1964 годы) наблюдаем переход к классическому стихосложению под влиянием Тютчева и Фета. Но уже наметился свой неприну-ждённый стиль, ни на кого не похожий. 
      С точки зрения драматического мастерства следует упомянуть поэму «Лесная сказка». Рубцов сказал тогда в поэме, что стремление к злату, богатству, наживе не кончаются добром. 
    6. Предметы в области современных Рубцову философии и идеологии:
      история КПСС, политическая экономия, марксистско-ленинская философия, основы научного коммунизма, история СССР.
      Известно, что Рубцов думал, как соединить идеи коммунизма (социальной Справедливости) и проповеди Христа (моральные заповеди).  Поэт в стихотворении «Русский огонёк» сказал на века: «За всё Добро расплатимся Добром!».  До сих пор некоторые не понимают простой сути: не надо расплачиваться  злом. 
      Творчество Рубцова на том этапе развития общества (70-е годы 20-го века) могло содействовать повороту к библейским идеалам. К этому шли и погибли в расцвете лет русские национальные идеологи:  драматург   А. Вампилов,   кинорежиссёр   и  писатель В. Шукшин, критик Ю. Селезнёв, художник К. Васильев. Как будто их вычисляли сатанистские силы. Как известно, именно в среднем звене творческой интеллигенции формируется нравственность или безнравственность общества. Только сейчас приходит понимание необходимости духовного поворота к Добру, Любви, к детям, к Справедливости – базовым идеям Возрождения русского народа и коренных народов России (опубликовано ещё в 2004 году). 
      13 июня 1969 года из Архангельска старший редактор художественной литературы Северо-западного издательства  В.Лиханова посылает письмо поэту с такими предложениями (31): 
 
239
       «Возвращаю Вам рукопись сборника стихов «Душа хранит» с
нашими замечаниями. В целом рукопись может быть принята для
издания, но кое-что в ней Вам необходимо доработать.
       На наш взгляд необходимо снять из рукописи такие стихи как «Во время грозы», «Пейзаж», «Старик», «Последняя ночь», «Памяти Анциферова», «Взглянул на кустик», вызывающие возражения по своей идейной направленности. Не стоит включать в сборник «В твоих глазах», «По дороге к морю», «Пальмы юга», «Последний пароход», «Когда душе моей», «А дуба нет», «Ласточка», «О собаках», «Я забыл как лошадь…», «Кружусь ли я…», «В избе», «Голова моя не дура…», «Ничего не стану делать»  как малозначительные, недостаточно продуманные Вами. Кстати думается, что стихи-шутки не сродни Вашему поэтическому дару, поэтому они и не удались Вам.
       Поддерживаем мы и Ваше решение снять из сборника морские стихи, за исключением «Мачт», как менее яркие и характерные для Вас. Не ложатся, на наш взгляд, органично в сборник и стихи «В пустыне», «В сибирской деревне», «Волнуется южное море»…
      В стихотворении «Душа хранит» хотелось бы обратить внимание автора на такие строки как «о вид смиренный и родной» и «так век неслышно протечёт».
     Таким образом, Николаю Рубцову предлагалось фактически изъять 22 стихотворения, а также морские стихи. Многие эти стихи были ранее опубликованы в вологодских газетах в 1967 и 1968 г.г. В июне 1969 года Рубцов был уже членом Союза писателей СССР, выпускником литературного института и автором сборника «Звезда полей».     Однако   редактор     Северо-Западного     издательства В. Лиханова  имела  свой взгляд  на поэзию  Рубцова, по сути вызывала поэта на конфликт, «обрезав» почти половину  сборника, даже не предложила провести замену стихов и «подставляла» поэта под отказ от  публикации. Фактически редактор подстраховывалась от весьма вероятных нагоняев за несоблюдение идеологической линии в издательской работе.
      Затем, спохватившись (узнав, что Рубцов член Союза писателей СССР?), через месяц В. Лиханова направила другое письмо с согласием на издание. А «Мачты» редактор оставила в сборнике потому, что художник от издательства уже начал проработку идеи  для обложки. Он рисовал парусник со сломанными мачтами.    
 
240
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Гоголь – основоположник литературоведения России

     Статья Н.В.Гоголя «В чём же, наконец, существо русской поэзии и в чём её особенность» (1846г.)  практически не замечается современными критиками и литературоведами.  Между тем, в ней заложены основы русско-славянского литературоведения и рассматривается история возникновения и развития  поэзии после поэтического вакуума, возникшего с периода эпических ведических песен-стихов славянских народов на территории Древней Руси, Киевской и Московской Руси и Московского царства. Отсчёт нового этапа светской по сути поэзии (после «Слова о полку Игореве») начинается с середины 18-го века. В статье Н.В.Гоголя приведен обзор поэзии середины 18-го – начала  19-го веков в России.

     Из анализа Гоголем творчества каждого  поэта можно выделить определённый критерий, применённый и применяемый в поэзии.

*     *     *

     Н.В.Гоголь (1809г.-1852г.) выдвигает в качестве поэтического первопроходца русского учёного М.И.Ломоносова (1711г.-1765г.):

     «Что такое Ломоносов, если рассмотреть его строго?…Случаем попал он в поэты: восторг от нашей новой победы заставил его набросать первую оду. Впопыхах занял он у соседей немцев размер и форму, какие у них на ту пору случились, не рассмотрев, приличны ли русской речи…Изумительнее всего то, что, заключа стихотворную речь свою в узкие формы немецкого ямба, он ничуть не стеснил языка… Он у него свободнее и лучше в стихах, нежели в прозе, и недаром Ломоносова называют отцом нашей стихотворной речи. Изумительно то, что начинатель уже явился господином и законодателем языка».

    Критерий 1: Свобода изложения идеи в сжатых формах ритма.

*     *     *

    «Элегический род нашей поэзии создан им (Жуковским прим. Ю.К.-М.). Есть ещё первоначальнейшая причина, от которой произошла и самая лень ума: это – свойство оценивать, которое, поселившись властительно в его уме, заставляло его остана-вливаться с любовию над всяким готовым произведением. Отсюда его тонкое критическое чутьё, которое так изумляло Пушкина. Пушкин сильно на него сердился за то, что он не пишет критик. По его мнению, никто, кроме Жуковского, не мог так разъять и определить всякое художественное произведение».

     Критерий 6:  Критическая объективная самооценка поэта.    

*    *    *

     Далее Гоголь пишет о И.А.Крылове (1769г.-1844г.):    «Его басни отнюдь не для детей. …Его притчи – достояние народное и составляют книгу мудрости  самого народа. Звери у него мыслят и поступают слишком по-русски: в их проделках между собою слышны проделки и обряды производств  внутри России…Словом у него повсюду Русь и пахнет Русью. Всякая басня имеет сверх того  историческое происхождение…».

     Критерии 17: Подмечать острые темы и высвечивать социальные  недостатки через адекватные образы и мышление. 

     Пророческими представляются следующие литературоведческие высказывания Н.В.Гоголя: 

    «Нет, не Пушкин или кто другой должен стать теперь в образец наш:  другие  уже  времена  пришли…     свойства,  обнаруженные нашими поэтами, суть наши народные свойства…, поэты берутся не откуда же нибудь из-за моря, но исходят из своего народа. Это огни, из него излетевшие, передовые вестники сил его. Другие времена несут и другие дела, иные задачи, а потому и не напомнят они уже никого из наших прежних поэтов. Самая речь их будет другая; она будет ближе и родственнее нашей русской душе: ещё в ней слышнее выступят наши народные начала».                                                               

    Пророческие  предвидения основоположника литературоведения  в России и создателя духовно-психологического художественного направления в русской литературе проявилось в творчестве народных русских поэтов С.Есенина и Н.Рубцова.                                           

      Полностью статью Юрия Кириенко-Малюгина «Гоголь – основоположник литературоведения России» смотрите в разделе сайта  «Публикации Кириенко-Малюгина», подраздел «Статьи о Рубцове».

Юрий Кириенко-Малюгин. Гоголь и Рубцов. Связь времён и мировоззрений.

(Из авторской статьи в газете «Калужское слово», № 6, 2009 г.).
 
    Есть несколько свидетельств и признаков творческой близости или даже единства мировоззрений между Н.В.Гоголем и Н.М.Рубцовым.
   Н.В.Гоголь жил в эпоху 30-50-х годов 19-го века и прекрасно знал все нюансы делопроизводства и психологию поведения служащих. Все отрицательные свойства (карьеризм, лесть, зависть) мещанина представлены им в «Ревизоре». Эту пьесу можно назвать комедией и в то же время трагедией раздвоенных душ персонажей.
    Есть свидетельства М.Корякиной, жены В.П.Астафьева о встречах с Рубцовым: «Вскоре он повёл разговор о Гоголе, да так интересно с юмором, с удивлённой радостью, наизусть цитируя отрывки и реплики из «Мёртвых душ». Мы смеялись до слёз. Николаю это очень нравилось. Прощаясь, пообещал в следующий раз развеселить нас рассказами из литинститутской жизни»… 
    Всё это внешние признаки отношения Рубцова к национальному русско-славянскому писателю, фактически создателю художественного духовного направления в русской литературе  19-го  века.
    Разбирать творчество Н.В.Гоголя можно бесконечно. Гоголь, как бы, мазками набросал пёструю картину современного ему общества. Летящая до сих пор неизвестно куда Россия – мистическая тройка, перед которой расступаются народы и государства. Мертвые души Собакевича, Плюшкина, Коробочки, Ноздрёва и других  – это потерянные души управляющего сословия той эпохи.
     Полный текст статьи Ю.Кириенко-Малюгин. «Гоголь и  Рубцов.  Связь времён и мировоззрений» смотрите в разделе сайта  «Публикации Кириенко-Малюгина», подраздел «Литературные статьи».
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Грамота МГО Союза писателей России за повесть «Есть Божий суд…»

     Юрий Кириенко-Малюгин выражает искреннюю благодарность руководителям Московской городской организации Союза писателей России Гусеву Владимиру Ивановичу и Бояринову Владимиру Георгиевичу за признание общественной значимости созданной мной повести-предупреждения «Есть Божий Суд…» и награждение грамотой от 19 мая 2014 года в номинации «Литературно-общественная премия «Лучшая книга 2012-2014».

Юрий Кириенко-Малюгин. Два новых стихотворения Николая Рубцова?!

   В 2007 году после одного из мероприятий Московского Рубцовского центра в ДК «Красный Октябрь» Тушинского района г. Москвы,  ко мне подошёл мужчина и представился — Борис Борисович Бартосевич, поэт, служил в 50-е годы с Н. М. Рубцовым на Северном флоте. Мы встретились у меня на квартире в Тушино.  Бартосевич рассказал мне о литературных встречах с Н. Рубцовым. Передал мне два стихотворения, которые представил, как  авторские, написанные по двум рассказам Рубцова о личной жизни, о неудачной любви. Б. Б. Бартосевич также сообщил, что тогда во время службы он, как украинец, плохо владел русским языком.
      Первое  стихотворение. Так, как оно напечатано Б. Бартосевичем.

Николаю Рубцову
Девятый вал

Мои мечты блуждают возле зорь,
А ноги топчут травы луговые.
Пускай поёт за речкою гармонь,
Пусть провожают девушек другие.

Зачем три года я сюда спешил?
Зачем надраил бляху до сиянья?
Девятый вал меня вдруг окатил,
Когда с другим ушла ты на гулянье.

Я не взорвусь, не натворю беды,
Лишь на вечорке безнадёжно смолкну.
В сопровожденье молодой луны
Легко поются песни на пригорке.

Я буду с братом отпуск коротать
И вместо моря слушать небылицы,
У переправы день за днём листать
Твоей любви печальные страницы.
                             Борис Бартосевич,
                            1957, Североморск 

Привожу второе стихотворение:
Николаю Рубцову

*    *    *
Прибой, отбой —
Одни заботы.
Четвёртый год
Торчим на флоте.
Ныряем в люки
По тревоге,
Как будто нет
Другой дороги.
Когда волна заденет небо,
Закусим качку
Коркой хлеба.
Утюжим льдины
В штиль и в штормы,
От Норда морды
Стали чёрны.
На юте курим
До отвала,
Живём с аврала
До аврала.
Наводим рьяно
Пастой глянцы,
Коль повезёт,
Устроим танцы.
Девчонок вспомним
В рубке тесной...
Без них не очень
Интересно. 
                       Борис Бартосевич,
                       1957, Североморск

  Я тогда усомнился (не афишируя мнение) в авторстве Б.  Бартосевича. После прощания с Б. Б. позвонил дочери Поэта, Елене Николаевне Рубцовой и прочитал оба стихотворения. Она сразу сообщила, что эти стихи наверняка её отца. Я также сделал вывод,что лексика, стилистика и тематика принадлежат моряку Рубцову.
     Я на время отложил оба листа со стихами и две вырезки из газет,  в какой-то файл, затем на  разрозненную стопку файлов, печатал  и перекладывал напечатанное. Вспомнил месяца через два о листах от Б. Бартосевича,  начал поиски, перерыл почти всё и не нашёл.
    В январе 2017 года я переехал в Подмосковье. В феврале с.г. стал перебирать архивные папки. И вдруг обнаружил в одной из них файл,  с вложенными стихами и вырезками статей от Б.Бартосевича,
   Привожу  фрагменты из статьи Б. Бартосевича «О встречах с Николаем Рубцовым» из журнала «Россияне» («Дружба»), № 1, год не указан. Б.Бартосевич пишет: «Нас собрали на Новый год в редакции газеты «На страже Заполярья». Были там офицеры и сверхсрочники, матросы и солдаты — много всяких людей.
   В наших стихах той поры преобладали патриотические мотивы с иэбытком желания поскорей напечататься. Изредка это нам удава-лось. У Коли каждый раз получалось и складней, и доходчивей. В недавнем прошлом моим родным языком был украинский с изрядной приместью белорусских и польских слов.. Что и говорить — не получалось (курств Ю.К.-М.). Коля успокаивал. Пообтешешься, мол».
    В стихотворении «Девятый вал» Рубцов отразил размолвку с Таей Смирновой из Приютино,  которая обещала ждать моряка Рубцова, но «...с другим ушла ты на гулянье». Тогда, весной 1957 года, моряк коротал  отпуск с братом Альбертом. Во втором стихотворении Н. Рубцов рисует бытовые морские картины  во время походов на эсминце «Острый» к северу от морской базы в Североморске.
    Как попали морские стихи Н. Рубцова к Бартосевичу неясно?  Но уверен, что читатели получили два новых стихотворения  Рубцова.

Юрий Кириенко-Малюгин. Дезинформация или фантазии от Людмилы Осокиной о стихах Рубцова?

В статье А.Ермаковой «Шинелями пахнут стволы тополей» в № 18, 2005 г. «Литературной газеты» о поэзии Ю.Влодова была вброшена версия о том, что Ю.Влодов написал для Н.Рубцова около 360 строк для сборника «Звезда полей».  В интернете на поиск «Влодов Юрий поэт» я обнаружил статью Людмилы Осокиной   «Стихи Николая Рубцова, предположительно написанные Юрием Влодовым». Приведём посылы Л.Осокиной и авторские комментарии по фактам:
a. Людмила Осокина (далее Л.О.): Рубцов безбожно пил, а ему надо было сдавать новую книгу, кстати, последнюю его прижизненную, «Звезда полей».
b. Ю.Кириенко-Малюгин (далее Ю.К.-М.). Статья Л.О. датирована  январём 2015 года. С 2011 года я несколько раз публиковал статьи-информацию о лучевой болезни Рубцова, полученной во время испытаний серии воздушных ядерных взрывов в районе островов «Новая земля», когда корабли Северного флота стояли в оцеплении для предупреждения заходов любопытных иностранных морских кораблей. Вино является известным одним из бытовых лекарств от лучевой болезни. Посыл Л.О. о Рубцове «безбожно пил» является дезинформацией. От Ю.К.-М. для Л.О.: Книга Н.Рубцова «Звезда полей» издана в 1967 году и была не последней прижизненной. Изданы затем «Душа хранит» (1969) и «Сосен шум» (1970).
3.1. Л.О.: «Именно для Гриезане по большей части вся эта «лирика» и писалась, которая попала потом к Рубцову. Там постоянно употребляются слова «русский», «Россия», «Русь», как будто бы автор иностранец. Рубцов в своих собственных стихах, поскольку был русским, таких слов практически не употреблял».
3.2. Ю.К.-М.: У Рубцова ещё в стихах до поступления в Литинститут в 1962 году и до встречи с Ю.Влодовым не раз была тема «Россия, Русь». Первое: «Русь моя, люблю твои берёзы…… (1957 г.)  Второе:  «звон левитановской Руси…» (1960 г.). Третье:  «Россия, Русь! Храни себя храни!». Четвёртое: «И надо мной бессмертных звёзд Руси….» (1962). Пятое. Это как раз Ю.Влодов брал тему Руси для публикации стихов и литкарьеры М.Гриезане. Например, «Огороды русские» не свойственны поэзии латышки М.Гриезане и случайно попали в архив Н.М.Рубцова.  .
     Полностью  статью Юрия Кириенко-Малюгина  «Дезинформация или фантазии от Людмилы Осокиной о стихах Рубцова?» смотрите в разделе сайта  «О жизни и творчестве поэта», подраздел «Вокруг Рубцова (информация, полемика)».
 
 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Дезинформация о Н.М.Рубцове в газете «Крестьянская Русь»

   В газете «Крестьянская Русь» в январе 2015 г.  опубликована статья «Крещенские морозы Николая Рубцова» некоего Александра Аннина. Ранее этот автор не был известен по теме Н.М.Рубцова. Статья насыщена настоящей дезинформацией о жизни и творчестве русского национального поэта Николая Михайловича Рубцова. Привожу по порядку некоторые посылы А.Аннина и опровержения по фактам.
    1А. От А.Аннина (А.А.): «Увидев милиционера, она (Дербина) кинулась к нему в истерике: «Я убила своего мужа!». «Экая красавица, а губа разбита, под глазом фингал набухает»
   1Б. От Ю.К.М. «Рубцов не был мужем Дербиной. Зачем А.А. приводит дезинформацию. Не было в материалах сведений о разбитой губе и набугающем фингале под глазом убийцы. А.А. создает иллюзию драки между Рубцовым и Дербиной. Было по фактам убийство Поэта. С 2004 года приведены в книгах Ю.Кириенко-Малюгина и М.В.Сурова официальные публикации с обоснованиями присутствия и признания 3-го лица в ночь убийства с 18-го на 19 января 1971 года.  
     Полностью  статью Юрия Кириенко-Малюгина  «Дезинформация о Н.М.Рубцове в газете  «Крестьянская Русь» смотрите в разделе сайта  «Публикации Кириенко-Малюгина», подраздел «Литературные статьи».
 

ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ДЕЗИНФОРМАЦИЯ О Н.М.РУБЦОВЕ В ГАЗЕТЕ «КРЕСТЬЯНСКАЯ РУСЬ» ОТ АЛЕКСАНДРА АННИНА.

На днях, в марте 2018 года получил информацию  в Интернете о продаже книги Александра Аннина «Крещенская гибель наследника Есенина», причем: год издания неизвестен, ISBN – не указан (то есть «книга» - самиздат). Ниже привожу статью о статье А.Аннина. Одновременно сообщаю Для любого Читателя, что в интернете Выложена моя книга «Тайна гибели Николая Рубцова» (2009г., 3-е издание) –Бесплатно, где изложены Все факты об убийстве русского национального поэта Рубцова
 
 
   В газете «Крестьянская Русь» в январе 2015 г.  опубликована статья «Крещенские морозы Николая Рубцова» некоего Александра Аннина. Ранее этот автор не был известен по теме Н.М.Рубцова. Статья насыщена настоящей дезинформацией о жизни и творчестве русского национального поэта Николая Михайловича Рубцова. Привожу по порядку некоторые посылы А.Аннина и опровержения по фактам.
    1А. От А.Аннина (А.А.): «Увидев милиционера, она (Дербина) кинулась к нему в истерике: «Я убила своего мужа!». «Экая красавица, а губа разбита, под глазом фингал набухает»
   1Б. От Ю.К.М. «Рубцов не был мужем Дербиной. Зачем А.А. приводит дезинформацию. Не было в материалах сведений о разбитой губе и набугающем фингале под глазом убийцы. А.А. создает иллюзию драки между Рубцовым и Дербиной. Было по фактам убийство Поэта. С 2004 года приведены в книгах Ю.Кириенко-Малюгина и М.В.Сурова официальные публикации с обоснованиями присутствия и признания 3-го лица в ночь убийства с 18-го на 19 января 1971 года.  
    2А.  От А.А.: О Рубцове «одетый в обноски, неопрятный, вечно или «под мухой» или с похмелья».
    2Б. От Ю.К.М.: Известно  и видно по фотографиям, что Поэт был одет опрятно, но не богато. О лучевой болезни Рубцова и как методе лечения вином имеются публикации Ю.Кириенко-Малюгина в альманахе «Поэзия», 2011 г. и на сайте www.rubcow.ru. Например: «Красным, белым и зелёным мы поддерживаем жизнь…», то есть вином, водкой и ликёром Шартрез (в 1960-е годы продавался в СССР)
   3А. От А.А.: «Именно таким «под мухой» его впервые встретила 3 мая 1962 года Людмила Дербина – будущая гражданская жена и убийца Рубцова».
    3Б. От Ю.К.М.: Здесь 3 недостоверности. Первая встреча была в мае 1963 года. В 1962 году Рубцов жил в Ленинграде. Для чего А.А. путает года? Или это первое его дилетантство по теме Рубцова. Или сделано специально, чтобы А.А. опровергали, тем самым признавали как оппонента. Вторая фальшь: Л.Дербина не была гражданской женой Рубцова. Набивавшийся в друзья к Поэту некто Ю.П.Рыболовов из Ивановской области назвал её «сожительница» в письме-признании, что он был в ночь убийства в квартире. Гражданской женой была Г.Меньшикова, которая родила Поэту дочь Елену, которую поэт признавал, в том числе в стихах:
 
Привезу я дочке Лене 
Из лесных даров 
Медвежонка на колени
Кроме воза дров.
 
     После убийства Н.Рубцова Елена была признана официально дочерью Поэта и его наследницей, в том числе по изданиям. По поводу Рубцова «под мухой». Тогда в 1963году Дербина влезла в кампанию студентов Литинститута, которые сидели в застолье и, как обычно в те времена, за бутылками с  вином.
   4А. От А.А.: «Николай, собравшийся поступать в сей престижный вуз, полулегально  ютился у знакомых студентов. По случаю первомайских праздников в комнате Рубцова продолжалась пъянка (к ней Николай раз и навсегда пристрастился ещё в 16 лет…).
    4Б. От Ю.К.М.: «В мае 1962 году Рубцов «не ютился у знакомых студентов», так как физически отсутствовал в общежитии. Из-за неграмотности А.А. одна ложь нагромождается на другую. К тому же там (в общежитии) не могла быть «комната Рубцова», поскольку поэт мог быть там только гостем. А.А. создаёт впечатление, что будто Рубцов был организатор мифической пьянки. 
   5А. От А.А.: «Во время того «собрания» Рубцов козырял перед честной компанией своей первой «самиздатовской» книжкой стихов – «Волны и скалы». Он, по воспоминаниям Дербиной, произвёл тогда на неё отталкивающее впечатление: поддатый бахвал, одетый кое-как.
   5Б. От Ю.К.М.: Очередная фальшь. «Волны и скалы» были отпечатаны и сброшюрованы в 6 экз. в июле 1962 года перед поступлением в литинститут, в мае того года Рубцов никак не мог «козырять» книжкой. Далее. В одних «воспоминаниях» Дербина пишет негативно о первой встрече с Рубцовым, в других – о доверительной беседе с Рубцовым по фотографиям и о поэзии. По поводу «одетый кое-как». Не надо А.А. путать Божий дар с яичницей. В те годы студенты не носили «костюмчики с искринкой», как лакировочные поэты, с которыми общалась  Дербина.      
   6А. От А.А.: «Между тем, на очередной вечеринке Рубцов сходится с Генриеттой Меньшиковой, от которой в апреле 1963 родится дочь Лена. С Генриеттой они не были расписаны…»
   6Б. От Ю.К.М:  Мысли А.А. скачут непредсказуемо. Рубцов встречается с Г.Меньшиковой не в общежитии, как можно подумать, а в июле 1962 года в Никольском, куда поэт прибыл перед экзаменами в литинститут, и присутствовал на проводах одного из сельчан в армию.
   Очередной абзац статьи посвящён созданию из Н.Рубцова образа пьяницы и скандалиста. А  ведь поэт заявил ещё в сборнике «Волны и скалы»: «не выношу любую фальшь, если её почувствую». И по поводу снятия портретов поэтов со стен общежития. После этого эпизода санкций против Рубцова не последовало. Комментировать далее отсебятину от А.А. просто нет смысла.
    Сейчас в век информации и Интернета позвольте не поверить, что А.Аннин не заходил в Интернет на поиск «тайна гибели Рубцова» и не получал  информацию о сайте «Звезда полей», где приведена информация из моих книг «Тайна гибели Николая Рубцова» (издания 2001,2004 и 2009 г.г.) и изложены факты по теме Рубцов-Дербина (на суде Грановская по первому мужу, Александрова – по последнему мужу). Значит, у А.Аннина была целевая установка дискредитировать Рубцова и дезинформировать читателей, не каких-то, а русских читателей газеты под названием «Крестьянская Русь»? 
 
  P.S.  Статья опубликована на сайте «Звезда полей» в мае 2015 г. А.Аннин не даёт ссылки на эту статью.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Демография, госбюджет, запрет абортов и прогрессивный налог (в порядке дискуссии)

Раздел А. Доктрина ползучего геноцида русского народа.     
 
    Для того, чтобы найти и обосновать приоритеты в социально-экономической политике России обратимся к планам наших зарубежных «друзей» не очень дальней Истории. В марте-апреле 1945 года в недрах спецслужб США была разработана программа, названная «Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР», получившая название  «доктрина Даллеса» по имени руководителя американской  разведки cif в Европе в 1945 году. Позднее Аллен Даллес (1893  -  1969)  стал Госсекретарём США. 
     Привожу фрагменты из этой доктрины, опубликованной в Интернете:
    «Окончится война, всё утрясётся и устроится. И мы бросим всё, что имеем, всё золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей.
    Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдём своих единомышленников, своих союзников в самой России».
     В мировоззренческой среде России внедрение хаоса налицо. Кто за красных, кто за белых, кто за сексуальную свободу, а кто за сохранение семейных традиций. Налицо подмена моральных принципов аморальными, животными инстинктами. 
   Далее из доктрины Даллеса: «Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного и необратимого угасания его самосознания… Литература, театр, кино – всё будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства».
     Вот это направление усиленно внедряется последние двадцать лет под лозунгами свободы творчества сексуально озабоченными и проплачиваемыми из госбюджета,  продюссерами  и руководителями гуманитарных по определению организаций (театров,  киностудий, телевизионных каналов). Мы можем сейчас констатировать что разыгрывается «грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа», то есть русского народа. То, что мы находимся на полпути к реализации целей спецслужб США, не вызывает сомнений.  Но на пути реализации этих диверсионных планов встали  русские патриоты, православные общества и просто прозревшие гуманитарии, увидев на какую чернуху, порнуху, демагогию и переформатирование мировоззрения ведут их внуков и детей. 
     «Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом всякой безнравственности». 
     Хорошо, чтобы на этот тезис Даллеса ответили Учитель, Серебряников, Венедиктов, Макаревич  и русофобствующие либералы гуманитарной сферы.
     Далее  из доктрины Даллеса: «Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный     страх    друг   перед    другом      и     беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов – прежде всего вражду и ненависть к русскому народу – всё это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветёт махровым цветом». 
      Цель идеологических диверсантов  определена: изоляция и дискредитация представителей православного исторически  славянского (русского, белорусского и украинского) народа. Того народа, который потерял более 20 миллионов из 27 миллионов  в Отечественной войне за свободу своих детей. 
      Далее  из доктрины Даллеса: «И лишь немногие, очень немногие будут догадываться и даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности». 
    Диверсионная программа конкретизирована, методика реализации доведена до исполнителей.
      Далее  из доктрины Даллеса:  «Мы будем расшатывать, таким образом, поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, а главную ставку всегда будем делать на молодёжь – станем разлагать, развращать, и растлевать её. Мы сделаем из нее циников, пошляков и космополитов».
   То, что ведётся ставка на развращение ещё морально и политически неустойчивой части молодёжи – нет сомнений. Надо срочно менять созданную по лекалам либералов информационную и экономическую модель.   
     И.В.Сталин в день Победы над фашисткой Германией 9 мая 1945 года сказал:
    «…Вековая борьба славянских народов за своё существование и свою независимость окончилась победой над немецкими захватчиками и немецкой тиранией…
    Три года назад Гитлер всенародно заявил, что в его задачи входит расчленение Советского Союза и отрыв от него Кавказа, Украины, Белоруссии, Прибалтики и других областей. Он прямо заявил: «Мы уничтожим Россию, чтобы она больше никогда не смогла подняться». Это было три года назад…» 
     Сталин не дал определения войны с Германией как  конфликта  коммунистической и капиталистической систем. Он охарактеризовал эту войну  как Отечественную, как  историческое противостояние православных славянских народов  (русских, украинцев и белорусов) немецкой инородной (католической) агрессии.
      В связи с Победой над Германией, Сталин обратился с тостом к русскому народу:       
      «Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.
       Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание, как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны.
      Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он – руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение…».
     Итак, констатируем. Доктриной Даллеса и  всеми последующими разработками ЦРУ и информационной политикой США  запланирован ползучий геноцид русского народа.
 
 
          Раздел Б. Социально-экономическая ситуация.
 
      В информационно-просветительской области со стороны целого ряда руководителей театров, средств массовой информации, в том числе на каналах телевидения ведётся не просто искажение истории России и роли знаковых исторических личностей, а фактически целенаправленная политика по переформатированию мировоззрения основной массы населения и особенно молодёжи. Под флагом либеральной свободы внедряется сексуальная распущенность, эгоизм и даже эгоцентризм личности и нетерпимость к иному мнению.
      В настоящее время в области обеспечения жизнедеятельности транспортных систем, предприятий технических отраслей, разработки и обслуживания новых отечественных и зарубежных инвестиционных технологий высветилась  проблема резкой  нехватки технических кадров. Даже на общественном транспорте водителями автобусов стали работать женщины. Об угрозе кадрового голода уже не раз предупреждали патриотически ориентированные исследователи, специалисты, пропагандисты и автор данной статьи  в официальных изданиях (Интернет). Однако системной реакции на эту информацию не наблюдается.  
      В основе экономической политики такой огромной Державы, как Россия, должна стоять рождаемость, т.е. Воспроизводство коренного населения. После издания  Указа Президиума Верховного Совета СССР от ноября 1955 года (при правлении Н.С.Хрущева)  за период до 2005 года проведено более 200 миллионов абортов (см. Интернет, на целевой поиск). Уже видно, что за счёт абортов (масштабных детоубийств) через 20-30 лет численность русских, как базовой технически ориентированной нации, будет уменьшена  в 2-3 раза,  русские станут меньшинством на своей родной Земле.  Кто будет  управлять техническими сложными системами? Надо срочно принимать экономические и организационные решения. 
    Экономические предложения, основанные на замораживании средств выживания основной массы населения, ориентации только на зарубежные инвестиции без развития отечественной технической базы и опережающего стимулирования жизнеобеспечения молодых семей и детей, должны быть признаны неадекватными стратегическим вызовам, дилетантскими и бесперспективными. Топтание экономики на месте обусловлено так называемыми либеральными реформами, когда на первое место поставлен бизнес-план частных проектов вместо планирования актуальных взаимосвязанных систем (то, что в советский период осуществлял Госплан). 
    Сталин сказал на все века: Кадры решают всё! Не головотяпы, карьеристы и приспособленцы в сфере управления и идеологии.
     Руководитель ОАО Сбербанк РФ Греф предложил сократить количество пенсионеров на треть. Это, каким образом? Целые слои пенсионеров – научных  кадров высокой квалификации в 2016 году были уволены при ликвидации известных НИИ под идеи централизации научных разработок и  под идеи повышения зарплаты оставшимся работникам. Передача технических знаний от старшего поколения не проведено в большинстве научных институтов Российской Академии наук.  
     Министр Силуанов в Интернете 18 мая с.г.  заявил, что в 2017 году кончаются средства Государственного резерва.  Как получилось, что огромные средства не были использованы для восстановления промышленности,  производства материальных ценностей, восстановления животноводческого производства и растениеводства, отечественного сельскохозяйственного и пищевого машиностроения?     
      Наблюдается картина периодического принятия одного долгосрочного плана за другим с переносом сроков реализации каждый раз примерно на 3-5 лет, затем на 10 лет и далее. 
          Надо  решать многие социальные  задачи:
обеспечить уровень физического существования выше прожиточного минимума для студентов учебных заведений всех категорий. Нельзя допустить, чтобы молодёжь жила на полуголодном существовании. 
обеспечить уровень физического существования выше прожиточного минимума работающей молодёжи для возможности создания семьи и обеспечения рождаемости. 
обеспечить выплату принятых законами пенсий, пособий, так как часть этих средств старшее поколение тратит на детей и внуков, не имеющих всех средств для физического выживания.
Сократить резко расходы на нематериальные сферы экономики и стимулировать технические направления экономики.
Определить и реализовать мероприятия по наполнению госбюджета не только за счёт налогов, но и за счёт национальной экономической политики.
Провести переаттестацию кадров в гуманитарной сфере (театры, СМИ и ТВ-каналы)  на соответствие проводимой политики  требованиям социально-культурных традиций православных, мусульманских и других религиозных конфессий  России. 
   
 Раздел В. Введение прогрессивного налога.
 
     Есть ли резервы для получения средств в госбюджет. Есть! Первое: срочное введение прогрессивного налога со всех категорий работающего населения. 
     Деньги есть у всех. Только в разном объёме. Надо указом Президента принять волевое решение с 01 июля (или с 01 октября) 2017 года ввести прогрессивную шкалу налогов со всех категорий населения (подсчитано, что это составит примерно три триллиона рублей, как сообщалось на ОРТ при дискуссии от 01.06.2016г).
1. Для малооплачиваемых категорий работающих (от 7,5 тыс . руб и до 15 тыс. руб., миллионы которых находятся на стадии физического выживания)  снять  налоги в связи с тем, что им приходится оплачивать высокие отчисления за ЖКХ. Выделить субсидии для полной оплаты квитанций ЖКХ.
2. Для среднеоплачиваемых категорий (от 25 тыс. руб. и до 65 тыс. руб.) ввести умеренные налоги (им также приходится оплачивать высокие отчисления за ЖКХ и, как правило, содержать личный автотранспорт, купленный  в кредит).
3. Для категорий (от 65 тыс. руб.) ввести повышенные дифференцированно налоги. То есть налоговую нагрузку перераспределить за счёт этих категорий,
4. Ввести систему субсидий для семей с наличием иждивенцев (малолетних детей)  
5. Установить для студентов учебных заведений всех категорий месячную стипендию в размере выше  прожиточного минимума. 
6. Ввести во всех учебных заведениях бесплатную систему образования, начиная с 1 сентября 2017 года.
7. Установить для неработающей матери и для каждого ребёнка месячное пособие в размере выше прожиточного минимума и снять налоги.
8. Для всех категорий работающего населения установить ежемесячный прогрессивный налог:
9. При зарплате от 15,0 тыс. руб.    и до 20 тыс. руб.  в размере  1%.
10. При зарплате от 20,0 тыс. руб.    и до 25 тыс. руб.  в размере  2%.
11. При зарплате от 25,0 тыс. руб.    и до 30 тыс. руб.  в размере  4%.
12. При зарплате от 30,0 тыс. руб.    и до 40 тыс. руб.  в размере  6%.
13. При зарплате от 40,0 тыс. руб.    и до 50 тыс. руб.  в размере  8%.
14. При зарплате от 50,0 тыс. руб.    и до 65 тыс. руб.  в размере  10%.  
15. При зарплате от 65,0 тыс. руб.    и до 80 тыс. руб.  в размере  12%.  
16. При зарплате от 80,0 тыс. руб.   и до 100 тыс. руб. в размере  15%. 
17. При зарплате от 100,0 тыс. руб. и до 120 тыс. руб. в размере  18%.   
18. При зарплате от 120,0 тыс. руб. и до 150 тыс. руб. в размере  21%. 
19. При зарплате от 150,0 тыс. руб. и до 180 тыс. руб. в размере  24%. 
20. При зарплате от 180,0 тыс. руб. и до 240 тыс. руб. в размере  27%. 
21. При зарплате от 240,0 тыс. руб. и до 300 тыс. руб. в размере  30%.   
22. При зарплате от 300,0 тыс. руб. и до 500 тыс. руб. в размере  32%.   
23. При зарплате свыше 500 тыс. руб.                  налог в размере  35%.   
 
     Кто за такую шкалу? Все мало и среднеоплачиваемые работники производительных отраслей, студенты, матери с детьми.  При этом решается социальная задача целевой поддержки малообеспеченных слоёв населения, особенно молодёжи. Решается задача ориентации молодежи на семью!!!
      Кто скрытно против такой шкалы? Госслужащие-бюджетники? Депутаты Госдумы и регионов? Топменеджеры и продюсеры? Директора крупных финансовых структур и торговых фирм?  Руководители СМИ и каналов ТВ? Учащаяся молодёжь? Семьи, планирующие детей?
     Чтобы не заболтали проблему прогрессивного налога и первичного наполнения Госбюджета, надо срочно принять волевое решение. 
  
  Раздел Г.  Дополнительные меры по наполнению госбюджета.
 
В связи с заявлением Минфина «перестать жить в долг» и  для получения сбалансированного госбюджета предлагается с 01.12.2018 года:
1. Урезать административные расходы на 20-30%, пересмотрев структуру территориального административного управления, объединить управы и муниципалитеты, упразднить избыточные социальные учреждения.  Освободившиеся кадры направить на переподготовку и в сферу производства материальных ценностей, товаров и на переработку сельхозпродукции.
2. Установить с 01.08.2017 г. госмонополию  на продажу вино-водочных, пивных и табачных изделий, что значительно пополнит госбюджет и прекратит выпуск опасной алкогольной продукции введением госконтроля. Всю прибыль (кроме амортизации) переводить в госбюджет.
3. Перевести в государственный сектор все предприятия, создающие прибыль в сырьевых отраслях (добыча нефти, газа, электроэнергии, леса, руды, металлов и др.) и в сфере государственных услуг (железная дорога, авиатранспорт, водный транспорт)
4. Установить, что основная часть (70-80 %) прибыли предприятий должна быть перечислена в госбюджет России, где проводится распределение по сферам деятельности и управления.
5. Установить, что  обоснованная руководством  часть прибыли (примерно 20-30%) направляется на амортизацию, развитие производства, заработную плату персонала и остаётся в распоряжении руководства  предприятия.
6. Восстановить предприятия сельскохозяйственного и пищевого машино-строения, обеспечить развитие отечественного растениеводства и животноводства, как базы физического выживания населения.
7. Восстановить предприятия легкого и текстильного машиностроения.
8. Перевести сферу жилищно-коммунальных хозяйств (ЖКХ) с 01.01.2018 г. в государственное управление, под контроль местных районных администраций.
9. Всех руководителей бизнес-структур (предприятий) перевести в штат государственных служащих при сохранении их частной собственности.
10. Установить стандартный уровень жизнеобеспечения (СУЖ) каждого гражданина России и каждого члена семьи, приравняв потребности каждого ребёнка к потребностям взрослого члена семьи. 
11. Установить с 01.09.2017 г.  уровень СУЖ, не допуская забалтывания темы и затяжки расчётов подконтрольными учреждениями и организациями. 
12. Принять закон о введении шкалы зарплат в диапазоне от 2-кратного СУЖ до максимально 8-кратного СУЖ на каждом государственном предприятии и в учреждении. Внедрить систему социальной Справедливости. 
13. Принять новую форму кооперации фермеров (коллективизации). Объединить паи разрозненных собственников земли, создать новую кооперацию. Национализировать скупленные земли неиспользуемых и неиспользованных сельхозугодий,  передать их на местах крестьянам или образовать на этом месте новый кооператив.
14. Принять с 01.08.2017 г. «Закон о запрете абортов и стимулировании рождаемости в России» с введением уголовного преследования за любое нарушение закона.  В законе обеспечить поддержку семей, в том числе матерей-одиночек. Принятие отказных детей на госсодержание.
     Предложить Российской Академии наук срочно в течение двух месяцев разработать трёхлетнюю  программу индустриализации всех отраслей (вместо так называемого импортозамещения) с учётом использования опыта работы предприятий ВПК России  и предприятий Беларуси.
     После срочной реализации этих предложений или параллельно с 01.01.2018 перейти на плановую систему управления в жизненно важных отраслях экономики.
 
     Юрий Кириенко, канд. техн. наук, изобретатель СССР, член Союза писателей России (до 01.09.2016г. ведущий науч. сотрудник ВИЭСХ РАН РФ).  
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Демография, запрет абортов, рождаемость.

Будирование национальной идеи России – дети!
 
     На сайте «Звезда полей» по актуальной проблеме запрета абортов и стимулирования рождаемости приведены публикации Ю.Кириенко-Малюгина:
1. Повесть-предупреждение «Есть Божий суд…» (М. Изд. «Рубцовский  творческий союз», 2012). В начале 2013 года книга выложена в Интернете.
2. Статьи:  29.09.2016  - «Запрет абортов в России и повесть «Есть Божий суд…»;
        30.10.2016 «Национальная идея России – дети»; 
        26.11.2016 «Есть Божий суд…» Демография или ползучий геноцид»;     
        30.01.2017 «Есть Божий суд…» (фрагменты); 
        18.04.2017 «Женщина – это не топ-модель, не секс-товар, не бизнес-леди, а мать, жена, носитель морали и продолжатель рода».
         29 мая 2017 в газете «Русский вестник» опубликована авторская статья «Демография и налог на малодетность» (передана в редакцию 14 мая с.г.) 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Дискуссия «Народность творчества Рубцова»

23  мая 2016 г. в читальном зале имени Н.М.Рубцова состоялась дискуссия «Народность творчества Рубцова». В дискуссии участвовали члены Союза писателей России: заслуженный работник культуры РФ Владимир Андреев, методист «Дома Гоголя» Елена Митарчук, кандидат философских наук Сергей Порохин, кандидат технических наук, автор книг о Рубцове Юрий Кириенко-Малюгин. Участвовал также руководитель фестиваля «Русская тройка» Илья Новиков, литератор-исследователь Михаил Иванов. Присутствовали представители актива «Творческого центра имени Н.М.Рубцова». Юрий Кириенко-Малюгин представил доклад «Лексика Рубцова и народная философия». О символике «Звезды  полей» Николая Рубцова сообщила Елена Митарчук. О поэтах «серебряного века» и творческой позиции Николая Рубцова сделал сообщение Владимир Андреев. В защиту русского языка от примитивизма и англоязычного сленга выступил Сергей Сорокин. Ю.В.Стрижовым подготовлен видеоролик проведённой дискуссии.

Юрий Кириенко-Малюгин. Для чего журнал «Москва» меняет условия конкурса «Поединок»?

Журнал «Москва» (главный редактор Владислав  Артемьев) на сайте в октябре 2020 года объявил о проведении турнира поэтов — конкурс   «Поединок» с призом в 10 тыс руб. победителю
    В конкурсе при неограниченных условиях по возрасту и проживанию приняли участие из десятков и сотен тысяч поэтов России  22 (двадцать два !!! - прим. Ю.К.М.)  поэта, из которых образовали пары конкурсантов. К началу февраля остались-определились 6 участников, которые образовали 2-й тур конкурса. До 10 марта с.г. выявить трёх победителей из 6 (шести) жюри не смогло. И объявило о Пионерском Изобретении в условиях  подведения Итогов, цитирую:
«записать видеосюжет с вашими стихотворениями в авторском исполнении. Стихи должны быть те, которые вы прислали на конкурс».
     Просто интересно в каких бытовых или сценических где-то условиях конкурсанты, в том числе, вероятно, по возрасту 60+ должны будут найти видеотехнику, прихорошиться и записать подряд примерно шесть - десять авторских стихотворений? Просмотреть эти видеозаписи, скорректировать-перезаписать  и выслать в адрес жюри. Это дополнительное условие эстрадного характера —  вне условий конкурса.

   В связи с субъективным изменением условий конкурса я (Ю.И.Кириенко) выслал 10.03.2021 г. на эл. почту журнала следующее письмо:

Главному редактору журнала «Москва» и члену жюри Мих. Попову»!
Ниже привожу  текст условий конкурса и особенно изменения условий от  сегодня — 10.03.2021 г.
1.    Редакция и жюри ссылаются на  «В связи с напряженной эпидемиологической ситуацией, оргкомитет конкурса принял решение изменить формат проведения финала».
Но мэр г. Москвы С.Собянин с 8-го марта с.г. снял ограничения на проведение мероприятий, например, московские библиотеки уже проводят литературные встречи с читателями (ограничения по численности они вводят, но не снимают Очные встречи!!!)
2.    По условиям конкурса «Поединок» журнала «Москва» предусмотрено: «Шесть финалистов соревнуются вживую (!!!)  на сцене одной из московских площадок. Причём эти условия были заявлены ещё в конце 2020 г,  до начала конкурса в тех сложных  эпидемиологических условиях.
3.    Предложение шести конкурсантам   «записать видеосюжет с вашими стихотворениями в авторском исполнении. Стихи должны быть те, которые вы прислали на конкурс.». Это решение преследует какие-то прозрачные цели: 3.1. Решение о победителе будет принимать жюри и без зрителей-свидетелей правоты или Предвзятости членов жюри, в том числе Мих. Попова, которого я раскритиковал за низкий уровень повести «Рваная палатка». 3.2. Не все авторы имеют возможность записать видеосюжет и на каком-то бытовом  экране и что, главное, отбрасывается Гласность и взаимоконтакт со зрителями- свидетелями конкурса.
4.    Предлагаю В.Артемьеву, как главному редактору журнала «Москва», отменить субъективное решение,  вернуться к объявленным условиям конкурса «Поединок», цитирую: «Шесть финалистов соревнуются вживую на сцене одной из московских площадок.

Ниже привожу фрагменты условий конкурса «Поединок» журнала «Москва»......
Уважаемые финалисты
В связи с напряженной эпидемиологической ситуацией, оргкомитет конкурса принял решение изменить формат проведения финала.
Предлагаем вам записать видеосюжет с вашими стихотворениями в авторском исполнении. Стихи должны быть те, которые вы прислали на конкурс.
Ссылку на Youtube просьба присылать на почту конкурса Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Результаты второго тура:
1 пара: Серов Юрий и Артегова Валентина
2 пара. Кравцов Юрий и Stadler Larisa
3 пара. Мурзин Василий и Степанова Вера
Результаты первого тура:
1 пара: Карпушин Виктор и Серов Юрий
2 пара. Баракаева Ольга и Артегова Валентина
3 пара. Елисеев Евгений и Кравцов Юрий
4 пара. Трофимова Светлана и Stadler Larisa
5 пара. Мурзин Василий и Копылков Виктор
6 пара. Степанова Вера
Пара для Веры Степановой будет выбрана из лучших, но не прошедших первый тур.
Пандемия внесла свои коррективы, но очень надеемся до конца февраля провести второй тур.
Условия конкурса…...
Принцип судейства: стихи поступают по электронной почте Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., и тем самым оказываются в едином списке и получают неизменный номер. После закрытия приема заявок жюри рассматривает поступившие подборки по следующему принципу: 1-й соревнуется со 2-м, 3-й с 4-м и т.д. до конца списка. Один остается, другой выбывает. На следующем этапе – поединки между соседними победителями по списку. Шесть финалистов соревнуются вживую на сцене одной из московских площадок.
Жюри определит одного победителя. Он получает денежное вознаграждение в размере 10 тысяч рублей. Финалисты — годовую подписку на журнал «Москва» и книги.

Юрий Кириенко-Малюгин. Для чего журнал «Москва» меняет условия конкурса «Поединок»? Текст от 02.04.2021г., 14.00.

            Итоги конкурса «Поединок» не подведены уже целых 3 (три) месяца!
   В связи с изменением условий конкурса «Поединок» я направил  24 марта с.г. в адрес главного редактора журнала «Москва» В.В. Артемьева (эл. почту) следующее письмо:
 Уважаемый Владислав Владимирович! В связи с изменениями условий конкурса «Поединок» в марте с.г. я направил в адрес редакции журнала «Москва» информацию с предложением о возврате к первичным  условиям конкурса в присутствии публики в каком-то из культурных центров Москвы и, главное,  отмене оценки со стороны жюри по видео-сюжетам чтения на ютубе конкурсных произведений финалистами конкурса. Очевидна последующая оценка со стороны жюри будет проводиться по актёрско-сценической подаче текстов, что нарушает достоверность оценки уровня поэзии от каждого финалиста. Как известно, вначале было Слово!.  
   Поскольку у некоторых конкурсантов в  резюме представлены их литературные оценки, дипломы и др. направляю текст статьи  Владимира Андреева «Свеча надежды», Московский литератор, № 3, 2019 (о поэзии Веры Степановой), также некоторые  сведения о Вере Степановой из текста обложки на книге «Пусть за строфою стелется строфа», 2020 г.:

    Привожу вторично текст  сообщения на сайте «Звезда полей» от 10 марта  с.г.   в  адрес журнала «Москва»:

    Журнал «Москва» (главный редактор Владислав  Артемьев) на сайте в октябре 2020 года объявил о проведении турнира поэтов — конкурс   «Поединок» с призом в 10 тыс руб. победителю
    В конкурсе при неограниченных условиях по возрасту и проживанию приняли участие из десятков и сотен тысяч поэтов России  22 (двадцать два !!! - прим. Ю.К.М.)  поэта, из которых образовали пары конкурсантов. К началу февраля остались-определились 6 участников, которые образовали 2-й тур конкурса. До 10 марта с.г. выявить трёх победителей из 6 (шести) жюри не смогло. И объявило о Пионерском Изобретении в условиях  подведения Итогов, цитирую:
«записать видеосюжет с вашими стихотворениями в авторском исполнении. Стихи должны быть те, которые вы прислали на конкурс».
     Просто интересно в каких бытовых или сценических где-то условиях конкурсанты, в том числе, вероятно, по возрасту 60+ должны будут найти видеотехнику, прихорошиться и записать подряд примерно шесть - десять авторских стихотворений? Просмотреть эти видеозаписи, скорректировать-перезаписать  и выслать в адрес жюри. Это дополнительное условие эстрадного характера —  вне условий конкурса.

   В связи с субъективным изменением условий конкурса я (Ю.И.Кириенко) выслал 10.03.2021 г. на эл. почту журнала следующее письмо:

Главному редактору журнала «Москва» и члену жюри Мих. Попову»!
Ниже привожу  текст условий конкурса и особенно изменения условий от  сегодня — 10.03.2021 г.
1.    Редакция и жюри ссылаются на  «В связи с напряженной эпидемиологической ситуацией, оргкомитет конкурса принял решение изменить формат проведения финала».
Но мэр г. Москвы С.Собянин с 8-го марта с.г. снял ограничения на проведение мероприятий, например, московские библиотеки уже проводят литературные встречи с читателями (ограничения по численности они вводят, но не снимают Очные встречи!!!)
2.    По условиям конкурса «Поединок» журнала «Москва» предусмотрено: «Шесть финалистов соревнуются вживую (!!!)  на сцене одной из московских площадок. Причём эти условия были заявлены ещё в конце 2020 г,  до начала конкурса в тех сложных  эпидемиологических условиях.
3.    Предложение шести конкурсантам   «записать видеосюжет с вашими стихотворениями в авторском исполнении. Стихи должны быть те, которые вы прислали на конкурс.». Это решение преследует какие-то прозрачные цели: 3.1. Решение о победителе будет принимать жюри и без зрителей-свидетелей правоты или Предвзятости членов жюри, в том числе Мих. Попова, которого я раскритиковал за низкий уровень повести «Рваная палатка». 3.2. Не все авторы имеют возможность записать видеосюжет и на каком-то бытовом  экране и что, главное, отбрасывается Гласность и взаимоконтакт со зрителями- свидетелями конкурса.
4.     Предлагаю В.Артемьеву, как главному редактору журнала «Москва», отменить субъективное решение,  вернуться к объявленным условиям конкурса «Поединок», цитирую: «Шесть финалистов соревнуются вживую на сцене одной из московских площадок.

Ниже привожу фрагменты условий конкурса «Поединок» журнала «Москва»......
Уважаемые финалисты
В связи с напряженной эпидемиологической ситуацией, оргкомитет конкурса принял решение изменить формат проведения финала.
Предлагаем вам записать видеосюжет с вашими стихотворениями в авторском исполнении. Стихи должны быть те, которые вы прислали на конкурс.
Ссылку на Youtube просьба присылать на почту конкурса Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Результаты второго тура:
1 пара: Серов Юрий и Артегова Валентина
2 пара. Кравцов Юрий и Stadler Larisa
3 пара. Мурзин Василий и Степанова Вера

Результаты первого тура:
1 пара: Карпушин Виктор и Серов Юрий
2 пара. Баракаева Ольга и Артегова Валентина
3 пара. Елисеев Евгений и Кравцов Юрий
4 пара. Трофимова Светлана и Stadler Larisa
5 пара. Мурзин Василий и Копылков Виктор
6 пара. Степанова Вера
Пара для Веры Степановой будет выбрана из лучших, но не прошедших первый тур.
Пандемия внесла свои коррективы, но очень надеемся до конца февраля провести второй тур.
Условия конкурса…...
Принцип судейства: стихи поступают по электронной почте Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., и тем самым оказываются в едином списке и получают неизменный номер. После закрытия приема заявок жюри рассматривает поступившие подборки по следующему принципу: 1-й соревнуется со 2-м, 3-й с 4-м и т.д. до конца списка. Один остается, другой выбывает. На следующем этапе – поединки между соседними победителями по списку. Шесть финалистов соревнуются вживую на сцене одной из московских площадок.
Жюри определит одного победителя. Он получает денежное вознаграждение в размере 10 тысяч рублей. Финалисты — годовую подписку на журнал «Москва» и книги.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Дороги войны (тест песни и музыка)

   К 75-летию Победы под Москвой и в Великой Отечественной войне
 
В белорусских лесах, на полях Подмосковья
Наши братья и сёстры не сдавались врагу,
И гранату бросал истекающий кровью,
И молила сестричка: Подожди! Помогу!
 
По полям и лесам шли вперёд батальоны,
Брали с ходу преграды на крутом берегу.
В хуторах и садах раскрывались бутоны,
Журавли уносили всех родных в синеву.
 
С автоматом в руках и с кинжалом в запасе,
По оврагам, пригоркам вы искали пути.
По команде «Вперёд»  танки мчались по трассе
И ломали завалы, чтоб Победу найти.
 
Припев:
Ждал тебя перевал
И крутой, и опасный.
Ты войну прошагал,
Ты судьбу испытал.
Возвращаться домой – нет  дороги прекрасней, 
О которой ночами ты в окопах мечтал.
 
  Песня была представлена в мае 2015 года на вечере во Дворце культуры «Красный Октябрь», г. Москва.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Духовно-смысловая оценка народности поэзии.

Нестандартное авторское издание «Методика оценки и критерии народности поэзии»
(литературоведение, стихосложение), (М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз». 2014) вошло в длинный список Бунинской премии 2016, в короткий список, опубликованный 20 октября 2016 г., не включено. Привожу аннотацию издания, содержание, состоящее из 12 глав и ключевую главу 11«Духовно-смысловая  методика оценки русской поэзии»
 
Аннотация
 
     В России стихи пишут сотни тысяч человек. И по разным поводам. Одни, чтобы порадовать своих родных и близких,  другие, чтобы проверить свои творческие возможности, а третьи – для самоутверждения и для профессиональной деятельности. 
     Поводом для написания этого исследования   явились реальные противоречия и несовпадения творческих представлений литературоведов  и установок в общественной жизни.  
     По вопросу, как надо и не надо писать стихи и зачем всё это делать, имеется много, но не множество исследований. Объять необъятное невозможно. Автор сделал акцент на тех источниках информации, которые считает базовыми по теме.  Среди литерату-роведов особую позицию занимают Гоголь, Тютчев, Селезнев, Лобанов, Свиридов, авторы статей Московских конференций «Рубцовскиечтения»  НО «Рубцовского творческого союза». 
    Славянская поэзия базируется на диалектах славянского языка, которые развились исторически на территориях, занимаемых славянскими народами и Великороссией, объединяющей три ветви православной славянской Истории: Россию, Белоруссию и Украину. Предлагается методика оценки и критерии народности поэзии по духовно-смысловым основам стихосложения.
      Книга предназначена литературоведам, филологам, поэтам, преподавателям гуманитарных институтов, колледжей и школ, всем, кто не равнодушен к проблемам поиска Истины в литерату-роведении, выявлении критериев народности поэзии, адекватном отражении Истории России и проблемы Возрождения  Семьи –  как основы духовного существования и развития России.  
ISBN   978-5-903862-22-1
НО «Рубцовский творческий союз» 
 Ю.Кириенко-Малюгин (текст и концепция книги), 2014
      При перепечатке  ссылка на издание обязательна. 
 
Содержание
 
                Предисловие. Постановка проблемы………….………..…3
 
Глава 1.  Гоголь – основоположник литературоведения России  
               (обзор поэзии середины 18-го – начала  19-го веков)….….8
Глава 2.  Западники и славянофилы, начало схватки в начале  XIX
                века………………………………………………………….19
Глава 3.  Критерии ритмизированного  стихотворчества……....…28
Глава 4.  Зашифрованная народная поэзия С.Есенина. ………..….39
Глава 5.  Поэзия эпохи социально-духовного Возрождения
                России в составе СССР  в 30-50-е годы ХХ века….….....46
Глава 6.   Поиск истины литературоведами эпохи «застоя»……....48     
Глава 7.   Исторические, стилистические и формалистические   
                 исследования многофакторности  русско-славянской  
                 поэзии…………………………………………….………..56 
Глава 8.   Критерии оценки народности поэзии  …...….…..….…..88
Глава 9.   Торсионная методика оценки народности поэзии……...99
Глава 10. Формалистическая методика оценки техники  
                   стихосложения ………………………………………....104  
Глава 11. Духовно-смысловая  методика оценки русской 
                   поэзии…………………………………………..……….106 
Глава 12. Классификация поэзии в России  (в порядке дискуссии 
                  на любом уровне)…………….……………………..…..114 
 
                  Послесловие………………….…………………….……116
   Авторы некоторых статей   – участники Московских научно-практических
 конференций  «Рубцовские чтения» …………………...……..….117
 
Глава 11. Духовно-смысловая  методика оценки русской поэзии
 
   Система оценки поэзии должна быть корневая духовно-смысловая. Поэзия положительного потенциала, поэзия Добра и Любви, поэзия-исповедь, поэзия-предвидение вызывают сопереживание читателя, «возбуждающие» душу. Народный русский поэт Р.М.Рубцов интуитивно, на генетическом уровне записывал    стихами     народную     философию,   предвосхитил   в
 
106
атеистические годы 20-го века духовно-светское направление русской поэзии. Которое основано на понимании божественного прохождения явлений. Кроме рукотворных достижений прогресса.
     Сравнение стихотворений Николая  Рубцова и вставшей на пути народного поэта раскрепощённой «поэтессы» Л.Дербиной пока-зывает, что Николай Рубцов являлся носителем православных идей Добра и общинности, а Людмила Дербина – языческих идей, эгоизма и эгоцентризма. Явный вампиризм «вылезает» из стихов заезжей «поэтессы». Анализ духовного содержания текстов проти-востоящих по взглядам  поэтов позволяет выявить тенденции в использовании авторами массивов слов (словарный багаж) с  положительным или отрицательным потенциалом.
 
Раздел 1. Словарь (примерный) слов
положительного потенциала (восприятия)

№№

П.п.

Смысловые

группы

Наименование символов

1.1

Государственно-

патриотические

Родина, Россия, Русь, Отчизна, село, деревня, родной город, память.

1.2

Малая родина

дом, домик, околица, округа, окно, крыльцо, горница, сени, холмы, луг. 

1.3

Родовые понятия

мать, отец, дети, дочь, сын, братья,  сёстры, бабушка, дедушка, и др..  

1.4

Духовно-право-славные символы

Душа, Господь, Бог, ангел, святая Троица, церковь, собор, монастырь, Рождество, Крещение, Пасха,Воскресение, Вознесение, Богородица, икона, поклон, завет, молитва, уединение, успокоение, колокольный звон

1.5

Природа

Река, озеро, лес,  поле, роща, бор, опушка, косогор, овраг, берёза, клён, ясень, листва, ветви, дуб, дрова, жнивьё, луг, трава, стога.

1.6

Славянские символы окру-жающей среды и бытовые

Бубенцы, хороводы, масленица, гадание, венок, ямщик, сани, тройка, солнце, звезда, диво, луч, красота, дары,  грусть, напев, свадьба, жених, невеста, гости, пенье, смех, говор, костёр, баня, овин,  долина, горка

1.7

Природные явления

Рассвет, закат, утро, день, вечер, ночь,

мороз, дождь, радуга, оттепель, роса,

107

1.8

Животный мир

журавли, лебеди, аисты, лошадь, куры, жеребёнок, собака, кошка, котёнок, корова, телёнок, коза, овцы, гуси, утки

1.9

Флора

цветы, ромашка, василёк, анютины глазки, лютик, роза,астры, подснежники, ландыши   

1.10

Времена года

Весна, лето, осень, зима

1.11

Грибы

Подберёзовик, подосиновик, маслята, белый, опята, грузди. 

1.12

Ягоды

Клюква, морошка, смородина, земляника, калина, малина, брусника, черника

1.13

Святые славян-ские понятия

Добро, Любовь, Надежда, Вера, дружба, Справедливость, братство.

1.14

Песенно- музыкальные

песня, музыка, тальянка, балалайка,  гитара, струна, звуки, хор, поэт, строка, стихи

1.15

Эпитеты, прилагательные:

неведомый, волшебный, весёлый, родимый, святой, счастливый, родной, васильковый, приветливый, небесный, таинственный, чистый, прекрасный, тихий, нежный

1.16

Световые краски

Золотой, серебряный, светлый, белый, зелёный, зимний, осенний, жёлтый, красный, пшеничный, синий, голубой

1.17

Глаголы

Вернуться, цвести, ликовать, играть, ехать, плыть, скакать, плясать, петь,  жалеть, обнять, наградить, уладить

1.18

Народные слова и обороты

Ночевай, столь, сколь, какие здесь, разве кто, изволь, зайду давай, топ да топ, сижу себе, чем очень  (из поэзии Н.М.Рубцова).

 
   Приведённые слова имеют древние славянские корни.  В книге   «Славянский корнеслов» президент Академии наук и адмирал В.Шишков ещё 200 лет назад констатировал: «Новейшие языки не могут служить нам образцом. Они по необходимости должны заимствовать слова свои из других языков; но наш древний язык не имеет в том нужды. Он может из каждого собственного корня извлекать ветви, сколько ему потребно. Вся осторожность должна  состоять в том только, чтобы знать свой язык и уметь согласно с разумом и свойствами его извлекать сии ветви…» Вот это требование должен выполнять поэт. Такой поэт, как Рубцов, обладая словарным запасом народного русского языка, применял такие слова, не задумываясь, интуитивно, и русский читатель принимал их как свои родные.  
 
108
Раздел 2. Словарь (примерный) слов
отрицательного потенциала (восприятия)

№№

П.п.

Смысловые группы

Наименование символов

2.1

Антидуховные

Люцифер, Дьявол, чёрт, Дракула, Голгофа, сатана, гордыня, ведьма, бездна, могила, забытьё,  отрава, кровь, обман                   

2.2

Природа

Болото, яма, пропасть, обрыв,  волчье лыко

2.3

Животные

Волк, волчата, волчица, медведь, клыки, рысь, лев, тигр, коршун, ястреб, клюв, осёл,  жеребец, кобыла 

2.4

Явления природы

Ураган, вьюга, туча, метель, буря

2.5

Растения

Лебеда, полынь, лопух, осока, бузина

2.6

Световые краски

чёрный, болотный, синий,  гнилой, тёмный

2.7

Глаголы

Рычать, кричать, разрушать, сметать, погубить, разорвать, загнать, загрызть, глотать, рвать, ломать, изменять

2.8

Эпитеты

Звериный, тоскливый, необузданная, темнокровная,  мятежный, проклятый, раскалённый, враждебный, смутный, зловещий, унылый, гнилой,  ядовитый

2.9

Образы Тьмы

Полночь,   око луны,   чернота,  заросли,  бурьян,  глушь, темнота

2.10

Персонажи и ситуации

Дураки, быдло, безумец, идиот, как зверь, бесчинство, западня, мятеж, раздор,