Блок №7. Первый поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016»

Стихи участников Первого  поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей-2016» , принятые и отобранные из подборок на усмотрение жюри для  публикации на сайте «Звезда полей» представлены в разделе «Конкурс «Звезда полей», раздел «поэзия рубцовского направления», подраздел  Блок №7. Первый  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2016»

Бремя рыжих

Заметки о манифесте Константина Богомолова, о веяниях нашего века и о «глубинной Украине»
Рубрика в газете: На злобу дня, № 2021 / 7, 25.02.2021, автор: Кирилл АНКУДИНОВ (г. МАЙКОП)
Статья режиссёра Константина Богомолова «Похищение Европы 2.0» вызвала идейную бурю. Конечно, её содержательный посыл напомнил мне куплеты нэповской певицы из «Двенадцати стульев», написанные Юлием Кимом: «Ах, какая жалость, ах, какой сюрприз – нельзя себе позволить, ни шалость, ни каприз». Однако богомоловский текст о «милом старом Западе», о «тоталитарной новой этике» и об «отцепленном вагоне России» – лишь первое слово, но это слово очень важного и нужного разговора. Не сводящегося к надоевшему многовековому спору «западников» («Запад лучше России») и «славянофилов» («Россия лучше Запада»). Дело в том, что «ветер двадцать первого века» тотален (хотя на «Западе» он ощутим сильнее). По моему мнению, этот ветер, во-первых, скверный, а, во-вторых, опасный для России. И не для одной России (от этого не легче).
    Чтобы объяснить, что такое «старая Европа» и «новая Европа», поговорим о «коллективных идентичностях». То есть, о рыжих. А также о леворуких, о велосипедистах, о литературных критиках (к последней общности я принадлежу). Я специально подобрал такие безобидные примеры; на деле речь идёт о куда более серьёзных штуках – о расах, этносах и нациях, о полах, гендерах и ориентациях, о сословиях, классах, стратах и социокультурных идентификациях. Что поделать, традиционное человеческое общество дискриминационно: рыжих травят-буллят, левшей переучивают, велосипедистов теснят автомобилисты и бранят пешеходы, у литкритиков тоже есть причины обижаться. Каждый из нас принадлежит к какому-нибудь коллективному меньшинству. И каждый из нас меньшинство, поскольку обладает собственным «я». Левый – тот, для кого важнее коллективные меньшинства, правый – тот, кто помнит о человеческом «я». Циркуляр правительства Александра Третьего «о кухаркиных детях» – несомненная социальная дискриминация. Это правда; поскольку это правда, её не отменить. Но есть иная правда: «кухаркин сын» Фёдор Тетерников-Сологуб благодаря своему «я» сначала стал учителем гимназии, потом – популярнейшим писателем, а затем разбогател на литературных гонорарах. Фабриканты эксплуатируют рабочих – это правда Маркса, и это впрямь правда, правдивая, но не правая (потому что левая). Правая же правда в том, что всякий рабочий – хозяин своему «я» и благодаря этому может если не стать зажиточным, то, хотя бы, войти в гармонию с собой и с миром. ….
 Старый мир способен вынести даже дионисийствующую богему (о которой, как я понимаю, больше всего печётся Константин Богомолов): в семидесятые годы прошлого века и «Запад» выдержал битников с хиппи, и брежневский СССР – свою вольницу. Рыжих никто не освобождал специально. Они просто оказывались свободными.

5 комментариев на «“Бремя рыжих”»
1.    Алексей Курганов:
26.02.2021 в 11:03
У меня только один вопрос: как можно серьёзно относиться к рассуждениям человека (имею в виду Богомолова), который на собственную свадьбу ездит на катафалке? Если кто не знает, объясняю: катафалк- специальный транспорт ДЛЯ ПОХОРОН.
2.    Литератор:
01.03.2021 в 18:43
В 2015 году в «Свободной прессе» была опубликована статья «Бремя рыжего человека» Льва Пирогова. с похожими идеями. Однако, хороший заголовок и повторить не грех!
3.   
4.    Аноним:
03.03.2021 в 09:57
Варибоку. Разве смыслы не существуют сами по себе, объективно? потому разве не элиминируется понятие кризиса смыслов? Из-за того,что кто-то не знает некоего смысла, разве он, смысл, перестает существовать?

5.    юрий кириенко:
06.03.2021 в 11:45
По поводу «культуры», которая местами прёт из интернета и из «спектаклей» по Богомолову или без.

* * *
Кому-то седина в бородки,
Гуляет кто-то, как жульё.
А феминистки, как молодки
Содрали нижнее бельё.
Да не с секс-боев дорогих,
А своё тело не любя,
Ударились в сплошной стриптиз,
Содрав последнее с себя.
* * *
Кто (?) крикнул: Это — проститутки!
Они разделись ради шутки?
В порядке дискуссии.

В контексте своего времени

Четыре культовых романа – чей лучший?

Рубрика в газете: На злобу дня, № 2021 / 16, 29.04.2021, автор: Максим АРТЕМЬЕВ

Роман «Доктор Живаго» не стоит воспринимать как изолированное от окружающей действительности явление. Громкость скандала вокруг его появления заглушила возможность сопоставления книги с современными ей произведениями. «Живаго» представлялся ослепительным отличием от фоновой серости советской литературы.
Сегодня, спустя почти 65 лет, можно уже непредвзято и объективно рассмотреть происходившее тогда, равно как и сам роман. Что сейчас бросается в глаза, так это то, что Пастернак отправил рукопись на Запад в 1956 году, всего лишь через четыре года после расстрела членов ЕАК, среди которых были и такие известные поэты, как Лев Квитко и Перец Маркиш. Их казнили вообще «ни за что». А в случае с Пастернаком крамола налицо – советский (!) писатель передаёт (!) на Запад (!!!) рукопись антисоветского (!) романа. Да за это при жизни Сталина (умер всего четыре года назад) его бы не знали какой казнью казнить.
Но Пастернак отделался за такое преступление всего лишь проработочной кампанией и исключением из СП. Невероятно быстрый прогресс по части гуманности и терпимости налицо. Так что для меня «дело Пастернака» – это симптом резкого смягчения «Софьи Власьевны», можно сказать, первый признак даже не оттепели, но грядущей перестройки; приглашение к диссидентству, когда интеллигенция поняла, что больше «за это» не расстреливают, а многих – и не сажают.

А теперь, собственно, о книге. Примерно в одно время в СССР четыре человека затеялись писать большие романы, чья завязка начиналась в дореволюционной России. Ни для кого из них замышляемые книги не были просто «художественными произведениями», а являлись своего рода текстами-завещаниями, либо мировоззренческими credo. Речь идёт про Бориса Пастернака с «Доктором Живаго», Леонида Леонова с «Русским лесом», Конкордию Антарову с «Двумя жизнями» и, писавшего чуть позже, Ивана Ефремова с «Лезвием бритвы».
Как бы кому не нравился этот факт, но Борис Леонидович Пастернак был советским писателем. Не то, что бы это был его личный осознанный выбор, нет, это стало стечением внеличностных обстоятельств – как и у Леонова и у Ефремова, и даже у Антаровой, пусть не писательницы, но вполне лояльной советской власти авторше («Беседы К.С. Станиславского в Студии Большого театра в 1918–1922 гг.»). Иного просто было не дано – всякий кто хотел выжить в СССР в те годы, и при этом печататься, должен был стать «советским писателем» со всеми вытекающими.
Но, одновременно, в глубине души, росло и чувство недовольства, неудовлетворённости, не хотелось уйти из жизни, не сказав чего-то по настоящему важного, или, по крайней мере, не написав «главной книги». Каждый из четырёх выбрал свой путь – как решить эту проблему?
Леонид Леонов в 1950-53 гг. написал «Русский лес» – самое просоветское и подцензурное произведение из рассматриваемых. Писал он в самое мрачное время – в последние годы жизни Сталина, когда цензура злобствовала сверх всяких сил, и писал именно с прицелом на публикацию. Леонов не был великим писателем, но начиная с 50-х годов его фигуру всячески раздували, ставя в один ряд с Шолоховым, мол, у нас два живых классика – Леонов и автор «Тихого Дона». Оба практически перестали печататься и почивали на лаврах. При этом Шолохов действительно писал гениально, особенно в молодости, и был исключительно ловким царедворцем, ухитряясь налаживать отношения почти на равных со всеми правителями – от Сталина до Брежнева. А за один такой подвиг как наставление рогов Николаю Ежову в момент его всевластия во главе НКВД, вообще достоин звания Героя Советского Союза. Он был не только выше Леонова как писатель, но и гораздо сложнее и интереснее как личность.
В те же годы, что и Леонов, творил свой magnum opus и Пастернак, начав роман раньше, а закончив позже. В 1945 интеллигенция ещё жила ожиданиями на смягчение после войны, а в 1955 – уже ожиданиями на продолжение оттепели. Так что на «Живаго» отброшен отблеск этого оптимизма.
Конечно, Пастернак никакой не прозаик. Роман откровенно слаб, язык его убог, сюжет натянут до сказочного неправдоподобия. Но «Живаго» не стоит мерить меркой хотя бы даже Пильняка или Бабеля. Автор сам написал, что он ориентировался на Достоевского и «Вильгельма Мейстера». Я бы ещё добавил «Отверженных» Гюго. Никто же не будет сравнивать последних с «Мадам Бовари». Все понимают, что это разные жанры. Поэтому и «Живаго» стоит мерить меркой «Отверженных» и «Мейстера» – этих совершенно нереалистических романов великих поэтов.

В истории с публикацией «Живаго» Пастернак показал себя вовсе не небожителем, а человеком умным, расчётливым, даже хитрым, получив Нобелевскую премию, и не получив за это почти ничего от советского правительства, что было уже выше отмечено.
Оперная певица Конкордия Антарова (1886–1959), уйдя со сцены, пробавлялась околотеатральным занятиями, а для души и потомства писала трёхтомный теософский роман «Две жизни». Пастернак даже предложил «Доктора Живаго» в редакцию «Нового мира» (как бы обезопашивая себя), ибо он знал, что явной крамолы там нет, а стихи из романа были опубликованы в «Знамени» ещё в 1954 году.

Оценивая все четыре книги, можно сказать, что «право на вечность» заслужил, всё-таки, «Доктор Живаго». «Русский лес» был мёртв уже в год своего выхода, «Лезвие бритвы» скончалось вместе с Советским Союзом, «Две жизни» обречены были на известность лишь в религиозно-сектантских кругах. Сегодня читать можно только роман Пастернака. Ему удалось многое вместить в «Живаго», не разрываясь при этом с советской литературой. Роман получился и советским, и антисоветским, и просто несоветским – с какой стороны посмотреть. То же самое относится к «Мастеру и Маргарите», к романам и повестям Платонова. Пастернак был умнее, чем о нём думали, не обладая в достаточной степени талантом прозаика, он смог-таки написать такую книгу, которая пережила своё время. Он был ещё и смелее других – и потому выиграл. «Доктор Живаго» вполне себе книга для массового читателя. В этом она отличается, например, от «Петербурга» Андрея Белого, который не стал фактом ни «высокой» литературы, ни массовой, а просто экспериментом своего автора.
6 комментариев на «“В контексте своего времени”»
1.    Алексей Курганов:
29.04.2021 в 21:31
Великолепный текст. особенно насчёт рогов Ежову.

2.    Вячеслав:
29.04.2021 в 23:12
Забавно, что в сём замечательном исследовании роман Пастернака сравнивается не с «Белой гвардией» упомянутого в тексте Булгакова, не с «Хождением по мукам» не упомянутого Толстого и даже не с упомянутым «Тихим Доном». Видимо автору пришлось изрядно потрудиться подбирая произведения на фоне которых Живаго выглядит молодцом. Кстати, перелистайте на досуге хотя бы книгу Молоткова «Борис Пастернак, или Торжество халтуры». Там на огромном массиве привлеченного материала рассматривается и не простая история натягивания на Пастернака нобелевской премии, и подробно показывается непрофессионализм и примитивизм самого изделия.

3.    Анатолий Хомяков:
30.04.2021 в 05:40
…..
В связи с Гете возникает тема Института Гете,- большой национальный проект Германии/почти в ста странах почти 160 филиалов,в том чиле и в РФ/.А мы могли бы запустить проект Института имени Пушкина,- в дружественные нам страны/для начала-в ту же Белоруссию…и не только/.Так где вы,мыслители и казначеи?!
Иван Ефремов.»Час Быка»-философский роман,его стоит почитать,- ноосфера,инфосфера…Он написан не по официозным лекалам,потому его и запретили.Вообще-я читал-после смерти писателя-в квартире побывали представители органов/что-то искали!/.
Атарову не читал,текста не видел,обращу внимание…

4.    юрий кириенко:
01.05.2021 в 09:14
1. Какие вообще претензии могли быть у советских писателей к советской власти и к той кормушке, которую им дали?
Читал я в то время нечитабельный «роман» «Доктор Живаго». Хотелось сразу бросить. Какие страдания у интеллигента? «Горе от ума» от переначитанности и мнимых страданий.
2. Читал и Дудинцева «Ни хлебом единым», где-то подхватил сюжет, а сути технической не знает. Об изобретениях тоже могу порассказать, зачем и как их делали.
3. Вот «Русский лес» Леонова ближе к реалиям и написан русским литературным языком.
4. М. Артемьев выступает по эпохе, которую и близко не знает. Для сравнения надо читать В.И.Белова, В.Распутина, также лучше обиженного на советскую власть В.П. Астафьева. Тенденциозно всё от М.А.

5.    Алексей Курганов:
01.05.2021 в 12:27
юрию кириенко. Полностью с вами согласен. Уж кому-кому, но только не советским писателям хаять Советскую власть. Жили не потели. Взять, к примеру, того же Нагибина.

6.    Петр Алешкин:
04.05.2021 в 21:54
И я хочу согласиться с Кириенко. Просто раньше высказал мои мысли!

 

Венок Николаю Рубцову от поэтов Дальнего Востока

В 2021 году январь отмечен двумя датами поэта Николая Рубцова: 3 января он мог бы отметить 85-летний юбилей, но автор дожил лишь до 35, уйдя «в крещенские морозы» 50 лет назад. Его жизнь была похожа на вспышку кометы, многого он не успел. Но Рубцов успел сделать главное – признаться в любви к России в своих пронзительных и полных потаённой боли стихах.
   В день рождения Н. М. Рубцова артёмовские любители поэзии много лет подряд собирались в Литературной гостиной Центральной городской библиотеки имени Н. К. Крупской, говорили о его творчестве, читали его стихи, пели и слушали переложенные на музыку его певучие строки.

Мы столько знаем о Рубцове
В приморском тихом городке!
Он брат родной мне не по крови –
По поэтической строке…

      Это стихотворение Вера Гундарева написала много лет назад, но до сих пор рубцовская тема актуальна в её творчестве и в творчестве других артёмовских авторов.
       Поэт Сергей Морозов точно подметил причину современности поэзии Рубцова:

Проходят годы, месяцы и дни.
Ушёл поэт, оставив заклинанье:
«Россия, Русь, храни себя, храни!»
Ах, как сегодня это актуально.

    Четверть века Литературная гостиная Центральной городской библиотеки им. Н. К. Крупской г. Артёма Приморского края России тесно сотрудничает с Рубцовской горницей, созданной в г. Артёме на базе школы № 17.  Уже много лет в последнее воскресенье сентября совместно проводится «Рубцовская осень».
     Артёмовские авторы принимают участие и в ежегодном всероссийском конкурсе «Звезда полей», посвященном Рубцову. Они неоднократно становились его лауреатами, их стихотворения также вошли в одноимённый альманах.
     К сожалению, в современных условиях пандемии проведение юбилейного мероприятия стало невозможным, поэтому библиотека возобновила деятельность творческого объединения библиотеки - Литературной гостиной в новом, мультимедийном формате.
Первой ласточкой стал поэтический сборник «Цветов зелёных новые ростки…», посвященный 85-летию Н. М. Рубцова, в который вошли стихотворные произведения членов Литературной гостиной.
      Ежегодно артёмовские авторы неизменно знакомят любителей поэзии со своими новыми стихами, посвящёнными замечательному русскому поэту. Вера Гундарева, Надежда Колосовская, Сергей Морозов, Елизавета Лучкина, Людмила Повалихина, Любовь Старовойтова представили в сборнике свои, уже звучавшие на мероприятиях, стихотворные строки о Рубцове и совершенно новые произведения, написанные накануне юбилея поэта.
      Этот сборник будет интересен преподавателям, студентам, учащимся, и всем, кто любит поэзию.
     Познакомиться со стихотворениями, которые вошли в сборник, можно в Центральной городской библиотеке им. Крупской, которая расположена по адресу: ул. Дзержинского. 12.

Вера Степанова

Пропажа
 
У меня пропала кошка.
Может, прыгнула в окошко?
Мне не весело, грущу.
Целый час её ищу.
 
Словно чудо приключилось,
Наша кошка испарилась
 
Я проказницу искал.
Молока ей наливал.
Я насыпал ей конфет.
Всё напрасно! Мурки нет!
 
Может, за окном в саду
Нашу Мурку я найду!
 
Шапочку надел и брюки,
Даже варежки на руки.
Стал натягивать сапожки
И увидел носик кошки!
 
За сапожками сидела
И на суету глядела.
 
Гордо вышла, потянулась,
Помяукав, оглянулась:
 – Не волнуйтесь, всё в порядке.
Просто я играла в прятки! 
 
Долго с мамой мы смеялись,
Хитрой Мурке удивлялись.
 
 
   *     *     *
 
Как-то в кубрике тесном рыбацком,
Коротая часы не спеша,
Шла игра в полумраке кабацком,
На кону чья-то билась душа.
 
Игроки находились в азарте,
Не считались в угаре ни с чем.
Ждали выигрыш в каждой карте,
Не всегда понимая зачем.
 
Кто-то бросил на кон сигареты,
Кто-то деньги на столик кидал.
А матрос небогатый за это
Свою добрую душу отдал.
 
И стонала душа и молилась:
«Ты сейчас свою жизнь поломал».
И кометою за морем скрылась:
«Проиграл ты меня, проиграл».
 
И летят позывные на сушу.
Я приметы её опишу.
«Кто нашёл сиротливую душу?
Возвратите, я очень прошу!»
 

Вера Степанова, стихи на 3-й Интернет-конкурс «Звезда полей»

г.Москва
Номинация «Стихи для детей»
 
 Котёнкина  беда                              
 
Кот сегодня со скамейки
Восемнадцать раз упал.
А до клетки с канарейкой
Барсик так и не достал.
 
«Вот стояла бы пониже,
Можно было б, так сказать,
Познакомиться поближе, 
Просто в лапах подержать». 
 
Барсик понял, просто надо
Научиться бы летать.
Расстоянье – не преграда,
Важно силы рассчитать.
 
На скамеечку взобрался:
Умный план полета зрел.
Разбегался, разбегался,
Только так и не взлетел.
 
Ликовала канарейка,
Барсик злился полчаса:
«Эх, короткая скамейка,
Не для взлёта полоса!»
 
   Хвостатый соперник   
 
На лужайке возле дома
Я играла в бадминтон.
Не пришла подруга Тома,
И пришлось играть с котом.
 
Я воланчик посылала,
Кот подпрыгивал за ним.
Бегать за котом устала,
Видно, он не победим.
 
Мой воланчик потерялся,
На берёзе вдруг повис.
Барсик по стволу взобрался,
Потеряшку сбросил вниз.
 
А когда поднялся ветер,
За оградой он исчез.
Кот и этот промах встретил,  
Под забором он пролез.
 
Обещала, что в  награду
Рыбки в речке наловлю.
Кот мяукнул: «Да не надо,
Я и так тебя люблю».
 
     Мой Барсик                                  
 
Ну  какой же кот весёлый!
Целый день готов играть.
Просится со мною в школу,  
Чтобы дома не скучать.
 
Умный, а не понимает – 
Школа только для ребят,
И животных не пускают,
Дома Барсики сидят.
 
Я один пойду учиться:    
«Ты со мною не пойдёшь.
Ничего же  не случится,
На окошке подождёшь».
 
Барсик  заводную мышку
Притащил к моим ногам,
И мяукнул: «Это слишком!
Я-то тут, а ты-то там!» 
 
Номинация «Сатира, юмор»
 
    Зимняя встреча          
                
Лёд ломался и трещал
Под тяжёлым весом.
В тёплой шубе меховой
По тропинке ледяной
Шёл медведь к себе домой,
Козырял прогрессом.
 
«До весны не буду спать»,  –
Думал неуклюжий,  –  
«Буду по лесу гулять,
Песни петь, волков пугать.
Летом буду вспоминать
Ледяную стужу».
 
Егерь этой же тропой,
Как назло навстречу,
Тоже шёл к себе домой
В домик маленький лесной.
Нёс, однако, за спиной
Он ружьё с картечью.
 
Думал Мишка: «Все друзья
Тихо лапу лижут.
Из лесного бытия
Среди прочего зверья,
Видно, самый смелый  я,
Подойду поближе». 
 
Как увидел он ружьё,
Ноги, мои ноги!
Скорость лани обрели.
От беды уберегли.
Мигом тело донесли
Прямо до берлоги.
 
С той поры, спешу заметить,
Спит в берлоге царь зверей
И во сне согласен встретить
Хоть десяток егерей. 
 
Номинация «Душа хранит»
 
    Весёлая встреча     
 
Милая деревня, здравствуй!
Мы приехали, встречай!
В летней жизни поучаствуй,
Ярким солнцем угощай!
 
Насыпай в ладошки радость!
Добротою обогрей,
Чтобы мы росли быстрее,
Тёплым дождиком полей!
 
Васильки по полю пляшут,
Вьётся пыль под облака.
Наши люди землю пашут.
Прославляют на века.
 

Вера Степанова. Пусть за строфою стелется строфа.

УДК 821
ББК  84(2Рос=Рус) 6
К 43

 Вера Степанова.
Сборник «Пусть за строфою стелется строфа».
  г. Рязань, Издательство «Старт», 2020, с. 176

 Автор представляет Читателю сборник избранных стихотворений и песен. Разделы содержат стихи-песни, которые сведены вместе по одному из поэтических направлений.  
    Автор является лауреатом 4-го, 5-го и 6-го Международных поэтических конкурсов «Звезда полей», проведённых НКО «Рубцовский творческий союз»,лауреатом пяти  Междуна-родных поэтических Интернет-конкурсов «Звезда полей» 2016-2020 г.г., награждена Дипломом «Гран-при» 2-го  Интернет-конкурса «Звезда полей» 2017 года, отмечена в списке конкурса-фестиваля «Славянские традиции» 2015 года.  Награждена Московской городской организацией Союза писателей РФ в 2016 году Дипломом за сборник «Небесная песня» и в 2019 году медалью И.А.Бунина.
      Автор имеет публикации в ежегодных альманахах «Звезда полей» 2013-2020 гг., в альманахе «Егорьевск» 2018, выпустила сборники «Небесная песня» (2015), «Для вас, читатели родные!» (2016) и «Среди священных колоколен» (2018).
   Автор – член Союза писателей России (Московская городская организация).

                          ISBN - 978-5-902405-69-6  
                     кооперайт   Вера Степанова, текст и
                                       концепция книги
                                       Издательство «Старт», г. Рязань

 E-mail:  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.     и    Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  

Содержание

Раздел 1.  На Родине

К   России……..……............………..…..............……………………………………....…3
«Скажу вам точно, дорогие дети...»…..................................…………….................……4
Светает…................……………………………………..............…….…….…………..…5
Святой шедевр…..……………………………..……………….............……………..…...6
Где родился, там и пригодился…..........................……..……………............…..…...…..7
Ожидание….......…………………………………………………………………...............8
«Пусть не долог этот век...»….…….......………............……………….…………..…….9
Вологда…...........................................…… ……………….............……...……................10
Егорьевску…...................……………………………………..….............………...……..11
«Из Егорьевска широко...»……………...…………………..…………...........…...….…12
Память…........……………..….……………………………………………..…................13
«Трёх ангелочков небо мне послало...»..........……………................………….....……14
Не это ли благословенье?….....……............……………………………………...….….15
Разумное. Доброе. Вечное...………………..............…………......……………..………16
Весенняя  волна…...................……………...………............……….…………….……..17
Выполнена Месса…..…….…………………………………............……………..……..18
«Мне навстречу  по  бульвару...»......................................................................................19
Кто чем богат (по притче)……….……………....................………….…................……20
По притче…..........…….............………………...……………….………………..………21
Поэту……………………........................….………………………………..……..………22
А в российских деревнях………….......................…………………………..…………..23
Христос Воскресе!.…………...………………..............….……………….……….…….24

Раздел 2. Ты подойди

Кто он?………………..............…………………................................…….……….…….25
Встреча..............……………….............…………………………………………….....…26
Ну подойди….………………….………...............……………………..………….……..27
«Меня, наверно, нелегко  любить...»…….…….............………….………………....….28
«О, мой маяк, к тебе спешила я...»………..…………...........……………….............….29
 Странник  одинокий....................………...…….……….……...........…..….……..….…30
«Не сразу в жизни с личным повезло...»………….....…….………..........…….......…...32
«Пишу тебе святые откровения....»..................................................................................33
«В твою судьбу моё вторженье…» …............…………………….....…...………..……34
Мы разные…...............…………………………..…………………………………..…....35
Вдвоём............…………..............….……………….…………………………………….36
«Колышет косы золотые...»…...........………………………………………………...….37
«Охрипла вьюга, завывая...»………...........………….……….……………………...….38
Люблю. Скучаю…………………..………….............………….…………………..……39
А счастье  рядом.…………………………………….............………………...…….…...40
Легко не там..............................……………………………….............…………….……41
Прощаем всё......……………………………………………………….............…….…...42
Мера любви....……………………………….…………………………………................43
Тебе  пою………..............….……......…………………..………………………………..44

Раздел 3. Юморина

Робот-землеройка…....…............…………………………………………………..…….45
Тяпка двигает прогресс… ….…...........………..……...……………………….…...……46
Обманутые надежды…....……………............……………………………………..……47
Возмездие.............……………….…………….............……….…………………………48
Копатель............……………………….………………............…………………….……50
Доплясался........……………….............…………………………………………….……51
Не по голосу..…………………………..............……………………………………....…52
Колобок….............……….........…………….......…………………………………….…..54
Письмо котят хозяевам на курорт…..........………………….……………..…................55
Помятый экземпляр……..........………………............….............……………....…....….56
Князи из грязи…………………...……………………......................……..…………..…57
Живёт  поэт..............……. ………....…………...….........................................………….58
Шутка............................................……………............................………..............…….…59  
Погуляли.............................………………………….…………...….……………………60
Модница...............................................................................................................................61
Жук и стрекоза..............…….............………..………………..…………..…….…….….62
Вкусно.............………………………..............………………………….….…………….64
Частушки.........………………………………............……….…………..………………..65
«Лучше всех на свете, мой мужчина...»..........................................................…………..66

Раздел 4. Стихи для детей

В чём секрет..........…………………………………………….............……….…………67
Лень............………………………..……………………………………...............……….68
Подарочек..................……………..…………....................................................................69
Фонтан..................…................……………………………………………….….……….70
Горе-Робинзон……………..............………………………………….....……….….....…71
Шла игрушка…….………………....................……………………….…………....….…72
Сюрприз...............…………………………..............…………………………….……….73
Хоть минутку.....…………………..………….…….............….…………………………74
Мы с братишкою...………………..………………………..............……………….……75
Сладкий сон....………………………………………….…………..............…………….76
«В лес по ягоды идём...»………………………….……………….………..............……77
Дедушкин секрет..............……….…………………………...…….…………………….78
Ручей.............……………..............………………………………………….……………79
Фантазёр....……………………….............…………………………….…………………80
Загадка  летняя…….….………………….............……………………..………...………81
Зайчик…………………….................…………….............……………..…….………….82
Просто  Чудо......................……………………………….............……….…….….…….83
«Веет чудом настоящим…» …………………………….................................................84
Котята………………………...…………………….................……………..............……85
Загадка зимняя...........……............……………………………………….………...……86
«Вьюга пляшет — хороводит…»............……………........………...……..……………87
Новый год....………………………………..............…………...………………………..88
Весна идёт...............................………………………..............………………...…..…….89
Весна............................................…...……………………………………...……..………90
«В день Единства на парад...»..............................…………………………..…...………91
Весна. Экзамены. Соблазны..............................................................................................92
Поздравление.....................………………...….............……………...….…….…………93
Главный праздник……………………...……………............…………………..……….94
Ёжики…………………………………………………........…..............……….…………95
Сезон весёлый..........……………………..……………………………...............………..96
«Дождь неугомонный...»....................................................................................................97
«Сильный дождик целый день...».....................................................................................98


Раздел 5. Калейдоскоп

«Россия — мой живительный напиток...»...........………………..................…..............99
«В день крещения Христова...»......................................................................................100
«Вот бы жизнь перевернуть...».............…….……..………............…………...…....…101
Душа..................................................................................................................................102
Счастья  вам!........................………..…………………………………………………..104
Родник.......……………..............………………………………………………..………105
Коктебель................………...….............……………………………………………….106
Сторожевая скала..………………..…............………………………………….……...107
Карадаг.............................................................................................................................108
Друзьям........................………………………………….............…………..………….109
«Тихим сапом, осторожно...»...………………...………………............……………..110
Просыпайся..............…………….………………………….......................................…111
Эх, мужчины!..................................................................................................................112
О, строгий циник!.................................…………………………………….………….113
«Перед ручьём на колени встану...»…...............………………………………….….114
«Зима бродила по аллее...»…………………..............…..……………………………115
Без  акварели.....……………………………………..…............…………...…….……116
Туман..............…………………………………………………….............…………….117
«Вы посмотрите, творческие люди...»…………………………..……...........….…....118
Оправдание.....………………….............………………………………………...…….119
Мыслителям…..................................………...……………………………………...…120
Круговорот………………………….............…...….......………………………………121
За и против………………………….............................………………………………..122
«Мне фея добрая сказала»………...……….................................…………………..…123
Кому это надо?........................................…….……..………..............…………..…..…124
Закон в тему.............………..………………………………………….............……….125
«Золотое время года...».……............…...............................……………………….…..126
«Вооружённый  Купидон...»……...............……………………………….…..…….…127
Исцеление................………...………………..............……………...………………….128
Мираж....................………………..…………………..............……………….……......129
Сосуд любви.....................................................................................................................130
В памяти ловлю.............……………………………………..……..….............…….….131
«Мы, увлечённые страстями...»...……...........………...……………………………....132
«Письмо бойцу.........................…………………................…………….……………...133
Гименей..................................…………….……………………………………….…….134
Письмо...................................................……………………………………..………….135
Увы!..................................................................…....…………………………………….136
«Снимает ночь с меня  одежды...»..................................................................................137
«Мы часто знаем  лучше всех...»....................................................................................138
«Нет зависти к избранникам Фортуны»………...........….................………................139
Через годы........................................................................................................................140
Размышления..............…………………………………..……..........………………..…141
«Смеркается. Опять не спится...»..................................................................................142
«Вновь озаряется кругом...»...........................................................................................143
«Спасибо  Богу за подарок чудный...»..........................................................................144
«Светла дорога новых поколений...»............................................................................145
«Снова зорька возродилась...»......................................................................................146
«Вчера тебе семьдесят стукнуло...»..............................................................................147
«Не страшны судьбы ненастья...».................................................................................148
«Мой ребёнок дорогой...»..............................................................................................149
«На землю благодать спустилась...».............................................................................150
«Солнце праздник освещает...».....................................................................................151

Раздел 6. Моим  родным и друзьям

Традиция............................................…………………..………....................…………152
«Неужели незаметно...»……..............………………...............……………………….153
«Мы Марину поздравляем...»………............……...……………………...….….....…154
«Горели звёзды, словно свечи...»……………...........………..............….……...…….155
«Напишу стихотворенье...»........……………………............……………………...…156
«Надюшку с днём рожденья поздравляют...»….....………...........………..…………157
Самой-самой дорогой..……………................……………………….............………..158
«Храню, сестрёнка дорогая...».................…….…....…………………..…...............…159
Дочке......................................………..……………………………………...………….160
С юбилеем...................................….……...............................………………..………..161
Наливай!............………….............…...…………….....………………………..………162
Бриллиантовый союз.........................……………………………...………….……….163
«Этот день рубинами сверкает...»............……..…………...………………….……..164
Именинница....................................................................................................................165
«Какие предрассудки. С днём рождения...»…….................…….......…..….……….166
«Как всё  я  смолоду мечтала....»...……………...………............………………..…..167
Не суждено........................................................................................................................168
Моим друзьям...........................…………………..…………….……………................169

Владимир  Андреев.   О поэзии Веры Степановой......................................................170
 

Вера Степанова. Пусть за строфою стелется строфа.

Сборник «Пусть за строфою стелется строфа».
  г. Рязань, Издательство «Старт», 2020, с. 176

 Автор представляет Читателю сборник избранных стихотворений и песен. Разделы содержат стихи-песни, которые сведены вместе по одному из поэтических направлений.   
    Автор является лауреатом 4-го, 5-го и 6-го Международных поэтических конкурсов «Звезда полей», проведённых НКО «Рубцовский творческий союз»,лауреатом пяти  Международных поэтических Интернет-конкурсов «Звезда полей» 2016-2020 г.г., награждена Дипломом «Гран-при» 2-го  Интернет-конкурса «Звезда полей» 2017 года, отмечена в списке конкурса-фестиваля «Славянские традиции» 2015 года.  Награждена Московской городской организацией Союза писателей РФ в 2016 году Дипломом за сборник «Небесная песня» и в 2019 году медалью И.А.Бунина.
      Автор имеет публикации в ежегодных альманахах «Звезда полей» 2013-2020 гг., в альманахе «Егорьевск» 2018, выпустила сборники «Небесная песня» (2015), «Для вас, читатели родные!» (2016) и «Среди священных колоколен» (2018).
   Автор – член Союза писателей России (Московская городская организация).

                          ISBN - 978-5-902405-69-6   
                     кооперайт   Вера Степанова, текст и
                                       концепция книги
                                       Издательство «Старт», г. Рязань

 E-mail:  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.     и    Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.   

Содержание

Раздел 1.  На Родине

К   России……..……............………..…..............……………………………………....…3
«Скажу вам точно, дорогие дети...»…..................................…………….................……4
Светает…................……………………………………..............…….…….…………..…5
Святой шедевр…..……………………………..……………….............……………..…...6
Где родился, там и пригодился…..........................……..……………............…..…...…..7
Ожидание….......…………………………………………………………………...............8
«Пусть не долог этот век...»….…….......………............……………….…………..…….9
Вологда…...........................................…… ……………….............……...……................10
Егорьевску…...................……………………………………..….............………...……..11
«Из Егорьевска широко...»……………...…………………..…………...........…...….…12
Память…........……………..….……………………………………………..…................13
«Трёх ангелочков небо мне послало...»..........……………................………….....……14
Не это ли благословенье?….....……............……………………………………...….….15
Разумное. Доброе. Вечное...………………..............…………......……………..………16
Весенняя  волна…...................……………...………............……….…………….……..17
Выполнена Месса…..…….…………………………………............……………..……..18
«Мне навстречу  по  бульвару...»......................................................................................19
Кто чем богат (по притче)……….……………....................………….…................……20
По притче…..........…….............………………...……………….………………..………21
Поэту……………………........................….………………………………..……..………22
А в российских деревнях………….......................…………………………..…………..23
Христос Воскресе!.…………...………………..............….……………….……….…….24

Раздел 2. Ты подойди

Кто он?………………..............…………………................................…….……….…….25
Встреча..............……………….............…………………………………………….....…26
Ну подойди….………………….………...............……………………..………….……..27
«Меня, наверно, нелегко  любить...»…….…….............………….………………....….28
«О, мой маяк, к тебе спешила я...»………..…………...........……………….............….29
 Странник  одинокий....................………...…….……….……...........…..….……..….…30
«Не сразу в жизни с личным повезло...»………….....…….………..........…….......…...32
«Пишу тебе святые откровения....»..................................................................................33
«В твою судьбу моё вторженье…» …............…………………….....…...………..……34
Мы разные…...............…………………………..…………………………………..…....35
Вдвоём............…………..............….……………….…………………………………….36
«Колышет косы золотые...»…...........………………………………………………...….37
«Охрипла вьюга, завывая...»………...........………….……….……………………...….38
Люблю. Скучаю…………………..………….............………….…………………..……39
А счастье  рядом.…………………………………….............………………...…….…...40
Легко не там..............................……………………………….............…………….……41
Прощаем всё......……………………………………………………….............…….…...42
Мера любви....……………………………….…………………………………................43
Тебе  пою………..............….……......…………………..………………………………..44

Раздел 3. Юморина

Робот-землеройка…....…............…………………………………………………..…….45
Тяпка двигает прогресс… ….…...........………..……...……………………….…...……46
Обманутые надежды…....……………............……………………………………..……47
Возмездие.............……………….…………….............……….…………………………48
Копатель............……………………….………………............…………………….……50
Доплясался........……………….............…………………………………………….……51
Не по голосу..…………………………..............……………………………………....…52
Колобок….............……….........…………….......…………………………………….…..54
Письмо котят хозяевам на курорт…..........………………….……………..…................55
Помятый экземпляр……..........………………............….............……………....…....….56
Князи из грязи…………………...……………………......................……..…………..…57
Живёт  поэт..............……. ………....…………...….........................................………….58
Шутка............................................……………............................………..............…….…59   
Погуляли.............................………………………….…………...….……………………60
Модница...............................................................................................................................61
Жук и стрекоза..............…….............………..………………..…………..…….…….….62
Вкусно.............………………………..............………………………….….…………….64
Частушки.........………………………………............……….…………..………………..65
«Лучше всех на свете, мой мужчина...»..........................................................…………..66

Раздел 4. Стихи для детей

В чём секрет..........…………………………………………….............……….…………67
Лень............………………………..……………………………………...............……….68
Подарочек..................……………..…………....................................................................69
Фонтан..................…................……………………………………………….….……….70
Горе-Робинзон……………..............………………………………….....……….….....…71
Шла игрушка…….………………....................……………………….…………....….…72
Сюрприз...............…………………………..............…………………………….……….73
Хоть минутку.....…………………..………….…….............….…………………………74
Мы с братишкою...………………..………………………..............……………….……75
Сладкий сон....………………………………………….…………..............…………….76
«В лес по ягоды идём...»………………………….……………….………..............……77
Дедушкин секрет..............……….…………………………...…….…………………….78
Ручей.............……………..............………………………………………….……………79
Фантазёр....……………………….............…………………………….…………………80
Загадка  летняя…….….………………….............……………………..………...………81
Зайчик…………………….................…………….............……………..…….………….82
Просто  Чудо......................……………………………….............……….…….….…….83
«Веет чудом настоящим…» …………………………….................................................84
Котята………………………...…………………….................……………..............……85
Загадка зимняя...........……............……………………………………….………...……86
«Вьюга пляшет — хороводит…»............……………........………...……..……………87
Новый год....………………………………..............…………...………………………..88
Весна идёт...............................………………………..............………………...…..…….89
Весна............................................…...……………………………………...……..………90
«В день Единства на парад...»..............................…………………………..…...………91
Весна. Экзамены. Соблазны..............................................................................................92
Поздравление.....................………………...….............……………...….…….…………93
Главный праздник……………………...……………............…………………..……….94
Ёжики…………………………………………………........…..............……….…………95
Сезон весёлый..........……………………..……………………………...............………..96
«Дождь неугомонный...»....................................................................................................97
«Сильный дождик целый день...».....................................................................................98


Раздел 5. Калейдоскоп

«Россия — мой живительный напиток...»...........………………..................…..............99
«В день крещения Христова...»......................................................................................100
«Вот бы жизнь перевернуть...».............…….……..………............…………...…....…101
Душа..................................................................................................................................102
Счастья  вам!........................………..…………………………………………………..104
Родник.......……………..............………………………………………………..………105
Коктебель................………...….............……………………………………………….106
Сторожевая скала..………………..…............………………………………….……...107
Карадаг.............................................................................................................................108
Друзьям........................………………………………….............…………..………….109
«Тихим сапом, осторожно...»...………………...………………............……………..110
Просыпайся..............…………….………………………….......................................…111
Эх, мужчины!..................................................................................................................112
О, строгий циник!.................................…………………………………….………….113
«Перед ручьём на колени встану...»…...............………………………………….….114
«Зима бродила по аллее...»…………………..............…..……………………………115
Без  акварели.....……………………………………..…............…………...…….……116
Туман..............…………………………………………………….............…………….117
«Вы посмотрите, творческие люди...»…………………………..……...........….…....118
Оправдание.....………………….............………………………………………...…….119
Мыслителям…..................................………...……………………………………...…120
Круговорот………………………….............…...….......………………………………121
За и против………………………….............................………………………………..122
«Мне фея добрая сказала»………...……….................................…………………..…123
Кому это надо?........................................…….……..………..............…………..…..…124
Закон в тему.............………..………………………………………….............……….125
«Золотое время года...».……............…...............................……………………….…..126
«Вооружённый  Купидон...»……...............……………………………….…..…….…127
Исцеление................………...………………..............……………...………………….128
Мираж....................………………..…………………..............……………….……......129
Сосуд любви.....................................................................................................................130
В памяти ловлю.............……………………………………..……..….............…….….131
«Мы, увлечённые страстями...»...……...........………...……………………………....132
«Письмо бойцу.........................…………………................…………….……………...133
Гименей..................................…………….……………………………………….…….134
Письмо...................................................……………………………………..………….135
Увы!..................................................................…....…………………………………….136
«Снимает ночь с меня  одежды...»..................................................................................137
«Мы часто знаем  лучше всех...»....................................................................................138
«Нет зависти к избранникам Фортуны»………...........….................………................139
Через годы........................................................................................................................140
Размышления..............…………………………………..……..........………………..…141
«Смеркается. Опять не спится...»..................................................................................142
«Вновь озаряется кругом...»...........................................................................................143
«Спасибо  Богу за подарок чудный...»..........................................................................144
«Светла дорога новых поколений...»............................................................................145
«Снова зорька возродилась...»......................................................................................146
«Вчера тебе семьдесят стукнуло...»..............................................................................147
«Не страшны судьбы ненастья...».................................................................................148
«Мой ребёнок дорогой...»..............................................................................................149
«На землю благодать спустилась...».............................................................................150
«Солнце праздник освещает...».....................................................................................151

Раздел 6. Моим  родным и друзьям

Традиция............................................…………………..………....................…………152
«Неужели незаметно...»……..............………………...............……………………….153
«Мы Марину поздравляем...»………............……...……………………...….….....…154
«Горели звёзды, словно свечи...»……………...........………..............….……...…….155
«Напишу стихотворенье...»........……………………............……………………...…156
«Надюшку с днём рожденья поздравляют...»….....………...........………..…………157
Самой-самой дорогой..……………................……………………….............………..158
«Храню, сестрёнка дорогая...».................…….…....…………………..…...............…159
Дочке......................................………..……………………………………...………….160
С юбилеем...................................….……...............................………………..………..161
Наливай!............………….............…...…………….....………………………..………162
Бриллиантовый союз.........................……………………………...………….……….163
«Этот день рубинами сверкает...»............……..…………...………………….……..164
Именинница....................................................................................................................165
«Какие предрассудки. С днём рождения...»…….................…….......…..….……….166
«Как всё  я  смолоду мечтала....»...……………...………............………………..…..167
Не суждено........................................................................................................................168
Моим друзьям...........................…………………..…………….……………................169

Владимир  Андреев.   О поэзии Веры Степановой......................................................170

Вера Степанова. Пусть за строфою стелется строфа.

Сборник «Пусть за строфою стелется строфа».
  г. Рязань, Издательство «Старт», 2020, с. 176

 Автор представляет Читателю сборник избранных стихотворений и песен. Разделы содержат стихи-песни, которые сведены вместе по одному из поэтических направлений.   
    Автор является лауреатом 4-го, 5-го и 6-го Международных поэтических конкурсов «Звезда полей», проведённых НКО «Рубцовский творческий союз»,лауреатом пяти  Международных поэтических Интернет-конкурсов «Звезда полей» 2016-2020 г.г., награждена Дипломом «Гран-при» 2-го  Интернет-конкурса «Звезда полей» 2017 года, отмечена в списке конкурса-фестиваля «Славянские традиции» 2015 года.  Награждена Московской городской организацией Союза писателей РФ в 2016 году Дипломом за сборник «Небесная песня» и в 2019 году медалью И.А.Бунина.
      Автор имеет публикации в ежегодных альманахах «Звезда полей» 2013-2020 гг., в альманахе «Егорьевск» 2018, выпустила сборники «Небесная песня» (2015), «Для вас, читатели родные!» (2016) и «Среди священных колоколен» (2018).
   Автор – член Союза писателей России (Московская городская организация).

                          ISBN - 978-5-902405-69-6   
                     кооперайт   Вера Степанова, текст иконцепция книги
                                       Издательство «Старт», г. Рязань
 E-mail:  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.     и    Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.   

Содержание

Раздел 1.  На Родине

К   России……..……............………..…..............……………………………………....…3
«Скажу вам точно, дорогие дети...»…..................................…………….................……4
Светает…................……………………………………..............…….…….…………..…5
Святой шедевр…..……………………………..……………….............……………..…...6
Где родился, там и пригодился…..........................……..……………............…..…...…..7
Ожидание….......…………………………………………………………………...............8
«Пусть не долог этот век...»….…….......………............……………….…………..…….9
Вологда…...........................................…… ……………….............……...……................10
Егорьевску…...................……………………………………..….............………...……..11
«Из Егорьевска широко...»……………...…………………..…………...........…...….…12
Память…........……………..….……………………………………………..…................13
«Трёх ангелочков небо мне послало...»..........……………................………….....……14
Не это ли благословенье?….....……............……………………………………...….….15
Разумное. Доброе. Вечное...………………..............…………......……………..………16
Весенняя  волна…...................……………...………............……….…………….……..17
Выполнена Месса…..…….…………………………………............……………..……..18
«Мне навстречу  по  бульвару...»......................................................................................19
Кто чем богат (по притче)……….……………....................………….…................……20
По притче…..........…….............………………...……………….………………..………21
Поэту……………………........................….………………………………..……..………22
А в российских деревнях………….......................…………………………..…………..23
Христос Воскресе!.…………...………………..............….……………….……….…….24

Раздел 2. Ты подойди

Кто он?………………..............…………………................................…….……….…….25
Встреча..............……………….............…………………………………………….....…26
Ну подойди….………………….………...............……………………..………….……..27
«Меня, наверно, нелегко  любить...»…….…….............………….………………....….28
«О, мой маяк, к тебе спешила я...»………..…………...........……………….............….29
 Странник  одинокий....................………...…….……….……...........…..….……..….…30
«Не сразу в жизни с личным повезло...»………….....…….………..........…….......…...32
«Пишу тебе святые откровения....»..................................................................................33
«В твою судьбу моё вторженье…» …............…………………….....…...………..……34
Мы разные…...............…………………………..…………………………………..…....35
Вдвоём............…………..............….……………….…………………………………….36
«Колышет косы золотые...»…...........………………………………………………...….37
«Охрипла вьюга, завывая...»………...........………….……….……………………...….38
Люблю. Скучаю…………………..………….............………….…………………..……39
А счастье  рядом.…………………………………….............………………...…….…...40
Легко не там..............................……………………………….............…………….……41
Прощаем всё......……………………………………………………….............…….…...42
Мера любви....……………………………….…………………………………................43
Тебе  пою………..............….……......…………………..………………………………..44

Раздел 3. Юморина

Робот-землеройка…....…............…………………………………………………..…….45
Тяпка двигает прогресс… ….…...........………..……...……………………….…...……46
Обманутые надежды…....……………............……………………………………..……47
Возмездие.............……………….…………….............……….…………………………48
Копатель............……………………….………………............…………………….……50
Доплясался........……………….............…………………………………………….……51
Не по голосу..…………………………..............……………………………………....…52
Колобок….............……….........…………….......…………………………………….…..54
Письмо котят хозяевам на курорт…..........………………….……………..…................55
Помятый экземпляр……..........………………............….............……………....…....….56
Князи из грязи…………………...……………………......................……..…………..…57
Живёт  поэт..............……. ………....…………...….........................................………….58
Шутка............................................……………............................………..............…….…59   
Погуляли.............................………………………….…………...….……………………60
Модница...............................................................................................................................61
Жук и стрекоза..............…….............………..………………..…………..…….…….….62
Вкусно.............………………………..............………………………….….…………….64
Частушки.........………………………………............……….…………..………………..65
«Лучше всех на свете, мой мужчина...»..........................................................…………..66

Раздел 4. Стихи для детей

В чём секрет..........…………………………………………….............……….…………67
Лень............………………………..……………………………………...............……….68
Подарочек..................……………..…………....................................................................69
Фонтан..................…................……………………………………………….….……….70
Горе-Робинзон……………..............………………………………….....……….….....…71
Шла игрушка…….………………....................……………………….…………....….…72
Сюрприз...............…………………………..............…………………………….……….73
Хоть минутку.....…………………..………….…….............….…………………………74
Мы с братишкою...………………..………………………..............……………….……75
Сладкий сон....………………………………………….…………..............…………….76
«В лес по ягоды идём...»………………………….……………….………..............……77
Дедушкин секрет..............……….…………………………...…….…………………….78
Ручей.............……………..............………………………………………….……………79
Фантазёр....……………………….............…………………………….…………………80
Загадка  летняя…….….………………….............……………………..………...………81
Зайчик…………………….................…………….............……………..…….………….82
Просто  Чудо......................……………………………….............……….…….….…….83
«Веет чудом настоящим…» …………………………….................................................84
Котята………………………...…………………….................……………..............……85
Загадка зимняя...........……............……………………………………….………...……86
«Вьюга пляшет — хороводит…»............……………........………...……..……………87
Новый год....………………………………..............…………...………………………..88
Весна идёт...............................………………………..............………………...…..…….89
Весна............................................…...……………………………………...……..………90
«В день Единства на парад...»..............................…………………………..…...………91
Весна. Экзамены. Соблазны..............................................................................................92
Поздравление.....................………………...….............……………...….…….…………93
Главный праздник……………………...……………............…………………..……….94
Ёжики…………………………………………………........…..............……….…………95
Сезон весёлый..........……………………..……………………………...............………..96
«Дождь неугомонный...»....................................................................................................97
«Сильный дождик целый день...».....................................................................................98


Раздел 5. Калейдоскоп

«Россия — мой живительный напиток...»...........………………..................…..............99
«В день крещения Христова...»......................................................................................100
«Вот бы жизнь перевернуть...».............…….……..………............…………...…....…101
Душа..................................................................................................................................102
Счастья  вам!........................………..…………………………………………………..104
Родник.......……………..............………………………………………………..………105
Коктебель................………...….............……………………………………………….106
Сторожевая скала..………………..…............………………………………….……...107
Карадаг.............................................................................................................................108
Друзьям........................………………………………….............…………..………….109
«Тихим сапом, осторожно...»...………………...………………............……………..110
Просыпайся..............…………….………………………….......................................…111
Эх, мужчины!..................................................................................................................112
О, строгий циник!.................................…………………………………….………….113
«Перед ручьём на колени встану...»…...............………………………………….….114
«Зима бродила по аллее...»…………………..............…..……………………………115
Без  акварели.....……………………………………..…............…………...…….……116
Туман..............…………………………………………………….............…………….117
«Вы посмотрите, творческие люди...»…………………………..……...........….…....118
Оправдание.....………………….............………………………………………...…….119
Мыслителям…..................................………...……………………………………...…120
Круговорот………………………….............…...….......………………………………121
За и против………………………….............................………………………………..122
«Мне фея добрая сказала»………...……….................................…………………..…123
Кому это надо?........................................…….……..………..............…………..…..…124
Закон в тему.............………..………………………………………….............……….125
«Золотое время года...».……............…...............................……………………….…..126
«Вооружённый  Купидон...»……...............……………………………….…..…….…127
Исцеление................………...………………..............……………...………………….128
Мираж....................………………..…………………..............……………….……......129
Сосуд любви.....................................................................................................................130
В памяти ловлю.............……………………………………..……..….............…….….131
«Мы, увлечённые страстями...»...……...........………...……………………………....132
«Письмо бойцу.........................…………………................…………….……………...133
Гименей..................................…………….……………………………………….…….134
Письмо...................................................……………………………………..………….135
Увы!..................................................................…....…………………………………….136
«Снимает ночь с меня  одежды...»..................................................................................137
«Мы часто знаем  лучше всех...»....................................................................................138
«Нет зависти к избранникам Фортуны»………...........….................………................139
Через годы........................................................................................................................140
Размышления..............…………………………………..……..........………………..…141
«Смеркается. Опять не спится...»..................................................................................142
«Вновь озаряется кругом...»...........................................................................................143
«Спасибо  Богу за подарок чудный...»..........................................................................144
«Светла дорога новых поколений...»............................................................................145
«Снова зорька возродилась...»......................................................................................146
«Вчера тебе семьдесят стукнуло...»..............................................................................147
«Не страшны судьбы ненастья...».................................................................................148
«Мой ребёнок дорогой...»..............................................................................................149
«На землю благодать спустилась...».............................................................................150
«Солнце праздник освещает...».....................................................................................151

Раздел 6. Моим  родным и друзьям

Традиция............................................…………………..………....................…………152
«Неужели незаметно...»……..............………………...............……………………….153
«Мы Марину поздравляем...»………............……...……………………...….….....…154
«Горели звёзды, словно свечи...»……………...........………..............….……...…….155
«Напишу стихотворенье...»........……………………............……………………...…156
«Надюшку с днём рожденья поздравляют...»….....………...........………..…………157
Самой-самой дорогой..……………................……………………….............………..158
«Храню, сестрёнка дорогая...».................…….…....…………………..…...............…159
Дочке......................................………..……………………………………...………….160
С юбилеем...................................….……...............................………………..………..161
Наливай!............………….............…...…………….....………………………..………162
Бриллиантовый союз.........................……………………………...………….……….163
«Этот день рубинами сверкает...»............……..…………...………………….……..164
Именинница....................................................................................................................165
«Какие предрассудки. С днём рождения...»…….................…….......…..….……….166
«Как всё  я  смолоду мечтала....»...……………...………............………………..…..167
Не суждено........................................................................................................................168
Моим друзьям...........................…………………..…………….……………................169

Владимир  Андреев.   О поэзии Веры Степановой......................................................170

Вера Степанова. Сборник «Среди Священных колоколен: стихи и песни».

    г. Рязань, Издательство «Старт», 2018, с. 128
 
    Автор представляет Читателю сборник избранных стихотворений и песен. Разделы содержат стихи-песни, которые сведены вместе по одному из поэтических направлений.   
    Автор является лауреатом 4-го, 5-го и 6-го Международных поэтических конкурсов «Звезда полей», проведённых НКО «Рубцовский творческий союз», лауреатом 1-го, 2-го и 3-го Международных поэтических Интернет-конкурсов «Звезда полей» 2016-2018 г.г., награждена Дипломом «Гран-при» 2-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2017 года, отмечена в длинном списке конкурса-фестиваля «Славянские традиции» 2015 года.  Награждена Дипломом Московской городской организации Союза писателей РФ в 2016 году за сборник Небесная песня».
      Автор имеет публикации в альманахах «Звезда полей» 2013, 2014, 2015, 2016, 2017 г.г.,  выпустила поэтические сборники «Небесная песня» (2015) и «Для вас, читатели родные!» (2016).  
     Автор – член Союза писателей России (Московская городская организация).
 
     ISBN 978-5-902405-35-1
 
                     ã   Вера Степанова, текст и
                                       концепция книги 
                      ã   Издательство «Старт», г. Рязань
        
 E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.   
                           
                          Содержание
 
Раздел 1. На пути к Богу
Прошла молва ………..……………..………………………………………....…3
По притче………………………………………….………………...............……4
Молитва кузнеца…………………………………………….…….…………..…5
Свеча надежды…………………………………………………………………...6
Не подведём…...………………………..………………..………………..……..7
Четыре жизни…………………………………………………………………….8
Летело время……………………….…………………………….……………….9
«Преобразилась древняя изба…»……… ……………………...……...........10 
Весной заворожённый………………………………………..………….……..11
Священный визит…………………………………………………………….…12
Сквозь века………………..….……………………………………………..…..13
Святому Егорию посвящается..............................…………………….……14
Высокая ставка.……….………………………………………………….….….15
«Спасибо вам, мои родные…»…………………………………………………16
Воскресение……………………………………………………………………..17
Преображение…………….……………………………………………………..18
Чем дорожим?...............................................................................................19
«Опять встаёт на цыпочки рассвет…»……….……………………….….……20
Ступени  жизни………………………...……………….………………………21
 
Раздел 2. Верю я, и знаешь ты
Ты подойди……………………….………………………………..……………22
Слеза блестела………………….. ….……………………………………..23
Улетают годы…………………………………….……………………….…….24  
Своей серебряной струной……………………………………….…………….25
Во все колокола……………………………………………………………....…26
Верю  я………………………….……….……………………..………………..27
Наваждение……………………………….………………….………………….28
Я сегодня счастье повстречала ………..………………………….…….…..29
Я лечу……………………………………...…….………………..….……….…30
«Повеет ласковой весною…»………….…………..…..………………………31
Любовь………………………...………………………...………………….…...32
Кто угадает?..........................................………… ………….…………….….33
«День сегодня необычный…» ………………………….…...…...……………34
Приходи……..…………………………..……………………………………....35
Во имя жизни…………….……………….…………………………………….36
Другу…………………………………………………………………………….37
Счастливая случайность……………………….…………………………….38
Надежда………………………………………………….………………………39
Никуда не уходи………………………………………………………………...40
«Играет вдалеке гармошка…»…………………………………………………41
Мой огонёк……………………………………………………………………...42
Есть женщины…………………………………………………………………..43
 
Раздел 3. Басни, юмор
Вляпался…………………………………….…………………………………..44
За двоих………….……………………………..………………………………..45
Страдания……………………………………………………………………….46
Шутка……………………………………………………………………………47
Печальный дебют……………….………………………………………………48
Коварное торжество…………………….………………………………………49
Долгие сборы……………………………………………………………………50
Любовь зла………………………………………………………………………51
Подружки…...………………………………………………………………...…52
«Жадность – не порок»……………………………………………………53
Зимняя встреча ………………………..………………………………………..54
 
Раздел 4. Для  Вас, читатели родные!
В раю земном………..………………………………………………..…...........55
Вдохновение……..….…………………………………………………....….….56
Примирение………………………………………………………..……………57
Хочется верить………………………………. …………………...……………58
И для тебя, и для меня…………... …………………………….……………59
Запах юбилея…………… ……………..……………………………….………60
Оптимисты……….………………………….…………..………………………61
Повитухи……………………………..………………..……………….…….….62
Улыбка……………………………….……….………………………..………..63
Есть любовь……………………………………………………….…………….64
Недотрога………………………………………………………………………..65
На первый юбилей……………………...……..………………………………..66
Пойми, чудак!........................................... …………………………………...67
Сезонная схватка………………………………………………………………..68
Великодушие……………………………………………………………………69
Спор миров………………………..…………………………………………….70
Мы вернёмся……………..………….............................................................71
Наперекор судьбе…...……………………………………………….………….72
Юбилейный год...……………………………………………………………….73
Небесный вальс …………………..………….…………………………………74
Письмо в никуда…………………..……………………………………….……75
Зигзаг удачи…………………………………………….……………………….76
Каждым утром …………………………………….……………………………77
Вместе  с богом……………………………………...………………………….78
Загадка  века……………………………………………………….……………79
Позабавил .………………………………………………………………………80
Дочке ………………….………………………………………………...………81
Маленькое  чудо……………………………………………….…….………….82
«Юбилей   постучался…» ……………………………………………….…….83
«На столе залитом  светом…» ………………...………………………...….84
«Деревня. Пасека. Лесок…» ………………………………………………..85
Журавли (песня)…………………………………………………………...……86
Богоизбраннице…………………………………………………………………87
Завет …………………………………………………...………………………..88
Для Вас, читатели родные!………………………………………...…..…….89
 
Раздел 5. Стихи для детей
Самая – Пресамая………...……………………………………..……..………90
Облачко………………………………………………………………………….91
Новый портфель…….................................…………………………………92
Первоклассник ………………………………………………………….……93
 «Вот и лето наступило…»………………...………………...………………94
Считалочки……………………………...……………………………………95
Загадка………..……….……………………………………….………..…….96
Письмо Зиме………………………………………………………………….97
В лесу……………………………………………………………………………98
Зайчик……………………………………..…………………………………..99
Хитрый жук……………………………………………………………………100
Комарик…………………………………………...……………………………101
Потоп………………………………………….……..…………………..…..…102
Лягушки-артисты…………..………………………………………………….103
Парад………………….………………………………………………………..104
Космодром……………………………………………………………..………105
Рассказ мальчишки………...………………………………………………….106
Эскимо……………………………..…………………………………….……..107
Вот какая булка!........................................................................................108
Убедительная просьба……………………………………………..………….109
Зимние шалости………………………………...……………………………..110
«Снег кружит над головой…»…………………..…………….……………...111
Дед Мороз……………………….……………………………………….…….112
«Это вам не детский садик…»…………………………………….………….113
Всё интересно………………………………………………………………….114
Подарок  маме…………………………………………………………………115
Помощники…………………………………………………………………….116
Несчастный случай……………………………………………...…………….117
Художник…………………………………………………………...…….……118
К бабушке в деревню……………………………………………………….…119
Пропажа…..……………………………………………………………...…….120
Котёнкина беда……………………………...…………………………………121
Хвостатый соперник…………………………………………………………..122
Мой Барсик…………………………………………………………………….123
Вместо эпилога.   Весёлая встреча…………………………………….…..124
Заказ книги на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 

Вера Степанова. Среди священных колоколен. Стихи и песни.

Для издания сборника Веры Степановой «Среди священных колоколен» объявляется коммерческая подписка для читателей (получение авторских экз.) и спонсорская поддержка издания. 
    Обращаться на  эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. (для получения платёжных реквизитов и дополнительной информации). С поэзией и стихами для детей Веры Степановой можно ознакомиться  на сайте в блоках поэтических Интернет-конкурсов «Звезда полей», в меню «новости»
 
                                       Содержание нового сборника
 
Раздел 1. На пути к Богу
Прошла молва ………..……………..………………………………………....…3
По притче………………………………………….………………...............……4
Молитва кузнеца…………………………………………….…….…………..…5
Свеча надежды…………………………………………………………………...6
Не подведём…...………………………..………………..………………..……..7
Четыре жизни…………………………………………………………………….8
Когда-то ………...………………………………….…………………………….9
«Преобразилась древняя изба…»……… ……………………...……...............10 
Весной заворожённый………………………………………..………….……..11
Священный визит…………………………………………………………….…12
Сквозь века………………..….……………………………………………..…..13
Святому Егорию посвящается..............................………………………..……14
Высокая ставка.……….………………………………………………….….….15
«Спасибо вам, мои родные…»…………………………………………………16
Воскресение……………………………………………………………………..17
Преображение…………….……………………………………………………..18
Чем дорожим?...............................................................................................19
«Опять встаёт на цыпочки рассвет…»……….……………………….….……20
Ступени  жизни………………………...……………….………………………21
Раздел 2. Верю я и знаешь ты
Ты подойди……………………….………………………………..……………22
Слеза блестела………………….. ….…………………………………………..23
Улетают годы…………………………………….……………………….…….24  
Своей серебряной струной……………………………………….…………….25
Во все колокола……………………………………………………………....…26
Верю  я………………………….……….……………………..………………..27
Наваждение……………………………….………………….………………….28
Я сегодня счастье повстречала ………..………………………….……….…..29
Я лечу……………………………………...…….………………..….……….…30
«Повеет ласковой весною…»………….…………..…..………………………31
Любовь………………………...………………………...………………….…...32
Кто я?.....................................................………… ………….……………….….33
«День сегодня необычный…» ………………………….…...…...……………34
Приходи……..…………………………..……………………………………....35
«Звезда на небе синем…»  ……………….…………………………………….36
Другу…………………………………………………………………………….37
Счастливая случайность……………………….……………………………….38
Надежда………………………………………………….………………………39
«Заметает меня понемножку…»……………………………………………….40
Никуда не уходи………………………………………………………………...41
«Играет вдалеке гармошка…»…………………………………………………42
Мой огонёк……………………………………………………………………...43
Есть женщины…………………………………………………………………..44
Раздел 3. Басни, юмор
Вляпался…………………………………….………………………………..….45
За двоих………….……………………………..………………………………..46
Шутка……………………………………………………………………………47
Печальный дебют……………….………………………………………………48
Коварное торжество…………………….………………………………………49
Долгие сборы……………………………………………………………………50
Любовь зла………………………………………………………………………51
Каждому своё………………………………………………………………...…52
«Жадность – не порок»…………………………………………………………53
Страдания………………………………………………………...……………..54
Посвящение……………………………………………………………………..55
Раздел 4. Калейдоскоп
Дороховский островок………………………………………………..…...........56
Шальное колесо.…….…………………………………………………....….….57
Хочется верить………………………………. …………………...……………58
И для тебя, и для меня…………... …………………………….………………59
Запах юбилея…………… ……………..……………………………….………60
Оптимисты……….………………………….…………..………………………61
Повитухи……………………………..………………..……………….…….….62
Улыбка……………………………….……….………………………..………..63
Есть любовь……………………………………………………….…………….64
Недотрога………………………………………………………………………..65
В раю земном…………………………………..………………………………..66
Пойми, чудак!........................................... …………………………………..67
Сезонная схватка………………………………………………………………..68
Великодушие……………………………………………………………………69
Спор миров………………………..…………………………………………….70
Мы вернёмся……………..…………...........................................................71
«Двою»……………………………………………………………….………….72
Юбилейный год...……………………………………………………………….73
Поэту………………………………………….…………………………………74
Письмо в никуда…………………..……………………………………….……75
Вдохновение…………………………………………………………………….76
Сестре Надежде…………………………………………………………………77
Наперекор судьбе……………………………………………………………….78
Зигзаг  удачи……………………………………………………….……………79
Каждым утром………………………………..…………………………………80
Вместе с Богом……………………………………………………….…………81
Встреча……………………………………………………………….………….82
Дочке…………………………………………………………………………….83
Маленькое чудо……………………..……………………...……….………….84
 «Юбилей постучался…»………………………………………………………85   
«На столе, залитом светом…»…………………………………………………86
Небесный вальс…………………………………………………………………87
Загадка века……………………………………………………………………..88
Примирение……………………………………………………………………..89
Журавли   (песня).......................................................................................90
«Деревня. Пасека. Лесок…»…………………………………………………...91
Завет……………………………………………………………………………..92
Раздел 5. Стихи для детей
Самая – При самая………...……………………………………………………93
Новый портфель…….................................…………………………..…………94
Первоклассник …………………………………………………………….……95
 «Вот и лето наступило…»………………...………………...…………………96
Считалочки……………………………...………………………………………97
Облачко………..……….……………………………………….……………….98
Зайчик……………………………………..……………………………………..99
Хитрый жук……………………………………………………………………100
Комарик…………………………………………...……………………………101
Наводнение…………………………………………..………………….…..…102
Лягушки-артисты…………..………………………………………………….103
Парад………………….………………………………………………………..104
Космодром……………………………………………………………..………105
Рассказ мальчишки………...………………………………………………….106
Эскимо……………………………..…………………………………….……..107
Вот какая булка!.........................................................................................108
Убедительная просьба……………………………………………..………….109
Зимние шалости………………………………...……………………………..110
«Снег кружит над головой…»…………………..…………….……………...111
Дед Мороз……………………….……………………………………….…….112
«Это вам не детский садик…»…………………………………….………….113
Всё интересно………………………………………………………………….114
Подарок  маме…………………………………………………………………115
Помощники…………………………………………………………………….116
Несчастный случай……………………………………………...…………….117
Художник…………………………………………………………...…….……118
Пропажа…..……………………………………………………………...…….119
Мастерица…………………………………………………………………...…120
Котёнкина беда……………………………...…………………………………121
Хвостатый соперник…………………………………………………………..122
Весёлая встреча………………………………………………………………..123
Вместо эпилога.  Да будет счастье!..................................................................124
 
 
Вера Степанова  является лауреатом 4-го, 5-го и 6-го Международных поэтических конкурсов «Звезда полей», проведённых НКО «Рубцовский творческий союз», лауреатом 1-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2016 года, награждена Дипломом «Гран-при» 2-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2017 года, отмечена в длинном списке конкурса-фестиваля «Славянские традиции» 2015 года.  Награждена Дипломом Московской городской организации Союза писателей РФ в 2016 году за сборник Небесная песня».
      Автор имеет публикации в альманахах «Звезда полей» 2013, 2014, 2015, 2016, 2017 г.г.,  выпустила поэтические сборники «Небесная песня» (2015) и «Для вас, читатели родные!» (2016).  
     Автор – член Союза писателей России (Московская городская организация).
 

Вера Степанова. Среди священных колоколен. Стихи и песни.

    Для издания сборника Веры Степановой «Среди священных колоколен» объявляется коммерческая подписка для читателей (получение авторских экз.) и спонсорская поддержка издания. 
    Обращаться на  эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. (для получения платёжных реквизитов и дополнительной информации). С поэзией и стихами для детей Веры Степановой можно ознакомиться  на сайте в блоках поэтических Интернет-конкурсов «Звезда полей», в меню «новости»
 
                                       Содержание нового сборника
 
Раздел 1. На пути к Богу
Прошла молва ………..……………..………………………………………....…3
По притче………………………………………….………………...............……4
Молитва кузнеца…………………………………………….…….…………..…5
Свеча надежды…………………………………………………………………...6
Не подведём…...………………………..………………..………………..……..7
Четыре жизни…………………………………………………………………….8
Когда-то ………...………………………………….…………………………….9
«Преобразилась древняя изба…»……… ……………………...…..............10 
Весной заворожённый………………………………………..………….……..11
Священный визит…………………………………………………………….…12
Сквозь века………………..….……………………………………………..…..13
Святому Егорию посвящается..............................……………………..……14
Высокая ставка.……….………………………………………………….….….15
«Спасибо вам, мои родные…»…………………………………………………16
Воскресение……………………………………………………………………..17
Преображение…………….……………………………………………………..18
Чем дорожим?..............................................................................................19
«Опять встаёт на цыпочки рассвет…»……….……………………….….……20
Ступени  жизни………………………...……………….………………………21
Раздел 2. Верю я и знаешь ты
Ты подойди……………………….………………………………..……………22
Слеза блестела………………….. ….…………………………………………..23
Улетают годы…………………………………….……………………….…….24  
Своей серебряной струной……………………………………….…………….25
Во все колокола……………………………………………………………....…26
Верю  я………………………….……….……………………..………………..27
Наваждение……………………………….………………….………………….28
Я сегодня счастье повстречала ………..………………………….…….…..29
Я лечу……………………………………...…….………………..….……….…30
«Повеет ласковой весною…»………….…………..…..………………………31
Любовь………………………...………………………...………………….…...32
Кто я?.....................................................………… ………….…………….….33
«День сегодня необычный…» ………………………….…...…...……………34
Приходи……..…………………………..……………………………………....35
«Звезда на небе синем…»  ……………….………………………………….36
Другу…………………………………………………………………………….37
Счастливая случайность……………………….…………………………….38
Надежда………………………………………………….………………………39
«Заметает меня понемножку…»…………………………………………….40
Никуда не уходи………………………………………………………………...41
«Играет вдалеке гармошка…»………………………………………………42
Мой огонёк……………………………………………………………………...43
Есть женщины…………………………………………………………………..44
Раздел 3. Басни, юмор
Вляпался…………………………………….………………………………..….45
За двоих………….……………………………..………………………………..46
Шутка……………………………………………………………………………47
Печальный дебют……………….………………………………………………48
Коварное торжество…………………….………………………………………49
Долгие сборы……………………………………………………………………50
Любовь зла………………………………………………………………………51
Каждому своё………………………………………………………………...…52
«Жадность – не порок»…………………………………………………………53
Страдания………………………………………………………...……………..54
Посвящение……………………………………………………………………..55
Раздел 4. Калейдоскоп
Дороховский островок………………………………………………..…...........56
Шальное колесо.…….…………………………………………………....….….57
Хочется верить………………………………. …………………...……………58
И для тебя, и для меня…………... …………………………….………………59
Запах юбилея…………… ……………..……………………………….………60
Оптимисты……….………………………….…………..………………………61
Повитухи……………………………..………………..……………….…….….62
Улыбка……………………………….……….………………………..………..63
Есть любовь……………………………………………………….…………….64
Недотрога………………………………………………………………………..65
В раю земном…………………………………..………………………………..66
Пойми, чудак!........................................... …………………………………...67
Сезонная схватка………………………………………………………………..68
Великодушие……………………………………………………………………69
Спор миров………………………..…………………………………………….70
Мы вернёмся……………..………….............................................................71
«Двою»……………………………………………………………….………….72
Юбилейный год...……………………………………………………………….73
Поэту………………………………………….…………………………………74
Письмо в никуда…………………..……………………………………….……75
Вдохновение…………………………………………………………………….76
Сестре Надежде…………………………………………………………………77
Наперекор судьбе……………………………………………………………….78
Зигзаг  удачи……………………………………………………….……………79
Каждым утром………………………………..…………………………………80
Вместе с Богом……………………………………………………….…………81
Встреча……………………………………………………………….………….82
Дочке…………………………………………………………………………….83
Маленькое чудо……………………..……………………...……….………….84
 «Юбилей постучался…»………………………………………………………85   
«На столе, залитом светом…»………………………………………………86
Небесный вальс…………………………………………………………………87
Загадка века……………………………………………………………………..88
Примирение……………………………………………………………………..89
Журавли   (песня)........................................................................................90
«Деревня. Пасека. Лесок…»…………………………………………………...91
Завет……………………………………………………………………………..92
Раздел 5. Стихи для детей
Самая – При самая………...……………………………………………………93
Новый портфель…….................................…………………………..…………94
Первоклассник …………………………………………………………….……95
 «Вот и лето наступило…»………………...………………...…………………96
Считалочки……………………………...………………………………………97
Облачко………..……….……………………………………….……………….98
Зайчик……………………………………..……………………………………..99
Хитрый жук……………………………………………………………………100
Комарик…………………………………………...……………………………101
Наводнение…………………………………………..………………….…..…102
Лягушки-артисты…………..………………………………………………….103
Парад………………….………………………………………………………..104
Космодром……………………………………………………………..………105
Рассказ мальчишки………...………………………………………………….106
Эскимо……………………………..…………………………………….……..107
Вот какая булка!.........................................................................................108
Убедительная просьба……………………………………………..………….109
Зимние шалости………………………………...……………………………..110
«Снег кружит над головой…»…………………..…………….……………...111
Дед Мороз……………………….……………………………………….…….112
«Это вам не детский садик…»…………………………………….………….113
Всё интересно………………………………………………………………….114
Подарок  маме…………………………………………………………………115
Помощники…………………………………………………………………….116
Несчастный случай……………………………………………...…………….117
Художник…………………………………………………………...…….……118
Пропажа…..……………………………………………………………...…….119
Мастерица…………………………………………………………………...…120
Котёнкина беда……………………………...…………………………………121
Хвостатый соперник…………………………………………………………..122
Весёлая встреча………………………………………………………………..123
Вместо эпилога.  Да будет счастье!........................................................124
 
 
Вера Степанова  является лауреатом 4-го, 5-го и 6-го Международных поэтических конкурсов «Звезда полей», проведённых НКО «Рубцовский творческий союз», лауреатом 1-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2016 года, награждена Дипломом «Гран-при» 2-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2017 года, отмечена в длинном списке конкурса-фестиваля «Славянские традиции» 2015 года.  Награждена Дипломом Московской городской организации Союза писателей РФ в 2016 году за сборник Небесная песня».
      Автор имеет публикации в альманахах «Звезда полей» 2013, 2014, 2015, 2016, 2017 г.г.,  выпустила поэтические сборники «Небесная песня» (2015) и «Для вас, читатели родные!» (2016).  
     Автор – член Союза писателей России (Московская городская организация).

Вера Степанова. Среди священных колоколен. Стихи и песни.

Для издания сборника Веры Степановой «Среди священных колоколен» объявляется коммерческая подписка для читателей (получение авторских экз.) и спонсорская поддержка издания.
Обращаться на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. (для дополнительной информации). С поэзией и стихами для детей Веры Степановой можно ознакомиться на сайте в блоках поэтических Интернет-конкурсов «Звезда полей», в меню «новости»

Содержание нового сборника

Раздел 1. На пути к Богу

Раздел 2. Верю я и знаешь ты

Раздел 3. Басни, юмор
 
Раздел 4. Калейдоскоп
 
Раздел 5. Стихи для детей
 
      Вера Степанова является лауреатом 4-го, 5-го и 6-го Международных поэтических конкурсов «Звезда полей», проведённых НКО «Рубцовский творческий союз», лауреатом 1-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2016 года, награждена Дипломом «Гран-при» 2-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2017 года, отмечена в длинном списке конкурса-фестиваля «Славянские традиции» 2015 года. Награждена Дипломом Московской городской организации Союза писателей РФ в 2016 году за сборник Небесная песня».
Автор имеет публикации в альманахах «Звезда полей» 2013, 2014, 2015, 2016, 2017 г.г., выпустила поэтические сборники «Небесная песня» (2015) и «Для вас, читатели родные!» (2016).
Автор – член Союза писателей России (Московская городская организация).
Для издания   сборника «Среди Священных колоколен»  просьба направлять средства переводом на  карточку  67628038  8311210758   Сбербанка. Сообщение о переводе прислать на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., а также адрес для пересылки экземпляров сборника Веры Степановой.
 

Вера Степанова. Стихи из сб. «Пусть за строфою стелется строфа» (2020)

               К России                       

Куда бы обстоятельства не звали,
В далёкие заморские края,
Ночами снятся мне родные дали,
Российская богатая земля.

Где лесополоса легла широко.
Объята свежей юною листвой.
Где лика солнца золотое око
На землю нашу глянуло впервой.

Повсюду богатырские объятья,
Родной природы светлые сады,
Берёзок нежно-кружевные платья,
Фонтаны свежей ключевой воды.

Пусть этот ключ, что открывает недра,
Всему народу жажду утолит.
И поле позолоченное щедро
Водой святою нежно окропит.

Любовь к России сердце согревала,
В морозы лютые, пургу или грозу.
Куда бы жизнь по свету ни бросала ,
К России на коленях доползу.
 


Где родился, там и пригодился

Иные славят зарубежье,
Тусят по морю безмятежно,
Предпочитают крутизну,
Чужих морей голубизну.

А я смотрю на наши волны,
Могущества и власти полны,
Весёлый паводок в апреле,
Листвы сентябрьской метели.

В каком ещё краю земном
Так спелым хвалятся зерном
Поля бескрайнего простора,
Где ни вражды и ни раздора?

Слезой божественной омыта,
Прозрачным шелком вся овита,
В поклоне низком над землёй
Склонилась роща предо мной.

Живи, страна моя Россия!
Рожденью — слава твоему!
Просторы наши вековые
Мы не уступим никому!

  Всё в твоих руках  (по притче)    

Чтобы душа и сердце научились
Быть милосердными вовек веков,
Чтоб недостойного по жизни не случилось,
Цените мудрость ваших стариков!

Поймал на поле бабочку мальчишка,
Испытывая новенький сачок.
Что было сил бежит домой плутишка,
А пленница щекочет кулачок.

Немного потоптался у порожка.
Решил: «Сейчас я деда обману.
Коль скажет «мёртвая», я разожму ладошку,
А коль «живая», то сильней сожму».

— Дедуля, угадай, — вздыхает тяжко,
Шутливо, с хитрой искоркой в глазах.
Живая или мёртвая букашка?
Старик ответил: «Всё в твоих руках».

 Тяпка двигает  прогресс

Бабка тыкву посадила, 
Не нарадуется дед.
Без особенной рабсилы
Будет каша на обед.

Только первый луч пробился,
Жизни радостный дедок
Над морковкою склонился,
Подаёт с кормы гудок.

Поливает, удобряет,
Полет  из последних сил.
Каждый вечер принимает
Молодости эликсир.                

Заграница отдыхает.
Урожай на высоте.
Завтра Жучку зауздает
На уборочной страде.

Целый день счастливый ходит.
Вот она страна чудес.
Садоводит, огородит,
Тяпка двигает прогресс.

Письмо котят хозяевам на курорт 

Не извольте волноваться
Мы умеем честь блюсти.
Можем дружески общаться
И не ссоримся почти.

Ходим в гости то и дело,
Покидая свой блиндаж,
Где со шкафа Марсик смело
Выполняет пилотаж.

Отдыхайте, веселитесь!
Загорайте на песке.
Под луною насладитесь
Шашлычком на костерке.

Две недели — это норма,
Нам не скучно здесь втроём.
А с таким запасом корма
Мы не хуже проживём.

           Лень  

Мне сегодня от подушки
Оторваться было лень.
По мобильнику с подружкой
Проболтала целый день.

А потом сказала маме:
«Это Лень у нас живёт
И до вечера делами
Заниматься не даёт».

Мама папе улыбнулась,
Подмигнула неспроста.
Их, наверно,  Лень коснулась —
Папу, маму и кота.

Что случилось в нашем доме?
Страшно даже лицезреть.
Папе лень читать газеты,
Даже свету лень гореть.

Барсик ленится мяукать,
Мама ленится стирать,
Вот такая вышла штука,
Надо меры принимать.

Мама окна распахнула,
Папа взял большой ремень.
Гостью словно ветром сдуло,
Вместе мы прогнали Лень.

Лень в окошко и умчалась.
Может вам она встречалась?


   Шла игрушка 

Шла игрушка по бульвару,
Причитала на ходу:
«Больше не люблю Тамару,
Буду жить теперь в саду.

Не хочу дружить с неряхой,
Непослушной озорной,
Неопрятной растеряхой,
Видно, быть мне сиротой».

Передумала однако,
Изменила свой маршрут.
В дом вернулась забияка:
«Подожду хозяйку тут.

В доме вечный беспорядок,
Затеряюсь без труда».
В коробок от мармеладок
Шмыг и скрылась без следа.

Плачет Тома от обиды:
«Убежала — вот беда!
Неужели своей Лиды
Не увижу никогда?»

И Тамара постаралась,
За уборку принялась.
Лида сразу отыскалась,
Неожиданно нашлась.

На Тамару поглядите!
Если что-то пропадёт.
Вы порядок наведите.
Это «что-то» вас найдёт!

Вера Степанова. Стихи из сборника «Пусть за строфою стелется строфа»

( г. Рязань, Издательство «Старт», 2020, с. 176)

Не по голосу

За свой талант, за красоту
Свободой птичка поплатилась.
У клетки золотой в саду                                  
Ворона, каркая,глумилась.

Над канарейкой издевалась:
«Ну что, красавица, попалась?
Ай, яй!  О горе, горе всем!
Ах, канарейку взяли в плен.

Тебя лишь в доме будут слушать,
Пока хозяин будет кушать
Сыр пармезан да колбасу,
Я рядом буду петь в лесу!»

Концерт объявлен, ждёт певица
Похвал, оваций, дифирамб.
На приглашенья важным лицам
Ворона ставит личный штамп.
 
Скакнула бойко на крыльцо,
Прикрыла крыльями лицо.
И, издевательски хихикнув,
Потёрла клюва острецо.

И выдала истошный звук,
Скорей похожий на испуг.
Откланявшись демонстративно,
Взлетела на высокий сук.

Все восемнадцать приглашённых,
Певицы криком оглушённых,
Вспорхнули разом в небеса.
А через миг, о, чудеса!

Послышалось святое пенье,
Необъяснимое творенье
Пленило леса дивный зал.
Звучал божественный вокал.

До леса пенье долетало,
И вся округа трепетала.
Святая неба бирюза
Открыла чудо-образа.

Бытует мнение в народе:
И в подневольи можно петь.
А можно каркать на свободе
И всё ж таланта не иметь.

     Колобок

Катился колобок, катился,
А на мосту через ручей
Не удержался и свалился,
Не докатился до друзей.

Бедняга очумел со страху.
Жизнь пролетела перед ним.
Спикировал на черепаху,
Остался цел и невредим.

«Держись!» — кричала черепаха. —
Такой урод придуман кем?»
А колобок дрожал от страха,
За что держаться-то и чем?

Спасительница причитала:
«Пора бы сказку обновить,
Перелепить его сначала,
Конструкцию бы изменить.

И если сложно руки, ноги,
Пусть выпекают старики,         
Для торможенья на дороге,
На нём хотя бы бугорки».

Ведь колобок мужского рода.
Полно беспомощных таких,
Которых создала природа,
А признаков-то никаких.

Письмо котят хозяевам на курорт  

Не извольте волноваться
Мы умеем честь блюсти.
Можем дружески общаться
И не ссоримся почти.

Ходим в гости то и дело,
Покидая свой блиндаж,
Где со шкафа Марсик смело
Выполняет пилотаж.

Отдыхайте, веселитесь!
Загорайте на песке.
Под луною насладитесь
Шашлычком на костерке.

Две недели — это норма,
Нам не скучно здесь втроём.
А с таким запасом корма
Мы не хуже проживём.

Помятый экземпляр  

Футболка задом наперёд,
А свитер наизнанку.
Сосед по улице идёт,
За пивом спозаранку.

Трещит больная голова,
Гудит как трансформатор.
В глазах двоится с бодуна,
Хреновый навигатор.

Похмелья внутренний пожар
С печёнкою сражается.
Помятый жизнью экземпляр
На цены обижается.

Судьбу ругает и ворчит,
По бездорожью мечется.
А голос внутренний кричит:
«Пора очеловечиться!»

   Князи из грязи

Поехали на дачу князи
И вляпались по уши в грязи.
Но не пристало Князю
Сидеть по уши в грязи.

Два тракториста мужика
Дышали воздухом, пока
Интеллигентный Князик
Искал буксир-камазик.

Но не найдя подмоги,
В грязи испачкав ноги,
«Пришла труба», — решили,
В деревню поспешили.

Беспомощно вещали,
Награду обещали.
Народ в деревне верный!
«Поможем, нам не в первой!»

Так мужики из грязи
Буквально вышли в князи.
А грамотные Князи
Запомнят эти грязи.

Виктор Бараков. Письмо к Ю.И.Кириенко в июне 2000 года.

   Предисловие. В феврале 2000 года я ушёл по личным причинам с работы в научно-исследовательском институте сельскохозяйственного  маниностроения им. В.П.Горячкина (ВИСХОМ). И тогда же зарегистрировался в Государственной библиотеке им. В. И. Ленина и целыми днями изучал материалы по жизни и творчеству Н. М. Рубцова, а также поэтов того временного периода. В мае-июне 2000 года я написал пьесу «Николай Рубцов», которую выслал в адрес известного тогда вологодского рубцововеда В. Баракова. Ниже его ответное письмо (перепечатка с рукописного текста).

Уважаемый Юрий Иванович!
Я внимательно прочитал Вашу пьесу. Серьёзных замечаний по фактическому материалу у меня нет. Биографию Рубцова Вы знаете, стараетесь следовать действительным событиям, хотя, например, «беседа» поэта с портретами классиков настолько уже «заезжена», что больше походит на легенду.
    По жанру это, конечно, не пьеса, а литературно-музыкальная инсценировка на основе воспоминаний о Рубцове.  Я сомневаюсь, что её можно поставить в обычном драматическом театре — слишком много декламации, стихи идут один за другим, это утомительно, несмотря на то, что стихотворения великолепные. Здесь, действительно, требуется «бардовское» исполнение, особая форма подачи текста зрителям.
    Всё-таки некоторые стихотворения и особенно письма я бы сократил в объёме — человеческое внимание не может  сосредоточиться на чём-то  одном более 15 минут, это известный закон психики.
    Вологодские театры это произведение не возьмут — о причинах я уже говорил по телефону.
    Я с интересом прочитал о Вашей популязитаторской деятельности, всё это весьма и весьма  полезно. Желаю Вам дальнейших успехов в этом деле. Всегда готов помочь конкультациями.
     Спасиба за добрые слова в мой адрес.
    С наилучшими пожеланиями и чувствами.   Бараков.   Вологда   (без даты) примерно июнь-июль 2000 г.

Владимир Андреев. Нам нужны герои! (Заметки о поэте Николае Рубцове)

Творчество настоящего поэта, поэта истинного – подвиг, героизм.
Таким поэтом был и есть Николай Рубцов. Понимает, чувствует Бога тот, у кого Он обретается... И по сути своей Поэзия есть прославление Творца в его творении... 
     Но сказать, определить, что есть поэт, значит утонуть, раствориться в мире видимом, чтобы узнать, увидеть мир невидимый – Дух святой...
     Вот кратко взаимоисключающие высказывания Александра Сергеевича Пушкина, к примеру в Его «Капитанской дочке»: капитан Белогорской крепости Иван Кузьмич заметил – «все они (поэты) люди беспутные и горькие пьяницы и дружески советовал мне
 (Петруше Гринёву) оставить стихотворство, как дело службе противное и ни к чему доброму не доводящее».
    Второе высказывание о поэтах А. Пушкин заметил в очерке «Путешествие в Арзрум». «Пленный паша, сухощавый старичок, увидев меня во фраке, он спросил кто я таков. Пущин дал мне титул поэта. Паша сложил руки на грудь и поклонился мне, сказав через переводчика: «Благословен час, когда встречаем поэта, поэт брат дервишу. Он не имеет ни отечества, ни благ земных; и между тем как мы, бедные, заботимся о славе, о власти, о сокровищах, он стоит на ровне  с властелинами земли и ему поклоняются». Восточное приветствие паши всем нам очень полюбилось».
     Подобные мнения в мире существуют и до сих пор.
Петрака (Петрарка) дополнительную букву «р» отец Франческо вставил в свою фамилию для благозвучия. Узнав, что его сын Франческо Петрарка сочиняет сонеты, указал ему, что не следует заниматься чепухой, и что великий Гомер после своей смерти не оставил ничего материального для своих родных... Нечто похожее говорил и отец Овидию Назону ещё до нашей эры... Однако поэты появляются, как всё на свете, как солнце, ветер и былие земное...
    Русский народ, Советский народ – герой, победивший фашизм, уничтожил способ жизни: «Разделяй и властвуй!» Чего хочет народ, того хочет Бог.
    Дух и материя – едины.
    В нашей стране героев не счесть. И они не всегда умещаются в сознании народа. А кроме всего, писатели есть память народа. И они делали всё в своё время, чтобы оформить, оживить народную память в образах и документах.
    Толстой в романе «Война и мир» воскресил победное изгнание русским народом наполеоновских захватчиков.
    Московская школьница Зоя Космодемьянская в 1941 году была казнена фашистами в Петрищево Московской области. «Мне не страшно умирать, товарищи. Это счастье умереть за свой народ!»  –   были её последние слова, школьницы, москвички с восхитительной фамилией, идущей от древних святых Косьмы и Доминиана, по-русски Кузьмы и Демьяна.
    Россия – героиня творчества Рубцова, он уже не мог, как поэт, «соревноваться» с поэтом-фронтовиком Павлом Шубиным, строки которого потрясают «окопной правдой»:
 
                    Выпьем за Родину, выпьем за Сталина,
                    Выпьем и снова нальём...
                    Выпьем за тех, кто командовал ротами,
                    Кто замерзал на снегу,
                    Кто в Ленинград пробирался болотами,
                    Горло, ломая врагу...
     Это казалось, проходило мимо Рубцова... Ан, нет! Рубцов был глубоко начитанным человеком. В детдоме была прекрасная библиотека...
     Можно много знать, но писать о малом. Его стакан, как говорится, был мал, но он пил из своего стакана. Это неукоснительное кредо творчества.
     И вот столбовая дорога, проходящая сквозь муки творчества
 
                    Россия, Русь! Куда я не взгляну,
                    За все твои страдания и битвы,
                    Люблю твою, Россия старину.
                    Люблю твои погосты и молитвы...
 
     Путь творчества Рубцова определил «автопилот» духа его, он писал о том, о чём в его время никто не говорил, он заполнил  свободное место, к которому, как каменотёс, мученически пробирался Анатолий Передреев.
     Я написал немало о творчестве наших поэтов, но меня не оставляет тяготеющая надо мною мысль, что же такое поэзия...
       Конечно же, поэзия – это Слово. Но суть этого зачастую ускользает  из сознания... После прочтения прекрасных стихов или просто хороших, народных сказок, песен, пословиц, поговорок, словесных игр и забав, меня охватывает вновь чувство непознаваемости... Мне ведомо, что это речь умная  без ума, крылатое слово, афоризм или же «поэзия есть сон в святых мечтах 
земли»... Словесность, в которой живёт правда, словесность не суетная, ибо  суета там, где нет правды жизни, чувства, идеи...
   Вот мы в детстве, малыши сидим кружком, как козлики, а девочки нами руководят, расхаживая важно, как учительница, девочка «рече»:
     
                           На золотом крыльце сидели:
                           Царь, царевич, король, королевич,
                           Сапожник простой –
                           Кто ты такой?..
 
    указывая на любого из нас девочка, когда играли в «загадки о цветах». Захватывали меня колядки, когда мы колядовали под оконьем.
     По утру, на Новый год: «Сею, сею засеваю жито, пшеницу, всякую 
пашницу... Где бык с рогом, там пшеница стогом, где конь с хвостом, 
там жито кустом». Но что есть поэзия, эта истина не овладевает мной, не рождается во мне... Опять стою перед закрытой дверью... Рванусь на древний  Восток:
     
                 Расцветают сады под весеннее пение птиц,
                 Словно в утренний снег нарядилися горы над нами.
                Разорвать бы мне тело на тысячи зрячих частиц,
                Чтоб под каждою вишней Лу Ю любовался цветами...
                                                                                         Лу Ю.
 
     С Лу Ю перекликаются стихи Павла Шубина:
 
                     Помощником глазу,
                     Свидетелем чуду,
                     Мне надо быть сразу
                     Везде и повсюду...
 
   Иван Бунин страдал также подобным чувством. 
   Значит поэзия – это единение, единство мира, который мы постигаем.
     Поэзия это «произречение» человека, познание Духа в себе.
На этом точку, увы, поставить невозможно...
    «Поэтами рождаются, а не становятся» – в  этом афоризме есть упущение.
     Поэтическое в человеке присутствует всегда, в одном больше, в другом меньше. А в некоторых отсутствует вообще, и зачастую у тех, кто вне природы... Выражение, быть может ошибочное, но в нём есть нечто:
«Рождённый ползать, летать не может».
     Поэтическое в человеке утверждается в стихах, в стихотворстве, у Циолковского и Королёва в изобретательности, которая проявилась в познании самого себя, то есть мира в себе и во вне... То же у Арсеньева и Пржевальского...
       И ещё: есть стихотворство забавное, в России это Барков, а есть поэтическое сознание «чёрное»: это А. Македонский, Наполеон, Гитлер… Это сумасшественное желание, страсть захватить мир материальный, который принадлежит Богу, Создателю. Путь не прощаемого греха, бесовщины... 
      У Владимира Соколова есть стихотворение «Звезда полей» с эпиграфом:
 
                          Звезда полей, звезда полей над отчим домом,
                          И матери моей печальная рука –
                          Осколок песни той вчера за тихим Доном
                          Из чуждых уст меня настиг издалека.
 
     Николай Рубцов по дружбе с Соколовым назвал первую столичную книгу «Звезда полей»... Николай Старшинов заметил, что, несмотря на это, у Соколова с Рубцовым произошла ссора. «В запале Соколов бросил ему такую довольно обидную реплику:  –  Ты в поэзии – вологодский Буратино! – На что Рубцов ответил: - А вы, Владимир Николаевич, поэт-Дачник! Ответ был, разумеется, злым».
     Когда поэты оскорбляют друг друга, они оскорбляют самих себя.
Николай был резок и прямым со многими, начиная от преподавателей до нашего брата пишущего. На спецкурсе по Маяковскому, который вёл Машинский, на вопрос, как вы относитесь к творчеству Маяковского, Рубцов ответил следующее: «Была произведена гениальная работа по разрушению русского стиха». Конечно же, зачёт по спецкурсу ему не был зачтён.  За некоторые его поэтические мнения, говоря словами Пушкина, что поэт иногда может выбросить некоторое коленцо, за что мог попасть в немилость.
    Николая Рубцова отлучили от Литературного института. Он бедствовал.
    Но помог ему восстановиться Александр Яшин, обратившийся к  Анатолию  Ивановичу Лукьянову, чтобы он посодействовал восстановлению Рубцова в литинститут. Его восстановили, но на заочное отделение, где я и познакомился с  Николаем Рубцовым.
   Известно заявление не покорённого Рубцова:
                   
                 Возможно, я для вас в гробу мерцаю,
                 Но заявляю вам в конце концов:
                 Я, Николай Михайлович Рубцов,
                 Возможность трезвой жизни отрицаю.
 
   Некоторые утверждают, что Николай Рубцов жил бедно. После войны многие жили бедно, во всех республиках. Но в 1947 году жизнь наладилась и каждый год снижались цены.
     «Демократия» – ложь   и «республика»  – фарс, если существуют родовые имения и частная земельная собственность... Все войны происходили из-за земли и ради земли... победа все-таки останется на стороне Христа, и земля сделается общей...».
     Если поэт «кормится» только гонорарами от своих стихов, он обречён на нищету, ему заводить семью опасно. Таких примеров множество в литературе русской и зарубежной.
     Некоторые поэты «серебряного века», чтобы выжить женились на дочерях богатых купцов. Так Бальмонт женился на Андреевой, дочери богатого башмачника, поэт из Коктебеля  Волошин обхаживал дочь издателя Сабашникова и т. д...
    Нам поэтам, жившим при Советской власти была возможность иметь работу. Я, как и многие, служил в «Литературной России», в издательстве «Современник», в журнале «Дружба» советско-болгарском... Во времена 90-х, работал грузчиком в частном издательстве, катал ролики бумаги, распространял книги, писательство забросил...
     Литфонд СССР был богатым, поскольку с каждой книги, выходившей в стране, изымались проценты. Издательства ЦК ВЛКСМ  процветали и роман-газета, где публиковали В. Пикуля...
      Существовало бюро пропаганды художественной литературы, по путёвкам которого можно было заработать неплохо... Владимир Шлёнский, писал стихи и нигде не служил, но, разъезжая по стране с выступлениями, зарабатывал хорошо.
     Рубцов жил так, как хотел. Печатали его вполне достойно. Дали квартиру в Вологде, но материальное не всегда удовлетворяло поэта...
    В 90-х годах нас, пишущую братию, изгнали из «дубового» ресторана ЦДЛ в подвальный буфет. Поэт Борис Примеров жадно поглощал бутерброды. Вошёл, опираясь на посох Владимир Соколов. Примеров, растягивая слова, словно гармонь, спросил Соколова: - Скажи, Володя, ты стал бы поэтом, если бы не Советская власть?  
   – Нет, – ответил однозначно Владимир Соколов.
    Примеров подводил мысль, что именно советская власть создала базу развитию поэзии и культуры в стране...
 
                  Стукнул по карману – не звенит,
                  Стукнул по другому – не слыхать.
                  Вот, когда я стану знаменит,
                  То поеду в Ялту отдыхать. – пел Рубцов.
 
     В Ялте был Дом творчества писателей, которые были во всех республиках. До Ялты Рубцов не доехал.
     Поэт Старшинов очень почитал Рубцова за его талант, за его сыновнию любовь к России. «Он был мал ростом, задирист, словно как будто хотел подтвердить бытующую в народе поговорку: мал, да удал».
     Многих поэтов обзывал бездарями. Этим вызывал огонь на себя. Однако по сути своей был человеком нравственным, в котором горел огонь справедливости и вечной истины... Он считал, что в России все цари были хорошими. Кстати, эпитет «хороший» идёт от санскритского корня, прапрадеда русского языка, то есть хороший,  хароший – божественный. Хари-Кришна, Хари – Рам. На Руси певали: «Выпадала белая пароша,  да на талаю землю, а по той пароше шёл Ваня хароший...». «Услышь меня хорошая...».
     Когда Рубцов пел свои стихи и читал, то в нашу комнату набивалось студентов со всего  общежития по улице Добролюбова. Дым стоял, хоть топор вешай. Были калмыки, татары, армяне, азербайджанцы, молдаване, украинцы, болгары. Вообще в литературный институт политически принимали со всех республик страны.
    Если кто-то нарушал «медитацию» процесса творческого течения, Рубцов резко распахивал дверь, из которой вываливался сигаретный дым, и указующим перстом и звучным голосом велел выйти вон, угрожая позвонить ректору института Пименову. «Нарушитель» покорно выходил...
     Процесс продолжался. Читал стихи Рубцов всем своим существом, материализуясь в слове, жестами крылатея и всем телом. Казалось, он растворялся в духе слова, в стихе... Чудилось, что мы присутствовали и прикасались к истинной сущности поэтической души.
    Николай Рубцов был настоящим поэтом. Страдал мировой бесприютностью. Одиночеством в философском понимании этого слова... Его по непонятной причине причисляли к поэтам «тихой лирики». Отнюдь! Он был пронзительным поэтом и сильно крепким:
                               С каждой избою и тучею, 
                               С громом, готовым упасть,
                               Чувствую самую жгучую,
                               Самую смертную связь.
   А это уже классика!

Владимир Андреев. Николай Гоголь и Николай Рубцов

      Лев Толстой — великий  страдалец земли Русской сказал: «Лучше тачать сапоги, чем писать книги...». Умолял: «Если можешь не писать, не пиши...».
     Так-то оно так, да вот хотел бы в рай, да грехи не пускают. Ещё сказывают, что гений — это несчастье, лучше быть талантливым, обычным. Муки слова есть муки слова… сознания, того, чего человек не видит, однако человек только в нём, в сознании и состоит… И неужто сознание есть некая тягость? — Следственно жизнь есть страдание? Видимо, так оно и есть, хотя надо нести в себе радость и делиться ею с ближним своим…
       Под категорию гениев, как под колесо неосторожный гражданин, попал и великий Николай Васильевич Гоголь…
     Произведения Гоголя «Мёртвые души», «Ревизор» — это  литера-тура. На слова Пушкина, прочитавшего «Мёртвые души»: как грустна наша Россия, Гоголь, удивившись, сказал, да это же карикатура. Писатель был прав, тем более, что это его детище. Однако гениальность Гоголя сказалась и здесь, изображено было так живо, так ёмко и выразительно, что читатель уверовал в эту иллюзию поэта... Да и назвал её поэмой…
       У Николая Рубцова есть стихотворение «Однажды»:

                                          Однажды Гоголь вышел из кареты
                                          На свежий воздух. Думать было лень.
                                          Но он во мгле увидел силуэты
                                          Полузабытых тощих деревень.

                                          Он пожалел безрадостное племя,
                                          Оплакал детства светлые года,
                                          Не смог представить будущее время —
                                          И произнёс: — Как скучно, господа!

       В какой-то степени это лёгкая ирония, переброшенная в наше время. Но это концовка повести «Как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Это карикатурная возня двух малороссийких помещиков вызывает у читателя глубочайшее возмущение на грани сожаления, что есть на земле такие люди, потерявшие не только совесть, но обнищали умом  и здравым смыслом.
     И если бы не красочное описание этих помещиков их внешности, их мелкотравчатых действий во вред друг другу, остроумного художественного изображения тамошнего судопроизводства писателем, а также сатирическая сторона примитивизма ссоры… Повесть бы не имела успеха у тогдашнего читателя. Гоголь, заканчивая эту повесть о пустопорожней и никчёмной жизни этих двух господ помещиков, и, выходя на дорогу, где грязь и дождь, где «дороги расползались, как раки, высыпанные из мешка», вот тогда Гоголь и произнёс эти вечные слова: скучно на этом свете, господа…
     Но Гоголь велик не только сатирическими измышлениями, он велик, как писатель двумя сборниками сочинений своих: «Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Миргород». Это вековечные шедевры писателя. Создаётся впечатление, что именно ради этих художествен-ных словесных произведений был рожден Николай Гоголь. Он даже не писатель, а некий колдун, который проник в храмы вселенной, похищая её загадочность, красочность, бесконечность и бессмертие… Гоголь есть истинный природный колдун, волхв, знахарь, он соединяется с природой, и передаёт нам посредством же её, нашей матери, колдовскую, иллюзорную, казалось бы, непостижимость. Только Гоголю было дано из всех писателей, изобразить если не все, но многие нюансы превращений природы, её игры, игры света и тьмы,   звука   и   абсолютно    химического    молчания,  от     шороха  тростника до громового разряда…Где чуден Днепр при тихой погоде…? Для писателя Гоголя мiр сей есть чудо. И человек в мiре этом есть чудо. А потому, Гоголь, как писатель есть чудо, чудотворец, вот кто есть господин Гоголь. Именно в этих прекрасных и вечных книгах «Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Миргород». На Земном шаре более нет подобных произведений, божественно открытых, непознанно закрытых, но ему, Гоголю, тонкий мiр был понятен. И если о Гёте говорят, что ему была ясна звёздная книга, то Гоголю она была родственной, привычной…
     Когда находишься в мiре, сложно понять его, а тем более описать его посредством слова, для этого требуется способность  как бы выйти из него и посмотреть со стороны. Это удалось Гоголю.
   И Гоголя нельзя упрекнуть в умении и способности рассматривать окружающий мiр и человека в нём, это для него естественно, как если бы мы наблюдали восход солнца. Гоголю удалось больше, — он заглянул за край вселенной. Почитайте  повесть «Майская ночь, или Утопленница». Это мировой шедевр.                                                                                    
     «Запах от цветущих яблонь и ночных цветов лился по всей земле». «Какое-то странное, упоительное сияние примешалось к блеску месяца. Серебряный туман пал на окрестность». Левко смотрел на старинный дом, опрокинувшийся, он отражался в пруду. Старинный дом господский был чист в ясном величии. Далее идёт игра света и теней и Левко словно переселился в глуби пруда и видит: «наперёд белый локоть выставился в окно, потом выглянула приветливая головка с блестящими очами… она машет, она усмехается… Вода задрожала и окно закрылось снова». «Сильно и звучно перекликались блистательные песни соловьёв, и когда они, казалось, умирали в томлении и неге, слышался шелест и трещание кузнечиков…» —Парубок,— говорила она, — найди мою мачеху. Левко, когда девушки играли на берегу, указал ей  мачеху… И она вручила ему записку. Тут наш герой проснулся.» От пруда веял холод;  над ним печально стоял дом с закрытыми ставнями. В сжатой руке он почувствовал записку…
  Гоголь всё изобразил по законам красоты, по недостатку человеческого зрения, по жгучему человеческому желанию, когда чудеса не выдерживают и сбываются. Гоголь велик! Он и художник и гипнотизёр, колдун и волшебник. Чародей слова и чародей звука, слуха и зрения «закрайного».
    «День дню передаёт речь, и ночь ночи передаёт знание». Эти стихи Давида весьма кстати подходят к Гоголю, как художнику… Он посреди чудес: ковров-самолётов, пострел-травы, сон-травы, шапки-неведимки… Ему всё с руки, поскольку он сын природы, её детище, давший природе человеческую речь… Лишь слову жизнь дана… Гоголь создаёт чудо, чудо у него в «Ночь под Рождество». Свидетельство тому — русские народные сказки, где счастливый конец есть «выход из трагедии».
    Николая Рубцова потрясает случай, когда он неожиданно в поисках малины, набрёл на кладбище. И это его потрясло. И вот что пишет поэт в стихотворении «Над вечным покоем»:

                                         Там фантастично тихо в темноте,
                                         Там одиноко, боязно и сыро,
                                         Там и ромашки кажутся не те-
                                         Как существа уже иного мира…

      Когда я прочёл эти стихи своей матушке,— она перекрестилась и уронила: — Как он рано понял, что такое смерть…Этот твой  Рубцов.

                                         И эту грусть, и святость прежних лет
                                         Я так любил во мгле родного края,
                                         Что я хотел упасть и умереть
                                         И обнимать ромашки умирая…

        Подобные стихи наводят на очень  сложные и запредельные мысли. Таких стихов, как эти, в природе не существуют. Они принадлежат только Рубцову!
     В этом стихотворении проглядывает глубокое родство художников — Гоголя и Рубцова. Да вообще-то поэты — братья по крови. Но мощь Гоголя, его творческое местоположение — мiр Божий.
     Поль Скаррон написал «Вергилий наизнаку», то есть его поэму «Энеида».Он «перелицевал» её. И. Котляревкий повторил сие на малороссийском языке. «Энэй був парубок моторный И хлопэць хоч куды — козак…  Мольер (Жак Поклен) написал драму «Скупой», по дорожке Поля Скаррона «Наказание за скупость»… «Уже если он зажигал у себя в комнате огарочек свечи, то не иначе как украденной, и чтобы сберечь его, начинал раздеваться ещё на улице. Ложился спать, продырявив соседскую стенку, и получал света сколько угодно. Таким образом,  гоголевский   Плюшкин   в   некоей   степени соткан подражальчески, но это литература, а Гоголь силён вселенской, божественной, сказочной ипостасью. Чудесной действительностью, скрытой от нас суетой…
    Гоголь почти не переводим на иностранные языки. В Болгарии Гоголь не переведён на болгарский язык, не получается. И тот, кто знает язык русский, читают Гоголя. Поскольку художественное слово Гоголя есть чудо, а чудо есть совпадение идеи и реальности…
   Николай Рубцов очень любил русскую литературу и считал её лучшей в мiре… Гоголь же был для него высшим достижением и возможностью  Слова, в постижении мiра Божьего… Здесь уместно вспомнить Алексея Лосева, что «не мы  живём, а действительность живёт через нас». Выбор и надежда выпала на человека. А потому «Всё в человеке»…
    Влияние тогдашних критиков сильно влияла на художественную натуру  Гоголя и он написал «Петербургские повести».  Израсходовал свой талант по мелочам... А некоторых критиков  интересовали только социальность, а не познание мiра.
   А ведь Николай Васильевич Гоголь, разумеется, исполненный народным юмором, народной хитростью и выдумкой, свободой — всё же живописал Чистое Утро Бытия, живописал его красоту, разум и заботу о человеке, как некоей своей надежде… Гоголь православный человек с некой до болезненности совестью. Вестью мироздания, принадлежащее только тонкой материи.
   Мне иногда кажется, что Гоголь, как художник не вместился полностью в тогдашнее общество. За этим гением будущее...                                          
     Опубликовано в альманахе Звезда полей» 2020, № 20

Владимир Андреев. О методике и критериях поэзии Ю.Кириенко-Малюгина

                                                           «Как сон столетий Божий храм» 
                                                                                    Николай Рубцов
 
      Юрий Кириенко-Малюгин выпустил нестандартную книгу «Методика оценки и критерии народности поэзии» (Издатель НО «Рубцовский творческий союз», М., 2014)
     Что есть поэзия? На этот вопрос имеется множество определений. И все они верны по-своему. Кто-то сказал, что если мы поймём, что такое поэзия, она, поэзия исчезнет… Бог весть. Конечно, это мировоззрение,  выражаемое через душу. Человек не может любить и радоваться  небесной звезде в русской ночи, если в его душе нет аналогичной звезды. Подобное тянется к подобному. 
      В то же время поэзия это: пойди туда – не знаю куда, возьми то – не знаю что. Вот так оставили нам предки загадки: сказки, мифы. За этим стоит тайна мирознания.
     Юрий Кириенко-Малюгин много и плодотворно трудится на поэтической ниве,  исследуя   годами   творчество Николая Рубцова, в 
том числе через крупицы истин, найденных предшественниками-поэтами.
      Были годы, когда  классическую  русскую  поэзию затмило нечто иное. Чего только не было на этой священной стезе: путь от терний к звёздам. В одном из писем, которое приводит автор, Николай Рубцов сообщает корреспонденту: «Тема любви, смерти, радости, страданий – тоже тем старая  и потому я за неё».
    Юрий Кириенко-Малюгин делает доказательные выводы о славянских языках и отдельно русском. Обосновывает методику оценки и критерии народности поэзии по духовно-смысловым принципам стихосложения. Исследует истоки  и причины возникновения поэтичности в душе человека, искры Божьей, искренности, ответа на позывные окружающего мiра.
    Пушкин использовал народные мифы, сказки, пословицы, загадки в своих произведениях, дав поэтам духовный ориентир.  Древняя персидская поэзия и греко-римская культура также повлияли на формирование стиха русского. У персов орнаментальная поэзия пышно расцвела под небом Востока.
    Несмотря на инородные влияния корневая самобытность поэзии русской всегда сохранялась. Причём, как отметил автор,  Ломоносов, Державин, Пушкин, Лермонтов, Кольцов, Никитин, Жуковский, Вяземский, Тютчев, внесли свою лепту (частицу истины) в копилку русской поэзии. 
    Юрий Кириенко-Малюгин в начале своей книги смело заявил, что она «предназначена литературоведам, филологам, поэтам, преподавателям гуманитарных институтов, колледжей и школ. Всем, кто неравнодушен к проблемам поиска истины в литературоведении, выявлении критериев народности поэзии, адекватном отражении Истории России и проблемам Возрождения Семьи – как основы духовного существования России». От себя добавлю: домашней Церкви и аристократизма русской жизни.
     У автора по всему пространству книги  выстроены рассуждения о мерилах и оценках поэзии на протяжении веков, о её национальной самобытности, соответствующей духу народа, его культуре, мировоззрению. Здесь разговор автор ведёт о славянофильстве, о мистике, о славянской мифологии, сказках, пословицах.
    Русскому языку посвящены  блестящие по содержанию страницы, автор доказывает, что наш язык богаче любого европейского.
     Автор выдвигает основоположником литературоведения Н. В. Гоголя, и в какой-то мере А. С. Пушкина, но не В. Г. Белинского. Во  главу   угла   ставит    статью     Н. В. Гоголя   «В  чём   же,     наконец, существо русской поэзии» (1846). В которой отмечается развитие поэзии от первых эпически-ведических песен-стихов славянских народов  на  Древней Руси и   в  Московском царстве… «Поэзия есть чистая исповедь души», а это точнее и сильнее, чем высказывание Гёте о поэзии. Также очень высоко, сложно и гениально существует 
высказывание Гёрдерлина, когда «то, что остаётся – устанавливают  поэты». Остается неочевидное. Дух. То, что часто не понимаемо обычным  взглядом.
     Юрий Кириенко-Малюгин  глубоко исследует творчество Тютчева и Рубцова. «Тютчев и Рубцов – русские национальные поэты». Суть поэзии говорит об этом нам. Один – дворянин,  другой – крестьянин. Но предки которых владели когда-то каменными топорами…
     Выкладки, споры, посылы о творчестве В.Маяковского занимают в книге несколько страниц. «Поэтом называется человек, который именно и создаёт эти самые поэтические правила»  – сказал Маяковский. Гомер, Пушкин, Гоголь и автор «Слово о полку Игореве» – создатели  поэтических правил. Это всё говорит о большой работоспособности автора, его страсти, творческого глубокомыслия и беспокойства о судьбе современной поэзии России, литературоведения о самосознании поэтов.
    Далее. Работа, посвящённая Сергею Есенину «Зашифрованная народная поэзия»:
 
Несказанное. Синее. Нежное
Тих мой край после бурь, после гроз.
И душа моя – поле безбрежное, 
Дышит запахом мёда и роз» (стр. 39)
 
    Даны анализ поэмы «Анна Снегина», размышления о гражданской войне, о судьбе русской земли и её хранителе и пахаре, крестьянине, «погружённого во крест».
     Далее. Довольно смелые и по-своему редкие оценки «социально-духовного Возрождения России в составе СССР в 30-50 годы XX столетия». Также  о блуждании  символистов  и декадентов  в первой трети  XX века и иных сформировавшихся в те времена литературных течений.
    Далее. Исторический поворот к народной поэзии в годы Великой Отечественной   войны.   Песни   «Священная  война»   Александрова,  «Землянка» А. Суркова, уточнённый текст песни «Синий платочек», «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины» К. Симонова, «Соловьи» А. Фатьянова, песни Исаковского.
    И, наконец, поэзия 60-х годов ХХ столетия, годов сложных и противоречивых. 
    Погружение автора в творчество Николая Рубцова, говорит о том, что в Рубцове, как поэте, видится словно в фокусе призмы свет и сердцебиение русской классической поэзии. Рубцов, как Иван Калита, собравший русскую землю в единство, так и творчество Рубцова, вобрав лучшее своим органическим талантом  из поэзии наших предков, открыл нам их, собой, своими стихами, открыл просто без натуги в звуках. Оттого он востребован. Он воскресил русскую поэтику и русское сознание. «В звуках лирики Рубцова просторно дышать слову». В точку сказано. Гениальное ухо и вкус Юрия Селезнёва прекрасны.
      Лучше не скажешь: «просторно дышать слову». «Матушка возьмёт ведро, молча принесёт воды», «в ГОРНИЦЕ МОЕЙ СВЕТЛО, ЭТО ОТ НОЧНОЙ ЗВЕЗДЫ» , «в ОКНО ЗАКАТЫВАЛОСЬ СОЛНЦЕ», «Тихая зимняя ночь». 
   В главе 12 «Классификация поэзии в России (в порядке дискуссии на любом уровне)» Кириенко-Малюгин на авторитетном уровне заявляет, что в поэзии разбираются лучше сами поэты, а не критики поэзии. Это Истина. Статья Есенина «Ключи Марии» или небольшая статья или письма Рубцова свидетельствуют о глубоком их понимании творческой сути  процесса стихосложения.
    Ссылаясь на мнение Г.В.Свиридова  о музыкально-песенной поэзии, изложенной в его книге «Музыка как судьба», автор предлагает исследование современного состояния поэзии, многообразие факторов стихосложения, обусловленного мировоззрением каждого поэта, что позволяет составить классификацию русской поэзии в России. Такую даёт установку автор. Работа трудна, но благодарна.
   Мировоззрение – пуповина, соединяющая земнородного со Словом, со Вселенной, а это уже есть поэтичность и правда. 
   Наши предки говорили: «Там нет суеты, где правда».
   Это издание создаёт предпосылки для развития дискуссии о факторах народности поэзии и современного литературоведения.  
 
   P.S. Статья была представлена на 13-ю Московскую научно-практическую конференцию «Рубцовские чтения – 2018» и напечатана в альманахе «Звезда полей» 2018
 

Владимир Андреев. Дух животворит

(Юрий Кириенко-Малюгин. «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…»,  М., НО «Рубцовский творческий союз», 2011)
 
      Юрий Кириенко-Малюгин – известный исследователь творческой жизни Н.М.Рубцова и его поэтического наследия. В книге предстаёт образ Николая Михайловича Рубцова всесторонне, завершённо. Перед читателем Н.М.Рубцов – русский поэт, человек, явление природы и социум. Эта книга ЖТЛ (жизнь творческих личностей), с новыми открытиями и дополнениями создавалась автором на основе книги «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (М., МГО СП России, 2002 г.). Перед нами монография, которая насыщена глубокими наблюдениями, анализом творчества поэта, его значением для русской поэзии, биографическими подробностями, которые перекликаются со стихами, высвечивают душу поэта. Всё это написано и подобрано с любовью, уважением к поэту, к его драматическому труду, к тяжёлой неприкаянной жизни, начавшейся с сиротства. Вплетены рационально и в духе повествования  воспоминания его друзей, однокашников, преподавателей… Изображено его поведение среди поэтов и людей света. Ибо он не любил фальши, если её почувствует в человеке, в жизни. В поэзии и среди близких ему людей.
     Юрию Кириенко-Малюгину… удалось «по научному углублённо» распахать пласт творческого пути поэта, показать скрытые пружины жизни, которые толкали его на те или иные поступки, а, главное, стихи…
     Изыскать массу очерков, воспоминаний, рецензий о Рубцове, отобрать из них существенное и, переработав как пчела пыльцу (курсив автора), создать выдающийся образ Николая Рубцова. Поэт нам виден ясно в органичной композиции и направленности книги. Мало того, Ю.Кириенко-Малюгин не раб хронологии, он следует смыслу ради выразительности, смысл ему диктовал хронологию, а не наоборот. Писать о русском поэте труд нелёгкий, требующий самоотдачи …
     В книге показано на примерах и извлечениях из стихов поэта, а также воспоминаний как светлая поэзия Николая Рубцова по-хорошему срослась с идеями Добра, Справедливости и Возрождения России, которые хранил в веках безсмертный Божий промысел. 
     Полный текст статьи Владимира Андреева «Дух животворит» смотрите в разделе сайта  «Рубцовские центры и фонд», подраздел «Рубцовские чтения».
 

Владимир Андреев. О методике и критериях поэзии Ю.Кириенко-Малюгина

Как сон столетий Божий храм» 
Николай Рубцов
 
«Я познание сделал своим ремеслом»
Омар Хайям
 
     Юрий Кириенко-Малюгин выпустил нестандартную книгу «Методика оценки и критерии народности поэзии» (Издатель НО «Рубцовский творческий союз», М., 2014)
    Что есть поэзия? На этот вопрос имеется множество определений. И все они верны по-своему. Кто-то сказал, что если мы поймём, что такое поэзия, она, поэзия исчезнет… Бог весть. Конечно, это мировоззрение, выражаемое через душу. Человек не может любить и радоваться  небесной звезде в русской ночи, если в его душе нет аналогичной звезды. Подобное тянется к подобному. 
     В то же время поэзия это: пойди туда – не знаю куда, возьми то – не знаю что. Вот так оставили нам предки загадки: сказки, мифы. За этим стоит тайна мирознания.
    Юрий Кириенко-Малюгин много и плодотворно трудится на поэтической ниве, исследуя годами творчество Николая Рубцова, в том числе через крупицы истин, найденных предшественниками-поэтами.
    Были годы, когда классическую русскую поэзию затмило нечто иное. Чего только не было на этой священной стезе: путь от терний к звёздам. В одном из писем, которое приводит автор, Николай Рубцов сообщает корреспонденту: «Тема любви, смерти, радости, страданий – тоже тем старая  и потому я за неё».
    Юрий Кириенко-Малюгин делает доказательные выводы о славянских языках и отдельно русском. Обосновывает методику оценки и критерии народности поэзии по духовно-смысловым принципам стихосложения. Исследует истоки  и причины возникновения поэтичности в душе человека, искры Божьей, искренности, ответа на позывные окружающего мiра.
    Пушкин использовал народные мифы, сказки, пословицы, загадки в своих произведениях, дав поэтам духовный ориентир.  Древняя персидская поэзия и греко-римская культура также повлияли на формирование стиха русского. У персов орнаментальная поэзия пышно расцвела под небом Востока.
    Несмотря на инородные влияния корневая самобытность поэзии русской всегда сохранялась. Причём, как отметил автор,  Ломоносов, Державин, Пушкин, Лермонтов, Кольцов, Никитин, Жуковский, Вяземский, Тютчев, внесли свою лепту (частицу истины) в копилку русской поэзии. 
    Юрий Кириенко-Малюгин в начале своей книги смело заявил, что она «предназначена литературоведам, филологам, поэтам, преподавателям гуманитарных институтов, колледжей и школ. Всем, кто неравнодушен к проблемам поиска истины в литературоведении, выявлении критериев народности поэзии, адекватном отражении Истории России и проблемам Возрождения Семьи – как основы духовного существования России». От себя добавлю: домашней Церкви и аристократизма русской жизни.
     У автора по всему пространству книги  выстроены рассуждения о мерилах и оценках поэзии на протяжении веков, о её национальной самобытности, соответствующей духу народа, его культуре, мировоззрению. Здесь разговор автор ведёт о славянофильстве, о мистике, о славянской мифологии, сказках, пословицах.
    Русскому языку посвящены  блестящие по содержанию страницы, автор доказывает, что наш язык богаче любого европейского.
     Автор выдвигает основоположником литературоведения Н.В.Гоголя, и в какой-то мере А.С.Пушкина, но не В.Г.Белинского. Во главу угла ставит статью Н.В.Гоголя «В чём же, наконец, существо русской поэзии» (1846). В которой отмечается развитие поэзии от первых эпически-ведических песен-стихов славянских народов на Древней Руси и Московского царства… «Поэзия есть чистая исповедь души», а это точнее и сильнее, чем высказывание Гёте о поэзии. Также очень высоко, сложно и гениально существует высказывание Гёрдерлина, когда «то, что остаётся – устанавливают  поэты». Остается неочевидное. Дух. То, что часто не понимаемо обычным  взглядом.
     Юрий Кириенко-Малюгин  глубоко исследует творчество Тютчева и Рубцова. «Тютчев и Рубцов – русские национальные поэты». Суть поэзии говорит об этом нам. Один – дворянин, другой крестьянин. Но предки которых владели когда-то каменными топорами…
     Выкладки, споры, посылы о творчестве В.Маяковского занимают в книге несколько страниц. «Поэтом называется человек, который именно и создаёт эти самые поэтические правила»  – сказал Маяковский. Гомер, Пушкин, Гоголь и автор «Слово о полку Игореве» – создатели  поэтических правил. Это всё говорит о большой работоспособности автора, его страсти, творческого глубокомыслия и беспокойства о судьбе современной поэзии России, литературоведения о самосознании поэтов.
    Далее. Работа, посвящённая Сергею Есенину «Зашифрованная народная поэзия»:
 
Несказанное. Синее. Нежное
Тих мой край после бурь, после гроз.
И душа моя – поле безбрежное, 
Дышит запахом мёда и роз» (стр. 39)
 
    Даны анализ поэмы «Анна Снегина», размышления о гражданской войне, о судьбе русской земли и её хранителе и пахаре, крестьянине, «погружённого во крест».
     Далее. Довольно смелые и по-своему редкие оценки «социально-духовного Возрождения России в составе СССР в 30-50 годы XX столетия». Также о блуждании символистов и декадентов в первой трети  XX века и иных сформировавшихся в те времена литературных течений.
    Далее. Исторический поворот к народной поэзии в годы Великой Отечественной войны. Песни «Священная война» Александрова, «Землянка» А.Суркова, уточнённый текст песни «Синий платочек», «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины» К.Симонова, «Соловьи» А.Фатьянова, песни Исаковского.
    И, наконец, поэзия 60-х годов ХХ столетия, годов сложных и противоречивых. 
    Погружение автора в творчество Николая Рубцова, говорит о том, что в Рубцове, как поэте, видится словно в фокусе призмы свет и сердцебиение русской классической поэзии. Рубцов, как Иван Калита, собравший русскую землю в единство, так и творчество Рубцова, вобрав лучшее своим органическим талантом  из поэзии наших предков, открыл нам их, собой, своими стихами, открыл просто без натуги в звуках. Оттого он востребован. Он воскресил русскую поэтику и русское сознание. «В звуках лирики Рубцова просторно дышать слову». В точку сказано. Гениальное ухо и вкус Юрия Селезнёва прекрасны.
      Лучше не скажешь: «просторно дышать слову». «Матушка возьмёт ведро, молча принесёт воды», «в ГОРНИЦЕ МОЕЙ СВЕТЛО, ЭТО ОТ НОЧНОЙ ЗВЕЗДЫ» , «в ОКНО ЗАКАТЫВАЛОСЬ СОЛНЦЕ», «Тихая зимняя ночь». 
   В главе 12 «Классификация поэзии в России (в порядке дискуссии на любом уровне)» Кириенко-Малюгин на авторитетном уровне заявляет, что в поэзии разбираются лучше сами поэты, а не критики поэзии. Это Истина. Статья Есенина «Ключи Марии» или небольшая статья или письмо Рубцова свидетельствуют о глубоком их понимании творческой сути  процесса стихосложения.
    Ссылаясь на мнение Г.В.Свиридова  о музыкально-песенной поэзии, изложенной в его книге «Музыка как судьба», автор предлагает исследование современного состояния поэзии, многообразие факторов стихосложения, обусловленного мировоззрением каждого поэта, что позволяет составить классификацию русской поэзии в России. Такую даёт установку автор. Работа трудна, но благодарна.
   Мировоззрение – пуповина, соединяющая земнородного со Словом, со Вселенной, а это уже есть поэтичность и правда. 
   Наши предки говорили: «Там нет суеты, где правда».
   Это издание создаёт предпосылки для развития дискуссии о факторах народности поэзии и современного литературоведения.  
    
      Андреев Владимир Фомич, поэт, член Союза писателей России с 1980 г., заслуженный работник культуры РФ, окончил Московский инженерно-строительный институт и Литературный институт им. А.М.Горького.
 

Владимир Андреев. О поэзии Веры Степановой

В статье «Свеча надежды»  (Московский литератор», № 3, 2019) о книге «Среди священных колоколен»  Владимир Андреев пишет:
  «Разумно ли выделять из общей поэтической стихии поэзию женскую.  Думается и да, и нет. Советские поэтессы Юлия Друнина, Ольга Берггольц, Маргарита Агашина ...стояли в общем ряду  советских поэтов. А вот несколько ранее, скажем Каролина Павлова, Ектерина Бекетова, Зинаида Гиппиус, Мирра Лохвицкая и Анна Ахматова, в некоторой мере выделялись критиками в ряд поэзии женской...
      Пришли ко мне такие мысли при чтении  книги Веры Степановой.
  Разделять наверно, не следует нашу поэзию на роды...Но существуют ведь Отец и Мать.

Ты снова  выйди, матушка, из дома.
И на крыльце хоть чуточку постой,
Где от сирени сладкая истома,
Ведь мы теперь ровесники с тобой.

     Строки написаны женщиной, матерью. И тут же «Свеча надежды» о малыше, стоящем в Церкви. Он в кулачке сжимет свечку и молится Иисусу Христу:

Ты вылечи больную маму,
Здоровья, радости пошли,
Прилежныи и послушным стану,
Ты только маму исцели.

      Чистая душа ребёнка, целостная, вдруг тронутая реальностью — болезнь родной матири его потрясла...Он умоляет Спасителя...
      В книге автор мечтает о счастье...

В полумраке музыка играет,
Радостью наполнена душа.
Счастье через зал ко мне шагает,
Лёгкою походкой, не спеша...
При свечах таинственного бала,
Я в глазах признание ищу.
Я сегодня счастье повстречала.
Ни за что его не отпущу!

        Здесь женская сила и правда.
   Писать стихи для детей — значит писать и мыслить самой неоскорблённой сущностью в человеке, в себе....
    А какие звонкие, чёткие считалки! Дети обожают звонкие и точ-ные рифмы:

Чок, чок — пятачок.
Падарили мне сачок.
Чтобы сразу обновить,
Стал я бабочек ловить.
Сразу бабочка попалась
И лягушка, и сверчок!
Очень правильный подарок -
Замечательный сачок!

      В стихах Веры Степановой подаёт голос детство, возникшее в её сущности, в её любви к детям, что и естественно. Их стремление к познанию мира:

А пока мне неизвестно,
Что такое облака.
И узнать бы интересно,
От кого бежит река.

        Последние две строки, как детская заумь — хороши!
     Все мы, поэты, в одной упряжке.   Надо бы Вере Степановой детские стихи издать отдельной книжкой, красочной, но это вопрос экономический.

     Владимир Андреев, заслуженный работник культуры РФ, член Союза писателей РФ.   
 

Владислав Киреенков. О музыкальности поэзии Николая Рубцова.

Итак, Поэзия, Музыка и Душа Поэта. Всё воедино связано. Можно привести множество прекрасных образцов такого слияния в русской поэзии. Не обошла этой божественной участи и судьба нашего великого русского поэта XX века – Николая Рубцова.
    Стихи и музыку многое объединяет. Музыкальное понятие метра (размера), то есть равномерное чередование сильных и слабых долей времени в музыке, близко к значению того же слова в поэзии. Ударения в стихотворной речи располагаются
в определённом порядке, в определённом сочетании, и это тоже называется метром или размером.
   Николай Рубцов, наверняка, знал, что вся история развития русской песни и романса основана   на   национальной  поэзии.  И  в своём поэтическом творчестве широко применял все наиболее употребительные стихотворные размеры. Анализ привлечения его стихотворений для создания музыкальных произведений показы-вает, что наиболее часто встречается ямб, особенно 5-стопный:
 
Я буду долго гнать велосипед.
В глухих лугах его остановлю.
Нарву цветов, и подарю букет
Той девушке, которую люблю.
 
    В этом же размере написаны и такие стихотворения, переложенные на музыку, как «Звезда полей», «Старая дорога», «Ночь на родине», «Давай, земля немножко отдохнём…» и др.
   Рубцов применил 4-стопный ямб в строфах «В минуты музыки»:
 
В минуты музыки печальной
Я представляю жёлтый плёс,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берёз.
 
     Этот же размер использован в стихах-песнях «В старом парке», «Вологодский пейзаж» и др. Из двухдольных размеров часто использовал Рубцов хорей, как 5-стопный:
 
Стукнул по карману – не звенит.
Стукнул по другому – не слыхать.
В тихий свой таинственный зенит
Полетели мысли отдыхать,    
  
так и 4-стопный, часто с применением безударных стоп:
 
В горнице моей светло.
Это от ночной звезды.
Матушка возьмёт ведро,
Молча принесёт воды…
 
     Широко и интуитивно поэт применял  трёхдольные размеры. Как, например, 3-стопный дактиль в песне «Тихая моя родина».  
   Или в стихотворении «Плыть, Плыть…» с насыщенным использованием паузников, ещё более подчёркивающих движение волны. Прекрасный образец 4-стопного дактиля – «Зимняя песня» («В этой деревне огни не погашены…»)
    Замечательные примеры есть и с использованием 5-стопного амфибрахия:
    
Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны,
Неведомый сын удивительных вольных племён!
Как прежде скакали на голос удачи капризный,
Я буду скакать по следам миновавших времён…
 
     также   3-стопного   амфибрахия – «Прощальное»  («Печальная Вологда дремлет…»)  и 2-стопного – «Дорожная элегия». В самих названиях многих стихов Рубцова чувствуется музыкальное восприятие окружающего мiра.
     А какие песенные образцы 5-стопного анапеста дарит Рубцов!
 
Меж болотных стволов красовался восток огнеликий…
Вот наступит октябрь и покажутся вдруг журавли!
 
    А вот образцы 3-стопного анапеста: «Где весёлые девушки наши?», «Замерзают мои георгины», «На ночлеге».
    И много, много ещё других стихотворений разных размеров (метрических форм) уже переложено на музыку и странствуют по необъятной России, прославляя русского поэта Николая Рубцова. 
     Благотворное слияние поэзии и музыки рождает своё высшее проявление – песенное творчество. В заключение хочется ещё раз подчеркнуть, что народное песенное творчество, особенно Н.М.Рубцова:
   – позволяет ещё глубже раскрыть содержание стихотворения,
   –     приобщает к поэзии огромное количество людей,
   –      благотворно влияет на наше эмоциональное, физическое и            
           психологическое состояния,
   –     стимулирует духовное развитие человека.
 

Владислав Киреенков. О музыкальности поэзии Рубцова и не только

Поэтическое произведение и музыкальное оформление могут не только существовать независимо, но и объединяться в одну музыкально-литературную композицию, например, песню.
     Настоящий поэт, прошедший школу поэтического мастерства, испытывает определённую лёгкость и свободу в выражении мысли, когда владеет многочисленными приёмами и методами построения стихотворений (ямб, хорей, анапест, амфибрахий, дактиль и др.) Жизненный опыт поэта позволяет ему выбирать наиболее любимые темы и сочинять на возникшие явления и ситуации…
      Создатель музыкальных произведений, по моему мнению, больше, чем поэт, обладает эмоциональным началом и также, как поэт использует все доступные музыканту приёмы музыкальных построений (мажор, минор, тональность, многообразие аккордов, темп, модуляции и др.). Единственное, зачем надо особо следить, - не допускать плагиата в мелодике.
   Когда меня Ю. Кириенко-Малюгин попросил писать песни (мелодии) на стихи народного поэта Н.М.Рубцова, я согласился сразу. Но поинтересовался, на какие стихи нет музыки и исполнения. Получив перечень таких текстов Рубцова, я отобрал те, что мне пришлись по Душе. Так в 2003-2005 годах были превращены в песни «Давай, земля, немного отдохнём…», «Прощальное» («Печальная Вологда дремлет…»), «На ночлеге» («Лошадь белая в поле тёмном…» с моим авторским исполнением. И затем, поскольку мне очень нравился текст,  написал авторскую музыку и исполнял песню «Привет, Россия, – родина моя!», хотя имелись на тот период четыре автора-исполнителя.
    Участвовал и участвую, как гитарист, в дуэте ЛМС «Родник» Творческого Центра им. Н. М. Рубцова  в исполнении песен Рубцова «Осенняя песня», «Синенький платочек», «Зимняя песня», «Свидание», «Морошка» (музыка песен Юрия Кириенко-Малюгина). С 2013 года в ряде песен участвовала Вера Степанова.
    Ко мне обращались периодически поэты с просьбой написать композицию на имеющиеся стихи. Я делал музыку на  стихи, которые имели необходимую ритмику и мне нравились по содержанию.
     Несколько слов об авторстве.
    Поэт может считать себя автором созданного произведения только после официальной публикации в прессе-газете, журнале, книге, в сборнике или других доступных изданиях. Музыканту же необходимо пройти экспертизу и регистрацию в официальной организации, например в Российском авторском обществе (РАО). Обращаются в РАО автор (поэт и композитор в одном лице) и авторы совместных произведений – поэт и автор музыки. Возможна регистрация авторства при официальной публикации в российских СМИ или в книгах. Все права авторов защищаются законами РФ.
    В моей практике были регистрации совместного авторства с поэтами: Глаголевым В. П., Сергеевым Ф. И., Андреевым В. Ф. 
Совместное авторство с поэтом Силкиным В. А. зарегистрировано в сборнике «Белый танец» (2011 г.), а с поэтом Бояриновым В. Г. – в журнале московских писателей «Московский вестник» (2015 г.).   
  Совместно с поэтом Ю. Кириенко-Малюгиным зарегистрированы песни «Играй, задумчивая скрипка», «Танго», «За сирень-черёмухой», «Играй сынок», Свидетельство РАО № 10290 от 30.06.2006 года.      
     Совместно с поэтом Верой Степановой зарегистрированы «Играет  вдалеке гармошка»,  «Никуда не уходи», «Слеза блестела…», Свидетельство РАО № 24630, 2017г.

ВОЗВРАЩАЯСЬ К ИСТОКАМ

Рубрика в газете: Между базисом и надстройкой, № 2021 / 13, 08.04.2021, автор: Александр ТУРЧИН (г. ВЛАДИВОСТОК)

    Одна лишь погоня за богатством не есть конечное назначение человечества… Завершение исторического поприща, единственной конечной целью которого является богатство, угрожает нам гибелью общества, ибо такое поприще содержит элементы своего собственного уничтожения. Демократия в управлении, братство внутри общества, равенство прав,
всеобщее образование освятят следующую, высшую ступень общества, к которой непрерывно стремятся опыт, разум и наука.
Льюис Г.Морган,
выдающийся американский
антрополог XIX в.

Многие наши люди сегодня с искренней убеждённостью утверждают, что и пролетариата-то в действительности уже никакого нет, – и потому никакой и демократии для трудящихся быть не может, так что и «Государство и революция» В. Ленина, посвящённое зарождению и развитию этой демократии, выглядит утопично: дескать, не смогли в «первом социалистическом государстве создать нечто напоминающее государство-коммуну… Мол, не было, нет и не может быть того в жизни, о чём говорится у Ленина.
..На мой взгляд, сегодня эволюция подвела человечество к необходимости радикальных реформ, – говоря словами последнего интервью Сергея Капицы: «Всё человечество и Россия вместе с ним вступили в глубочайший кризис. Этот кризис с полной очевидностью виден в развитых странах во всех сферах – в образовании, культуре, науке, идеологии. Через некоторое время в кризис войдут и другие страны. Кризис выражается во всё более остром несоответствии между механизмами управления и фундаментальными целями общества, иначе говоря, между базисом и надстройкой».
Сама жизнь требует настойчивого и глубокого изучения научного социализма!

6 комментариев на «ВОЗВРАЩАЯСЬ К ИСТОКАМ»
1.    Борис-Бори:
09.04.2021 в 20:32
Болтун вы, г-н А. Турчин. Налили океан воды с плавающим в нём К.Марксом. Сформулируйте кратко и поточнее, о чём конкретно хотели сказать. Не забудьте сделать вывод «Как быть?» и «Что делать?».

2.    Эссеист:
09.04.2021 в 21:48
-Эх,- вздохнул я невольно,- Маркс, Энгельс, Ленин…Андропов…
-Нет, не отвергаю я этих персон,-речь о другом, ныне ХХ I век на дворе,-может, пора к другим авторитетам обратиться?!
Сергей Капица,- да, хорошо, неплохо бы и к учению о коэволюции природы/как о ней забыть?!/ и человека Никиты Моисеева…

3.    Евгений Клюзов:
11.04.2021 в 23:27
Мы все в данный период переживаем за судьбу страны, и в этом смысле я понимаю г-на Турчина, но, без «института частной собственности» нет «гражданина», а без «гражданина» не может быть «гражданского общества». И только функционирование «гражданского общества» может служить залогом успешного развития социума в различных сферах жизни.

4.    юрий кириенко:
12.04.2021 в 12:53
1. Привожу от Турчина фрагмент от С.Капицы: «…Кризис выражается во всё более остром несоответствии между механизмами управления и фундаментальными целями общества, иначе говоря, между базисом и надстройкой».
2. С термином «надстройка» (т.е. механизм управления — понятно).
3. А какие фундаментальные цели общества (то есть «базис» — для существования населения на данной Богом территории РФ) имел в виду С.Капица? Может быть в Уме С.Капица (а следом и Турчин, и «Левый фронт», и Платошкин, и тот же писатель Прилепин) держал «запрет абортов» для России?
4. Или у будущих и действующих членов «гражданского общества» есть фунд. цели скачкообразного Роста славянского населения в России по примеру соседнего государства — Казахстана? За 30 лет — в Пять раз!!! (от 3 млн до 17 млн.)

5.    Евгений Клюзов:
12.04.2021 в 14:27
№4. ...Можно согласиться с Вами в том, что проблема демографии в РФ является самой наболевшей проблемой, (не говоря уже о дополнительной смертности в условиях пандемии), которую наше правительство почему-то не считает наиважнейшей из проблем государственной политики. А исключение из статистики демографии графы «русское население» (численность русской нации) не поддаётся логическому осмыслению. Как мы видим, падение рождаемости и вымирание населения правительство пытается компенсировать завозом гастарбайтеров из Средней Азии, вместо создания благоприятных условий для увеличения численности коренных аборигенов. Почитав появляющиеся материалы госдумовских партий к предстоящим выборам, я не увидел и в них анализа существующих демографических проблем и предложений по разрешению критической ситуации.

6.    Владимир:
13.04.2021 в 09:44
Очень важная статья. Автор задаёт вопрос: на каком этапе экономического и социального развития находится Россия? Автор побуждает оценить наше сегодня на основании *зеленеющего древа жизни*, чтобы ясно понять, каким путём идти дальше. Но, этого автор не сказал, предложив изучать научные истоки социализма. А нам нужны конкретные предложения, чтобы, например, ясно понять, почему глупо строить космический центр в Москве, а не на Дальнем Востоке, где космодром? И другие нелепости властей вроде безумного расширения Москвы, когда пустеют от нехватки жилья города Сибири и в Хабаровской области?

юрий кириенко:  (не было опубликовано в комментариях)
12.04.2021 в 20:50
Ваш комментарий ожидает одобрения. Это его предварительный просмотр, комментарий станет видимым для всех после его одобрения.
№5. Есть разные данные по разным источникам. Дя 18,9 млн чел общий численности Вы игнорировали демографический состав населения в Казахстане . Сообщается, что русских и украинцев в 1991 г. в Казахстане было почти 6 милл. чел., других наций почти 2 млн. чел Главное в том, что руководство Казахстана руководствуется своими национальными интересами, обеспечивает непрерывный рост титульной нации — численности казахов (в 2020 г. около 15 млн. чел, по данным разных СМИ). По крайней мере рост в 4 раза за 30 лет. Это пример для России и для титульной нации — русских.

юрий кириенко:  (не было опубликовано в комментариях)
13.04.2021 в 11:40
Ваш комментарий ожидает одобрения. Это его предварительный просмотр, комментарий станет видимым для всех после его одобрения.
На №№ 3 и 5. Рекламируемый «институт частной собственности» с его гражданами (это 20% населения России и сколькими детьми???) решат рождаемость в России? И они же кто? технические специалисты, которые сделают прорывы в науке и технике для благосостояния Всего населения? Без Плана Генерального (как в Китае)ничего не получится!
 

Всероссийская литературная премия «Звезда полей» имени Николая Рубцова

 Премия учреждена Постановлением законодательного собрания Вологодской области от 30.10.1997 г № 398. Предусматривалась ежегодное присуждение  премии. В 2002 году было установлено присуждение Премии раз в два года. 
 
К сожалению,  прямых сведений со списками лауреатов премии  в интернете не имеется, в том числе на сайте «Душа хранит». Методом поиска удалось установить ряд лауреатов:
 
Бараков В. Н. (1998 г.) – литератор, автор статей о творчестве Н. Рубцова, г. Вологда
Белков В. С. (2000 г.) – литератор, исследователь биографии Н. Рубцова, г. Вологда
Козлов В.В. (2002 г.) – поэт, г. Иркутск
Вакомин С. А.  (2003 г.) – поэт, пропагандист творчества Рубцова, г. С.-Петербург
Груздева Н.В. (2004 г.) – поэт, г. Вологда 
Чулков  Б. А. (2005 г.) – поэт, г. Вологда 
Багров  С. П. (2006 г.) – писатель, автор книги о Н. Рубцове, г. Вологда
Барышева М. Е. (2009 г.) – кинематографист, продюсер фильма о Н. Рубцове
Морозов А.С. (2011 г.) – композитор, автор мелодий на стихи Н. Рубцова,  г. Москва
   Сведений о последующих  с 2011 года лауреатах Всероссийской литературной премии «Звезда полей» имени Николая Рубцова не обнаружено. 
 

Встреча и награждение лауреатов альманаха «Звезда полей» в Рязани

Награждение лауреатов от Рязанской области  было проведено 21 мая с.г. в Рязанской областной научной библиотеке имени М. Горького при  участии Ю.Кириенко-Малюгина. 
    Дипломами отмечены в номинации «проза» (статья-доклад на 14-ой конфереции «Рубцовские чтения») - Людмила Салтыкова, в номинации «пропаганда традиционной поэзии и творчества Н. М. Рубцова» - Алексей Бандорин, в номинации «поэзия» - 4-го поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей»   Алевтина Белоглазова, Анатолий Тимонин, Евгения Таубес. Состоялась дискуссия о современных направлениях русской поэзии, в которой приняла участие  литератор Людмила Гоенко. 
    Презентация альманаха «Звезда полей» 2019  в Москве состоялась 27 апреля 2019 г. в библиотеке им. М. Ю. Лермонтова. Руководитель Творческого центра имени Н. Рубцова (ТЦР)  Юрий Кириенко-Малюгин сообщил о проведённых  ежегодных (19-х с 2001 года) творческих конкурсах сайта «Звезда полей» во всех номинациях, о 14-ой Московской  научно-практической конференции «Рубцовские чтения», о награждении  лауреатов дипломами и грамотами ТРЦ, о пересылке дипломов и альманахов участникам конкурсов во всех номинациях в регионы России. 

Встреча о творчестве Н.М.Рубцова «Звезда полей горит, не угасая…»

    18 февраля 2016 г. в читальном зале института ВИЭСХ состоялась встреча о творчестве Н.М.Рубцова «Звезда полей горит, не угасая…». В читальном зале была представлена экспозиция о творчестве Н.М.Рубцова, содержавшая  цветные календари, выпущенные с 2003 по 2011 г.г.,  книги и статьи о народном поэте. Встречу провёл член Союза писателей России и Общества «Знание» Ю.И.Кириенко. Были показаны видеозаписи из концертов НКО «Рубцовский творческий союз», видеослайды по местам жизни и творчества Н.М.Рубцова. Ведущий ответил на многочисленные вопросы.

Встреча с главой Совета старейшин, самым известным томским коммунистом, А . Ф. Чемерисом

№ 2020 / 48, 23.12.2020, автор: Андрей СОТНИКОВ
Анатолий Федорович уникальный человек — подполковник запаса, он все жизнь проработал на благо Томска, области и своей Родины. Более тридцати лет проработал руководителем на строительных объектах — строил Дворец спорта, НИИПП, птицефабрику, свинокомплекс…
Когда случилась беда в Чернобыле, его послали в числе первых руководить восстановительными работами, также было и после землетрясения в Армении, опять он поехал одним из первых. Популярность его была так велика, что он баллотировался в губернаторы.
Сегодня А. Ф. Чемерис руководит Советом старейшин Томска, куда ходит пешком практически каждый день, несмотря на возраст, а ему идёт девятый десяток лет. Последние годы Анатолий Федорович работает над созданием в Томске протонного медицинского центра, который нужен нам как воздух. Это новое российское изобретение. Центр этот сможет лечить даже самых безнадежных онкобольных. Анатолий Федорович бьётся над его созданием уже несколько лет. Осталось дело за малым, найти финансирование.
Но мы поговорили с А. Ф. Чемерисом на самые разные темы, почему только три процента директив президента В. Путина реально выполняется, а остальное игнорируется, как так получилось, что российская Конституция проамериканская, зачем в России надо срочно восстанавливать идеологическое и патриотическое воспитание в школах, иначе мы потеряем ещё одно поколение…, то есть обо всем том, о чем не принято сегодня говорить с трибун СМИ.
Я утверждаю, что сталинская конституция 36 года была самая демократичная в мире. Я её несколько раз проштудировал и докладываю вам, что если взять её за основу, мы с вами страну не узнаем. (Я, кстати, родился вместе с этой Конституцией в 36-м году). Можно ли сравнить сталинскую Конституцию с нынешней? Нет, они абсолютно разные.
Например, в современной Конституции говорят, что оплата труда должна быть не ниже МРОТ. Но она должна быть намного выше. Это не даёт нам дальнейшего социального движения вперёд.

5 комментариев на «“Я воспитанник сталинской системы”»
1.    Аноним:
25.12.2020 в 10:55
Молодежь уже не знает про сталинскую систему. Для нее это далекое прошлое. Ну а старики всегда хвалят прошлое, тогда они были молодыми и все радовало.
Ответить

2.    Алексей:
26.12.2020 в 10:28
«Мало кто знает, что после Сталина готовили Вознесенского и он сам готовил, но после смерти Сталина его судили и расстреляли.» Этого вообще никто не знает, т.к. Вознесенского расстреляли в 1950 году
Ответить
3.Владимир:
26.12.2020 в 12:48
Задержавшемуся на этом свете сталиноиду нравится система управления предателя и палача русских людей Берия. И вообще кавказские русофобы ему любы.
Ну так пусть скорее к ним и катится.
Ничего толкового у таких «управленцев» получиться не может, так что правильно, что его все посылают…
Ответить

4. Владимир:
27.12.2020 в 15:45
У нас, в Томске. не только «новичёк», но вот и такое чудо — так что Томск — не хухры-мухры….
будете у нас на Колы…тьфу — ну, милости просим….
Ответить

5. юрий кириенко:
27.12.2020 в 17:51
Серьёзных комментариев к такой серьёзной статье так и не последовало пока.
1. В статье предлагается государственная система управления создания и функционирования промышленности России. Сейчас процесс (кроме сырьевых отраслей и ВПК) во многом Хаотичен и определяется появлением технически образованных Лидеров в какой-то отрасли или бизнесменами, которые высчитали ближайшую будущую прибыль.
2. Так наз. «сталинская» система, по факту государственная система Планирования, создания и работы предприятий служила для Выполнения Потребностей большинства населения СССР, где Базовыми республиками были советские Россия, Украина и Белоруссия.
3. «Палачами» были не лично Берия или работники НКВД, они не работали на предприятиях, а работали по Сигналам-заявлениям от конкретных служащих. Большинство сигналов были Доносами, с которыми разбирались работники НКВД (как исполнители). Из передачи на НТВ в декабре 2010 года сказано о 4-х (Четырёх) миллионах доносчиков. Если они «оболгали» каждый хотя бы по 5 человек, то это составило 20 (двадцать) миллионов.
С этими заявлениями работали сотрудники НКВД. В марте 1938 года на 18 съезде ВКП (б) по докладу А.Жданова доносчики, как явление, осуждены и понесли уголовные наказания. Это что жертвы сталинизма?
4. Мой отец по доносу с семьёй был выслан в 1936 году из Ленинграда в Казахстан, где я позднее родился. Вернулся в Россию, в Москву в 1939 году.

…...................................................................................................................................................
 

Вячеслав Макеев. Заветлужье

(к 15-й конфренции «Рубцовские чтения» Творческого центра им. Н. М. Рубцова)

*   *   *

     Путь по Волге на «Метеоре» от Горького до посёлка Варнавино, с заходом в волжский приток Ветлугу, занял несколько часов с остановками в некоторых пунктах. Стремительный «Метеор» не то, что старые чадящие пароходы, ходившие по Сухоне, и Николаю стало обидно за родную реку. По Волге от Москвы до Астрахани ходили большие многопалубные теплоходы с туристами, мчались быстроходные суда на подводных крыльях, каких пока не было на северных реках, а жаль…
     Проплывая мимо Макарьевского монастыря, Николай пожалел, что здесь не было остановки, решив на обратном пути побывать возле его стен, войти внутрь, если допустят.
     Вот и Варнавино, когда-то торговый городок, на реке Ветлуге, по которой в старину шли на север купеческие ладьи. Рядом проходил и старинный  тракт, кое-где совпадавший с новым шоссе. Сизов пояснил, что тракт вёл на север в Вологду, Вятку, Великий Устюг.
     – По нему и в те далёкие времена можно было добраться и до Тотьмы, где ты учился в техникуме, – добавил он.  – Есть сведения, что стрельцы, посланные царём для поимки разбойников, свозили пленённых в Тотьму и там прилюдно казнили.
    Статус города Варнавино утратил давно, после подавления восстания Степана Разина. Окрестные места окутаны старинными сказаниями и легендами. В этих местах ещё лет десять после казни Степана Разина «гулял» с ватагой из казаков, марийцев и черемисов – язычников, а так же местных крестьян, приставших к разбойникам, один из его атаманов по имени Ляля. Слышал о таком?
     – Нет, Саша, ничего такого не слышал, – признался Рубцов. – Отчего у него такое имя, не похожее на мужское?
      – Ляля – это от Леля. Был у наших предков ещё до крещения такой божок по имени Лель, согласно старинным преданиям златокудрый красавец, сын богини красоты Лады и возможно Сварога – верховного бога славян, который мир создал, отсюда «сварганить», значит создать. А вот почему же могучий атаман – гроза местных помещиков, царских воевод и богатых купцов, любимец местных крестьян, которым раздавал взятое у богатеев добро, носил это имя, мне неизвестно.
    Вот оправимся в Заветлужье к Лялиной горе, где проживает Мария Васильевна. Послушаешь её удивительные  рассказы. Расспрашивал, откуда ей это известно, отвечала, что от бабки, а той ещё от кого-то. Из уст в уста передавались эти народные сказания. Вот и я задумал написать очерк, рассказ, может быть и повесть о народном заступнике Ляле, да только не знаю с чего начать, – признался Сизов.
     Взглянув на окружавшие их вековые леса, подступавшие к легендарной Лялиной горе с лысой вершиной, возле которой, согласно народным преданиям находился стан атамана Ляли, и откуда дозорные разбойников наблюдали за Ветлугой, высматривая купеческие ладьи с товарами, с которых брали дань, Николай остановился, задумался. 
      «А что если поэма о справедливом разбойнике, русским Робин Гудом? Как же её назвать? Пусть будет «Заветлужье». Нет, пожалуй, будет лучше, если «Лесная быль», а может быть «Лесная сказка»? Потом решу, прежде надо старушку послушать».  
     Однако промолчал, догоняя ушедшего вперёд Сизова. У каждого поэта или прозаика свой путь к созданию эпического произведения, и название для него тоже своё.

      *    *     *

    Вот из-за зарослей черёмухи показалась старая, вросшая в землю замшелая изба Марии Васильевной. Солнышко припекает, старушка сидит на скамеечке, оперев натруженную сгорбленную спину на прогретые за день брёвна, из которых срублена лет сто назад её изба. 
Глаза прикрыла, греется на вечернем солнышке, которое перешло за Ветлугу. Похоже, задремала. Голова старушки покрыта сереньким в горошек ситцевым платочком, из-под которого видны седые пряди. Лицо в морщинках, с чертами правильными, видно в далёкой молодости была красавицей.
    – Здравствуйте, Мария Васильевна! – поздоровался Сизов.
    Старушка вздрогнула, очнулась, раскрыла светлые, глубоко запавшие глаза и посмотрела на него. Узнала, перевела взгляд на Рубцова, прошамкав беззубым ртом.
    – Здравствуй, Саша. С кем это ты?
    – С товарищем пришёл, Мария Васильевна. Николаем зовут, можно просто Коля. Известный поэт, знакомый мой по институту. Приехал со мной из Москвы посмотреть на наш лесной край. Вас хочет послушать. Помните, рассказывали мне об атамане Ляле, чей стан был вот у той горы, которая с той поры зовётся Лялиной?
    – Помню, как же не помнить. Многим рассказывала и товарищу твоему расскажу.
    – Мария Васильевна, уже вечереет. Можно у вас остаться на ночь? – попросился Сизов.
    – Оставайтесь, ребята. Изба большая, ещё дед мой срубил, да одна я осталась в ней, все разъехались. На лавках переночуете. Накормлю вас картошкой. В обед наварила, в печи томится.
    – Да мы, Мария Васильевна, с собой захватили хлеба, колбасы, сыра и огурцов. К чаю печенье, – перечислил съестные припасы Сизов.
    – Вот и хорошо, почаёвничаем. Идёмте, ребята, в избу. Уже и солнышко спряталось за деревьями, повеяло сыростью. Не для моих старых костей. Захватите дровишек, – указала старушка на поленницу, печь истопим. Ночи у нас холодные.
    – Как же вы живёте здесь одна? – спросил Николай.
    – Сын живёт недалече, у пристани. Семейный. Навещает, да и я у них бываю, но на ночь в их доме не остаюсь. Дровами мне сын помогает, их за зиму много уходит.
    – Почему же не возьмёт вас к себе?
    – Сама, милок, не хочу. В этой избе родилась, в ней и помру, Заходите, ребята, в избу.
 
                      *     *     *
                  
    В русской печи тлеют угли, в избе сухо, тепло. В «красном углу» потемневшие от времени иконы.
    «Всё, как у Марии Ивановны из дальней вологодской деревеньки Починок», – припомнилось Николаю. Подумал, глядя на скромное убранство русской рубленой избы.
    «Вот она, истинная, коренная деревенская Русь!»
    – Печенье ваше, ребята, сладкое, хорошее. В блюдечке размочу, а то сухое мне не по зубам, да и тех осталось раз, два и обсчитался, – хмыкнула старушка и пила мятный чай, решая с чего начать.
    – Там, – Мария Васильевна указало на тёмное окно, – Лялина гора, к реке выходит, да вы её видели. В ней клады Лялины зарыты. А где, про то никто не знает. Давно люди охочие копались в ней, кусты, деревья корчевали, да не нашли где клад.
       Другой клад в озере утоплен возле деревни Бархатихи и озеро зовётся Кладовым. Там речка Ляленка, в то озеро течёт. И там искали, не нашли. Надёжно спрятано награбленное золото, а где тот клад, знал только Ляля атаман.
    Рассказывала матушка моя, когда была я ещё в девках, об одноглазом атамане Ляле, товарище его Бархотке, отчаянной разбойнице Шалухе, которая любила Лялю, да он ей изменил, влюбился в то ли в княгиню, то ли в княжну Лапшангскую. Точно не помню, –  засомневалась Мария Васильевна, – ладно, пусть будет княжна. Ляля увидел её спящую, когда ночью напал на имение князя и сильно полюбил княжну. Мужик он видный был, хоть одноглазый, и княжна красавица ему доверилась. Да только злая Шалуха и коварная. Ляле захотела отомстить.  Ушла с Бархоткой жить, и стала уговаривать его извести княжну, взять свою долю из богатства и уйти от Ляли.
    Ночью тёмной Бархотка – не человек, а лютый зверь увёл княжну в леса глухие и порешил её там по наговору злой Шалухи. Проснулся утром Ляля, стал искать княжну, куда пропала? А тут Бархотка говорит ему, что вечным сном твоя княжна уснула, тебя в раю там ожидает.
    Возникла между ними ссора, такая, что не приведи Господь. Всё понял Ляля, свирепо на Бархотку посмотрел. В руках ножи сверкнули и оба пали, кровью землю напитали. В разных местах похоронила их рыдавшая Шалуха и по миру пошла, рассказывая людям о разбойнике Ляле, товарище его Бархотке, княжне Лапшангской и о себе беспутной.
        О том я услышала от матушки моей, и вам, ребята, рассказала, – закончила старушка свою загадочную сказку.
    – Утром сходите на гору. С макушки на Ветлугу посмотрите, а если пожелаете, то доберитесь до опустевшей деревеньки Бархатихи. Там Шалуха Бархотку закопала, а где то место, неизвестно. От Бархатихи и Ченебечиха невдалеке, там озеро, в котором спрятал Ляля другой свой клад, не пожелав делиться с предавшим его Бархоткой.
       Спать легли около полуночи. Мария Васильевна уснула на протопленной печи, а гости разместились на двух лавках.
      Лёжа на боку на неширокой лавке, придвинутой в стене, Николай долго не мог уснуть, переваривая услышанную сказку, стараясь всё запомнить, ничего не потерять. Хотелось верить, что всё так и случилось.
      «Вот Лялина гора и речка Ляленка, вот деревни здесь Бархотиха, Шалуха. Конечно же, всё это не случайно…»
      А в голове уже рождались и выстраивались в рифмах самые трагические строки будущих стихов, а может быть и первой поэмы.

…Но слетелась вдруг воронья стая,
Чуя кровь в лесах благоуханных,
И сгустились тени. покрывая
На земле два тела бездыханных...

Вячеслав Макеев. Моряки

Николай Рубцов и сакральный Русский Север 
 
  *      *      *
 
      Хоть и макушка лета и солнце в этих широтах не заходит по три месяца кряду, сегодня его не видать, накрыло тяжёлыми свинцовыми тучами. Моросит мелкий дождь, промозглый ветер насквозь продувает набухший от сырости брезентовый плащ, бушлат и два комплекта тёплого зимнего белья…
      Как ни крути – кругом океан Ледовитый, студёная Арктика, да и широта здесь не малая – семьдесят пять с половиной градусов северной широты. Вот куда занесла нелёгкая морская служба славный эсминец «Острый» со всем его экипажем.
      Ему, краснофлотцу Рубцову, служившему дальномерщиком артиллерийской боевой части и нёсшему службу выше прочих матросов и офицеров эсминца на тесной площадке в средней части фок-мачты, что повыше капитанского мостика, наблюдать за океаном до желанной подмены ещё с час, а потом отдохнуть два часа, отогреться, чуток покемарить и снова на вахту. Как шутят не только на флоте, но и в пехоте – «через день на ремень». 
      Такова служба, а ведь он, краснофлотец Рубцов, о такой и мечтал, полюбив с ранней юности море, хоть родился и жил до пятнадцати лет вдали от него, среди бескрайних разливов северных русских лесов. 
       Вот он океан, и как шутят моряки на Северном флоте – «самая теплая» его часть – Баренцево море, отделённое от остальной, крытой льдами океанской громады гористым архипелагом, который поморы зовут Маткой, а если по картам, книгам и лоциям, то Новой Землёй.
      Почему «новой» никто объяснить толком не может, а вот рыбаки из поморов припоминают, что седобородые старцы, которых ещё можно встретить в старинных поморских сёлах: Коле, Мезени, Индиге, Гремихе, Дальних Зеленцах или же в Териберке рассказывают, что слышали о земле-Матке от дедов, а те от своих прадедов. Дескать, отсюда, с земли-Матки и пошёл род людской. Да только как же такое могло случиться в промёрзлой тундре и среди ледников? А если и было такое, то было очень давно…
      Так ли это, пойди – проверь, когда над Новой Землёй рвутся теперь огромной силы ядерные заряды, много мощнее тех, американских атомных бомб, которые лет двенадцать назад сожгли дотла японские города…
       На мгновение матроса опалил зной от далёких ядовитых пожаров, некогда бушевавших на другом конце света, и вновь обдало близкой океанской промозглой стужей… 
       Ничего не поделаешь, куёт Россия свой ядерный щит, без которого ныне не обойтись.
      Тяжкий навалился сон, однако, всё в нём как будто ясно, словно всё наяву. И такое бывает. Вот и стихи порою рождаются во сне, только и успевай записать поутру в тетрадку, которая постоянно с тобой, за которую, увидев однажды, отчитал командир.
      Мысли путаются, скачут с пятое на десятое. Нет уже стужи, подевалась куда-то. Где я теперь, спохватился во сне краснофлотец Рубцов? Где, непонятно, но не на мачте и ещё не проснулся. 
      Надо же, вокруг шелестят ветви плакучих берез, птицы щебечут в кудрявых кронах. Внизу душистое разнотравье, ромашки цветут, колокольчики тихо звенят, роняя кристально чистую утреннюю росу. 
      В руках раскрытый конверт и письмо. Коля пытается прочитать – что там, в письме, да только ничего в нём не видит, хоть и знает дословно не раз прочитанные горькие строки, такое горькие, что хочется выть и рыдать от нестерпимой душевной боли…     
      «Эх, Тайка! Я же поверил тебе, что дождёшься, а ты… 
Эх, Тайка! бранных слов на тебя больше не жаль, а ведь любил, обнимал, целовал, цветы полевые дарил, стихи для тебя сочинял...
 
«Посидеть с тобою вместе 
На скамье под деревцом. 
И обнять тебя до боли, 
Сильной грусти, не стыдясь. 
Так чтоб слёзы поневоле 
Из твоих катились глаз…»
 
 *     *     *
 
    – Эй, братишка, да что с тобой? Дурно, что ли? То ворочался с бока на бок, а теперь бредишь, да ещё стихами? – Тормошил матроса Рубцова сосед по палате, прибывший в госпиталь вчерашним вечером. С ним и поговорить, толком не удалось. Устал человек, поздоровался,  назвался Пинегиным, сказал пару слов, вытянулся на койке и сразу уснул.
     Рубцов очнулся от тяжкого сна, приподнялся на кровати, зевнул и принялся протирать глаза.
     – А, это вы, товарищ Пинегин? – узнал он соседа. – Я что, во сне разговаривал? Вас разбудил?
     – Разговаривал, под конец даже стихами. Кого же ты обнимал, братишка, в четыре часа утра? – взглянув на часы, поинтересовался Пинегин.
    – Теперь уже никого, – с грустью ответил Рубцов. – Была у меня девушка – Тая, полное имя – Таисия. Обещала дождаться, да года не вытерпела, загуляла. Словом, нет у меня её больше, – тяжко вздохнув, признался Рубцов.
     – Бывает, – согласился сосед. – С какого ты года, парень?
     – С тридцать шестого.
     – А я, с пятнадцатого. Так что ещё царя застал, да только плохо его помню, – пошутил Пинегин. – На флот был призван в тридцать пятом. Северного флота тогда ещё не было. Служил на Балтике, в Кронштадте. Была и у меня девушка, да изменила, загуляла с другим, а потом, когда тот её бросил, куда-то уехала. Да и бог с ней, какая бы из неё вышла жена? 
     Сколько же ты отслужил, братишка? – спросил Рубцова сосед по шестиместной палате, в которой они были пока одни. Завтра, впрочем, теперь уже сегодня, в палате ожидается новое пополнение из матросов, чьи корабли находятся в боевом охранении возле Новой Земли, а ему, Рубцову, пора на выписку и в отпуск на двадцать четыре дня без дороги. Так что поезжай куда хочешь, отдыхай матрос. 
     – Отслужил уже полтора года, – ответил Рубцов и добавил. – Служу на эсминце. Плаваем возле Новой Земли, в боевом охранении. Так и норовят заплыть  в наши воды вражеские подлодки, понаблюдать за тем, что творится на Новой Земле, а то и нам навредить. Выявляем их, изгоняем. 
     А вы, товарищ Пинегин, не запомнил вашего имени отчества, откуда будете? Для матроса вы как будто не молоды, а офицеров с матросами в одну палату не помещают.
     – Александром Ивановичем зовусь, но зови меня просто Сашей или Саней, ведь мы с тобой оба моряки, а потому давай, братишка, «на ты». Ладно?  
     – Ладно, Саша, давай «на ты», – согласился Рубцов. – А я Николай, так что Коля.
     – Из Индиги я, – ответил Пинегин, – слышал о таком посёлке? И река там, тоже Индига, сёмгой богатая. Живу там теперь с женой и детьми.
     – Слышал, Саша, а я с эсминца «Острый». Вот отослали в госпиталь на исследование. Анализы крови брали, таблетки всякие давали, лечили от облучения, так что едва не залечили, – грустно пошутил Рубцов.  – К дальнейшему прохождению службы годен. Сегодня, после завтрака, отбываю в отпуск на целых двадцать четыре дня. Это не считая дороги! Отправляют на отдых, долечиваться. Ну, когда ещё рядовому матросу такая щедрость! 
     Говорят, что от облучения помогает вино. Вот и подлечусь, на сколько денежек хватит, а на корабле у нас с этим строго. 
     Только дорога моя не дальняя. Родился я в Емецке, что в Архангельской области, а поеду, пожалуй, в Никольское, это уже в соседней Вологодской. Там воспитывался в детском доме, там и семилетку окончил. Самые, что ни на есть, родные места…
«А если вдруг передумаю, то поеду в Приютино, посмотреть Тайке в глаза…» –  вздохнув, додумал про себя Николай.
     – Так что же, ты сирота? – поинтересовался Пинегин.
      – Почти сирота. С шести лет, когда в сорок втором году умерла мама. Отец тогда воевал и мы думали, что погиб. Меня и младшего  брата Бориса поместили в детский дом. И только недавно узнал, что отец вернулся с войны, Бориса, старших Альберта и Галину нашёл, а меня не нашёл в детдоме. Женился повторно и у него другая семья. Вот как бывает…
    – Бывает. И так и этак бывает, – посочувствовав Николаю, согласился Пинегин.
    – Ты ведь, Саша, тоже родом с севера? – поинтересовался Рубцов.
    – С чего это ты, Коля, решил?
    – Фамилия твоя говорящая, Пинегин. Речка такая на севере есть. Да и говор наш, северный.
    – Верно, Коля, с Пинеги мои предки. Несколько поколений рода Пинегиных жили в Мезени, а теперь я живу в Индиге. Сюда, как и ты, направлен на обследование. Попал, понимаешь, под ядовитое облако. Где-то полыхнуло, а ветер принёс радиацию на Гусиное озеро, возле которого я оказался в тот неудачный день. Слышал о таком озере?
     – Где это? – спросил Рубцов.
     – На Южном острове архипелага Новая Земля. Есть там и Гусиная земля и Гусиное озеро. Гусей там несметное множество в летнее время, от них и зовутся те места. И тундра там не в пример иным местам богата на травы и ягельник. К концу августа вызревают грибы и брусника. Берёзки там растут карликовые, высотою с полметра. 
     Ненцы по Гусиной земле кочуют с оленями. Кроткий, добрый народ. Немного их там, всего несколько десятков семей. Только теперь их собирают со всего острова в посёлок Лагерное. Оленей забивают на мясо, а ненцев будут отправлять на остров Колгуев или к нам в Индигу и Малоземельскую тундру. Всех остальное гражданское население отправят в Архангельск. В июле ждут пароход для переселенцев.
     – Как же ты, Саша, оказался на Гусином озере? – удивился Рубцов. – Ведь на Новой Земле устроили полигон для испытаний ядерного оружия. Стало быть, создаётся наш ядерный щит и находиться теперь там опасно.
     – Не так чтобы опасно. Испытания проводятся от тех мест далеко, вот и отправился я взглянуть на могилку тестя, Силы Ивановича Русова. Жена моя, Купава, наказала привезти с могилы отца хоть горстку земли. А на Новую Землю прибыл я из Индиги на сухогрузе. 
      В этом году в портовом пункте Индиги скопилось множество бочек с горючим – соляркой, бензином, керосином. Горючее эти летом планировали доставить на Таймыр, однако вышло распоряжение часть горючего отправить на Новую Землю. Вот и отбыл я туда на сухогрузе вместе с горючим, а после разгрузки выбрался на несколько дней к Гусиному озеру.
    – Как же, один? – удивился Рубцов. – Ведь бродят по тундре белые медведи. 
    – А чего мне бояться с карабином за плечами и с доброй лайкой, которую взял на время у ненцев. Медведи всё больше бродят по берегу, а не в тундре. Да и лето сейчас. Светло, солнышко не заходит. Я ведь уже бывал на Гусином озере дважды. Первый раз до войны, а второй раз в сорок четвёртом году, когда преследовали немцев с затонувшей подводной лодки. Я ведь, братишка, как и ты, служил в войну на эсминце. Охраняли мы конвои союзников, которые шли тогда в Мурманск и Архангельск. Боролись с немецкими самолётами и подводными лодками, так и рыскавшими на морских путях.
     Служил я тогда боцманом, а эсминец наш повредил глубинными бомбами немецкую подводную лодку. Преследовали мы её, прижимая к Новой Земле, не давали всплыть и провести торпедную атаку. Не позволяли немцам уйти к Земле Франца-Иосифа, возле которой сплошные льды. Нырнёт лодка под лёд, оторвётся от преследования и всплывёт на чистую воду милях в пятнадцати. Найди её тогда. Не давали мы лодке уйти, прижимали к Новой Земле, продолжали забрасывать бомбами.       
     Возле берега Южного острова в лодке возник пожар, и она стала всплывать, а потом взорвались неизрасходованные торпеды. 
     Экипаж лодки погиб, кроме успевших выбраться наружу десятка матросов во главе с капитаном. Ушли немцы к берегу на надувной лодке с подвесным мотором, рассчитывали укрыться в тундре и отыскать, если повезёт, свою секретную базу. Были у немцев такие тайные базы на нашей территории, от Земли Франца-Иосифа и до Таймыра, устроенные загодя ещё в мирное время. Их ещё и сейчас находят.
     Вёл нас по тундре командир эсминца капитан 3-го ранга товарищ Лебедев. С ним я повстречался и в этот раз в посёлке Лагерное. Теперь товарищ Лебедев капитан 1-го ранга и служит в Главном штабе Военно-морского флота, а на Новой Земле бывает часто, в командировках.
     А тогда, в начале сентября сорок четвёртого года шли мы по тундре по следам немцев и нагнали их в доме Силы Ивановича и Любавы Русовых на берегу Гусиного озера. Жили они одни на десятки вёрст округ. Летом у них гостили заготовители, брали в речках сёмгу и заготавливали птицу, да уехали несколько дней назад, оставив Русовых одних зимовать до следующего лета.
      Немцы сдались без боя, а позже Сила Иванович проводил нас и пленных немцев до моря. Перед уходом рассказала мне Любава – статная и красивая женщина, о своей вдовой дочери Купаве, муж которой погиб на войне. 
Было мне тогда около тридцати лет. Был я холост и как только демобилизовался, разыскал Купаву, позвал её замуж. С тех пор живём вместе в Индиге. Она у меня грамотная, в педагогическом институте училась, да не закончила, война помешала. Теперь Купава служит в поселковой библиотеке, любит стихи, любимые переписывает, сама сочиняет, как и ты, Коля? – Пинегин вопросительно посмотрел на Рубцова, мол, слышал, как во сне бормотал.
     – Сочиняю, – признался Рубцов, – сколько помню себя, сочиняю…
     – Я так и понял. Напечатали где-нибудь? – поинтересовался Пинегин. – Купава как-то посылала свои стихи в Архангельск, в журнал. Ответили, что принимают только машинописный текст, а машинки печатной у нас нет. Так что больше пока не посылает. Отослала в Архангельск требование прислать для нужд библиотеки пишущую машинку. Ждём. А пока стихи свои мне читает и посетителям библиотеки. Народ у нас грамотный, тянутся к книгам.
     – Напечатали, – дождавшись паузы, с удовольствием признался Рубцов, – Напечатали в нашей флотской газете «На страже Заполярья». – А каких поэтов любит твоя, Саша, жена?
     – Разных, Коля. Любит Купава, стихи и поэмы Пушкина, Лермонтова, Есенина, а так же близких ей по сердцу поэтов Брюсова, Гумилёва, Бальмонта, Клюева. Жаль, напечатанных стихов, ни старых, ни новых, нашего северного поэта Николая Клюева у нас нет. Ведь знаешь, Коля, что случилось с тёзкой твоим? Знаю, – помрачнев, тихо ответил Рубцов. – Расстреляли его в тридцать седьмом году. Николая Гумилёва ещё раньше, в двадцать первом. Видно уж такова участь и других русских поэтов – Пушкина, Лермонтова, Есенина, уйти раньше срока из жизни… 
     Помолчали.
     – Те стихи Клюева, которые ей нравятся, Купава хранит в тетрадке, – вздохнув, продолжил Пинегин. – У кого-то переписала, когда ещё в школе училась. А ты, Коля, чьи любишь стихи?      
      – Люблю стихи Пушкина, Тютчева, Есенина.
      – Я в этом деле не силён, – признался Пинегин. – Сам сочинять не сподобился, да и редко что запоминаю, но некоторые строки глубоко в сердце запали. Вот послушай, что написал Валерий Брюсов о нашей Матке! О ней, родимой, ныне забытой земле:
 
«Там, где океан, век за веком стучась о граниты, 
Тайны свои разглашает в задумчивом гуле, 
Высится остров, давно моряками забытый, –  
Ультима Туле…»
 
     С чувством прочитал несколько строк Пинегин и пояснил, что значит «ультима туле», – Это, Коля,  значит «земля неизвестная». 
     – Знаю, читал я эти стихи. Дальше в них о варягах, о конунгах, – припомнил Рубцов.
     – Дальше может быть что угодно, но в этих строчках сказано о нашей земле-Матке! – решительно возразил Пинегин. – Это точно!
А вот стихи Константина Бальмонта:
 
«Мне снится древняя Аркона,
Славянский храм,
Пылают дали небосклона,
Есть час громам.
 
                     Я вижу призрак Световита
Меж облаков,
Вокруг него святая свита 
Родных богов...»
 
Эти стихи, Коля, очень любит моя Купава. Читает едва ли не каждый день, – с удовольствием добавил Пинегин. 
– Да! А на чём же остановился я до стихов? – озадачился он, потирая лоб. – Вот вспомнил!  
      Тесть мой, Сила Иванович Руссов умер на Матке уже после войны. Любава похоронила мужа рядом с домом. Был тогда март, и раскопать ещё мёрзлую землю вдова не смогла, заложила тело покойного камнями. В июне на озеро прибыли заготовители и перезахоронили тело Силы Ивановича, а в конце августа увезли вдову на материк. Нельзя ей оставаться одной. С нами жила Любава, да схоронили её в прошлом году. 
      Вот такая, Коля, история. Только не повезло мне на этот раз с направлением ветра, но как только проверят, сразу вернусь в Индигу, к Купаве и детям. А мешочек с землёй, взятой с могилки Силы Ивановича, сдал я вместе с вещами. Выпишусь из госпиталя – заберу.
      – Интересная история, – выслушав рассказ Пинегина, задумался Рубцов, – и имена необычные – Сила, Любава, Купава. Откуда такие?
      – Видишь ли, Коля, из староверов они. Из самых что ни на есть давних староверов. Из тех, что, как и далёкие предки наши, чтут древнего бога Сварога и прочих древнерусских богов. Ты-то как, верующий?
     – Сам не знаю, хоть и крещён был в младенчестве, – признался Рубцов. – В церковь не ходил, книг церковных не читал. Кое-что слышал от других людей, но когда глубоко задумаюсь, то начинаю думать, что бог всё же есть в душе у каждого человека. Не тот, что создал Землю и всё что на ней есть, а так же Солнце, звёзды и иные миры. Такое никому не под силу, а тот бог, что в каждом из нас… 
     А ты, товарищ Пинегин, верующий? 
    – Наверное, такой же я верующий, как и ты, хоть и крещёный, как принято у нас, православных, – ответил Пинегин. – Вот и ненцы, с которыми приходилось общаться, верят в свои божества. Главный бог у ненцев зовётся Нум. Как и наш, православный бог, Нум создатель Солнца, Земли, Луны и всего сущего. Но кроме главного бога у ненцев много других низших по рангу богов. Вот и предки наши поклонялись многим богам, главным из которых был Сварог, а самое древнее имя его – Дый. О Дые-Свароге и других наших древних богах я впервые услышал от покойного тестя Силы Ивановича Русова, когда он провожал нас вместе с пленными немцами к берегу моря. 
     Говорил Сила Иванович с командиром нашим, товарищем Лебедевым, а я был рядом с ними, всё слышал и странным образом всё запомнил, хоть и не отличался хорошей памятью. Вот что сказал на прощание Сила Иванович: 
     «Не прощайтесь с Маткой, товарищ командир. Судьба ещё не раз приведёт вас в эти места, когда начнутся здесь великие дела, да такие, что содрогнётся Мир и удалится в дальние пределы наш Бог!» 
     – В разрывах туч блеснуло тогда низкое Солнце, перемещаясь к синему-пресинему океану, – вспоминал Пинегин, возвращаясь к пророческим словам Силы Ивановича: 
«Сварог со Световитом на нас взглянули. Вас разглядели, товарищ командир, запомнили. Знает Сварог, что будет здесь на Матке, и хоть и тяжко ему видеть такое, не станет препятствовать русским людям».
     – С такими словами Сила Иванович, обратился к Солнцу ликом, прошептал свою молитву, низко поклонился древним ведическим богам и с грустью, которой не передать, добавил:
     «А нас с Любавой здесь уже не будет», – с не меньшей грустью закончил Пинегин. – Вот, как это было, Коля. Видно знал Сила Иванович о том, что впереди будет. Вот и товарищ Лебедев теперь часто бывает на Матке, руководит работами по подготовке новых испытаний. Поговаривают, что уже этой осенью будут испытывать новое, самое мощное наше оружие. Так что теперь никакие враги не посмеют нас тронуть!
     – Не посмеют, – согласился Рубцов. – А теперь хочу от тебя, Саша – потомственного помора, услышать о Новой Земле. Отчего её называют Маткой? Слышал от стариков, что отсюда пошёл род людской. Так ли это?  
      – Купава, жена моя, собирает книги со старинными сказаниями, былинами, мифами, ведами, какие непросто отыскать в нашей глуши. Вот и присылает ей из Ленинграда такие диковинки супруга товарища Лебедева Ольга Владимировна. Через неё, супругу мою, и я пристрастился к историческим книгам. Много читаю долгими зимними вечерами, многое для себя открыл.
     Купава уверена, что всё было именно так, что именно здесь, на нашей Матке, затаилась Мировая гора, на которой ныне дремлет древний отец-прародитель Дый-Сварог, и возле горы той был в отдалённые времена былинно-сказочный ирий, стало быть, рай, который по христианским книгам уже и не там. Теперь рай где-то на жарком юге, на библейских землях.
      Читал, что не только учёные Древней Греции и Рима, но и геологи подтверждают, что некогда в наших северных краях был иной, более тёплый климат, океан не замерзал, а по берегам океана и на островах жили наши далёкие предки. А когда наступили холода, разошлись они по иным тёплым землям и пошли от них народы нашей белой расы, расселившиеся от края Европы до гор Гималайских. Только там, в Индии, в жарком климате потемнели индусы за тысячи лет от горячего Солнца, но мы с ними одной крови и сохранили они нашу древнюю веру вместе с самыми древними книгами-ведами.
      Ты ведь, Коля, с Вологодской земли, а верно не знаешь, что наш северный говор очень похож на тот язык, на котором в старину говорили индусы. Санскритом называется их старый язык, сохранившийся в ведах, которые сберегают священники, а теперь санскрит стали изучать дети в индийских школах.
      – О санскрите я знаю, – не согласился Рубцов. – Слышал и об индийском учёном, который приезжал к нам в Вологду в двадцатые годы, посещал дальние деревни и сёла, изучал местный говор, собирал старинные сказания. Только не помню его имени.
       – Я тоже не помню, но Купава знает, как звали того учёного . Ты, Коля, адресок мне свой оставь, а я тебе свой оставлю, хотя пиши, как надумаешь, в Индигу Пинегину Александру Ивановичу. Меня там каждый знает. 
      Вот ещё что, Коля, – припомнил Пинегин. – Рассказала мне как-то Купава, что индусы и поныне празднуют свой новый год в начале апреля, а ведь в это время над Северным полюсом впервые после долгой полярной ночи появляется Солнце! Вот она, ныне скрытая родовая память! Вот, Коля, где она затаилась – наша прародина! Вот и припомнились мне стихи твоего тоже тёзки Николая Гумилёва:
 
«Когда же, наконец, восставши 
Ото сна, я буду снова я, – 
Простой индус, чуть задремавший
В священной роще у ручья?
 
      – Знаю, читал эти строки из стихотворения «Прапамять». Только ты, Саша, чуток в них напутал, но в целом всё так. 
     – Может чего и напутал, – согласился Пинегин. – Память уже не та. За сорок мне уже. А ты, Николай, парень интересный, начитанный. Стихи пишешь. Поверь, всё у тебя впереди. После службы выучишься, станешь известным поэтом. А пока почитай что-нибудь, всё равно теперь не уснуть.
      – Да и ты, Александр Иванович, мужчина вполне образованный, – улыбнулся Рубцов доброму собеседнику, которому обязательно напишет в посёлок Индигу. А случись оказия самому там побывать, не откажется. 
       «Интересное, однако, название у посёлка. Индига – ну словно Индия!» – подумал Рубцов, однако Пинегину о том не напомнил. – «Мало ли совпадений. Вот и далеко на востоке, за Таймыром и могучей сибирской рекой Леной в океан впадает река Индигирка…» 
      – О чём же, Саша, тебе почитать? – задумался Рубцов.
     – Давай, Коля, о море, ведь мы с тобой моряки! – попросил Пинегин. 
     – Хорошо. Послушай, Александр Иванович, отрывки из стихов о море. Самые мои ранние стихи, самые любимые, сокровенные…
 
 *     *     *
 
Помню ясно,
Как вечером летним
Шёл моряк по деревне –
                               И вот
Первый раз мы увидели ленту
С гордой надписью
«Северный флот».

  1. Дурга Прасад Шастри – индийский учёный-лингвист, побывавший в СССР, в частности в глухих местах Вологодской области в 20-х годах ХХ века. Удивлению учёного не было пределов, когда в дальних селах и деревнях, затерянных в бескрайних еловых лесах, он слышал санскрит чистейшей воды!… 
 
Среди шумной ватаги ребячьей,
Будто с нами знакомый давно,
Он про море рассказывать начал,
У колодца присев на бревно.
Он бы весел и прост в разговоре,
Руку нам протянул: «Ну, пока!»
Я влюбился в далёкое море,
Первый раз, повстречав моряка!
 
  *     *     *
 
Влекли меня матросские дороги
С их штормовой романтикой. И вот
Районный военком, седой и строгий,
Мне коротко сказал: «Пойдёшь на флот!»
 
   *     *         *
 
…За гранитною кромкой
Волны бурные. Северный порт.
– Здравствуй море, – сказал я негромко,
И по трапу поднялся на борт.
Здесь, где руки мозолят о тросы,
Шторм свирепствует, жизни грозя,
Я услышал, что слово «матросы»
Не напрасно звучит, как «друзья». 
 
   *     *      *
 
     Спустя два месяца, в конце сентября 1957 года, когда матрос Николай Рубцов нёс очередную вахту на фок-мачте эсминца «Огневой», на главном ядерном полигоне, расположенном на архипелаге Новая Земля был произведён взрыв в атмосфере водородной бомбы мощностью в одну мегатонну (в тротиловом эквиваленте).
Предварительно в газете «Известия» и ряде других печатных советских изданий было напечатано объявление о закрытии зоны проведения испытаний с 10 сентября по 15 октября для всех посторонних судов и самолётов. 
       Однако такое предупреждение не касалось кораблей советского Северного флота, находившихся в боевом охранении ядерного полигона на заполярном архипелаге Новая Земля. 
      Следом за первым взрывом прогремели ещё несколько мегатонных взрывов, которые показали Западным державам, что отныне у Советского Союза есть надёжный ядерный щит. 
      Спустя полгода, 31 марта 1958 г. СССР объявил об одностороннем прекращении испытаний ядерного оружия, призвав США, Великобританию и Францию последовать его примеру, однако западные страны не спешили присоединиться к объявленному мораторию. 
      Ответом на продолжение ядерных испытаний нашими противниками, спустя три года 30 октября 1961 г. СССР произвёл испытание ядерного устройства мощностью в 50 мегатонн. Самая мощная в истории Земли водородная бомба была взорвано в атмосфере над архипелагом Новая Земля.
               К тому времени Николай Рубцов, демобилизовавшийся в 1959 году, жил в Ленинграде, трудился на Кировском заводе и учился в десятом классе вечерней школы рабочей молодёжи, по окончании которой мечтал поступить в московский Литературный институт.  
      05.02.2017
 

Две стороны одной награды

Сразу несколько авторов «ЛР» стали лауреатами премии «В поисках правды и справедливости», но есть пара любопытных моментов, которые приводят в замешательство
Рубрика в газете: Что бы это значило?, № 2021 / 16, 29.04.2021

23 апреля состоялась торжественная церемония награждения лауреатов литературной премии «В поисках правды и справедливости». Учредитель премии – политическая партия «Справедливая Россия – Патриоты – За правду».
В этом сезоне в число финалистов в разных номинациях вошли сразу несколько молодых авторов нашего еженедельника. Дипломами лауреатов были награждены: поэты Анна Долгарева, Алина Костюченко, Александр Лошкарёв, Полина Корицкая; публицисты Виктор Власов, Александр Евсюков, Григорий Шувалов и шеф-редактор «Литературной России» Иван Коротков. Наш автор, замечательный писатель из Северодвинска Артём Попов получил третью премию в номинации «Молодая проза России» (с наградой в денежном эквиваленте).
Что же привело нашу редакцию в некоторое замешательство?

Во-первых, на официальном сайте партии, в новостном материале о премии почему-то забыли указать в числе лауреатов Ивана Короткова. К тому же, фамилии некоторых наших авторов оказались искажены – например, в списках появилась «Анна Долгачев» вместо Анны Долгаревой, «Григорий Шувалова» вместо «Григорий Шувалов».
А тот факт, что в списках забыли указать Ивана Короткова, кажется вдвойне странным ещё и потому, что он произнёс на церемонии большую и запоминающуюся речь, где указал на необходимость защитить «Литературную Россию» от гонений:
«Прежде всего, хочу поблагодарить уважаемое жюри во главе с Сергеем Михайловичем Мироновым – в этом сезоне сразу несколько замечательных авторов «Литроссии» попали в список финалистов премии.
Их публикации – будь то поэзия или публицистика – это пример неравнодушия, устремлённости к справедливости.

Как шеф-редактор я не могу промолчать и о том, что не все бывают рады такой неравнодушной, правдоискательской позиции «Литературной России». Однако, несмотря на усиливающееся давление со стороны департамента городского имущества города Москвы, мы всё-таки держимся – за счёт поддержки читателей и общественности, писателей и деятелей культуры, неравнодушных депутатов Госдумы, которые пишут и пишут запросы в московскую мэрию с просьбой разобраться в ситуации по справедливости. Надеемся, у нас получится.
Спасибо всем, кто нас читает и обсуждает – не важно, хвалите вы нас или ругаете. Газета живёт, пока о ней говорят.
Спасибо».
Что ещё любопытно? Нашему шеф-редактору вручал премию главный редактор газеты «Вечерняя Москва» Александр Куприянов. Что бы это значило? Может быть, он пытается усидеть на двух стульях, опасаясь будущего падения рейтингов «Единой России», и поэтому заигрывает со справедливороссами? С другой стороны, возможно, здесь играют свою роль его большие амбиции на литературном поле, о которых сегодня многие говорят. В предыдущих номерах мы уже рассказывали о возможных намерениях главреда «Вечёрки» подмять под себя несколько литературных изданий, обеспечив себе контроль над значимыми информационными площадками.
Ещё один момент. Удивительно, что на вручении литературной премии объединённой партии «Справедливая Россия – За правду» не было её сопредседателя, писателя Захара Прилепина. Казалось бы, уж кому-кому, а ему бы присутствовать на награждении молодой поросли литераторов, или уж, на худой конец, прислать приветственную телеграмму. Неужели внутри только-только созданной коалиции социал-демократов действительно назрел серьёзный раскол, о чём писали недавно в «Коммерсанте»?
В любом случае, сама идея вручать литературную премию молодым авторам – уникальна для политических движений в нашей стране и не может не вызывать одобрения. Поэтому будем надеется, что уже состоявшиеся и грядущие политические метаморфозы не затронут самой ориентации руководства партии на поддержку молодой литературы в рамках справедливого отбора соискателей, основанного на качестве текстов, без оглядки на политическую или иную конъюнктуру.

4 комментария на «“Две стороны одной награды”»
1.    Николай ЕРЁМИН:
29.04.2021 в 18:36
Неспроста Григорий ШУВАЛОВ получил звание Лауреата премии «В поисках правды и справедливости» Неспроста я, шесть д=лет назад, прочитав в Интернете его стихотворения, составил подборку и опубликовал её в альманахе МИРАЖИСТЫ « Если Буду Жив», куда вошли — Константин Кедров, Елена Кацюба, Николай Ерёмин, Максим Цариков, Евгений Попов, Марина Саввиных, Сергей Бирюков , Григорий Шувалов, Лев Толстой («Литера-принт» КрасноярсК 2016) ПОЗДРАВЛЯЮ поэта от всей души-всего сердца и неспроста цитирую несколько его стихотворений:
ГРИГОРИЙ ШУВАЛОВ
* * *
* *
Меня запинают, и всё же домой я уйду.
Никто не узнает, никто ничего не заметит.
Посыплются листья, и небо подарит звезду,
в разбитое детство пускай она светит и светит.
Покуда свети, моя радость, покуда свети.
И сжалится Бог, и желанье моё не осудит:
вернуться туда и забитое детство спасти,
сказать — успокойтесь, не надо! — и крови не будет.
* * *

Мне некуда идти, мне негде притулиться,
мне не с кем разделить бессилие моё.
Боли, боли, душа, когда тебя не просят,
держись за жизнь, поэт, пощады не проси.
Пускай твои враги на сердце камень носят,
ты камень на врага на сердце не носи.

***
«Жили они долго и счастливо
и умерли в один день» из русских сказок
Классно тем, молодым и влюблённым,
Что летят по путевке в круиз,
А их лайнер над солнечным склоном
Неожиданно падает вниз.
Лучше так, пусть летят из круиза —
Отдых тоже теперь не пустяк,
И уже проштампована виза,
И запилены фотки в «Контакт».
И осталась минута до взрыва…
Полминуты… и скоро рванёт.
Он глядит на неё молчаливо
И до боли за руку берёт.
Да, родители будут в печали,
Будет водку глушить лучший друг,
Но зато они горя не знали,
Не хлебнули измен и разлук,
И друг друга уже не обманут,
И любовь свою не предадут,
Взявшись за руки, так и предстанут
На последний, на божеский, суд.
у, а нам, друг от друга уставшим
И в глаза научившимся лгать,
Много раз свою честь потерявшим,
О таком можно только мечтать.
С высоты самолёт наш не падал,
Теплоход не стремился ко дну.
Здесь мы жизнь свою сделали адом,
Там — и вовсе гадать не рискну.
Что ж спасибо, судьба, за науку,
Что открылась уму моему.
Просто дай на прощание руку,
Я её напоследок пожму.

Думаю, что «Литературная Россия» даст подборки стихотворений всех лауреатов. И это будет читателям очень интересно!
Николай Николаевич ЕРЁМИН, Член Русского ПЕН-клуба,
Красноярск
.
2.    юрий кириенко:
04.05.2021 в 09:18
1. Умение пиариться и хамелеонить — отличительная черта литератора при должности. Это — почти аксиома. Самому что-нибудь вякнуть — опасно, не знает попал в «струю» или нет.
2. Не надо навязывать печатать пропиаренных Н. Ерёминым поэтов — поэтесс, спросите других авторов у издательства «литрес» или у сайта «Звезда полей» или у редакции любого литжурнала.
3. Мне понравилась «исповедь» Н.Ер. в связи с открытиями новых имён для конкурса «В поисках правды и справедливости», цитирую: «Неспроста я, шесть д=лет назад, прочитав в Интернете его стихотворения, составил подборку…»
3. Зачастую у нас, что ни поэт , то прямо-таки «страдалец», но таких именно успевают отметить литпремиями.
4. Не надо Н. Ерёмину радоваться в потолок, а указать бы Гр. Шувалову на ряд промахов не только стилистических, но и мировоззренческих, цитирую :

«Меня запинают, и всё же домой я уйду.»
«Плохи мои дела. Я тлею, как окурок.»
«Мне некуда идти, мне негде притулиться,»
«…а нам, друг от друга уставшим
И в глаза научившимся (!!! прим. Ю.К.) лгать,
Много раз свою честь потерявшим(!!! — прим. Ю.К.),
5. Такое впечатление, что с оглядкой кураторы от СПР и «За правду» не стали прямо выделять позицию шеф-редактора «ЛР» Ивана Короткова на церемонии награждения.
Ответить
3.    Константин:
05.05.2021 в 12:33
Захарушка просто побоялся услышать от Ивана всю правду в лицо.

4.      Константин:
05.05.2021 в 12:45
Ивану желаю набраться сил и продолжить путь на траверсе у острова Оаху на Гавайских островах. Классику надо знать Захарушке!
 

Демография, запрет абортов и экономика

I. Вступление.
 
    К 1936 году количество абортов в СССР (в основном в РСФСР) составляло около одного миллиона будущих детей, наследников Державы. В России до 1920 года аборты были запрещены и в православных семьях рождалось от 5 до десяти детей (сколько Бог дал). В мусульманских семьях аборты во все времена были морально запрещены, рождалось также столько¸ сколько Бог дал. В 1920 году аборты в России были разрешены.
      В июне 1936 года постановлением ВЦИК СССР (конечно, по указанию или согласию И.Сталина) были запрещены аборты (кроме обоснованных консилиумом врачей, что составляло примерно 12% от  числа беременных). Все, кто родился после 1936 года и до 1956 года обязаны Сталину своим появлением на Божий свет.  В октябре 1955 года указом Президиума Верховного Совета СССР (очевидно, с подачи Н.Хрущева) аборты были разрешены. И началась эпоха уничтожения  примерно по 4 миллиона детей в год (смотрите опубликованную в Интернете статистику). К 2006 году количество абортов составило более 200 миллионов.
   В центральной газете «Правда» в 1986 году была опубликована статья, где сообщалось, что в каждой семье в России имеется  1,6 детей, то есть по 1-2 человека на семью. Стало ясно, что наблюдается вырождение преимущественно русского населения. Тогда было принято (скажем так, Горбачевым) популистское решение о предоставлении каждой семье с двумя детьми отдельной двухкомнатной квартиры. И рождаемость (без запрета абортов) поднялась. С 1992 года в условиях падения жизненного уровня населения количество абортов увеличилось. С 2006 года начался некоторый подъём рождаемости в условиях создания материнского капитала.  
    Необходимость запрета абортов назрела и даже перезрела. Просто стало не хватать кадров для технических отраслей  и в условиях перепроизводства гуманитарных специалистов (экономистов, социологов, юристов). Имеются экономические преграды для молодёжи в создании семьи, рождении и физическом выживании детей, рождении нескольких детей и их содержании, обеспечении жилищных условий при создании и развитии семьи, как основы существования социального общества в России.
     Пора решить, какие приоритеты должны реализовываться в России. 
 
II. Приоритеты и мобилизационная программа
 
     Главная проблема в России и для России – демография. И в ней рождаемость. И затем, по мнению автора, экономика и состояние госбюджета, духовное состояние Личности в условиях телевизионной и печатной пропаганды, реализация принципа социальной Справедливости. 
    Предлагаю последовательность и взаимосвязь критериев:  рождаемость, уровень жизнеобеспечения, госбюджет, сырьевые отрасли в госсектор, справедливая шкала зарплат, новая коллективизация, переаттестация кадров на ТВ и в СМИ на патриотичность, запрет на пропаганду эгоизма и эгоцентризма.  
1. Курс на рождаемость и полномасштабное социальное обеспечение семьи.
1.1. Установить стандартный уровень жизнеобеспечения (СУЖ) каждого члена семьи, приравняв потребности каждого ребёнка к потребностям взрослого члена семьи. 
1.2. Установить с 01.05.2017 г.  уровень СУЖ, не допуская забалтывания темы и затяжки расчётов социально ориентированными руководителями.
1.3. Принять срочно с 01.05.2017 г. закон о запрете абортов с введением уголовного преследования за любое нарушение закона.  В законе обеспечить поддержку семей, в том числе матерей-одиночек. Принятие отказных детей на госсодержание.
2. Перевести в государственный сектор все предприятия, обеспечивающие национальную безопасность России и создающие прибыль в сырьевых отраслях (добыча нефти, газа, электроэнергии, леса, руды, металлов и др.) и в сфере государственных услуг (железная дорога, авиатранспорт, водный транспорт)
2.1.Установить, что основная часть (70-80 %) прибыли предприятий должна быть перечислена в Госбюджет России, где проводится распределение по сферам деятельности и управления.
2.2. Установить, что  обоснованная руководством  часть прибыли (примерно 20-30%) направляется на амортизацию, развитие производства, заработную плату персонала и остаётся в распоряжении руководства  предприятия.
2.3. Установить с 01.05.2017 г. монополию государства на вино-водочные изделия и табачные. Всю прибыль (кроме амортизации) переводить в госбюджет.
3. Всех руководителей бизнес-структур (предприятий) перевести в штат государственных служащих при сохранении их частной собственности.
4. Принять закон о введении шкалы зарплат в диапазоне от 2-кратного СУЖ до 8-кратного СУЖ на каждом государственном предприятии и в учреждении. 
5. Принять новую форму кооперации фермеров (коллективизации)
5.1. Объединить паи разрозненных собственников земли, создать новую кооперацию.
5.2. Национализировать скупленные земли неиспользуемых и неиспользованных сельхоугодий,  передать их на местах крестьянам и желающим работать на селе или образовать на этом месте новый кооператив.
6. Принять в законе о «Культуре в России» аксиому: «Культура в России – национальная по форме (для каждой нации) и государственно патриотическая (державная)  по содержанию».
7. Провести ревизию содержания Телепрограмм на каналах телевидения (ТВ)  специалистами из Управления внутренней политики Администрации Президента РФ, Министерства образования и науки  и Министерства культуры РФ.  
8. Провести переаттестацию кадров на всех каналах телевидения и в СМИ (средства массовой информации) на наличие патриотического профессионализма специалистами из Управления внутренней политики Администрации Президента РФ.
9. Прекратить на ТВ и в кинопрокате демонстрацию фильмов, пропагандирующих сцены насилия, убийств, суицида и т.п. Установить долевое время показа импортной кинопродукции после государственной цензуры на соответствие традиционным духовным ценностям не более 20% от общего времени телеэфира.
10. Обязать руководителей бизнес-предприятий сферы услуг заменить зарубежные музыкальные программы на народные фольклорные, лирические традиционные, песенно-танцевальные русские в русских преимущественно регионах (в национальных регионах руководство курирует национальные программы). 
11. Предложить крупным бизнес-структурам технических направлений  и головным техническим НИИ Российской Академии наук срочно в течение месяца разработать и предложить стратегическую программу индустриализации всех отраслей (вместо так называемого импортозамещения) с учётом использования опыта работы предприятий ВПК и предприятий Беларуси. 
12. Перейти на систему 3-годового государственного планирования в области восстановления всех видов  машиностроения на базе только отечественных комплектующих изделий и в кооперации с Республикой Беларусь. 
13. Пересмотреть структуру управления, упразднить избыточные социальные учреждения, объединить управы и муниципалитеты. Освободившиеся кадры направить в сферу производства материальных ценностей, товаров и на переработку сельхозпродукции.
14. Объединить идентичные гуманитарные институты юридического, экономического и социального направлений, сократив их численность в 2 раза.
15. Образовать конструкторские бюро  для создания отечественной  техники и продукции, в особенности комплектующих изделий.
16. Освободившиеся здания гуманитарных институтов передать конструкторским бюро отечественной техники.  
17. Использовать опыт работы Военно-промышленного комплекса России в последние три года в условиях полномасштабного государственного финансирования. 
 
III. Прогрессивный налог 
 
      Сейчас некоторые руководители обществу сообщают,  что денег нет! Нет у кого?
      Фатально не хватает денег для физического выживания у студентов (подрабатывающих постоянно или временно), у студенток (вынуждаемых на проституцию), нет у пенсионеров (платящих по 30% пенсии на ЖКХ, за счётчики воды, сантехработы, и материально поддерживающих детей и внуков, не имеющих работы и заработка); нет у специалистов в возрасте 50-58 лет, недошедших до пенсии из-за ликвидации заводов и колхозов и превращающихся в бомжей поневоле.
     А деньги то есть. 
     Надо только, например, указом Президента принять решение, например  с 01 мая 2017 года ввести прогрессивную шкалу налогов (подсчитано, что это составит примерно три триллиона рублей, как сообщалось на ОРТ при дискуссии от 01.06.2016г). Например, при зарплате с 50 тыс. руб. до 80 тыс. рублей в месяц  налоги должны составить не 13%, а 16% (сюда подпадут многие работники соц. Сферы, не создающие материальных ценностей), при зарплате от 80 до 120 тыс руб. в месяц – 18%, при зарплате от 120 тыс до 200 тыс. – 20%, при  зарплате от 200 до 400 тыс. (это депутаты Госдумы и ряд госслужащих – 25%, при личных доходах от 400 тыс. до 800 тыс. – 28%, при  личных доходах от 800 тыс. – 35%.   Кто скрытно против такой шкалы? Госслужащие-бюджетники? Депутаты Госдумы? Топ-менеджеры торговых сетей? Продюсеры госзаказов в сфере кино и ТВ-услуг?  Или все те научные и технические кадры, для кого нет денег в госбюджете?
      Чтобы не заболтали проблему прогрессивного налога и первичного наполнения Госбюджета, надо принять волевое решение. 
 
 
Юрий Кириенко – канд. технических наук, изобретатель СССР, член Союза писателей России и общества «Знание», автор ряда публикаций.       Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
P.S.1.  Автор статей: в «Советской России», апрель 2013 г. (предложение о запрете абортов), в «Литературной газете» № 38 «Разные народы» (ответ на статью Т.Воеводиной «Чего «совкам» в «совке» не хватало» и в №49, 2015 «Факты против домыслов» (в защиту деятельности Сталина), автор повести-предупреждения «Есть Божий суд…», изданной в 2012 году, вошедшей в длинный список Бунинской премии 2015 года и отмеченной грамотой Московской городской организации Союза писателей России, книга «Методика оценки и критерии народности поэзии», вошедшей в длинный список Бунинской премии 2016 года и в длинный список премии «Золотой Дельвиг» «Литературной газеты» в 2016 году,  в марте 2017 года отмечена Дипломом Московской городской организацией Союза писателей России как «Лучшая книга 2014-2016 г.г.» в номинации «литературная критика и литературоведение». 
P.S.2.  Заместитель Председателя Совета министров РФ Голодец 16 марта  с.г. заявила, что 4 миллиона 900 тыс. работающих получают зарплату на уровне МРОТ (минимальный размер оплаты труда), составляющий 7тыс. 500 руб. в месяц. А сколько миллионов работает за 10 тыс рублей? О какой социальной справедливости в условиях физического выживания огромной массы населения, семей  и детей  может идти речь? Где программы стимулирования рождаемости? Где закон о запрете абортов? Разговоры о коррупции можно рассматривать как отвлекающий маневр популистов, которые не прочь  ворваться в систему власти. 
P.S.3. Никакой литератор и депутат не может быть в стороне от материальных проблем своих же братьев и сестёр в обществе. 
P.S.4. Автор неоднократно направлял на публикацию эту статью с некоторыми незначительными изменениями в газеты «Завтра», «Литературную газету», «Советскую Россию», две недели назад в «Русский вестник» в порядке любой дискуссии. Отдельные аналогичные  предложения оказывались опубликованы, но без системного подхода к социально-экономическим и мировоззренческим проблемам.  
P.S.5. Идёт ожесточённая информационная война, направленная против России, и особенного коренных русско-славянских народов православного мировоззрения, ведётся политика  тотального внедрения эгоизма, эгоцентризма и даже вампиризма в молодёжной среде, тотального преклонения перед западным образом жизни и западной музыкальной псевдокультурой.    
 

День матери. Библиотека им. М.Ю.Лермонтова в Москве.

26 ноября 2017 года в библиотеке им. М.Ю.Лермонтова в Москве состоялся концерт, посвящённый Всероссийскому «Дню матери» 
  В концерте звучали песни лауреатов многих литературных и музыкальных конкурсов и фестивалей. 
   От Творческого центра имени Н.М.Рубцова выступили:
Член Союза писателей России, поэт, автор двух сборников, лауреат конкурсов Вера Степанова, которая прочитала стихи о Матери, несколько стихов для детей и басни.
Член Союза писателей России, поэт и литературовед, автор нескольких поэтических сборников, номинант конкурсов Бунинских премий Юрий Кириенко-Малюгин прочитал стихи «Я Родину вижу свою», «Русские сказки», «Скажи мечте», «Я вам желаю влюбиться» и «Наша встреча впереди».
 

Дубинина Зинаида Ивановна. Путешествие к Рубцову в 2003 году.

С Дальнего Востока, из г. Артёма Приморского края по железной дороге (7 дней пути в одну сторону и столько же по времени в обратную!!!) — в Москву, в Вологду, Тотьму, с. Никольское — мемориальный музей Н. М. Рубцова.

Фрагмент 1. У поэта России, друга Н. М. Рубцова – Груздевой Нины Васильевны. 6 августа 2003 года.

     Нина Васильевна пишет лирические стихи. Издала несколько сборников. Нам подарила сборник «Часы песочные». Дружила с Николаем Михайловичем и училась с ним в литинституте. Друзья по Вологде. Нина Васильевна говорит, что он любил её, судя по автографам – уважал. Представляет нам Майю Андреевну (она бывала и раньше у Н.В.) Страшно удивлена нашей поездкой – две недели ехать поездом через всю Россию! Сама Нина Васильевна несколько лет не выходит из своей квартиры, очень больной человек, ей трудно писать, больные суставы. Есть сын, живёт с семьёй отдельно. Обслуживает себя сама, но по квартире передвигается с трудом. Предлагает чай, отказываемся. Подарили ей замечательный букет роз. Цветы в Вологде дорогие, привозные. Наши вопросы о Рубцове. Плачет, жалеет очень! На стене большая фотография – Нина Васильевна и Рубцов со своими друзьями.
     Показывает фото на могиле Рубцова – она  с группой их общих друзей, а за ними, после того, как проявили фото, появилось лицо Николая Михайловича.
    Есть об этом случае статья «Зазеркалье», а когда погиб друг Рубцова и Груздевой Сергей Чухин, то проявилось, но менее чётко, и лицо Чухина. На Пошехонском кладбище их могилы рядом. Нина Васильевна рассказывает о своём творчестве и читает стихи. Речь с сильным дефектом.
  Рассказывает о Борисе Шишаеве.  Друг Рубцова, прозаик, печатается в «Нашем современнике», живёт в Рязани. Бывает у неё. По её сценарию создал замечательный фильм о Рубцове. У нас есть этот фильм, подарок Майи Андреевны.
     Нина Васильевна не дружит и болезненно относится к Нинель Старичковой.
Продиктовала своё стихотворение.

Кто – к Рубцову, кто – к Яшину
Только я – никуда.
Я такая домашняя,
Как судак в неводах.

На стене – фотографии.
Как мы были дружны!
Только мне одомашнивать
Все четыре стены.

Только мне, одомашненной,
Больше выхода нет.
И Рубцову, и Яшину
Посылаю привет.

   Нина Груздева. (Поставила свой автограф с большим трудом)

Фрагмент 2. Нинель Старичкова. Её музей Н.М. Рубцова. 6 августа 2003 года.

    С трудом по жаркой солнечной погоде мы (Дубинина З. И. , Полётовы М. А. и О. Н. , Коротеева О. Г. и моя внучка Ольга Дубинина) преодолеваем путь по улице Зосимовской до дома Нинель Александровны. Во дворе перед входом сидим на скамеечке отдыхаем. Ольга Николаевна Полётова говорит, что вот сгоревшие сараи помнят Николая Михайловича, он здесь как-то отдыхал.
   Из подъезда выходит пожилой мужчина, нас знакомят – супруг Нинель, Николай Николаевич Александров. Через некоторое время вышла и хозяйка. Обнимаемся, знакомимся.
     Нинель Александровна уточняет, что «отдыхал» Николай Михайлович не в сарае, а с другой стороны дома, на клумбе, а в сарай ходил за капустой, когда осенью была домашняя засолка.
     Приглашают на второй этаж в четырёхкомнатную квартиру старого образца. Одна из комнат (метров 18-20) – музей, тесно заставлена вещами, знавшими поэта: диван, кресла, стулья, буфет, круглый стол, тумбочка, ещё стол вроде письменного. Альбомы, фото, письма, статуэтки, стакан с подстаканником… Нинель Александровна показывает и рассказывает.
    Дарит свой рисунок дома, где жил Николай Михайлович в Николе. Много фотографий Н. Н. Александрова. Он был фотокорреспондентом в одно время с Рубцовым в газете «Вологодский комсомолец» и жили вместе в одном доме, напротив Софийского собора. Круглый стол Нинель и Генриетта тащили на руках с улицы Яшина, 3. (Подняла скатерть и показала столешницу – никаких грязных надписей). Статуэтка фарфоровая - «морячок». Николай Михайлович  сказал: «Это я с гармошкой».
      Шторы, покрывало на кресле – подлинные. Коричневые с оранжевыми полосками шторы Н. М. Рубцов покупал вместе с В. Астафьевым на новоселье (ул. Яшина).
   Нинель Александровна показывает носовой платок зелёный в клетку: «Коля любил зелёный цвет, вот и авоська зелёная его». Ольга Николаевна Полётова просит платок для Московского музея.
       Показывает сборник «Звезда полей» с автографом Нинель, просим копию.
Нинель А. рассказывает эпизод, когда они с Генриеттой Меньшиковой собирали вещи в квартире Рубцова после его гибели, прибежала мать Дербиной и стала хвататься за старое стёганное одеяло. Одеяло Гетино, его ещё стегала её мать в деревне, но Гета бросила его матери Дербиной.
      Разгорается спор с М. А. Полётовой о портрете, который стоял у гроба (спор продолжился и в музее. Художник Малозёмов рисовал этот портрет без рук (так этот портрет и сфотографировал Н. Н. Александров). Портрет другой, купленный у Ю.П.Рыболового Наирой Вартановной Перелегиной, и вызывает спор в Николе.
     Нинель Александрона говорит: «Зинаида Ивановна так интересно пишет мне письма, но мне всё некогда ответить»
       Утомились все. Прощаемся. Нинель А. идёт провожать нас до остановки…

Фрагмент 3. В гостях у Вячеслава Сергеевича Белкова – руководителя вологодского Рубцовского центра.  6 августа 2003 год.

     Предисловие.
 На второй день пребывания в Москве (2 августа) звонок в квартиру М. А. Полётовой и приглашают к телефону Зинаиду Ивоновну.  Это В. С. Белков. Очень приветливо поздравил и расспросил, когда будем в Вологде. Сказал, что ждёт нас. Мы обрадовались. А когда рано утром приехали в Вологду к Зиновенко Т. Н на улице Яшина, 3, то  В.С. Белков часов в 10 утра опять позвонил, что ждёт нас у себя. Договорились о встрече. Пообещали прийти к нему часов в 5-6 вечера после Груздевой и Старичковой. (Такой насыщенный день!).                
      Немного поплутали, разыскивая его дом, а он встречал с другой стороны. Младший сын Миша пошёл разыскивать отца. Вернулись. Таким я его и представляла. Небольшой, сухопарый с цепким взглядом. Немногословен, но нам искренне обрадовался. Сразу в его кабинет-музей. (Думаю, что и он, и Нинель своими квартирными музеями подталкивают городские власти к созданию городского музея. Располагаемся. Вячеслав Сергеевич ведёт «экскурс» по материалам, им собранным. Несколько подлинных вещей: шахматная белая фигурка (из писательской организации), фото, сборники «Звезда полей», «Лирика». Приложена записка «Руками не трогать». Стол и широкий подоконник заняты «техникой». Здесь и фотопортрет поэта. В шкафах сборники стихов и материалы о нём (как и у нас). На спинке второго дивана – портрет Рубцова, живопись. Плохой. Показал видеофильм (редкий, не для распространения) о поездке по Беломорью с группой писателей: Яшин, Белов, Коротаев и другие. Заметно выпивший Николай Михайлович. Есть кадр, где Рубцов читает свои стихи. Фильм короткий, старый, с плохим звуком. Чёрно-белый.
       Попили чай, подарили Уссурийский бальзам и открытки Приморья. Вышел и проводил до остановки.
     Очень обязательный человек. В последний день нашего пребывания в Вологде (11 августа) был сильный дождь. Вячеслав Сергеевич пришёл за некоторое время до нашего отъезда на Яшина, 3 с рюкзаком своих книг «ещё тёпленьких» из издательства, только что отпечатанных «Рубцов сегодня» и подписал нам две книги.
Фрагмент 4.  7 августа 2003 года.  В гостях у Томашевской Татьяны Дмитриевны.
     Татьяна Дмитриевна Томашевская – близкий друг, первая учительница музыки русского замечательного композитора Валерия Гаврилина («Перезвон», «Русская тетрадь», песни «Два брата», «Черёмуха», романсы и многое другое. Майя Андреевна Полётова пригласила нас нанести визит Татьяне Дмитриевне).  Утром почти осеннего северного августа.        
    Двухкомнатная квартира в «хрущёвке». Нас хозяюшка уже ждёт. Знакомимся. Удивляется, как и другие вологжане, нашим далёким путешествием. Квартира музейной наполненности. Стена напротив балкона занята увеличенными фотографиями «Гаврилин и о нём». Шкаф – памятные вещи, книги, альбомы, посуда – всё было в руках композитора-друга Татьяны Дмитриевны Томашевской на всём протяжении жизни Валерия Гаврилина. Усаживаемся на диване, на котором много раз ночевал Гаврилин. Рассказ биографии. Первые встречи. Первые встречи со школьником, уже сиротой в 1-м классе. Т. Д. прониклась сиротской судьбой и полюбила как сына на всю жизнь. Показ фильма о нём и о ней, о семье Гаврилина. Пообещала позже выслать фильм нам. Включает магнитофон. Голос композитора, исполнение его произведений Штоколовым, Богачевой и др.  Пьём чай и восхищаемся всем. Фото на память. По-моему, мы оставили неплохое впечатление свои вниманием и восхищением Гаврилиным и его старшим другом. Татьяна Дмитриевна вместе со вдовой Гаврилина пишут книгу.     А нам особенно дорог тот факт, подтверждённый Т. Д.,  что в последние дни композитор сочинил «Вальс Рубцова», осталось чуть отделать. Он сыграл его супруге Наталье и друзьям. Но умер внезапно. Перед смертью говорил, что наконец- то, дошёл до божественного звука Рубцовского стиха.
    P. S. Кириенко-Малюгина от 16 .01.2021г.    В августе 2003 года мы, представители первого Московского Рубцовского центра (основан в мае 2001 г., презентация экспозиции состоялась 19 сентября 2001 г.) в составе Ореховой З.Н., Любенко Э.А. и Кириенко Ю.И. выехали в Вологду.  Встречались с Н. А. Старичковой в её домашнем музее. Затем выехали в  Никольское и участвовали в Рубцовской конференции. С докладом о пропаганде творчества Н. М. Рубцова выступила З.Н.Орехова, зав. юношеской библиотекой № 199 СЗАЛ г. Москвы, в которой тогда была размещена экспозиция о Н. М. Рубцове. Ю.Кириенко-Малюгин сделал доклад «Поэзия Рубцова — путь Возрождения русского народа и России». Название было изменено на «Читайте поэзию Николая Рубцова» вологодскими редакторами сборника докладов «Исследования о жизни и творчестве Николая Рубцова» научно-практической конференции «Рубцовские чтения», состоявшейся 8 августа 2003 года в доме-музее Н.Рубцова в селе Никольском Тотемского района Вологодсвой области.  Тогда 8 августа 2003 г.  мы встречались с Анатолием Сереевичем Мартюковым, писателем, другом Рубцова ещё по детдому и затем периодически по жизни, писателем, автором  воспоминаний о Рубцове. 

Дубинина Зинаида Ивановна. Путешествие к Рубцову в 2003 году.

   С Дальнего Востока, из г. Артёма Приморского края по железной дороге (7 дней пути в одну сторону и столько же по времени в обратную!!!) — в Москву, в Вологду, Тотьму, с. Никольское — мемориальный музей Н. М. Рубцова. Фрагменты 1-4 опубликованы 29 января 2021 на сайте (раздел «новости»)
      Прим. Зинаида Ивановна Дубинина — организатор коллектива «Рубцовская горница» в г. Артём Приморского края, в которой в 1996 году объеденились литераторы и пропагандисты творчества Н. М. Рубцова, а позднее литературные мероприятия включились школьники города.

Фрагмент 5. Вологда, 7 августа 2003 год. Пошехонское кладбище.

            На окраине города. До недавних лет (71 год) считалось новым, на пустыре. Теперь обширное, самостоятельно не нашли бы. В сопровождении Татьяны Николаевны Зиновенко вместе с М.А. и О.Н. Полётовыми подходим к могиле Н.М. Рубцова, кланяемся, возлагаем цветы. Чисто, нет сорняков, хотя конец лета- августовские дожди. Всё как на фото. К бордюру с надписью: «Россия, Русь, храни себя, храни» прислонилась анютка (цветок). Попросив прощенье у Н.М. и у цветка, срываем для гербария. (Теперь в нашем гербарии этот цветок иллюстрирует произведение поэта «Цветы»).
             В вазе ярко красуются алые гладиолусы – сначала замечаем их, а потом скромно прислонившуюся к дереву женщину в алом пиджаке. Оторопели от неожиданности. Сами были смущены и невосприимчивы к чему-либо ещё, кроме встречи с поэтом. Женщина неохотно идёт на разговор, еле-еле после того как мы были представлены с Дальнего Востока и направляемся на Никольские чтения, она оттаяла и рассказала, что узнала поэта в последние годы, прожив нелёгкую жизнь, много потерь… И 2 года тому назад открыла, что стих «Букет» посвящен ей.
                    Ей 13 лет. Жила в посёлке Емецк. Однажды собирала букет в Емецк-луге. Вдруг видит, кто-то едет на велосипеде с горочки в её направлении. Сначала испугалась, но потом увидела, что в правой руке на руле букет. Тогда успокоилась – раз букет, значит хороший человек. Не доехав, остановился, положил велосипед и молча подошёл, протянул букет. «Я тоже молча взяла». Сел на велосипед и поехал в гору. Обратила внимание, что он был босиком и розовые пятки. Дня через три получила письмо и там стихотворение. Тогда я даже не вспомнила о чём стихотворение. Подпись – Рубцов. Показалась грубой фамилия. И откуда адрес? Хотя село небольшое. Потом всё забылось. И только намного позже увидела его портрет в сборнике «Видения на холме» и поняла, что это Рубцов.
Дала адрес:163061, Архангельск, Карла Либкнехта, 18 -199. Галина Ивановна Теликова (Хабарова).
              Посетили могилы Нины Павловны и Николая Михайловича Зиновенко, Чухина – друга Рубцова, а на выходе – мемориальный памятник Виктору Вениаминовичу Коротаеву, также другу Рубцова.
                 Как сказал А. Грязев на встрече в Николе, будут ставить мраморный крест на могиле Николая Михайловича.

 Фрагмент 6.    8 августа. Никольское. Рубцовские чтения.

  «Икарус», заполненный участниками чтений из Москвы, Мурманска, С-Петербурга, Дзержинска и других мест России, мчит нас в Николу. По ходу поездки немного знакомимся. Но с питерцами обнимаемся, целуемся, заочное по письмам знакомство преобразуется в очное. Вот Люба Федунова, Тамара Данилова, молодые, лет по 40, симпатичные и радостно-приветливые к нам. Серьёзно-сердитая полная дама как-то охлаждает и не восторгается, что мы «с Д. Востока». И когда на чтениях я выступала, то почудилось, что с её стороны идёт какая-то волна неодобрения в противовес молодому человеку, улыбающемуся в знак согласия кивки головой. (Москвич Николай с женой. Бард. Поэт. Супруга – преподаватель русской словесности университета московского, пишет диссертацию по Рубцову). Оказалось, что это внешнее, нас воспринимала очень доброжелательно, позднее подарила нам свою книгу о московском музее при библиотеке (Л.А. Абрамова, заведующая и библиотекой, и музеем по Рубцову – огромная работа). Она и создала музей поэта – первый в С-Петербурге. Пригласила на осенние чтения в Петербург (позднее выслала программу чтений).
   Местность слабовсхолмлённая, с лиственными перелесками, луга с копнами, поля в рабочем состоянии, пасётся скот. Редкие деревни, упадка нет, но и новостроек не видно. Остановка на 5 минут в селе Воробьёво, знающие показывают влево на деревню вдалеке – родное гнездо А. Яшина (родился). Дорога ровная. Часа через два прибыли в деревню Черепаниха на берегу Сухоны. На обратном пути «Икарус» будет встречать нас ночью на этом левом берегу. Перевоз. Загружаемся. Фотографируемся. Ещё больше знакомимся. Минут 20 паром идёт поперёк Сухоны. Правый более высокий берег с с. Красное (Усть-Толшма). Видны 2-3 улицы, ферма, на высокой части храм Благовещение, знаменитый в своё время, разрушен. Где-то здесь, за селом устье реки Толшмы. Дорога с ухабами, справа и слева молодой лесок из лиственных, вроде лесополос. Подвозят к школе (здесь учился Н. Рубцов), двухэтажное здание, здесь в столовой обед для нас. Знакомимся коротко со школой на 90 деревенских учащихся, здание, классы готовы к 1 сентября. Несколько слов директора школы Игошевой.
      Далее недалеко детский дом-музей имени Н.Рубцова. Замечаем просторность села, усадьба от усадьбы на приличном расстоянии. Простор сибирский. Может быть, ещё и потому, что холмы. Старая часть Николы на склоне к востоку, с правого берега Толшмы, другие строения в междухолмьях и вдали видны новые скопления домов – новая часть.
          По ходу к детскому-дому музею М.А. Полётова познакомила нас с детдомовками того периода, дружившими с Колей Рубцовым – Женей Буняк, Тоней Шевелёвой, Ан. Серковой. Они есть на наших фото. Очень удивились нашим подвигом. Да, теперь никого не удивишь поездкой на другие континенты, а проехать по своей Родине – удивляет.
        Ощущение, да так оно и есть, простора. На небольшом склоне в южную сторону фасада с многочисленными окнами стоит двухэтажное голубое (обшитое досками) здание с небольшим мезонином. Штакетный забор огораживает усадьбу, с улицы по деревянному настилу, миновав небольшой палисад, входим на крыльцо.
       Сени-вестибюль из трёх частей, вправо сам вестибюль квадратный, слева небольшое помещение (администратор), узкий коридор с подъёмом в две ступеньки, слева лестница в мезонин (мне пришлось полежать там, когда пришли сюда опять и мне стало плоховато. Как оказалось, на кровати Рубцова. Из коридорчика направо вход в теперешний актовый зал через спуск в три ступеньки.
       Музейная экспозиция не очень богатая, но много печатного в запасниках позднейшего (после 71 года) периода. Есть подлинные экспонаты: парта Н.Рубцова, его школьные сочинения, посмертная маска, пальто, берет ( от Е.Н. Козловской), остальное – быт тех лет (туеса, гребешки для сбора ягод, с/х инструменты, самовары, половики. Много фото. Много записей бесед с жителями села, лично знавшими Рубцова (фонотека). Да и мы удосужились небольшого разговора с первой учительницей и жительницей села. Руководит музеем Галина Алексеевна Мартюкова, племянница друга детства Рубцова – Анатолия Сергеевича Мартюкова (спали «валетиком» детском доме с 7 лет до 7 класса). Музей в Николе – филиал Тотемского музейного объединения (директор Ерыкалова Юлия Павловна. Ей мы передали привезённую воду с Тихого океана). Участников чтений около 100, сообщений 22, моё – 18.
Случайно оказались рядом сидящими с Ю.И. Кириенко, Э.Любенко и З.Н. Ореховой (Москва). У нас сними завязался интересный разговор и обмен материалами (Мы – отчёт о работе на Дальнем востоке, они – три книги и плёнки от московского Рубцовского музея).
Зачитывают обращение участников чтений: восстановление Никольского храма, хлопотать о памятнике поэту в Москве, издательство, продолжить поиск, на могиле Рубцова установить мраморный крест, требовать увеличение программных часов по изучению творчества поэта в школе.

Фрагмент 7.  После конференции.

    Фото, слева направо: Дубинина З., Рубцова Е., Старичкова Н., Буняк (Романова Е.), Гладкая Л., неизвестная.
        После обеда в школьной столовой - бегом по деревне, стремимся увидеть и узнать как можно больше. Привлёк внимание почти двухэтажный голубой дом.  Как раз женщина гонит по улице стадо, спросили у неё. Оказалось, что это дом Генриетты Михайловны Шемахиной, (Меньшиковой, жены Н.М. Рубцова), родовое гнездо Елены Николаевны. Возвращаемся и ещё раз фотографируем. Вдруг на крыльцо выходит Елена Николаевна и приглашает в дом. Немного смущаясь, входим. С крыльца идёт узкий коридорчик из нескольких ступеней сразу в кухню.
     Лена захлопотала насчёт чая. Отказываемся. Знакомимся с дочерями Алиной и Машей. Вечером у костра на берегу Толшмы девочки быстро нашли общий язык с моей внучкой Ольгой, сейчас переписываются.
    Нам Елена Николаевна дарит две книжки стихов (одна 1977 года, принадлежала Генриетте Михайловне), благодарит за нашу деятельность.
Из другой комнаты выглядывает парень лет 30: «Ленка, это они так далеко приехали?»
 - Да.
 -  Ни фига себе!
     (Это брат Елены Николаевны, сын Генриетты от второго брака).

Фрагмент 8.  На улице села Никольское.

     Сумерки. Торопимся на костёр на костёр у реки Толшмы. Чудесный концерт. Чудесный концерт. Барды Ю. И. Кириенко-Малюгин, Эрнест Любенко, замечательный певец из Вологды Гончаров. Читают стихи, пекут картошку, дарят хлеб, испечённый в деревенские пекарни-пристройке к храму Николы. Разговоры, воспоминания, обмен адресами. Потом увидели фото этой встречи на обложке журнала. Фото Андрея Кошелева. Мы с О.Г. в центре на этом фото. Внучка Оля – рядом с Алиной, внучкой Н.М.
    В 12 ночи отъезжаем к парому. Но поездка на маленьком микрике была страшной. Не чаяли доехать…
Около 2 часов ночи – Тотьма.

                                                                         ТОТЬМА

       Автобус останавливается в районе Спасо-Суморина монастыря. Здесь был техникум, Рубцовское место. Ночуем в номере-келье, может быть в той, где жил студент Коля. С нами – заместитель руководителя Рубцовского центра – Зоя Николаевна Орехова. Но только перекидываемся несколькими фразами по поводу ночёвки, устали до такой степени, что сразу сваливаемся полураздевшись в кровать. (В келье холодно, сыро).
     Утром завтрак и бегом по Тотьме. Беглое знакомство. Старый, одноэтажный, деревянный. Много бурьяна, заболочено. Внушительный, классического стиля, почти не разрушен, храм Вознесения. Внешне различные по внешнему строю храм Троицкий, (кажется действующий) и Вознесенский (реставрация). Взяли от храма кусочек гипсового украшения.
     Через Тотьму, взгляд налево-направо мчимся к пристани на реке Сухоне к памятнику Рубцова.
       Замечательный памятник Клыкова с таким же выражением (конечно, типичное поэту) как на графическом портрете В. Сергеева.
        Вид на реку – спокой, простор, светлость. Забываешь о времени. Сказать «восторг», мало. Какой-то необычный всплеск в душе, будто встреча с живым Н.М. Рубцовым. Состояние не передать. Фото, сбор камешков у постамента и – возвращение к автобусу с огорчением отъезда из Тотьмы.

Фрагмент 9. Ферапонтово   10 августа 2003 года

   Понедельник, день не экскурсионный. Заручились письмом директору к главному хранителю. Его любезно написала Марина Кошелева, заодно передала на оценку свои фото проспекты «Никола», «На Вологодчине», «Тотьма». А накануне вечером на Яшина 3-28 пришла встретиться с нами руководитель литературного клуба Валентина Станиславовна Старкова (нас заочно знакомила Н. П. Зиновенко). В.С. написала записку своему бывшему ученику Анатолию Гурину, мастеру глиняных изделий, живущему в Ферапонтово и работающему в музее.
     Международный автобус «Вологда – Липин Бор» обычный, места заполнены. Не доезжая до Липина Бора (ещё часа полтора) сходим на Ферапонтово. Морось, зонты. До по Ферапонтово посёлка 1,5 км. Идём под дождём, по грунтовке, хорошо, что нет машин. И вдруг видим далеко купола церквей монастыря, а над ним – озеро голубого неба. С нами попутчицы. Село небольшое. Через мост входим в кирпичные ворота, над которым двуглавые, вытянутые узкие купола – два над воротами церкви. Монастырю в 2002 году 600 лет, фрескам Дионисия - 500.
   Сразу находим главного музейного работника, и она бесплатно проводит с нами экскурсию. Диктофон включили, но говорит она очень тихо, запись получилась плохая. Даже водила в храм Рождества Богородицы, куда экскурсию не водят. Там проводят научные работы, несколько групп реставраторов, леса и видеосъемки были при нас. Фрески от пола до потолка. Расписаны церковные всемирные соборы, изображения святых и тех, кто впал в ересь. Купили литературу о Ферапонтово, сделали фото.
       Потом нашёлся Анатолий.  Вяжет корзинки. Он отвёл нас в «коптилку, напоил горячим чаем с домашним винцом (почему и не простыли, хотя было сыро, холодно и мы замёрзли).

      Фрагмент 10.  Корзинных дел мастер Анатолий.

     Рассказал много интересного о селе, озере Бородаевском и о монастыре. Из рассказа В.С. Старковой мы знали, что он болен раком, что первая жена его оставила, но удивительно жизнерадостный человек! Прочёл нам своё стихотворение.

Не полюбишь ты меня –
Я росточком маленький,
Да и вся моя родня
Чуть побольше валенка.
Говорят, весёлый я,
Всем со мною весело.
Все весёлые друзья
Из-за баб повесились.
Я верёвку вить не стану,
Не полезу в петлю я.
 
     Анатолий вызвался доставить нас на своей (машине) на главную трассу к автобусу и был с нами больше часа, пока не пришёл автобус. Анатолий – мастер на все руки, чудесный человек (по характеристике В. Старковой). Когда-то имел в Вологде строительный кооператив. Всё ликвидировал и переехал с семьёй в Ферапонтово. Здесь купил домик, завёл небольшое хозяйство и подрабатывает при монастыре. Говорит, жить осталось мало. Рак. Полгода провёл в больнице, не помогло, поэтому перебрался ближе к Богу.
    Главный научный сотрудник, которая провела с нами экскурсию, тоже имеет занимательную историю. Имела престижную работу по своему образованию, квартиру в Москве, а вот после посещения   Ферапонтова всё оставила и переехала на жительство в посёлок. Здесь и замуж вышла. Возвращаться в Москву и не думает. Работа интересная, да и жизнь здесь в радость.
      Только отъехали от Ферапонтово, дождь прекратился и в небе появилась радуга! Водитель остановил микрик. Мы все вышли, любовались и фотографировали.

Фрагмент   11.    18 августа 2003. Вологда.

    Последний день в Вологде. Идём в писательскую организацию по приглашению председателя Грязева А. А. Приветливая встреча. Чай. Разговор о Дальнем Востоке, от Рубцове. Очень понравился портрет (акварель художника Едемского, не ручаюсь за правильную фамилию). Знакомство с молодым автором Дмитрием Ермаковым, подписал нам свои книги. Здесь состоялся разговор с супругой поэта Глеба Горбовского – Лидией Дмитриевной Гладкой, которая ещё в автобусе на Николу подарила нам книги - первый том «Окаянная головушка» из готовящегося семитомного издания стихотворений Горбовского, подготовленного ею и Борисом Тайгиным. Когда мы спросили, за что нам такой подарок, Л.Д. ответила: «За то, что вы любите Колю». Лидия Дмитриевна дала свой адрес и пригласила в Питер. А. А. Грязев прост в разговоре и общении. Дарит нам много литературы вологодских авторов. 33 книжечки изданных в Вологде стихов, «Литературный альманах Вологды», свои произведения, даже стихи Чухина. С сердечными надписями. Просил писать. Позже выслал много материалов и фото Николая Рубцова.
   Вечером зашли в подъезд, где квартира 66 (Рубцова). Но ещё в подъезде встретили неприветливую хозяйку: «Что же сейчас? Надо было заботиться, когда был живой». Но немного оттаяв: «Выгребли столько. Я вначале не зашла, пока муж не убрал с уборщицей. Много сюда ходят».
      Расстаёмся с милой гостеприимной Татьяной Николаевной Зиновенко с надеждой на новую встречу.
     Итог поездки не поддаётся описанию. Мы в восторге. Столько нового! Наша душа обновилась.

      В присланном материале Э.И.Дубининной -   подписи к фото в Вологде
      В писательской организации Вологды. А. Грязев, З. Дубинина, Л. Гладкая, О. Дубинина, Ю. Кочин.
      А.А. Грязев подписывает книги приморцам. Рядом – О. Коротеева.

    P. S. Брошу камешек в «озеро» членов Секретариата и Правления Союза писателей России, которые ни разу не выходили на контакт с пропагандистаами творчества Н. М. Рубцова и не оказали никакой помощи в сохранении Московских рубцовских Центров в г. Москве (были закрыты без возражений со стороны Минкульта РФ). Отговорка будет обычная: «А что ж вы не обращались?» Редко, но мы обращались. Некогда было этим... Лауреатов определяли по разным премиям.

Еатерина Никанорова. О А. А. Поповой, матери Генриетты Михайловны Меньшиковой

от 02.11.2020.
 ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
    
    Давно появилась эта мысль – рассказать об Александре Александровне Поповой, деревенской женщине, жительнице села Никольское Тотемского района Вологодской области. «А кто она такая?» - спросят несведущие.  Александра Александровна Попова, или тетя Шура по-деревенски,  – теща Николая Рубцова, мать его гражданской жены Генриетты Михайловны Меньшиковой, бабушка дочери Лены. И еще когда-то в сиротские годы поэта – добрая и заботливая повариха детского дома. Ребенка не заставишь быть неискренним, поэтому верится, что маленький Коля, чувствуя доброту тети Шуры, называл ее «мамой» или «мамушкой».
    Пройдут годы, появятся воспоминания вологодских поэтов о Николае Рубцове, и во многих  добрейшая тетя Шура будет представлена сварливой и злобной. Эти воспоминания подхватят другие авторы, будут писать рассказы, составлять сценарии и уже «от себя» добавят  негативное и нелицеприятное к образу этой женщины.
    Обидно. Обидно очень, если услышишь от Елены Николаевны рассказы о своей бабушке – столько в них любви, жалости и сострадания. Прочитаешь воспоминания односельчан – в них только уважение, добро и желание «так бы и увидела еще раз бабушку Шуру, послушала ее веселый голос да смешные шутки-прибаутки».
    Надо бы как-то понять это противоречие, разобраться в нем. Для этого взять диктофонные записи воспоминаний внучки, многочисленные рассказы очевидцев-односельчан, письма самого поэта… Все внимательно прочитать, записать и представить на суд читателя. 
 
ИЗ СЕМЬИ ПОПОВЫХ
    
  фото № 1.     Попова Александра Александровна родилась 17 января 1910 года в деревне Никольский Погост  (ныне село Никольское Тотемского района). Отца звали  Попов Александр Егорович, мать – Попова Серафима Васильевна. Семья была большая – 10 детей: 8 сыновей и 2 дочери – Мария и Александра.  Некоторые дети умерли во младенчестве. Александра была девятым ребенком, после нее родился младший брат, названный Александром. Жили в своем доме, доставшимся  им от родителей Серафимы Васильевны. Он  стоял в низу деревенской улицы, на скате берега реки Толшмы. Семья большая была, дружная. Никаких ссор, никакой ругани не вспомнить.
     Была грамотная - училась в церковно-приходской школе. Воспоминания о детстве – все много работали,  детей приучали к труду с малых лет.
    Выросла Александра видная. Вообще все дети у Поповых были видные да статные. Только последний, Сашка, был среднего роста – недаром Поскребышем называли. А Шура ростом под метр восемьдесят, крепкая, широкоплечая, обувь носила большого размера.  Волосы вьющиеся, белокурые, глаза голубые.

МОЛОДОСТЬ

    В 1930 году Александре исполнилось 20 лет, и она вышла замуж за  Шестакова Ивана Николаевича из деревни Френиха.  Работал Иван в сельском совете. Через год в семье родилась дочь, которую назвали Тамарой. В это время в деревнях полным ходом шло строительство новой жизни - коллективизация, раскулачивание, высылка неугодных. За какую-то провинность был арестован и Иван Шестаков и приговорен к 3 годам тюрьмы. Но через 3 года домой он не вернулся:  умер то ли где-то в лагере, то ли  в дороге – доходили неясные слухи обо всем этом. Осталась Шура вдовой в 25 лет.
  Фото № 2.  Работала на молокоприемном пункте в Николе, за маленькой Тамарой присматривала бабушка Серафима.  Приходилось перетаскивать, грузить на телегу сорокакилограммовые бидоны с молоком, отвозить их на маслозавод в деревню Манылово.  Вот на этом заводе и повстречалась с Михаилом Меньшиковым. У того была семья в Манылове, дети подрастали, но и с Шурой, молодой вдовой  из Никольского, начались самые близкие отношения. 23 октября  1937 года на свет появилась девочка.
     Пришла  проведать новорожденную жена брата Александра Тася, работавшая в колхозе ветеринаром.  «Как назовешь дочку?»  – спросила. Шура растерянно ответила: «Даже не знаю, как и назвать. Вот ты ученая-грамотная,  сходи в сельсовет, запиши и назови, как хочешь». Пошла Тася и  записала – Генриетта. «У меня самой  дочка Гета, пусть  и эта Гетой будет. Имя-то редкое какое!»

ВОЙНА
    Когда началась война, Михаила Меньшикова призвали на фронт. Воевал под Ленинградом, но недолго - пропал без вести. Так и осталась Александра одинокой.  Не знала семейной жизни, не имела мужа – опоры и защитника. Все дела по хозяйству всю свою жизнь выполняла сама – надеяться было не на кого.
    В 1943 году в детский дом в Николу привезли группу детей – первоклассников из Вологды, среди которых был Коля Рубцов. В чьих-то воспоминаниях промелькнет, что приходил Коля на сливпункт и тетя Шура, жалея его, худенького и маленького, иногда наливала ему кружку обрата.
    А потом она перешла работать поваром в детский дом. Евгения Буняк (Романова) рассказывала, что ходили и просили у тети Шуры сырой картошки, чтобы испечь ее в костре на берегу реки. «Коле Рубцову она давала несколько картофелин, а мне отказывала. Я начинала упрекать: «Кольке Рубцову дали, а мне не даете…» Тетя Шура оставалась неумолимой. Тогда я садилась на табуретку и горестно запевала: «Вот умру я, похоронят меня, и никто не узнает, где могилка моя…» Тетя Шура ойкала, всплескивала руками, пихала  мне в руки 3 или 4 картофелины и выпроваживала со словами: «Это в последний раз!» Очень доброй была тетя Шура. Коле она так нравилась, что приходил в столовую и называл ее «мамушка» или даже «мама». Жалела ребятишек -  ведь свои две дочки растут без отцов, а тут  многие горемычные и  без отца, и без матери.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ
    
    Мария Карякина, жена известного русского писателя Виктора Петровича Астафьева, оставила о Николае Рубцове подробные воспоминания. Она хорошо знала его во время жизни в Вологде, вероятно, расспрашивала о семье, о детском доме и по-женски сочувственно рассказала об этом:
Фото № 3.     «Позже я узнаю и о том, как тетя Шура - добрая и ласковая няня в детском доме, где воспитывался мальчик Рубцов, - чаще, чем других ребятишек, незаметно оделяла его вниманием: то сушку даст, то слово ласковое скажет. И маленький Коля тянулся к ней, как к родной. Подойдет, бывало, к ней и скажет: "У меня рубашка запачкалась". И она даст ему другую, чистую, и неряхой не обзовет, не поругает. "Тетя Шура, у меня пуговка оторвалась", - снова обратится к ней мальчик. И она пришьет ему пуговку, может, мимоходом и носишко утрет, по головке ли погладит, шнурок ли на ботинке завяжет...
        Чуткая и нежная душа, он боготворил тетю Шуру беспредельно».

ТРАГЕДИЯ

     Война закончилась, Победу отпраздновали, народ вздохнул вроде бы посвободнее… Но тут-то и начала власть  ужесточать законы. Читаешь газеты 40-х годов, едва ли не в каждой – репортаж из зала суда. А зал суда в деревне – это клуб. На сцене за столом – «судьи», перед ними, на всеобщем обозрении – «подсудимый».  И целый зал зрителей.  Голод был после войны, в 46 и 47 годах. Работали колхозники за трудодни, а выплачивали им зерном только в конце года. Денег ни у кого не было, купить ничего не могли – голод, голод стоял в деревне в послевоенные годы! Тракторист  унес домой полмешка зерна, доярка для больной двухгодовалой дочери налила на ферме пол-литра молока, старуха набрала корзину просыпанного возле риги зерна.  И получали они два года, три года, пять лет… Увозили «преступника» из клуба сразу в тюрьму.  Что из того, что дома дети? А девочка двухгодовалая умрет, оставшись без матери? Закон суров!
    Такое вот судилище выпало на долю и Александры. Всё село было взбудоражено. Особенно детский дом. Судили повара детского дома – Александру Александровну Попову. В чём же была виновата любимая детьми тётя Шура?
      Весной  уволилась из детского дома завхоз. Директор обратилась к  повару и попросила заменить его. Александра Александровна отказывалась, но директор настояла на своём. В это время нагрянула в детдом комиссия и обнаружила, что картошка  для детдомовской столовой, заложенная в глубокие ямы для хранения на зиму, сгнила. Во всём обвинили только что вступившую в свою должность тётю Шуру. А она даже не знала ничего об этой картошке.
      Когда судья огласил приговор – пять лет тюремного заключения, – зал чуть не взорвался от криков односельчан, сотрудников детского дома и возмущённых детей.  «Тётя Шура не виновата! Не виновата тётя Шура!» – кричали и топали ногами присутствующие. Однако приговор тут же привели в исполнение: два вооружённых милиционера увели несчастную Александру Александровну.     
      За матерью бежали и плакали две её дочки – Тамара (старшая) и Гета (младшая). Их успокаивали приехавшие в село родственники. Они же решили и судьбу детей. Старшая, Тамара, была отправлена в Тотьму к родне (нянчить ребёнка). А младшая, Гета, была принята в Никольский детдом. Бабушка, Серафима Васильевна, мать тети Шуры, не пережила потрясений и умерла в 1947 году.
    На всю жизнь остались в памяти Геты стыд и унижение, которое она переживала в детдоме. Горечи и обиды сколько испытала, слез пролила! Особенно в первое время. Очень уж ее не любила директор – видеть не могла спокойно. Потом понемногу освоилась. Училась, занималась в кружке акробатики. Ездили на смотр школьной художественной самодеятельности в Тотьму. С Женей Романовой выполняли акробатические упражнения, а Коля Рубцов сидел с краю сцены и играл на гармошке «Раскинулось море широко».
     Никогда не любила вспоминать о тех годах. И ее мать, Александра Александровна, вернувшаяся в деревню в конце 1950 года, никогда не рассказывала о пережитом. Свой срок отбывала она в Архангельской области, в «Каргопольлаге».

АЛЕКСАНДР И АЛЕКСАНДРА

  Фото № 4.       Очень любила Шура своего младшего брата Александра. Он был на два года моложе ее – родился в 1912 году. Заботилась о нем, заступалась, оберегала. А тот рос лихой – везде море по колено. Широкая натура - разудалый, развеселый, на гармошке наяривал, песни пел на всю деревню, в карман за словом не лез. Не одну войну прошел, проявил себя отчаянно храбрым. Воевал в пехоте, потом в десантных войсках. И  в тылу врага бывал, и  в разведку ходил. С наградами на гимнастерке приехал после Победы в родную Николу в звании гвардии сержанта. Много раз был ранен.  С осколком в спине лежал в госпитале почти год. Операции делать не решились: боялись непредсказуемых осложнений. Так и жил всю жизнь с куском железа в груди. (Забегая вперед, можно сказать, что этот осколок достиг его сердца через 20 с лишним лет: умер Александр мгновенно. Умер на берегу реки в разгар празднования Дня молодежи – 26 июня 1967 года).
    После войны женился, (правда, уже во второй раз: первая жена с дочерью уехала от мужа  в другую деревню), в 1949 году родилась  еще одна дочь Людмила. Жить бы и жить, но не тот характер был у бывшего десантника: спокойная жизнь – нет, не для него. Летом, в начале 50-х годов, пришел в клуб, конечно  же, сильно выпивши. Разошелся – не понравилось ему что-то, да и давно, знать, накипело. Ударил по висящему на стене портрету Сталина – только осколки  полетели. По тем временам это был поступок, равный политическому преступлению.
    Утром видит жена – идет к дому участковый, а за ним еще двое. «По Санькину душу», - поняла она. Тот бросился в комнату, распахнул окно, выскочил  и побежал в кусты вдоль Толшмы. «Где  Александр Попов? За ним пришли», - объявил участковый. «Не знаю, не знаю, ушел куда-то»,-  засуетилась жена. А рядом дочка Александра, Люся,  четырехлетняя стоит. «Где папка?  - спрашивают ее. Ребенок за матерью повторяет: «Не знаю. Ушел». А сама от окна глаз не отводит. Поняли они по удивленному взгляду ребенка, в чем дело,  и бросились в погоню.  Конечно же, догнали, арестовали, судили – и получил свой тюремный срок бывший десантник.
    Плачьте, жена и дети, горюй, сестра,  – доля такая у отчаянного деревенского мужика. Только закончила свой тюремный срок Александра, как отправился по этапу ее любимый брат Александр.   
    Вернулся в Николу он уже в конце пятидесятых годов. Запомнился тем, что выпьет в  выходной ли, в праздник ли, сядет, ногу на ногу закинет, голову поднимет гордо и громко объявит: «Я – прежде всего ЧЕЛОВЕК! Вам всем понятно?» и повторит по слогам: «ЧЕ –ЛА-ВЕК!»
    
ГОДЫ ПЯТИДЕСЯТЫЕ

    Старшая дочка  Александры Тамара замуж вышла рано. Уехали с мужем жить в Пятовский лесопункт, что возле Тотьмы. Когда родилась у Тамары своя  дочка, она привезла ее в Николу бабушке Шуре. А та в это время работала  уже в сельпо.  Нужно было ухаживать за лошадьми, запрягать их и на санях зимой, в телеге летом развозить кули с товаром по деревенским магазинам. Утром, чуть свет, разбудит маленькую Риту, укроет, укутает, посадит на чунки и повезет в конюшню. Там положит внучку в ясли и начинает свою работу: прибрать, вычистить, накормить  лошадок, напоить, а потом отправиться в разъезды. Ребенка то с подросшей Гетой оставит, то с собой возьмет, то, если холодно,  к родне отведет.
    Однажды, в начале зимы, лед на Толшме еще некрепкий был, провалились сани в полынью. Тетя Шура не за себя испугалась, а за кули с товаром: доставала их из-подо льда. Сама промокла, замерзла, одежда вся заледенела… Но спасла свой ценный груз, а потом отогревалась на печке. 
    Младшая дочка Гета осталась после школы в Николе. Работала, где было свободным место: и на почте, и  в детском саду. Потом устроилась в клуб.

ВСТРЕЧА С РУБЦОВЫМ
    
    Детский дом в Никольском закрылся в июле 1951 года. Николай Рубцов не был в Николе 11 лет. В конце июля 1962 года он приехал из Ленинграда  в деревню в отпуск.  К кому идти, кого искать? Конечно же, добрую тетю Шуру, повариху из детского дома, которую называл когда-то мамой. Не смог найти - ее дома не оказалось. Отправился дальше – детдомовских знакомых разыскивать.
    Фото № 5.   В этот день отмечали проводы в армию Владимира Аносова. Рубцов  нечаянно попал на этот праздник.
Вечером  все отправились в деревенский клуб, в котором заведующей работала Генриетта Меньшикова.  Сначала она его даже не узнала – так изменился: молодой, но уже залысины во весь лоб, видно, что в жизни повидал  многое... Гете пришлось заново узнавать своего школьного товарища.   Многое начали вспоминать из  детдомовского детства. Вечер воспоминаний пролетел быстро. Ночевать Николая определили в дом к  Анне Романовне Шестаковой. Хозяйка выделила ему кровать в прихожей.
    Фото № 6.  А на следующий вечер – снова с никольской молодежью в клуб. Так ведь и сам еще молод – 26 лет всего!  После разговоров, воспоминаний, танцев Николай пошел провожать Гету домой. Проводил – и остался. Вот так и начались их близкие отношения.
    Жила Гета с матерью в старой избе, которую приобрели год назад у односельчан Чудиновых. Те построили себе под одной крышей новый дом, а зимовку за ненадобностью продали тете Шуре. Хоть и старое, но свое жилье – ушли с дочкой из родительского дома, где со своей семьей остался брат Александр. Изба старая-перестарая. Три окна по фасаду, а следующие два – это и есть та самая горница, которая скоро станет знаменитой на всю Россию.
    Рубцов жил в Николе неделю или чуть больше – ему нужно было возвращаться в Ленинград, где, он надеялся, его  ждал вызов на экзамены в Литературный институт. Встречался с никольчанами, бывшими одноклассниками, ходил на реку, ловил рыбу, бывал в клубе. Часто заходил  в дом к Аносовым –  они были его учителями в школе - рассказывал им о своей жизни.
    В конце июля он уехал в Ленинград,  в начале  августа уже был в Москве и 4 августа сдавал первый вступительный экзамен в Литературный институт – русский язык.       Существует версия, что Рубцов на экзамены свои опоздал. Ее придерживаются жители Николы – очевидцы событий, сторонником также является москвич Ю. Кириенко-Малюгин. В доме Анны Шестаковой временно снимала угол Нина Алферьева, тоже воспитанница детского дома. Решили они устроить встречу бывших школьных друзей, которая проходила как раз 4 августа.  Собрались на нее Л. Спасская, Н. Алферьева, Н. Прокошева, Т. Нечаева и Николай Рубцов. По воспоминаниям, он играл на гармошке и пел песни на свои стихи. Приехал в институт, когда абитуриенты уже сдали  два первых экзамена. Ему разрешили сдавать  позднее, с другим потоком, эти  экзамены, когда познакомились со сборником «Волны и скалы» и оценили талант автора. А хлопотал за него В. Сафонов – бывший сослуживец по  Северному флоту, уже студент 2 курса Литературного института. Доводы Ю. Кириенко-Малюгина выглядят убедительно, но при конкурсе 20 человек на место поверить в них сложно. (Какие вопросы??? Если 4 августа 1962 г. Рубцов ещё в Никольском!!!- прим. Ю.Кириенко)
     А Гета, оставшись в Николе, общалась с подружкой, Марией Игошевой, приехавшей из Ленинграда в отпуск, и принимала решение уехать из деревни и устроиться в городе.

ВЫРАСТИМ!
    
Фото № 7.      В конце августа  1962 года Гета  уехала из дома. «25 лет уже ей. Пусть устраивается в городе», - решила мать. Но недолго прожила  она одна. Через два месяца дочка вернулась обратно. Объяснила так: «Мне в городе не понравилось». А потом собралась с духом – боялась, конечно, материнского гнева - и призналась: в апреле она  будет рожать!   Что вот тут делать? Кричать-ругать? Стыдить?...
     Мать развела руками, покачала головой и решила:  рожать так рожать. Уже две внучки подрастают  - и третью  или третьего вырастим! А Николай  вон и в Ломоносов к Гете приезжал, и в деревню велел обратно вернуться, чтобы с ребенком было легче.  Да и на каникулы зимние приедет из своего московского института. Так пусть приезжает. Может быть, и сладится у них все.

БЫЛИ СЧАСТЛИВЫ

Фото № 8.  (Гета Меньшикова в молодости).     В начале  1963 года Николай, сдав институте сессию, действительно, приехал из Москвы в Николу. Ему были рады. Бабушка Шура даже «свадьбу» организовала: собрала родню, посидели за столом, молодых поздравили…
    Запомнилось на одной из многочисленных магнитофонных записей,  как журналист задает Генриетте Михайловне вопрос: «Скажите, а вы были с Рубцовым счастливы?» Слегка подумав, она отвечает: «Была!»
- Когда же? – не унимается журналист.
- Помню, зимой приехал на каникулы, на первом курсе еще когда учился. Я беременная ходила – в апреле Лена родилась. Вечером пойдем гулять на деревню, на улице мороз, ветер, снег…  А Рубцову это и нравится. Бегает, в снегу валяется, песни поет. Как-то раз нашли сани, и молодежь стала с горы скатываться. И Рубцов с ними. Я наверху стою, сани вниз мчатся, а я слышу голос Рубцова. Он даже не поет, а орет: «В этой деревне огни не погашены, ты мне  тоску не пророчь…» Стихотворение «Зимняя песня» он как раз в это время написал.  А на небе звезды горят, переливаются. И так мне хорошо, помню, было!

1963 ГОД – ГОД НАДЕЖДЫ
               
 Фото № 9 (Гета Меньшикова).    20 апреля родилась у Геты дочка. Хоть и сердилась мать на Гету, но, когда та вернулась с ребенком из больницы, в комнате уже висела приготовленная бабушкой зыбка. Назвать девочку молодая мама решила Мариной. Уже и  обращалась  так  к малышке. Но  Николай прислал телеграмму из Москвы:  «Назови Леной. Очень рад. Коля». Так и записали в сельсовете: Меньшикова Елена Николаевна. Отец и мать в официальном браке не состоят, поэтому фамилия ребенку от матери, отчество – от отца. 
    В конце июня 1963 года, сдав экзамены за  1 курс, Николай приехал в Николу на каникулы. Поселился в этой самой горнице. Тут же в «берестяной зыбке» спала трехмесячная дочка. Приехал Рубцов почему-то без денег: все знают, что,  уезжая на лето, студенты получают стипендию сразу за два месяца. И он получил положенные 62 рубля 50 копеек. Но уже 3 июля пишет в письме поэту Борису Слуцкому: «У меня полное материальное банкротство. Мне даже не на что выплыть отсюда на пароходе и потом уехать на поезде… Мне нужно бы в долг рублей 20. В сентябре примерно я их верну Вам»…
    Хорошо известен эпизод, когда Рубцов сидел возле зыбки и наблюдал за спящей дочкой. Вдруг она улыбнулась во сне. Подошедшая бабушка Шура объяснила: «Это с младенцами во сне ангелы играют». Поэтическая душа Рубцова восприняла эту красоту. Он расскажет об этом в письме Б. Слуцкому: «Между прочим, я здесь первый раз увидел, как младенцы улыбаются во сне, таинственно и ясно. Бабки говорят, что в это время с ними играют ангелы». А потом напишет об этом  в своем знаменитом стихотворении:
…Слышишь, дочка смеются во сне
Может, ангелы с нею играют
И под небо уносятся с ней.

ДЕРЕВЕНСКОЕ ДИВО

    Елена Николаевна рассказывает, как купали ее, когда она была еще младенцем. Топили русскую печку, выгребали уголь, подметали, настилали солому на шесток, на печной под, затем внутрь ставили небольшое корыто с теплой водой. В устье печки (как только она могла это сделать при своем росте под 180 см!) ловко пролезала бабушка Шура, а родители подавали ей ребенка. И печку закрывали заслонкой. Бабушка, что-то
напевая и  приговаривая, ловко купала девочку,  споласкивала ее чистой водой и звала родителей. Те уже (и мать, и отец!) принимали дочку в чистые простынки да одеяло – хоть бы не застудить ребенка!
    О таком разве что можно в книжках прочитать. А Рубцов своими глазами видел. Удивлялся, наверное.

КАК ПОНЯТЬ?

    Жилось семье материально очень трудно. В деревне выживают большей частью за счет своего хозяйства. У бабушки  Шуры (ей в это время исполнилось 53 года) хозяйства своего  не было никогда, раньше она жила в родительском доме, а теперь ютилась на задворках у чужих людей. В неказистом курятнике держала десяток кур – хоть яйца были свои. Остальное же: молоко ребенку, мясо на зиму, хлеб, крупы – все нужно купить. Земли ей было выделено три сотки. Там сажали картошку.  Но урожаи были такие, что хватало только до Нового года. Дальше -  думай бабушка! – у кого мешок картошки купить.  А зарплаты, своя и дочери,  невелики. Генриетта Михайловна получала 36 рублей за работу в клубе, Александра Александровна – 27 рублей.
    Приезжает зять – молодой мужчина 27 лет, здоровый и сильный. Как понять, что он не имеет ни копейки денег, нигде не работает, не помогает? Ходит по деревне, по лугу вдоль реки, по дороге к мосту. Чем таким занят? Пишет что-то, пристроившись на углу стола. Бумагу да ручку ищет. На поэта учится в Москве…Понять трудно.
    И еще беда – подружился он с дядей Сашей Поповым. Встречались чуть не каждый день, сидели, подолгу разговаривали. Сроднились – разница 24 года  –  как отец и сын. Дяде Саше было что рассказать Николаю Рубцову: и про войну, и про аресты, и про лагерь, и про колхоз, и про кукурузную кампанию в деревне в 60-е годы.
    Вот удивляются исследователи, понять не могут: откуда в стихотворении Рубцова какой-то «израненный десантник»? Так вот, чтобы всем известно было: не выдумал его поэт. Это дядя Саша Попов (а в деревне – по прозвищу Лилин) – его никольский друг.

«ЧУТЬ-ЧУТЬ СМЕШНОЙ, НО ВСЕ-ТАКИ ХОРОШИЙ…»

    Среди черновиков Николая Рубцова найдено вот это стихотворение, в герое которого можно узнать дядю Сашу Попова. И чувство юмора его подмечено (сидит за столом один, а выпивают трое!), и гордое – я – человек! – воспето.  Пусть и назван он поэтом   по-другому.

Чуть-чуть смешной,
но все-таки хороший,
Отличный сельский искренний народ...
Достал из кадки рыжиков соленых
И, сам к себе культурно обращаясь,
Он говорит: — Ну, что ж, товарищ Павлов!
Пожалуй, выпьем? — Что вы! Я непьющий!
— Но разве это жизнь, товарищ Павлов!
— А ты, Петрович, что сидишь в сторонке?..
Но тут старуха грозно слезла с печи.
— Рехнулся! Люди добрые! Глядите!
И тянет, тянет рюмку из-под носа, —
Старик глядит, глядит — и свирепеет.
— Я - ЧЕЛОВЕК, — кричит, — кроме всего!
— Рехнулся впрямь! Дрожит, как хвост бараний,
А мнит еще, как сам султан турецкий!
— Я не султан! — старик не уступает, —
Я, — говорит, — Иван Петрович Павлов!

1963 ГОД. ПРОДОЛЖЕНИЕ

     Пусть бы сидели да разговаривали, но дядя Саша – каждый день навеселе. И Николай туда же.  Бабушка Шура, конечно, ругалась и на брата, и на зятя. Пьяных она переносить не могла на дух. Но самое сильное ругательство ее было  – Лешак: «Лешак тебя побери», «к Лешаку тебя».  Нецензурных слов никогда не говаривала. И все ругательства, которые приписывают ей исследователи творчества Рубцова,  –  это их глубокое заблуждение.
    Но вот понимали бы люди, чем на самом  деле был занят Рубцов. Главное во всей его жизни – поэзия. В письме Слуцкому он признается: «Здесь все, как дикие, смотрят на меня, на городского, расспрашивают. Я здесь пишу стихи и даже рассказы. (Некоторые стихи посылаю Вам, - может быть, прочитаете?) Мои стихи пока нигде не печатают. Постараюсь написать что-нибудь на всеобщие темы. Еще что-нибудь о скромных радостях». И далее – посылает ему стихотворения: «Тихая моя родина», «Зимним вечером», «Элегия», «А, между прочим, осень на дворе…», «Ворона» - ставшие потом  шедеврами русской классической поэзии!
    Есть, конечно, свидетельство очевидца из Котласа, что летом 1963 года почти месяц ходил на плотах по реке Вычегде до Северной Двины, (древесину сплавляли до Архангельска). А напарником его был Николай Рубцов – поэт. Денег заработали, домой вернулись. Договорились, что на следующий год снова встретятся. Через год Рубцова ждали, но не дождались – задержался где-то, опоздал на плоты. Но документа об этом нет, историки литературы не поверят, и ничем Владимиру Фалалееву  этого не доказать.
    Чтобы «уплыть на пароходе», пришлось Николаю Рубцову в сентябре ходить на болото, собирать клюкву и сдавать ее, а на заработанные деньги  покупать  билет на дорогу до Москвы.
    У всех на памяти трогательные строчки стихотворения, адресованные Генриетте Михайловне, своей гражданской жене, появившиеся как раз во время такого вот похода на клюквенное болото:
Так зачем же, прищурив ресницы,
У глухого болотного пня
Спелой клюквой, как добрую птицу,
Ты с ладони кормила меня…
    А Гета с матерью работали, успевали, меняя друг друга, нянчиться с ребенком, чтобы в доме были хоть какие-то деньги на самое скромное житье.  Зять, конечно, помогал. Каждый сентябрь, пока жил в Николе, картошку копал. Грибами-ягодами снабжал. На покос ходил, даже дрова на зиму заготовлял. Но что возьмешь с поэта?  У него одни стихи в голове. Траву косит – стихи сочиняет:
…Как хорошо, что я встаю с зарею!
Когда петух устанет голосить,
Веселый бригадир придет за мною.
И я пойду в луга траву косить.
Вот мы идем шеренгою косою.
Какое счастье - о себе забыть!
Цветы ложатся тихо под косою,
Чтоб новой жизнью на земле зажить.

Грибы собирает – стихи сочиняет:

Сапоги мои - скрип да скрип
Под березою,
Сапоги мои - скрип да скрип
Под осиною,
И под каждой березой - гриб,
Подберезовик,
И под каждой осиной - гриб,
Подосиновик!

    Даже заготовку дров воспел в стихах. И в этом нелегком труде увидел что-то поэтическое:

Мимо изгороди шаткой,
Мимо разных мест
По дрова спешит лошадка
В Сиперово, в лес.

Дед Мороз идет навстречу.
— Здравствуй!
— Будь здоров!..
Я в стихах увековечу
Заготовку дров.
 
    Вот такое было житье у маленькой семьи.  Даже не житье, а существование.               Тяжело приходилось деревенским жителям  в 60-е годы прошлого века.  Но разве только в 60-е? Когда хоть им было легко…


ЧЕРНОВЫЕ НАБРОСКИ

    Вероятно, именно летом 1963 года Николай Рубцов делал краткие записи в блокноте, которые опубликовала в 3 томе Валентина Зинченко. Насмешливые, озорные слова и словечки – самые разные,  услышанные от деревенских жителей, веселые сценки.
    Вот одна из них. Диалог ведут, вероятно, две старушки:

-Ой, еле добралась! Задница тяжелая стала.
- Тяжела, потому что позади.
–    Не говори, была бы спереди, легче бы было.
–   
Вот про бабушку Шуру.
«Пошла баба на пристань. Вдруг хватилась – денег в жакетке нет. Заревела. Стоит и ревет. Идет мимо лесник и спрашивает:
- Кто тебя обидел, тетя Шура?
    Ревет баба, ничего не отвечает, не хочет всем рассказывать, не хочет людей смешить.
    Жакетка-то на ней была чужая».
    Эти плюшевые черные «жакетки»  знакомы многим: они были, наверное, у каждой деревенской женщины. Наряжались в них «по случаю». Например, съездить «в район». Вот и тетя Шура добралась до переправы (25 км от Николы!) и только потом спохватилась, что деньги-то спрятаны в кармане другой жакетки: то ли своей старой – в город в новую нарядилась; то ли попросила у кого «жакетку»  получше, а деньги не переложила… И смех и грех – как сказали бы в деревне.
    А вот про Сашу Лилина:
    «Стал дядя Саша слезать с печи-то, да как шлепнется вниз, на картошку, и ноги к потолку задрал. Поднялся, затворил дверь, да обратно вернулся.
- Смотри, - говорит, - никому не болтай…»
    Прав был поэт, утверждая:
Чуть-чуть смешной,
но все-таки хороший,
Отличный сельский искренний народ...

ПО ГРИБЫ - ПО ЯГОДЫ

    Очень любил Рубцов ходить в лес за грибами и ягодами. Лето грибное стояло. Иногда умудрялся за день сбегать в лес  дважды. Места  узнал грибные: наберет корзину, принесет домой, вывалит на стол – чисти, бабушка Шура, - а сам опять убежит и возвращается опять с полной корзиной. Больше всего любил собирать рыжики – в грибное лето они растут огромными полянами среди травы. Принесет домой, а бабушка Шура их умела очень вкусно готовить. Вычистит, обдаст кипятком три раза, мелко-мелко нарежет, маслом польет – и на стол с горячей картошкой. Вку-у-усно!
    Однажды ушел в лес, но внезапно поднялись тучи, и началась гроза. Рубцов, как известно, грозы боялся. Вот и тут испугался не на шутку, да так испугался, что бросился бежать домой и корзину в лесу потерял! На следующий день     пошел в лес корзину искать и нашел-таки.
    Вместе с Гетой (бабушка оставалась дома с внучкой) ходили на болото за морошкой, за клюквой.
    В сельсовете был организован приемный пункт, куда можно было сдать набранные в лесу грибы и ягоды. Рубцов за один поход  приносил,  сдавал и получал 2 (два!) рубля. Но это для него тоже были деньги.

РУССКИЙ ОГОНЕК

  Фото № 10.    Все-таки год 1963 был для  Николая Рубцова годом надежды на перемены к лучшему в своей жизни и в семейной жизни тоже. Ведь уехал на учебу в Москву в сентябре, а на 7 ноября уже торопится приехать к семье в Николу. (Кстати, «за систематические пропуски занятий без уважительной причины» снять со  стипендии «за сентябрь-месяц», «за ноябрь-месяц» 1963 г. студента 2 курса Рубцова Н. М.)
    Из Вологды решил добираться по железной дороге – неизвестно,  что с переправой на Сухоне.  Поезд до маленькой лесной станции  прибывал в час ночи. Далее  от поселка Гремячий нужно было идти 17 километров лесной дорогой – без деревень, без людей. Ждать, когда рассветет, на станции негде. Стоять – замерзнешь. Подождав какое-то время, решил Рубцов  отправиться в путь глухой ночью, может быть, ближе к утру... В своем демисезонном пальтишке и в городских ботиночках. Что пережито в пути, узнаем из стихотворения «Русский огонек». (Первый вариант назывался «Хозяйка»):

Погружены в томительный мороз,
Вокруг меня снега оцепенели!
Оцепенели маленькие ели,
И было небо темное, без звезд.
Какая глушь! Я был один живой
Один живой в бескрайнем мертвом поле!
Вдруг тихий свет - пригрезившийся, что ли?
Мелькнул в пустыне, как сторожевой...

    Едва не замерзшего, его спас огонек в избе Марии Ивановны Богдановой в деревне Аникин Починок. Хозяйка вставала рано и сразу же растапливала русскую печку. Вот и постучался к ней в дом одинокий путник. Отогревался на теплой печи, пил чай, рассматривал фотографии в деревянных рамках по стенам, беседовал с хозяйкой…   
    До Николы ему оставалось 7 километров. Мария Ивановна дала ему в дорогу старые валенки, не пустила в ботинках.  Связал их, бросил через плечо и отправился в «родную деревню Николу».
    Гета, конечно, обрадовала приезду Николая, а  бабушка Шура долго охала – как только ног не отморозил! Потом  искала оказию -  людей, кто бы передал валенки обратно в Аникин Починок. А потом и зятю решила валенки справить – как в деревне без них.

1964 – ТРУДНЫЙ ГОД

    Внучке Леночке в апреле исполнился год, а к лету уже заходила по цветным половикам бабушкиного дома. С утра мать нянчится с ней, бабушка уходит на работу, а к вечеру меняются: бабушка остается с внучкой, а мать уходит на работу в деревенский клуб. Николай заканчивал второй курс института в Москве, сдавал экзамены и должен был приехать в конце июня.
    Долго  ждали, он задерживался, не ехал, но, наконец-то дождались. Начались летние деревенские каникулы у студента. Уж рассказал ли он о происшествии в институте, о задержании его милицией 12 июня, о своем заявлении с просьбой перевести его на заочное обучение… Скорее всего, нет – ведь во всех  воспоминаниях Рубцов о себе никогда никому ничего не рассказывал. Почти ничего…
    Да, жизнь пошла тяжелее, чем в прошлое лето. За подросшей Леной нужен был глаз да глаз. Кроме основной своей работы Гета с матерью должны были ходить на колхозный сенокос – так было заведено в деревнях.  Устанавливалась хорошая погода, и  «наряд на сенокос» получали не только колхозники, но и медик, и бухгалтер, и библиотекарь, и  завклубом.  За дочерью присматривал отец.
Фото № 11  (Рубцов с С.Багровым)    Сергей Багров, бывший одногруппник Николая в техникуме, а теперь  журналист районной газеты, приехавший из Тотьмы в командировку, навестил  друга и оставил воспоминания об этой  встрече с Рубцовым летом 64 года.
    «Я подошел к плоскокрышей избе с крыльцом, заросшим крапивой и лопухами. Войдя через сени в полую дверь, слегка удивился. В комнате был такой беспорядок, какой невозможно вообразить.  На полу валялись клочья бумаг, салфетка с комода, будильник, железные клещи и опрокинуты горшок с домашним цветком. На столе – какие-то распашонки, тут же чугун с вареной картошкой, бутылочка молока и детский ботинок.  Из горенки послышался младенческий крик, а вслед за ним с крохотной девочкой на руках выплыл и сам Рубцов.  Был он в шелковой белой рубахе, босиком. Перекинутый через лоб жидкий стебель волос и мигающие глаза выражали досаду на случай, заставивший его сделаться нянькой.
- Это Лена моя! – улыбнулся Рубцов и посадил притихшую девочку на толстую книгу. – Гета с матерью ушли сенокосить, а мы пробуем прибираться. Вернее, пробует Лена. И я ей все   разрешаю!
Фото № 12 (Лена Рубцова, 1964 г.)
    - А для чего?
    -  Маленьким надо давать свободу, - сказал Николай. – Пусть делают, что хотят. Теперь вот без часов остался…
    - Как же ты без часов?
    - А что мне часы! Без них даже лучше. Спешить никуда не надо.
    Он взглянул в окно:
    - Вон сенокосцы идут!
    По проулку в белых платьях и белых платках шли мать и бабушка крохотной Лены…
    Николай отгладил брюки – вчера он на покос ходил и попал под ливень – и мы отправились по деревне».
    Три дня провели друзья  вместе. Днями и вечерами пропадали на берегу реки, и только ночевать приходили домой. По вечерам жгли костер, на который однажды пришел – еще одна радость для Рубцова! – его детдомовский друг Иван Серков, приехавший из Череповца в свою родную деревню Родионово в отпуск. Поэт был переполнен радостью от этих встреч с духовно близкими людьми, и эта радость выплеснулась в пронзительные стихи:

В краю лесов, полей, озер
Мы про свои забыли годы,
Горел прощальный наш костер,
Как мимолетный сон природы…

НА СЕНЕ ПОД КРЫШЕЙ ЧЕРДАЧНОЙ…

    Сергей Багров вспоминал, что по вечерам – до глубокой ночи -  сидели с Николаем у костра на берегу реки. Но спать-то ведь нужно где-то. Вот и определила их бабушка Шура на чердак. В вологодских деревнях это обычное явление – спать на чердаке или на сеновале. Сооружались «постели», иногда прямо на сене, вешались полога –  и летние спальные места готовы.
    О чем только не переговорили друзья под чердачной крышей! А когда гость уехал, Николай остался на чердаке один. Нет, не один – со своими стихами:

В пору полночную
В местности этой невзрачной
Сладко мне спится
На сене под крышей чердачной.

Сладко, вдыхая
Ромашковый запах ночлега,
Зябнуть порою
В предчувствии близкого снега.

    Часто упоминается  чердак этой неказистой деревенской  избушки в стихах. Запал, запал он в душу  поэта!


     Продолжение  в след. выпуске раздела «Новости» меню сайта «Звезда полей»

    Постскриптум. Многие сведения известны Ю.И.К.-М. И были изложены в авторских монографиях от 20002 и 2011гг. ,  представлены также в монографии 2020 г., которую не удаётся опубликовать в печатном виде ввиду отказа известных журналов и издателсьтв и организаций от финансирования.

Екатерина Никанорова. О А. А. Поповой, матери Генриетты Михайловны Меньшиковой

Продолжение. начало на сайте «Звезда полей», в меню раздел «новости» от 30.11.2020

ЕЩЕ ОДНО СОБЫТИЕ
    
    Этим же летом произошел  хорошо известный случай с Леной: она, оставшись одна «в горенке», взобралась на сундук, стоявший у стены под окном, потом на подоконник, а  рама была неплотно закрыта,   и -  выпала из окна. Хорошо, что внизу была трава, пусть и крапива с лопухами, и ребенок  испытал только испуг от этого «полета» с двухметровой высоты. На громкий крик выбежали из дома перепуганные родители. Мама Гета  потом всю жизнь про этот случай вспоминала, переживала.

В ДЕРЕВЕНСКОМ КЛУБЕ
    
    Интересен факт, что Рубцов, конечно же, помогая Гете, принимал участие в работе сельского клуба. Не расставался с гармошкой – это ясно. Под его игру и плясали в клубе, и танцевали. Но, кроме того, он писал частушки, короткие стихотворения «на злобу дня» (существовало же такое выражение в те годы!). Все эти тексты носили юмористический и чаще сатирический характер.
    Агитбригада Никольского клуба выступала  в своей деревне,  ездила или ходила пешком выступать по соседним деревням и весело распевала эти немудреные поэтические строки. Некоторые даже сохранились. В Санкт-Петербурге живет Людмила Александровна Жук (до замужества Мартюкова). Это племянница тети Шуры, дочка ее брата Александра. Она хорошо пела, была участницей  агитбригады. Сохранилась тетрадь, в которую она еще старательным ученическим почерком записывала песни. Вот эту нужно было петь на мотив песни «Сорвала я цветок полевой»… Чувствуется, чувствуется рука Николая Михайловича!
    
1.
Родилася дочурка у нас!
Ой, как сердце от счастья колотится!
Из пеленок кричит каждый час:
«Вы должны обо мне позаботиться…
Понарядней меня одевать,
Покупайте мне кофточку белую,
а не то буду в люльке лежать,
даже первого шага не сделаю!»

2.
Он имеет научный диплом,
Он профессор и друг воспитания,
Он в приметы не верит причем,
Оставляет он их без внимания…
Говорит: «Коль стакан разобью,
Это к счастию – точно я ведаю!
Если кошка мне путь перейдет –
Тут я первого шага не сделаю»…

3.
Шила юбку мадам для себя,
Чересчур сногсшибательно узкую…
И стоит она – спутана вся,
Этой модой особой, нерусскою.
Несмотря на разрез впереди,
Эта дама стоит онемелая,
Говорит: « Не могу я идти,
даже первого шага не сделаю»…

4.
Босоножки на фабрике шьют,
Некрасивы, зато очень прочные,
В них резины примерно на пуд,
И полпуда гвоздей наколочено,
Взяли с фабрики пару одну
И устроили им испытание.
Привязали на ноги к слону,
Слон шагнул и упал без сознания…

5.
В переулке кричат: «Караул!» –
К постовому народ обращается:
«Ты б товарищ за угол взглянул?
Там, наверно, с костюмом прощаются...»
«А чего же за угол смотреть?
там Другой есть на улицу узкую,
Я отсюда смогу посмотреть,
А с поста даже шагу не сделаю»…

6.
Мы пропели куплеты для вас,
Обратите на это внимание.
И со сцены уходим сейчас,
Это спели мы вам на прощание.
    
ПИСЬМА

    Лето 1964 года – время первых столичных публикаций Рубцова. В июньских номерах журналов «Юность» и «Молодая гвардия», в августовском – в журнале «Октябрь». Год – 1964, особенно лето,   станет одним из самых плодотворных в его творчестве. В письме к руководителю семинара Н. Сидоренко он поделится: «Здесь за полтора месяца написал около 40 стихотворений». Рубцов  пишет письма  московским поэтам:  Е. Исаеву,  В. Бокову, С. Куняеву, ведет переписку  с  А. Яшиным, Н. Сидоренко, С. Багровым, отправляет большое послание в Северо-Западное  книжное издательство.
    Представим, как сидит Николай Михайлович в маленькой своей горнице за столом, у окна и неторопливо выводит своим каллиграфическим почерком… Конечно, если найдет ручку и бумагу. А сделать это было проблемно. Однажды он признавался, что пытался писать даже вороньим пером – ничего не получилось!
    Вот отрывок из письма поэту Виктору Бокову:

 Здравствуйте, Виктор Федорович!
        Пишу Вам из села Никольского, где сейчас установилась великолепная погода. Все время тепло и ясно (удивительно ясно по вечерам), временами пролетают веселые грозы, один раз только была страшная гроза. Село это совсем небольшое, как деревня, и расположено в очень живописной местности: дорога из леса неожиданно выходит к реке, а там, за рекой, плавно изогнувшись, поднимается в пологую гору, на горе разрушенная церковь (мне ужасно жаль ее), возле церкви старые березы, под березами какой-то одинокий крест, а вправо от этой великолепно-печальной развалины по бугристому зеленому холму и расположено Никольское (здесь его называют коротко, Николой). Вокруг села леса, все леса и через леса видны на далеких старинных холмах еще деревни. Простор, дай бог! Небо видно все полностью, от горизонта до горизонта, не то, что в городе.

СОСЕДИ

Фото № 13 (Изба)    Бабушка Шура с семейством жила в одной половине дома, а в другой – Лев Николаевич Чудинов с женой и дочками – их  в семье было не много не мало – семеро!  Со Львом Николаевичем Рубцов дружил и очень уважал этого человека, в прошлом тоже фронтовика. Они подолгу разговаривали, и видно было, что разговоры у них велись серьезные. Когда Лена подросла, Лев Николаевич увидит ее и каждый раз скажет: «Какой у тебя отец был! Знала бы ты, как он все глубоко понимал! Челове-е-е-ек был». И даже  всплакнет иногда.  Никогда и никому не разрешал сказать про Николая Михайловича ни одного худого слова.
    Вера Сергеевна, его жена, каждый день с кем-то из дочек любила приходить к бабушке Шуре, садилась на лавку у окна и вела досужие разговоры. Вот это почему-то Рубцову не нравилось. Однажды разногласия едва не приняли резкую форму. Соседка обиделась… Пока  Рубцов был в доме, она к тете Шуре больше не заходила.
    Кто бы знал в далеком 1964 году, что одна из дочерей Веры Сергеевны уедет из деревни в Ленинград, выучится, будет работать, встанет на очередь на жилье. Пройдет какое-то время, и она получит квартиру на улице… Николая Рубцова!

ПРО АРКАШУ И ЛЕНУ

    Любил Николай Михайлович с маленькой дочкой ходить к другим соседям, через дорогу – Сивцевым. У них был такой же по возрасту, как Лена, сынок Аркаша. Придут, а Николай Михайлович внимательно смотрит на мальчика. Однажды спросил у бабушки:            «Почему у вашего Аркаши голова большая, а вот у моей Лены маленькая и круглая»? Аркашкина бабушка обиделась. Губы  поджала и ответила: «А каждому свои сопли солоны… »

СНОВА ДРУГ РУБЦОВА - ДЯДЯ САША ПОПОВ

 (Фото № 14 (Рубцов у изгороди)      Продолжалась дружба с дядей Сашей Поповым. У того было ружье, он ходил на охоту и частенько возвращался с добычей – с зайцем или белкой (бывший фронтовик ведь!) Мечтал подстрелить лису, заиметь пушистый рыжий воротник или теплую шапку. Однажды другой деревенский охотник убил медведя, на лошади привез свой «трофей» к дому. Сбежалась посмотреть на бедного мишку чуть не вся деревня.  С соседом Л. Чудиновым Рубцов ходил на рыбалку на Толшму. «Как улов?» - спросят, а Гета с улыбкой скажет: «Какой улов – червяка на крючок ему насаживают! Жалеет он его». Потом вся эта «живность», действительно, пронизанная любовью и жалостью, войдет в его стихи. 
    Дочка дяди Саши, Людмила, вспоминала, что, когда собирались два друга, то в руках одного, то другого непременно появлялась гармонь, и они пели. Пели разные песни, но к одной Людмила долго прислушивалась – уж очень хорошо та звучала. Она запомнила строчки: «Ведь за кладбищенской оградой  живое сердце не стучит».    А это  ведь строчки из стихотворения Сергея Есенина! Вот так!  Рубцов, конечно, запел  первым и дядю Сашу научил:

Гори, звезда моя, не падай.
Роняй холодные лучи.
Ведь за кладбищенской оградой
Живое сердце не стучит…

    О жителях деревенских в письме Рубцов напишет: «Люди здесь, в селе, умные, оригинальные, большинство с великолепным чувством юмора. Разные люди, добрые и скупые, мрачные и веселые, но все интересные почему-то».
(Фото № 15 Лена Рубцова с бабушкой ?)    И, тем не менее, в глазах этих «разных людей» Рубцов выглядел человеком странным и непонятным.    Можно легко представить, как не понимала его и теща – бабушка Шура, сама всю жизнь работавшая не покладая рук – ничего-то зять не делает, ни на какую работу не ходит, а все  что-то пишет. Переводы все какие-то по почте ждет. И денег в семье  по-прежнему не хватает.
    И еще одна ее досада -  встречи зятя с дядей Сашей становились все более  частыми и веселыми.  То один получит свою пенсию от военкомата, то другой почтовый перевод  - гонорар. Но тратят-то деньги – душа болит у бабушки Шуры!  -  «не на дело».
    А жена, как истинная русская женщина, терпеливо и молча переживала все это. Рубцов потом расскажет нижегородскому поэту Александру Сизову: «А Гета понимает меня. Не кричит, не ругается.  Придет с  работы, посмотрит на меня, подгулявшего – я же гонорар из Москвы получил! – потом в кармане пальто пороется, переберет пятерки да трешки и только скажет: «Ой, денег еще много.  Долго тебе, Колька, еще пить».
    Бабушка Шура со своим неуемным характером пыталась бороться с этой досадной привычкой зятя. И увещевала, и выговаривала, и решительные меры принимала. Однажды, уже в сентябре, ушел, как всегда к дяде Саше, а она и дверь закрыла: «Не пущу домой». Вот  явились они оба ночью, в сплошной темноте (один другого провожает), а дверь закрыта. Пошли под окна дома и давай кричать. Дядя Саша от души старался: как это – его друга домой не пускают! А бабушка молчит, даже свет не зажигает. Вот тогда  дядя Саша нашел обломок кирпича и бросил его в окно. Стекло разбил, но настолько рама была старая, что  не выдержала и упала в комнату прямо на стол. Грохот, осколки, крики…
    Без ругани тут, полагаю, что всем ясно, - не обойтись. Попало от души тому и другому. А утром бабушка отправилась к деревенскому  милиционеру и написала заявление «на хулиганский поступок» своего брата и своего зятя.  Рубцов милиции побаивался, поэтому сразу же уехал. А дяде Саше – хоть трава не расти. Раму обратно поставил, закрепил, стекло новое нашел. Судите его – не судите, ему все равно. Вот характер какой!

СТИХИЯ НАРОДНОЙ РЕЧИ

Фото № 16 (Рубцов, корова и 2 женщины)
    Уже два лета Рубцов прожил  в деревне. Имея обостренный слух, чуткое восприятие окружающей речи, запоминал и записывал в свой блокнот «деревенские» слова.     В «Черновых набросках» находим: «ловкой», «сёднишний», «лонись», «вечоршне» молоко, «ходи за тобой, как за писельной бочкой».
    Речь бабушки Шуры щедро пересыпана такими словечками:
    В волосах у нее «гребелка», на голове - «полушалок», комната разделена на две половины «переборкой», с горки скатиться «на чунках», внучка помогает в чем-то – «ой, какая просужая!», картошка в чугуне «нелупленная», надо к обеду «налупить»,  7 классов образование – «шибко грамотная», не скажет  «ничего не слышали», нет, у нее «ничего не чули». А вот еще – как перевести – неизвестно: «квомут». «Квомут на тебя!», «Иди квомут…» – и все тут!
    Как называла Николая? А по-разному. «Зеть», «твой отеч» (Лене так говорила). По фамилии – Рубчёв. По имени – Колька. Но звучало по-деревенски – Ковка, а точнее - Ко[у]ка. А Рубчёв - так в Николе говорили многие, особенно люди в возрасте. Объяснение науки диалектологии: для восточных говоров Вологодской области характерны процессы «чоканья» и «цоканья». Уедет Рубцов в свою Москву, а тут и явится соседка с сообщением: «Слыхали? По радиву-то опять про Рубчёва баяли».
    Не мог, не мог остаться равнодушным к стихии народной речи Николай Рубцов.
    Вот и появляются слова поэта в письме к Александру Яшину: «Написал около сорока стихотворений. Но написал по-другому. Предпочитал использовать слова только духовного, эмоционально-образного содержания, которые звучали до нас сотни лет и столько же будут жить после нас».

О ГЕТЕ МЕНЬШИКОВОЙ

Фото № 17 (Гета Меньшикова)    Однажды Рубцов задал Гете вопрос: «А ты меня любишь как человека или как поэта»? Подумав, она ответила: «Как человека…». Николай Михайлович посмотрел на нее удивленно – ждал, наверное,  что скажет «конечно, поэта». А позднее (запомнился ответ!) появятся  в его стихах строки:

Одной деревенской царевне
Я нравился как человек…

    Писал он во время жизни в Николе много. Генриетта Михайловна выпросила в сельсовете старую печатную машинку и принесла домой. Вот он сидел за ней и двумя пальцами выстукивал строчки своих стихов – готовил к печати сборники в Архангельске, в Москве. 
    Не понимали Рубцова в деревне. Беседуя с корреспондентом, Генриетта Михайловна рассказывает: «Старухи в деревне судачили: «Поэт, поэт… А о чем он пишет-то? Окошко, стол, половики… Что за стихи такие? Что в них хорошего…»
    Характер у Геты спокойный и терпеливый: не кричала, не ругалась на мужа, разборок не устраивала. Позднее  на суде, отвечая на вопросы, она скажет: «Да, Рубцов получал гонорары и выпивал. Дня три или четыре это продолжалось. Но скандалов у нас не было». Ой, терпеливица, про такую скажут. И в деревне вспомнят эту женщину только хорошим словом: добрая была, спокойная, скромная.
    А как она разговаривает с журналистами, когда ее снимает видеокамера! Сдержанно, спокойно отвечает на вопросы. Не рисуется, не стесняется, не стремится выглядеть лучше -  она такая, какая есть!

«ВЕЛИКОЕ СИДЕНИЕ» 1964 ГОДА

    23 сентября Рубцов все еще живет в Николе и пишет письмо своему преподавателю, Н. Сидоренко, в котором  с удивлением спрашивает: «Не понимаю, что значат Ваши слова: «Я подал заявление о вашем восстановлении…» Разве меня исключали из института? Если так, то это для меня новость, мне никто об этом не сообщал. Предлагали только перейти на заочное…» В конце сентября он отправляется в Москву, но уже 20 октября он в Вологде, а 30 октября пишет письмо С. Багрову: «Я уже три дня в Николе…»  В Москве он снова  попадает в неприятную историю и снова в ресторане ЦДЛ. Про дальнейшую учебу свою в институте он так и не узнал ничего толком.
     Оказался в осенней деревне Рубцов – куда ему еще податься? – оказался среди грязи, слякоти,  дождей конца октября. Сразу же побежал в лес – по своим грибным местам. Отошли грибы, пусто, уныло в лесу. На душе тоска. Будущее неопределенно. Правда, успел повидаться в Тотьме с Сергеем Багровым – сотрудником районной газеты. Надеялся хоть там что-то заработать.
    Всю осень он пишет письма друзьям. И с каждым из них видно, как поэт становится все более мрачным, настроение его меняется:  «… в прелестях этого уголка я уже разочаровался, т. к. нахожу здесь не уединение и покой,  а одиночество и такое ощущение, будто мне все время кто-то мешает, и я кому-то мешаю, будто я перед кем-то виноват, и передо мной - тоже».  «Жизнь моя, кажется, остановилась даже, а не идет никуда».  «Совсем разонравилось мне в старой этой избе, да и время от времени рассчитываться надо за скучную жизнь в ней».
    Но поэт рад: «Хорошо то, что пишется». В письме Н. Сидоренко он посылает ему написанные стихи: «Венера», «Уединившись за оконцем», «Мне лошадь встретилась в кустах», «Захлебнулось поле да болото», «В святой обители природы», «По вечерам», «Осеннее».
    И – горькое признание С. Куняеву:  «В общем, все бы ничего, но иногда очень хочется водки. Откуда знать  здешним людям, что после нескольких (любых: удачных и неудачных) написанных мною стихов мне необходима разрядка, - выпить и побалагурить».
    Приближается праздник – Октябрьская, как в то время говорили в деревне. И в письме С. Багрову он в очередной раз ведет  неловкий разговор о своем безденежье: «Может быть, поскольку я уже подготовил  материал, из газеты можно послать мне десятку? Сильно неудобно перед людьми в этой избе, тем более что скоро праздник. Надо бы обязательно хоть немного поддержать эту мою избушку...» Н. Коняев с горечью пишет: «Десять рублей – ничтожная и по тем временам сумма!  - может поддержать семью Рубцова.  Он оказался в отчаянной, будничной нищете, оказался нахлебником в бедствующей деревенской семье».
     И, тем не менее, Вячеслав Белков позднее напишет: "Лето и осень в Николе 1964 года я бы назвал "великим сидением"! Это был и праздник творчества, и напряжение интеллектуальных, нравственных сил поэта. Было еще "сидение" в летние месяцы 63-го и 65-го годов, но 64 оказался самым плодотворным. Десятки прекрасных стихотворений, несколько лучших писем - все это 64 год".

1965 ГОД – ГОД ОТЧАЯНИЯ

     В конце декабря 1964 года Рубцов выезжает в Москву, чтобы выяснить вопрос о продолжении учебы в институте. Стояли морозы, и отправляться в далекий путь в ботинках было немыслимо. Решил ехать в самой удобной обуви – валенках. Вот с этого момента все в Москве, в Ленинграде, в Вологде, в Череповце будут вспоминать поэта Николая Рубцова в валенках - в старых, растоптанных, с подвернутыми голенищами валенках. Обуви удобной, но, на их взгляд, - не городской. А для поэта этот вопрос – второстепенный. В валенках так в валенках.
    Наступающий Новый 1965 год он встретит с Вадимом Кожиновым в студенческой компании в общежитии Литературного института. В середине января его восстанавливают в институте на заочном отделении. После странствий зимы и весны 1965 года (побывал в Москве, Ленинграде, Вологде, Череповце, Бабаево) Рубцов сдает экзамены летней сессии заочников. Все лето он занят подготовкой рукописей для Северо-Западного издательства в Архангельска и столичного издательства «Советский писатель». В середине лета он  опять приезжает в Николу.
     Осенью 1965 года  в Архангельске вышел его первый поэтический сборник - «Лирика». Аванс за него был выдан еще в начале лета. В ноябре поэт надеялся получить оставшуюся сумму, он понимал, что деньгами нужно помочь семье. Ему прислали эту оставшуюся сумму – 29 рублей! Можно представить, какое отчаянное бессилие он испытывал!
    После всех задержаний в Москве и Ленинграде милиции побаивается. Однажды Гета передала, что его просит зайти участковый, так Рубцов даже побледнел. Оказалось, что милиционеру была нужна помощь в контрольной работе – он учился заочно, а Николай Михайлович перепугался.
    Да и как ему не боятся: прописки в паспорте нет, места работы нет – а это непреложные атрибуты советской эпохи. Он носил с собой аккуратно приклеенные на картон справки: «Дана настоящая в том, что он действительно проживал в селе Никольском Никольского с/с Тотемского района Вологодской области с октября 1964 года по август 1965 года. Что и заверяет Никольский сельсовет». Добрая душа, бабушка Шура, выпрашивала ему эти справки у председателя сельсовета. Но Рубцов и осень 1965 года проводит в Николе.    
    Снова холод и грязь октября, ледяное дыхание реки, лесные тропы, где найдена только горсть маслят. Снова подступающее отчаяние.    В письмах пишет, что живет в деревенской избе, с иронией уточняет, что «снимает угол», где его не понимают, и он никого не понимает...   
    И снова в письмах друзьям – безысходность. Вот строки из письма А. Романову «Нельзя ли из «Красного Севера» в счет стихов, которые будут напечатаны, как-нибудь, каким-нибудь образом послать мне немного денег до Нового года. Ты не мог ли чуть-чуть похлопотать об этом? Мне тут, в этой глуши, страшно туго: работы для меня нет, местные власти начинают подозрительно смотреть на мое длительное пребывание здесь…»

ТУНЕЯДЕЦ

Фото № 18 (Фото Рубцова в чёрном свитере)    Именно в это время и возникает легенда о вывешенном на всеобщее обозрение его портрете с надписью «Тунеядец». В Николе про такую фотографию никак не вспомнят. Районный фотограф П. Филев, который будто бы снимал Рубцова для сборника стихов, а получилось, что для всеобщего обозрения, лично с поэтом никогда не встречался и фотографировать его не мог.
    Хотя существуют такие вот воспоминания Сергея Локтюхова, однокурсника поэта по Литературному институту: «Рубцов, увидев меня, дружески улыбнулся и тут же стал браниться на руководство общежития: «Они не пускают меня… словно я бездельник какой, а у меня уже три книги изданы, в Союз писателей принят. Почти так же отнеслись ко мне и в Николе. Понимаешь, удачн (о провел я день в лесу, набрал полное лукошко грибов и ягод. И вот захожу в сельсовет, чтобы продать там мою добычу, - два рубля никогда не помешают. А там, в прихожей, во всю стену щит выставлен с надписью - «Тунеядцам - бой». И надо же! К щиту пришпилена моя фотокарточка. Стою я, скрестив руки, и слащаво так улыбаюсь, точно мне и жить хорошо, и жизнь хороша. Раз я не пашу и не сею, а только бумагу мараю, деревенские сочли меня лодырем».
    Любимое занятие Рубцова в это время - в старых валенках, в деревенском армяке сидеть возле затопленной печи и смотреть на блики огня. Среди распутицы и осенней хмари он бродит по полям и лугам рядом с деревней. Он упрямо пишет стихи…
    В конце осени 1965 г. после получения приглашения на областной литературный семинар, он решил ехать в Вологду. Семинар проходил в начале декабря. Рубцов собрал свои немудреные пожитки в небольшой чемоданчик и покинул Николу, оставил ее уже навсегда. Потом приезжал несколько раз, чтобы навестить дочь…

Я УЕДУ ИЗ ЭТОЙ ДЕРЕВНИ…

    Как-то осенью сосед Лев Николаевич Чудинов  пригласил Гету и Николая в гости. Николай пришел с гармошкой. Среди веселых разговоров и песен, когда попросили его что-нибудь исполнить, он развернул меха, помолчал и запел:

Я уеду из этой деревни,
Будет льдом покрываться река,
Будут ночью поскрипывать двери,
Будет грязь на дворе глубока…

    Пел протяжно, неторопливо… Все притихли за столом. А Гета вдруг поняла, что эта песня про них: про бабушку Шуру, про нее, про Леночку, что этой песней он прощается с ними… Она вдруг заплакала, а потом заплакал и Рубцов.
Фото № 19 (Лена Рубцова с мамой)    Сколько глубоких чувств в простых строчках этой песни, сколько муки, страдания. А сколько любви!  И пророчества: сколько людей потом произнесут эту рубцовскую строку «я уеду из этой деревни…» - и уедут, оставят свой родной дом, подадутся в город. А деревни опустеют и начнут потихоньку умирать.
    Елена Николаевна вспоминает, как однажды с детьми ехала в Николу в отпуск. Добрались до переправы в Красном, переехали на другой берег, а там  радость – мама Гета приехала их встречать! Пока ждали рейсовый автобус, присели на траву. По реке далеко слышно - на пароме вдруг музыка зазвучала. Внучок Коля Рубцов воскликнул: «Слышите? Это дедушка наш поет»! Прислушались – и правда:  кто-то включил запись на магнитофоне, а там Николай Рубцов исполняет свою «Прощальную песню»! Так чисто и проникновенно звучал его голос, что у всех на глаза навернулись слезы. Такая вот встреча произошла и осталась в памяти навсегда.

НОВОЕ ЖИЛЬЕ

Фото № 20 (Здание сельсовета в Николе)    К зиме 1965/66 года бабушка Шура (это в 56 лет)   перешла на другую работу – уборщицей в сельсовет. В старой полуразвалившейся избушке оставаться было невозможно, и семья перебралась в новое жилище, расположенное на первом этаже сельсовета. Один вход – в комнату для приезжих, другой – в квартиру, предложенную бабушке Шуре. Квартира - это, конечно, громко сказано. Скорее, комната, разделенная переборками: прихожая-кухня с русской печкой, одна комната побольше, может быть, метров 10, и еще меньше другая. Бабушка должна была носить дрова и топить печи во всем доме, убирать и мыть в комнатах, готовить постели, если приезжие оставались на ночлег. Как говорится, забот – полон рот.
    Работу всю выполняла с утра, а к вечеру  на ее попечении была внучка Лена. Она всюду следовала за бабушкой и, сколько помнит, всегда помогала ей. У бабушки охапка дров, у Лены – полено, обе поднимаются на второй этаж. Бабушка еще и похваливает внучку: «Молодец! Вот молодец!» Бабушка с ведром и тряпкой на швабре идет наверх, и внучка рядом что-то пытается мыть.
    По вечерам мать уходит в клуб, бабушка с внучкой  остаются вдвоем. Хоть и небольшие деньги получали,  а все время подписывались на газеты и журналы. У бабушки на глазах очки,  сверху на резинке приспособлены  другие, в руках газеты.  Лена весь вечер с журналами «Огонек» - картинки цветные рассматривает, страницу для детей в конце номера изучает.
     Очень любила бабушка Шура районную газету «Ленинское знамя». На первой странице – показатели по колхозам: сколько молока надоили, сколько посеяли или убрали зерновых. Пальцем водит по таблице – никольский колхоз ищет. Или  газета «Сельская жизнь» в руках,    Бабушка читает газету с самой первой страницы вслух.  Это звучит, например, так: «В Волгоградской области, во Фроловском районе доярка колхоза «Спутник» Короткова В. К. (она так и произносит каждую фамилию и буквы ВЭ КА имени-отчества!) надоила от коровы рекордное количество молока…» Обязательно прокомментирует: «Вон как у людей-то доят. Не то что у нас…». Таким вот образом – вслух! с постоянными комментариями! - прочитает всю газету, все четыре страницы. А Лена, со всех сторон обложенная разноцветными «Огоньками», незаметно уснет под бабушкино чтение. Сама  читать впоследствии научилась по этим самым «Огонькам». Буквы, как ей помнится, отец с нею начинал учить, в садике на занятиях запоминали. А вот первые слова, к своему удивлению, сложила  на странице  журнала «Огонек».
    
«В СТРОГОМ СЕЛЬСОВЕТЕ»
    
Фото № 21 (Здание сельсовета в Никольском)    В комнате для приезжих сельсовета останавливалось  районное и областное начальство. Приезжал первый секретарь обкома  Дрыгин, проверял,  ходил по полям,  не слушал доклады, а сам смотрел на лен и картошку, рожь и овес. Для бабушки Шуры – простой и хороший человек. Побывала и Т. Чухина – секретарь Тотемского райкома партии – строгая, очками блестела недовольно. Да, та самая, которая  запрещала стихи Рубцова печатать в районной газете – он ведь «моральные устои нарушает»!  Да многие из начальства приезжали: из районного,  из областного…
        Бабушка обслуживает приезжих: порядок в комнате навести, чаем напоить, постели приготовить. Внучке строго-настрого наказано: сидеть так, чтобы никто не слышал – не видел. Воспитание одним строгим словом: «Не высовывайся!» И всё тут. Лена сидит или рисует, или с куклами играет – все шепотом. Бабушкино воспитание… И строгое, и мудрое, и с великой любовью. Воспитание совести. На всю жизнь!
    
ГОД 1967

    В апреле 1967 года вышла знаменитая рубцовская «Звезда полей». Гонорар за нее был получен поэтом соответствующий. Но вот воспоминания одного из однокурсников поэта. Темным слякотным вечером встретил он  на московской улице  Рубцова в компании приятелей. Тот поделился своей радостью и куда-то заторопился. «Знаешь, возьми у меня деньги, сохрани их, я потом к тебе зайду. Корову куплю, вот обрадуются у меня в деревне…» - при этих словах стал совать  в руки смятые купюры. Однокурсник растерялся, начала укладывать, расправлять их… Рубцов уже скрылся в темноте. Но не успел положить их понадежнее, как из темноты едва не бегом появился Рубцов. «Нет, давай деньги, мне они самому нужны. В следующий раз, в следующий раз куплю…»  - приговаривал он и опять сминал десятки и пятерки, рассовывая их по карманам.
    И вот именно в этом году уговорила Александра Александровна, переживая за внучку – деньги нужны ребенка поднимать! -  свою дочь подать в суд – взыскать алименты с отца. История всем хорошо знакомая. Получив повестку в суд, Рубцов был возмущен.
    По свидетельству жительницы села Никольского учительницы Людмилы Залесской,  у Рубцова с Гетой был уговор не регистрировать отношения, чтобы она, как мать-одиночка, получала на дочь хоть какие-то деньги. Он объяснял: «Я иногда вообще без копейки сижу, а она хоть пятнадцать рублей получит на ребенка». К сожалению, это была горькая, но правда. Но названная сумма для того времени уж очень большая. Как-то не верится в нее. Да и сама Гета Михайловна вспоминала, что выплачивали ей 3 (три!) рубля.
    И вдруг неожиданный поворот дела - суд. Н. Старичкова подробно описала душевное состояние поэта в этот момент. Позже Рубцов получил от Геты письмо, в котором она написала, что прекращает судебный иск. Во-первых, узнала, что денег она получит рублей пять в месяц, не больше – доходы отца, если они и есть,   невелики. Во-вторых, она поняла его обиду, его возмущение, поняла, что это будет причиной окончательного разрыва.
 Фото № 22 (Копия справки о прекрашении взысания)      И - забрала свое заявление обратно. Даже в документе указала: «в надежде восстановить отношения с отцом ребенка».
    Помогал ли дочке? Денег не присылал, но посылки от него приходили. В деревенском же магазине купить что-то ребенку из одежды или обуви было почти невозможно. Вот в почтовом ящике  и  положены для дочери, например, валенки,  пальто зимнее, сандалии на лето. Книжечки детские. Из подаренных  игрушек помнятся шарики, кукла, курица заводная. Очень уж эта курица, по словам мамы, Лене нравилась.
    Можно судить-рядить, но дело было так, как было. И Лена писала письма отцу под диктовку матери или бабушки с просьбой купить ей самые необходимые вещи.  Есть люди, которые  не поймут. А многим (особенно выросшим в деревне) это очень понятно.

ХАБУРКА

    В деревнях зимами играть в карты обожали.   Существуют воспоминания, что и Рубцов играл в подкидного. (В письме писал: «Люди здесь, в селе, умные, оригинальные, большинство с великолепным чувством юмора, так что, играя просто в карты, например, можно до смерти нахохотаться»).  Частенько играл с тещей. А у нее, как всегда, поговорки по любому случаю: «Козыри крести – дураки на месте», «Козыри буби – они меня сгубят», «Козыри вини – играть ими».  Поэту больше всего нравилось: «Козыри свежи, а дураки те же…» Бабушкина поговорка вошла в стихотворение «Зимним вечером»:

И праздник устроим,
И карты раскроем.
Эх, козыри свежи,
А дураки – те же!

    Любимая карточная игра бабушки Шуры - Бура, Бурка, по-деревенски - Хабурка.  Длинными зимними вечерами под керосиновой лампой  - что еще делать? К бабушке Шуре приходили подруги, втроем или вчетвером устраивались за столом, хозяйка вырывала листок из тетради, расчерчивала его на три графы, сверху подписывала: Поля, Оля, Я. Раздавались карты – и пошла игра! Ставка делалась – копейка, две, три. Ходили, сдавали, выкрикивали положенные слова, горячились, спорили… Играли иногда до глубокой ночи. А был случай – до 5 часов утра! Уже лампа начинала мигать, уже стекло все было в копоти, а игра продолжалась. Уходили иной раз подруги рассерженные: «Больше не приду играть! Не дождёсся! Пятначэть копеек у меня выиграла! Не стану больше с тобой играть!» Но проходила неделя, и… снова собиралась компания игроков. Подросшую Лену тоже научили играть в хабурку. Когда же она стала выигрывать у подруг, ей объявили: «Иди, иди отсюда. Мала еще в карты играть!»
    Однажды приехал из района уполномоченный и тоже увлекся игрой. В следующий раз приехал и сразу к бабушке Шуре: «А в хабурку вечером будем играть?»  Потом еще приезжал: «Я, - говорит, - только в Николу в командировку еду. Очень уж весело, бабушки, у вас».

ВЕСЕЛАЯ БАБУШКА ШУРА

     Опубликовали ВК (Вероятно «Вологодский комсомолец» - прим. Ю.К.-М.) фотографию бабушки Шуры с внучкой на руках – и появилось внизу много комментариев. Один из них – «веселая какая была, так бы и посмотрела на нее сейчас, послушала». В памяти автора комментария эпизод, как деревенские женщины приходили на Красную горку (праздник через десять дней после  Пасхи) к сельсовету и начинали катать яйца. Руководила процессом тетя Шура. Там склон небольшой, на него устанавливали специальную доску с желобком посередине. Вот первое яйцо катится, останавливается… Второе катит уже другая женщина. Если второе яйцо заденет первое, оба достаются ей. Кто больше выбьет яиц? Женщины входят в азарт. У кого-то уже целая корзинка накатана, а у кого-то – пусто. Начинают занимать друг у друга. Если не дают взаймы – домой бегут снова варят. И дальше пошло веселое катание! Пестрая толпа в центре деревни, шутки-прибаутки, дети кругом радуются, но смотрят «со стороны», не мешают: тетя Шура строго следит за порядком, за очередью, за ударом: чье же яйцо выбито. А свое отправляет, приговаривает: «Катися, ейчо, на мое крыльчо…»


ЧАСТУШКИ

    На праздниках, на застольях деревенских, даже за карточной игрой бабушки часто запевали частушки. Одна запоет – другая подхватит. Разговор друг с другом могли вести  частушками – столько их, самых разных, хранила память. Часто звучали частушки веселые, с юмором:

Ты пляши, пляши, пляши,
Мне-то не до пляски:
Потеряла от чуков
Синие завязки.

Все пришли, на лавки сели
При галошах и часах.
Мое шлепало пришлепало
В большущих сапогах!

    Были и с насмешкой, ироничные:

Я ударнича, ударнича
Ударнича везде,
До чего я доработалась –
Уснула в борозде.

    Звучали иной раз не совсем приличные, например, такая:

Мне миленок изменил,
Теперь я измененная,
Только снится мне всю ночь
Его сопля зеленая.

    Часто в частушках передавалось чувство печали о прошедшей жизни, горечи об «отзвеневшей» молодости.

Прокатилась наша молодость
Колечком золотым,
Больше нам уже не хаживать
К девчонкам молодым.

Фото № 23 (Женщины Николы?)     Николая Рубцова частушки очень интересовали. Он вслушивался в их слова, в ритмику, понимал, что истинно народная частушка должна быть органичной. 
    Журналист Александр Рачков оставил воспоминания о том, как Рубцов плясал и пел частушки. Было это 7 ноября 1966 года (уже после отъезда из Николы) в городе Соколе на новоселье у ответственного секретаря городской газеты «Сокольская правда» Гурия Судакова.     Сначала плясал и пел сам Рачков, а Рубцов играл на гармошке: «Рубцовская мелодия вела меня все дальше и дальше – от частушки к частушке.  Много их напел.  А когда спел, отплясался и сел, подошел Николай и спросил:
–    Ты можешь повторить частушку, где ночки темные, осенние спокою не дают? - на слове «спокою» он сделал ударение. Я тут же спел:
–   
Ночки темные, осенние –
Частые дожди льют,
А глазки серые веселые
Спокою не дают.

- Ну, спасибо. А я думал, что ослышался. Вот ведь как: неправильно, а красиво.
- Из песни слова не выкинешь. Не я же эту частушку выдумал.
    И Рубцов захохотал, приклоняясь к коленям и прихлопывая по ним ладошками. Хохотал он красиво, ровно, успокаивающе. И вдруг махнул рукой:
- Саша, я плясать хочу!
    Никогда мне играть Рубцову плясовую не приходилось, но чувство подсказывало, что частые переборы тут не подойдут. Я заиграл «Барыню» и под плавный выход вывел Николая на середину пола. И не ошибся. Он больше дирижировал руками, вскидывая их вверх, чем перебирал ногами. А при каждом приседании всхохатывал, словно окунался в холодную воду. Потом остановился против меня и спел частушку:

Ветры сильные, холодные
На Севере у нас.
Не могу забыть Танюху
И ее веселых глаз…

    Порозовевший от застолья, пляски, внимания, он и в темной рубашке выглядел светло и нежно. И казался таким молодым и счастливым…»
    И ведь сам писал частушки, когда помогал Гете в работе сельского клуба.

НА ТРОИЦУ

    Всей деревней, от мала до велика,  на Троицу ходили на кладбище - так было заведено. Бабушки впереди всех – «отчов-матерей» помянуть положено.  Брали с собой пироги, конфеты, «виньчё», «ейча».
    У бабушки мать, Серафима Васильевна, похоронена на Устье-Толшменском, отец, Александр Егорович, возле разрушенной церкви на кладбище,  уже давно разровненном, – памяти о прошлом быть не должно, по мнению новой власти. Показывала внучке склон берега, поросший травой: вот здесь папа мой похоронен.
     С 1967 года стала ходить «на Троичу» на могилу к младшему брату Александру, похороненному за рекой.   Строго соблюдала все правила поминания.  На могилке поставлена «рюмочькя», в которую налито «виньчё», пшено посыпано, пирога кусок на блюдечке положен. Бабушка  рядом велит присесть, кусочек пирога взять или конфетку и добрым словом помянуть человека.
    Потом от своей родни следовало побывать на других могилах, никого не забыть. А кругом солнечно, зелено, весело. Дети цветов нарвут по дороге, положат на могилку. Собаки кругом бегают, тоже радуются…
    К обеду  все домой возвращаются. Бабушка довольна: все как надо прошло!
Но найдется обязательно тот, кто так напоминается, что и уснет между могил.

    Вот критики-редакторы упрекали Рубцова: одни кресты да могилы в стихах. Так ведь у народа, у каждой семьи, в жизни к середине 20-го века столько крестов и могил появилось, столько смертей близких пережито – как же без памяти о них! А Николай Рубцов – поэт национальный. Ему за все могилы, за всех людей сказать надо.
    И еще один факт не дает покоя. Троицыно поминание в стихах Рубцова отклика не нашло (вот Пасха нашла!). А новое кладбище, расположенное  в таком месте, что весной, при разливе реки, его регулярно затапливало, не раз упоминается в стихах поэта. Значит, увиденное когда-то прочно осело в его памяти:

А весною ужас будет полный:
На погост речные хлынут волны!
Из моей затопленной могилы
Гроб всплывет, забытый и унылый,
Разобьется с треском,
и в потемки
Уплывут ужасные обломки…
Фото № 24 (На кладбище в Никольском)
    Слово «моей» здесь только является поэтическим вымыслом…

БАБУШКА И ВНУЧКА

    Весна была, апрель… Тепло, солнечно, небо голубое. Внучке Лене 6 лет. А подружке ее – еще меньше. Вздумали они на реку идти, на мостик через Толшму. А там вода высокая, ледоход, льдины плывут, крутятся, толкают друг друга. Девочки уселись на мостике, ножки вниз свесили, пытаются льдину достать.
    Вдруг видят – бабушка Шура выходит из-за церкви и быстро-быстро идет по дороге вниз, к реке. Идет, молчит, только улыбается. Девочки смотрят на бабушку – и тоже начинают улыбаться – ножками весело болтают. Вот она все ближе, вот уже на мостике, вот к девочкам подходит и, улыбаясь по-прежнему, берет их за руки, тихонько поднимает и уводит с моста. И только оказавшись на берегу, она начинает свое «воспитательное мероприятие»: попало подружкам как следует! Но удивляет то, что хватило ей мудрости не закричать, не зашуметь раньше – не испугать детей.  А то неизвестно что могло произойти. В памяти внучки осталась та история на весенней реке.

РАССКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА…

Фото № 25 (Лена Рубцова в школьной форме)

    С 70-го года, наверное,  стали приезжать в деревню журналисты из разных газет. Вот  Наталья Трофимова, журналистка из Тотьмы вспоминает. В 1970 году она приехала в Николу. Много фотографировала. Пришла и в дом, где жил Рубцов, – он ведь уже известный стал, печатался часто. Сделала несколько фотографий первоклассницы Лены и, конечно же, начала расспросы.
    - Расскажите, пожалуйста… - и, как и все остальные, задала вопрос о жизни поэта Николая Рубцовав семье, в Николе.  У бабушки ответ про «непутевого зятя», от которого не было никакого проку в хозяйстве,  был уже приготовлен:
- Да как жилось ему? Это вот нам как жилось? Когда придёт, куда уйдёт, надолго ли – не знаем, не ведаем. Бродит, бродит где-то по лесам – по лугам, выпьет с кем-то. Хорошо, хоть когда-то грибов да клюквы принесёт. А то сидит ночами с книжками-бумажками своими, керосин жгёт. (именно жгёт и до сих пор так говорят в деревне)... Электричество-то  отключат в одиннадцать часов вечера. А он ночами сидит. А деньги - то на тот же керосин где взять? У него их нет. Правда, говаривал: «Это у меня денег нет, а вот у Ленки будут!»
    Вот и всё интервью. В словах бабушки – истинная правда женщины, тянувшей на себе изо всех сил деревенское хозяйство, живущей на полунищенскую зарплату – одна цель которой -  «поднять» ребенка. Это народная правда – так жила вся Россия. И высокая – поэтическая правда Рубцова,  правда поэта-провидца. Как их совместить?

БАБУШКИНО ВОСПИТАНИЕ
    
    Лена вспоминает, как впервые приехали в Николу вологодские писатели летом 1971 года.  Она уже закончила первый класс. С деревенскими ребятишками в жаркий день они плескались в речке. Вдруг видят: по мосту едет машина, легковушка, а миновав мост, останавливается. Из нее выскакивают мужчины, двое или трое, и бегут к детям. Те с удивлением смотрят на них. И вот они подбегают и спрашивают: «А где Лена? Лена Меньшикова где?» Мальчишки показывают на Лену… А она стоит, от смущения и страха, слова сказать не может. Ее подхватили на руки, закружили, вопросы задают, радуются, а она обмирает. Ничего им не говорит, ждет - не дождется, когда эти чужие дядьки оставят ее в Фото № 26 (Лена Рубцова, школьница) покое. Слова не промолвила, ни на один вопрос не ответила – чужие люди, страшно, поскорей бы они ушли! Бабушка ведь учила сидеть тихо, «не высовываться»!

ОБИДА

    После 71 года каждое лето приезжали из Вологды  друзья Рубцова – вологодские поэты-писатели: Чухин, Коротаев, Романов, - да многие бывали в Николе. Сначала вечер пройдет в клубе, а потом куда идти? Где ночевать?  Отправляются  к бабушке Шуре, конечно же. Та всех примет, накормит, напоит, все, что есть в доме, на стол выставит. Такая у нее натура была – ничего не жалко.
     Они уедут, потом воспоминания напишут, и во всех-то воспоминаниях «теща» Рубцова, добрейшая бабушка Шура, будет представлена злой и своенравной – жизни не давала зятю.     Генриетта Михайловна даже звонила как-то в Вологду в Союз писателей, просила не обижать бабушку Шуру – не публиковать таких воспоминаний. Но, как известно, «что написано пером – того не вырубишь топором»: пошли распространяться эти воспоминания, вызывая у знающих людей досаду. И, конечно же, обиду и непонимание. А воспоминания и сейчас читают, слепо верят им, цитируют… Вот как бы понять – и бабушку, и поэта?

О ДОЧЕРИ

     Валерий Кузнецов, однокурсник, рассказывает, как Рубцов вспоминал свою дочь. Говорил о ней поэт с  непривычной ласковостью: «Лена…дочь у меня… Показывал ей ночью звезды, говорил о них. А утром выводит меня за руку на улицу. Смотрит на солнце, на меня, - не понимает: «А где же звезды?»
    Молчит, улыбается дочери в Николе. И – с печалью:
- По радио стихи как-то передавали… Старая запись – дома-то не был давно. Она слушает и кричит: «Папа, папа! Ты когда приедешь?»
    В 1970 году в Архангельске Рубцов рассказывал Валерию Аушеву о своей дочери: «Буквы с Леной учили. Она и запоминала, и писала их.  Две только плохо получались: М и Е. Сердилась, что не получается».

ЛЕНА ВСПОМИНАЕТ

Фото № 27 (Телеграмма Рубцову)
  В садике на занятиях воспитатели начинают спрашивать о родителях: кто и где работает.
- У меня папа тракторист.
- А у меня шофер.
-  Мой папа комбайном управляет.
До меня очередь доходит, я не успею еще ничего сказать, а воспитательница мне на помощь приходит:
- А у Лены папа в Москве. Он учится на поэта.
    Еще одно воспоминание дочери. Как-то вечером она ждала бабушку в детском саду. Дети гуляли на площадке. А за забором – деревенский колодец. Около него стоят женщины, и Лена слышит, что говорят про ее отца! «Вот ведь уехал, семью оставил, сам в Москве живет. На поэта он учится»! – это уже с иронией произносят. А маленькая девочка с обидой думает: «Он не учится. Он уже поэт!»

ПАПА, ПРИЕЗЖАЙ…

Фото № 28 (Гета с Леной)    Года четыре было Лене. Приходил к бабушке дядя Саша Лилин и непременно интересовался: где Рубцов да как Рубцов? Брал игрушечный телефон и говорил, обращаясь к Лене:
    - Давай папке в Москву звонить. Чего это он не едет? Про Лену забыл совсем?
    Будто бы набирает номер, слушает, потом начинает кричать в трубку:
    - Алло, папа? Это папа? Лена тебе звонит. Ты почему к ней не едешь, а? Что? Скоро приедешь? Ладно тогда. Будем ждать. Лена хорошо себя ведет, маму и бабушку слушает. Приезжай давай!
    Положит трубку и скажет:
    - Папка сказал, что скоро приедет.
    А девочка обрадуется, даже сердечко вздрогнет: папа приедет! И ждет его потом, ждет… У Елены Николаевны это главное воспоминание – она всегда ждала папу.
    Приезжал,  она помнит,  когда болела корью – все окна красным занавешены были. Еще приезжал – конфеты-леденцы ртом предлагал ловить. У него-то ловко получалось, а у Лены никак – обидно ей было. Буквы учил с дочкой – это тоже помнит.

ОХ,  ДЯДЯ САША…

После отъезда Рубцова из Николы дядя Саша в выпивке своей разошелся не на шутку. Нестерпимо болели старые раны у бывшего фронтовика. Выпьет, забудется, кажется ему, что боль отступает… Вваливался зимой к сестре в квартиру – весь в снегу, прямой, обледеневший – и без всяких слов падал на пол. Объяснить что-либо не мог. Тогда бабушка с внучкой одевались, брали с собой керосиновый фонарь и везли его домой. Бабушка кое-как вытаскивала брата на крыльцо, по ступенькам на улицу, там укладывала на чунки и впрягалась в веревку. Лена шла с фонарем впереди и светила на тропинку. Бабушка всю дорогу ругала дядю Сашу,  а он в ответ только мычал.  Горе горькое…Что вот тут будешь делать?
Через полгода его не станет. А ведь было ему всего лишь 55 лет.

БАБУШКА СЕРДИТСЯ

Фото № 29 (Лена Рубцова)  Раньше в деревне к обеду на стол, всем известно, несли и ставили на стол одно блюдо – суп или щи, картошку или жаренину – одно. В центр стола. Каждый своей ложкой  тянулся к нему, почерпывал и нес в свой рот. Особенно трудно было есть суп. У кого-то это аккуратно получалось, у кого – не очень. У Рубцова не получалось, он привык: в детском доме каждому положена отдельная тарелка. Вот и оставлял «дорогу» на столе от общего блюда до своего места. Лена подросла, стала из общего блюда хлебать – и у нее «дорога» каждый раз. Бабушка Шура непременно скажет: «Вся в батюшку! Тот дорогу за каждым обедом  оставит и ты так же? У него одни дороги на уме и ты такая же будешь»?
Или еще выговор бабушки. Как-то послушная Лена сумела провиниться. Бабушка строгим голосом пообещала:
- Вот еще раз так сделаешь, посажу в почтовый ящик, гвоздями заколочу и отправлю батюшке.
Лена удивляется:
- Ящик ведь маленький, а я большая. Не войду в него…
- А я тебя сверну так, что войдешь.
Лена обдумывает ситуацию.
- Бабушка, мне же там дышать будет нечем.
- А я дырки просверлю: лежи да дыши.
Детский ум соображает: «к батюшке» хочется, в почтовый ящик – нет, не хочется…

УМЕЛИЦА
    
    Любила бабушка печь пироги (деревня вологодская и жила в то время пирогами!) Пекла рыбники и ягодники, пряженики и пресники, а еще олялюшки – сладкие то есть. Родственник из Мурманска присылал посылки с палтусом, вот уж вкусные были пироги с этой рыбой и луком! Бабушка все время ждала: «Ковды Сашка с Мурмана пришлет павтус».    
    Летом собирала травы и сушила веничками: тут и мята, и зверобой, и ромашка, и чабрец – «все на пользу» - утверждала. Чай всегда заваривала по-особому: то с одной травой, то с другой. Как-то один командированный жил, так после обеда в столовой чай приходил пить к бабушке. И хвалил, не переставая. Уехал и – надо же! – в знак благодарности прислал ей чайный сервиз Конаковский. Она его потом всю жизнь берегла. Смешная – чай в граненые стаканы наливала, а на сервиз только любовалась.
    Чаем с травами она поила всех приезжих, и они всегда благодарили ее. Кто-то о ней даже заметку в районную газету написал. Она так и называлась – «Чай со зверобоем». К сожалению, не сохранилась газета. 

ОТКРЫТКА
Фото № 30 (поздравительная открытка)    В первом томе М. Сурова опубликована фотография почтовой открытки. Адресат – Попова А. Нет, нет, это не бабушка Шура. В Вологде по адресу ул. Челюскинцев, 41 – 2 жил ее брат  - Попов Павел Александрович и его жена Афанасия, которую все называли «тетя Фаня». Вот она и пишет Николаю Михайловичу, проживавшему в то время в общежитии на улице Октябрьской: «Николай Михайлович, прошу, зайди ко мне, к тете Фане, до вас дело есть. Поздравляю с Новым 1968 годом!»
    Оказывается, Рубцов осенью 1967 года иногда заходил к родственникам своей тещи на Челюскинцев. Павла Александровича уже не стало к этому времени, встречала его жена. Спать его укладывала на большой сундук, стоявший в углу комнаты. Заходил и в декабре и забыл там  рукописи-бумаги. Тетя Фаня забеспокоилась и отправила ему открытку. С наступающим Новым годом поздравила.
    У тети Фани  останавливались Гета с Леночкой, когда приезжали в Вологду. Спать укладывали их на тот же самый сундук и небольшой диван -  оттоманку.

ЗИМА БЫЛА

Фот № 31 (Лена с Генриеттой)  Горькое воспоминание дочери. «Зима была, суббота. Что суббота, помню хорошо, потому что ходили в баню. (Но вот проверила по календарю, нет, не суббота, а вторник. Значит, в субботу метель была такая, что до бани и дойти было нельзя. Через три дня только истопили. Зимой так бывало).  Возвращаемся домой часов в шесть. Темень такая. Небо странное, как будто дымка, и луна сквозь нее просвечивает. Я посмотрела на улицу, и мне стало не по себе. И тревога какая-то в душе. Заходим в дом – мать плачет. Ей телеграмму принесли. Сообщили: скоропостижно умер. У меня было такое чувство, что все кончилось». А бабушка жалела: молодой ведь, жить бы да жить еще…
Уехала Гета на похороны. Прошло три недели, и бабушка Шура получила из Вологды трагическую новость: умерла после тяжелой болезни тетя Фаня. Теперь уже она поехала на похороны. Побывала на могиле недавно погибшего  зятя: тетю Фаню похоронили недалеко от него. Тяжелая была зима 1971 года…
Потом еще нанимали грузовик, чтобы привезти немудреные пожитки из квартиры Рубцова и тот самый сундук тети Фани.

ПАМЯТНИК
Фото № 32 (памятник Рубцову  в Тотьме)
Памятник Николаю Рубцову был открыт в Тотьме на высоком берегу Сухоны по набережной Кускова в сентябре 1985 года – приближалось  пятидесятилетие со дня рождения поэта. Гостей почетных из Москвы – Вологды  пригласили.
Сначала все приехали в Николу. В Доме культуры прошло торжественное мероприятие, посвященное памяти поэта. Из Ленинграда приехала на открытие памятника отцу Лена. В то время она уже окончила техникум и начала работать. Побывали с матерью в Доме культуры, послушали, как восторженно говорят о Николае Рубцове приехавшие гости. К вечеру все уехали на автобусе в Тотьму. Генриетта Михайловна осталась дома, а Лена поехала.
Фото 33 (Елена Рубцова) Весь день шел дождь. Людей  - под зонтиками – пришло множество. Лене очень хотелось увидеть скульптуру – каким же изображен отец? Сначала удивилась – почему сидит спиной к Сухоне, отвернулся от пароходов от своих. А потом подумала – и правда, пусть лучше на людей, на тотьмичей, смотрит.  Облик понравился:  черты лица тонкие,  сидит тихий, задумчивый, успокоенный. Думает о чем-то. Руки в замке на коленях держит… Потом ей скажут, что  часто таким сидел.
Все внимание – почетным  гостям. Лену вообще не заметили. Она промокла, простудилась и заболела.  С температурой и головной болью уехала в Ленинград. Но – с тихой радостью в душе!
Бабушка  Шура как-то спокойно сказала про памятник: «И ладно, что поставили. Поэту как не поставить…»


ТРУЖЕНИЦА

    Бабушка Шура умерла в 1989 году – прожила 79 лет. Работала в сельсовете уборщицей до конца 70-х годов. Но после этого устроилась нянечкой в интернат – и еще проработала 10 лет, до 1988 года – до 78 лет. Уже жаловалась на болезни, но трудиться не переставала – представить не могла: как жить без работы? Вот мы сейчас свой стаж считаем: сколько лет отработали – 35? 40? 45? А в то время кто считал? Если начала бабушка в 18 лет работать, то стаж трудовой у нее 60 лет! Подумать только…
    И дома ведь – хозяйство. О внучке Лене постоянная забота. Утром поставит самовар, в чистую марлю завернет два яйца и сварит их под крышкой самовара. Чаю нальет стакан и в школу внучку отправит.  Потом,  когда после смерти Рубцова Генриетта вышла замуж за односельчанина Николая Шамахова,   построили новый дом, завели хозяйство: корову, овец, поросенка, кур.  Два огорода держали: на одном картошку сажали, на другом овощи. Внук родился – опять бабушке забота нянчить да пестовать ребенка. И в доме, и в огороде – все ее заботы.
Фото № 34 (Бабушка Елены Рубцовой)        Лена вспоминает, как однажды они вдвоем ходили на сенокос.  Далеко за реку надо было идти. На жаре, оводах… Сначала сгребали сено, потом к стогу подносили, а потом и метать стог начали. Лена наверху стоит с граблями, сено укладывает,  а бабушка снизу вилами подает. А ей ведь уже за 70 лет было! Она уже так устала, что пошатывается - ей плохо становится. Но не признается, продолжает  подавать. Лена (ей лет 16) видит, что уже слезы у бабушки из глаз.
- Бабушка, тебе плохо? – спрашивает. – Плачешь-то чего?
- Да мне тебя жалко, замаялась ты совсем, - отвечает она.
    Жалея друг друга, изнемогая от усталости и жары, они все-таки закончили работу.
    Последний год не работала, но по хозяйству упорно продолжала помогать: прибрать в доме, дрова-воду принести, еду приготовить. Сдерживали, не давали, но куда там!
     В 1989 году после Нового года пожаловалась на сердце. Медик приходила, лекарство выписала. Бабушка еще и день рождения 17 января успела отметить. А умерла 23 января. Тихо, во сне, никого не побеспокоив.
    Отработала, отмаялась, отжила, отрадовалась… Легла на никольском кладбище рядом со своим братом Александром. И не надо, вот не надо писать, измышлять, что она ненавидела, «гнобила» поэта Николая Михайловича Рубцова. Вас там не было, вы ничего не видели и не слышали. Как не было и вологодских поэтов, написавших об этом в книжках. Николая Михайловича и тем более поэта она не могла ненавидеть. Она не знала, что это такое – ненавидеть, настолько добрым было ее сердце. Раздражалась от усталости, от вечного безденежья. Терпеть не могла выпивку и выпивших. На дух не переносила. Как моя бабушка или как ваша. Или как каждый нормальный человек. Этим и объясняется все ее негодование.
    В своей работе мы попытались рассказать о поэтической правде Рубцова и правде деревенской женщины-труженицы. Кто  понял, тем спасибо. Кто не понял – тот и не хочет понять, не объяснить ему.
     Вечная память Николаю Михайловичу  и светлая память Александре Александровне!

СТИХОТВОРЕНИЕ «В ГОРНИЦЕ»

Фото № 35 (Илл. 1. К стих. «В горнице») Фото № 36 (Илл. 2. К стих «В горнице»)


В горнице моей светло.
Это от ночной звезды.
Матушка возьмет ведро,
Молча принесет воды…
Красные цветы мои
В садике завяли все.
Лодка на речной мели
Скоро догниет совсем.
Дремлет на стене моей
Ивы кружевная тень.
Завтра у меня под ней
Будет хлопотливый день!
Буду поливать цветы,
Думать о своей судьбе,
Буду до ночной звезды
Лодку мастерить себе…
    Перед нами – один из шедевров русской поэзии 20 века. Стихотворение, написанное Николаем Рубцовым летом  1963 года во время пребывания  в Николе, ставшее визитной карточкой поэта. Стихотворение – образец тончайшей лирики, невообразимой глубины и удивительной простоты. Стихотворение – тайна. Сейчас оно стало известной песней, которую поют известные артисты, начинающие исполнители, барды, дети… Поют на многочисленных конкурсах, на фестивалях народного творчества, в телевизионных передачах. Участники со сцены могут простодушно заявить:  «слова народные»… Такое вот оно, - стихотворение «В горнице»!
    Вы скажете: каждый читатель понимает любое стихотворение любого поэта по-своему. Да, это бесспорно, - ответим мы. – Каждый человек будет понимать так, как считает нужным понимать. Это его право.  Но существует филологический анализ поэтического текста, который выполняют учителя, студенты и школьники, преподаватели кафедр и кандидаты наук. Так вот в Интернете можно найти множество вариантов анализа стихотворения Н. Рубцова «В горнице». Вызывают они, мягко говоря, противоречивые чувства…Вашему вниманию предлагаем некоторые «общие места» анализа, собранные нами из разных вариантов.
    Вот один из них:
    «Понятие «горница» трактуется по толковым словарям - «это главное помещение в крестьянской избе, центр дома, просторная, красиво убранная комната, где встречают гостей, собираются семьей по особым случаям, проводят семейные советы».
    В этой горнице поэт видит свою родную мать, которая уже давно умерла. Символы смерти – это ночная звезда, поникшие красные цветы, тень ивы на стене.
    Конечно, потеря родного человека – это страшное событие, но нужно найти в себе силы жить и двигаться дальше. Стихотворение заканчивается жизнеутверждающе: лирический герой сможет преодолеть это препятствие».
    Вот другой:
    «В стихотворении представлены два мира: мир земной, реальный и мир потусторонний, загробный. Их трудно разделить. Поэт из своего реального мира видит мир потусторонний: это и его мать, которая молчит и ночью приносит воду, это необыкновенно яркая ночная звезда, это лодка на речной мели как средство переправы из одного мира в другой.  «Как герой волшебной сказки, засыпая, переступает из одной реальности в другую, так и в стихотворении Н. Рубцова – чудесный сон, окутывая земной простор, раскрывает иное, существующее вечно, царство…»
    Вот третий:
    «По древнейшим, зашифрованным в сказочных сюжетах представлениям славян реальность образует несколько измерений: бытие, инобытие и небытие. Константа фольклорной идеальности мира раскрывает сущностные черты инобытия, светлого и вечного царства, определяющего тайную глубину видимых предметов и явлений. Именно такой мир воссоздается Н. Рубцовым в стихотворении «В горнице».   

«КЛАССИЧЕСКИЙ» ВАРИАНТ АНАЛИЗА

    Подробный анализ стихотворного текста сделал один из ведущих рубцововедов – Николай Коняев. Он стал как бы уже классическим вариантом, к сожалению, незыблемым. Его придерживается петербуржец Дмитрий Подосенов.  Читаем:
«… В горнице моей светло. Это от ночной звезды». Странно. Какая же должна быть темнота вокруг, если от ничтожного света ночной звезды в горнице становится светло. Ну, допустим, это метафора. Но дальше: «матушка возьмет ведро, Молча принесет воды...» Странная какая-то матушка, вы не находите? Темной ночью идет по воду, в то время как ее великовозрастный сын сидит в горнице и прохлаждается.
Мать Николая Рубцова умерла, когда ему было 6 лет. По свидетельствам современников, это было одним из сильнейших потрясений в его жизни.
«Красные цветы мои В садике завяли все. Лодка на речной мели скоро догниет совсем». Здесь уже присутствуют отчетливые образы-символы, разгадать которые можно, если хорошо известна биография Николая Михайловича. По воспоминаниям его старшей сестры, он нес за гробом матери именно красные цветы. Образ, запомнившийся в детстве, остался в памяти и спустя много лет. Гниющая лодка – символ ожидания переправы на ТУ сторону, в небытие. Этот образ был и в древнем Египте, и, кстати, у северян поморов, к коим по месту рождения принадлежал Рубцов. У поморов есть старая традиция хоронить покойников за рекой или на острове. Если же это невозможно, то нужно хотя бы перенести покойника через ручеек, осуществив тем самым переход на ТУ сторону, сторону смерти. Вот и гниет у Рубцова лодка, заждались его ТАМ…
«Дремлет на стене моей ивы кружевная тень. Завтра у меня под ней будет хлопотливый день». К существительному «ива» невольно напрашивается прилагательное «плакучая». И тень этой самой плакучей ивы дремлет на стене горницы. А завтра у поэта под ивой будет хлопотливый день. Видимо, без слез и тяжелых воспоминаний не обойдется! Также тень от ивы опять возвращает нас к вопросу о яркости ночной звезды, если даже ива отбрасывает тень от ее ничтожного света. Ясно, что нервы поэта напряжены до предела. И завтра у него будет хлопотливый день. Но что же он будет делать?
«Буду поливать цветы, Думать о своей судьбе, Буду до ночной звезды Лодку мастерить себе». То есть опять будет Рубцов ворошить в памяти цветы-символы, думать о выпавших на его долю радостях и испытаниях, вспоминать мать и строить лодку для перехода на ТУ сторону. Вот такое невеселое стихотворение получается».

О  ЧЕМ ЖЕ СТИХОТВОРЕНИЕ «В ГОРНИЦЕ»?
    
Фото № 37 (Рукопись стих «В горнице»)         О чем же, на наш взгляд, стихотворение?  Прежде всего, нужно сказать, что существует 2 варианта этого стихотворения. Первый вариант под       названием «В звездную ночь» имеет дату написания – июль 1963 г. Второй вариант, переработанный автором – убраны частные детали, конкретика, смысл приобрел более обобщенный характер, звучание стало «для всех и навсегда» – имеет привычное название «В горнице». Оно вошло в первый печатный сборник «Лирика» (1965 г.), изменения были сделаны, вероятно, в 1964 г.
    Для того чтобы попытаться разобраться в глубоком смысле стихотворения, необходимо знание реалий из жизни поэта в указанную им самим дату – июль 1963 года. В своей работе мы уже рассказывали о его жизни в этот период (см. главу «Лето 1963 года»). Рубцов полон творческих и жизненных планов, он живет в семье, рядом с любящей женщиной, с маленькой дочкой. Он надеется, что в жизни его все наладится, что впереди будет все хорошо. Он осознает, что в прошлом жилось ему как-то не так, как хотелось бы. Он надеется все изменить.
    А мы вернемся к «общим местам» - деталям, понятым некоторыми исследователями, на наш взгляд,  превратно.
    Понятие «горница» в вологодских говорах носит несколько иной характер. Это не парадная, не самая большая комната в крестьянском доме. Это небольшая комната, скорее спальня, расположенная сбоку от парадной. Она какая-то потаенная, туда не заходят посторонние люди. Там стоят кровати, комод, сундуки. Эта комната часто бывает закрыта дверью со стеклами поверху. В ней уединяются, занимаются своим делом. В старом доме в Николе была кухня-прихожая с большой русской печью, большая комната и «горенка» сбоку. У окна стоял стол, за которым часто сидел Рубцов – писал письма, читал книги. Он уединялся в этой комнате от всех. Стихи он писал, когда ходил-бродил по лугам, по берегу реки, по дороге. А за этим столом, если находилась бумага и ручка, он их уже записывал.
    Нет, «матушка» - это не его родная мать. Не вспоминает он свою давно умершую маму, а пишет о своей теще – Александре Александровне Поповой. Именно ее он, помня свою любовь к ней в детском доме, называл летом 1963 года «матушкой». Прежде всего, это подтверждает Генриетта Михайловна Шамахова в кинофильме, снятом вологодскими журналистами (далее - цитата):  «В стихотворении «В горнице», где «матушка возьмет ведро», Рубцов пишет о моей матери, о своей теще, Поповой Александре Александровне.  Именно ее он называл «матушка», а не свою родную маму».  Об этом же пишет в своих воспоминаниях Евгения Буняк (Женя Романова), это утверждает Марина Виноградова (внучка дяди Саши Попова). В этом абсолютно уверена дочка Николая Михайловича, Лена. Бабушка Шура говорила ей об этом  неоднократно. Столичные же исследователи упорно этого не замечают!
    А как сон и явь переплелись в стихотворении, объяснить очень просто: поэт, занимаясь своими делами, не спал до глубокой ночи, а матушка вставала чуть свет, затапливала печь, наливала в чугуны воду, гремела ухватами – всем выросшим в деревне знакомая картина.
    Следующую деталь в стихотворении хочется обговорить особо. Сколько раз приходилось читать в откликах, что воду несет пожилая женщина, а «Колю ведь не допросишься воды принести!»  Или даже совсем резкое и грубое «иди за водой сходи (далее нецензурное слово), стихи он, видите ли, пишет… » Как объяснить этим людям, что в деревне мужчины никогда не носили воду. Не принято это было!  На реку ли, к колодцу ли с ведрами и коромыслом шли женщины или подростки. Сказки русские народные, в конце концов, вспомните и не упрекайте Рубцова! 
    И вовсе не ночью носила воду матушка, а ранним-ранним утром. Все в доме спят, поэтому дела делаются хозяйкой молча. Бабушке Шуре, как любой деревенской женщине сначала, с утра, надо было свое хозяйство справить, потом на работу пойти, там все, что положено, сделать, а потом ребенка подхватить у дочери – той надо было на работу. Нет никакого тут «символа смерти», как видится исследователям.
    Да, в стихотворении можно увидеть двоемирие, но это не мир земной и не мир потусторонний. Для поэта двоемирие здесь – это мир прошлого и мир будущего. Он осознает, что в прошлом было в его жизни много неладного, такого, чего бы не должно быть. Говорит об этом символическими деталями: «красные цветы мои… завяли все», «лодка на мели скоро догниет совсем». Все не так в его жизни! Поэтому светлой летней ночью и принимается решение – начать жить по-новому! В будущем его жизнь будет другой.
    Что же собирается делать лирический герой стихотворения? Здесь хочется привести интересное наблюдение Людмилы Богдановой – руководителя Рубцовского центра Вологды: «Мы снова видим образы-символы. Он будет «поливать», но не огород, не гряды (как у обычно-практичного человека), а    «красные цветы» - он будет заботиться о красоте. И еще он будет не работать, не трудиться, наконец, не ремонтировать лодку на мели, а «мастерить» ее. Он мечтает творить.  Таким образом, мир будущего для лирического героя (и самого поэта) – это мир красоты и творчества.
    Почему же это, такое небольшое и простое, на первый взгляд, стихотворение нашло отклик в сердцах множества читателей? Почему же, когда звучит песня «В горнице», люди замолкают, поднимают головы и сидят,  словно завороженные? Да еще потом и утверждать начинают, что это русская народная песня и автора у слов нет? В этом и есть величие поэтического таланта Николая Рубцова – он сказал о себе так, что получилось, что сказал он обо всех нас. В каждом (по крайней мере, во многих) таится горечь от того, что в его жизни что-то не так, ошибки уже сделаны, дрова наломаны. И в каждом живет надежда на то, что ему удастся изменить жизнь, он найдет в себе силы, завтра он начнет…  и дальше все будет по-другому – все будет хорошо!
    
     А впрочем, все это неважно. Подлинная поэзия – это всегда тайна, загадка. Это всегда глубочайший смысл, это многозначность смысла. Пусть каждый читатель открывает «свой смысл», видит свое, то, что ему всего ближе и дороже. Ищет грань своей души, потому что, как сказал Георгий Свиридов: «Поэзия Николая Рубцова – это «облеченная в слова часть души русского человека».

 Окончание.

Прим. Основные сведение о А.А.Поповой, матери Г. М. Меньшиковой, взаимоотношениях с Н. М. Рубцовым  приведены в монографии Ю.Кириенко-Малюгина: «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая...» (М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз», 2011)

Елена Митарчук . Светлая душа НТР («Очевидное и невероятное»)

В 2019 году в издательстве «Старт», г. Рязань вышла новая книга прозы выдающегося современного рубцововеда, публициста, поэта  Юрия Кириенко-Малюгина «Очевидное и невероятное». Книга небольшая: 102 страницы под обложкой нежно-лимонного цвета с авторской фотографией храма Покрова Пресвятой Богородицы в Вологде.
    Название книги переносит нас в советские времена, когда на телевидении шла передача «Очевидное невероятное», которую вёл доктор физико-математических наук  Сергей Пётрович Капица – сын выдающегося  учёного академика Петра Леонидовича Капицы. Не лишним будет напомнить, что в СССР был культ труда и науки. Подразумевалось, что классы должны спаяться. И, таким образом, придти к светлому коммунистическому раю на земле.
   На самом деле, конечно, между академиком и рядовым кол-хозником пролегала бездна, даже, если академик, был крестьянских корней, как тогда говорили – «от сохи».  
    В отличие от современного деклассированного, криптокастового российского общества, в СССР было два класса: рабочие и трудовое крестьянство. И прослойка  между ними: интеллигенция. Которая  делилась на «физиков» и «лириков» — технарей и гуманитариев. Хребтом прослойки были инженерно-технические работники, кратко называвшиеся ИТР.
   К ним и принадлежит автор и герой книги Юрий Иванович Кириенко, взявший литературный псевдоним Юрий Кириенко-Малюгин. Всякий псевдоним таит тайну, содержит в себе «очевидное и невероятное». Малюгина – девичья фамилия матери Юрия Ивановича.  Она была родом из Вологодской губернии, дочь крестьянина-гармониста, освоившего гармонное производство.
   Родители Юрия Кириенко окончили легендарный Политехни-ческий  в Ленинграде. После распределения работали в северной столице СССР, откуда вскоре отправились в ссылку в Казахстан по доносу за неосторожно сказанное слово.
     В г. Уральске Западно-казахстанской области  в 1937 году родился будущий  учёный,  изобретатель,  горнолыжник,  кандидат  в  мастера  спорта СССР по шахматам, поэт и бард, блестящий публицист и просто прекрасный человек.   
    Из ссылки семья приехала в Москву. Мать Юрия умерла до войны из-за переживаний, оставив мужа с двумя детьми.
     Кажется, от таких жизненных обстоятельств можно озлобиться и написать что-нибудь в духе позднего Астафьева, вызвавшего на себя гнев бывших фронтовиков книгой «Прокляты и убиты». И, вообще, именно в таком стиле создавать книгу за книгой. Но этого не произошло.  Душа героя светла.    
      Наш герой пережил ребёнком войну с фашистами, встретил День Победы – для того, чтобы жить долго и счастливо «за себя и за того парня», который не вернулся с войны.
     Автор скупо пишет о себе в аннотации к книге: «Юрий Кириенко-Малюгин (Кириенко Юрий Иванович).
    Поэт, автор нескольких поэтических сборников (с 1992 г.), двух монографий о жизни и творчестве Н.М. Рубцова (2002, 2011), цикла литературных статей, автор книги «Есть Божий суд…» (2012), автор книги «Методика оценки и критерии народности поэзии» (2014), организатор и администратор сайта www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» (2006), член Российского авторского общества и Союза писателей России (2000), Председатель Правления НКО «Рубцовский творческий союз» (2006-2015), руководитель Творческого центра им. Н.М. Рубцова (с 2001 г.), редактор альманаха «Звезда полей» (с 2001 г.).
    Окончил школу № 348 Бауманского района г. Москвы, Московский технологический институт пищевой промышленности, инженер-механик, окончил аспирантуру ВИСХОМ (Всесоюзный НИИ сельскохозяйственного машиностроения имени В.П. Горячкина), кандидат технических наук  (1978), изобретатель СССР (1987), автор более 60 изобретений и ряда технических статей».
      Рубцовский творческий союз… Сколько с ним связано у многих людей, в том числе, и у меня! С Кириенко-Малюгиным  сотрудничало ближайшее рубцовское окружение: поэт и критик Владимир Фомич Андреев,  эссеист Лада Васильевна Одинцова – писатели, соученики Рубцова по Литинституту; Нинель Александровна Старичкова – автор книги «Наедине с Рубцовым»; известный поэт и друг Рубцова Валентин Васильевич Сорокин; актёр кино и поэт Филлимон Сергеев; лауреат премии «Звезда полей» из С.-Петербурга Сергей Анатольевич  Сорокин (Вакомин); инженер-конструктор Валентина Дмитриевна Зинченко – издатель уникального трёхтомного собрания сочинений Николая Рубцова; дочь поэта Елена Николаевна Рубцова…        
     В альманахе «Звезда полей» активно и периодически  печатались рубцововеды. Среди авторов альманаха, члены Союза писателей: кандидат философских наук Сергей Порохин,  Вячеслав Макеев – автор восьми романов, физик из Новосибирска — соавтор  торсионной методики оценки поэзии Александр Обухов, доктор технических наук и прозаик Алексей Башилов, поэт и бард Эрнест Любенко, автор этой рецензии Елена Митарчук, а также литераторы Ольга Коротеева и Зинаида Дубинина из  г. Артёма Приморского края, выпускник Литинститута Александр Избенников, композитор Владислав Киреенков, а также краевед-рубцововед Леонид Вересов, старший научный сотрудник ИМЛИ РАН им. А. М. Горького, кандидат филологических наук Мария Акимова – автор многочисленных статей о традиции русских поэтов девятнадцатого века в творчестве Рубцова.  
       Рубцов стал частью жизни Юрия Ивановича. Их судьбы связала родная для обоих вологодская земля – земля предков.
      Кириенко-Малюгин со товарищи исколесил все рубцовские места на Вологодчине, от Великого Устюга до Белого озера.. Он  вспоминает об одной поездок в главке «На берегу Сухоны, у церкви Благовещения»: «Мы ветераны с гитарами: поэт, бард и художник в одном лице Эрнест Любенко; мой двоюродный брат, неформальный композитор от Бога и бард Владислав Киреенков; ваш не всегда покорный слуга Юрий Кириенко-Малюгин. В нашей группе взявший отпуск Михаил Иванов, волею судьбы специалист по охране любых объектов и одновременно добровольный куратор фактов и изданий по творчеству Николая Рубцова…
     У меня в руках видеокамера, которой я снимаю паром, плывущий с того берега Сухоны на нашу пристань. На той стороне – у села Красное «красуется» недоразрушенная церковь Благовещения. Вдруг меня толкает Миша Иванов: «Смотри на церковь!» Вижу к зданию церкви идёт человек невысокого роста, издали очень похожий на Николая Рубцова… Вижу, силуэт доходит до торца церкви и вдруг исчезает. Что за знак подан нам Сверху?
       К сожалению, не дали нам тогда выступить с песнями Рубцова в ДК с. Никольское».     Мистический случай и проза жизни сошлись здесь, как это часто бывает. Талантливых людей не пустили выступать на сцене Никольского Дома культуры. Если бы им заведовала, как при Рубцове, жена поэта Генриетта Меньшикова, было бы по-другому…
    Юрий Кириенко-Малюгин выделил рубцовское направление в современной русской поэзии и заговорил о его существовании во весь голос.
     Последний раздел книги называется «Поиск Истины в поэзии и окружающем мiре». Слово «мир» автор пишет по-дореволюционному, в толстовском значении: мiр как община. Раздел состоит из стихов автора книги «Очевидное и невероятное». Мне очень нравится стихотворение «Миражи», где образ женщины сливается с образом родины:

Как часто солнечными днями
Меня влечёт лукавый взгляд.
Тревожит душу зеленями
Твой добрый и весёлый сад.

Мелькает платье голубое
В цветущих радостных свечах,
И счастье русское родное
Витает в солнечных лучах.

И я, измученный врагами,
В борьбе, здесь нужной, там пустой,
Лечусь твоими чудесами,
Походкой лёгкой и простой.

Для новизны и очищенья
Вхожу в дурманящий поток,
И глажу здесь для вдохновенья
Сирени грустный завиток.

Проходит злость, восходит радость,
Волнуясь в свежести ветвей…
И верю я в объятьях сада
Надеждам юности своей.

     «Сирени грустный завиток»… Как только не воспевали сирень русские поэты! Но никто не догадался сравнить кисть сирени с прядью любимой женщины. Сколько здесь любви и грусти! Вспоминается:

Нарву цветов и подарю букет,
Той девушке, которую люблю.

      Едва ли не добрая половина книги посвящена Николаю Рубцову.  
   Прежде всего, это глава «Николай Рубцов на пути к народной поэзии», где развёртывается, основанная на документах ретроспектива жизни и творчества Николая Рубцова, изложенная в жанре сценария. За этой главой следует трогательная главка, которую можно назвать жемчужиной книги, «Чьи рисунки в записной книжке Николая Рубцова?» Автор убедительно доказывает, что это рисунки Лены – дочери поэта: «В моём архиве с 2004 года хранятся записные книжки Н.Рубцова, копии которых мне предоставили в Вологодском Рубцовском центре…
     На следующих копиях страниц блокнота Н.Рубцова представлены два рисунка, сделанные явно детской рукой. Я давно предполагал, что автором рисунков является трехлетняя Елена Рубцова, дочь Поэта, и сейчас я хочу обосновать эту версию».
    Версию автора обосновывают и воспоминания дочери Николая Рубцова «Не такой, как все», опубликованные Кириенко-Малюгиным на сайте www.rubcow.ru «Звезда полей». На одном рисунке изображён сельский домик – рубцовская знаменитая теперь «избушка», «чердак» в селе Никольском. На втором — Москва. 
    Тема любви и семьи занимает большое место в книге Кириенко-Малюгина. Мил и мистичен рассказ «Лодочка». В ней писатель рассказывает о своей юношеской любви, вдохновившей его на создание первого стихотворения «Белый шарфик». 
    Часто первая и юношеская любовь не выливается в семейные отношения, но оставляет неизгладимый след в творчестве любого  поэта. Так было и у Рубцова, носившего шарфик и любившего в юности Таю Смирнову.
     Особое место занимает в книге глава из повести «Есть Божий суд». Эта повесть вошла в длинный список Бунинской премии 2015 года. Автор ставит в ней вечные вопросы: отцы и дети, любовь и деньги, технический прогресс и регресс в вопросе деторождения…
     Одна из первых главок книги повествует о том, как герой строил на даче печку. Кажется, а  кому это интересно? Оказывается, очень интересно. И, как строил и, вообще…
   С печки начинается русская изба, прославленная Рубцовым. Говорят слово «изба» сложилось так: истопка – истьба – изба. Одним словом, автор танцует от печки. А сколько душевных слов мы найдём в лирике Рубцова, посвящённых печке:

Сижу в гостинице районной.
Курю, читаю, печь топлю.
Наверно, будет ночь бессонной.
Я так порой не спать люблю!

    Символом России для Рубцова был районный городок Тотьма. Атмосферу райгородка вполне передаёт эта рубцовская строфа. Кажется, что наши райгородки – это и есть рай. В них очарование, невозможное в городах других стран. Потому что у нас в них соединилось прошлое, настоящее и будущее. В 1917 году купеческие и дворянские дома завешивали кумачом с революционными лозунгами. Сейчас рядом с ними строят небоскрёбы – хотя бы один на город, но, чтобы был не хуже, чем в столицах. Зачем?
     Автор книги с рубцовской Тотьмой знаком не понаслышке. В Тотьме его хорошо знают, читают его книги.
      Из первой главы «Очевидного и невероятного» мы узнаём, что стало толчком к книге: опасная болезнь  героя, из которой он выкарабкался. Обычно после такого начинаешь по-новому смотреть на жизнь и ценить её втройне.
     Можно сказать, что книга Юрия Кириенко-Малюгина имеет много общего с «Выбранными местами из переписки с друзьями» Н.В. Гоголя.  Николай Васильевич начал писать «Выбранные места» после кризиса и болезни. Это его исповедь и одновременно проповедь. Так же можно расценить книгу «Очевидное и невероятное».
   Юрий Кириенко-Малюгин открыл новую тему в литературо-ведении: «Рубцов и Гоголь», написав ряд блистательных статей и обнаружив неизвестное стихотворение Николая Рубцова «Гоголь».
     Можно сказать, что ничто не проходит бесследно. Поэтому в новой книге Юрия Ивановича есть традиционная связь с русской классической литературой.

Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие

Фрагмент 1 
    «Отыскался след Тарасов»
     Мне кажется, подчас, что всё то, о чём так хлопочем и спорим, есть просто суета, как и всё в свете, и что об одной только любви следует нам заботиться. Она одна только есть верная и доказанная истина. Кто проникнется ею, тот говори прямо обо всём: правда повеет от слов его. О! да поможет нам Бог, и тебе и мне, взрастить эту любовь в сердцах наших.
Н.В. Гоголь. (Письмо к С.П. Шевырёву от 21 апреля 1848 года из Одессы)
Но, если я не смущусь ничем и пребуду твёрд среди явлений возмущающих и, не упавши духом, буду в силах, посреди потрясающей бестолковщины времени, удержаться на своём мирном поприще литературном и быть певцом мира и тишины посреди брани, то это будет истинное чудо, милость Божья, которой и надеяться не смею, но о которой просить всё-таки хочется.
Н.В. Гоголь (Письмо А.М. Виельгорской перед 15 июня 1848 года из Васильевки)
Умереть с пеньем на устах – едва ли не таков же неотразимый долг для поэта, как для воина умереть с оружьем в руках.
Н.В. Гоголь (Письмо к В.А. Жуковскому от 15 июня 1848 года из Полтавы)
1. О пересечении «Разбойника Ляли» и «Тараса Бульбы», Севера и Юга
На первый взгляд, что может быть общего между произведениями, одно из которых овеяно более чем полуторавековой славой и написано великим Гоголем на тему истории запорожского казачества, ведшего борьбу за освобождение Украины от татар, турок, поляков и арендаторов, и маленькой поэмой о любви разбойника к княжне Николая Рубцова?
Ведь действие «Разбойника Ляли» происходит на не очень близком расстоянии от Запорожья.
Рубцов создал свою Лесную сказку («Разбойника Лялю») на основе легендарных событий, о которых услышал в окрестностях города Варнавин в Нижегородской области, там, где находится Лялина гора, получившая своё имя в честь атамана Ляли – одного из сподвижников предводителя крестьянского восстания Степана Разина.
Но если смотреть не поверхностно, а в суть вопроса, то сразу же находишь очень много общего: и в содержании, и в форме, и в творческом методе, и в художественных средствах. И даже в географических истоках.
Географические исследования говорят о том, что река Ветлуга, на которой стоит город Варнавин, являясь правым притоком Волги, берет своё начало на севере, где начинается Ветлужско-Сурской прогиб, продолжающийся на юге до Днепровско-Донецкой впадины, на севере, в свою очередь, доходящий до реки Мезени, протекающей через Архангельскую область и Республику Коми.
Находится река Ветлуга на Восточно-Европейской платформе, в той её части, которая зовётся Русским щитом. В свою очередь, Русский щит расположен между Украинским и Балтийским щитами.
Как физически соединены север и юг Российской империи на географической карте, так идейно объединены на столь же обширных русских литературных пространствах «Тарас Бульба» и «Разбойник Ляля».
Рубцов, подобно Гоголю, много внимания уделял изучению карты Родины.
Маршруты Рубцова обозначены на составленной Юрием Кириенко-Малюгиным карте «По дорогам Николая Рубцова» (оформление чл. СХ России Веры Васьковой).
Гоголь, работая над вторым томом поэмы «Мёртвые души», постоянно держал перед глазами карту Российской империи и мечтал параллельно основной работе написать учебник географии для юношества, в котором собирался проследить развитие русской литературы вкупе с историей и географией России, а также описать в книге русские монастыри, как правило, расположенные в самых красивых местах нашего обширного Отечества.
По-украински Родина зовётся Батькивщиной. От слова «батько» - отец.
Трудно перечислить все труды географов, историков, экономистов, статистиков, этнографов, ботаников, которые изучал Гоголь, чтобы вдохнуть Душу России в свой великий труд о Родине - поэму «Мёртвые души».
Так же создавался «Тарас Бульба». Повесть «Тарас Бульба» создана одновременно великим художником слова и кабинетным учёным-энтузиастом, посвятившим годы изучению истории Малороссии.
В 1845 году, через три года после выхода в свет первого тома «Мёртвых душ» (1842) и второй редакции «Тараса Бульбы» (1842), вошедшей в первое полное собрание сочинений писателя, Указом Царя Николая Первого Гоголю было присвоено звание Почётного профессора истории Московского Императорского университета.
Интересно, что Гоголь занимавший одно время, правда, непродолжительное, должность адъюнкта (помощника профессора) истории в Санкт-Петербургском университете, был удостоен почётного звания не в Санкт-Петербурге, а в Москве.
Москва в 19 веке была столицей славянофильства, Санкт-Петербург тяготел к Западу. Гоголь же, хотя и старался оставаться нейтральным и не принадлежать ни к одной из партий, поскольку был противником политических организаций, откровенным и убеждённым монархистом, имел больше друзей и признания в славянофильской «столице древней», как он называл Москву, а не в Петербурге.
В книге «Выбранные места из переписки с друзьями» (1847), рассуждая о современной русской литературе, Гоголь относит к разряду лучших русских стихотворений стихотворение Николая Языкова « К не нашим». На языке того времени название читалось как «К бесам». Позднее эту тему продолжил Достоевский в романе «Бесы», а начал её Пушкин в стихотворении «Бесы».
Под «не нашими» Гоголь подразумевал тяготевших к Западу и звавших Русь к топору представителей революционной интеллигенции типа Герцена.
Герцен, назвавший первый том «Мёртвых душ» «адом», вызывал у Гоголя раздражение. Чтобы высказать его, он даже согласился встретиться в Москве в 1851 году незадолго до своей смерти с И.С. Тургеневым, соприкасавшимся с Герценом и его окружением.
Тургенева привёл в дом на Никитском бульваре, где Гоголь жил в доме графа А.П. Толстого, актёр М.С. Щепкин.
Щепкин был удивлён желанием писателя познакомиться с Тургеневым. Гоголь в эту пору практически не шёл на контакт не только с незнакомыми, но и с друзьями.
Но, когда Гоголь обрушился на Герцена, адресуясь к Тургеневу, надеясь, что тот всё перескажет оппоненту, Щепкин сразу понял, зачем его другу нужно было это знакомство.
Патриотическая книга Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями» вызвала взрыв негодования у западников.
В книге Гоголь высказал предположение о появлении в будущем Поэта, который должен явиться не из дворянской среды, а из какого-то нового слоя русской жизни. Этими Поэтами стали Сергей Есенин и Николай Рубцов, в равной степени принадлежащие, как России дореволюционной, так и советской.
Сейчас пытаются некие силы найти им эквивалент, «лепя гения» то из Леонида Губанова, то из приятеля Рубцова Юрия Влодова. Естественно, как ни «раскручивают» эти имена, ничего не получается.
Самые печатаемые и читаемые поэты в современной России – Есенин и Рубцов.
Изучение биографии Рубцова даёт нам уверенность в том, что лирические шедевры русской поэзии двадцатого века также создавал человек, энциклопедически образованный, хотя и не имевший почётного учёного звания, которое было у Гоголя.
Все его современники пишут в воспоминаниях о Рубцове, что он читал старую и новую литературу, много знал, любил учиться, обожал русское народное творчество.
Людмила Дербина в книге о поэте рассказывает, как Рубцов во время путешествия на теплоходе по Сухоне и посещения Тотьмы, восхищался русским северным декоративно-прикладным искусством, связанным, прежде всего, с церковным строительством и украшением храмов, то есть сакральным по своей сути.
Поэму Рубцова и повесть Гоголя объединяет однокорневая основа – народное творчество, давшее импульс для дальнейшего развития русского искусства и ремёсел: литературы, иконописи, живописи, ткачества, театра, градостроительства, церковной архитектуры, кузнечного дела…
Русское и украинское сопрягаются исторически.
Например, слово «вежа», обозначающее сторожевую башню в старинных северных монастырях, сохранилось в украинском языке. По-украински башня –  «вежа».
Вообще, очень много общих слов в украинском языке и в северных диалектах русского языка. Например, слово «мережа», в украинском языке значащее «сеть, паутина», в том числе, и «Интернет-паутина», на архангельском диалекте значит «сеть» (рыболовная), но имеет ударение на Ё - мерёжа. В украинском языке буква Ё не используется. Отсюда «мережка» - сеточка, украшение на одежде.
Древнерусское слово «фабра» - (краска) в украинском современном языке сохранилось без изменений.
По-украински «колись» - когда-то, в северном говоре (г. Виледь Архангельской области) «лонись» - в прошлом году.
Кстати, в набросках Рубцова для будущих сочинений слово «лонись» записано.
Растение вереск в украинском языке называется «верес». Так же название вереска звучит в Архангельской области на Вилегодчине: «верес».
Как вересковый мёд разливался терпкий северно-русский говор к югу, к Киевской Руси.
Общеизвестно, что все былины Киевского цикла, героями которых являются Илья Муромец и Добрыня Никитич были собраны в девятнадцатом веке на Русском Севере.
Выдающийся русский советский филолог и педагог Николай Иванович Либан в своих лекциях по древнерусской литературе, изданных МГУ им. М.В. Ломоносова, отмечает, что культовый памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве», являясь южным памятником, включает в себя северные мотивы.
Учёный предполагает, что это связано с той лептой, которую вносили в «Слово» переписчики, переписывавшие его в северных монастырях.
Но суть не только в этом.
Как известно, рукопись «Слова полку Игореве» была обнаружена и приобретена собирателем русских древностей графом Мусиным-Пушкиным в Ярославле.
Славянская древнерусская цивилизация (словене) шла с Севера на Юг, из Великого Новгорода и Старой Ладоги, чтобы расцвести пышным цветом в Киевской Руси (поляне) и продолжиться уже в Руси Московской (XIII-XVII) (вятичи).
Восточно-европейская цивилизация складывалась как союз трёх основных восточнославянских племён: словене (новгородцы), поляне (киевляне) и вятичи (Тула, Калуга, Москва).
Известно, что первые деревянные крепости на Русском Севере, строились из дерева с помощью топора, без применения железа, то есть без единого гвоздя.
Так же, с помощью топора, строились знаменитые двурульные челны запорожских казаков «чайки», на которых они совершали морские набеги на турок с целью добычи военных трофеев. Возможно, руль лодок напоминал конёк на северной русской избе.
Рубцов положил в основу сюжета «Разбойника Ляли» народное сказание, услышанное на берегах Ветлуги, Гоголь в основу «Тараса Бульбы» – малороссийские песни (думы) и предания о запорожцах, сложенные на берегах Днепра – реки, соединяющей три славянские страны: Россию, Белоруссию и Украину. В десятом-тринадцатом веках составлявшие их племена входили в состав единого древнерусского государства.
Как «Разбойник Ляля» перекликается со знаменитой русской народной песней о Стеньке Разине и княжне и рядом других песен, так «Тарас Бульба» - с украинскими думами, в которых рассказывается и о героях, и о предателях.
В основу характера Андрия легли думы об отступнике от Православия Тетеренке и изменнике Савве Чалом. Цитата из думы о Чалом есть в записных книжках Гоголя.
Думы давали Гоголю больше исторического материала, чем летописи и другие документы. Об историзме малороссийских песен Гоголь пишет следующее: «Эта народная история, живая, яркая, исполненная красок, истины, обнажающая всю жизнь народа. …Историк не должен искать в них показания дня и числа битвы или точного объяснения места, верной реляции; в этом отношении не многие песни помогут ему. Но когда он захочет узнать верный быт, стихии характера, все изгибы и оттенки чувств, волнений, страданий, веселий изображаемого народа, когда захочет испытать дух минувшего века, общий характер всего целого и порознь каждого частного, тогда он будет удовлетворён вполне: ИСТОРИЯ НАРОДА РАЗОБЛАЧИТСЯ ПЕРЕД НИМ В ЯСНОМ ВЕЛИЧИИ.
Песни малороссийские могут вполне назваться историческими, потому что они не отрываются ни на миг от жизни и всегда верны тогдашней минуте и тогдашнему состоянию чувств. Везде проникает их, везде в них дышит эта широкая воля козацкой жизни. Везде видна та сила, радость, могущество, с какою козак бросает тишину и беспечность жизни домовитой, чтобы вдаться во всю поэзию битв, опасностей и разгульного пиршества с товарищами».
Полностью Гоголь взял для «Тараса Бульбы» две думы. В одной говорится о том, как мирные жители по первому призыву гонцов отказывались от всего, к чему были привязаны – от плуга, поля, хаты, семьи, когда появлялась возможность взять в руки саблю и отправиться «погуляти» в вольные степи:
…есаули в города си засилали.
По улицах пробигали.
На винники, на лазники
Словами промолвляли:
«Ви грубники, ви лазники,
Ви броварники, ви винники:
Годи вам в винницах горилок курити,
По броварнях пиво варити,
По лазнях лазень топити,
По грубах валятися,
Товстим видом мух годовати,
Ходи же с нами на долину Чекрень погуляти».
Желающих отправиться по разным поводам в путь, будь то мир или война, и, просто, в поисках лучшей доли всегда было много на просторах Руси – Новгородской, Киевской и Московской.
В «Тарасе Бульбе» Гоголь романтизировал сюжет думы, приукрасив своих героев, так же как и Рубцов в «Разбойнике Ляле» романтизировал сюжет о разбойнике: «Кроме рейстровых козаков, считавших обязанностью являться во время войны, можно было во всякое время, в случае большой потребности, набрать целые толпы охочекомонных: стоило только есаулам пройти по рынкам и площадям всех сёл и местечек и прокричать во весь голос, ставши на телегу: «Эй, вы пивники, броварники, полно вам пиво варить, да валяться по запечьям, да кормить своим жирным телом мух! Ступайте славы рыцарской и чести добиваться!»
«Комонь» на древнерусском языке значит «конь». Во время войны казаки, прервав мирные труды, прибывали на поле брани на своих собственных конях.
В Малороссии было три основных группы казаков: реестровые (вписанные в реестр, зарегистрированные), охочекомонные и низовые, или запорожцы, обитавшие в низовьях Днепра, в Запорожье, за днепровскими порогами.
В другой думе, использованной Гоголем в «Тарасе Бульбе», рассказывается, что товарищи хоронили погибших казаков, вырывая им могилы с помощью боевого оружия – сабли, пики.
В первой редакции «Тараса Бульбы» Тарас и Остап похоронили Андрия, выкопав ему могилу саблями.
Так же копают могилу для убитых воинов герои украинских народных сказок («Сказка о богатыре Бухе Копытовиче»): «Взмахнул своим кулаком Бух Копытович да как бухнет в плечи крайнего – сразу трёх человек в землю вогнал, а четыре сверху лежат.
- Ну, иди, - говорит он тому, кто был свидетелем, - смотри, живы ли твои богатыри. А сам не бойся, я тебя не трону.
Тот встал и посмотрел:
- Где там живы, они уже давно не дышат!
- Ну, рой для своих товарищей землю саблей. Не гоже их так бросать, нужно их в сырую землю зарыть.
Вырыл тот яму, положили, зарыли».
Эта параллель очень хорошо помогает понять, в чём секрет популярности Гоголя. Писатель ничего не придумывал. Он черпал образы из жизни или из фольклора, который есть сама жизнь, несмотря на фантастичность форм её проявления.
В русском и украинском фольклоре и сейчас можно найти массу параллелей с современной жизнью. Например, в украинской сказке «Звери под властью льва» содержится любопытная информация о том, как в древности проходили выборы в органы власти: «Все по очереди стали подходить к вороху желудей и орехов. Каждый брал то, что ему нравилось, и бросал в дупло. Хищные звери, любившие кровь, брали орехи, а те, кто питался овощами да травой, брали жёлуди. Увидев, что в пользу льва бросают меньше, лис завертел хвостом. Он подбегал к зверям, подмаргивал им, как бы говоря: «Берите орехи!» А когда подходили к куче желудей и орехов маленькие зверьки, лис шептал им на ухо: «Бери орех, а то прогневаешь льва, и он тебя задавит, как жабу, да и я на тебя рассержусь и не дам тебе житья». Маленькие звери боялись попасть в опалу и тянулись за орехами. А сам лис вместо одного ореха заграбастал полную пригоршню и так бросил в дупло, что никто не заметил».
Цитата взята из советского издания. Книга «Украинские народные сказки» напечатана в Государственном издательстве художественной литературы УССР в Киеве в 1951 году, то есть при Сталине, когда все граждане СССР «единогласно» голосовали «за нерушимый блок коммунистов и беспартийных».
Сказки вышли под редакцией действительного члена АН УССР М.Ф. Рыльского. Куда смотрела цензура? В сказке о выборах явно чувствуется дух казачьей вольницы. Ни в одном московском издательстве эту сказку бы не напечатали в то время.
Поискав в Интернете информацию на тему публикации политизированной сказки в СССР, я ничего не нашла, но снова убедилась, что фольклор удивительно живуч.
Моё внимание привлекла аналогичная сказке «Звери под властью льва» современная «Сказка о выборах в лесной парламент», опубликованная в издании «Вечерний Мурманск». Выпуск № 197 от 22 октября 2005 года. Может быть, автор её сочинил сам, руководимый в своём труде генетической (подсознательной) памятью о том, что рассказывалось на эту тему в сказках в старину. А, может быть, переложил старый мотив на новый лад, и получился ремейк, как называют теперь старые песни, спетые по-новому.
Удивительно, но «украинский след» в творчестве Рубцова снова привёл меня на Русский Север.
«Украинское присутствие» чётко обозначено в лирике поэта. Мы в ней найдём слова-символы «хата», «горилка», «бандура», идентифицирующие украинскую ментальность.
А также украинское слово «лаяться» (ругаться), уходящее корнями в седую славянскую древность, также очень популярное у русских (великороссов).
Возможно, помните у Василия Тредиаковского: «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй»? Эту строку Александр Радищев сделал эпиграфом к «Путешествию из Петербурга в Москву».
В селе Никольском среди воспитанников детского дома, где получал образование и жил Рубцов, было много украинцев. В монографии Кириенко-Малюгина «Николай Рубцов»: «Звезда полей горит, не угасая…» приведены воспоминания Екатерины Ивановны Семенихиной, бывшей пионервожатой Никольского детдома: « В пионерской комнате были танцы. Воспитатели тоже были молодые из педучилища. Приходили и ребята из села. Коля играл русскую, польку, матросский танец. Ему ещё в 10 лет дали гармошку. Нашли в кладовой тульскую гармошку и сказали: «Играй!» И он начал учиться, подбирал на слух.
Подыгрывал девочкам. Гета Меньшикова и Женя Буняк были очень физкультурные. В спальне делали акробатику. У них был номер. Делали и «пирамиду» на 7 человек. Ребята выступали с песнями, танцами. Было много украинцев и ленинградцев». (С. 30)
Пионервожатой в Никольском детском доме, где воспитывался Рубцов, была украинка Евдокия Перекрест, учившая детей петь хорошие песни.
Судя по всему, интерес к истории славянства у Рубцова появился в детстве и отрочестве.
Рубцов, конечно, не мог знать, что в Тотьму – город его юности был сослан после раскрытия масонского заговора в Нежинской гимназии высших наук преподаватель французского языка Ландражин – бывший офицер армии Наполеона, оставшийся после войны 1812 года в России, обучавший Николая Гоголя-Яновского французскому языку. Как известно, Вологда – родной город Рубцова была основана киевским монахом Герасимом, получившим имя Герасима Вологодского. Это уж Рубцов, наверное, знал.
В сочинении «О родном уголке», написанном им в 1951 году во время обучения в Тотемском лесном техникуме, чувствуется осведомлённость автора в славянской истории.
Юному автору присуще умение связывать воедино факты, касающиеся разных временных пластов, обобщать, делать выводы, смотреть в глубь веков и видеть «всё в самом лучшем свете»: « Тотемский же монастырь, ограждённый могучей каменной стеной, а также собор, путь к которому преградили широкий ров, заполненный водой, и высокая земляная насыпь, так и не могли взять шляхтичи… Немало прошло времени и с тех пор, как Пётр Великий посетил эти места, где во время пирушки со своей свитой приказал высечь на камне надпись в честь памяти о своём местопребывании». (С. 34)
Историю Коле Рубцову в Тотемском лесном техникуме, в котором Рубцов учился до Горно-химического техникума на Кольском полуострове, преподавала вполне образованная Валентина Васильевна Оборина (Покровская) – выпускница МГУ им. М.В. Ломоносова: «Я приехала в Тотьму в августе 1950 года после окончания МГУ им. Ломоносова по путёвке Министерства лесной промышленности…
Николай пришёл из детского дома с. Никольское, жил в общежитии. Это был маленького роста, красивый, с очень любознательными, распахнутыми настежь глазами, с иногда грустной, а иногда даже лукавой улыбкой. Меня тогда поразила его любознательность. Когда я приходила в их комнату в общежитии, он с интересом расспрашивал меня о Москве, об университете, о музеях, Кремле. Пожалуй, он был единственным, кто так интересовался Москвой, и я с удовольствием вспоминала студенческие годы, музеи, экскурсии…» (С. 38)
Правда, об Обориной Рубцов в сочинении не упоминает. Он рассказывает в нём об историке-мужчине и о том, как мальчишки тайно добывали для себя чинарики, потому что хотели подражать любимому учителю истории, постоянно дымившему папироской: «Часто бывая в лесу, мы разводили огромный костёр, который иногда достигал вершин низких деревьев, и прыгали с разбегу сквозь бушующее пламя, а потом, крайне довольные, доставали из самого далёкого уголка самого незаметного кармана две папироски и закуривали, воображая себя такими же взрослыми, как и наш старый и любимый учитель истории».
Имя учителя, преподававшего Рубцову историю, о котором поэт пишет в сочинении, хорошо бы выяснить. Ибо влияние этого человека сказалось на становлении патриотического мировоззрения великого поэта России.
Когда читаешь этот отрывок из техникумовского сочинения, исподволь представляешь праздник Купалы, костры в лесу, через очистительное пламя которых прыгали древние славяне.
Купальские обычаи до сих пор живы в России, Белоруссии (Беларуси) и Украине.
В записных книжках Гоголя есть информация, записанная им в юношеские годы, о празднике Купалы и предание о цветущем один раз в году папоротнике. Считалось, что с помощью этого цветка можно найти подземные клады.
К слову, Гоголь был блистательным педагогом. Он преподавал историю в Патриотическом институте благородных девиц в Санкт-Петербурге. Институт был открыт после Отечественной войны 1812 года с французами для дочерей офицеров, павших на полях сражений.
Педагогическая карьера великого писателя сложилась вполне соответственно его педагогическому таланту: он получил, продвигаясь по служебной лестнице, звание коллежского асессора и перстень от Императрицы Александры Фёдоровны за успехи в образовании барышень.
Гоголь по рождению был дворянином. Сделанная им вполне успешно, если учесть, что он поднялся по служебной лестнице выше середины Табели о рангах, за что в то время полагалось потомственное дворянство, карьера государственного служащего являлась только выражением желания молодого человека быть полезным обществу, а не была самоцелью для получения высокого сословного статуса.
Перстень, подаренный Гоголю-учителю Императрицей, не сохранился, как и другой перстень, подаренный Царём Николаем Первым Гоголю-драматургу за комедию «Ревизор». Годы странствий и сопровождавшее их безденежье, видимо, заставили писателя расстаться с царскими подарками, обменяв их на денежный эквивалент.
Гоголь, ушедший с государственной службы в 1836 году, «казаковал» всю оставшуюся жизнь: дороги, постоялые дворы, гостиницы, трактиры, дома друзей…
Судьба гнала его по земному шару, как и Рубцова, писавшего о себе:
Привет, Россия – родина моя!
Как под твоей мне радостно листвою!
И пенья нет, но ясно слышу я
Незримых певчих пенье хоровое…
Как будто ветер гнал меня по ней,
По всей земле - по сёлам и столицам!
Я сильный был, но ветер был сильней,
И я нигде не мог остановиться.
Интересно, что последний рисунок Гоголя, словно, является иллюстрацией к этим строкам Рубцова.
Писатель оставил нам свой последний автопортрет. Гоголь изобразил себя внутри книги, напоминающей одновременно воздушный кораблик и листок, оторвавшийся от дерева: то ли писатель плывёт в лодке с мачтой по Миру-Океану, то ли по ветру летит на Ковре-самолёте.
Сочинение «О родном уголке» Николая Рубцова даёт основания утверждать, что тематика произведений Гоголя была Рубцову хорошо знакома и близка с юных лет.
Прочувствованно студент Рубцов пишет в техникумовском сочинении о «шляхтичах».
Можно утверждать, что к времени его написания он уже знал повесть Гоголя «Тарас Бульба». Во время войны с фашистами она широко издавалась, в том числе в формате карманного издания для бойцов и матросов.
Есть в сочинении и упоминание об украинских ночах, известных автору по Гоголю и волновавших воображение творчески одарённого «неведомого отрока», «неведомого сына удивительных вольных племён» поэзией «жизни действительной» и мистической: « Пусть не лиманы и не каштаны украшают зелёные сады Тотьмы и не райские птички поют в их зелёной листве, пусть небо над Тотьмой не такое голубое, как в Италии, пусть ночи тотемские не такие очаровательные, как украинские! Природа Тотьмы гораздо грубее и суровей, но именно этой суровой правдивостью нравится мне неподражаемая природа родного уголка.
Кроме того, я не мог бы считать бесценно дорогим этот город, если б с именем его не были связаны судьбы моих бесконечно милых друзей недалёкого детства». (С. 39)
В этом ярком фрагменте из сочинения юного автора уже прослеживается гоголевское влияние. Уж очень явно, без осуждения автора сочинения «О родном уголке», «читаются» в нём сквозь строчки Рубцова строки Гоголя из «Мёртвых душ» и «Тараса Бульбы».
Известно из лирических отступлений к поэме «Мёртвые души», что автор поэмы не прельщался красотами итальянской природы, окружавшей его долгие годы, и сквозь роскошные виды южной растительности ему виделось родное, русское, пусть и не такое броское, но бесконечно любимое: «Русь! Русь! Вижу тебя, из моего чудного, прекрасного далека…Открыто-пустынно и ровно всё в тебе; как точки, как значки, неприметно торчат среди равнин невысокие твои города; ничто не обольстит и не очарует взора. Но какая же непостижимая, тайная сила влечёт к тебе?»
Потом Рубцов «вслед» за Гоголем назовёт свою любовь к Родине «непобедимой» (ст. «Давай, земля, немножко отдохнём…»):
И я клянусь
Любою клятвой мира,
Что буду славить эти небеса,
Когда моя
Медлительная лира
Легко свои поднимет паруса!
Вокруг любви моей
Непобедимой
К моим лугам,
Где травы я косил,
Вся жизнь моя
Вращается незримо,
Как ты, Земля,
Вокруг своей оси…
Строчки о «бесконечно милых друзьях недалёкого детства» уместно соотнести со сценой прощания Остапа и Андрия с детством: « Они, проехавши, оглянулись назад: хутор их как будто ушёл в землю; только видны были над землёй две трубы скромного их домика, да вершины дерев, по сучьям которых они лазали, как белки; ещё стлался перед ними тот луг, по которому они могли припомнить всю историю своей жизни, от лет, когда валялись по росистой траве его, до лет, когда поджидали на нём чернобровую козачку… Прощайте и детство, и игры, и всё, и всё!»
Конечно, судьба бывших бурсаков, Остапа и Андрия, была понятна Рубцову и созвучна его собственной судьбе: жизнь в общежитии, смутное и одновременно отчётливое предчувствие больших жизненных и исторических событий, потрясений. Тревоги и надежды юности, товарищество, любовное томленье. Тесный контакт с природой, с которой в юности можно быть счастливым, как с женщиной, что утверждал Артюр Рембо («и, словно с женщиной, с природой счастлив буду»), которого позднее Рубцов читал, любил и в монологе «О гениальности» назвал гением.
Диссонансом в сочинение Рубцова врываются рассуждения на тему «Религия – опиум для народа». Но атеизм Рубцова был не врождённым, а временно приобретённым, поскольку активно идеологически насаждался правящей коммунистической партией.
И всё же следует признать, что среди коммунистов было много людей, укоренённых в родной национальной славянской почве. В противном случае мы бы Рубцова не знали, ибо советская литература была на 100% подцензурна.
Славянское восточное триединство у Рубцова, как и у огромного большинства русских людей, в генах, иначе не было бы у поэта такой любви к Гоголю – сыну Украины.
Сталин после победы над Германией решил «закрепить» это единство, дав академику Грекову задание написать исторические труды на тему «Киевской Руси» как первого государственного объединения восточных славян.
Первым разработчиком темы Киевской Руси был С.М. Соловьёв – автор «Истории России» в пятнадцати томах.
Реально все киевские князья были выходцами с Севера. Даже если не существовало полулегендарного Рюрика, от которого ведут своё родство многие русские княжеские роды, неоспоримым является приход из Новгорода в Киев князя Олега с малолетним Игорем, будущим киевским князем.
Известно, что в Киеве Олег казнил Аскольда и Дира – своих дружинников, ранее Олега обосновавшихся в этом городе на берегу Днепра, и стал в нём править сам. И правил долго, даже после совершеннолетия своего подопечного князя Игоря.
Что касается супруги Игоря Ольги, многие историки считают, что она была родом из Новгорода или Пскова (Плескова).
Внук Ольги и Игоря князь Владимир – сын князя Святослава отдал на княжение своему сыну Ярославу Новгород.
Оттуда он и прибыл княжить в Киев, сменив Владимира Красное Солнышко.
Перед переездом в Киев Ярослав основал город Ярославль.
Киев в те времена периодически опустошался поляками. После того, как поляки увели в плен мать князя Ярослава, он решил переехать из Новгорода в Киев, чтобы заняться её вызволением из плена. Мать Ярослав не вернул, но остался княжить в Киеве.
В Новгороде князь набрался книжной мудрости, что впоследствии и способствовало тому, что он вошёл в мировую историю как один из самых просвещённых правителей, за что удостоился прозвания «Ярослав Мудрый».
В крещении Ярослав Мудрый получил имя Георгий.
Своих детей (трёх сыновей и трёх дочек) Ярослав «пристроил» за границей. Его дети вступили в династические браки с зарубежными принцессами и принцами. Наиболее известна из детей Ярослава Анна Ярославна – королева Франции.
Анна Ярославна знала иностранные языки и умела писать и читать, в отличие от своего мужа, который вместо подписи на документах ставил крест.
Новгородские берестяные грамоты подтверждают высокий уровень грамотности северных русов, которых можно назвать и «варягами». От слова «вара» - вода.
Варяги – это, скорее всего, не иностранцы, а жившие вдоль северных берегов Балтийского моря славяне.
Мы не коснулись пока темы Белоруссии (Белой Руси).
Связи Рубцова с Белоруссией (Белой Русью) не являются темой настоящего исследования, но, и они нашли отражение в его творчестве.
Можно найти точки пересечения рубцовской лирики с лирикой Максима Богдановича, которого считают своим четыре страны: Белоруссия, Польша, Литва и Россия.
Нам не известна вся генеалогическая корневая система Рубцова. Копнув глубже, наверняка, обнаружим и малороссийские корни. Северная и южная части русского народа имеют одну родину – Север.
Это аксиома, потому что торговый путь с Севера в Византию, ставший вектором Российской государственности, называется «Из варяг в греки» и берёт начал в Великом Новгороде. Оттуда и шло движение словен (славян) на юг, а не наоборот.
Кстати, интересный факт. В России наиболее распространённым типом дома является дом словенского (северного) типа с двускатной крышей, в отличие от четырёхскатной, характерной для южной Руси. Родовой дом Рубцовых в Биряково был четырёхскатный.
В Малороссии была распространена хата – дом со стенами из смеси глины, кизяка и травы, крытый соломой, наследник землянки – временного жилья, которое казаки строили, находясь под постоянной угрозой набега татар и турок, что исключало добротное домостроительство.
Ссылки на это есть в «Тарасе Бульбе». Казак всегда рядом с плугом, неводом и силком для ловли птиц держал ружьё и саблю.
Эта казацкая традиция вдохновила Государя Императора Александра Первого на создание военных поселений. По мысли Царя солдат должен был уметь и воевать, и сеять, а, главное, по возможности не отрываться надолго от земли и семьи.
Легче жить было солдату, находившемуся рядом с семьёй в мирное время.
Исполнителем проекта Государя стал Алексей Андреевич Аракчеев, создавший военные поселения сначала в Новгородской губернии Российской Империи, потом и в других.
В военных поселениях предусматривалось строительство для военных поселенцев домов словенского типа.
В современной России сохранилось достаточно много домов словенского типа.
А в современной Украине хату увидеть практически невозможно.
В украинской истории есть атаман Рубец. В 1612 году поляки и казаки (черкесы) дошли до Вологодчины. Говорят, что предка Рубцова какой-то поляк ранил саблей. От этого удара остался рубец (шрам).
По характеру Рубцов, как уже заявлялось, казак. Он всю жизнь «казаковал», как и Гоголь: ходил, ездил по России и СССР, матросил на Северном флоте.
Поэт был истинно православным русским человеком, насколько это было возможно в контексте того времени: Рубцов умел дружить, мог умереть за «други своя» и за Россию, поклонялся «старинным русским каланчам» - храмам, воспевал их: «снег летит на храм Софии», «церковь на горе молчала набожно и свято».
Как истинный славянин, он любил товарищеские «ночные бдения», пламя костра, лошадей, песню, танец – всё, чем восхищался Гоголь в запорожцах, было свойственно и Поэту.
Есть замечательные фото, на которых снят матрос Рубцов, вдохновенно играющий на гармошке и не менее вдохновенно отплясывающий в кругу друзей на палубе эскадренного эсминца «Острый» в период срочной службы на Северном флоте.
На казачьем круге родился знаменитый танец казачок. И палуба рубцовского «Острого» напоминает круг-раду, где сошлись повеселиться казаки после боевого похода.
Прежде чем продолжить размышления о казачьей натуре Рубцова, несколько слов об отношении казаков к семье. Поэт жил в силу жизненных обстоятельств отдельно от жены Генриетты и дочери Лены. Так было принято и у казаков.
Гоголь писал в «Тарасе Бульбе», что своего мужа жена Тараса не видела по несколько лет, потому что он защищал границы Украины, где кончалась христианская Европа, от татар, турок и других врагов православной Веры.
Рубцов, как мог, тоже защищал Русскую цивилизацию. Конечно же, оружием его, как и Гоголя, было Слово.
Остроумие и дар владения словом казаки ценили не меньше, чем владение саблей.
Изначально славяне не были воинственными. Николай Васильевич Гоголь главным свойством славян считал доброжелательность и любовь к Прекрасному. В его записях есть очень интересная цитата на эту тему из Византийских хроник с подзаголовком: «О характере славян»: «Что славяне были маловоинственны и певучи, доказательство ответ, данный греческому императору тремя славянами, схваченными царскими телохранителями, которые были без оружия, а только с гуслями. – Мы славяне, - говорили они. – Гусли имеем при себе для того, что не привыкли носить оружие. Да и нет совсем железа в нашей земле. Оттого мы живём в тишине и мире, играем на гуслях, не умея играть на трубах, ибо, не зная совсем войны, музыку мы считаем лучшим нашим упражнением».
Воинственными славян сделала необходимость обороняться от многочисленных врагов, испокон века завидующих размаху исконно славянских земель – от Арктики и дальше.
Если Гоголь черпал материал для создания «Тараса Бульбы», в думах– основном своём источнике, а также в «Истории русов» неизвестного автора и у француза Гийома де Боплана, написавшего книгу «Описание Украйны» об Украине в 17 веке, то, безусловно, таким источником для Рубцова при создании «Разбойника Ляли», прежде всего, стали русские народные песни и художественные произведения: «Слово о полку Игореве», «Братья-разбойники» Пушкина, «Вадим» Лермонтова, «Тарас Бульба» Гоголя, «Казаки» Толстого, «Пугачёв» Есенина, «На поле Куликовом» Блока.
Лучше Гоголя о происхождении воинственного племени казаков не писал никто: «Бульба был упрям страшно. Это был один из тех характеров, которые могли возникнуть только в тяжёлый ХV век на полукочующем углу Европы, когда вся южная первобытная Россия, оставленная своими князьями, была опустошена, выжжена дотла неукротимыми набегами монгольских хищников; когда, лишившись дома и кровли, стал здесь отважен человек; когда на пожарищах, ввиду грозных соседей и вечной опасности, селился он и привыкал глядеть им прямо в очи, разучившись знать, существует ли какая боязнь на свете; когда бранным пламенем объялся ДРЕВЛЕ-МИРНЫЙ СЛАВЯНСКИЙ ДУХ и ЗАВЕЛОСЬ КОЗАЧЕСТВО – ШИРОКАЯ РАЗГУЛЬНАЯ ЗАМАШКА РУССКОЙ ПРИРОДЫ…»
Рубцова, как и Гоголя, питала родная почва, с которой они чувствовали «самую жгучую, самую смертную связь». Оба они были духовными воинами.
Духовным мечом монаха являются чётки. Духовное оружие писателя – слово, которым он сражается на поле брани, пусть часто невидимой, но жестокой.
Много духовных воинов пало на полях сражений.
После роковой ночи, когда Рубцов был убит, его подруге Нинель Старичковой руководители Вологодской писательской организации разрешили забрать личные вещи поэта, письма и рукописи из его квартиры.
Вместе с ними она взяла также из квартиры Рубцова портрет создателя «Тараса Бульбы», который валялся на полу. Стекло на раме было разбито. Получилось, что Гоголь стал невольным свидетелем событий той страшной ночи.
Интересна последующая судьба портрета Гоголя. Старичкова рассказывает в одном из интервью, что передала его в Вологодский историко-краеведческий музей-заповедник. Где сейчас портрет? В лучшем случае пылится в запаснике музея на территории Вологодского Кремля.
Гоголь и Рубцов – легендарные воины, а, сколько пало безвестных героев, отдавших жизнь за Русскую цивилизацию!
Гоголь так рассуждал о девятнадцатом веке: «На бесчисленных тысячах могил возвышается как феникс, великий 19 век. Сколько отшумело и пронеслось до него огромных великих происшествий! Сколько свершилось огромных дел, сколько разнохарактерных народов мелькнуло и невозвратно стерлось с лица земли, сколько разных образов, явлений, разностихийных политических обществ, форм пересуществовало…» (отрывок «На бесчисленных тысячах могил»).
В детстве Коля Рубцов постоянно слышал знаменитую песню «Ехали казаки», которую пела по просьбе матери сестра Надя. Об этом сообщает В.Д. Зинченко со слов сестры Рубцова Галины в предисловии к трёхтомному собранию сочинений поэта, увы, пока единственному.
Интересно, что Валентина Дмитриевна, происходит из старого казачьего рода, что мне довелось слышать от неё самой на презентации монографии Юрия Кириенко-Малюгина «Звезда полей горит, не угасая…», состоявшейся в Москве на Кузнецком мосту в Центральной книжной лавке писателей в апреле 2012 года.
В песне «Ехали козаки» поётся о великих катаклизмах, исторических потрясениях, бесчисленных воинских жертвах:
Ехали козаки, ехали козаки.
Ехали козаки – сорок тысяч лошадей.
И покрылся берег, и покрылся берег
Сотнями порубанных, пострелянных людей.
В «Разбойнике Ляле» Николая Рубцова гармонично соединились два песенных начала – великорусского и малороссийского народов, как и в творчестве Гоголя.
Гоголь в статье «О малороссийских песнях» пишет следующее о русской и малороссийской музыке: «Характер музыки нельзя определить одним словом: она необыкновенно разнообразна. Во многих песнях она легка, грациозна, едва только касается земли и, кажется, шалит, резвится звуками. Иногда звуки её принимают мужественную физиогномию, становятся сильны, могучи, крепки; стопы тяжело ударяют в землю, и, кажется, как будто бы под них можно плясать одного только гопака. Иногда же звуки её становятся чрезвычайно вольны, широки, взмахи гигантские, силящиеся обхватить бездну пространства, вслушиваясь в которые танцующий чувствует себя исполином: ДУША ЕГО И ВСЁ СУЩЕСТВОВАНИЕ РАСШИРЯЕТСЯ ДО БЕСПРЕДЕЛЬНОСТИ. Он отделяется вдруг от земли, чтобы сильнее ударить в неё блестящими подковами и взнестись опять на воздух. … Русская заунывная музыка выражает, как справедливо заметил М. Максимович, забвение жизни; она стремится уйти от неё и заглушить вседневные нужды и заботы; но в малороссийских песнях она слилась с жизнью: звуки её так живы, что кажется, не звучат, а говорят, - говорят словами, выговаривают речи, и каждое слово этой яркой речи проходит душу».
Как здесь не вспомнить знаменитое стихотворение Рубцова «Полночное пенье», лирический герой которого «стремится заглушить вседневные нужды и заботы» песней!
Гоголя и Рубцова связывал с Украиной не только песенный родник.
В Государственном литературном институте Рубцов учился в семинаре Николая Николаевича Сидоренко, человека с явно украинской фамилией, жил в общежитии Литинститута в одной комнате с поэтом Александром Черевченко - харьковчанином, с которым делил хлеб и вино.
Приведу цитату из книги Кириенко-Малюгина «Звезда полей горит, не угасая»: «Александр Черевченко: «Я сидел над письмом к родителям и выклянчивал очередную… десятку Коля Рубцов только что закончил перепечатку рукописи своей первой книги… У нас одна сигарета «Памир». Мы уже третий день не посещали лекции. Потому что не было денег на троллейбус… - Сань, а Сань, - сказал Рубцов. Ты можешь мне ответить на вопрос: на кой хрен тебе два пиджака?... Я никогда не задумывался, зачем мне пиджаки вообще… я их никогда не носил… предпочитаю свитер с протёртыми до дыр локтями» …
Под «десяткой» подразумевается десять рублей, или «червонец». Червонцы в России были очень увесистой купюрой и в девятнадцатом, и в двадцатом веке – до 1991 года
Своё название червонец получил за красный, или, как он назывался в старину, червонный цвет. Червонной Русью звались западно-украинские земли в царское время. Минимальная месячная зарплата в 60 –е годы двадцатого века составляла 50 рублей – пять червонцев.
Ситуация, в которой оказались Рубцов и Черевченко, была хорошо знакома Гоголю. Как уже отмечалось, видимо, царские подарки-перстни автора «Тараса Бульбы» постигла такая же судьба, какая досталась пиждаку его земляка-малоросса. Черевченко - харьковчанин, происходил родом из Слободской Украины (Слобожанщины), соседствующей с Полтавщиной (Гетманщиной)- родиной Гоголя.
Земли Слобожанщины, принадлежавшие Русскому Царю Алексею Михайловичу, стали заселяться выходцами из Малой России в 17 веке в период восстания казаков под руководством Богдана Хмельницкого. В эти земли бежали малороссийские крестьяне, спасаясь от поляков.
И ещё одна цитата из книги Кириенко-Малюгина: «Вспоминает А. Черевченко: «Однажды перед зимними каникулами, в декабре 1962 года Коля Рубцов, не сказав ни слова, исчез на несколько дней и вернулся в приподнятом настроении – таинственный и загадочный.
- Ты знаешь, Сань, есть возможность неплохо заработать. Я тут познакомился с одной телевизионной барышней, и она заказала нам детскую новогоднюю сказку. В стихах. Самому мне не справиться - никогда не писал сказок. Поможешь? Обещают приличный гонорар…
Нам заплатили 75 рублей. На двоих».
Возможно, это была первая попытка Рубцова написать сказку, первый его опыт, освоить исконный и столь привлекательный для него жанр русской литературы.
Кстати, имя разбойника Ляли – главного героя «Лесной сказки» Рубцова генетически связано с украинским словом «ляля» - дитя. В Вятке же, на севере России, согласно сведениям, почерпнутым из словаря Даля, лялями называют игрушки.
Ляля – слово древнее и загадочное. Сейчас можно в Интернете найти информацию о том, что Ляля – это Лель. Тот самый Лель, который является героем популярной сказки «Снегурочка», сочинённой великим русским драматургом А.Н. Островским.
Лель – это один из образов Солнца в представлении древних славян, которые считали, что Солнце преображается из юноши Леля в Купайлу (Купалу), потом в Ярилу.
Правда, в русском и украинском фольклоре, верховное Божество – Солнце, изображается то в мужском, то в женском образе.
Видимо, Рубцова в имени «Ляля» привлекала первобытная корневая славянская древность, как и первобытность самой темы: частный человек и общество.
Сразу же вспоминается трагедия Тараса Бульбы, который был вынужден выбирать между общественным и личным. И он сделал выбор в пользу общественного, который не принёс ему, правда, счастья. В результате отец потерял двух сыновей. Как только Тарас убил Андрия, тут же был схвачен поляками в неравном бою Остап, а потом казнён в Варшаве.
Сам же Тарас Бульба, пролив сыновью кровь, правит по сыну языческую тризну и становится убийцей женщин и младенцев, которых уничтожает безжалостно, мстя полякам за смерть Остапа.
Тарасу не понять, как его сын мог превратиться из героя-воина, а героя-любовника. Но с Андрием случилось именно так. В равной степени он ослеплён страстью и озарён любовью. Даже лицо смерти не способно заставить его вздрогнуть и покаяться. Он видит в минуту казни только лицо своей прекрасной возлюбленной. А бывшие товарищи для него стали ничем, поэтому он и мчался на коне впереди отряда поляков, рубя безжалостно бывших своих, даже не думая о том, «свои» это или «чужие».
А разве Ляля у Рубцова не таков? Прекрасная княжна, как Солнце, заслонила ему весь мир. Ради неё он забыл о лучшем друге и преданной подруге:
Раз во время быстрого набега
На господ, которых ненавидел,
Под лазурным пологом ночлега
Он княжну прекрасную увидел.
Разметавши волосы и руки.
Как дитя, спала она в постели,
И разбоя сдержанные звуки
До души её не долетели…
С той поры пошли о Ляле слухи,
Что умом свихнулся он немного.
Злится Ляля, жалуясь Шалухе:
- У меня на сердце одиноко.
Недоволен он своей Шалухой,
О княжне тоскует благородной…
Гоголь даёт своему герою не менее прекрасное, чем Ляля, имя «Андрий»-Андрей.
Имя у Рубцовского героя диссонирует с его ремеслом. Как вспоминает Нинель Старичкова, она была удивлена, что у разбойника такое ласковое имя, о чём и сказала поэту. Рубцов с ней согласился. Но имени героя не изменил, потому что оно легендарное.
И оно не могло не заворожить трепетно относившегося к прошлому России-Руси Рубцова.
В исследованиях легендарного советского учёного, профессора МГУ им. М.В. Ломоносова Б.А. Рыбакова, посвящённых истории древних славян, есть упоминания о дочери Богини Лады Ляле.
В честь Ляли до сих пор устраиваются весенние праздники Ляльники в России, Украине и Белоруссии. Они празднуются 22 апреля и посвящены просыпающейся после зимы Природе.
Лялей наряжают самую красивую девушку, водят вокруг неё хороводы, радуются Весне и Жизни. Ляля явилась прообразом многочисленных героинь славянского фольклора, прежде всего, русских сказок, в которых есть Марья-Искусница, Царевна-Несмеяна, Марья-Моревна, Василиса Прекрасная, она же Премудрая и т.д.
Отражением этих образов стали, как прекрасная полячка в «Тарасе Бульбе», так и княжна в «Разбойнике Ляле».
На то, что дочь ковенского воеводы в «Тарасе Бульбе» напоминает сказочную героиню, обратил внимание учёный из Санкт-Петербурга, доктор филологических наук В.Д. Денисов.
Недаром у маленьких детей красивая женщина, тем более невеста, ассоциируется со сказочной царевной, принцессой, королевой, Снегурочкой.
Что касается Снегурочки, это, скорее всего, один из самых древних мифологических русских образов. Его возникновение опять же связано с тем, что Русская цивилизация берёт начало на Севере.
Рубцов, конечно, не был знаком с картой, составленной в 16 веке средневековым картографом Герардом Меркатором, на которой изображена Гиперборея - прародина славян. Доступной она стала в эпоху глобальной информатизации.
Вряд ли поэт знал, что Кольский полуостров, где он жил некоторое время, будучи студентом техникума, получил своё название от легендарного Божества славян Коляды, в честь которого поют до сих пор в Украине колядки – песни, славящие рождение Солнца. «Коло» означает солнце - круг.
(Отсюда слова: «кольцо», «колокол», «околица», «около», «колобродить»).
Уже по рождению и первым осознанным годам детства и юности Рубцов был связан с рекой Сухоной, которая уникальна тем, что течёт по кругу. Согласно научным исследованиям, бассейн Сухоны является центром индоевропейской цивилизации.
Приведу очень длинную, но чрезвычайно важную цитату из новейшего исследования российских учёных: магистра Ю.В. Сарычева и кандидата социологических наук А.К. Витязева, опубликованного в научно-исследовательском журнале «Гуманитарные исследования» (№ 10 за 2011 год), издающемся в Республике Коми: « Термин индо-славы был введён в 50-х годах в мировую науку известным индийским историком Рахулом Санкритьяной.
Санкритьяна много лет преподавал индийские языки на филологическом факультете Ленинградского университета, занимаясь исследованиями сходства и общих корней санскрита и русского языков. Результатом его многолетних исследований явилась его знаменитая книга «От Волги до Ганга», издания 1953 года. До него этой темой занимался его соотечественник санскритолог и историк Бал Гангадхар Тилак (1856-1920).
Известно, что с ХVП-ХVШ вв., с тех пор, как английские колонизаторы, захватив Индию, предоставили своим миссионерам и учёным широкую возможность знакомиться с языками и культурой этой страны, Европа стала с каждым годом узнавать всё больше и больше о жизни малоизвестных до этого индийцев.
С ХVШ века познание о Ведах в целом и о Ригведе, в частности, стало целью работ ряда мифологов.
Попытки учёных перевести Ригведу с санскрита на европейские языки оказались во многом почти безрезультатными, потому что с санскрита очень трудно переводить Веды только при помощи словарей. Для этого языка характерно, во-первых, множество синонимических значений многих слов, а во-вторых, малопонятные роли богов Ригведы и обилие их имён и функций вызывали бесчисленные и неточные догадки и предположения.
Западные специалисты сошлись всё же в одном мнении – Ригведу создали в древнейшие времена носители санскрита арьи, и авторами её гимнов были жрецы брахманы.
И тут прозвучал решающий голос – голос Индии. Санскритолог и историк Бал Гангадхар Тилак (1856-1920), знавший по переписке с европейскими исследователями обо всех трудностях на пути их попыток перевести Ригведу, подготовил в конце ХIХ в. к публикации свой анализ гимнов Ригведы – книгу «Арктическая родина в Ведах» (которая увидела свет в 1903 г.).
Согласно анализу Б.Г. Тилака астрономических, ландшафтных, географических данных, содержавшихся в арийских ведических текстах Индостана, родиной Ариев является некая земля выше 56 градуса северной широты, предположительно локализованная в современном Северо-Западном федеральном округе РФ – район Междуречья рек СУХОНЫ, ЮГА И ВЫЧЕГДЫ».
Известно, что птицы выбирают местом своего гнездовья полярные широты, где образуются их самые большие колонии.
Генетическая память подсказала Рубцову строки:
Память возвращается как птица
В то гнездо, в котором родилась.
Привлёк творческое внимание Рубцова и священный Московский Кремль. Известно, что он построен на Боровицком холме. По предположению некоторых учёных, название холма связано с именем «гражданского» верховного Бога древних славян - Бор-Велес:
Бессмертное величие Кремля
Невыразимо смертными словами!
В твоей судьбе, - о, русская земля! –
В твоей глуши с лесами и холмами,
Где смутной грустью веет старина,
Где было всё: смиренье и гордыня –
Навек слышна, навек озарена,
Утверждена московская твердыня!
………………………………………….
Но как – взгляните – чуден этот вид!
Остановитесь тихо в день воскресный –
Ну не мираж ли сказочно-небесный
Возник пред вами, реет и парит?
И я молюсь – о, русская земля! –
Не на твои забытые иконы,
Молюсь на лик священного Кремля
И на его таинственные звоны…
Простим Рубцову вынужденный «атеизм» - «забытые иконы», о которых он никогда не забывал!
Северный же ветер носит название Борей (от «Бор»). Ничего удивительного нет в том, что именно Русский Север стал родиной одного из самых великих русских поэтов двадцатого века.
Ветру Рубцов признавался в любви неоднократно.
Но Рубцов, как и Гоголь, не был язычником, на чём настаивает Михаил Суров! Рубцов прошёл в своём творчестве путь «из Варяг в Греки»: от язычества к христианству.
Были ему близки и наиболее прогрессивные коммунистические идеи, в основе которых лежали заветы Иисуса Христа, изложенные Господом в Нагорной проповеди.
О заложенных в коммунистическую идеологию евангельских истинах прямым текстом написал грузинский советский писатель Думбадзе в романе «Закон вечности».
В воспоминаниях о Рубцове есть одновременно забавный и серьёзный эпизод, когда поэт очень далеко послал пытавшегося вернуть его на грешную Землю человека, который мешал ему мечтать о соединении учений Христа и Ленина.
Творчество Рубцова, как и творчество Гоголя, пронизано христианскими идеями любви.
Духовным центром Древней Руси был Киев. Из него по всем пространствам Руси-России распространялось христианство.
Недалеко от реки Ветлуги, где происходит действие «Разбойника Ляли», есть посёлок с названием Киевская Старица.
После взятия в тринадцатом веке Киева монголо-татарами стали появляться мощные «кальки» на землях, теперь именуемых пространствами Центральной России: Золотые ворота во Владимире на Клязьме, город Переславль Залесский во Владимиро-Суздальском княжестве…
Поскольку спор о Киеве стали вести русские и украинские историки в девятнадцатом веке, в трудах украинского историка и политика Михаила Грушевского Украина зовётся «Украиной-Русью». Но есть и исторический термин: «Россия, Русь».
Именно так величает Родину Рубцов в одном из самых известных своих стихотворений «Виденья на холме». Интересен вопрос происхождения топонима «Россия, Русь». Скорее всего, это плод творческого озарения Рубцова.
В отличие от Грушевского, Рубцов не был профессиональным учёным, но его название России двойным именем чрезвычайно интересно, ибо в начале России и Украины одно государство – Древняя Русь, а изначально это Новгородская Русь.
В Ростове Великом можно увидеть трёхликую икону Богородицы. В моей трактовке – Божья Матерь Новгородская, Киевская, Владимирская (Московская). До четырнадцатого века Москва входила в состав Владимиро-Суздальского княжества.
Возвышение Москвы началось при князе Данииле Александровиче – младшем сыне великого политического и духовного деятеля средневековой Руси князя Александра Невского.
В статье «Взгляд на составление Малороссии» Гоголь пишет о том, что после взятия Киева Батыем, северная и южная Русь разделились. И фактически стало существовать два государства с одним названием.
По мнению Гоголя, две части русского народа воссоединились в 1654 году навечно, когда в городе Переславле был подписан договор между Царём Алексеем Михайловичем и казаками, во главе которых стоял Гетман Богдан Хмельницкий.
Великий русский лирик – Александр Блок, чрезвычайно созвучный Рубцову, оказавший влияние на «Разбойника Лялю», прежде всего, поэтическим циклом «На поле Куликовом» и отчасти поэмой «Двенадцать», до самозабвения, как и Рубцов, любил Гоголя.
«Украинским соловьём» назвал Блок Гоголя в статье «Дитя Гоголя». Статья была написана Блоком в 1909 году – в честь столетия со дня рождения великого писателя.
А «дитя Гоголя» - это Россия.
Блок несколько раз влюблялся в украинок.
Самая знаменитая среди них, Лиза Пиленко (Елизавета Кузьмина-Караваева), ставшая монахиней Марией и погибшая в немецком концлагере во время Второй Мировой войны страшной смертью.
По деду со стороны матери Блок имел старинную дворянскую русскую фамилию Бекетов. Возможно, фамилия эта произошла от слова «бекет». Так назывались сторожевые вышки запорожских козаков. Хотя есть и другая версия. Но всё равно род Бекетовых уходит в скифские степи, в воспетые в «Слове о полку Игореве» просторы Дикого поля.
(Объяснение слова «бекет» также находим в словаре Даля. От него, по В.И. Далю, образовано хорошо нам знакомое слово «пикет»).
Интересно, что своего деда – знаменитого ботаника Андрея Николаевича Бекетова Блок звал «дидя», образовав «дидю» из украинского слова «дид» и присоединив окончание, характерное для петербургской фонетической нормы: в Петербурге говорят, например, не «Гена», а «Геня». Поэтому «дидя», а не по-московски – «деда».
Гоголь был одним из самых любимых писателей Блока, а повесть «Тарас Бульба» названа им в его юношеской анкете любимейшим произведением, равно как и главный её герой.
Казацкая земля любима не только Рубцовым и Блоком, но многими известными русскими писателями.
«Тарасом Бульбой» увлекались вологодские гимназисты. И среди них, сын полицейского пристава, в будущем знаменитый писатель, путешественник и журналист Дядя Гиляй (Владимир Гиляровский), написавший в 1902 году очерк «На родине Гоголя», ставший итогом поездки автора на родину великого писателя: в Миргород, Полтаву, Великие Сорочинцы и село Васильевка.
Любил «Тараса Бульбу» и Андрей Белый. Для него «Сечь» и «Русь» были тождественными понятиями.
Св. Цесаревич Алексей, которого охраняли козаки, обожавшие Царственного отрока, о чём пишет в книге «Крушение империи» председатель последней дореволюционной Думы Владимир Родзянко, в своём дневнике назвал «Тараса Бульбу» «чудной вещью».
Кстати, дядькой (слугой) Св.Цесаревича Алексея был уроженец Волыни, матрос с царской шхуны «Штандарт» Андрей Еремеевич Деревенько. Цесаревич звал его по-домашнему «Дина».
«Дина» спас Цесаревича от верной гибели во время шторма, в который попала шхуна с находившимся на ней Царственным семейством.
Деревенько был за свой героический поступок награждён Царём и взят во дворец как слуга.
Платили Деревенько щедро. Он даже нанимал для двух своих сыновей учителя французского языка. Но во время революционных событий бывший матрос покинул дворец, потом решил вернуться, о чём, раскаиваясь, просил в письмах последнего Российского Монарха. Но Царю и Царице было уже не до него. Им предстояла ссылка из Тобольска в Екатеринбург.
Деревенько писал письма и туда. Но судьба его развела в разные стороны с Царственным воспитанником. Правда, ненадолго. Деревенько умер в годы гражданской войны от тифа.
В Интернете есть фотография – «усатый нянь» Деревенько со своим царственным воспитанником на руках.
Рубцов неоднократно в разговорах с институтскими приятелями, в частности, с поэтом Владимиром Андреевым, утверждал, что в России не было плохих царей. Но так считали не все и не всегда, поэтому в России произошёл в 1917 году Октябрьский переворот, который принято называть в советской историографии Великой Октябрьской социалистической революцией (ВОСР).
Попытки свергнуть Царя в России происходили неоднократно (крестьянские восстания, бунты, войны, терроризм).
О синтезе Рубцова
Понятие синтеза присуще, прежде всего, романтической литературе и символизму, в частности, который академик Томашевский именовал не иначе, как мистический романтизм. Рубцов и был не только «кровным сыном жестокой русской Музы», по замечательно-образному и ёмкому выражению Станислава Куняева, но и кровным сыном русской романтической поэзии: как поэзии элегической, так и той, которую принято относить к поэзии активного или, в определении советских литературоведов, революционного романтизма.
Приведу пространную цитату из книги д.ф.н., заслуженного профессора МГУ им. М.В. Ломоносова и моего учителя А.П. Авраменко «А. Блок и русские поэты XIX века»: «Представление о символизме в сознании читателя часто связывается с разрушением традиций русской классики XIX в. Во многом такое суждение справедливо. Однако требуется существенная оговорка: символизм действительно противостоял реалистическим традициям, господствовавшим в прошедшем столетии (девятнадцатом веке – Е.М.), но при этом имелся в виду реализм как художественный метод, а не пантеон имён, связанных с реализмом. В символизме не было, как позже в футуризме, нигилистически-пренебрежительного отношения к «дорогим именам». Напротив, считая себя наследниками всей мировой культуры, заимствуя, подобно своим западным единоверцам, «краски со всех палитр и звуки со всех клавиров» (Теофиль Готье), русские символисты вместе с тем всячески подчёркивали свою связь с отечественной классикой. А. Пушкин, М. Лермонтов, Ф. Тютчев, А. Фет, Н. Гоголь, Ф. Достоевский и даже Н. Некрасов – среди тех, кого символисты называли своими великими предшественниками» (Авраменко Альберт Петрович. «А. Блок и русские поэты XIX века». М. , Издательство МГУ, 1990 г., С. 5).
Нельзя отрицать, что в последние годы появилось много талантливых работ, посвящённых традициям русской литературы в поэзии Рубцова. Так: Юрий Кириенко-Малюгин проследил связи творчества Рубцова с творчеством Гоголя, Тютчева, Есенина, Мария Акимова обратила внимание на глубокие связи Рубцова с поэзией Лермонтова, Марина Кошелева тонко подметила параллели с Буниным и даже Булгаковым. Многие писали о связях Рубцова с народным творчеством. Это стало общим местом. Рубцов соединил в себе, как истинный романтик, все начала и концы, опираясь на опыт русских и зарубежных предшественников, включая Верлена, оставив нам замечательный перевод «Осенней песни».
От поэтов-современников его отличало чувство космизма, искони заложенное в русской классической поэзии. Многие из его современников пели «о пробках в Моссельпроме», что ставил в упрёк Маяковскому Есенин. Но Маяковский, тем не менее, является громадным талантом, часто разменивавшим себя на словесный ширпотреб, а у Рубцова агитационных стихов раз-два и обчёлся. Но таковые, конечно, тоже имеются в его творческом наследии. Например, «Надо быть с коммунистами».
Анатолий Передреев считал, что Рубцов держал в руках «классическую лиру». Это так и не так. Он не чуждался также ритмов современной ему поэзии.
Я уже подчёркивала, что Рубцов был отменно образован, иначе он не был бы романтиком.
……………………………………………………………………………………………

Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие

Фрагмент 2 (печатается с сокращениями)
……………………………………………………………………………………………
Всем известны строчки, написанные им  (Н.М.Рубцовым) в общежитии Литинститута перед отъездом в Николу и посвящённые самому выдающемуся драматургу предзастойных и «застойных» лет СССР Александру Вампилову:
Я уплыву на пароходе,
Потом поеду на подводе,
Потом верхом, потом пешком
Пойду по волоку пешком
И буду жить в своём народе.
Мотивы миниатюры Рубцов позаимствовал у Василия Каменского:
В разлив весенний в Пермь на пароходе
Я возвращаюсь в город мой –
Я весь в своём родном народе –
Я еду лето жить домой.
Но ведь это были кровные мысли и настроения самого Рубцова, выраженные в оригинальной, отличной от Василия Каменского форме, и в то же время декларирующие связь с предшественником!
Василий Каменский – человек оригинальной судьбы, один из первых русских лётчиков, богатый барин, путешественник, футурист, соратник Маяковского. Он же лингвист, придумавший слово «самолёт» вместо иностранного «аэроплан».
О Каменском Рубцов, конечно, узнал на литинститутском семинаре, где изучал творчество Маяковского.
Каменский после революции отдал поместье, процветающее в хозяйственном отношении и пространное, своим крестьянам. Отдал его добровольно! В благодарность, вроде бы, крестьяне предоставили ему дом высланного сельского священника. В нём он и жил на родине.
В Москве Каменский проживал перед Великой Отечественной войной и после, вплоть до полёта Гагарина в космос, в коммунальной квартире в бывшем доходном доме Зачатьевского монастыря на Никитском бульваре, 5.
Кстати, один из бывших жильцов дома пять, рассказывал мне, что в пятидесятые-шестидесятые годы, объединившись с жителями соседнего, тоже «демократического» по составу жителей дома номер 7, они нередко дрались с обитателями расположенного рядом с ними элитного «Дома Севморпути», в котором жили «богатенькие».
В 1961 году Каменскому дали квартиру в доме-новостройке на Звёздном бульваре (!), где он вскоре умер.
Рубцов часто ходил мимо бывшей комнатёнки Каменского на Никитском, поскольку с Тверского бульвара, где находится и находился Литературный институт,( который поэт успешно окончил в 1969 году), миновав площадь Никитских ворот, попадаешь на Никитский бульвар.
На Никитском, 25, а потом в Доме Севморпути жила Елена Сергеевна Булгакова. Этого он, скорее всего, не знал. В 1967 году в журнале «Москва» он прочитал первую публикацию «Мастера и Маргарита».
Для Каменского выражение «в своём родном народе», кроме принадлежности к русскому народу, имело ещё и более прозаический смысл: еду летом из Москвы отдыхать на природу в «загородный дом», как теперь говорят.
Для Рубцова, не имевшего в то время жилья, «буду жить в своём народе», означало не только возвращение в Николу – родину его души («здесь души моей родина»), но и чёткое осознание своего места в русской литературе, рангом выше, чем у Каменского.
Здесь ощущается и своеобразный диалог с предшественником на тему, ху из ху в русской литературе. А уж Рубцов своё место в ней точно знал!
В активе Василия Каменского, кроме стихов, были эпические произведения, посвящённые Степану Разину и Емельяну Пугачёву. Ему же принадлежат знаменитые строки, которые просто распирает от казачьего пафоса: «Сарынь на кичку! Ядрёный лапоть…»
Ещё немного из истории названия сборника и одноимённого стихотворения «Звезда полей» и книги «Сосен шум», в который совершенно органично, по тонкому замечанию М.С. Акимовой, входит «Разбойник Ляля», выброшенный из книги редактором по мотиву: «выпирает».
Принято считать, что Рубцов позаимствовал название «Звезда полей» у Владимира Соколова, у которого есть стихотворение с аналогичным названием.
Это не так. И подсказка имеется в самом тексте соколовской «Звезды»:
«Звезда полей, звезда полей над отчим домом
И матери моей печальная рука …» -
Осколок песни той (выделено мной – Е.М.) вчера над тихим Доном
Из чуждых уст настиг меня издалека.
Как рассказал на одной из научно-практических конференций «Рубцовские чтения» (организатор: руководитель НО «Рубцовский Творческий Союз» Юрий Кириенко-Малюгин) соученик Рубцова по учёбе в Литинстиуте, фамилию которого я, к сожалению, не запомнила, названием книги Рубцова «Звезда полей» и названием его одноимённого стихотворения, стали слова украинской народной песни.
На эту песню указывает и Соколов. Что это за песня, мне не ведомо. Звёзд в украинских песнях (зирок), как звёзд на небе. У всех на слуху «Ничка як мисячна», или есть вариант: «Ничь яка мисячна» и т.д.
В шестидесятые-восьмидесятые годы украинские песни звучали чуть ли не каждый день из теле- и радиоэфира, поскольку у власти тогда были выходцы с Украины Хрущёв, любивший носить вышиванку, и Брежнев.
Звезда – это, вообще, один из самых древних из известных человечеству символов. Северная Полярная звезда, о которой пишет Рубцов, вряд ли, воспевалась в украинских песнях. В тринадцатом веке после взятия Киева Батыем, русы разделились на северян и южан. И хотя в 1654 году северяне и южане объединились на Переяславской Раде, споры о том, кто более русский, не утихают с тех пор.
На эту тему можно посмотреть статью современника Гоголя славянофила Юрия Венелина, которая так и называется – «О споре между южанами и северянами насчёт их россизма». Венелин утверждает в статье, что третьей частью русского народа являются отнюдь не белорусы, а «болгаре».
(У Николая Рубцова есть стихотворные строчки: «Болгария пусть процветает и помнит чудесную Русь. Пусть школьник поэтов читает и учит стихи наизусть». Дербина вспоминает, что поэт пел болгарскую песню со словами «Я страдам», сопровождая пенье игрой на гармони).
Рубцов был, наверняка, в курсе данного спора, который официально вели в девятнадцатом веке два друга Гоголя: профессора М.А. Максимович и М.П. Погодин, в том числе, и на страницах погодинского журнала «Москвитянин».
Дело в том, что Рубцов дружил со студенткой Литературного института родом с Украины Ладой (в замужестве Одинцовой), московская родственница которой была в отдалённом родстве с Максимовичем. Суть этих споров Лада донесла до своего старшего друга и покровителя, о чём пишет в воспоминаниях, изданных в Чехии. Отрывки из них можно прочитать на сайте Кириенко-Малюгина, посвящённом творчеству Рубцова.
Но корень происхождения названия «Звезда полей» более глубок, и его нельзя свести только к украинской песне.
Полярная звезда упоминается ещё в Ведах. Об этом подробно написано в монографии Светланы Жарниковой «След ведической Руси». Светлана Жарникова была исследователем орнаментики русских вышивок, одним из основных элементов которых, всегда была звезда.
В 1988 году в Институте этнографии и антропологии АН СССР она защитила диссертацию на тему: «Архаические мотивы севернорусской орнаментики (к вопросу о возможных праславяно-индоиранских параллелях)».
Жарникова являлась членом Русского Географического Общества и Международного клуба учёных. Она подробно исследовала санскритские корни в названии наших северных рек. Действительно, откуда могло взяться название Шейбухта? Именно так называется хорошо знакомая Рубцову река, протекающая через вологодские сёла Космово и Шуйское, где проживала носившая «золотое имя Таня» подруга его юности Татьяна Агафонова (Решетова).
Также Жарникова доказала, что предки русов были создателями Вед, наряду с индийцами и иранцами.
Позволю себе длинную цитату из Жарниковой: «Учёные, занимающиеся изучением индоевропейских языков, пришли к выводу, что у древних арийских языков прослеживается гораздо большее количество схождений со славянскими, чем с любым другим языком индоевропейской семьи. Созданные в глубокой древности общими предками славянских и индоиранских народов гимны Вед, наряду с индоиранской Авестой, считаются одним из древнейших памятников человеческой мысли. Многие факты, сохранённые в мифах, преданиях, молитвах и гимнах, свидетельствующие о том, что создавались эти тексты на крайнем севере Европы, приводили в своих работах Б. Тилак и Е. Елачич. Например:
Великий бог Индра – могучий воин-громовержец – разделил своей властью небо и землю, надев их на невидимую ось как два колеса. И с тех пор звёзды кружатся над землёй по кругам, а укреплена эта ось в небе Полярной звездой (Дхрувой – «нерушимой, неколебимой»). Такие астрономические представления, конечно же, не могли возникнуть в Индии. Только в полярных широтах во время полярной ночи видно, как звёзды описывают около стоящей неподвижно Полярной звезды свои суточные круги, создавая иллюзию круга неба над кругом земли, скреплённых, как колеса, неподвижной осью… ещё в XVI веке Александро Гванини писал: «Река Двина получила название от соединения двух рек – Юг и Сухона. Ибо Двина у русских обозначает «двойную» (реку)». Здесь имеет смысл привести несколько строк из описания путешествия на Север, сделанного молодой петербургской студенткой в 1912 году. Они свидетельствуют о том, какое впечатление могли производить Северные Увалы на человека: «А вот и Сухона. Затараторил пароход у Тотьмы, и мы полезли вниз к Северной Двине. Устроившись в каюте, закусив, я вылезла на трап и замерла, потом потрогала себя по лицу – не сплю ли – нет! Отвесные скалы падают в реку, они прослоены мощными пластами разнообразных оттенков, причудливы и величавы; с другой стороны – скалы же, но покрытые соснами, елями – иные ползут по скале, цепляются и играют своей верхушкой с водой, заглядывают в зеркало реки…Где же поэты, художники? На весь мир прославили Волгу, её Жигули, но здесь не хуже, даже больше величия, хотя речной размах не тот. Где же геологи? Обнажённые скалы по Сухоне допишут не одну чистую ещё страницу автобиографии земли» (Светлана Жарникова. След ведической Руси. Научное обоснование зарождения арийской цивилизации на севере Евразии. М., Концептуал, 2015 г., С.С. 20, 31).
По мнению Жарниковой, название реки Сухоны, воспетой поэтом Рубцовым, словно явившимся по призыву этой неведомой петербургской студентки, любовавшейся Тотьмой и рекой в начале двадцатого века, произошло от санскритских слов «сукха» (процветание) и «сухана» (легкоодолимая). Сейчас Сухона сильно обмелела, стала, действительно, «легкоодолимой». А прекрасной («процветающей» она была и есть).
Ещё один любопытный и мистический факт, доказывающий арийство русских, из воспоминаний Старичковой «Наедине с Рубцовым». Рубцов и Старичкова как-то шли по Вологде и встретили друга Рубцова, которому поэт начал говорить о том, что он любит Нелю, но у него есть «Ета». Про «Ету» - Генриетту Меньшикову знали все близкие друзья Рубцова. Поэтому друг спросил: какая, мол, ещё Ета, Гета что ли?
«Ета» на санскрите обозначает «блестящая», «сверкающая». Слово это вполне подходит для имени любимой женщины.
«Ета» всё равно, что Лада из песни со словами:
Под железный звон кольчуги,
На коня верхом садясь,
Ярославне в час разлуки
Говорил, наверно, князь.
Припев: Хмуриться не надо, Лада…
Песня была чрезвычайно популярна в рубцовское время.
Известно, что истинными арийцами провозгласили себя гитлеровцы. Русских они считали «неполноценными славянами». И никак не одними из создателей ведических гимнов.
Но один важный момент в Ведах указывает именно на Россию, как на прародину Ариев. В Германии нет полярной ночи, северного сияния и Рипейских гор, упоминаемых в Ведах, но всё это есть в России. Жарникова доказала, что Рипейские горы, описанные также у Геродота, это Уральские горы, северная часть которых до сих пор поморами называется «Камень». Название этих гор по реке Урал (Яик) возникло значительно позже.
На Урале жил одно время старший брат Рубцова Альберт. Альберт был, как Гоголь и Рубцов, одержим жаждой странствий. И Николай Михайлович ездил в 1970 году на Урал разыскивать потерявшиеся следы любимого брата Альберта Михайловича, но не нашёл. Их нашли потом рубцововеды.
Хочу также обратить внимание на такой важный факт рубцовской биографии: он был моряком. А для русского моряка Полярная звезда – самый яркий символ родины. Об этом можно прочитать в замечательной, недавно переизданной книге моряка, географа и литератора Атласова.
Теперь о происхождении названия сборника «Сосен шум». Шум сосен рождается ветром, у Рубцова «шум сосен» – это и есть сам ветер. У славян Богом ветра был Стрибог. В «Слове о полку Игореве» славяне именуются «стрибожьими внуками» и «даждьбожьими сыновьями».
В этом смысле очень созвучно названию книги Рубцова «Сосен шум» название первого сборника Дербиной «Сиверко» - холодный северный ветер, ветер с Поморья. Именно Поморье является родиной Рубцова, поскольку село Емецк, где он родился, стоит в этих священных местах, неподалёку от села Холмогоры – родины Ломоносова.
В книге Г.М. Бонгард-Левина и Э.А. Грантовского «От Скифии до Индии» имеется по поводу ветра, многократно воспетого Рубцовым в стихах, очень интересная в научном отношении информация: «Хорошо известен сюжет повести Н.В. Гоголя «Вий» (Кстати, сюжет Гоголь частично позаимствовал у В.А. Жуковского в его «Балладе о старушке» - Е.М). Исследователи не раз обращались к анализу сюжета и образов этой повести Гоголя, находили им соответствия в фольклоре восточнославянских народов, но образ самого Вия оставался необъяснённым. Более того, было высказано мнение, что он вымышлен писателем. Между тем Н.В. Гоголь, прекрасно знакомый с украинской народной традицией, утверждал, что ей принадлежит и образ Вия, и его имя. А вся повесть «есть народное предание. Я не хотел ни в чём изменить его и рассказываю почти в такой же простоте, как слышал». Основываясь на этом, В.И. Абаев пришёл к выводу, что образ и имя Вия восходят к древнему, дохристианскому Богу восточных славян «Вею» (отсюда глагол «веять» - Е.М. ) («Вей» - реконструированная форма, которую может закономерно отражать украинское «Вiй») и соответствует иранскому Богу ветра и смерти Вайю» (Г.М. Бонгард-Левин, Э.А. Грантовский. От Скифии до Индии. М., «Мысль», 1983 г. С. 77).
«Сосен шум» - это своеобразная ретроспектива рубцовской жизни, наполненной ветрами странствий и поэзией. В сборнике много стихотворений Рубцов посвятил своим кумирам: здесь Тютчев, Лермонтов, Гоголь, Есенин, Кедрин, соединив свою жизнь с жизнью ушедших поэтов в одну нить. Можно сказать, что в «Сосен шуме» синтезировались темы жизни и смерти, вечные и любимые Рубцовым, и, конечно, любви.
2. Сюжеты «Разбойника Ляли» и «Тараса Бульбы». Общие мотивы.
Разбойник Ляля – сподвижник атамана Степана Разина в сказаниях изображается как благородный разбойник, отнимавший золото у богатых и раздававший его бедным.
В семье Кирбитовых, живших на хуторке Ляленка близ села Ляпуново, что на реке Ветлуге в Нижегородской области, рассказали поэту Рубцову летом 1969 года историю про разбойника Лялю – страшного и одноглазого, который жил в глухих ветлужских лесах, «сея страх по всей лесной округе».
Кроме Ляли, в легенде упоминаются красивая лесная девка Шалуха, разбойник Бархотка и княгиня Лапшангская – жена князя из города Лапшанги.
Лапшанга – это ещё одно индоевропейское слово. «Га» на санскрите обозначает движение: пурга, вьюга, нога, гайка, гатить, Волга, гагара, гай (лес, который, естественно, растёт, шумит и, таким образом, осуществляет движение)… Интересно, что по-вьетнамски слово «ключ» - «шурьга».
Что рассказали Рубцову ветлугаи в точности – это тайна, покрытая мраком, потому что в Поветлужье рассказывают несколько вариантов этой легенды.
Осенью 1969 года появился первый вариант Рубцова, потом доработанный.
Легко догадаться, что первый вариант «Разбойника Ляли» был написан на одном дыхании. Видимо, Рубцова вдохновлял сосновый ветлужский бор, где среди мха росло огромное количество белых грибов.
Известно, что Рубцов был страстным грибником, прославившим этот древний народный промысел в стихотворении «Сапоги мои – скрип да скрип…».
К тому же, ветлужский бор не мог не напоминать Рубцову «сосен шум», который он слышал в Липином бору, где гостил в компании с Нинель Старичковой у родственников своей подруги.
Между Рубцовым и Старичковой происходил красивый роман. Да и само имя Неля, как Старичкову звали домашние и близкие, так созвучно именам «Ляля», «Шалуха».
Естественно, что когда Рубцов писал о Ляле и возлюбленных атамана, перед глазами поэта стояли женские образы: Гета, Неля, Оля Фокина, Нина Груздева, Лариса, Татьяна, ещё одна Гета, названная рубцововедами «Гета № 2 » (Семёнова)…:
Мне о том рассказывали сосны
По лесам в окрестностях Ветлуги.
Где гулял когда-то Ляля грозный,
Сея страх по всей лесной округе.
Получается, что «Разбойник Ляля» был тесно связан с обстоятельствами жизни самого Николая Рубцова. Но об этом позже.
Рассказывая историю создания поэмы «Разбойник Ляля», Валентина Зинченко в предисловии к собранию сочинений Рубцова утверждает, что напрасно издатели отказывались печатать «Разбойника Люлю», ссылаясь на то, что в поэме не было ничего, связанного с современной жизнью.
Далее Зинченко развивает мысль о том, что сюжет поэмы имел прямое отношение к жизни Рубцова, который погиб от рук Шалухи.
Так Зинченко иносказательно именует Людмилу Дербину. С этим положением согласиться нельзя.
Связь между Шалухой и Дербиной кажется не просто натянутой, но не имеющей под собой никакой почвы. Хотя бы потому, что Шалуха никакого отношения не имеет к гибели Ляли.
Шалуха у Рубцова – подружка атамана, пережившая волею Небес духовную эволюцию. После гибели Ляли Шалуха оставляет земные «приманки» (гоголевское словцо) и приходит к Богу, а в конце пути идёт умирать на могилу Ляли, которого убил разбойник Бархотка, обиженный на атамана разбойничьей шайки за то, что тот не расплатился с ним, как обещал, за украденную им для Ляли красавицу княжну.
Бархотка убивает сначала княжну, искренне полюбившую Лялю (на то и сказка на вечный сюжет «Красавица и чудовище»), призывавшую его жить по христианским законам и бросить разбой, а потом в поединке и самого Лялю.
Бор шумит порывисто и глухо
Над землёй угрюмой и греховной.
Кротко ходит по миру Шалуха,
Вдаль гонима волею верховной.
……………………………………
А она, увядшая в печали,
Боязливой сказкою прощальной
Повествует им о жизни Ляли,
О любви разбойника печальной.
Так, скорбя, и ходит богомолка,
К людям всем испытывая жалость,
Да уж чует сердце, что недолго
Ей брести с молитвами осталось.
Собрала котомку через силу,
Поклонилась низко добрым лицам
И пришла на Лялину могилу,
Чтоб навеки с ним соединиться…
История Шалухи – это история любви, победившей смерть.
Шалуха простила Лялю за то, что он полюбил юную княжну, а её оставил. Рубцов именует свою героиню в начале поэмы «разбойницей Шалухой».
Нет в «Разбойнике Ляле» ни слова о том, что Шалуха пыталась перевоспитать Лялю, когда была его невенчанной женой, чего добивалась княжна, прося Лялю оставить разбойную жизнь.
Княжна у Рубцова идеальная героиня - чистая, праведная, красивая. Она хочет, чтобы и Ляля стал праведником. Но Ляля считал, что время жить праведно пока не пришло:
Говорит ей Ляля торопливо,
Горячо целуя светлый локон:
- Боже мой! Не плачь так сиротливо!
Нам с тобой не будет одиноко.
Вот когда счастливый час настанет,
Мы уйдём из этого становья,
Чтобы честно жить, как христиане,
Наслаждаясь миром и любовью.
Дом построим с окнами на море,
Где легко посвистывают бризы,
И, склоняясь в дремотном разговоре,
Осеняют море кипарисы.
Будет сад с тропинкою в лиманы,
С ключевою влагою канала,
Чтоб всё время там цвели тюльпаны,
Чтоб всё время музыка играла…
Шалуха, видимо, разделяла, в отличие от княжны, Лялины взгляды на жизнь, пока он её не бросил.
Интересно, что Ляле Рубцов дарит свои мечты съездить на южное море и купить избу над оврагом, под окнами которой будут расти цветущие кустарники.
Рубцов превращает княгиню Лапшангскую в княжну. В ветлужских сказаниях героиня была женой князя, а не дочерью. В одном из вариантов сказания о разбойнике Ляле княгиня Лапшангская пала от руки Ляли. Она отказала ему в любви, потому что отдавала предпочтение Бархотке, который похищая княгиню для Ляли, сам в неё влюбился не без взаимности.
Рубцов же сознательно меняет акценты. Ляля у него более человечный, а Бархотка – кровожадный и нисколько не романтичный. Бархотке не нужна княжна, ему нужны спрятанные Лялей лесные клады – награда.
В конце поэмы Рубцов пишет:
Вот о чём рассказывают сосны
По лесам в окрестностях Ветлуги,
Где гулял когда-то Ляля грозный,
Сея страх по всей лесной округе.
Где навек почил он за оградой,
Над крестом, сколоченным устало…
Но грустить особенно не надо,
На земле не то ещё бывало.
Действительно, бывало. Герой повести Гоголя «Тарас Бульба» запорожский казак Андрий Бульба, ослеплённый страстью к прекрасной полячке, которая была, к тому же, умной и просила рыцаря отказаться от неё, потому что их народы враждовали между собой, отрекается ради страсти от всего святого. Даже от Православной Веры, поднимая саблю на преданных им товарищей – бывших братьев по православному рыцарскому ордену, и от родной Украйны.
Можно сказать, что «Разбойник Ляля» и «Тарас Бульба» - это произведения о том, как друзья и родные люди становятся врагами, если рассматривать конфликт в них в локальном, а не в масштабном космическом плане.
Сюжет повести «Тарас Бульба» был так же крепко связан с современностью, как и «Разбойник Ляля».
Совершенно справедливо замечено В.А. Воропаевым и И.А. Виноградовым, что события, происходившие в Запорожской Сечи, напоминали Гоголю о событиях Отечественной войны с французами, которую он пережил маленьким ребёнком, но знал по рассказам очевидцев.
Все войны похожи одна на другую. Наверняка, юный Гоголь слышал массу рассказов о подвигах и предательстве, происходивших во время борьбы русских с нашествием армии Наполеона.
Умудрённый жизнью, он писал в книге «Выбранные места из переписки с друзьями» о «страхах и ужасах России», предчувствуя кошмар грядущих гражданских войн и революций.
Рубцов - автор «Разбойника Ляли», со своей стороны, тоже выступил как пророк грядущих событий российской истории, которые предчувствовал всей душой Поэта.
После его гибели Россия пережила невиданные потрясения, политические перевороты, крушение социализма, смену политического строя…
Как никогда остро сейчас стоит вопрос о развитии и существовании Славянской цивилизации, которая погибнет, если будут продолжаться братоубийственные войны, в которых народ идёт войной на родственный народ, сын - на отца, брат - на брата.
Сюжет «Разбойника Ляли» мистически перекликается с неосуществлённым замыслом Василия Шукшинга. Анатолий Заболоцкий вспоминал, что Шукшин хотел снять фильм с участием трёх актеров: Лидии Шукшиной, Анатолия Петренко и себя. Действие фильма должно было происходить на глухом хуторе в лесу. Там живут муж и жена. А потом появляется третий герой. Героиня увлекается им и уходит от мужа…
В разговорах с Дербиной о «Разбойнике Ляле» Рубцов заявлял, что поэма его – предупреждение против гражданской войны. Гражданскую войну в России он осуждал, жалел погибших. О батьке Махно говорил, как о наиболее близком ему герое «гражданки» (по воспоминаниям Дербиной).
Подробно об этом см. у Михаила Сурова в главе, посвящённой политическим взглядам Рубцова.
И ещё. «Тарас Бульба» и «Разбойник Ляля» - это произведения на тему: «Лидер и его ответственность перед…»
Тема лидера Гоголя занимала всегда. Главным героем русской жизни после Царя он определил для себя помещика. В главе «Русский помещик», вошедшей в книгу «Выбранные места из переписки с друзьями», есть очень интересные и актуальные размышления автора, посвящённые роли помещика в России.
Жизнь подтвердила пророчество Гоголя. Во главе оркестра должен стоять капельмейстер, иначе не будет согласия между музыкантами. Эта мысль Гоголя не всем нравилась тогда и не всем понравится теперь.
Что же случилось после разорения «дворянских гнёзд»? Стали исчезать и крестьянские дворы, превращаться в то же самое, во что превратились разорённые дворянские дома.
Ужасающее впечатление производят дворянские усадьбы, заброшенные, поросшие травой, превращённые в советское время в летние лагеря для пионеров, дома отдыха, санатории, скотные дворы, почти исчезнувшие, но всё-таки живущие по сей день не как призраки, а как реальность.
Помещики были плохие и хорошие. По-мнению Гоголя, они должны были стараться изо всех сил, душевных и физических, быть хорошими, то есть «отцами» для своих крестьян. Помещику Гоголь отдавал больше прав, чем сельскому священнику. Эта мысль тоже не очень нравилась многим современникам писателя.
Тема «дворянских гнёзд» затронула до глубины души и Рубцова, с таким сочувствием написавшего о заброшенной усадьбе и её владельце, стареющем на чужбине, обливающемся горькими слезами о прошлом и далёкой Родине, одно из самых замечательных своих стихотворений «В старом парке»:
Желтея грустно,
Старый особняк
Стоит в глуши
Запущенного парка –
Как дико здесь!
Нужна покрепче палка,
Чтоб уложить
Крапиву кое-как…
………………………………
Не отыскать заросшие следы,
Ничей приход
Не оживит картины,
Лишь манят, вспыхнув,
Ягоды малины
Да редких вишен
Крупные плоды.
Здесь барин жил.
И, может быть, сей час,
Как старый лев,
Дряхлея на чужбине,
Об этой сладкой
Вспомнил он малине,
И долго слёзы
Катятся из глаз…
Подует ветер!
Сосен тёмный ряд
Вдруг зашумит,
Застонет, занеможет,
И этот шум
Волнует и тревожит,
И не понять.
О чём они шумят.
Вопрос звучит риторически. Сосны помнят своих прежних хозяев этого места.
Ещё один мистический момент, связанный уже не созданием «Разбойника Ляли», а с работой над моей книгой о рубцовском «Ляле». Однажды меня пригласили в Дом-музей М.С. Щепкина на вечер, на котором выступала прапраправнучка русского генерала Жемини. Земли помещиков Жемини находились как раз в тех местах, где происходит действие поэмы «Разбойник Ляля». Последний из помещиков – потомков генерала прятался в ветлужских лесах в двадцатые года двадцатого века от преследования коммунистов, потому что был не только помещиком, но и белогвардейцем.
О том, как остро и с болью воспринимал Рубцов трагедию дворянства, см. также у Михаила Сурова.
Дом без хозяина перестаёт быть домом. В советское время в сёлах появились новые лидеры: председатели колхозов, совхозов, артелей, кооперативов. Рубцов, кстати, любил упоминать этих героев в лирическом тексте, который у каждого даровитого поэта становится ещё и контекстом, и метатекстом. Очень уважительно, несмотря на такое же уважительное отношением к помещикам, поэт писал об этих людях, Например, в одном из самых знаменитых своих стихотворений «Я буду скакать по холмам задремавшей Отчизны»:
Давно ли, гуляя, гармонь оглашала окрестность,
И сам председатель плясал (Рубцов читал «дробил» - Е.М.), выбиваясь из сил,
И требовал выпить за доблесть в труде и за честность,
И лучшую жницу, как знамя в руках, проносил!
«Сам» председатель!
Когда организационные институты в бывших советских деревнях отменили, выяснилось, что не стоит село без лидера.
Крестьяне, предоставленные сами себе, начали спиваться.
А те, кто умнее, нашли выход, пригласив к себе «варягов», таких людей, кто мог быть способен взять на себя бразды правления захиревшим хозяйством.
Прекрасный пример на эту тему можно найти в книге отца Тихона (Шевкунова) «Не святые святые». Отец Тихон рассказывает, как он стал «по совместительству» председателем современного колхоза в глубинке, где находится скит Сретенского монастыря.
И в председатели его пригласили растерявшиеся и вконец обнищавшие после разорения колхоза крестьяне, вынужденные вместо хлеба кормить детей комбикормом. Вот тут-то и вспомнили о Боге! И Бог послал им отца Тихона в вожаки. Одним словом: «Любо, братцы, любо…»
Мною обнаружено ещё одно важное пересечение творчества Рубцова и Шукшина. Пересматривая фильм Шукшина «Калина красная», снимавшийся на Вологодчине, и в Тимонихе – деревне Василия Белова, в частности, я обратила внимание на то, что в крестьянском доме родителей Любы Байкаловой (Славное море, священный Байкал…!) стоит красного дерева диван середины девятнадцатого века, уместный в дворянской гостиной, но не вписывающийся никак в крестьянский интерьер.
Откуда он там взялся? Конечно, из разграбленного крестьянами барского дома.
Шукшин, кстати, приезжал в Вологду в 1970 году. И они вместе с Заболоцким и Беловым ходили в гости к Астафьеву. Хотели пригласить к Астафьевым Рубцова. Но Рубцова в городе в то время не было. Встреча не состоялась.
Помните знаменитую сцену из «Калины красной», когда Егор Прокудин, надев тёмные очки, наблюдает, как Люба говорит с его матерью, которую он не видел много лет, а потом рыдает, бросившись на холм на фоне разрушенной церкви?
Тёмные очки Рубцов тоже надевал. Это были очки жены Николая Шантаренкова.
Шантаренков рассказывал мне, что во время подготовки к печати сборника «Звезда полей» Рубцов жил у него в коммунальной квартире на «Войковской».
Один раз Рубцов пришёл домой поздно и с подбитым глазом. Объяснил, что участвовал в уличной драке: вступился за одного, которого били трое.
Утром, рассмотрев синяк под глазом, Рубцов решил, что в таком виде идти в город нельзя, поэтому решил воспользоваться чужими тёмными очками.
Но Шантаренков испугался реакции жены на взятые без спроса очки, поэтому посоветовал очки не трогать и сидеть дома, пока они не придумают другой способ замаскировать синяк.
Матушка Русь всё-таки была не только Святой, но и разбойной. Наверное, поэтому русские так пристально следят за Англией и наоборот. Англия – страна морских разбойников.
У них в крови память об этом. В великом романе Шарлоты Бронте «Джен Эйр» есть сравнение английского мужчины с бандитом. И прекраснее такого мужчины героине кажется только итальянский разбойник (корсар).
Известно, что Англия – родина скаутского движения. Скауты воспитывались в любви к Богу, природе и Отечеству. Много взято от скаутизма в пионерское движение. Интересно, что пионер Коля Рубцов предлагал пионервожатой сыграть в старинную скаутскую игру «Поиски знамени». Интересно, откуда он узнал об этой игре? Ещё одна рубцовская загадка.
Поскольку речь зашла о Рубцове и Шукшине, очень важно вспомнить, что они одновременно работали над «казачьей» темой.
Шукшин мечтал снять фильм о Степане Разине, написал роман о нём и киносценарий. Но планы Шукшина не сбылись.
3. История создания «Разбойника Ляли».
(продолжение следует)
 
………………………………………………………………………………………………..
 
P.S. Ссылки на публикации убийцы поэта Л.Дербиной не могут приниматься достоверными, т.к. Л.Дербина представляет сведения ложного характера, которые приводятся без ссылок на других авторов, не могут быть проверены другими исследователями и служат для дискриминации характера Н.М.Рубцова, что она уже показала в известных и раскритикованных изданиях. 
 

Елена Митарчук. «Разбойник Ляля» Николая Рубцова и другие

Продолжение. Фрагмент 3
 
3. История создания «Разбойника Ляли».
Шерше ля фам: Старичкова-Шалуха - Генриетта Меньшикова - Людмила Дербина - Тая Смирнова - Россия.
Рубцов и женщины. На взгляд любого нормального человека, даже не поклонника Рубцова, что может быть естественнее этой темы? Однако, кроме Михаила Сурова, ей никто никогда серьёзно не занимался. По крайней мере, в суровской монографии (М.В. Суров. Документы. Фотографии. Свидетельства) есть подраздел: «Женщины Рубцова». «И это прекрасно», как говорил мой любимый и незабвенный учитель, заслуженный профессор МГУ им. М.В. Ломоносова Альберт Петрович Авраменко – тёзка брата Николая Рубцова Альберта Михайловича Рубцова.
Попробуйте получить информацию на эту тему через Интернет. Ничего не получится. Интернет на эту тему молчит. Сравните с Пушкиным. Результат противоположный. Он вам «выдаст» и «женщин Пушкина», и «любимых женщин Пушкина», и…
Наверное, в этом есть определённая мистика, смысл который имеет отношение к теме «Разбойника Ляли». Безусловно, есть и такая связь.
Михаил Суров пишет в своей замечательной рубцовской «энциклопедии», что «Рубцов был обручён с Поэзией». И к ней его женщины ревновали. В архиве поэта сохранилось множество фотографий женщин из его окружения. Но ни одна из них не выдерживала конкуренции с самой главной его Возлюбленной – Музой.
Позволю себе привести строки на эту тему замечательного современного поэта Виктора Григорьева, живущего в Санкт-Петербурге:
«Наше племя задорное, поэтически вздорное. Мы сердца обнажённые поверяем не жёнам, а Деве таинственной, Музе единственной».
В чём был источник лиризма Рубцова как русского поэта? Ответ даёт Гоголь, утверждающий в «Выбранных местах из переписки с друзьями», что лиризм русского поэта – это порождение любви к Родине и любви к Царю.
О любви Рубцова к Родине говорить не приходится. Это факт, и факт неоспоримый, подтверждение которому вся его жизнь – рисунок судьбы.
Царей русских Рубцов, как уже утверждалось, любил. Говорил об этом не только Владимиру Андрееву, который уже упоминался, но также и Александру Сизову – товарищам по Литинституту. Именно Сизов пригласил Рубцова  в Ветлужские края и тем самым стал крёстным отцом «Разбойника Ляли».
Повторю, что тема верховной власти прослеживается и в «Разбойнике Ляле».
Вряд ли, Рубцов испытывал любовь к Ленину. Хотя часто вслух утверждал противоположное, если верить воспоминаниям современников.
Кстати, очень многое объясняет в этой теме рисунок Рубцова, вроде бы шутливый, к «Краткому курсу истории СССР» - маска и нож. Маска и финский нож для Рубцова – это символы советской власти.
Да, вот такой парадокс советской жизни. Многие, большинство населения СССР, не были диссидентами, но в народе при этом ходили такие частушки:
Прошла зима, настало лето.
Спасибо партии за это.
У Рубцова тоже есть частушка:
Июньский пленум решил вопрос.
Овсом и сеном богат колхоз.
Авторство частушки «Прошла зима…» приписывается приятелю Рубцова Влодову.
Рубцов, кстати, не советовал родственнику Нинель Старичковой вступать в партию (КПСС), членом которой была Нинель.
Нинель Старичкова
И на сцену выходит первая героиня этой главки – Нинель Старичкова, получившая в тяжкое наследство советское имя, образованное от прочитанного наоборот имени «вождя мирового пролетариата» – Ленин.
Для благозвучности имя нашей героини подслащено мягким знаком.
Звучит имя очень красиво, не хуже, чем «Шанель». И всё же, как корабль назовёшь, так он и поплывёт.
Кто же такая Нинель Александровна Старичкова? Да, пожалуй, русская Царь-девица. Будь она другой, поэта бы не заинтересовала. Царь-девица с трагической судьбой.
Старичкова познакомилась с Рубцовым в 1965 году на литературном вечере в Вологде, когда он был студентом Литературного института. Рубцова к тому времени «ушли» с дневного отделения, он перевёлся на заочное, и жил между Вологдой и Москвой.
Понятие «заочное образование», не знакомое современному молодому читателю, подразумевает, что студент не видит глазами, по древнерусски «очами», преподавателей и лекторов, то есть обучается, как теперь говорят, дистанционно.
Заочно Старичкова уже знала Рубцова: она читала его стихи в «Вологодском комсомольце», и они её очаровали. Всё, как в «Евгении Онегине». Душа Татьяны «ждала кого-нибудь». И Душа Нели тоже ждала Рубцова. Она ему потом так и говорила: кроме тебя, мне никто не нужен, я всю жизнь ждала только тебя.
Вернее объяснялась в любви в письме, написанном в связи с его «изменой» (с Дербиной – Е.М.): «У твоей первой любимой (Таи Смирновой – авт.) не хватило чувства на три года. Я прошла через всю жизнь, чтобы прийти только к тебе. Это бывает редко».
(Обратите внимание: первой любовью Рубцов называет Таю Смирнову, а не Таню Агафонову, хотя Агафонова претендует на звание «первой любви» поэта. У Рубцова, имевшего огромное сердце, первых любви было три – Тоня Шевелёва, Таня Агафонова и Тая Смирнова). Но двум женщинам – Старичковой и Дербиной – поэт говорил о Тае Смирновой, как о своей первой любви! Два других имени не назывались.
Старичкова в начале знакомства с Рубцовым работала старшей медсестрой в вологодской поликлинике № 2, находившейся на улице Гоголя, недалеко от дома Бориса Чулкова – поэта и филолога, у которого Рубцов часто находил житейский приют (ночлег), большую библиотеку и душевное отдохновенье за разговорами о Поэзии.
Улица Гоголя в Вологде теперь соседствует с улицей Рубцова.
Старичкова вспоминает, что когда Рубцов от неё уходил, он всегда говорил, что пошёл к Чулкову. Чулков жил в старинном двухэтажном деревянном доме с верандой, который не сохранился. Чаще всего (в тёплое время года) Рубцову стелили в доме Чулковых на веранде.
Вернёмся к нашей героине. После встречи с Рубцовым её жизнь изменилась. Он ввёл её в круг вологодских своих друзей, они часто бывали в знаменитых творческих домах Вологды. В книге Старичковой «Наедине с Рубцовым» очень душевно, просто, словно акварелью, нарисованы картины вологодского богемного быта.
Старичкова бывала в домах литераторов Астафьева, Бориса Чулкова, журналиста Германа Александрова, Виктора Коротаева, художника Валентина Малыгина – автора его единственного прижизненного портрета, посмертной маски и барельефного портрета поэта на памятнике, стоящем на могиле Рубцова на Пошехонском кладбище в Вологде. Она ездила вместе с поэтом в Погорелово к их общему другу поэту Сергею Чухину.
Старичкова подробно описывает и все основные вологодские пристанища Рубцова: на ул. Шестой армии, ул. Ветошкина, ул. Яшина.
Оставив поликлинику, Нинель устраивается с помощью, видимо, тётки Нины Александровны, служившей в МВД, в ведомственную газету УВД, позже работает в других многотиражках. Сначала литсотрудником, а потом и выпускающим редактором.
У Старичковой не было журналистского диплома, но постепенно она освоила основы профессии на практике, что свидетельствует о её уме и сметке. Не всякий дипломированный журналист способен сделать макет газеты. А она с этим справлялась.
По протекции Рубцова Старичкова начинает активно публиковаться в местной прессе, и готовит к публикации книгу стихов «Черёмушкино диво», на которую поэт написал положительную рецензию.
Книга в СССР не вышла, а была опубликована уже в России.
После смерти Рубцова Старичкова пребывала в глубокой депрессии, но продолжала работать. Постепенно, молитвами Рубцова с небес, жизнь её стала налаживаться.
Старичкова вышла замуж за приятеля Рубцова, с которым он её познакомил - фотокорреспондента газеты «Вологодский комсомолец» Николая Александрова, издала свои стихи, открыла вместе с мужем в своей квартире частный музей Николая Рубцова, написала и издала книгу мемуаров о поэте «Наедине с Рубцовым».
Старичкова любила Рубцова, но не безоглядно. Когда он предложил ей родить от него внебрачного сына, она отказалась. Нинель чувствовала, что одной ей с ребёнком не выжить. Она считала, что воспитание ребёнка – это дело двоих – отца и матери.
При этом Старичкова догадывалась, почему Рубцов не очень стремился связывать себя брачными узами. У него была дочь, которую он обожал. Про мать девочки Генриетту Меньшикову всегда говорил посторонним, что это мать его дочери. Не более.
Но у Старичковой было небезосновательное подозрение, что он любит свою гражданскую жену, и как благородная женщина, она не хотела строить счастье на чужом несчастье.
И ещё она чувствовала, как и он сам, что жизнь Рубцова будет короткой.
Старичкова утверждает в своей книге, что Рубцов её попросил написать о нём.
Что она и сделала.
Видимо, Рубцов по-своему любил Нинель. Её любовь к нему ассоциировалась у поэта с любовью к Есенину Галины Бениславской. Как известно, Бениславская покончила с собой выстрелом из револьвера на могиле Есенина на Ваганьковском кладбище в Москве, где и похоронена.
Старичкова пишет в своей книге, что Рубцов в сердцах говорил ей: «Умри на моей могиле»!
Впрочем, Людмила Дербина утверждает другое: Рубцов считал не правильным, что Бениславскую похоронили рядом с Есениным, и боялся, что так же будет и со Старичковой (?). Вопрос: боялся, что покончит с собой на его могиле?
Рубцов периодически сердился на Старичкову. Но говорят, что на женщину сердятся только в одном случае, когда её любят. Это называется: «Любить по-русски».
Михаил Суров рассказывает в книге о Рубцове, что в вологодских литературных кругах все знали о связи Рубцова и Старичковой и называли Нинель «любовницей Рубцова».
Сама Старичкова таковой себя не считала. Она пишет о себе как о «друге поэта». Но, по её же признанию, Рубцов постоянно ей говорил, что он не верит в платоническую любовь.
Но их любовь и не была платонической. Если они и не стали счастливы на 100 процентов, то, во всяком случае, почти подошли к счастливой черте.
Рубцов даже устроил «свадьбу» в доме Старичковой, где часто бывал и жил временами. Это случилось в крещенский сочельник 18 января 1970 года. Были приглашены ближайшие родственники. После ужина «молодые» легли спать. Но почему-то не вместе.
Утром «жена» ушла на работу в редакцию. Начальник, осведомлённый о событии, спросил у неё: «Ну, как? Она ответила, что «никак».
Начальник не удивился, потому что для Рубцова