Потом придёшь в литературу,
Где ждут тебя без громких слов:
Есенин, Гоголь и Рубцов!
 
Юрий Кириенко-Малюгин (октябрь 2004 года).

Сайт 2006 года


ИНФОРМАЦИЯ ДОСТУПНА
 

Новое на сайте:

15.07.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов. Блок № 3
Юрий Кириенко-Малюгин. Кто рвётся в литературные Гуру для русской молодёжи.
Лауреаты 6-го поэтического Интернет конкурса «Звезда полей» 2021 года
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН ИЛИ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ. ЧЬЯ ИСТИНА О ЖИЗНИ НИКОЛАЯ РУБЦОВА?
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская программа в Егорьевске.
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Юрий Кириенко. Коктебель восьмидесятых изнутри (рассказ)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ — ДЕТИ И ТРАДИЦИОННАЯ МНОГОДЕТНАЯ СЕМЬЯ
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЖЕНЩИНА В РОССИИ – КТО?
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. КАКОЙ ТЕАТР ГОТОВ ПОСТАВИТЬ ЛЮБУЮ ИЗ ТРЁХ ПЬЕС О Н. М. РУБЦОВЕ?
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ВЕРНИТЕ ЭКСПОЗИЦИЮ О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ Н. М. РУБЦОВА!
По страницам сайта "Литературная Россия"
Русофобия в гибридной агрессии против России
Смотрите, кто пришёл!
Возвращаясь к истокам
А нам судьбу России доверяли

14.06.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. МОЯ ВИКИПЕДИЯ.
Микаел АБАДЖЯНЦ, Елена ГАЛУСТОВА. Наша встреча ещё впереди
Кириенко-Малюгин. Молчат Союзы писателей России, рубцовские музеи и центры, активисты и пропагандисты, сайт «Душа хранит»
Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (ключевая глава из книги)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…» Национальная идея России — Дети
Юрий Кириенко-Малюгин Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Киносценарий «Волны и скалы Николая Рубцова»
Юрий Кириенко-Малюгин. Женщина в России – кто? 
Юрий Кириенко-Малюгин. Заявление стоялых жеребцов
Юрий Кириенко-Малюгин. Верните экспозицию о жизни и творчестве Н. М.Рубцова!
Турнир поэтов «Поединок» журнала "Москва". Битва поэзии или артистизма от жюри?
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 7
МЕСТА НАИВЫСШЕГО УПОКОЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ
Ни славы нет, ни денег нет
Кто такой писатель? Что такое «писатель»?
МИНУВШЕЕ МЕНЯ ОБЪЕМЛЕТ ЖИВО
Юрий Кириенко-Малюгин. О перечне книг для школьных программ по литературе.

10.05.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. МОЯ ВИКИПЕДИЯ
Микаел АБАДЖЯНЦ, Елена ГАЛУСТОВА. Наша встреча ещё впереди
Кириенко-Малюгин. Молчат Союзы писателей России, рубцовские музеи и центры, сайт «Душа хранит»
Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (ключевая глава из книги)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…» (повесть-предупреждение)
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Киносценарий «Волны и скалы Николая Рубцова»
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 6
Две стороны одной награды
В контексте своего времени
Насаждение примитивизма
Это же писатели, а не пьяные слесаря!
Юрий Кириенко-Малюгин. Верните экспозицию о жизни и творчестве Н. М.Рубцова!
Турнир поэтов «Поединок». Битва поэзии или артистизма?
Юрий Кириенко-Малюгин. О перечне книг для школьных программ по литературе

19.04.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов
Сергей Порохин. К 800-летию Александра Невского (13.05.1221 — 14.11.1263)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Елена Рубцова. Дорога. Дорога. (путевой очерк)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. МОЯ ВИКИПЕДИЯ
Кириенко-Малюгин или Вячеслав Макеев. Чья Истина о жизни Николая Рубцова?
Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (ключевая глава из книги)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…» (повесть-предупреждение).
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 5
ВОЗВРАЩАЯСЬ К ИСТОКАМ
Не того назначили!
Поэзия – призвание или профессия
Насаждение примитивизма
Юрий Кириенко-Малюгин. Верните экспозицию о жизни и творчестве Н. М.Рубцова!
Турнир поэтов «Поединок». Битва поэзии или артистизма? Зачем журнал «Москва» меняет условия конкурса? Текст от 17.04.2021г., 18.00.

03.04.21
Николай Михайлович Рубцов. Поиск национальной идеи
Сергей Порохин. К 800-летию Александра Невского (13.05.1221 — 14.11.1263)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Кириенко-Малюгин или Вячеслав Макеев. Чья Истина о жизни Николая Рубцова?
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…», главы 8, 9, 10 и 11
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Алексей Евдонов. Эссе о Есенине
Блок № 5. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 5
Закрытая информация о деле дочери Сталина
Научить писать можно, но нельзя сделать человека масштабнее!
Юрий Кириенко-Малюгин. Для чего журнал «Москва» меняет условия конкурса «Поединок»? Текст от 02.04.2021г., 14.00

13.03.21
Николай Михайлович Рубцов. Поиск национальной идеи.
16-я Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Моя википедия
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Юрий Кириенко-Малюгин. Возвращение домой
Александр Избенников. Живая одухотворённая Природа в стихотворении Н.М. Рубцова
Дубинина Зинаида Ивановна. Путешествие к Рубцову в 2003 году.
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Елена Митарчук. Общага Литинститута или московский дом Николая Рубцова
Светлана Омельченко. Сообщение - презентация «Мой Васнецов»
Венок Николаю Рубцову от поэтов Дальнего Востока
Блок № 4. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 4.
О войне и море, книгах и митингах
Нужен ли в школе Толстой
Артистам – по миллиону. А писателям – кукиш
О гибели Александра Алёхина
Бремя рыжих
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…» , главы 5, 6 и 7
Юрий Кириенко-Малюгин. Для чего журнал «Москва» меняет условия конкурса «Поединок»?

30.01.21
Николай Михайлович Рубцов. Поиск национальной идеи.
Юрий Кириенко-Малюгин. Поиск Истины в современном обществе России.
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Николай Михайлович Рубцов. Стихи-песни. К 85-летию Поэта.
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторские стихи-песни.
Рубцовская горница. г. Артём, Приморский край.
Дубинина Зинаида Ивановна. Путешествие к Рубцову в 2003 году.
Письма в адрес Ю. И. Кириенко из г. Артёма Приморского края от 12.01.2021 г.
Ю. Кириенко-Малюгин. Пишите белыми стихами (пародии, сатира, юмор).
Блок № 3. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Об экспозиции в читальном зале имени Н. М. Рубцова колледжа № 20
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 3.
Мир без запаха и вкуса
Юрий Кириенко. Сергей Тиханов. И др. Полемика к статье «Как сайт «Стихи.Ру» НАДУВАЕТ ПОЭТОВ»
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…»
Юрий Кириенко-Малюгин. Игра вокруг «Я умру в крещенские морозы...» Рубцова и не только

29.12.20
Николай Михайлович Рубцов — русский национальный поэт
Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи
Блок № 2. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Екатерина Никанорова. О А. А. Поповой, матери Генриетты Михайловны Меньшиковой
Юрий Кириенко-Малюгин. Об экспозиции в читальном зале имени Н. М. Рубцова колледжа № 20
Юрий Кириенко-Малюгин. Бытовые философия и мировоззрение.
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России».
Как сайт «Стихи.Ру» НАДУВАЕТ ПОЭТОВ № 2015 / 39, 04.11.2015
Встреча с главой Совета старейшин, самым известным томским коммунистом, А . Ф. Чемерисом
Мир без запаха и вкуса
Лада V. Одинцова. Из подготовленной монографии Ю. Кириенко-Малюгина 2020-2021 гг.

28.11.20
6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
16-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов на пути к народной поэзии
Кожинов и Рубцов. Из монографии Ю. Кириенко-Малюгина 2011 года
Блок № 1. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи-песни из раздела 1 «Поэзия периода перестройки»
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Вера Степанова. Пусть за строфою стелется строфа.
Вера Степанова. Стихи из сборника «Пусть за строфою стелется строфа»
Александр Обухов. Диалектика поэзии Николая Рубцова
Екатерина Никанорова. О А. А. Поповой, матери Генриетты Михайловны Меньшиковой
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России».

29.09.20
6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
16-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов на пути к народной поэзии
Юрий Кириенко-Малюгин. Из раздела 3. Крымская тетрадь.
Юрий Кириенко-Малюгин. Из раздела 4. Вологодская тетрадь
Юрий Кириенко-Малюгин (Кириенко Юрий Иванович). «По дороге вечной»: песни и стихи.
Юрий Кириенко-Малюгин. Истины
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Вера Степанова. Пусть за строфою стелется строфа.
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России».

Еатерина Никанорова. О А. А. Поповой, матери Генриетты Михайловны Меньшиковой

от 02.11.2020.
 ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
    
    Давно появилась эта мысль – рассказать об Александре Александровне Поповой, деревенской женщине, жительнице села Никольское Тотемского района Вологодской области. «А кто она такая?» - спросят несведущие.  Александра Александровна Попова, или тетя Шура по-деревенски,  – теща Николая Рубцова, мать его гражданской жены Генриетты Михайловны Меньшиковой, бабушка дочери Лены. И еще когда-то в сиротские годы поэта – добрая и заботливая повариха детского дома. Ребенка не заставишь быть неискренним, поэтому верится, что маленький Коля, чувствуя доброту тети Шуры, называл ее «мамой» или «мамушкой».
    Пройдут годы, появятся воспоминания вологодских поэтов о Николае Рубцове, и во многих  добрейшая тетя Шура будет представлена сварливой и злобной. Эти воспоминания подхватят другие авторы, будут писать рассказы, составлять сценарии и уже «от себя» добавят  негативное и нелицеприятное к образу этой женщины.
    Обидно. Обидно очень, если услышишь от Елены Николаевны рассказы о своей бабушке – столько в них любви, жалости и сострадания. Прочитаешь воспоминания односельчан – в них только уважение, добро и желание «так бы и увидела еще раз бабушку Шуру, послушала ее веселый голос да смешные шутки-прибаутки».
    Надо бы как-то понять это противоречие, разобраться в нем. Для этого взять диктофонные записи воспоминаний внучки, многочисленные рассказы очевидцев-односельчан, письма самого поэта… Все внимательно прочитать, записать и представить на суд читателя. 
 
ИЗ СЕМЬИ ПОПОВЫХ
    
  фото № 1.     Попова Александра Александровна родилась 17 января 1910 года в деревне Никольский Погост  (ныне село Никольское Тотемского района). Отца звали  Попов Александр Егорович, мать – Попова Серафима Васильевна. Семья была большая – 10 детей: 8 сыновей и 2 дочери – Мария и Александра.  Некоторые дети умерли во младенчестве. Александра была девятым ребенком, после нее родился младший брат, названный Александром. Жили в своем доме, доставшимся  им от родителей Серафимы Васильевны. Он  стоял в низу деревенской улицы, на скате берега реки Толшмы. Семья большая была, дружная. Никаких ссор, никакой ругани не вспомнить.
     Была грамотная - училась в церковно-приходской школе. Воспоминания о детстве – все много работали,  детей приучали к труду с малых лет.
    Выросла Александра видная. Вообще все дети у Поповых были видные да статные. Только последний, Сашка, был среднего роста – недаром Поскребышем называли. А Шура ростом под метр восемьдесят, крепкая, широкоплечая, обувь носила большого размера.  Волосы вьющиеся, белокурые, глаза голубые.

МОЛОДОСТЬ

    В 1930 году Александре исполнилось 20 лет, и она вышла замуж за  Шестакова Ивана Николаевича из деревни Френиха.  Работал Иван в сельском совете. Через год в семье родилась дочь, которую назвали Тамарой. В это время в деревнях полным ходом шло строительство новой жизни - коллективизация, раскулачивание, высылка неугодных. За какую-то провинность был арестован и Иван Шестаков и приговорен к 3 годам тюрьмы. Но через 3 года домой он не вернулся:  умер то ли где-то в лагере, то ли  в дороге – доходили неясные слухи обо всем этом. Осталась Шура вдовой в 25 лет.
  Фото № 2.  Работала на молокоприемном пункте в Николе, за маленькой Тамарой присматривала бабушка Серафима.  Приходилось перетаскивать, грузить на телегу сорокакилограммовые бидоны с молоком, отвозить их на маслозавод в деревню Манылово.  Вот на этом заводе и повстречалась с Михаилом Меньшиковым. У того была семья в Манылове, дети подрастали, но и с Шурой, молодой вдовой  из Никольского, начались самые близкие отношения. 23 октября  1937 года на свет появилась девочка.
     Пришла  проведать новорожденную жена брата Александра Тася, работавшая в колхозе ветеринаром.  «Как назовешь дочку?»  – спросила. Шура растерянно ответила: «Даже не знаю, как и назвать. Вот ты ученая-грамотная,  сходи в сельсовет, запиши и назови, как хочешь». Пошла Тася и  записала – Генриетта. «У меня самой  дочка Гета, пусть  и эта Гетой будет. Имя-то редкое какое!»

ВОЙНА
    Когда началась война, Михаила Меньшикова призвали на фронт. Воевал под Ленинградом, но недолго - пропал без вести. Так и осталась Александра одинокой.  Не знала семейной жизни, не имела мужа – опоры и защитника. Все дела по хозяйству всю свою жизнь выполняла сама – надеяться было не на кого.
    В 1943 году в детский дом в Николу привезли группу детей – первоклассников из Вологды, среди которых был Коля Рубцов. В чьих-то воспоминаниях промелькнет, что приходил Коля на сливпункт и тетя Шура, жалея его, худенького и маленького, иногда наливала ему кружку обрата.
    А потом она перешла работать поваром в детский дом. Евгения Буняк (Романова) рассказывала, что ходили и просили у тети Шуры сырой картошки, чтобы испечь ее в костре на берегу реки. «Коле Рубцову она давала несколько картофелин, а мне отказывала. Я начинала упрекать: «Кольке Рубцову дали, а мне не даете…» Тетя Шура оставалась неумолимой. Тогда я садилась на табуретку и горестно запевала: «Вот умру я, похоронят меня, и никто не узнает, где могилка моя…» Тетя Шура ойкала, всплескивала руками, пихала  мне в руки 3 или 4 картофелины и выпроваживала со словами: «Это в последний раз!» Очень доброй была тетя Шура. Коле она так нравилась, что приходил в столовую и называл ее «мамушка» или даже «мама». Жалела ребятишек -  ведь свои две дочки растут без отцов, а тут  многие горемычные и  без отца, и без матери.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ
    
    Мария Карякина, жена известного русского писателя Виктора Петровича Астафьева, оставила о Николае Рубцове подробные воспоминания. Она хорошо знала его во время жизни в Вологде, вероятно, расспрашивала о семье, о детском доме и по-женски сочувственно рассказала об этом:
Фото № 3.     «Позже я узнаю и о том, как тетя Шура - добрая и ласковая няня в детском доме, где воспитывался мальчик Рубцов, - чаще, чем других ребятишек, незаметно оделяла его вниманием: то сушку даст, то слово ласковое скажет. И маленький Коля тянулся к ней, как к родной. Подойдет, бывало, к ней и скажет: "У меня рубашка запачкалась". И она даст ему другую, чистую, и неряхой не обзовет, не поругает. "Тетя Шура, у меня пуговка оторвалась", - снова обратится к ней мальчик. И она пришьет ему пуговку, может, мимоходом и носишко утрет, по головке ли погладит, шнурок ли на ботинке завяжет...
        Чуткая и нежная душа, он боготворил тетю Шуру беспредельно».

ТРАГЕДИЯ

     Война закончилась, Победу отпраздновали, народ вздохнул вроде бы посвободнее… Но тут-то и начала власть  ужесточать законы. Читаешь газеты 40-х годов, едва ли не в каждой – репортаж из зала суда. А зал суда в деревне – это клуб. На сцене за столом – «судьи», перед ними, на всеобщем обозрении – «подсудимый».  И целый зал зрителей.  Голод был после войны, в 46 и 47 годах. Работали колхозники за трудодни, а выплачивали им зерном только в конце года. Денег ни у кого не было, купить ничего не могли – голод, голод стоял в деревне в послевоенные годы! Тракторист  унес домой полмешка зерна, доярка для больной двухгодовалой дочери налила на ферме пол-литра молока, старуха набрала корзину просыпанного возле риги зерна.  И получали они два года, три года, пять лет… Увозили «преступника» из клуба сразу в тюрьму.  Что из того, что дома дети? А девочка двухгодовалая умрет, оставшись без матери? Закон суров!
    Такое вот судилище выпало на долю и Александры. Всё село было взбудоражено. Особенно детский дом. Судили повара детского дома – Александру Александровну Попову. В чём же была виновата любимая детьми тётя Шура?
      Весной  уволилась из детского дома завхоз. Директор обратилась к  повару и попросила заменить его. Александра Александровна отказывалась, но директор настояла на своём. В это время нагрянула в детдом комиссия и обнаружила, что картошка  для детдомовской столовой, заложенная в глубокие ямы для хранения на зиму, сгнила. Во всём обвинили только что вступившую в свою должность тётю Шуру. А она даже не знала ничего об этой картошке.
      Когда судья огласил приговор – пять лет тюремного заключения, – зал чуть не взорвался от криков односельчан, сотрудников детского дома и возмущённых детей.  «Тётя Шура не виновата! Не виновата тётя Шура!» – кричали и топали ногами присутствующие. Однако приговор тут же привели в исполнение: два вооружённых милиционера увели несчастную Александру Александровну.     
      За матерью бежали и плакали две её дочки – Тамара (старшая) и Гета (младшая). Их успокаивали приехавшие в село родственники. Они же решили и судьбу детей. Старшая, Тамара, была отправлена в Тотьму к родне (нянчить ребёнка). А младшая, Гета, была принята в Никольский детдом. Бабушка, Серафима Васильевна, мать тети Шуры, не пережила потрясений и умерла в 1947 году.
    На всю жизнь остались в памяти Геты стыд и унижение, которое она переживала в детдоме. Горечи и обиды сколько испытала, слез пролила! Особенно в первое время. Очень уж ее не любила директор – видеть не могла спокойно. Потом понемногу освоилась. Училась, занималась в кружке акробатики. Ездили на смотр школьной художественной самодеятельности в Тотьму. С Женей Романовой выполняли акробатические упражнения, а Коля Рубцов сидел с краю сцены и играл на гармошке «Раскинулось море широко».
     Никогда не любила вспоминать о тех годах. И ее мать, Александра Александровна, вернувшаяся в деревню в конце 1950 года, никогда не рассказывала о пережитом. Свой срок отбывала она в Архангельской области, в «Каргопольлаге».

АЛЕКСАНДР И АЛЕКСАНДРА

  Фото № 4.       Очень любила Шура своего младшего брата Александра. Он был на два года моложе ее – родился в 1912 году. Заботилась о нем, заступалась, оберегала. А тот рос лихой – везде море по колено. Широкая натура - разудалый, развеселый, на гармошке наяривал, песни пел на всю деревню, в карман за словом не лез. Не одну войну прошел, проявил себя отчаянно храбрым. Воевал в пехоте, потом в десантных войсках. И  в тылу врага бывал, и  в разведку ходил. С наградами на гимнастерке приехал после Победы в родную Николу в звании гвардии сержанта. Много раз был ранен.  С осколком в спине лежал в госпитале почти год. Операции делать не решились: боялись непредсказуемых осложнений. Так и жил всю жизнь с куском железа в груди. (Забегая вперед, можно сказать, что этот осколок достиг его сердца через 20 с лишним лет: умер Александр мгновенно. Умер на берегу реки в разгар празднования Дня молодежи – 26 июня 1967 года).
    После войны женился, (правда, уже во второй раз: первая жена с дочерью уехала от мужа  в другую деревню), в 1949 году родилась  еще одна дочь Людмила. Жить бы и жить, но не тот характер был у бывшего десантника: спокойная жизнь – нет, не для него. Летом, в начале 50-х годов, пришел в клуб, конечно  же, сильно выпивши. Разошелся – не понравилось ему что-то, да и давно, знать, накипело. Ударил по висящему на стене портрету Сталина – только осколки  полетели. По тем временам это был поступок, равный политическому преступлению.
    Утром видит жена – идет к дому участковый, а за ним еще двое. «По Санькину душу», - поняла она. Тот бросился в комнату, распахнул окно, выскочил  и побежал в кусты вдоль Толшмы. «Где  Александр Попов? За ним пришли», - объявил участковый. «Не знаю, не знаю, ушел куда-то»,-  засуетилась жена. А рядом дочка Александра, Люся,  четырехлетняя стоит. «Где папка?  - спрашивают ее. Ребенок за матерью повторяет: «Не знаю. Ушел». А сама от окна глаз не отводит. Поняли они по удивленному взгляду ребенка, в чем дело,  и бросились в погоню.  Конечно же, догнали, арестовали, судили – и получил свой тюремный срок бывший десантник.
    Плачьте, жена и дети, горюй, сестра,  – доля такая у отчаянного деревенского мужика. Только закончила свой тюремный срок Александра, как отправился по этапу ее любимый брат Александр.   
    Вернулся в Николу он уже в конце пятидесятых годов. Запомнился тем, что выпьет в  выходной ли, в праздник ли, сядет, ногу на ногу закинет, голову поднимет гордо и громко объявит: «Я – прежде всего ЧЕЛОВЕК! Вам всем понятно?» и повторит по слогам: «ЧЕ –ЛА-ВЕК!»
    
ГОДЫ ПЯТИДЕСЯТЫЕ

    Старшая дочка  Александры Тамара замуж вышла рано. Уехали с мужем жить в Пятовский лесопункт, что возле Тотьмы. Когда родилась у Тамары своя  дочка, она привезла ее в Николу бабушке Шуре. А та в это время работала  уже в сельпо.  Нужно было ухаживать за лошадьми, запрягать их и на санях зимой, в телеге летом развозить кули с товаром по деревенским магазинам. Утром, чуть свет, разбудит маленькую Риту, укроет, укутает, посадит на чунки и повезет в конюшню. Там положит внучку в ясли и начинает свою работу: прибрать, вычистить, накормить  лошадок, напоить, а потом отправиться в разъезды. Ребенка то с подросшей Гетой оставит, то с собой возьмет, то, если холодно,  к родне отведет.
    Однажды, в начале зимы, лед на Толшме еще некрепкий был, провалились сани в полынью. Тетя Шура не за себя испугалась, а за кули с товаром: доставала их из-подо льда. Сама промокла, замерзла, одежда вся заледенела… Но спасла свой ценный груз, а потом отогревалась на печке. 
    Младшая дочка Гета осталась после школы в Николе. Работала, где было свободным место: и на почте, и  в детском саду. Потом устроилась в клуб.

ВСТРЕЧА С РУБЦОВЫМ
    
    Детский дом в Никольском закрылся в июле 1951 года. Николай Рубцов не был в Николе 11 лет. В конце июля 1962 года он приехал из Ленинграда  в деревню в отпуск.  К кому идти, кого искать? Конечно же, добрую тетю Шуру, повариху из детского дома, которую называл когда-то мамой. Не смог найти - ее дома не оказалось. Отправился дальше – детдомовских знакомых разыскивать.
    Фото № 5.   В этот день отмечали проводы в армию Владимира Аносова. Рубцов  нечаянно попал на этот праздник.
Вечером  все отправились в деревенский клуб, в котором заведующей работала Генриетта Меньшикова.  Сначала она его даже не узнала – так изменился: молодой, но уже залысины во весь лоб, видно, что в жизни повидал  многое... Гете пришлось заново узнавать своего школьного товарища.   Многое начали вспоминать из  детдомовского детства. Вечер воспоминаний пролетел быстро. Ночевать Николая определили в дом к  Анне Романовне Шестаковой. Хозяйка выделила ему кровать в прихожей.
    Фото № 6.  А на следующий вечер – снова с никольской молодежью в клуб. Так ведь и сам еще молод – 26 лет всего!  После разговоров, воспоминаний, танцев Николай пошел провожать Гету домой. Проводил – и остался. Вот так и начались их близкие отношения.
    Жила Гета с матерью в старой избе, которую приобрели год назад у односельчан Чудиновых. Те построили себе под одной крышей новый дом, а зимовку за ненадобностью продали тете Шуре. Хоть и старое, но свое жилье – ушли с дочкой из родительского дома, где со своей семьей остался брат Александр. Изба старая-перестарая. Три окна по фасаду, а следующие два – это и есть та самая горница, которая скоро станет знаменитой на всю Россию.
    Рубцов жил в Николе неделю или чуть больше – ему нужно было возвращаться в Ленинград, где, он надеялся, его  ждал вызов на экзамены в Литературный институт. Встречался с никольчанами, бывшими одноклассниками, ходил на реку, ловил рыбу, бывал в клубе. Часто заходил  в дом к Аносовым –  они были его учителями в школе - рассказывал им о своей жизни.
    В конце июля он уехал в Ленинград,  в начале  августа уже был в Москве и 4 августа сдавал первый вступительный экзамен в Литературный институт – русский язык.       Существует версия, что Рубцов на экзамены свои опоздал. Ее придерживаются жители Николы – очевидцы событий, сторонником также является москвич Ю. Кириенко-Малюгин. В доме Анны Шестаковой временно снимала угол Нина Алферьева, тоже воспитанница детского дома. Решили они устроить встречу бывших школьных друзей, которая проходила как раз 4 августа.  Собрались на нее Л. Спасская, Н. Алферьева, Н. Прокошева, Т. Нечаева и Николай Рубцов. По воспоминаниям, он играл на гармошке и пел песни на свои стихи. Приехал в институт, когда абитуриенты уже сдали  два первых экзамена. Ему разрешили сдавать  позднее, с другим потоком, эти  экзамены, когда познакомились со сборником «Волны и скалы» и оценили талант автора. А хлопотал за него В. Сафонов – бывший сослуживец по  Северному флоту, уже студент 2 курса Литературного института. Доводы Ю. Кириенко-Малюгина выглядят убедительно, но при конкурсе 20 человек на место поверить в них сложно. (Какие вопросы??? Если 4 августа 1962 г. Рубцов ещё в Никольском!!!- прим. Ю.Кириенко)
     А Гета, оставшись в Николе, общалась с подружкой, Марией Игошевой, приехавшей из Ленинграда в отпуск, и принимала решение уехать из деревни и устроиться в городе.

ВЫРАСТИМ!
    
Фото № 7.      В конце августа  1962 года Гета  уехала из дома. «25 лет уже ей. Пусть устраивается в городе», - решила мать. Но недолго прожила  она одна. Через два месяца дочка вернулась обратно. Объяснила так: «Мне в городе не понравилось». А потом собралась с духом – боялась, конечно, материнского гнева - и призналась: в апреле она  будет рожать!   Что вот тут делать? Кричать-ругать? Стыдить?...
     Мать развела руками, покачала головой и решила:  рожать так рожать. Уже две внучки подрастают  - и третью  или третьего вырастим! А Николай  вон и в Ломоносов к Гете приезжал, и в деревню велел обратно вернуться, чтобы с ребенком было легче.  Да и на каникулы зимние приедет из своего московского института. Так пусть приезжает. Может быть, и сладится у них все.

БЫЛИ СЧАСТЛИВЫ

Фото № 8.  (Гета Меньшикова в молодости).     В начале  1963 года Николай, сдав институте сессию, действительно, приехал из Москвы в Николу. Ему были рады. Бабушка Шура даже «свадьбу» организовала: собрала родню, посидели за столом, молодых поздравили…
    Запомнилось на одной из многочисленных магнитофонных записей,  как журналист задает Генриетте Михайловне вопрос: «Скажите, а вы были с Рубцовым счастливы?» Слегка подумав, она отвечает: «Была!»
- Когда же? – не унимается журналист.
- Помню, зимой приехал на каникулы, на первом курсе еще когда учился. Я беременная ходила – в апреле Лена родилась. Вечером пойдем гулять на деревню, на улице мороз, ветер, снег…  А Рубцову это и нравится. Бегает, в снегу валяется, песни поет. Как-то раз нашли сани, и молодежь стала с горы скатываться. И Рубцов с ними. Я наверху стою, сани вниз мчатся, а я слышу голос Рубцова. Он даже не поет, а орет: «В этой деревне огни не погашены, ты мне  тоску не пророчь…» Стихотворение «Зимняя песня» он как раз в это время написал.  А на небе звезды горят, переливаются. И так мне хорошо, помню, было!

1963 ГОД – ГОД НАДЕЖДЫ
               
 Фото № 9 (Гета Меньшикова).    20 апреля родилась у Геты дочка. Хоть и сердилась мать на Гету, но, когда та вернулась с ребенком из больницы, в комнате уже висела приготовленная бабушкой зыбка. Назвать девочку молодая мама решила Мариной. Уже и  обращалась  так  к малышке. Но  Николай прислал телеграмму из Москвы:  «Назови Леной. Очень рад. Коля». Так и записали в сельсовете: Меньшикова Елена Николаевна. Отец и мать в официальном браке не состоят, поэтому фамилия ребенку от матери, отчество – от отца. 
    В конце июня 1963 года, сдав экзамены за  1 курс, Николай приехал в Николу на каникулы. Поселился в этой самой горнице. Тут же в «берестяной зыбке» спала трехмесячная дочка. Приехал Рубцов почему-то без денег: все знают, что,  уезжая на лето, студенты получают стипендию сразу за два месяца. И он получил положенные 62 рубля 50 копеек. Но уже 3 июля пишет в письме поэту Борису Слуцкому: «У меня полное материальное банкротство. Мне даже не на что выплыть отсюда на пароходе и потом уехать на поезде… Мне нужно бы в долг рублей 20. В сентябре примерно я их верну Вам»…
    Хорошо известен эпизод, когда Рубцов сидел возле зыбки и наблюдал за спящей дочкой. Вдруг она улыбнулась во сне. Подошедшая бабушка Шура объяснила: «Это с младенцами во сне ангелы играют». Поэтическая душа Рубцова восприняла эту красоту. Он расскажет об этом в письме Б. Слуцкому: «Между прочим, я здесь первый раз увидел, как младенцы улыбаются во сне, таинственно и ясно. Бабки говорят, что в это время с ними играют ангелы». А потом напишет об этом  в своем знаменитом стихотворении:
…Слышишь, дочка смеются во сне
Может, ангелы с нею играют
И под небо уносятся с ней.

ДЕРЕВЕНСКОЕ ДИВО

    Елена Николаевна рассказывает, как купали ее, когда она была еще младенцем. Топили русскую печку, выгребали уголь, подметали, настилали солому на шесток, на печной под, затем внутрь ставили небольшое корыто с теплой водой. В устье печки (как только она могла это сделать при своем росте под 180 см!) ловко пролезала бабушка Шура, а родители подавали ей ребенка. И печку закрывали заслонкой. Бабушка, что-то
напевая и  приговаривая, ловко купала девочку,  споласкивала ее чистой водой и звала родителей. Те уже (и мать, и отец!) принимали дочку в чистые простынки да одеяло – хоть бы не застудить ребенка!
    О таком разве что можно в книжках прочитать. А Рубцов своими глазами видел. Удивлялся, наверное.

КАК ПОНЯТЬ?

    Жилось семье материально очень трудно. В деревне выживают большей частью за счет своего хозяйства. У бабушки  Шуры (ей в это время исполнилось 53 года) хозяйства своего  не было никогда, раньше она жила в родительском доме, а теперь ютилась на задворках у чужих людей. В неказистом курятнике держала десяток кур – хоть яйца были свои. Остальное же: молоко ребенку, мясо на зиму, хлеб, крупы – все нужно купить. Земли ей было выделено три сотки. Там сажали картошку.  Но урожаи были такие, что хватало только до Нового года. Дальше -  думай бабушка! – у кого мешок картошки купить.  А зарплаты, своя и дочери,  невелики. Генриетта Михайловна получала 36 рублей за работу в клубе, Александра Александровна – 27 рублей.
    Приезжает зять – молодой мужчина 27 лет, здоровый и сильный. Как понять, что он не имеет ни копейки денег, нигде не работает, не помогает? Ходит по деревне, по лугу вдоль реки, по дороге к мосту. Чем таким занят? Пишет что-то, пристроившись на углу стола. Бумагу да ручку ищет. На поэта учится в Москве…Понять трудно.
    И еще беда – подружился он с дядей Сашей Поповым. Встречались чуть не каждый день, сидели, подолгу разговаривали. Сроднились – разница 24 года  –  как отец и сын. Дяде Саше было что рассказать Николаю Рубцову: и про войну, и про аресты, и про лагерь, и про колхоз, и про кукурузную кампанию в деревне в 60-е годы.
    Вот удивляются исследователи, понять не могут: откуда в стихотворении Рубцова какой-то «израненный десантник»? Так вот, чтобы всем известно было: не выдумал его поэт. Это дядя Саша Попов (а в деревне – по прозвищу Лилин) – его никольский друг.

«ЧУТЬ-ЧУТЬ СМЕШНОЙ, НО ВСЕ-ТАКИ ХОРОШИЙ…»

    Среди черновиков Николая Рубцова найдено вот это стихотворение, в герое которого можно узнать дядю Сашу Попова. И чувство юмора его подмечено (сидит за столом один, а выпивают трое!), и гордое – я – человек! – воспето.  Пусть и назван он поэтом   по-другому.

Чуть-чуть смешной,
но все-таки хороший,
Отличный сельский искренний народ...
Достал из кадки рыжиков соленых
И, сам к себе культурно обращаясь,
Он говорит: — Ну, что ж, товарищ Павлов!
Пожалуй, выпьем? — Что вы! Я непьющий!
— Но разве это жизнь, товарищ Павлов!
— А ты, Петрович, что сидишь в сторонке?..
Но тут старуха грозно слезла с печи.
— Рехнулся! Люди добрые! Глядите!
И тянет, тянет рюмку из-под носа, —
Старик глядит, глядит — и свирепеет.
— Я - ЧЕЛОВЕК, — кричит, — кроме всего!
— Рехнулся впрямь! Дрожит, как хвост бараний,
А мнит еще, как сам султан турецкий!
— Я не султан! — старик не уступает, —
Я, — говорит, — Иван Петрович Павлов!

1963 ГОД. ПРОДОЛЖЕНИЕ

     Пусть бы сидели да разговаривали, но дядя Саша – каждый день навеселе. И Николай туда же.  Бабушка Шура, конечно, ругалась и на брата, и на зятя. Пьяных она переносить не могла на дух. Но самое сильное ругательство ее было  – Лешак: «Лешак тебя побери», «к Лешаку тебя».  Нецензурных слов никогда не говаривала. И все ругательства, которые приписывают ей исследователи творчества Рубцова,  –  это их глубокое заблуждение.
    Но вот понимали бы люди, чем на самом  деле был занят Рубцов. Главное во всей его жизни – поэзия. В письме Слуцкому он признается: «Здесь все, как дикие, смотрят на меня, на городского, расспрашивают. Я здесь пишу стихи и даже рассказы. (Некоторые стихи посылаю Вам, - может быть, прочитаете?) Мои стихи пока нигде не печатают. Постараюсь написать что-нибудь на всеобщие темы. Еще что-нибудь о скромных радостях». И далее – посылает ему стихотворения: «Тихая моя родина», «Зимним вечером», «Элегия», «А, между прочим, осень на дворе…», «Ворона» - ставшие потом  шедеврами русской классической поэзии!
    Есть, конечно, свидетельство очевидца из Котласа, что летом 1963 года почти месяц ходил на плотах по реке Вычегде до Северной Двины, (древесину сплавляли до Архангельска). А напарником его был Николай Рубцов – поэт. Денег заработали, домой вернулись. Договорились, что на следующий год снова встретятся. Через год Рубцова ждали, но не дождались – задержался где-то, опоздал на плоты. Но документа об этом нет, историки литературы не поверят, и ничем Владимиру Фалалееву  этого не доказать.
    Чтобы «уплыть на пароходе», пришлось Николаю Рубцову в сентябре ходить на болото, собирать клюкву и сдавать ее, а на заработанные деньги  покупать  билет на дорогу до Москвы.
    У всех на памяти трогательные строчки стихотворения, адресованные Генриетте Михайловне, своей гражданской жене, появившиеся как раз во время такого вот похода на клюквенное болото:
Так зачем же, прищурив ресницы,
У глухого болотного пня
Спелой клюквой, как добрую птицу,
Ты с ладони кормила меня…
    А Гета с матерью работали, успевали, меняя друг друга, нянчиться с ребенком, чтобы в доме были хоть какие-то деньги на самое скромное житье.  Зять, конечно, помогал. Каждый сентябрь, пока жил в Николе, картошку копал. Грибами-ягодами снабжал. На покос ходил, даже дрова на зиму заготовлял. Но что возьмешь с поэта?  У него одни стихи в голове. Траву косит – стихи сочиняет:
…Как хорошо, что я встаю с зарею!
Когда петух устанет голосить,
Веселый бригадир придет за мною.
И я пойду в луга траву косить.
Вот мы идем шеренгою косою.
Какое счастье - о себе забыть!
Цветы ложатся тихо под косою,
Чтоб новой жизнью на земле зажить.

Грибы собирает – стихи сочиняет:

Сапоги мои - скрип да скрип
Под березою,
Сапоги мои - скрип да скрип
Под осиною,
И под каждой березой - гриб,
Подберезовик,
И под каждой осиной - гриб,
Подосиновик!

    Даже заготовку дров воспел в стихах. И в этом нелегком труде увидел что-то поэтическое:

Мимо изгороди шаткой,
Мимо разных мест
По дрова спешит лошадка
В Сиперово, в лес.

Дед Мороз идет навстречу.
— Здравствуй!
— Будь здоров!..
Я в стихах увековечу
Заготовку дров.
 
    Вот такое было житье у маленькой семьи.  Даже не житье, а существование.               Тяжело приходилось деревенским жителям  в 60-е годы прошлого века.  Но разве только в 60-е? Когда хоть им было легко…


ЧЕРНОВЫЕ НАБРОСКИ

    Вероятно, именно летом 1963 года Николай Рубцов делал краткие записи в блокноте, которые опубликовала в 3 томе Валентина Зинченко. Насмешливые, озорные слова и словечки – самые разные,  услышанные от деревенских жителей, веселые сценки.
    Вот одна из них. Диалог ведут, вероятно, две старушки:

-Ой, еле добралась! Задница тяжелая стала.
- Тяжела, потому что позади.
–    Не говори, была бы спереди, легче бы было.
–   
Вот про бабушку Шуру.
«Пошла баба на пристань. Вдруг хватилась – денег в жакетке нет. Заревела. Стоит и ревет. Идет мимо лесник и спрашивает:
- Кто тебя обидел, тетя Шура?
    Ревет баба, ничего не отвечает, не хочет всем рассказывать, не хочет людей смешить.
    Жакетка-то на ней была чужая».
    Эти плюшевые черные «жакетки»  знакомы многим: они были, наверное, у каждой деревенской женщины. Наряжались в них «по случаю». Например, съездить «в район». Вот и тетя Шура добралась до переправы (25 км от Николы!) и только потом спохватилась, что деньги-то спрятаны в кармане другой жакетки: то ли своей старой – в город в новую нарядилась; то ли попросила у кого «жакетку»  получше, а деньги не переложила… И смех и грех – как сказали бы в деревне.
    А вот про Сашу Лилина:
    «Стал дядя Саша слезать с печи-то, да как шлепнется вниз, на картошку, и ноги к потолку задрал. Поднялся, затворил дверь, да обратно вернулся.
- Смотри, - говорит, - никому не болтай…»
    Прав был поэт, утверждая:
Чуть-чуть смешной,
но все-таки хороший,
Отличный сельский искренний народ...

ПО ГРИБЫ - ПО ЯГОДЫ

    Очень любил Рубцов ходить в лес за грибами и ягодами. Лето грибное стояло. Иногда умудрялся за день сбегать в лес  дважды. Места  узнал грибные: наберет корзину, принесет домой, вывалит на стол – чисти, бабушка Шура, - а сам опять убежит и возвращается опять с полной корзиной. Больше всего любил собирать рыжики – в грибное лето они растут огромными полянами среди травы. Принесет домой, а бабушка Шура их умела очень вкусно готовить. Вычистит, обдаст кипятком три раза, мелко-мелко нарежет, маслом польет – и на стол с горячей картошкой. Вку-у-усно!
    Однажды ушел в лес, но внезапно поднялись тучи, и началась гроза. Рубцов, как известно, грозы боялся. Вот и тут испугался не на шутку, да так испугался, что бросился бежать домой и корзину в лесу потерял! На следующий день     пошел в лес корзину искать и нашел-таки.
    Вместе с Гетой (бабушка оставалась дома с внучкой) ходили на болото за морошкой, за клюквой.
    В сельсовете был организован приемный пункт, куда можно было сдать набранные в лесу грибы и ягоды. Рубцов за один поход  приносил,  сдавал и получал 2 (два!) рубля. Но это для него тоже были деньги.

РУССКИЙ ОГОНЕК

  Фото № 10.    Все-таки год 1963 был для  Николая Рубцова годом надежды на перемены к лучшему в своей жизни и в семейной жизни тоже. Ведь уехал на учебу в Москву в сентябре, а на 7 ноября уже торопится приехать к семье в Николу. (Кстати, «за систематические пропуски занятий без уважительной причины» снять со  стипендии «за сентябрь-месяц», «за ноябрь-месяц» 1963 г. студента 2 курса Рубцова Н. М.)
    Из Вологды решил добираться по железной дороге – неизвестно,  что с переправой на Сухоне.  Поезд до маленькой лесной станции  прибывал в час ночи. Далее  от поселка Гремячий нужно было идти 17 километров лесной дорогой – без деревень, без людей. Ждать, когда рассветет, на станции негде. Стоять – замерзнешь. Подождав какое-то время, решил Рубцов  отправиться в путь глухой ночью, может быть, ближе к утру... В своем демисезонном пальтишке и в городских ботиночках. Что пережито в пути, узнаем из стихотворения «Русский огонек». (Первый вариант назывался «Хозяйка»):

Погружены в томительный мороз,
Вокруг меня снега оцепенели!
Оцепенели маленькие ели,
И было небо темное, без звезд.
Какая глушь! Я был один живой
Один живой в бескрайнем мертвом поле!
Вдруг тихий свет - пригрезившийся, что ли?
Мелькнул в пустыне, как сторожевой...

    Едва не замерзшего, его спас огонек в избе Марии Ивановны Богдановой в деревне Аникин Починок. Хозяйка вставала рано и сразу же растапливала русскую печку. Вот и постучался к ней в дом одинокий путник. Отогревался на теплой печи, пил чай, рассматривал фотографии в деревянных рамках по стенам, беседовал с хозяйкой…   
    До Николы ему оставалось 7 километров. Мария Ивановна дала ему в дорогу старые валенки, не пустила в ботинках.  Связал их, бросил через плечо и отправился в «родную деревню Николу».
    Гета, конечно, обрадовала приезду Николая, а  бабушка Шура долго охала – как только ног не отморозил! Потом  искала оказию -  людей, кто бы передал валенки обратно в Аникин Починок. А потом и зятю решила валенки справить – как в деревне без них.

1964 – ТРУДНЫЙ ГОД

    Внучке Леночке в апреле исполнился год, а к лету уже заходила по цветным половикам бабушкиного дома. С утра мать нянчится с ней, бабушка уходит на работу, а к вечеру меняются: бабушка остается с внучкой, а мать уходит на работу в деревенский клуб. Николай заканчивал второй курс института в Москве, сдавал экзамены и должен был приехать в конце июня.
    Долго  ждали, он задерживался, не ехал, но, наконец-то дождались. Начались летние деревенские каникулы у студента. Уж рассказал ли он о происшествии в институте, о задержании его милицией 12 июня, о своем заявлении с просьбой перевести его на заочное обучение… Скорее всего, нет – ведь во всех  воспоминаниях Рубцов о себе никогда никому ничего не рассказывал. Почти ничего…
    Да, жизнь пошла тяжелее, чем в прошлое лето. За подросшей Леной нужен был глаз да глаз. Кроме основной своей работы Гета с матерью должны были ходить на колхозный сенокос – так было заведено в деревнях.  Устанавливалась хорошая погода, и  «наряд на сенокос» получали не только колхозники, но и медик, и бухгалтер, и библиотекарь, и  завклубом.  За дочерью присматривал отец.
Фото № 11  (Рубцов с С.Багровым)    Сергей Багров, бывший одногруппник Николая в техникуме, а теперь  журналист районной газеты, приехавший из Тотьмы в командировку, навестил  друга и оставил воспоминания об этой  встрече с Рубцовым летом 64 года.
    «Я подошел к плоскокрышей избе с крыльцом, заросшим крапивой и лопухами. Войдя через сени в полую дверь, слегка удивился. В комнате был такой беспорядок, какой невозможно вообразить.  На полу валялись клочья бумаг, салфетка с комода, будильник, железные клещи и опрокинуты горшок с домашним цветком. На столе – какие-то распашонки, тут же чугун с вареной картошкой, бутылочка молока и детский ботинок.  Из горенки послышался младенческий крик, а вслед за ним с крохотной девочкой на руках выплыл и сам Рубцов.  Был он в шелковой белой рубахе, босиком. Перекинутый через лоб жидкий стебель волос и мигающие глаза выражали досаду на случай, заставивший его сделаться нянькой.
- Это Лена моя! – улыбнулся Рубцов и посадил притихшую девочку на толстую книгу. – Гета с матерью ушли сенокосить, а мы пробуем прибираться. Вернее, пробует Лена. И я ей все   разрешаю!
Фото № 12 (Лена Рубцова, 1964 г.)
    - А для чего?
    -  Маленьким надо давать свободу, - сказал Николай. – Пусть делают, что хотят. Теперь вот без часов остался…
    - Как же ты без часов?
    - А что мне часы! Без них даже лучше. Спешить никуда не надо.
    Он взглянул в окно:
    - Вон сенокосцы идут!
    По проулку в белых платьях и белых платках шли мать и бабушка крохотной Лены…
    Николай отгладил брюки – вчера он на покос ходил и попал под ливень – и мы отправились по деревне».
    Три дня провели друзья  вместе. Днями и вечерами пропадали на берегу реки, и только ночевать приходили домой. По вечерам жгли костер, на который однажды пришел – еще одна радость для Рубцова! – его детдомовский друг Иван Серков, приехавший из Череповца в свою родную деревню Родионово в отпуск. Поэт был переполнен радостью от этих встреч с духовно близкими людьми, и эта радость выплеснулась в пронзительные стихи:

В краю лесов, полей, озер
Мы про свои забыли годы,
Горел прощальный наш костер,
Как мимолетный сон природы…

НА СЕНЕ ПОД КРЫШЕЙ ЧЕРДАЧНОЙ…

    Сергей Багров вспоминал, что по вечерам – до глубокой ночи -  сидели с Николаем у костра на берегу реки. Но спать-то ведь нужно где-то. Вот и определила их бабушка Шура на чердак. В вологодских деревнях это обычное явление – спать на чердаке или на сеновале. Сооружались «постели», иногда прямо на сене, вешались полога –  и летние спальные места готовы.
    О чем только не переговорили друзья под чердачной крышей! А когда гость уехал, Николай остался на чердаке один. Нет, не один – со своими стихами:

В пору полночную
В местности этой невзрачной
Сладко мне спится
На сене под крышей чердачной.

Сладко, вдыхая
Ромашковый запах ночлега,
Зябнуть порою
В предчувствии близкого снега.

    Часто упоминается  чердак этой неказистой деревенской  избушки в стихах. Запал, запал он в душу  поэта!


     Продолжение  в след. выпуске раздела «Новости» меню сайта «Звезда полей»

    Постскриптум. Многие сведения известны Ю.И.К.-М. И были изложены в авторских монографиях от 20002 и 2011гг. ,  представлены также в монографии 2020 г., которую не удаётся опубликовать в печатном виде ввиду отказа известных журналов и издателсьтв и организаций от финансирования.