Потом придёшь в литературу,
Где ждут тебя без громких слов:
Есенин, Гоголь и Рубцов!
 
Юрий Кириенко-Малюгин (октябрь 2004 года).

Сайт 2006 года


ИНФОРМАЦИЯ ДОСТУПНА
 

Новое на сайте:

02.09.22
Юрий Кириенко-Малюгин. Клеветникам России 21-го века.
Юрий Кириенко-Малюгин. Защитникам России. Авторские песни.
Юрий Кириенко-Малюгин. Стих. «Детство» («Я был рождён аристократом...»)
Владимир Андреев «Я РОДИНУ ВИЖУ СВОЮ…» Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. "Добрый вечер". Книга стихов.
Елена Митарчук. Русская литература, Бог, Царь и Владлена
Вера Васильевна СТЕПАНОВА лауреат премии имени Георгия Любенко
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПРЕМИИ имени ГЕОРГИЯ (ЭРНЕСТА) ЛЮБЕНКО в номинации «Поэзия» и «Литературоведение» («публицистика») 2022 года.
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов . Блок № 15. «Букет Николаю Рубцову»
Светлана Омельченко. Читальный зал им. Н.М.Рубцова
СОЗДАТЬ В МОСКВЕ МУЗЕЙ-ЦЕНТР имени Н.М. РУБЦОВА.
Информация Юрия Кириенко-Малюгина . 1. О читальном зале имени Н. М. Рубцова в библиотечном колледже г. Москвы. 25 января 2013 года в Москве в библиотечном колледже № 58
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НА САЙТЕ «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ» ЛИТСТАТЬИ, ПУБЛИЦИСТИКА, ПОЭЗИЯ
Запрет абортов как путь Возрождения коренных народов России. Национальная идея России – ДЕТИ!
Сергей Порохин. Александр I Павлович (Победитель и Благословенный)
ЮРИЙ КИРИЕНКО – МАЛЮГИН. НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром…». Кто «За» и кто «Против»?
В. Макеев. Фрагмент диалога-оправдания убийства Рубцова «поэтессой». Из опуса «Путник ночной звезды» (изд. «Вече», 2021 г.)
ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует ДЕЗИНФОРМАЦИИ О РУБЦОВЕ?
Юрий Кириенко-Малюгин. ПОЭЗИЯ. РУБЦОВ. ПОИСК ИСТИНЫ. Москва. Волокославино. Вологда. Тотьма. Никольское. С.-Петербург. Раздел 1. (Главы 1-16)
Юрий Кириенко-Малюгин. ПОЭЗИЯ. РУБЦОВ. ПОИСК ИСТИНЫ. Москва. Волокославино. Вологда. Тотьма. Никольское. С.-Петербург. Раздел 2. (Главы 17-32)
АНАТОЛИЙ ШИДЛОВСКИЙ — ЯВЛЕНИЕ ПОЭТА. «ИСПОВЕДЬ» И ПОЭМА «ГОЛГОФА»
Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 1989 -2018
Заявка Ю.И. Кириенко (Кириенко-Малюгин) на призыв в интернете «Стать лектором общества «Знание» отклонена без причины
По страницам сайта «Звезда полей», «новости» март, апрель, май 2022 года
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций пропаганды творчества Рубцова
ИСПОВЕДАЛЬНЫЕ «ПОЭЗИИ» Михаила Попова, Геннадия Иванова и Николая Зиновьева - НЕСЛУЧАЙНЫХ ЧЛЕНОВ СПР.
По следам публикаций на сайте «Литературная Россия», litrossia.ru. Блок № 14
Евгений Евтушенко: «Я был пятым в «Битлз»!»
«Изгой», или зов русской вечности
ШУМ ФАНФАР
Литературы уже нет

26.07.22
Юрий Кириенко-Малюгин. Клеветникам России 21-го века
Юрий Кириенко-Малюгин. Защитникам России. Авторские песни
Владимир Андреев «Я РОДИНУ ВИЖУ СВОЮ…» Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. "Добрый вечер". Книга стихов
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов (организаторов и лауреатов конкурсов «Звезда полей» 2002-2022) . Блок № 13
СОЗДАТЬ В МОСКВЕ МУЗЕЙ-ЦЕНТР имени Н.М. РУБЦОВА
Индивидуализм, перешедший в эгоизм, затем в эгоцентризм - высшая стадия деградации личности». Юрий Кириенко-Малюгин. 2014 г.
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НА САЙТЕ «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ» ЛИТСТАТЬИ, ПУБЛИЦИСТИКА, ПОЭЗИЯ
ЮРИЙ КИРИЕНКО – МАЛЮГИН. НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром…». Кто «За» и кто «Против»?
В. Макеев. Фрагмент диалога-оправдания убийства Рубцова «поэтессой». Из опуса «Путник ночной звезды» (изд. «Вече», 2021 г.)
ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует ДЕЗИНФОРМАЦИИ О РУБЦОВЕ?
Юрий Кириенко-Малюгин. ПОЭЗИЯ. РУБЦОВ. ПОИСК ИСТИНЫ. Москва. Волокославино. Вологда. Тотьма. Никольское. С.-Петербург.
Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 1989 -2018
Заявка Ю.И. Кириенко (Кириенко-Малюгин) на призыв в интернете «Стать лектором общества «Знание» отклонена без причины
По страницам сайта «Звезда полей», «новости» март, апрель, май 2022 года
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций пропаганды творчества Рубцова
ИСПОВЕДАЛЬНЫЕ «ПОЭЗИИ» Михаила Попова, Геннадия Иванова и Николая Зиновьева - НЕСЛУЧАЙНЫХ ЧЛЕНОВ СПР.
АЛЕКСАНДР БОБРОВ. О самом существенном. ВАГОН И МАЛЕНЬКАЯ ТЕЛЕЖКА ЯХИНОЙ
По следам публикаций на сайте «Литературная Россия», litrossia.ru. Блок № 13
Литературный секонд-хенд
Мысли о спецоперации
По ту сторону Москвы-реки

19.06.22
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов (организаторов и лауреатов конкурсов «Звезда полей» (2002-2022) . Блок № 13
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ – ДЕТИ!
Создать в Москве Музей-центр имени Н.М. Рубцова. Юрий Кириенко-Малюгин
Индивидуализм, перешедший в эгоизм, затем в эгоцентризм - высшая стадия деградации личности». Юрий Кириенко-Малюгин. 2014 г
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЖЕНЩИНА В РОССИИ – КТО?
ВРАГ ИСТИНЫ И ЛОГИКИ. ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ ЗАКОН "ХАЙЛИ-ЛАЙКЛИ". РУСОФОБИЯ. Юрий Кириенко-Малюгин
«Есть Божий суд...», повесть-предупреждение, Русофобия 1-10. «Глава 10. Дневник неслучайной информации.
ЮРИЙ КИРИЕНКО – МАЛЮГИН. НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром…»
ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует дезинформации о Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Я был рождён аристократом Раздел II. Наше время летело, наше время плясало
Юрий Кириенко-Малюгин. Я был рождён аристократом Раздел III. Жизнь бросает то вправо, то влево. Суета со всех сторон
Юрий Кириенко-Малюгин. Я был рождён аристократом. Раздел IV. На перепутье. Жуй колбасную проблему и почаще балагурь
Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 1989 -2018
По страницам сайта «Звезда полей», «новости» март, апрель, май 2022 года
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций пропаганды творчества Рубцова
По следам публикаций на сайте «Литературная Россия», litrossia.ru. Блок № 13
ПЕРВЫЙ УДАР ПО БЕРЛИНУ
Писатели уходят в социальную сеть
О СТАТУСЕ ПИСАТЕЛЯ
БЛАГИЕ НАМЕРЕНИЯ. Мысли о новом детско-юношеском движении

26.05.22
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов (организаторов и лауреатов конкурсов «Звезда полей» (2002-2021) . Блок № 12.
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ – ДЕТИ!
Юрий Кириенко-Малюгин. ИНДИВИДУАЛИЗМ в ЭГОИЗМ, затем в ЭГОЦЕНТРИЗМ — ВЫСШАЯ СТАДИЯ ДЕГРАДАЦИИ ЛИЧНОСТИ
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЖЕНЩИНА В РОССИИ – КТО?
СЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК И ЕГО ДИАЛЕКТЫ. ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН
ВРАГ ИСТИНЫ И ЛОГИКИ. ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ ЗАКОН "ХАЙЛИ-ЛАЙКЛИ". РУСОФОБИЯ. Юрий Кириенко-Малюгин
«Есть Божий суд...», повесть-предупреждение, Русофобия. 1-10. «Глава 10. Дневник неслучайной информации
Сталин. За здоровье русского народа. Тост в Кремле 24 мая 1945 года.
Юрий Кириенко-Малюгин. Заявка на издание повести «Я был рождён аристократом»
Юрий Кириенко-Малюгин. Я был рождён аристократом
ЮРИЙ КИРИЕНКО – МАЛЮГИН. НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром…»
ЮРИЙ КИРИЕНКО – МАЛЮГИН. НИКОЛАЙ РУБЦОВ: 3-е издание аннотация
По страницам ПУБЛИКАЦИЙ НА САЙТЕ «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ» , раздел «новости»
Читальный зал имени Н. Рубцова. Разгромленная экспозиция. в колледже № 20, Щёлковское ш., 52
Русские ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 1989 -2018. Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН.
ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует дезинформации о Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций пропаганды творчества Рубцова
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. Публикации по темам “НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ и ТВОРЧЕСТВО РУБЦОВА"
По следам публикаций в «Литературной России», litrossia.ru. Блок № 12
КОГО СЕГОДНЯ МОЖНО СЧИТАТЬ ЗНАМЕНИТЫМ ПОЭТОМ?
О СТАТУСЕ ПИСАТЕЛЯ

19.04.22
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов (организаторов и лауреатов конкурсов «Звезда полей» (2002-2021) . Блок № 11.
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЖЕНЩИНА В РОССИИ – КТО?
«Есть Божий суд...», повесть-предупреждение, 2012., 1-9. Глава 9. Калейдоскоп информации.
«Есть Божий суд...», повесть-предупреждение, Русофобия 1-10. «Глава 10. Дневник неслучайной информации.
Речь Сталина 9 мая 1945 г.
Сталин. За здоровье русского народа. Тост в Кремле 24 мая 1945 года.
Юрий Кириенко-Малюгин. Заявка на издание повести «Я был рождён аристократом».
Юрий Кириенко-Малюгин. Я был рождён аристократом.
Глава 43. Читальный зал им. Н.М. Рубцова. Колледж № 58 (с 2014 года — площадка № 5 колледжа № 20). Экспозиция НКО «Рубцовский творческий союз», январь 2013 г.
Глава 44. Поэтический сборник «Добрый вечер», 2013. Кириенко-Малюгин.
Глава 47. Гоголь – основоположник литературоведения России (обзор поэзии середины 18-го – начала 19-го веков).
Глава 48. Вечер-концерт к 80-летию Н. М. Рубцова в Российской Государственной библиотеке (Ленинской)
Глава 49. Московские ежегодные конференции «Рубцовские чтения» с 2006 года. Библиография базовых авторских изданий.
Глава 50. Пишите белыми стихами. Пародии, сатира, юмор. Юрий Кириенко-Малюгин.
О русском языке, логике, законе «хайли-лайкли», о Николае Рубцове
Читальный зал имени Н. Рубцова. Разгромленная экспозиция. в колледже № 20, Щёлковское ш., 52.
Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 1989 -2018
ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует дезинформации о Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций пропаганды творчества Рубцова
Исповедальные «поэзии» неслучайных членов СПР. Юрий Кириенко-Малюгин
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН . «ПО ДОРОГЕ ВЕЧНОЙ»: ПЕСНИ И СТИХИ.
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ШУТКИ
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. Публикации по темам “НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ и ТВОРЧЕСТВО РУБЦОВА 
Вера Васильевна Степанова — Лауреат поэтической премии имени Георгия (Эрнеста) Любенко.
По следам публикаций в «Литературной России», litrossia.ru. Блок № 12
А судьи кто?

19.03.22
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов (организаторов и лауреатов конкурсов «Звезда полей» (2002-2021). Блок № 11.
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЖЕНЩИНА В РОССИИ – КТО?
«Есть Божий суд...», повесть-предупреждение, 2012. Русофобия 1-8: Глава 8. «Цветочный крест» — – настольная книга для любознательных или инструкция для озабоченных?
«Есть Божий суд...», повесть-предупреждение, 2012., 1-9. Глава 9. Калейдоскоп информации.
«Есть Божий суд...», повесть-предупреждение, Русофобия 1-10. «Глава 10. Дневник неслучайной информации.
Из папки файлов «Дневник» Владимира Михайловича (Вл.Мих.) интернета (поиск Аллен Даллес доктрина): Окончится война, всё утрясётся и устроится. И мы бросим всё, что имеем, всё золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей
Враг Истины и Логики. Так называемый закон "хайли-лайкли". Русофобия
Юрий Кириенко-Малюгин. Заявка на издание повести «Я был рождён аристократом».
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Глава 42. Повесть-предупреждение «Есть «Божий суд...», 2012. Барьеры на пути публикации. «А братик меня защитит».
Глава 45. Методика оценки и критерии народности поэзии. 2014. Кириенко-Малюгин
Глава 46. Ведущий научный сотрудник (2009-2016 гг.). ВНИЭСХ - флагман электрификации и автоматизации сельского хозяйства РФ.
Критерии оценки народности поэзии. Глава 8. Ю. Кириенко-Малюгин
О русском языке, о Николае Рубцове на сайте «Звезда полей», раздел «новости» от 18.02.2022.
Читальный зал имени Н. Рубцова. Разгромленная экспозиция. в колледже № 20, Щёлковское ш., 52
Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 1989 -2018
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует дезинформации о Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций пропаганды творчества Рубцова
Исповедальные «поэзии» неслучайных членов СПР. Юрий Кириенко-Малюгин
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ШУТКИ
Владимир Андреев. О поэзии Веры Степановой
Вера Васильевна Степанова — Лауреат поэтической премии имени Георгия (Эрнеста) Любенко
Вера Степанова. Стихи детям
Россия исправляет ошибки большевиков
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. Публикации по темам “НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ и ТВОРЧЕСТВО РУБЦОВА ”

18.02.22
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов (организаторов и лауреатов конкурсов «Звезда полей» (2002-2021) . Блок № 10.
Владимир Кучерь. Истоки русского языка
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЖЕНЩИНА В РОССИИ – КТО?
Юрий Кириенко-Малюгин. Славянский язык и его диалекты.
Владимир Фомичев. Прозрение Николая Рубцова
ВЛАДИМИР ФОМИЧЕВ. КНИГА О НИКОЛАЕ РУБЦОВЕ.
Читальный зал имени Н. Рубцова. Разгромленная экспозиция. в колледже № 20, Щёлковское ш., 52.
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Глава 35. Дизайн-календари в формате А3 (42,0 см х 59,7см) под девизом «Николай Михайлович Рубцов — русский национальный поэт». 2003-2011
Глава 36. Исповедь и поэма «Голгофа». Анатолий Шидловский — явление Поэта.
Глава 37. Впереди родимый край. Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи и песни. 2008 год.
Глава 38. Альманах «Звезда полей» 2009. Авторы. Конференция -2009. Лауреаты
Глава 39. Редактор-составитель. Альманахи «Звезда полей» и книги лауреатов. Тайна гибели Николая Рубцова. Период 2007-2013
Глава 40. Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая...». 2011
Глава 41. Лада V. Одинцова. Литинститут. Рубцов, Передреев, Кузнецов. Заезд в Россию в декабре 2012- январе 2013 года
Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 1989 -2018
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует дезинформации о Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций пропаганды творчества Рубцова
Исповедальные «поэзии» неслучайных членов СПР. Юрий Кириенко-Малюгин
По следам публикаций в «Литературной России», litrossia.ru. Блок № 10
Что сегодня происходит с литературой в России?
ОДИН ШИШ Кто торпедирует создание Фонда поддержки отечественной литературы
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. Публикации по темам “НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ и ТВОРЧЕСТВО РУБЦОВА "
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ШУТКИ
Анатолий Шидловский (1948 -2006). Голгофа (поэма)
 

Юрий Кириенко-Малюгин. ПОЭЗИЯ. РУБЦОВ. ПОИСК ИСТИНЫ. Москва. Волокославино. Вологда. Тотьма. Никольское. С.-Петербург.

Книга создана на базе текстов  повести «Я был рождён аристократом» (главы 10 - 27),опубликованных на сайте «Звезда полей» с марта 2021 г. по февраль 2022 г..  Книга основана на архивных и авторских материалов , имеет  наименование  «Раздел  V. По дороге к Николаю Рубцову и к  родословной Малюгиных»  из автобиографической повести.   
 
 Глава  1.
Литературные архивы. Пьеса о Рубцове. На родину поэта. Московский Рубцовский Центр. Тайна гибели Поэта.  Монография. От февраля 2000-го к декабрю 2002-го года.
 
      Удивительные  совпадения в моей жизни и в политической атмосфере России с начала 2000 года. Президент России Б. Н. Ельцин объявляет о досрочном уходе с поста руководителя страны с января 2000 года. Президентом Российской Федерации избран  Путин Владимир Владимирович, исполнявший обязанности Премьер-министра РФ. Это, конечно, поворот во внутренней и внешней политике РФ.
     С 11 февраля 2000 года я, кандидат технических наук, изобретатель СССР и конструктор новой техники, выхожу на пенсию.  Констатирую. До января 2000 года в течение нескольких месяцев никакой информации  о творчестве Рубцове в СМИ.
 
Глава 1. Литературные архивы. Пьеса о Рубцове. На родину поэта. Московский Рубцовский Центр и ЛМС «Родник». Тайна гибели Поэта.  Монография. Авторские песни. От февраля 2000-го к декабрю 2002-го года.
   
     Офомляюсь с 11 февраля 2000 года в читальный зал Московской публичной библиотеки (бывшей им. В.И. Ленина). И каждый день (!!! - прим. Ю.К.-М.) по 4- 8 часов  в течение четырёх месяцев хожу в библиотеку, как на работу.
     В алфавитном каталоге на Ф. И. О.  «Рубцов Николай Михайлович» выписываю перечень публикаций и заказываю книги, статьи, воспоминания.  Как правило, через час получаю литературу, читаю и делаю выписки на листы и в тетради. Иногда делаю заказы на платные ксерокопии статей. Библиотекари уже заметили меня. Но вопросы никто не задаёт. Так продолжалось до начала июня 2000 года, когда однажды, появилось объявление о временном закрытии всей библиотеки на ремонт.
     Ниже привожу методику работы с архивами по творчеству Н. М. Рубцова, что может быть полезно для будущих исследователей творчества любого литератора России.
      Понимаю, что рукописными дедовскими методами работать с литературными источниками нереально,  просто накладно по времени.  В  апреле 2000-го года обращаючсь к своему товарищу по большому теннису, выпускнику МТИПП по автоматике, также компьютерщику-самородку  Михаилу Вишнякову. Мы едем в магазин  и я на расчётные от ВИСХОМа деньги закупаю стационарный компьютерный блок с «крутыми» тогда  комплектующими, монитор, принтер, магнитофонные кассеты. Теперь я вооружён техникой печати текстов и записи авторских песен  на стихи Рубцова и Есенина.
   Привожу выборочно перечень литературы о Рубцове, которую я заказывал, получал, исследовал и фрагменты  из которой переписывал в тетради и на компьютер.
1. Рубцов Н.  Лирика. Архангельск. Сев.- Зап. кн. Изд. 1965.
2. Рубцов Н.  Звезда полей. М. Сов. писатель. 1967
3. Рубцов Н.  Душа хранит. Архангельск. Сев.- Зап. кн. Изд. 1969.
4. Рубцов Н.  Сосен шум. М. Сов. Писатель.1970.
5. Воспоминания о Рубцове. Собрано Виктором Коротаевым Арх. Сев.- Зап. кн. Изд. 1983.
6. Белков В. Жизнь Рубцова. Вологда. 1993.
7. Воспоминания о Николае Рубцове. КИФ «Вестник». Вологда.  1994.
8. Селезнёв Ю.  Избранное («Златая цепь…) М. Современник. 1987. Статья «Перед дорогою большою»
9. Педенко С. Лёд и пламень (Долгожданный поэт). Арх. Сев.-  Зап. кн. Изд. 1981.
10. Иванов С. Николай Рубцов: эпизоды и образы. Нева (Петербург  
  литературный). № 12. 1999.
11. Попов Н. Тогда он был просто Коля. Трезвость и культура, № 5, 1986
12. Гришин И. «В горнице моей светло». Кругозор «Россия молодая», №  1, 1993
13. Рубцов Н. Видения на холме. (В.Сафонов. Повесть памяти). М.  Сов. Россия. 1990.
14. Володин Г. Лето с Рубцовым. Альманах «Алтай», № 2, 1988.
15. Чичинов А.В горнице моей светло. Алтайская правда. Барнаул, 1989.
16. Наш современник. № 1, 1996.
17. «Прежде всего он был поэтом», интервью В.Тихонова с И.Пантюховым. Альманах «Август», Барнаул, № 2, 1996
18.  Кожинов В. Николай Рубцов. М. Сов. Россия. 1976.  
19. Коротаев В. Козырная дама. Вологда. ИЧП «Крис», 1991.
20. Коняев Н. Ангел Родины. Наш современник № 12. 1997
21. Астафьев В.П. Затеси. Новый мир. № 2. 2000
   В прочитанных изданиях я встречал фамилии современников Н.М. Рубцова: московских  литераторов Ст. Куняева, А. Передреева, Н. Анциферова, В. Соколова, В. Сафонова, композитора Г. Свиридова и др. Поэтому находил по каталогам их публикации (сборники стихотворений и статьи). Делал выписки для анализа направления их творчества и сравнения с мировоззрением Н.М. Рубцова. Нашёл и перечитал сборники вологодских поэтов-современников Н.М. Рубцова. Виктора Коротаева, Ольги Фокиной, Бориса Чулкова, Александра Романова, Сергея Чухина, сделал также  выписки ряда стихотворений.  Выбирал из заказанных через  абонемент библиотеки  сборников содержательные стихи поэтов литературного института А. Черевченко, А. Шишова, С. Макарова, Б. Примерова, В. Нечунаева, также почти забытого русско-украинского поэта и редактора Николая Анциферова, который встречался с Рубцовым в стенах общежития литинститута. В связи со ссылками на классиков нашей русской литературы заказывал и перечитывал выборочно Ф. Тютчева, А. Кольцова, Н. Гоголя, А. Фета, Полонского, Блока, то есть тех знаковых личностей, которые упоминаются в поэзии Рубцова и статьях-воспоминаниях о поэте. Пятитомное собрание сочинений С. А. Есенина  я приобрёл ещё в период  подписки (издание 1962 года) и перечитывал по жизни не раз, особенно переписку поэта. Оценку Рубцовым творчества Есенина ещё в период службы на Северном морском флоте я, конечно, выписал и ссылался позднее в своих публикациях.
    Всё прочитанное и выписанное сейчас не привожу. Это не главное. Увидел тогда, что нет ни одной пьесы по жизни и творчеству Н.М. Рубцова, что меня лично удивило. Были две ссылки на попытки  диалогов и монологов в связи с Рубцовым. Удивило и отсутствие песенно-музыкального представления творчества Рубцова. Только через год-полтора я узнаю, что песенных циклов нет, но есть одна любительская кассета с записью барда Алексея Сергеевича Шилова, вологодского друга и экономиста по профессии. В тот период с февраля 2000 года непрерывно создаю свои мелодии на тексты Рубцова, записываю по компьютерным программам  эти песни и создаю тематические блоки песен Рубцова на магнитофонных кассетах (компакт-диски стал использовать с 2003 года).
     В мае 2000 года нахожу в каталогах материалы, связанные с личностью «поэтессы» Людмилы Александровны Дербиной (в замужестве Грановской). Делаю выписки и снимаю копии с тех публикаций, где это возможно. Видно, что велась и ведётся острая полемика вокруг трагической гибели Рубцова. Это  война феминисток под флагом борьбы с алкоголиками и патритов, защищающих имя и творчество народного Поэта от демагогии.  Посещаю московскую Ленинскую библиотеку, пока её не закрыли на ремонт в начале июня 2000 года.   
     В апреле-мае 2000 года параллельно с получением литературных архивных материалов  в Ленинской библиотеке пишу пьесу по видимым этапам творчества поэта. Пригодился опыт написания интермедий и лирических стихов в период учёбы в МТИПП и организации художественной самодеятельности в период работы в НИИ вакуумной техники.   
    24 мая 2000 года напечатал текст литературно-музыкальной пьесы-былины «Николай Рубцов», в которой использую  авторские песни на стихи Рубцова. Объём пьесы. составил 63 страницы в формате А4. Подсознательно планирую реализацию этой пьесы на сценах каких-либо профессиональных театров.
     Продолжается организация ежемесячных концертов ЛМС «Родник».  Об этой и другой работе смотрите ниже в переписке с рубцововедами  и администраторами разного уровня.
    В связи с приближающимся очередным пятилетним юбилеем Рубцова 2001 года направляю в сентябре 2000 года аннотации пьесы «Николай Рубцов»  в администрации и театры нескольких областей  Европейской России. Получаю ответы:
     От и.о. Предс. Комитета по культуре и искусству Мурманской области В. М. Смирновой
от 25.-9.2000 г. № 01-08/969
     «Пьеса о Николае Рубцове несомненно заслуживает особого внимания. Но оценить драматургическое качества присланного текста по титульному листу и маленькому эпизоду невозможно. Однако, если судить по перечню действующих лиц и содержанию первой сцены, то пьеса представляет собой скорее литературный монтаж  полудокументального характера,  нежели традиционную сюжетную драму, то есть жанр  более пригодный для концертного исполнения, а не для театра. …
Сразу же возникает вопрос. В Вашей пьесе насчитывается 30 мужских ролей, тогда как в труппе Мурманского областного театра служат только 17 мужчин актеров.
   Более предметный разговор может вестись только после ознакомления с полным текстом пьесы. Вопрос о возможности постановки пьесы может рассматриваться только на дальнюю перспективу».
    С уважением.       Подпись ….........................................................
 
 От директора Ивановского областного драматического театра, з. а. РФ  НС.Максимов
   14 октября 2000 года
  От первого зам. начальника департамента культуры, кино и исторического наследия Костромской области  В.И.Васильковского
от 11.10.2000  № 1199-38-1
   От начальника департамента культуры Вологодской области  В. В. Кудрявцева
   от 01.11. 2000 г. № 74 / 1-14К
  «Уважаемый Юрий Иванович!
    Надеемся на взаимопонимание и дальнейшее творческое сотрудничество с Вами».
    Подпись   ….............................
     от начальника управления культуры Рязанской области   Н. Н. Гришиной
«Уважаемый Юрий Иванович!
     Хотя пьеса представляет несомненный интерес, к сожалению, она не ложится на творческий состав театра (в частности, количество мужских ролей в пьесе вдвое превышает количество актёров в труппе). Кроме того, в ближайшие творческие планы театра не входит создание поэтического спектакля.
  С уважением                                подпись    ….......................
      от Воронежского академического театра драмы имени А. В. Кольцова,
зав. литературной частью театра   Н. Н. Тимофеев
    Из содержания этих писем я сделал выводы:
1.  Переписал базовый текст, резко сократив объём пьесы и состав действующих лиц. Сформировал три сцены пьесы и сохранил название «Николай Рубцов», пьеса-былина.  Текст опубликован в 2005 году в книге «Новая дорога к Рубцову».
2. Создал моноспектакль «Звезда полей Николая Рубцова», который четырежды был поставлен на большой сцене ДК «Красный Октябрь» (об это позднее в тексте повести)
Текст опубликован в 2005 году в книге «Наша встреча впереди».
3. Написал пьесу «Журавли Николая Рубцова» с 10-ю действующими лицами, в основном студентами литинститута и поэтами-современниками. Отмечена в литературном конкурсе Международного содружества писательских союзов (МСПС) 2013 года.
4. Написал и опубликовал киносценарий (пьесу) «Волны и скалы Николая Рубцова», которая отмечена в длинном списке на 8-м  международном конкурсе «Золотой витязь»  2017 года.
    Предложения для постановки опубликованы с 2007 года  и публикуются систематически в разделе «новости» сайта «Звезда полей» (открыт в марте 2006 г.)    
      Итак, предложения о постановке пьесы не приняты и конкретные предожения по уточнению содержания и сотрудничества с автором отсутствуют. Кстати до сих пор.  
….....................................................................
    В ноябре 2000 года подаю копии моих публикаций  о приёме в МГО Союза писателей России и в декабре 2000 года принят в Союз писателей РФ. Теперь я системно участвую в мероприятиях в Центральном доме литераторов (ЦДЛ)   на Б. Никитской  (станция метро «Баррикадная»). Для будущих публикаций принимаю литературный псевдоним Юрий Кириенко-Малюгин  (по фамилии отца Кириенко И.К. и матери Малюгиной А.П.)   
   Наступил январский (рубцовский) месяц 2001 года. Рубцовский его назвали метко давно: поскольку 3 января 1936 года Николай Рубцов родился, а в ночь на 19 января 1971 года был убит в своей квартире в Вологде.
  Обычно в литературные годы, кратные 10-и и 5-и-летним юбилеям проводились и проводятся самые значимые литмероприятия, посвящённые памяти русского национального поэта. Мы, барды и литераторы ЛМС «Родник»  проводим 14 января 2001 года  традиционный вечер-концерт памяти Рубцова в малом зале ДК «Красный Октябрь», на котором авторы ЛМС «Родник» представляют свои «старые» и новые песни на стихи Рубцова. Пригласительные билеты я печатаю на принтере и распространяю в Тушино и в Центральном доме литераторов (ЦДЛ).
     В Моске в Центральном Доме литераторов 19 января 2001 года объявлен литературный вечер памяти Рубцова.  На нём присутствуем мы, из  ЛМС  «Родник» Эрнест Любенко и Юрий Кириенко. Ведущим вечера объявлена Полина Рожнова, в то время секретарь Вологодского землячества в Москве. Знала ли Полина (названная родителями Сталина при рождении в 1948 году) Рожнова о наших мероприятиях по творчеству Рубцова с 1998 года? Уверен, что ей как секретарю Вологодского землячества в Москве об этом доложили.  Потому что так, как мы, тогда никто не пел песни на стихи Рубцова. В землячество тогда входили более 400-х бывших вологжан, из них десятки литераторов.
     Выступали те, кто знал Рубцова. Знакома была с Рубцовым и Полина Рожнова, которая восемнадцатилетней была принята в Литинститут им. А. М. Горького после  прослушивания её стихов в Вологде на выездной комиссии от Союза писателей СССР. В зале присутствовал Вадим  Валерьянович  Кожинов, который хорошо знал Рубцова в  60-годы 20-го века, но он  не выступал. Мероприятие прошло. Никаких предложений о развитии пропаганды творчества Рубцова не отмечено.  О  других мероприятих по Москве нет информации.
      В конце января 2001 года  поехал в С. Петербург с двумя целями поездки. Встретиться с Сорокиным (Вакоминым), руководителем Рубцовского Центра и познакомиться с его работой  по Рубцову.  Я знал, что в начале января 2001 года на здании у проходных  Кировского завода установлена памятная доска Рубцову. Инициатор памятника —  сварщик  завода  Сергей Сорокин  и   руководитель Рубцовского центра.
   Так же  целью выезда в С.Петербург было выяснение  места происхождения рода Малюгиных и  моей матери Анны Павловны  Малюгиной. Остановился я, как обычно, у моей двоюродной сестры Людмилы. А Людмила дала мне адрес двоюродной сестры Галины, с которой я тогда встретился и мы  смотрели  фотоальбом родственников.
     Позвонил С.А. Сорокину, но он был занят, как и я. И мы смогли встретиться только 1 -го февраля на Московском вокзале перед моим отъездом. Сели в буфете. Сорокин передал мне альманах  «Остров», который он курировал. Договорились о сотрудничестве. Он взял у меня для публикации стихотворение «Мои соловьи», которое затем было опубликовано . Успели сфотографироваться  на память (есть это фото) .
       Ниже текст  моего рукописного тогда письма С.А. Сорокину уже из Москвы (копии я тогда делал под копирку)
              «Уважаемый Сергей Анатольевич!
     После нашего знакомства 1 февраля с.г. несколько задержался с письмом в Ваш адрес. Хотелось дать сразу и пообъёмней информацию по нескольким направлениям.
1. Литературно-музыкальная студия «Родник», в которой я являюсь руководителем (ЛМС «Родник») основана в октябре 1996 г. с направлением на авторскую песню. Ежемесячно мы проводили и проводим вечера-концерты авторской песни, памяти В. Высоцкого, С. Есенина и Н. Рубцова (например, с октября и кончая апрелем-маем каждого года).
2. Как известно, авторская песня — синтез текста, музыки и исполнения. Но главное — содержание текста (В начале было Слово), что несёт автор добро или зло, божественное понимание жизни или вульгарный материализм  (то есть Эгоизм или крайняя форма — эгоцентризм). Лично моя позиция — видна по содержанию тех стихов-песен, что приведены в двух сборниках авторской песни «Не стой бараном, сударь мой!» (1992 г.) и «Доехать бы нам до весёлого мая» (1993 г.).
    По жизни любой автор (как человек) проходит стадии детского и юношеского эгоизма, переворота в мозгах после рождения детей (появление ответственности, как  продолжателя рода) и отношения к малой и большой Родине. На какой-то стадии умственного развития и понимания окружающей среды окажется поэт (писатель) -  зависит, в конечном счете уровень его творчества и ответная реакция читателя и слушателя. А народ — не дурак, он чутко чувствует  идеи поэта, как их не прячь за словесной эквилибристикой.
     И вот мы однажды в ЛМС «Родник» почувствовали какой-то шаблон (конец  1997 г.). А мне принесли ксерокопии двух книжек Рубцова. К сожалению, кроме песни «Букет»  я ничего не знал о Рубцове (по жизни занимался техническими проблемами и песни начал писать с 1987 года).
3. Но моя реакция на эти стихи была мгновенной. Срочно, каждого участника ЛМС «Родник»  попросил подготовить песни  на стихи Рубцова. И каждый приготовил по 3-6 песен, причем тексты ни у кого не совпали, каждый нашёл песню по душе.
   16 января 1998 г. состоялся первый (у нас) вечер-концерт памяти Рубцова. И теперь ежегодно мы проводим такие вечера. В январе до 19-го числа - даты гибели поэта. У А. Климова — 6 песен, у Э. Любенко — 10 песен, у Д. Климова — 3 песни. Ну, а автор письма выпустил в 2000 году кассету «Звезда полей» (16 песен), итого 34 песни.
                                                                                         подпись    04.03.2001 г  
     В конце марта 2001 года обращаюсь в театр им. Ермоловой (Москва) к нар. артисту В. А. Андрееву.
   Сохранилась копия краткого обращения:
Уважаемый Владимир Алексеевич!
В свете нашего разговора по телефону (тогда № 203-87-03, прим. Ю.К.-М.) днём 28.03.2001 г. передаю Вам для прочтения пьесу «Николай Рубцов».
    На все песни, входящие в пьесу, имеются записи.  У меня лично более 30 песен на стихи Н. Рубцова, поскольку я сам поэт и занимаюсь бардовской песней.
     Ответа по этому запросу не получено.
 …........................................................................
Письмо к Н.А. Старичковой, в то время (с 2000-го года) организатору домашнего музея имени Рубцова в самой Вологде
Уважаемая Нинель Александровна!
   После нашего разговора 15.03.2001 г. решил сразу написать Вам письмо.
     Кратская справка. По ходу жизни я занимался техническими проблемами. Но после того, как в 1987 году меня в очередной раз постарались направить на задворки жизни, я пошёл в поэзию. Стихи писал с юности, но не придавал этому значения. С 1987 г. стал писать сразу стихи-песни, осваивал гитару и стал вроде как бардом. В 1992 и 1993 г.г. выпустил два сборника авторских песен (тогда 64 песни).
     Потом остановил публикации, зачем питать идеями песенников, так как выхода на исполнителей не было. Там всё уже «схвачено» своими. Наконец, в октябре 1996 года была создана лит.-муз студия «Родник», которую я и возглавил. Состав бардов периодически менялся. Сейчас довольно стабилен.
   Кроме авторских песен брали тексты С. Есенина и В. Высоцкого. И, наконец, пришли к Рубцову в конце 1997 года. С января 1998 года ежегодно делаем вечера-концерты памяти Рубцова,  а также на других ежемесячных концертах исполняем песни Рубцова. У А. Климова — 7 песен, у Э. Любенко 10 песен, у меня сейчас 34 песни. Музыку каждый подбирает сам (ни у кого не берём).
   Каждый участник ЛМС «Родник» имеет основную профессию, т. к. песнями не проживёшь.
    Я, лично, выпустил в конце 2000-х две кассеты: «Звезда полей» (16 песен), «Журавли (22 песни), в марте с.г. кассету «Купавы» (20 песен). Итого три выпуска, всего 34 песни на стихи Н. М. Рубцова (тогда некоторые песни входили в разные по названиям кассеты, - прим. Ю.К.-М.). Кассеты записаны в частном порядке, но с компьютерной обработкой музыки.
   В мае 2000 года я написал (отпечатана) пьесу «Николай Рубцов» (на основе исследований лит. материалов в Ленинской библиотеке). Пьеса содержит два акта, по три сцены в каждом, всего 63 страницы. Объём переработанного материала о Рубцове и друзей-поэтов можете себе представить, как литератор. Отослал пьесу в июне 2000 года в адрес Департамента культуры (Вологодской области, прим. Ю.К.-М.), Кудрявцеву В.В., который передал её  Р. Балакшину, а  тот  А. Грязеву (драматургу). Получил, естественно, отрицательный отзыв А. Грязева, сам то он не написал пьесу о Н. М. Рубцове! Дал ответ на отзыв.
     Посылаю Вам:
1. Обложки трёх выпусков кассет песен Рубцова.
2. Образцы афиши, с которой планируем (и два раза выступили) концерты  о Рубцове.
3. Образцы билетов-приглашений на вечера.....
 Надо действовать самим, ждать некогда. А кто захочет помогать, ради Бога.
                                  Подпись.  15.03.2001 г. (рукописное письмо, прим. Ю.К.-М.)
      В ответ на это письмо Н.А. Старичкова присылает свою книгу «Наедине с Рубцовым».
    Выпускные данные книги: Вологда, 2001. Лицензия ИД № 02513 от 31 июля 2000 г., Тираж 200 экз. Сдано в набор 26.10.2000. Подп. в печать 26.12.2000.
    На обратной стороне обложки фото автора и информация:
          Нинель Старичкова.
    Родилась в с. Никольский Торжок Вологодской области. После окончания фельдшерско-акушерской школы работала в медицинских учреждениях г. Вологды и в районе освоения целинных земель в Казахстане (1955 — 1958 г.г.)
С 1968 года работала литсотрудником в многотиражной газете «За трудовые успехи», а затем редактором газет «За кадры» и «Вологодский текстильщик».
В 1996 году издан сборник стихов «Черёмушкино диво», а в 2000-м году — стихи для детей «Белый шарик».
     Работа над воспоминаниями о поэте Николае Рубцове велась со дня   его трагической гибели в 1971 году и все последующие годы. Фрагменты печатались в областнывх газетах. В конечном варианте документальная повесть «Наедине с Рубцовым» была опубликована в «Профсоюзной газете» в 1998 году.
     Через две недели посылаю   «Отзыв на книгу Н. Старичковой «Наедине  с Рубцовым»
        Уважаемая Нинель Александровна!
     Дважды за две недели перечитал Вашу книгу «Наедине с Рубцовым». Спасибо за эту публикацию и выскажу своё мнение о достоинствах  книги.
1. Вы осветили важный период жизни Николая Рубцова при Вашем знакомстве с поэтом в Вологде и на Вологодчине, особенно с весны 1967 года. Я лично узнал очень много  важнейших деталей жизни Н. Рубцова за этот период, поскольку занимаюсь творчеством поэта по мере сил и возможностей. Вы  дали описание не только бытовых, но и ряда творческих моментов, связанных с Рубцовым.
2. Ваша книга написана  как исповедь своей жизни и взаимоотношений с поэтом. Не каждый способен писать  таким образом. Очень многие пишут с оглядкой на так называемое «общественное» мнение. Вы, правильно, не стесняясь, пишете о нюансах поведения ряда личностей, которые соприкасались с Рубцовым. Здесь есть люди нормального по менталитету поведения, а есть и приспособленческого свойства. Как говорится, человек познаётся в беде.
3. Конечно, Вы были, как ангел для Николая Рубцова, всегда в любую минуту  (когда он к Вам обращался) оказывали ему помощь и в моральном и в материальном плане. К сожалению, и большой поэт тоже человек и не всегда понимает, кто ему друг, а кто враг или так «попутчик». Из навязанной игры в любовь приезжей «поэтессы» он не смог освободиться. Хотя чувствуется, что понимал, какие цели у игроков.
4. Очень хорошо, что Вы прояснили характер Л. Грановской (Дербиной). Таких «талантливых» приспособленок достаточно много крутится по России. Самое трагическое состоит в том, что такие личности  (женского и мужского пола) готовы ради своих целей идти по трупам своих сограждан. Талант рифмовки и выбора дьявольского по существу образа (например, волчицы) — это не поэзия, это античеловеческая (по сути эгоцентрическая) позиция. Об этом существе Грановской (Дербиной) очень точно сказал в одной из статей о Рубцове известный литературовед В.Н. Бараков (её кредо «Бери от жизни всё!»).  Это же Вы подтверждаете в книге в связи с письменными откровениями подруги Грановской.
5. Хорошо, что Вы практически разбиваете мещанское мнение об «алкоголике», которое очень выгодно для имиджа убийцы («невесты»). Убит русский человек и гениальный поэт. Я не оправдываю пьянство, но внедряемое сатанистами мнение о физическом уничтожении выпивающего мужика является провокационным и ведёт к стравливанию русских мужчин и женщин. А кому это выгодно?
6. Литературный уровень книги достаточно высок. Во всяком случае не ниже уровня исследований в книгах известных писателей, занимающихся и занимавшихся литературными и бытовыми сторонами жизни поэта.
Я хотел бы, чтобы Ваш труд был по достоинству оценён читателями и литераторами.
   член Союза писателей России      Юрий Кириенко-Малюгин
                                         (Юрий Иванович Кириенко)   03.04. 2001 г.
                      Следом пишу
«Дополнение к отзыву на книгу «Наедине с Рубцовым»
      Уважаемая Нинель Александровна!
1. Писатель В. Астафьев в газете «Труд» от 27 января 2000 г. и затем в журнале «Новый мир», № 2, 2000 г. изобличал убийцу Дербину, как патологическую личность. Но одновременно он облил грязью русского скульптора В. Клыкова, который немало сделал для увековечивания памяти Сергия Радонежского, Н. Рубцова, Г. Жукова и др. Кстати, Советская власть в лице тех же руководителей обкомов и в Вологде и в Сибири мгновенно решала все жилищные запросы известного писателя и ему грех жаловаться на партию. Конечно, в КПСС было полно приспособленцев и карьеристов (порядка 90%), но система работала так, что жулики боялись воровать и над ними были Народный контроль, отделы по борьбе с хищениями соц. собственности, МВД и контроль КПСС. Полный ответ на претензии В. Астафьева дал Ст. Куняев в журнале «Наш современник», № 1, 2001 г. Прошу Вас ознакомиться с этими публикациями.
2. В приведённом в книге письме к Вам В. Астафьев нарисовал бытовой портрет Николая Рубцова, где он фактически облил грязью Н. Рубцова: «... детдомовская разухабистость, от дозы выпитого переходящая в хамство и наглость, нечищенные зубы, валенки и бельё, пахнущие помойкой, заношенное пальтишко...». Писателю хорошо рассуждать за спиной двух женщин, которые следили  за его бытом. И потом в этих высказываниях чувствуется крупная ссора  между Астафьевым и Рубцовым так, что похоже писатель сводит счёты с поэтом. А Рубцов ведь не может сам ответить Астафьеву на «хамство и наглость...» и др. «красивые» слова его адрес.  
3. Астафьев пишет: «Я думаю, что к шестидесяти годам он (Рубцов) пришёл бы к Богу и перестал пить и безобразничать». Во-первых, Николай Рубцов уже при жизни пришёл к Богу, но он по цензурным соображениям не мог публиковать соответствующие строки стихов (в книге Вы, Нинель Александровна, это подтверждаете по изменённой строке одного из стихотворений).  Во-вторых, «пил и безобразничал» в это время не только Рубцов (почитайте откровения В. Астафьева в «Новом мире», № 2, 2000 г.). В третьих, не  надо изображать  великого русского поэта, как пьяницу, потому что алкаши не сочиняют такого уровня стихи, которые практически становятся народными песнями. А эти  измышления работают на мещанскую сущность «хапнуть в жизни всё для себя» и на доводы убийцы Рубцова, которая хитрит и  сводит свои действия к «бытовухе», к борьбе «трезвой» невесты с пьяницей - «женихом» для обоснования убийства поэта.
4. Хочется спросить: А судьи кто? Попытка чёрную бытовуху смешать со светлой поэзией обречена на провал. В настоящее время стихи Рубцова непрерывно переходят в песни. Его имя уже вошло в классику русской поэзии. А войдут ли имена судей в классику — очень большой вопрос. Во всяком случае что-то оваций не слышно.
Член Союза писателей России      Юрий Кириенко-Малюгин
                                                  (Юрий Иванович Кириенко)
                                                подпись    03.04. 2001 г.          
…...............................................................................
    Для читателя важнейшая информация в  связи с дезинформациями о Рубцове.
   «Алкогольные» провокации по отношению к Рубцову продолжались вплоть до 2011 года. Пока я не понял, в чём причина системного обращения Николая Рубцова к вину (как правило к красному и иногда к водке при  отсутствии красного).
   В шестидесятые годы я работал в закрытом НИИ, где применялась ядерная  установка, вход только по спецпропускам и инженеры предпочитали красное вино. Вспомнился и текст «Водка очень хороша от стронция». В 2008 году адмирал Капитанец опубликовал важнейшие сведения в газете «Российский писатель» об  участии матроса Рубцова в составе команды эсминца «Острый» в ограждении кораблями Северного флота 15-и (!!! прим. Ю.К.-М.)  ядерных взрывов в 1957-1958 г.г. на островах архипелага «Новая земля».   Вспомнил первую строфу стихотворения «Гость»:
Красным, белым и зелёным
Мы поддерживем жизнь.
Взгляд блуждает по иконам.
Настроенье, хоть женись.
       И мне через два года стало ясно, что Рубцов был облучен во время испытаний, когда, как дальномерщик по служебной профессии, матрос находился на верхней палубе эсминца и вёл визуальные наблюдения. И ещё факты: Рубцов трижды направлен был в госпитали Военно-морского флота на лечение.
    Об этом я написал и была опубликована статья «Красным, белым и зелёным мы поддерживаем жизнь»  в журнале «Поэзия» (МГО Союза писателей России), № 2, 2011. Аналогичный текст вошёл в авторскую монографию «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая...», М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз», 2011. Расшифровываю строки: «Красным» - красное вино, «Белым» - водка, «Зелёным» - тогда в 60-е годы широко продавался венгерский ликёр «Шартрез»  зелёного цвета.
    После публикации обоснований в этой статье и аналогично в монографии «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая...»  опровержений не последовало. После 2011 года  обвинения Рубцова в алкоголизме прекратились.     
….....................................................................................................................
    В тот же период марта-мая  2001 года веду краткую переписку с Еленой Николаевной Рубцовой, дочерью народного поэта.
      Уважаемая Елена Николаевна!
     Пишет Вам Юрий Иванович Кириенко (член Союза писателей России, литературный псевдоним Ю.Кириенко-Малюгин, фамилии взяты от моих отца и мамы).
       Коротко о себе...
   В октябре 1996 года при ДК «Красный Октябрь была организована литературно-музыкальная студия «Родник»...  (далее тексты двух абзацев  во многом совпадают с текстами в адрес Н.А.Старичковой)
     О пьесе «Николай Рубцов» которую я написал.
     Ещё в прошлом (2000 г.) году я обратил внимание на то, что поэзия Н. Рубцова и, тем более, песни попросту игнорируются руководителями и режиссёрами радио и телевидения. Отдельные фрагменты о поэте не в счёт. Налицо система внедрения эгоизма, наглости и потребительства под флагом демократии, свободфы личности и индивидуализма посредством «дешёвых» песен и «умной» болтовни.
   Я засел в Российской публичной (б. Ленинской) библиотеке, изучал и выписывал материалы, связанные с творчеством Н.М. Рубцова и попутно его друзей-поэтов по Москве и Вологде (пригодился системный подход при исследованиях). Написал пьесу в 2-х актах, по 3 сцены в каждом (пригодился опыт игры в драмах на сцене ещё в институте) и (в авторских интермедиях в НИИВТ — прим. Ю.К.-М.), продолжительность спектакля примерно 2,5 часа. 24 мая 2000 г. (кстати в День славянской письменности) пьеса была уже готова. Первые две сцены происходят в Североморске. 3-я в общежитии литинститута в Москве. Период осени 1959 г до июля 1962 г. (Ленинград) исключён мной. Иначе количество действующих персонажей увеличилось бы ещё примерно на 10 человек, содержание  сцены свелось бы к очередному заседанию литобъединения или обсуждению стихова у Г. Горбовского, этот период творчества является ранним для Рубцова, не показателен для него (является мелодраматическим, ироническим, то есть как промежуточный этап, который уже есть по Североморску и Приютино).
     Сцена1, акт 2 отражает жизнь Рубцова в Николе через его письма к друзьям, особенно в отношении поэзии (это было необходимо). Сцена 2, акт 2 показывает новый уровень поэзии Рубцова во время заочной учёбы в литинституте и встреч в общежитии. Сцена 3, акт 2 показывает условно «день отдыха» вологодских писателей  и Рубцова  после отчётного собрания в непринуждённой обстановке под Вологдой.
    Елена Николаевна! Вы, конечно, обратите внимание, что по всем сценам  пьесы звучат или за кадром, или напрямую песни на стихи Н. М. Рубцова. Как Вы понимаете из предыдущего содержания письма, это неслучайно. Во-первых, эти и другие песни должны войти в нашу жизнь, особенно для молодёжи, а для старшего и среднего поколения они уже свои. Во-вторых, все эти песни освоены в ЛМС «Родник» (есть записи и для постановки пьесы в этом смысле нет проблем).
    В этом письме не буду рассказывать о некоторых перепетиях с возможностью постановки пьесы. Я хотел бы, чтобы Вы составили своё мнение о пьесе и на Ваше усмотрение  кое-что ещё (но это необязательно, так как я всё равно буду действовать дальше по постановке). Труд по пьесе вложен большой, реализация только на коммерческой основе и по согласованию с автором (пьесу я на всякий случай зарегистрировал). Я это к тому, что у нас сейчас эпоха своеобразная.
    Посылаю Вам  пьесу (несколько откорректированную и извините, что не на новых листах, экономика должна быть экономной — ещё по выражению Л.И. Брежнева). Текст у меня в разных экземплярах и на компьютере на разных файлах, я днями подкорректирую тексты всех сцен в одном формате страниц и в одном размере шрифта для последующих перепечатки и действий.
    Мой адрес: Москва..................................   Кириенко Юрий Иванович, тел......
    С добрыми пожеланиями Вам и семье  22.03.2001 г.
   P.S. Посылаю для Вашей семьи новую кассету «Купавы»
      После получения ответного письма от Е.Н. Рубцовой пишу свой ответ
 Уважаемая Елена Николаевна!
     Получил Ваше письмо с отзывом по пьесе «Николай Рубцов». Большое спасибо!
     Буду пытаться реализовать пьесу, если будут корректировки текста, то не принципиальные. Свет, грусть и главное надежда будут сохранены.
    Для того, чтобы Вы имели представление о моих стихах-песнях посылаю два выпуска, ещё 1992 и 1993 г.г.. Может быть отдельные песни я бы исключил, но большинство актуальны и сейчас. Многие близки по идеям Есенину, Высоцкому. А стихи Н. М. Рубцова мне тогда не были известны (только «Букет» и «В горнице»). Я ещё в 1987 и 1988 г.г. предлагал свои песни Марине Капуро (ей две из 4-х понравились), но потом ни ответа, ни привета. Из ансамбля её мужа.
    Посылаю также свою новую кассету «Тихая моя Родина» (выпуск 4), в которой представлены новые песни на стихи Н.М. Рубцова: «Чудный месяц...», «Далёкое» («В краю, где...»), «Тот город зелёный», «Сосен шум», «Гуляевская горка», «Поезд», «У сгнившей лесной избушки», «Ферапонтово», «Гость», «Не пришла» и др. , которые никто (кажется мне) ещё не пел. В кассете у меня новые 15 песен....
    Для Вашего сведения я сообщаю, что выслал в музей Никольского копию своей пьесы и две статьи — главы из своей книги о Н.М. Рубцове. Моя книга полностью готова — ищу издательство и веду переговоры...
    14 мая с.г. мы провели вечер-концерт лит.-муз. студии «Родник» в ДК «Красный Октябрь» в Тушино, Москва. Вечер имел девиз «Тихая моя родина» и исполнялось много песен Н.М. Рубцова. На вечере была и Майя Андреевна (Полётова, тогда поклонница поэзии Рубцова, прим. Ю.К.-М.), которой я подарил кассету «Тихая моя родина»..
   Всего наулучшего Вашей семье. Да хранит всех нас Бог!   15.05. 2001 г.
Ю.И.Кириенко   
 
 Глава 1.2.
Путь к родине Рубцова.  Открытие  экспозиции  Московского Рубцовского центра. От  3-его мая к 19-му сентября  2001 года.
     Мы поняли, что в Москве ни Вологодское землячество, ни Союз писателей РФ не собираются создавать какой-либо постоянно действующий центр пропаганды творчества Н.М.  Рубцова.
     Обсудив  ситуацию в ЛМС «Родник» и в юношеской библиотеке № 199 мы подготовили предложения  и проект приказа  о создании  МРЦ (Московского Рубцовского центра) — Центра пропаганды творчества Н.М. Рубцова в СЗАО г. Москвы на базе юношеской библиотеки № 199. Обращаться в  Московский департамент культуры не стал, зная, что пройдут месяцы по решению оргвопросов. По согласованию с инициативной группой обратился к Елене Васильевне Кузнецовой, тогда начальнику Управления культуры СЗАО с просьбой издать приказ о создании МРЦ. Е.В. Кузнецова    предложила организовать Московский   центр  приказом по Центральной библиотечной системе Северо-западного округа г. Москвы (ЦБС СЗАО г. Москвы), где директором работала заслуженный работник культуры РФ Зинаида Ивановна Перевезенцева.
     Мы с З.Н. Ореховой встретились с  Зинаидой Ивановной, информировали о ситуации с Рубцовым. З.И. Перевезенцева довольно быстро вошла в суть проблемы,  уточнила текст наших предложений и  издала приказ создании Московского Рубцовского Центра (далее - МРЦ)
                       Приказ № 4 по ЦБС № 1 от 03.05. 2001 года
Создать:
1. При юношеской библиотеке № 199 Рубцовский центр по пропаганде творчества поэта Н.М. Рубцова.
2. Избрать общественный совет в составе:
председатель — Кириенко Ю.И. (Ю. Кириенко-Малюгин), член Союза писателей России,  ЛМС «Родник», автор-исполнитель 40 песен на стихи Н.М. Рубцова, автор пьесы «Николай Рубцов», житель СЗАО;
члены совета:
Перевезенцева З.И., заслуженный работник культуры, директор ЦБС
 № 1 СЗАО г. Москвы, жительница СЗАО:
Орехова З. Н., зав. юношеской библиотекой № 199, жительница СЗАО;
Любенко Э.А., поэт, автор-исполнитель песен на стихи  Н. М. Рубцова, ЛМС «Родник»;
Шилов С. К., поэт-вологжанин, член Союза писателей России, член комитета памяти маршала Г. Жукова;
3. Общественному совету в течение месяца — до 1.06. 2001 разработать план работы на 2001 год;
4. оформить информационный  стенд, посвященный жизни и творчеству Н. М. Рубцова — III квартал 2001 года.
5. Доложить Управлению культуры о проделанной работе до 15 июня 2001 года.
       Директор ЦБС № 1 СЗАО …..........................(Перевезенцева)
 
     После получения официального приказа о создании Московского Рубцовского Центра, собираемся на нашей базе —в  юношеской библиотеке № 199. Принимаем рабочую программу создания экспозиции МРЦ в читальном зале библиотеки:
1. Собрать материалы для экспозиции и сборники Н.М. Рубцова
2. Записать магнифтофонные кассеты с песнями на стихи Рубцова и передать в экспозицию.
3. Просить художницу (члена Союза художников РФ) Веру Васькову нарисовать портрет Рубцова с гитарой (фото Рубцова с гитарой у нас имелось).
4. Выехать на родину Рубцова, ознакомиться с памятниками, встретиться и записать воспоминания  современников  Рубцова.
5. Сделать цветные фотографии  памятных мест по жизни и творчеству Рубцова,
6. Напечатать  цветные фотографии в размере А4 (297мм х 420 мм)  и А3 (420 х 594 мм),   заламинировать фото для стендов.
7. Приобрести рамки для цветных фотографий и оформить их тематически.
8. Составить план экспозиции — размещение экспонатов по контуру читального зала библиотеки № 199.
     Все эти  материалы и работы  мы договорились реализовывать  на личные средства..  
     Перед запланированной поездкой в Вологодскую область пишу несколько писем рубцововедам (так зовутся те, кто занимается тематикой Рубцова). Пишу В.Н. Баракову
       Уважаемый Виктор Николаевич!   
      Пишет Вам Юрий Иванович Кириенко (член Союза писателей России, литературный псевдоним Ю. Кириенко-Малюгин, фамилии взяты от моих родителей). Я занимаюсь творчеством Н.М. Рубцова. Ваш адрес мне дала Нинель Александровна Старичкова по моей просьбе. Ваши две статьи (от 1993, 1994 г.г.) о творчестве Рубцова я читал и считаю это лучшее, что опубликовано по сути поэзии Рубцова и о психологии мировоззренческой схватки народного поэта с «поэтессой» Дербиной (по мужу Грановской).
   В мае (24 числа) 2000 г. я закончил создание пьесы «Николай Рубцов». Сами понимаете, что для этого я переработал массу литературных материалов. Пьеса создана в оптимистическом плане (подчёркнуто мной, прим. Ю.К.-М.). В ней использованы более 30 песен на стихи Н. Рубцова. Пьеса имеет 2 акта, по 3 сцены в каждом., текст 63 стр., продолжительность спектакля примерно 2,5 часа. Первые 2 сцены происходят в Североморске, 3-я в общежитии литинститута в Москве. Период осени 1959 г. до июля 1962 г. (Ленинград) исключён мной. Иначе количество действующих персонажей увеличилось бы ещё, примерно на 10 человек, этот период творчества является ранним для Рубцова, не показателен для него (является мелодраматическим, ироническим, то есть как промежуточный этап, который уже есть по Североморску и Приютино).
    Сцена 1, акт 2 отражает жизнь Рубцова в Николе через его письма к друзьям,особенно в отношении поэзии (это было необходимо). Сцена 2, акт 2 показывает новый уровень поэзии Рубцова во время заочной учёбы в литинституте и встреч в общежитиии. Сцена 3, акт 2 показывет условно «день отдыха» вологодских писателей и Рубцова после отчётного собрания в непринуждённой обстановке под Вологдой.
    По всем сценам пьесы звучат за кадром или напрямую песни  на стихи Н.М. Рубцова. Все эти песни освоены в студии ЛМС «Родник» (есть записи и для постановки пьесы в этом смысле нет проблем). Только в апреле с. г. мне дали записи А. Шилова, Громова и Тюрина. О кассете Т. Петровой с песнями на стихи Рубцова у меня особое мнение. В этом письме я не буду рассказывать о некоторых попытках постановки пьесы (даже до прочтения и тем более обсуждения дело не доходило).
    По сути пьесы
1. Большое количество действующих лиц. В каждой сцене участвуют не более 12 актёров и каждый актёр может сыграть 2-3 роли в пьесе.
2. Пьеса — поэтически-драматически-музыкальная. Необходимо, чтобы среди актёров были 2-3 барда (авторы-исполнители), а роль Н. Рубцова играл актёр, владеющий гармошкой и/ или гитарой.
3. Действующие лица, в основном, поэты и поэтому в пьесе много стихов, в которых поэты отражают своё мировоззрение.
4. Возраст большинства действующих лиц (поэтов) — от 20 до 40 лет.
5. Конкретная информация о психологических и физиологических портретах будет по возможности предоставлена автором пьесы.
6. Вопросы уточнения и изменения текста пьесы должны согласовываться с автором.
    Коротко о себе, поскольку я изучаю творчество Н.М. Рубцова. По жизни  я практически современник Рубцова, занимался техническими проблемами, стал изобретателем и кандидатом технических наук, а в юности писал лирические стихи. После того, как  меня к 1987 году уже в третий раз отодвинули на обочину технической области, я стал писать стихи-песни и параллельно с работой стал заниматься плотно бардовской песней. Кумирами у нас в технической сфере были В. Высоцкий, Б. Окуджава и менее известные барды. В 1992 и 1993 г.г. я выпустил два сборника своих авторских, в основном, лирических песен (всего 64 песни) и эпизодически выступал с друзьями бардами в концертах. Песни я писал и дальше, но публиковать не стал, так как песенники шоу-групп «слизывают» идеи и темы, а переделывают их так, что вместо души и Бога у них появляютмя золотой телец и дьявол. О Николае Рубцове я вскользь узнал только в1987 году по песне «Букет»...
   В конце 1997 года мне подарили ксерокопии двух сборников Рубцова, в том числе с воспоминаниями писателя В. Сафонова. Почитав стихи, я сразу предложил нашим бардам написать музыку на понравившиеся   каждому тексты. И уже 16 января 1998 г. состоялся первый для ЛМС «Родник» вечер-концерт памяти Н. М. Рубцова и было исполнено около двадцати различных песен  и, конечно, было сообщение о биографии и творчестве народного поэта. Теперь ежегодно (1999 г., 2000 г., 2001 г.) в январе (после 3-го числа и обязательно до трагической даты 19 января) мы проводим вечер — концерт памяти Рубцова. И на других ежемесячных концертах авторской песни постоянно звучат песни Рубцова. Идёт непрерывное освоение текстов.
    Каждый из участников ЛМС «Родник» делает свою музыку на тексты Рубцова (и это, я думаю, хорошо), ведь великий Г.В. Свиридов однажды написал, что и так называемые дилетанты создают произведения не хуже так называемых профессионалов.  Сейчас у А. Климова — 7 песен, у Д. Климова — 3 пеесни, у Э. Любенко — 15 песен, у Ю.Кириенко-Малюгина — 47 песен на стихи Н. М. Рубцова. Ждать, пока до какого-либо композитора дойдёт понимание чистой поэзии народного поэта, мы не будем. Э. Любенко и автор письма уже делают выступления о творчестве Рубцова по  библиотекам г. Москвы.
     Прошу сообщить Ваше мнение о пьесе, о возможности встречи с руководством драматического театра в Вологде или о других предложениях по пьесе. Готов приехать в Вологду для решения соответствующих возможных проблем и ответов на любые вопросы.
     Посылаю пьесу «Николай Рубцов».
   Прошу извинить, что письмо сделано на компьютере (так больше будет информации и письмо будет читабельнее)
    Мой адрес, Москва, ….. Кириенко Юрий Иванович, тел.... подпись...............07.05.2001 г.
     Прим.   Пьеса «Николай Рубцов» (пьеса — былина о русском национальном поэте) была опубликована в авторской книге «Новая дорога к Рубцову», М. Изд. Российский писатель. 2005
    Через месяц (уже после возврата из поездки на Вологодчину) получаю ответ Баракова. Опубликовано здесь и ранее на сайте «Звезда полей»
         Виктор Бараков. Письмо  Ю.И. Кириенко в июне   2000 года.
       Уважаемый Юрий Иванович!
    Я внимательно прочитал Вашу пьесу. Серьёзных замечаний по фактическому материалу у меня нет. Биографию Рубцова Вы знаете, стараетесь следовать действительным событиям, хотя, например, «беседа» поэта с портретами классиков настолько уже «заезжена», что больше походит на легенду.
    По жанру это, конечно, не пьеса, а литературно-музыкальная инсценировка на основе воспоминаний о Рубцове.  Я сомневаюсь, что её можно поставить в обычном драматическом театре — слишком много декламации, стихи идут один за другим, это утомительно, несмотря на то, что стихотворения великолепные. Здесь, действительно, требуется «бардовское» исполнение, особая форма подачи текста зрителям.
    Всё-таки некоторые стихотворения и особенно письма я бы сократил в объёме — человеческое внимание не может  сосредоточиться на чём-то  одном более 15 минут, это известный закон психики.
    Вологодские театры это произведение не возьмут — о причинах я уже говорил по телефону.
    Я с интересом прочитал о Вашей популяризаторской деятельности, всё это весьма и весьма  полезно. Желаю Вам дальнейших успехов в этом деле. Всегда готов помочь консультациями.
     Спасибо за добрые слова в мой адрес.
    С наилучшими пожеланиями и чувствами.   Бараков.   Вологда   (без даты) примерно середина июня 2000 года.
           Желаю успехов.      Подпись................
….....................................................................................................................
      В очередной раз пишу Н. А. Старичковой.
       Здравствуйте Нинель Александровна!
Получил оба Ваших письма. Спасибо за информацию о Н.М. Рубцове. Теперь по порядку.
1. Я выслал 7 мая с.г. В.Н. Баракову мою пьесу «Николай Рубцов» (после телефонного разговора с ним 6 мая)
2. По песням на стихи Н. М. Рубцова.
а) В Москве мне дали кассеты с записями А. Шилова, Громова и Тюрина. Песни А. Шилова мне понравились и он знает ту эпоху и поёт лучше так называемых профессионалов, чью подачу песен я уже слышал.
б) Ю.Беляева и А. Гусева я не знаю (позднее получил кассету Ю. Беляева и слушал А. Гусева в Вологде на фестивалях «Рубцовская осень» в 2002-2003 г.г. - прим. Ю К.-М.)
в) Т. Петрова и ансамбль сделали из стихов Рубцова фольклорное исполнение, а это не то.
г) наша ЛМС «Родник» систематически осваивает песни на стихи Рубцова. У Э.Любенко — 15 песен, у А. Климова — 8 песен, у меня 4 кассеты (всего более 40 песен)
     Мелодии временами есть схожие, но это лучше, чем ничего.  А так наз. профессионалы или не могут освоить стихи Н. Рубцова или не хотят. А  время уходит. Тем более видно замалчивание светлой поэзии Рубцова. И «раскрутка» эгоистических текстов песен «рифмачей».
3. Пропагандой стихов и песен Рубцова надо заниматься непрерывно. Иначе   людей превратят в роботов и обёзьян.
4. По поводу вступительной статьи Г. Красикова, о которой Вы сообщили
а) Он или не понимает сути «схватки» между Рубцовым и Дербиной или является её вольным или невольным адвокатом, сводя конфликт к бытовой драме.
б) Известно, что Н. Рубцов высказался о стихах Дербиной, что «это не поэзия, это патология», когда она входила в образ волчицы и медведицы.
в) Со стороны Дербиной (Грановской) это было зверское садистское убийство (рваные раны когтями на шее поэта, что зафиксировано В.П. Астафьевым и другими свидетелями). Уже поэтому Дербина и есть исчадие ада.
г) в ночь убийства был финал духовного сражения  между божественным пониманием жизни (Рубцов) и грубым материальным сатанистским (Дербина). И что же выяснил Рубцов с «поэтессой» в ту ночь, из-за чего она пошла на зверское убийство? А о сути схватки уже точно сказал В.Н. Бараков в 1993 г., как о схватке Бога и дьявола.
д) Если бы Дербина пришла к Богу (о чём она говорит иногда), то она должна была просто уйти в монастырь и отмаливать свой тяжкий грех.
5. Я не согласен с мнением Ф. Кузнецова (известный тогда литератор, прим. Ю.К.-М.) брезгливо не замечать». Надо наоборот везде разоблачать садизм убийства, сатанистские стихи Дербиной, защищать светлую поэзию Рубцова, иначе зло будет торжествовать.
     Желаю Вам . Нинель Александровна, здоровья и терпения в защите светлой поэзии Рубцова
  С уважением............. подпись  9.05.2001 г.
    P. S. Мне сообщили, что после юбилейных дней (январь 2001 г.) Дербина выступала по Вологодскому телевидению. Это правда? Если это так, то почему молчат и не выступят по местному ТВ В. Белов, О. Фокина и Вы, наконец.
   Дербина, наверняка, сводила конфликт к бытовой драме (драке, если хотите). Она уже выступает, чуть ли не как «жена» поэта. Она изображает из Рубцова пьяницу, играет на чувствах женской части общества, то есть, как бы , призыв давать отпор алкашам-мужчинам. А это крупная провокация для русских семей.
( подчёркнуто мной в письме, прим. Ю.К.-М.)
   Прошу Вас и друзей Рубцова официально выйти на Вологодское телевидение и разоблачить демагогию убийцы русского поэта.
  Подпись..................10.05. 20001 г.
P. S. 2.  Посылаю для сведения обложку кассеты «Тихая моя родина» (вып. 4, апрель-май 2001 г.) и билет ЛМС «Родник» вечера-концерта на 14 мая 2001 г.
…....................................................................................................................
       Времени для реализации приказа № 4 и создания экспозиции МРЦ   у нас мало.
     В  конце мая  2001 года мы с Эрнестом Любенко направляемся по рубцовским местам в Вологодскую область. Для того, чтобы понять, кто такой Рубцов и увидеть воочию родные для народного Поэта места, предлагаю ознакомиться с главой 17   («Путь к малой Родине Николая Рубцова») из авторской книги «Тайна гибели Николая Рубцова», изд. 3., г. Рязань, изд-во «Старт». Первоначально путевые заметки были опубликованы ещё в 2001 году в 1-ом издании книги «Тайна гибели Николая Рубцова», М., Изд. МГО СП России, 2001 г.  
    Путь к малой Родине Николая Рубцова.  
 Непростая дорога к Николаю Михайловичу Рубцову. Она заставляет задуматься об истории России, о судьбах простых людей, о русских дорогах и, особенно, о целенаправленном  разрушении церквей, монастырей – всего, с чем связана историческая память народа и православные заповеди  бытия.
     Чтобы доехать до Рубцова, надо, во-первых, понять необходимость такой поездки. Понять, что Николай Рубцов – это национальный поэт России. А если до читателя ещё не дошла эта истина, то, тем более, надо ехать и идти маршрутами Рубцова – дорогами России. Песни на его стихи  летят по стране независимо от телевидения и радио!     
   Поезд из Москвы до Вологды идёт с Ярославского вокзала. В Вологде, рядом с железнодорожным вокзалом находится автовокзал, где целесообразно сразу взять билет до г.Тотьмы. (расстояние 200 км, время поездки 4 часа).
     В Вологде имеются памятник Н.Рубцову, где поэт изображён как путник с чемоданчиком в левой руке; улица Рубцова с памятной доской;  на   доме по  улице  Яшина, где  погиб    поэт, памятная  доска. Памятник  и  дом   недалеко   от домика  Петра I, что   рядом   с пристанью. И, наконец, на Пошехонском кладбище – могила Поэта. Осмотреть эти памятные места за один день сложно, особенно, не зная Вологды. Часть осмотра, в том числе музейные комплексы и Спасо-Прилукский монастырь, можно оставить на обратный путь в Вологду (что мы и сделали). Рядом с вокзалом расположена гостиница «Вологда». В городе имеется несколько гостинниц различного класса.  
      Итак, днём  прибываем в Тотьму.
     Тотьма – город-музей, старше Москвы на 10 лет (1137 г.). В городе две гостиницы: одна рядом с автостанцией, другая на турбазе «Монастырские кельи» в древнем Спасо-Суморина монастыре. Номера, в основном, двухместные. Часть церковных башен и колокольня монастыря разрушены. Но и сохранившиеся церкви и монастырские кельи в двухэтажных комплексах впечатляют. В одном из зданий ранее был лесной техникум, где с  1950 по 1952 годы учился Николай Рубцов. Здесь же в кельях было общежитие техникума. В городе много церквей, в некоторых из них – музеи. Но главное: на берегу реки Сухоны, около пристани стоит памятник Николаю Рубцову работы известного русского скульптора В. М. Клыкова. Поэт изображён сидящим на скамейке, а   ниже   на  постаменте    надпись   из  стихотворения   «Русский огонёк »:
За всё добро расплатимся добром,
За всю любовь расплатимся любовью.
     Дальнейший путь к Родине Николая Рубцова – селу Никольское (Никола) – непрост, связан с расписанием автобусов  (по понедельникам, средам и пятницам). Ранним утром и днём  автобус   из Тотьмы   идёт  до  Черепанихи, то есть до переправы Усть-Толшма через Сухону. Затем  ждём паром и переплываем реку. На другом берегу – автобус  до с.Никольское. Итак, два раза в день, три раза в неделю. Так было. Сейчас условия заезда надо уточнять.
     Из Тотьмы  до переправы Усть-Толшма  расстояние составляет 73 км. Если не попадаем на сквозной маршрут проезда, а ехать необходимо по обстоятельствам, то придётся проехать примерно 60 км по трассе Тотьма – Вологда до указателя поворота на Черепаниху. От поворота 13 км пешком до переправы или ловля попутной машины до парома. Дорога покрыта щебёнкой и укатана, живописна и украшена подъёмами и спусками. Так что скучать не придётся. И вот здесь уже можно понять Рубцова, который ходил этой дорогой, когда ехал из Москвы из литинститута или из Вологды. Поэтому с собой у него для удобства  обычно был вещевой мешок, а от весенних и осенних холодов валенки на калошах или сапоги. Поэтому, когда недалёкие интеллигенты или телефонно-асфальтовые поэты говорят о «мужицком» имидже Николая Рубцова, то это или дезинформация, или попытка унизить Поэта.
    На переправе паром работает с 7 утра и до 9 вечера с перерывом  на  обед   с 13   до 15 часов. На   другой    стороне переправы – село Красное. И оттуда 25 км до Николы. Время в пути при скорости 4 км в час составит более 6 часов, с привалами все 8. И вот Рубцов по пути вбирал в себя картины Родины и сочинял стихи. Причём светлые. Суметь не ожесточиться – большое дело. Очень понятными становятся строки Рубцова:
Я уплыву на пароходе,
Потом поеду на подводе,
Потом ещё на чём-то вроде,
Потом верхом, потом пешком
Пройду по волоку с мешком –      
И буду жить в своём народе!
    И вот Вы входите или въезжаете в село Никольское. Дорога идёт вниз к речке Толшма, слева сильно разрушенная церковь, в которой расположена хлебопекарня. Направо от церкви, по улице одно из восстановленных строений детского дома, в котором находится мемориальный дом-музей Николая Рубцова. В доме-музее было несколько спальных мест для гостей  (сведения на июнь 2001 г. - прим. Ю.К.-М.), сейчас их нет.
     От дома-музея открывается вид на косогор, на конюшню и перелески, скрывающие речку Толшма. Старый мост, который был при Рубцове, разрушен наводнением, слегка видны сваи. Сейчас через речку сделан пешеходный мостик-настил, ведущий к сельскому кладбищу. Справа небольшой песчаный пляж. И, когда поднимаешься  к сельской  церкви, сразу вспоминаются строки Н.Рубцова из стихотворения «По вечерам»:
С моста идёт дорога в гору.
А на горе – какая грусть!–
Лежат развалины собора,
Как будто спит былая Русь!
    В конце подъёма, слева видишь конюшню и даже бегает лошадь, а где-то внизу у реки пасутся и стреноженные кони. И вспоминаешь  влюблённого мальчишку из песни «Деревенские ночи». На память приходят также насыщенные Историей строки:  
Я буду скакать по холмам задремавшей Отчизны.
Неведомый сын удивительных вольных племён,
Как прежде скакали на голос удачи капризный
Я буду скакать по следам миновавших времён.      
    Обратный путь до переправы, на пароме через Сухону и автобус до Тотьмы. Город расположен на живописных холмах, на которых возведены красивейшие церкви Рождества Христова, Входоиерусалимская, Троицкая и Успенская, ансамбль Спасо-Суморина монастыря. В  городе   имеются   краеведческий  музей   с окнами природы и обитающих в крае зверей и птиц, картинами и предметами истории, музей моряков, дом-музей И. А. Кускова – исследователя Русской Америки (Аляски, Калифорнии) в конце 18-го и в начале 19-го веков, а также центральная районная библиотека имени Н. Рубцова. В Тотьме можно понять, на каких духовных основаниях держится поэзия Николая Рубцова. Как она неразрывно связана с историей России.
     Обратный путь до Вологды – с  автостанции. С 6 утра и до 18 часов имеется ряд прямых и проходящих автобусов.
     В самой Вологде необходимо осмотреть Вологодский Кремль, музейный комплекс, Спасо-Прилукский монастырь, прилегающие к реке церкви и храмы, памятник поэту Батюшкову с «кланяющейся» ему лошадью, пройти вдоль реки Вологда от Кремлёвского комплекса и до пристани, к памятнику Рубцову и домику Петра I. Полюбоваться двухэтажными деревянными домами с резными палисадниками.
    А на Пошехонском кладбище Н.М.Рубцов заставляет поклониться себе. Перед памятником находится скамейка, которая не позволяет фотографу, стоя, сделать общий вид (ситуация 2001-2007 гг.). Автору пришлось буквально лечь перед памятником. Мой товарищ Э.Любенко вырвал травинки перед надписью на низком постаменте. И только из этого положения в кадр вошло Рубцовское завещание  на постаменте: Россия, Русь! Храни себя, храни! (съёмка 2001 г.)
    Вот такой упрощённый путь на Вологодскую землю и к Рубцову. Счастливого пути к великому русскому Поэту!  
Стр. 164    Фрагмент из 2-го издания  книги «Тайна гибели Николая Рубцова» (2004 года)
….....................................................................................................................
     Приехали мы в конце мая 2001 года утром  в Вологду и сразу в Тотьму, которая  была нам известна по нахождению Тотемского лесного техникума, в котором в 1950-1952 г.г. учился Николай Рубцов после окончания семилетней школы в с. Никольском.
   Во время той поездки пишу песню-стихотворение о Вологде
           Душа моя хранит
 
Святая Вологда! Моя земля!
Земля моих озёр, лесов, болотин.
– Смотри! Летит по небу, веселясь,
Клин журавлей под шум великих сосен.
 
Вожак кричит: –  Я здесь в краю родном,
Я вам принёс волнующие вести,
Что наш Господь божественным крылом
Благословил крестьянские поместья!
 
На север гонят журавли снега.
Я вижу множество примет хороших:
Друзья мои выходят на луга
Под грусть и перелив простых гармошек.
 
Душа хранит! Душа моя хранит
Пьянящие июньские покосы,
Клич журавлей и перепевы птиц,
Мой белый сад и золотые плёсы!
 
Родные осенили купола
И улетели в дальние полесья.
Взошла звезда и опустила на поля
Мелодии вечерних русских песен.
 
                        Май- июнь  2001 года
          Впервые опубликовано в авторском сборнике  «Белый куст сирени», 2003 г.      
 
Глава 1.3.
Вокруг Рубцова к осени 2001 года: интриги, заблуждения журналистов и поиск Истины. Книга «Тайна гибели Николая Рубцова».
 
      После июньской поездки 2001 года на Вологодчину интуитивно ощущаю, что «алкогольные» провокации по отношению к Рубцову будут продолжаться и что Л. Дербина-Грановская будет добиваться моральной реабилитации. Останавливаю  работу над будущей монографией о жизни и творчестве Рубцова. Срочно на основе имеющихся материалов из «ленинской» библиотеки и книги Н.А. Старичковой «Наедине с Рубцовым» в течение двух месяцев (от середины июня до середины августа 2001 года) пишу книгу «Тайна гибели Николая Рубцова»  Привожу содержание — наименование глав книги.
 
                           СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие .………………..……………………………...….....….5
Глава 1. Краткая биография Николая Рубцова ……….........………7
Глава 2. Русская поэзия. Кратко о тенденциях  развития….......…12
Глава 3. «Люблю волков…» (о «поэтессе» Дербиной)……...........18
Глава 4. После охоты «волчицы» …………..………………......….39
Глава 5. Суд и после суда над Грановской-Дербиной .…........… .49
Глава 6. Провокация для русских семей
             (к чему ведут дербинские «обоснования»)..............…….65
Глава 7. Не пускают в дверь, лезет в окно ………...........………...66
Глава 8. Стихи-песни и мировоззрение Николая Рубцова …........69    
Глава 9. «Она проклятьем  казнена…» ……………….……     …..82
Глава 10. Путь к малой родине Николая Рубцова ………....… .....85
Глава 11. Приложения (документы1-6), в том числе
рецензия Н.Рубцова на подборку стихов Нинель Старичковой....92
Семья Рубцовых………………………………….……….……..
Библиография …………………………………………….….….
      Для понимания психологии и мировоззрения Дербиной-Грановской привожу основные фрагменты из главы 3  этой книги.
   Глава 3.   «Люблю волков…» (о «поэтессе» Л.Дербиной)
     Поскольку последний период жизни Николая  Рубцова пересёкся с «поэтессой» Л.Дербиной, целесообразно подробнее сказать о ней. И необходимо сразу упомянуть о незаметно вышедшем издании «Русская душа. Сборник поэзии и прозы совремённых писательниц русской провинции», (германское название Frauen Literaturgeschichte.  Texte und Materialien   zur  russischen   Frauenliteratur,   Band  3).
   Редактор-составитель Г.Г. Скворцова-Акбулатова. Издательство Verlag  F.K.  Goupfert- Wilhelmshorst, 1995). В этой книге германского издательства среди нескольких поэтесс представлена Людмила Дербина. Интересно, что в это издание редактор-составитель не включила  стихи лучшей русской поэтессы Ольги Фокиной из Вологды (именно из русской провинции). В упомянутом сборнике дана автобиография Дербиной. Приводим её дословно (с некоторыми комментариями автора книги). Далее автор даёт порядковые номера фрагментам лжи Л.Дербиной.
     «Я родилась в 1938 году в Ленинграде на Лермонтовском проспекте. Семья военнослужащего Дербина А.Н. занимала комнату во флигеле бывшей Николаевской школы гвардейских подпрапор-щиков и кавалерийских юнкеров, где в своё время два года учился Михаил Юрьевич Лермонтов. Первые три года моей жизни прошли в играх под сенью памятника великому поэту («не слабо»!  – вроде как поэт осенял будущую «поэтессу» – прим. автора).
      21 июня 1941 года мы с матерью и старшей сестрёнкой выехали в гости к бабушке на Вологодчину (Дербина выехала в г.Вельск, но это не Вологодчина, а Архангельская область, нюанс состоит в том, что Дербиной хочется показать своё землячество на вологодской земле, вот такая маленькая ложь №1 с дальним прицелом – прим. автора, Ю.К.-М.)...
     Среднюю школу я закончила в 1956 году и в том же году поступила в Ленинградский библиотечный институт им. Н.К. Крупской. На первом курсе очень тосковала по лесу, хуторской тишине и писала ностальгические стихи. Занималась в литературном кружке, которым руководил известный литературовед и наш преподаватель Виктор Андроникович Мануйлов. Впервые одно из моих стихотворений было опубликовано в ленинградской молодёжной газете «Смена» в 1957 году.
    Быстро пролетели четыре студенческих года и снова пришлось уезжать из Ленинграда. Я получила направление в Архангельск, но там не прижилась (по каким же таким причинам, можно было бы и  объяснить любознательным  читателям? –  прим. автора)   и  сбежала  к подруге в Воронеж, где вышла замуж и где в 1965 году...у меня родилась дочь. Иногда в воронежских газетах, журнале   «Подъём»  появлялись мои публикации.  
     В 1967 году вышел коллективный сборник воронежских поэтов, в котором участвовала и я (ясно, что Дербина, по мужу Грановская, поставила себе ещё с института цель вступить в союз писателей и, тем самым, решить свои меркантильные и жилищные запросы, уехать из «глухомани» городка Вельска, – прим. автора). Наконец, в 1969 году увидел свет сборник моих стихов «Сиверко» (Сиверко – это  злой северный ветер и Дербина взяла неслучайно это название для первого сборника стихов – прим. автора).
    Меня всё время тянуло на север, в родной лесистый край, и я осенью 1969 года переехала в Вологду. В то время там жили писатели и поэты, очень близкие мне по духу: Василий Белов, Николай Рубцов, Ольга Фокина (ложь №2 – не могли эти писатели и поэты в силу человечности иметь что-то общее с поклонницей волков – прим. автора). В Вологодском отделении Союза писателей встретили меня хорошо (именно в это время в Вологде по инициативе Вологодского обкома КПСС писателям и поэтам, в том числе приезжим создавали благоприятные жилищные и материальные условия; например, в феврале 1969 г.  из Сибири в Вологду переехал известный писатель В.П. Астафьев и ему дали сначала трёхкомнатную квартиру на шумноватой улице, а затем сразу четырёхкомнатную в тихом переулке; в декабре 1968 г. Н. Рубцов получил отдельную однокомнатную квартиру в Вологде; очевидно, обо всём этом знала Дербина по газетным публикациям, ведь любой писатель следит, что творится в своём мире – прим. автора). Особенно я сблизилась с поэтом Николаем Рубцовым. Возникло чувство (чего? – прим. автора). Но со временем всё более стала проявляться трагическая окраска наших отношений – из-за пристрастия Рубцова к спиртному (ложь №3 – имеется  целый ряд свидетельств, особенно, выявившихся на суде о том, что Дербина и сама не раз пила в компании с Рубцовым и без него). Выпив, он становился агрессивным и непредсказуемым (ложь № 4 – смотря к кому? К ловкачам – да! А к друзьям  – нет! – прим.  автора).
      Создалась ситуация: невозможно жить вместе и невозможно  расстаться. Я  ощущала себя  в западне.
     Ложь № 5. В таких ситуациях несовместимости характеров ещё до брачного союза женщина или мужчина уходят в сторону и начинают искать более подходящую пару для последующей совместной жизни. Почему же Грановская продолжала встречаться с «пьяницей» Николаем Рубцовым?  (прим. автора).. Катастрофа (ложь №6 – это  не катастрофа, а убийство поэта! – прим. автора) произошла внезапно ранним утром 19 января 1971 года, в само Крещенье. В очередной схватке (значит, конфликты были не раз, почему же «поэтесса» не ушла раньше? – прим. автора) Рубцов погиб (ложь №7 – не  погиб, а был убит! – прим. автора), а я неожиданно для самой себя стала преступницей (в таланте замазывания названия факта и изворотливости Дербиной не откажешь: стала она  не просто преступницей, а убийцей! – прим. автора).  
     В Северо-Западном издательстве готовилась к изданию моя вторая книжка – «Крушина». Всё рухнуло. Моя пятилетняя дочь стала расти сиротой при живых родителях. Моя жизнь и надежды были перечёркнуты. Я оказалась в тюрьме, вне всякой общественной жизни (а что же Дербина хотела после такого убийства?! Давать интервью из тюрьмы?  – прим. автора). Это продолжалось пять с половиной лет. Но и потом дорога в редакции журналов и газет была закрыта ещё более пятнадцати лет (ах, какая страдалица от злых редакторов!?– прим. автора).
     То, что случилось со мной и Николаем Рубцовым, является для меня тайной судьбы, которую я не могу разгадать до сих пор (ложь №8 – всё  яснее ясного – жажда  карьеры и неудовлетворённое самолюбие! – прим. автора). Почему именно из моих рук принял он свою крещенскую смерть (в данной публикации  внизу сноска «Я умру в крещенские морозы…» строка из стихотворения Николая Рубцова). Это ведомо только небу (ложь №9 – Вот  это ведомо самой Дербиной, а для читателей и убийцы вопрос: что же при ночном разговоре выяснилось такое, что Дербина не могла отпустить Рубцова живым  в эту ночь?– прим. автора).
20
     «Крушина» вышла спустя 23 года в 1994 году, уже дополненная новыми стихами, которые я всё-таки не переставала писать. «Под камнепадом хулы, поношений» важно было выстоять, не сломаться, не потерять себя. С божьей помощью мне это удалось (ложь №10 – «поэтесса» совершила дьявольский поступок: убила человека, а тем более выдающегося русского поэта и  ещё пишет «с божьей помощью». Не «с божьей помощью», а с сатанинской помощью; дух сатаны   царствует  в её стихах – прим. автора)
     С 1980 года я живу в Санкт-Петербурге, (между прочим,  преступникам, а тем более убийцам, в те советские времена запрещалось проживать в крупных городах, по закону – 100  км от любого областного центра; почему же Дербина-Грановская  переехала из провинциального городка Вельска, где она жила и работала с осени 1976 г. после тюрьмы,  и поселилась уже через четыре года во втором столичном городе России? –   прим. автора) моём родном городе, за который все 900 дней фашистской блокады сражался мой отец (это заслуги отца, а каковы заслуги убийцы?  – прим. автора). Но каждый год в летнее время я приезжаю на лесную поляну, где некогда стоял мой хуторок, мой Наивный хутор (ах, какая же невинность и умение вызывать к себе жалость у неискушённого читателя! – вот это и есть  верх демагогии! – прим. автора)».
     Далее в этой публикации перед подборкой стихов Дербиной идёт следующий текст.
     «Стихи, представленные в этой подборке, написаны после трагедии 1971 года, в период вынужденного молчания Л.Дербиной».  (Это кто же такой злодей вынудил Дербину молчать?  В тюрьму её посадили за злодейское убийство, а затем редакторы газет и журналов отказывались печатать не «поэтессу», а убийцу. Это же понимали многие «инженеры человеческих душ» в редакциях. Но нашлись всё-таки покровители у убийцы и легализовали её литературную деятельность! И теперь убийца поливает грязью Николая Рубцова, то обзывая его пьяницей  и в то же время называя себя его «женой». Где же логика у мадам Дербиной-Грановской? – прим. автора).
21
     А теперь о «стихах», которые были впервые опубликованы в нижеуказанном коллективном сборнике «Встреча» (1995) .  
     В третьем по порядку стихотворении Дербина пишет:
 
Ты что-то рассказывал мне,
счастливый, шутил поминутно,
меж тем, как уже в западне
себя ощущала смутно.
Я знала – ты любишь меня
и силой возьмёшь мою душу,
что это и есть западня,
и то, что её я разрушу!
Но там, под осенней луной,
при лёгком головокруженьи
мятеж назревающий мой
ещё не казался крушеньем.
Лишь где-то в крещенские дни
запели прощальные хоры,
и я у своей западни
смела все замки и затворы!
    Что это?  Самообман «поэтессы» или обман читателя? Видно, что Рубцов пытался спасти душу этой «подруги», не подозревая, что она и не хотела спасаться от гордыни, от зависти, от злости к ближним (у неё уже был  подсознательно «мятеж назревающий мой…») и остальное только вопрос времени осуществления.
     В четвёртом стихотворении Л. Грановская пишет:
О, сколько надежд златотканных
развеялось в прах на ветру!
Прости, моя светлая мама,
меня ты учила добру.
В гордыне моей темнокровой,
родная, твоя ли вина?
Надеялась – буду толковой,
прощаясь со мной у гумна.
 
22
Зачем не окликнула, боже,
о ты, прозорливая мать?!
Ведь чуяло сердце – не гоже
из дому меня отпускать.
С лесной необузданной силой,
с мятежным напором в крови
Кому-то казалась я милой
и кто-то мне пел о любви.
Как быстро кончалось знакомство,
когда в моих рысьих глазах
природное непокорство
Внушало знакомому страх.
Откуда я знала, откуда,
что встретиться мне идиот…
      Грановская сама признаётся  в свойствах своего характера. И те мужчины, которым удавалось угадать  «гордыню», «мятежный напор в крови» и «природное непокорство» в рысьих глазах бежали от «поэтессы» сломя голову («как быстро кончалось знакомство»). К сожалению, не смог эти свойства характера «поэтессы» сразу распознать Николай Рубцов.
     В пятом стихотворении Л.Грановская пишет:
Но был безумец…Мною увлечённый,
он видел бездну, знал, что погублю…
      Здесь ни прибавить к смыслу, ни убавить от сказанного убийцей. Она знала заранее, что погубит Поэта.  
      В седьмом стихотворении Л.Грановская пишет:
Быть стоит проклятой, распятой,
прослыть исчадьем сатаны.
Но надо самой полной мерой
свое отплакать, отстрадать,
постичь на собственном примере
всю бездну горя, чтоб сказать:
 
23
«Прошедшие без катастрофы,
мой час возвыситься настал.
Не сомневайтесь, крест Голгофы
весьма надёжный пьедестал!»
     Гордыню «поэтесса» так и не потеряла за годы отсутствия в литературных кругах. Видите ли, её время пришло. И, оказывается, она несла «крест Голгофы» (ложь №11). До чего же доводит демагогия! Христос нёс крест на Голгофу во имя спасения людей. А «поэтесса» убила русского человека и гениального народного поэта и считает, что  это она крест принесла на Голгофу и теперь получила «весьма надёжный пьедестал» для вразумления толпы и прыжка в элиту.
     В восьмом стихотворении Л.Грановская пишет:
Я, рождённая в полночь брожу…
 
Я из тех, кто с собой не поладив…
 
Есть жестокая в этом отрада:
весь душевный раздор и разор
обезболить струящимся ядом
из цветочных дурманящих пор…
      Это и есть кредо «поэтессы»: «весь душевный раздор и разор обезболить струящимся ядом…». Душевные потрясения лечат русские люди в церкви исповедью, постами, молитвами и др. Ядом «лечат» душу только сатанисты. И ещё. Яд не струится из цветочных пор (ложь №12). Из цветка струится сладкий нектар, который используют пчёлы для мёда.
     В девятом стихотворении Л.Грановская пишет:
Всё исполнено вещего знака,
всё несёт в себе звёздную суть.
Всей звериной тоской Зодиака
и моя переполнена грудь!
 
24
     Признания «поэтессы» о звериной тоске, которая переполняет грудь, выдают её суть. Видимо, она даже не может завуалировать свои звериные инстинкты.  
       В одиннадцатом «творении» Л. Грановская пишет:
Я чувствую себя тоскливо,
Как зверь в чужом краю…
 
Лишь чуть щедрей и чуть больней в висок
лилась луны таинственная сила
и синевой отсвечивал песок.
Предугадать средь будущих трагедий,
переворотов, роботов, чудес
девчонку с волосами цвета меди,
бегущую межою росной в лес.
Откуда ж знать такой солнцеголовой,
что это от меня передалось
в её уста мучительное слово
и в грудь – моя ликующая злость…
 
     Важные сведения о себе излагает Грановская. Оказывается, в неё вливается таинственная сила луны (на которую молятся  сатанисты). Но особенно важно, что «поэтесса» передаёт наследнице  («девчонке с волосами цвета меди») не что-нибудь хорошее, а «в грудь ликующую злость…»
    Далее в книге следуют «Пояснения» и среди них:
белена – ядовитое травянистое растение
бесовское исчадие (уст., книж.) – порождение беса
волчье лыко – ядовитый невысокий кустарник с ярко-красными ягодами
ворожба – гадание
Дербина – от: дербить (чесать, скрести, царапать); дерба (арх.) – залежь, вновь поросшая лесом, чащоба; дербина (арх.) – иногда вообще заросль.
 
25
    Вот такое недвусмысленное происхождение слова «Дербина» даёт в подборке своих стихов сама Л.Дербина (Грановская) и редактор-составитель. Кстати, и указание (арх.) после (дербина)  – это  архаичное или архангельское происхождение слова?
     Приведённые пояснения старинных (отрицательных по духу) слов свидетельствуют о направленности «поэзии»  автора. Нет света, нет добра и нет любви к людям в такого рода эгоистических стихах. Только себя, страдалицу видит Дербина по жизни и в стихах.  Поэзия Рубцова принципиально отличается в этом смысле от «творчества» заезжей в Вологду напористой «поэтессы».     
    В стихотворении «Почему мне так не повезло», которое написано в последний год жизни Н.Рубцова, обнаружено в архиве поэта и опубликовано после его смерти только в 1990 г., поэт говорит (1):
Почему мне так не повезло?
По волнам давно уже усталый,
Разгонюсь – забуду про весло,
И тотчас швырнёт меня на скалы!
 
Почему мне так не повезло?
Над моей счастливою любовью
Вдруг мелькнуло чёрное крыло,
И прошла любовь с глубокой болью.
 
Почему мне так не повезло?
Все, трудясь, живут себе в надежде,
Мне ж моё глухое ремесло
Не приносит радости, как прежде.
 
Почему мне так не повезло?
По ночам душе бывает страшно,
Оттого, что сам себе назло
Много лет провёл я бесшабашно.
 
26
Почему мне так не повезло?
Всё же я своей не веря драме,
Всё стремлюсь, хватаясь за весло,
В океан, волнуемый страстями.
 
      Надо ещё раз напомнить читателю, что Рубцов, как и большинство поэтов, в своих стихах пишет свою жизнь и её обстоятельства. Это стихотворение очень драматично и раскрывает сложность жизни поэта в последний год.
     Вот поэт говорит «забуду про весло, и тотчас швырнёт меня на скалы». Забывает поэт об осторожности с окружающими его людьми. И главное, о чём говорит поэт: «Над моей счастливою любовью вдруг   мелькнуло  чёрное  крыло». И чьё же это «чёрное крыло», от которого хотел избавиться Поэт? А с кем же  была счастливая любовь? Всё-таки, с Гетой, матерью его   дочери Лены, от которой Н.Рубцов не только никогда не отказывался, но любил больше всего на свете. Достаточно вспомнить пронзительную «Прощальную песню», в которой поэт говорит о Гете и дочери.
………………………………
Спелой клюквой, как добрую птицу,
Ты с ладони кормила меня.
………………………………
Но однажды я вспомню про клюкву,
Про любовь твою в сером краю
И пришлю вам чудесную куклу,
Как последнюю сказку свою.
 
Чтобы девочка, куклу качая,
Никогда не сидела одна.
      – Мама, мамочка! Кукла какая!
И мигает, и плачет она…
   В стихотворении «Тот город зелёный…», в котором угадывается Тотьма,  Рубцов написал (1):
 
27
Сорву я цветок маттиолы
И вдруг заволнуюсь всерьёз:
И юность, и плач радиолы
Я вспомню, и полные слёз
Глаза моей девочки нежной
Во мгле, когда гаснут огни…
Как я целовал их поспешно!
Как после страдал безутешно!
Как верил я в лучшие дни!       
 
     Мог ли говорить Н.Рубцов о «счастливой любви» по отношению к Дербиной? Ни в коем случае! Ведь сама Дербина признаёт, что с Рубцовым у неё были постоянные конфликты (вот её фраза: «в очередной схватке он погиб»). На суде Дербина заявила, что Рубцов, видите ли, унижал её как поэтессу, когда заставлял убирать в квартире, помыть посуду, в общем наладить  бытовые  условия (2,5). Известно так же, как характеризовал Рубцов поведение этой «подруги» в мужском обществе, когда она играла на ревности. Ниже приведена пародия «Змея».
    Осенью 1969 г. Дербина представила на обсуждение свою новую книжку стихов «Крушина». Рыжая крупнотелая цветущая  женщина  ангельским голосом читает на обсуждении такие строки (6,7):
Люблю волков за их клыки во рту,
За то, что их никто уже не любит,
За то, что их так безрассудно губят,
Природы попирая правоту.
     Любить хищников – это на грани жестокости и патологии. Волк среди русских людей никогда не был в качестве положительного образа. Он всегда считался врагом русского человека, живущего в деревне, и всегда приносил только беды человеку и ущерб хозяйству. Не понимать это – может только оторванный от трудной крестьянской жизни «заумный» элемент. Интересен  факт, что   это стихотворение  из сборника «Крушина»
 
28
Дербина не включила в свою подборку в вышеупомянутое германское издание. А Рубцов восставал против антихристианских стихов Дербиной. И вот ещё строки «поэтессы»:
Вся грузная, бояться буду драки,
Я всё ж оскалю острые клыки,
Когда за мной погонятся собаки.
Мои волчата! Вам несдобровать.
Но разве сдобровать дворовым сукам?!»
Я глотки их успею перервать,
Пока меня по голове – обухом …
Когда ж с башкой, раздробленной в огне,
Лежать я буду, сотворя бесчинство,
Ну кто поймёт, что вот сейчас во мне
Погублены любовь и материнство.
   «Поэтесса» признаёт, что сотворит бесчинство из-за того, что  кто-то (а это ещё до Рубцова!) погубил её «любовь и материнство». Из-за больного самолюбия она готова на всё.  Рубцов понимал, какие мысли владеют его «подругой». О её изысканиях образов он однажды сказал, что это «не стихи, это патология». Рубцов написал Дербиной  пародию «Люблю змею»:
Люблю змею, когда она,
Вся извиваясь и свисая,
Ползёт, глазами завлекая…
О, Господи! Ведь я сама такая!
    Змея, «глазами завлекая»! Точнее трудно сказать. Вот это уже не могла простить Рубцову мстительная натура «поэтессы». А взаимоотношения двух творческих антиподов  складываются так. 9 июня 1970 года Рубцов приходит к Дербиной, но та его не пускает в дом (кто-то был у неё?!) и поэт разбивает рукой двойную оконную раму. Как же надо было разозлить доверчивого Рубцова! Сильнейший порез вены, потеря крови и больница.
 
29
     В августе 1970 г. Гета с дочкой Леной приезжают в Вологду для покупки школьных принадлежностей. Они приходят к поэту. В квартире оказалась Дербина, которая быстро ушла после появления Геты с Леной. Но и Лена с матерью тоже быстро уходят (5). Николай Рубцов пытался их остановить, но  многое поэт уже упустил раньше.
     Никаких разговоров о женитьбе Рубцова на Дербиной в это время не было и в помине. Очевидно, были эпизодические встречи, удовлетворение потребностей, но никакой постоянной любви.
     Н.Коняев  приводит в январе 2001 г.  такие стихи-признания Дербиной относительно её взаимоотношений с мужчинами (6).
Когда-нибудь моя душа
Да скинет цепи постоянства!
Не нужно будет усмирять
Её капризы и порывы
Лишь изменяться, изменять
Свободно, дерзко, прихотливо!
    Эгоизм дамочки по отношению к семейным отношениям (в то время воспитывающей свою дочь Ингу!), и призыв к свободной  любви так и вылезает из этих «стихов»!
      А на что только не пускается Дербина в попытках оправдания убийства!
1. Она разыгрывает «бытовуху», то есть с одной стороны, трезвая любовница (в ранге «невесты»), а с другой стороны, пьяница-русский мужик (в ранге «жениха»). И вот она даёт «сдачи» будущему мужу – убивает его ещё до официального оформления брака  в государственном учреждении – ЗАГСе. В попытках самооправдания Дербина играет на частных бытовых конфликтах, которые возникают периодически в любых семьях. Но при этом получается, что Дербина стравливает мужа и жену, мужчину и женщину. Вместо нормального человеческого решения конфликта обосновывается решение конфликта убийством одного из членов семьи и общества?!
 
30
 2. Дербина заявляет о любви Рубцова к ней (ложь №13). Откуда это видно?! Об имевшихся «очередных схватках» она сама признаётся. О якобы унижении её как поэтессы она сообщила на суде. Какая же это любовь? Постельные встречи – это не любовь, а удовлетворение половых инстинктов. Вот и вся «любовь»! А изданные её мемуары – это попытка оправдания убийства, а значит это ложь!
    3. Мастерство лжи доведено Дербиной до совершенства. В этом её уличили:
 а)    В.П.Астафьев в статье «Затеси», Новый мир, №2, 2000
 б)   А.Романов в статье «Искры памяти» (книга «Воспоминания о  
        Николае Рубцове», Вологда, КИФ «Вестник», 1994 г.
 в) В.Коротаев в статье «Гиря дошла до полу» (книга  
       «Воспоминания о Николае Рубцове», Вологда, 1994 г.)
 г)   М.Корякина в статье «Душа хранит» (книга «Воспоминания о  
       Николае Рубцове», Вологда, 1994 г.)
    4. Случай с порезом вены у Рубцова при неожиданном посещении им Дербиной. Вот как описывает этот случай «поэтесса» (ложь №14):
   «9 июня (1970 г.) Рубцов, как обычно, сидел у меня на диване, за круглым столом, выпивал, курил. Я была в огороде, поливала грядки. Я услышала звон разбившегося стекла в комнате. Открыла дверь, подбегаю, вижу – в окне дыра, на полу осколки стекла, Рубцова не видать. Я приблизилась к окну и (о ужас!) увидела Рубцова с поднятой правой рукой, из которой фонтаном хлестала кровь. Оказывается, он стукнул кулаком по окну и разбил оба стекла (у меня и летом были двойные рамы). Ещё мгновенье, и Рубцов упал на цветочную клумбу. Я выскочила на улицу…» (газета «Речь», Череповец, 22 января 1993 г.).     
  Вот такая сказочка от Дербиной. Вот, что пишет А.Романов в статье «Искры памяти» (2):
    «Если бы Рубцов тогда в больнице не рассказал мне, пусть и скупо, об этом случае, то, возможно, и поверил бы я тому, что написано теперь Дербиной. Хоть поверить никак невозможно – вглядитесь-ка, что она утверждает: Рубцов сидел в её комнате, а она была в огороде. Вдруг,  ни  с того, ни  с сего, он  бъёт  рамы  и
 
31
…оказывается на клумбе. По какой такой причине вспыхнул его гнев, зачем ему понадобилось выбегать из комнаты, если «сидел на диване, за круглым столом, выпивал, курил».. Благоденствие – и  вдруг беда!..Нет, Дербина тут неискренна! Что-то утаивает».   
    И вот что услышал А.Романов от Рубцова при посещении его в больнице:
    «Открылась дверь, и белое, бескровное лицо захолонуло мою душу. Что случилось? Правая рука забинтована, висит на привязи…Николай силится улыбнуться, но это улыбка его мужской самозащиты. И не отвечает, когда назойливо расспрашивают. Задав всего один вопрос: что случилось? – жду, что скажет. Он сунул Коничева (писатель, чью книгу дал А.Романов Рубцову – прим. автора) подмышку, взглянул в меня глубоко, а потом ответил, что был у Людмилы  Дербиной   в   Троице  –  в деревеньке    под Вологдой. Пришёл к ней, своей любовнице, а дверь на крючке. Он – стучать! Она мелькнула в окне, а в комнату не впустила. Он с размаха стукнул так, что кулаком навылет пробил двойные рамы. Из вены плеснулась кровь. Он упал. Дербина выскочила из дома и вызвала «скорую помощь». И вот он здесь»…  
     В книге «Наедине с Рубцовым» Н.Старичкова пишет:
     «Второго августа (1970 г.) я возвращаюсь в Вологду. Мне эта дата запомнилась на всю жизнь…Стою в подъезде. Задумалась…Только хотела взглянуть на дождик, как дверь  открылась и прямо передо мной (ну, разве не сказка!) возник Коля Рубцов. Он был в серенькой трикотажной  с люрексом безрукавке. От серебряных нитей он сам казался сверкающим, серебряным. Капельки дождя блестели на лице, даже на кончике носа…Пока я ходила за деньгами, Коля поднялся по лестнице и ждал меня на площадке. Подала ему две крупных монеты. Он зажал их в кулак со словами: «Пойду к Чулкову»,  – повернулся, и как мальчишка, побежал по ступенькам.
   Остановилась. Стою на площадке. Смотрю ему вслед (подобного не ожидала) и тихо, почти шёпотом говорю: «Вот так! Побежал и даже не оглянулся».
– Что?
 
32
    Какой слух! Коля уже внизу и, услышав мою фразу, оглянулся с виноватой улыбкой.
– Вот и всё,  – сама себе сказала я.
       Это последний раз, когда я видела Рубцова в своём доме…»     
      «По городу поползли слухи о Рубцове. Повторяю дословно, как слышала:
  –  Ну, Колька себе и бабу выбрал!     
  – Выбрал?  – возмущаюсь про себя. – Это же она… сама…
    Вскоре до меня доходит другой слух: «Рубцов письмо написал с просьбой освободить его от этой женщины (значит, она засела у него на квартире!  – прим. автора).  Но это же смешно. Мужик, а справиться сам с бабой не может»… Понимаю: «Да, не сможет, это же Рубцов!»
    Верно, что такое письмо он мог написать. Осталось в тайне, кому он написал такое письмо. Кто его читал? Кто распустил слух? И почему помощи не последовало?»
    Записал я эти сведения Н.Старичковой и, прервав работу, пошёл на кухню. А там у меня лежала раскрытая книга о Н.Рубцове (периодически я листаю страницы и читаю его стихи). И передо мной на открытой странице стихотворение «Кого обидел?», именно о слухах и старухах.
И вспомнил я тревожный ропот
Вечерних нескольких старух.
Они, они тогда по тропам
Свой разнесли недобрый слух!
 
  – Ему-то, люди, что здесь надо?
Ещё утащит чьё добро!  –
Шумели все, как в бурю стадо…
И я бросал своё перо.
 
Есть сердобольные старушки
С душою светлою, как луч!
Но эти! Дверь своей избушки
Хоть запирай от них на ключ!
 
33
Они, они – я это видел!  –
Свой разнесли недобрый слух.
О Русь! Кого я здесь обидел?
Не надо слушать злых старух…
     Через некоторое время (примерно через два месяца) Н.Старичкова зашла в вологодский Союз писателей. И вот она пишет об этом:
   «В комнате тихо. За столом одна Лиза (секретарь учреждения – прим. автора). Обращаюсь к ней:
  – Рубцов не заходил? Мне надо поговорить с ним…   
  – Он три дня отсюда не выходил. Тебя всё вспоминал и её тоже. Говорил, что ты добрая, а Люда талантливая.
  –  «Раз так, – отметила для себя, – то мне и узнавать больше ничего не стоит…»
     В начале зимы (вероятно, декабрь 1970 г.)  в  Вологодском  Союзе писателей состоялось отчётное собрание, на котором присутствовали Н.Старичкова, а также Рубцов и Дербина. После собрания Н.Старичкова во время беседы с М.Корякиной (женой В.П. Астафьева) о Рубцове высказала мнение, что поэт вернётся к семье. И далее о поведении на собрании Рубцова и Дербиной она пишет:
   «Что-то тут не так!  – возражаю «чужой мысли».  – Сидят рядом, а светлой радости на лицах нет. Словно каждый погружён в себя по какому-то тоже неведомому приказу».
    Предчувствие беды не покидает Н. Старичкову:
   «Брожу по улице. Подхожу к киоску. Меня привлекла цветная открытка зимнего соснового бора. Есть возможность послать её Коле, приближается Новый 1971 год. Поздравить и заодно предупредить об опасности, пока не поздно. Так и написала: «Береги голову, пока не поздно».  
      О предчувствии беды с Н. Рубцовым пишет и  Виктор Коротаев, который срочно вернулся из поездки (2).   
      Новый  1971 год мог коренным образом повернуть жизнь поэта. Но Гета и дочь не приехали, как сообщается, из-за метелей.
 
34
     3 января 1971 г. Николаю Рубцову исполнилось 35 лет. Он один – без семьи, без дочери.
    После встречи с вернувшейся в Вологду Дербиной поэт принимает противоестествен-ное решение о регистрации брака с ней. 9 января они подают заявление, согласно законам ЗАГСа им дают 40 дней для обдумывания своего решения и назначают регистрацию на 19 февраля 1971 г. (дело не в кознях чиновников ЗАГСа, как это представляет Дербина и с её подачи авторы книг о Рубцове, а дело в установленных тогда   законом   правилах регистрации).  Дербина хочет сразу прописаться в квартиру к Рубцову, ведёт его в жилконтору, но  без брачного свидетельства прописка невозможна. Через несколько дней после подачи  заявления в ЗАГС   Рубцов встречался с друзьями и, несомненно, обсуждал с ними целесообразность женитьбы на «поэтессе». Вероятно, поэт представил себе ситуацию  и понял, что «жених» Рубцов и «невеста» Дербина будут посмешищем  для всей Вологды.  А в ночь на 19 января (православный праздник – день Крещения) происходит  чрезвычайный разговор  («очередная схватка» по признанию Дербиной) и ослабленный алкоголем и болезнью поэт (вес его 60 кг) гибнет от рук озверевшей здоровой (масса более 80 кг)  «поэтессы» Л.А.Грановской (Дербиной).
     Вологодский литературовед В.Н. Бараков раскрыл психологию схватки Рубцова и  Дербиной (4): «Он (Рубцов) знал, что за её стихами скрывается та жизненная философия, суть которой Ф.М. Достоевский передал ясно и определённо: «в будущем нет ничего, надо требовать всего от настоящего,  надо   наполнить    жизнь    одним  насущным». Вся наша жизнь представляет собой вечное «поле битвы в сердцах людей», на котором ведутся смертельные схватки духа и плоти, свободы и рабства, искренности и коварства, чистоты и нечисти, Бога и дьявола. В своих стихотворениях эта женщина сама называла себя «ведьмой» и «сатаной». «И дух бунтарский сатаны во мне, как прежде, остаётся». Николай Рубцов в одиночестве, в сомнениях всё-таки надеялся выиграть борьбу за её душу. Очень надеялся…»(4).
 
35
    А Дербина писала: «опять я губы в кровь кусаю, и как медведица рычу» (2). И  Рубцов предвидел, что его ожидает, он не знал только точно, с кем и когда будет схватка. В «Философских стихах» Н.Рубцов написал (1):  
Когда-нибудь ужасной будет ночь,
И мне навстречу злобно и обидно,
Такой буран засвищет, что невмочь,
Что станет свету белого не видно.
 
Но я пойду! Я знаю наперёд,
Что счастлив тот, хоть с ног его сбивают,
Кто всё пройдёт, когда душа ведёт,
И выше счастья в жизни не бывает!
 
Чтоб снова силы чуждые дрожа,
Все полегли и долго не очнулись,
Чтоб в смертный час рассудок и душа,
Как в этот раз, друг другу улыбнулись…
     В.Н. Бараков (4) обратил внимание на эту часть «Философских стихов» и привёл их в учебном пособии для педагогов. Это стихотворение говорит об ожидании Рубцовым именно схватки с враждебной силой и то, что он не боялся этой схватки. Более того, Николай Рубцов показал, что «силы чуждые дрожа» сами боятся обстоятельств жизни, будут хотя бы временно побеждены. Поэт хотел, чтобы  «силы чуждые… долго не очнулись», и он знал, что эти силы вновь выйдут на борьбу за  души  людей.
    После гибели поэта было опубликовано стихотворение «Я умру в  крещенские морозы....», копии первоисточника не представлено и есть версия, что оно выполнено кем-то под технику Рубцова. Дербина представляет это стихотворение   для оправдания своего преступления. В своих публикациях сообщает также  о «свечении креста» в библиотеке, где она работала. Слишком глубоко она вошла в роль прорицательницы и исполнительницы воли высших (но дьявольских!) сил.
      В.Коротаев приводит программные «стихи» Дербиной (8):
 
36
Волчица я. Ты понял слишком поздно,
Какая надвигается гроза.
В твои глаза в упор глядят не звёзды,
А раскалённые мои глаза.
 
Железной шерстью дыбится загривок,
И нет сомненья ни в одном глазу.
Как я свою соперницу игриво,
Почуяв, загоню и загрызу.
 
    И к этим «стихам» ничего ни прибавить, но от них ничего и ни убавить для понимания психологии Дербиной.
    Можно отметить, что стихи Николая Рубцова, которые обнаружила на столе в его квартире Н. Старичкова после убийства, как раз готовились как ответ на эти  волчьи «стихи» Дербиной. Сама «поэтесса» признаёт, что Рубцов много ей дал в понимании поэзии. Очевидно, он учил писать то, что думает искренне автор,  в соответствии со своим мировоззрением, как  этому поэтов учил Александр Яшин. Но рукой «поэтессы» водили сатанинские силы, приличная техника стихосложения не даёт права автору называться поэтом при изложении дьявольских, звериных  идей. Промолчать об этом –  значит отдать читателя во власть звериных варварских инстинктов. Именно от этого ушёл русский и другие народы, принявшие православие более 1000 лет назад! Вот это никак не может и не хочет понять Дербина-Грановская!  
     И друзья Л.Дербиной говорили о ней (4): «Вспыльчива, неуступчива, яра». Православную женскую терпимость и доброту  в её стихах найти не удаётся. А «смирить гордыню» Дербина-Грановская не хотела, что и привело её к тяжкому преступлению.     
37
    Глава 4.   После охоты «волчицы»
    Вот, что заметила Н.Старичкова, когда находилась у    гроба Н.Рубцова (5):
     «Сзади себя услышала мужской голос: «У него руки связаны, развяжите». Оторвала взгляд от лица и вижу: действительно руки связаны бинтом. Стала развязывать узел… Развязала руки, держу марлевый комочек: куда?  – Тут же рядом, к нему, сбоку, – помогает мне справиться с волнением тот же голос. И тот же голос незнакомого мужчины попросил:
– Откройте посмотреть, что у него там?
  Отодвинула с шеи стебелёчки-листочки, кем-то положенные, чтобы не видно было следов преступления. (То, что предстало глазу было ужасным. Кожные покровы на шее были разорваны. Словно зверь терзал когтями). Надорвана мочка уха.
    «Да, видимо, мёртвая хватка была. После такого нападения не останешься в живых. Сзади кто-то тяжело вздохнул»».
      А вот свидетельство писателя В.П. Астафьева при осмотре тела Н. Рубцова в морге (9):
    «Горло Коли было исхватано – выступили уже синие следы от ногтей, тонкая шея поэта истерзана, даже под подбородком ссадины, одно ухо надорвано. Любительница волков, озверевши, крепко потешилась над мужиком…»
     И ещё от В.П. Астафьева (9):
      «…Ну, встань, уйди, навсегда уйди или хотя бы на ночь. Нет, необъяснимая, тягостная сила накапливалась в ней не первый день, не один месяц…Грозовая туча заполняла её сердце и поднималась всё выше и выше, темня рассудок».
Но был безумец…Мною увлечённый,
Он видел бездну, знал, что погублю,
И всё ж шагнул светло и обречённо
С последним словом: «Я тебя люблю!»
 
      Вот такие признания «поэтессы» в  «произведении» по свежим следам убийства.
 
38
     Забегая вперёд,  нужно сказать, что в ответ на эту статью В.Астафьева от 27 января 2000 года  Л.Дербина написала сразу (5 февраля 2000 года) статью «Обкомовский прихвостень», которая была опубликована в газете «День литературы», №6, март 2000 г. (главный редактор «ДЛ» В.Г. Бондаренко). Вот фрагменты  из этой статьи.
     «Не  выдержала  я пьяного  его  куража,  дала  отпор.    (Ложь №15 – ну, не мог «влюблённый» Рубцов «куражится» над «невестой» без причины!  – прим. автора). Была потасовка, усмирить его хотела. Да, схватила несколько раз за горло, но не руками и даже не рукой, а двумя пальцами (ложь №16 – это  от двух пальцев «поэтессы» Рубцов не смог вырваться?  – прим. автора). Попадалась мне под палец какая-то тоненькая жилка. Оказывается, это была сонная артерия. А я приняла её по своему дремучему невежеству в медицине за дыхательное горло. Горло его оставалось совершенно свободным, потому он и прокричал целых три фразы «Люда, прости! Люда, я люблю тебя! Люда, я тебя люблю!» (ложь №17). Сразу же после этих фраз он сделал рывок и перевернулся на живот. Ещё несколько раз протяжно всхлипнул. Вот и всё (ложь №18)  – Нет, это не всё. Значит, «поэтесса» сидела, зажав «жениха» на полу, теребила его двумя пальцами. А он вместо того, чтобы отбиваться спереди руками и ногами кричит о любви, а затем зачем-то переворачивается на живот от врага?! Это враньё!) Крики  о любви (ложь №17) – это фантазия убийцы, выдуманная на третий день после первого допроса (прим.  автора, см. ниже версию юриста Н.).
    «Буквально до последних лет для меня было загадкой, почему он умер (ложь №19 – каково!  – не задушен, а просто умер,  – прим. автора). Но теперь я, наконец, поняла, что он умер от инфаркта сердца (ложь №20). У него было больное сердце. Во время потасовки (ложь №6 – не «потасовка», а убийство, так как нападала только «поэтесса»-«невеста» – прим. автора)   ему стало плохо, он испугался, что может умереть, потому и закричал. Сильное алкогольное опьянение, страх смерти и ещё этот резкий, с большой физической перегрузкой рывок – всё это привело к тому, что его больное сердце не выдержало. С ним что-то смертельное случилось в момент  этого  рывка».
 
39
      (Л.Дербина непрерывно  придумывает причины, по которым она могла бы уйти от моральной ответственности за убийство поэта. Причём она маневрирует на уровне полуправды, то есть лжи. А была ли «потасовка»? Если бы она была, то у Дербиной были бы следы от действий Рубцова. Однако их нет (имелись, в 2005 г. опубликовано судебное дело). Есть следы только от её мёртвой хватки, когда она душила и рвала когтями шею поэта и его ухо. Фактов  лжи  с её стороны множество, и  сообщения  относительно рывка (ложь №21)  и инфаркта сердца – очередная дезинформация. «С ним что-то смертельное случилось» – как  будто «поэтесса» не причём (прим. автора). «После этого рывка он сразу весь обмяк и потерял сознание. Разве могли два моих пальца, два моих женских пальца сдавить твёрдое ребристое горло? («поэтесса» заявляет, что она «работала» всего двумя женскими пальчиками – прим. автора). Нет, конечно! Никакой он не удавленник, и признаков таких нет. Остались поверхностные  ссадины под подбородком от моих пальцев, и только. А я тогда с перепугу решила, что это я задушила его, пошла в милицию и всю вину взяла на себя». («Слабая» Дербина замалчивает два «маленьких» факта: рваные ухо и горло поэта и то, что она – трезвая  и  80 – килограммовая «невеста» – напала  на выпившего ослабленного алкоголем  «жениха», вес которого 60 кг; у неё было просто больше силы и коварства, – прим. автора).
     «Все вологодские писатели, и Вы в том числе, изначально  отказались от меня… Все вы способствовали тому, чтобы меня засудили, не пожалели моего маленького ребёнка…(А что же Дербина не пожалела маленького ребёнка Рубцова – его дочь Лену, которая осталась без отца и материальной поддержки?  – эгоизм и мстительность «поэтессы» так и лезут наружу;  – прим. автора)».
     «Да, я издала книжку  своих стихов в провинциальном «райгородишке» Вельске. Неважно где, важно что…» (об этом «что», см. главу 3 «Люблю волков…» – прим. автора). «Вы надеялись, что испытания Вами мне присуждённые, уничтожат во мне дар поэта». Каково? И   не  «слабо»  сказано, –  как будто   
 
40
это В.П. Астафьев  присудил «поэтессе» испытания. По упомянутой статье Л.Дербиной видно, что  христианского раскаяния в убийстве гениального русского поэта у неё нет и не предвидится.  Одна борьба за свой «имидж» и мстительность. А в случае «легализации» она уже поливает и будет поливать грязью Н. Рубцова на публичных встречах.          
     Многие друзья, писатели выступали  на кладбище и на поминках. Н. Старичкова пишет: «Мне запомнилось искреннее, глубоко душевное переживание  в словах художницы Джанны Тутунджан. Она печалилась, что не смогла выполнить его просьбу – оформить книгу «Душа хранит». Запомнился ей Рубцов улыбчивый, прячущий что-то на груди под пальто. Только подумала: «Что это у него там?» И вдруг оттуда мордочка котёнка высовывается».
     После гибели Поэта вологодские писатели буквально «казнились» в том, что просмотрели в силу природной русской деликатности вероятность трагического исхода взаимоотношений Рубцова и Дербиной (2,5).
    Из книги Н.Старичковой «Наедине с Рубцовым» автор  приводит ряд сведений, характеризующих психологический портрет убийцы, взаимоотношения Рубцова с «поэтессой», отношения с Гетой и дочерью Леной и другое без особых комментариев....
  Из выходных данных книги Юрия Кириенко-Малюгина
«Тайна гибели Николая Рубцова» (издание 1-ое):
   ЛР № 030723 от 18 февраля 1997 г.
 М.  Московская городская организация  Союза писателей России
  ISBN 5 — 7949 — 0095 - 4
 Подписана в печать 20.08.2001 г.
  Формат 60х84х16
Печать офсетная
Бумага офсетная. Гарнитура Times
Усл. Печ. л. - 7,0 п.л.
Отпечатано в типографии ООО «ГЕО-ТЭК»
г. Красноармейск, Московской области
тел........................        заказ 187
 
    Планируя поездку в Вологду, срочно поехал в подмосковную типографию, заплатил за тираж 1000 экз и через две недели получил выпуск.   .
      Зная, что в каждом сентябре в Вологде проводится фестиваль «Рубцовская осень» выезжаем с Э. Любенко.  Книгу «Тайна гибели...» приношу в вологодский «Дом книги»,  сдаю тридцать экземпляров на реализацию по  накладной. Мне сообщает продавщица: «А вот на прилавке книга Дербиной...». Вижу название «Все вещало нам грозную драму. Воспоминания о Николае Рубцове. Вельск, 2001». Вот таким образом встретились на прилавке  анти-рубцовская и За-рубцовская книги.
     В это же время, 14. сентября 2001 г.  в Вологде была опубликована антирубцовская статья журналиста Валерия Есипова  «Рубцов не был убит» в газете «Русский север». Ранее опубликована  статья в "Комсомольской правде" от 17 июня с.г. "Поэта Рубцова никто не убивал" со ссылкой на  мнение  судебно-медицинских экспертов из Санкт-Петербурга Ю.А. Молина и А.Н. Горшкова через 30 лет после убийства Рубцова.
    В вологодской газете «Красный Север»  дан отпор доводам В. Есипова со стороны писателя А. Цыганова и анонимного автора Сиверцева.
     А мы с Э. Любенко приняли участие в вологодском фестивале, выступили в вологодской городской библиотеке и поехали в Тотьму и Никольское для встреч с земляками Рубцова.
     В тотемской газете «Уездные новости», № 43 (113) от 25.10.2001 г.  в статье «Достигают счастья лишь в пути...»  журналистка И. Рычкова пишет о наших выступлениях:
«Юрий Кириенко-Малюгин, руководитель Рубцовского центра в Северо-западном округе Москвы, который создан в мае этого года, а в сентябре состоялась его презентация. Он автор книги «Тайна гибели Николая Рубцова»....
«Юрий Кириенко-Малюгин и Эрнест Любенко — барды, выходцы из извесстной в столице литературно-музыкальной студии «Родник». Ради пропаганды творчества Рубцова поют исключительно песни на его стихи, причём те, которые практически никто не поёт: «Гуляевская горка», «Купавы», Добрый Филя» и другие. И лишь уступая убедительным просьбам зрителей, исполняют песни на свои стихи. Среди них есть очень сильные вещи, но они стараются спрятать их подальше».
«К авторам статей в ряде СМИ — падким на сенсации журналистам, пытающимся реабилитировать убийцу поэта, они безжалостны: «Потоки грязи льются на поэта. Наш долг, обязанность вас, земляков, защищать его. Не мог человек, который писал такие прекрасные стихи, быть виновником своей гибели». Всё правильно. И мы,тотмичи, тоже не позволим путать бытовуху со светлой поэзией».   
Глава 1.4.   
Московский Рубцовский центр. 19 сентября 2001 года. Организация Всероссийских конкурсов «Звезда полей».
 
   19 сентября 2001 года состоялось официальное открытие первого Московского Рубцовского центра в юношеской библиотеке № 199 Центральной библиотечной системы Северо-Западного административного округа г. Москвы (ЦБС СЗАО г. Москвы).
    На презентации присутствовали: от Вологодского землячества г. Москвы Полина  Рожнова, от префектуры Северо-Западного округа Лилия Васильевна Н., член Союза художников РФ Вера Васильевна Васькова — автор портрета Николая Рубцова, зав. юношеской библиотеки  № 199 Зоя Николаевна Орехова. А также участники ЛМС «Родник» Эрнест Любенко, Александр Климов, Станислав Шилов, Юрий Кириенко-Малюгин, Владислав Киреенков, Надежда Артамошкина и самые активные читатели библиотеки.
     С информацией об экспозиции выступила З. Н. Орехова. Представлены: портрет Рубцова (холст, масло, размеры 60 см х 80 см),  автор Вера Васькова; два напольных стеклянных  стенда, настенные панели с ламинированными фотографиями родины поэта, кассеты с песнями на стихи Рубцова участников ЛМС «Родник».  Ю. Кириенко-Малюгин рассказал о поездках на родину Рубцова,  о системных планах работы Центра и организации ежегодных поэтических, прозаических,  песенных и художественных  конкурсов «Звезда полей».
  Авторы-исполнители  Александр Климов, Эрнест Любенко, Юрий Кириенко-Малюгин, Надежда Артамошкина представили несколько песен на стихи Рубцова. Станислав Шилов, родом из Вологодской области, рассказал о встречах с Рубцовым, о  достопримечательностях  области.
   На презентации выступили Лилия Васильевна и Полина Рожнова, которые обещали оказывать содействие в работе Рубцовского центра.
    Как руководитель МРЦ, Председатель общественного Совета Центра сообщаю о запланированных с 2001 года системных конкурсах «Звезда полей» по следующим номинациям» «поэзия», «проза и статьи о творчестве Рубцова», «песни на стихи Рубцова»,  «искусство, живопись» на темы поэзии Рубцова.
     Материалы на конкурсы  будет принимать библиотеке № 199  в срок до 31 декабря  каждого текущего года.  Публичные мероприятия запланировано проводить в библиотеке № 199 и в ДК «Красный Октябрь». Для рассмотрения материалов создано жюри. По итогам конкурсов ежегодно планируется выпуск альманаха «Звезда полей» в феврале-марте каждого года, следующего за годом объявления и проведения конкурса.  
      После открытия экспозиции текущая работа проводится библиотекарями, тематические литературно-музыкальные встречи — составом ЛМС «Родник».  Во время литературно-музыкальных мероприятий сообщаю о конкурсах «Звезда полей»
     В библиотеку № 199 до конца 2001 года поступают первые конкурсные материалы.
    Пишу статьи о гранях творчества Рубцова, о взаимосвязи с предшественниками-поэтами и писателями.
       Передаю литстатьи для публикации в газету «Российский писатель»  Союза писателей России. Руководитель пресс-центра  Александр Борисович Дорин приглашает меня постоянно на литвстречи и дискуссии в секретариате СПР на Комсомольской, 13. Там контактирую с первым секретарём СПР Геннадием Викторовичем Ивановым, поэтом Игорем Ляпиным, редактором газеты Николаем  Дорошенко. В связи с открытием Рубцовского центра меня представили Председателю Союза писателей РФ Валерию Николаевичу  Ганичеву.  Однажды  А.Б.Дорин пригласил меня в помещение секретариата СПР на участие во встрече с критиком Михаилом Петровичем Лобановым и его женой. На встрече  присутствовали В. Н. Ганичев и секретари СПР. Где-то в архивах есть мои фотоснимки с той встречи на Комсомольской пр., 13.
     В конце 2001 года передаю в «Российский писатель» А. Дорину и Н. Дорошенко статью «Николай Рубцов и православие». В сентябре 2001 года  мы с Э. Любенко побывали в домашнем музее Н. А.   Старичковой в Вологде.  Я сделал несколько фотографий икон, которые хранились в квартире Рубцова в квартире на ул. Яшина после гибели Рубцова и  которые взяла и сохранила Н.А. Старичкова. Эти фотоматериалы, как иллюстрации включаю в статью «Николай Рубцов и православие».  Привожу текст статьи
                 НИКОЛАЙ РУБЦОВ И ПРАВОСЛАВИЕ
Вера или безверие? В любые времена перед каждым человеком встаёт сознательно или чаще бессознательно этот вопрос. Какой верой руководствоваться по жизни? Ответ на этот вопрос зависит от условий воспитания в семье, генетического кода каждого человека, исторического развития общества и пропагандируемых властью и средствами информации идей. Материальные блага любой ценой или духовная свобода и жизнь во имя спасения своих детей, продолжателей рода?
      Следует признать, что советская власть строила и весьма успешно материальный рай для основной массы многонационального населения Советского Союза. А в идеологической сфере это была эпоха вначале тотального, а потом вялого атеизма и постепенного запланированного перемещения сельского, в основном, славянского населения (русских, украинцев и белорусов) на промышленные стройки и объекты в города по всей территории Советского Союза. И после войны в окраинных республиках (в Прибалтике, в Средней Азии и на Кавказе) были построены прекрасные дороги, современные порты, промышленные объекты и жилые комплексы, в основном, за счёт материально-технических ресурсов России. Николай Рубцов наблюдал картины постепенного вымирания русской деревни, российского местного бездорожья, обезличивания русско-славянской культуры и отразил это в своём творчестве. Наблюдал поэт и запланированное карьеристами-идеологами разрушение православных храмов и исторических памятников России.
     В. П. Астафьев в одной из последних статей писал, что Рубцов к 60-и годам пришёл бы к православию. Вот с этим тезисом нельзя согласиться. Уже при жизни поэт пришёл к православной вере. Вот, например, Николай Рубцов во время пикника в конце 60-х годов под Вологдой, уходит к далёкой церквушке, возвращается через три часа и сообщает, что он хорошо побеседовал с батюшкой. И в стихах Н. Рубцова нет богохульства. Есть интерес к истории России. Н.А. Старичкова в книге «Наедине с Рубцовым» сообщает, что поэт брал в городской библиотеке книги Карамзина по истории России (в то время по специальному разрешению). Поэт понимал необходимость централизации власти в России. В стихотворении «О Московском кремле» Рубцов пишет:
Мрачнее тучи грозный Иоанн
Под ледяными взглядами боярства
Здесь исцелял невзгоды государства,
Скрывая боль своих душевных ран.
     Вот эти мысли актуальны и в наши дни, когда видны были попытки новых удельных князьков во имя эгоистических интересов разорвать Россию на куски, сначала экономически, а затем и политически. В этом же стихотворении (впервые опубликовано 17 ноября 1968 г.) поэт говорит русской земле, что он молится «не на твои забытые иконы». На первый взгляд, кажется, что это чистый атеизм. Но, если логически рассудить, то получается, что поэт молится на действующие иконы! Этот смысловой подтекст заложен в приведённой строке поэта. Скажи Рубцов правду о его отношении к православию, то это стихотворение не было бы опубликовано в те 60-е годы двадцатого века. Поэтому логически вырисовывается уточнённая строка в последней строфе этого гимна России и Кремлю, и которая может звучать так:
И я молюсь – о, русская земля! –
На все твои забытые иконы,
Молюсь на лик священного Кремля
И на его таинственные звоны…
     В стихотворениях Н.М.Рубцова по мере углубления его мировоззрения всё чаще встречается обращение к полям, лесам, рекам, берёзам, к явлениям природы и, особенно, к животному миру (журавлям, птицам, лошадям и др.), как к своим братьям и сёстрам. В стихотворении «Жеребёнок» поэт говорит:
Он увидал меня и замер,
Смешной и добрый, как божок…
     И к православным храмам поэт обращается с простыми и точными словами понимания и участия в их судьбе. Рассмотрим с учётом хронологии развитие духовного содержания поэзии Рубцова.
      В стихотворении «Я буду скакать по холмам задремавшей Отчизны…» поэт говорит:
И храм старины, удивительный, белоколонный,
Пропал, как виденье, меж этих померкших полей, –
Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны,
Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей!..
    Имеются сведения, что первый вариант этого стихотворения обсуждался ещё в 1960 г. в литобъединении Кировского завода в Ленинграде. Сокращённый вариант опубликован в октябре 1964 г. в журнале «Октябрь», окончательный вариант – в сборнике «Звезда полей» в 1967 г. Мог ли Н. Рубцов опубликовать в шестидесятые годы, годы тотального атеизма строку в варианте «но жаль мне, но жаль мне растоптанной царской короны»? Ответ ясен. А с другой стороны, дело не в царской короне. Суть проблемы в том, что Россия не может существовать без централизованной власти (неважно как будет называться глава государства – царь, император, генеральный секретарь, президент, премьер-министр). Иначе России не будет, её раздерут на части новые крупные и мелкие удельные князья на радость западным и доморощенным «друзьям», а затем может начаться и гражданская война за национальные интересы каждого региона. И лозунг «Разделяй и властвуй» будет реализован.
     Но главное, что Н.М.Рубцов сказал: «но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей». И вот за этой строкой стоят реальные факты. Как известно, с августа 1950 г. по июнь 1952 г. Рубцов учился в Тотьме в лесном техникуме, который был расположен на территории древнего Спасо-Суморина монастыря, построенного для защиты населения от набегов врагов. А знаменитая белая колокольня монастыря (высотой чуть ниже колокольни Ивана Грозного) была разрушена и Рубцов вместе с другими учащимися участвовал в разборке её развалин. Отсюда у Рубцова о храме старины, который пропал «как виденье меж этих померкших полей».
    В 1954 г. Н.Рубцов доехал до Ташкента, в Узбекистане увидел памятники другой культуры и в грустные минуты написал:
Жалкий след мой будет затоптан
башмаками других бродяг.
И останется всё, как было –
На Земле, не для всех родной.
     В стихотворении «Эх, коня, да удаль азиата…» (лето 1961 г.) Рубцов пока ещё фривольно говорит: «покрестившись лихо на собор…», «ты мне скажешь: – Боже упаси!..», «словно Богом свергнутый с небес…». Хотя поэт в то время не высказывается о божественном происхождении мира, но безоглядной хулой Бога в своей поэзии не занимается. В окончательном варианте «Видений на холме» (1964 г.) поэт пишет:
Россия, Русь – куда я ни взгляну…
За все твои страдания и битвы
Люблю твою, Россия, старину,
Твои леса, погосты и молитвы.
………………………………….
Россия, Русь! Храни себя, храни!
Смотри опять в леса твои и долы
Со всех сторон нагрянули они,
Иных времён татары и монголы.
Они несут на флагах чёрный крест,
Они крестами небо закрестили,
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России.
     И это было опубликовано в годы триумфа официальной атеистической идеологии! А предвидения Рубцова просто поражают читателей, которые теперь знают, насколько ежегодно сокращается население России. И как ускоренно растёт количество крестов на погостах России.
     В 60-е, а затем и в 70-е годы 20-го века шло негласное соревнование различных поэтических направлений: либерального диссидентского с ритмическими языковыми конструкциями и народного патриотического с использованием всего богатства русского языка и традиционной культуры. И у Николая Рубцова утверждается чёткая жизненная позиция с понятиями Добра и Справедливости. На этом пути невозможно уже обходиться без дальнейшего духовного углубления. В стихотворении «Чудный месяц плывёт над рекою» (1963 г.) поэт сообщает:
И тоскуя всё меньше и меньше,
Словно бог, я хожу по земле.
     Во многих стихотворениях Н.Рубцова есть подтекст, но не сексуальный как у большинства совремённых поэтов, а духовный (справедливость, честь, вера в Добро, в историческую миссию России). И даже, казалось бы, вакхическое по содержанию стихотворение «Гость» поэт заканчивает вопросом: «Неужели Бога нет?»
     Итак, когда же наступил переломный момент в повороте поэта к православию, к пониманию действующих в окружающем мире разрушительных сил и идеи спасения каждого человека от насаждаемого эгоизма? По мнению автора, это стихотворение «Русский огонёк», на которое уже обращали внимание литературоведы. Ещё раз и ещё сколько угодно раз необходимо возвращаться к этому программному творению Поэта. Вот Николай Рубцов идёт в ноябре 1963 г. по заснеженной пустынной дороге, в «томительный мороз» к своей малой Родине, к далёкому селу Никольское, к дочери Лене и к Генриетте. Это было много раз при поездках из Москвы, из литинститута.
     И вот в этой спасительной избе, у немолодой уже хозяйки поэт делает великое, для всех нас живущих, открытие:
 
Как много жёлтых снимков на Руси
В такой простой и бережной оправе!
И вдруг открылся мне
И поразил
Сиротский смысл семейных фотографий:
Огнём, враждой
Земля полным-полна,
И близких всех душа не позабудет…
Скажи, родимый,
Будет ли война? –
И я сказал: – Наверное, не будет.
 
     В каждой русской семье с фотографий смотрят погибшие дети, братья, отцы и деды. К 1963 году это были участники локальных войн в 1936-1940 г.г., Великой Отечественной войны с Германией (1941-1945 г.г.) и Японией (1945 г.). И поэт понял, что вражда – главная причина всяких войн. А на вопрос хозяйки поэт не может дать точный ответ. «Наверное, не будет» – это сомнительная надежда, которую даёт путник. И вот хозяйка – русская женщина сообщает непринуждённо такую народную мудрость, до которой ещё долго идти многим сильным мира сего:
Дай Бог, дай Бог…
Ведь всем не угодишь,
А от раздора пользы не прибудет… –
И вдруг опять:
Не будет, говоришь?
Нет, – говорю, – наверное, не будет.
Дай Бог, дай Бог…
     Хозяйка заботится уже не о себе, а о живущих где-то, за избой близких и далёких и даже об ушедших. И просит она Бога, чтобы не было войны: – Дай Бог, дай Бог! Пришедший путник не может дать ей уверенную надежду. А что такое война для крестьянки, для сельской семьи – хранительницы исторической России? Зло, зло и зло! А когда путник хочется расплатиться с хозяйкой за ночлег, происходит примечательный диалог:
Господь с тобой! Мы денег не берём!
Что ж, – говорю, – желаю вам здоровья!
За всё добро расплатимся добром,
За всю любовь расплатимся любовью…
    И вот это высказывание Николая Рубцова по частному случаю попытки оплаты ночлега оборачивается нетленным на века пожеланием Добра и Любви.
    Конечно, любой нормальный поэт, когда пишет стихотворение, не задумывается о философских концепциях, он просто вольно или невольно выражает по ходу повествования своё мировоззрение.
    В письме из села Никольского к Сидоренко Н. Н. от 15 августа 1964 г. (сразу после исключения из литинститута) поэт посылает стихотворение «По вечерам», в котором говорит о своём видении картины разрушенного собора:
С моста идёт дорога в гору.
А на горе – какая грусть! –
Лежат развалины собора,
Как будто спит былая Русь.
 
     В последний (вологодский) период творчества Николай Рубцов соединяет явления природы и жизни с божественным пониманием происхождения мира. В стихотворении «Во время грозы» (1968 г.) Рубцов пишет:
И туча шла гора горой!
Кричал петух, металось стадо,
И только церковь под грозой
Молчала набожно и свято.
    В стихотворении «Вологодский пейзаж» (1968 г.) поэт рисует картину:
Живу вблизи пустого храма,
На крутизне береговой
И городская панорама
Открыта вся передо мной.
Пейзаж, меняющий обличье,
Мне виден весь со стороны
Во всём таинственном величье
Своей глубокой старины.
     В стихотворении «Плыть, плыть…» (1969 г.) поэт говорит:
 
Каждому на Руси
Памятник – добрый крест!
     В стихотворении «Выпал снег…»(1970 г.) поэт радуется жизни:
Снег летит на храм Софии,
На детей, а их не счесть.
Снег летит по всей России,
Словно радостная весть.
 
     А вот насчёт детей, которых «не счесть», поэт выдаёт свою мечту за действительность. Дело в том, демографическая ситуация для русского народа резко изменилась за прошедшие тридцать восемь лет (отсчёт с 1964 г. – прим автора, эта статья 2002 года). Однодетные русские семьи (по статистике не менее 60%) являются самой главной проблемой в настоящее время в России, обуславливают вырождение русского народа по материальным и зависящим только от власти причинам. Эта грозная тенденция должна быть срочно изменена, иначе в ближайшее время не удержать территорию Российской державы. Понимание семейных проблем и семейного счастья было у Н. М. Рубцова в те далёкие 60-е годы двадцатого века. Вот что пишет поэт в стихотворении «За тост хороший» (опубликовано 1 января 1971 г. за 18 дней до гибели):
Теперь шампанского не грех
Поднять бокал за тост
хороший:
За Новый год,
за детский смех,
За матерей, за нас за всех,
За то, что нам всего дороже.
   Рубцов часто ездил по вологодской земле с разными целями: в командировки, на отдых в лесной глуши или на встречи с друзьями. И в этих поездках всегда интересовался историческими памятниками и храмами. В стихотворении «Ферапонтово», написанном об известном монастыре и опубликованном 19 сентября 1970 г. в Вологде, поэт пишет:
В потемневших лучах горизонта
Я смотрел на окрестности те,
Где узрела душа Ферапонта
Что-то Божье в земной красоте.
    А сколько раз в своих стихотворениях Николай Рубцов говорит о душе! Вот, например: «Славное время! Души моей лучшие годы», «По душе мне родные пейзажи», «Пусть душа останется чиста», «Я клянусь! Душа моя чиста!», «Когда душе моей сойдёт успокоенье», «Слагается в душе негромкий стих».
     Н.А. Старичкова сохранила иконы Николая Рубцова, в том числе икону Николая Угодника, которая была разбита ранее или в ночь убийства поэта. В октябре 2001 года автор побывал в Вологде в квартире-музее Н. А. Старичковой, где был сделан снимок икон поэта, представленный в статье «Николай Рубцов и православие» («Российский писатель», № 3, февраль 2002 г.). Это фото проясняет для сомневающихся вопрос об отношении Поэта к православной вере.
 
    Статья была опубликована в газетах «Русь святая», №1, 2002; «Российский писатель», № 3, февр. 2002; «Советская мысль», Великий Устюг, №№47 и 63, 2003, а также в книге «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (М., МГО СП России, 2002 г.)
    Литературная жизнь в МРЦ продолжается. В марте 2002 года  определяем первых победителей конкурса «Звезда полей» 2001 по номинациям «поэзия» и «проза».
 
Глава 1.5.   
Монография «Николай Рубцов» 2002 года . Полемика вокруг Рубцова.
 
    К 2001-му нарастает «поток» публикаций о Н. Рубцове. Выходят книги:
• Сборник сочинений в 3 т. Составитель В. М. Зинченко, М., Терра, 2000;
• Н. Старичкова. Наедине с Рубцовым.  Вологда. 2001. (получаю вторично книгу с автографом «С добром от автора 12.10.2001. г. Вологда»);
• Л. Котюков. Демоны и бесы Николая Рубцова. М. 1998 г.              
    К 2001 году писатель Николай Коняев выпустил три самостоятельных книги о Н. М. Рубцове:
• «Путник на краю поля», М., Роман-газета, 1993 г.;
• «Вологодская трагедия», М., Эллис Лак, 1997 г.;
• «Ангел Родины», Ростов- н/д, 1998 г.
       В юбилейном рубцовском 2001-ом  году в серии ЖЗЛ  выпущена книга Н. Коняева «Николай Рубцов», которая была составлена из трёх вышеупомянутях публикаций, не связанных хронологически друг с другом. Книга подписана в печать 03.10. 2001г. Фактически появилась в продаже в начале 2002 года.    
      Такое впечатление, что к юбилейному году Рубцова торопились издатели и автор.
    Это  серьёзный недостаток редакции серии ЖЗЛ, которая выпускает об известных личностях книги, как правило, построенных хронологически.
      На основе материалов, собранных мной с февраля по июнь 2000 года, в «ленинской» библиотеке, также множества тематических выборок из изданных книг воспоминаний современников, собранных Виктором Коротаевым,  статей из журнала «Наш современник»,  публикаций известных с советского времени газет и журналов  и «времянок» (газет и журнальчиков) рыночного информационного периода, решил написать монографию «Николай Рубцов», отражая песенность поэзии Рубцова.  Принципиальное понимание творчества Рубцова русский национальный критик Ю. И. Селезнёв отразил в 70-е годы 20-го века в статье «Перед дорогою большою»  фрагментом:
     «Стихи Рубцова сами просятся на музыку, скорее даже музыка просится из стихов: их не нужно перекладывать на музыку, её нужно улавливать в них, слышать её, как слышали музыку песен, былин, сказаний в самой ритмике их словосочетаний древние певцы-гусляры, сказители. Многие стихи Рубцова – это песни и в эпическом смысле. Вслушаемся в музыку хотя бы вот этой строки: «Меж болотных стволов красовался восток огнеликий…» Музыкальная открытость, возвышающий простор строки Рубцова сродни эпическому ладу древних поэм».  Ю. И. Селезнёв (1).
  При создании монографии поставил задачу выделить принципиальные этапы бытовой биографии и создать творческую биографию Н. М. Рубцова. Ниже представлено содержание монографии «Николай Рубцов: И пусть стихов серебряные струны...»  
Предисловие..............................................................................................5
Глава 1.  «Но вот наше счастье распалось на части…» (после гражданской войны, 3 января 1936 г…октябрь 1943 г.).....................13
Семья Рубцовых, после убийства С. М. Кирова, раннее детство, начало Великой Отечественной войны с Германией, смерть матери, первые стихи, разлука с родными.
Глава 2. Два  пути. (октябрь 1943 г…июнь 1952 г.).…..................…..23
Детские годы в Никольском.  Песни, музыка и стихи. За путёвкой в жизнь. Где же отец? За путёвкой в жизнь. «Тот город зелёный» - Тотьма. В лесном техникуме. Спасо-Суморин монастырь, церкви русского Севера, русские купцы и мореходы. Юношеские стихи. Первый поиск родных.
Глава 3.  «Надо хлеба мне, хлеба! Замолчи радиола…»
(июль 1952 г…сентябрь 1955 г.)............................................................45
     В  Вологду на поиск родных. К морю в Архангельск, на тралфлоте. Горно-химический техникум в Кировске. Летние каникулы 1954 г. в Ташкенте, первая влюблённость. Встреча с братом Альбертом и отцом в Вологде весной 1955 г.  Встречи в Приютино под Ленинградом.
Глава 4.  «Мне не забыть у дальних берегов…»
     (сентябрь 1955 г…октябрь 1959 г.).......................................………59
Северный морской флот. Приютино – 1957, литобъединение в Североморске, первые публикации, «морские» стихи и песни.
Глава 5.  «Не простой,  возвышенный,  в седле бы…»
    (ноябрь 1959 г…август 1962 г.)……..................................................73
Ленинградский период жизни. Кировский  завод, литературные объединения, работа и стихи. Между городом  и деревней, цель жизни определена – поэзия. Сборник «Волны и скалы». В Москву и вперёд в Николу!
Глава 6. Л «И всё на  правильном таком пути…»
(сент.1962 г…июнь 1964 г.)................................................................…87
 Литературный институт, дневное отделение, учёба, общежитие, поэтические застолья, рождение дочери в Николе, в ЦДЛ, на пути к первым студенческим публикациям.
Глава 7. «О чём шумят друзья мои, поэты...»
       Литературные застолья в общежитии литинститута..................126
Глава 8. «Журавли» Николая Рубцова ................................................143
Глава 9.  «Уединившись за оконцем...»
(июнь 1964 г…апрель 1966 г.)…………....................………………. 151
   Родное  село Никольское – источник космического понимания окружающего мира, лето и осень 1964 г. – полный поворот к русской народной поэзии, семинар в Вологде, заочное отделение литинститута, подготовка сборников и снова провокации.
Глава 10. Николай Рубцов и православие...........................................184
Глава 11.  «Прекрасно небо голубое!»
 (май 1966 г…июль-август 1966 г.).....................................……..…..194
 Поездка в Сибирь. Катунь, Обь, Алтай. Восточная Скифия. Новые впечатления, размышления об Истории – философские стихи «Шумит Катунь», «Старая дорога», «В минуты музыки».           
Глава 12. .   «И счастлив я, пока на свете белом…»
 (август 1966г….июнь 1969 г.)…….............................…………..….205
По Вологодчине, по Московии, по издательствам. «Звезда полей» – луч Света в русской поэзии 20-го века. Жилищная проблема решена. А семейно-бытовая?
Глава 13.   «Я спешу сложить свои стихи…»
(июнь 1969г….19 января 1971г.)...............................................…..…248
«Душа хранит», «Сосен шум», «Зелёные цветы» – новые сборники  русских народных  песен и стихов.  Рубцов: «Над моей счастливою любовью вдруг мелькнуло чёрное крыло…».  
Глава 14. Песни Николая Рубцова......................................................267
Глава 15. О песнях на стихи русских поэтов и Рубцова..  ...............287  
Глава 16. Пророки есть в Отечестве моём!.........................................294
     Приложения (№№ 1 – 12)…......…..…......................................…..306
Даты жизни и творчества Н.М.Рубцова………………….............….324
Семья Рубцовых……............……..….............................................….328
Вместо послесловия.............................................................................329  
Библиография.…………..................................................................….330
 
                        Юрий Кириенко-Малюгин
Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…»
Художник ………..………… …..............В. Васькова
Редактор   ………………………………..Ю.Кириенко-Малюгин
Компьютерная вёрстка                            Ю.Кириенко-Малюгин
ЛР № 030723  от  18 февраля 1997 г.
Подписано в печать   26.08.2002 г.
Формат 60х84/16
Бумага офсетная № 1. Гарнитура «Таймс»
Печать офсетная
Усл. печ. л. – 21,0 п.л.
Тираж  ………1000 экз.  
М: Московская городская организация Союза писатеелей России,
Москва, 121069, ул. Большая Никитская, до 50А/5, стр. 1.   
ISBN     5-7949 -0107  - 1 ,  
Отпечатано  в типографии 000 «ГЕО-ТЭК»,
г. Красноармейск, Московской области
тел................. 
 
   Монография была издана за счёт личных средств автора.  В то время стоимость печати была сравнительно невысокой, автор реализовывал книги во время ежемесячных литературных мероприятий и в книжных магазинах. Конечно, издания приносили убытки, но автор ставил целью выпустить системную творческую биографию Н. М. Рубцова  и опровергать дезинформацию о русском национальном поэте.
                     Предисловие (фрагменты)
    Самое удивительное состоит в том, что нарастание  читательского   интереса   к   поэзии  и песням  на стихи Н. М. Рубцова происходит стихийно, фактически без участия средств массовой информации. Эпизодические упоминания (примерно 2 – 4 раза в год) о поэте не могут принципиально повлиять на этот процесс. Это можно  объяснить только  «внутренней»  информацией  в обществе, когда при обсуждении поэзии неизменно возникает имя Н. М. Рубцова.   
   После золотого (19-го) века (Пушкин, Тютчев, Лермонтов, Кольцов,   Полонский, Фет, Никитин  и др.)  и  начала  20-го   века (Блок, Есенин), казалось, наступил застой в русской поэзии. Нельзя же считать подлинной русской поэзией декадентские, графоманские, замысловатые и надуманные изыскания специалистов по ритмическим конструкциям и рифмовке русских и нерусских слов или оторванных слогов.
      Декаденты  разных мастей  (городская «заумная» элита) в начале 20-го века  отличались тем, что зомбировали себя и, в особенности, доверчивую публику пессимизмом.  Их претензии на оригинальность не выдерживали столкновения с действительностью, с правдой  и требованиями простой жизни.  
  В начале 20-го века напористо внедряли ритмизированную отсебятину футуристы. «Футуризм – формалистическое направление в искусстве и литературе начала ХХ в., отвергавшее реализм и пытавшееся создать новый стиль, к-рый должен был разрушить все традиции и приёмы старого искусства» (20).
   Лидер футуристов В. В. Маяковский (1893-1930) лозунговое русскоязычное стихотворчество  превратил в ремесло, когда написал инструкцию «Как делать стихи», 1926 (21).
    Эта книга написана на основе авторского исследования творчества Н. М. Рубцова. Приведены ссылки на источники информации. Автор поставил целью рассказать достоверно о жизни и творчестве Поэта, о мотивах его поведения в разных ситуациях, о его Православном мировоззрении и мистическом восприятии явлений окружающего мира, о путях-дорогах к русской песне.
    На памятнике в Тотьме на все времена дано нам первое завещание народного  Поэта:
                     За всё Добро расплатимся Добром,
                      За всю Любовь расплатимся Любовью!
 
          На могиле Н. М. Рубцова в Вологде второе завещание Поэта:
                        Россия, Русь! Храни себя, храни!
 
 Главы 1-6, 9, 11-13  монографии представляют собой видимые этапы творческой биографии Н. М. Рубцова.
   Глава 7. «О чём шумят друзья мои, поэты...» Литературные застолья в общежитии литинститута - содержит сцену  импровизированной дискуссии из пьесы «Николай Рубцов», где представлены отобранные автором стихи студентов литинститута Михаила Шаповалова, Бориса Шишаева, Александра Черевченко, Василия Нечунаева, Игоря Пантюхова, Николая Рубцова, а также гостей — известных поэтов Николая Анциферова и Анатолия Передреева.   
Глава  8  содержит литературоведческое исследование
«ЖУРАВЛИ» НИКОЛАЯ РУБЦОВА.
    Журавли! Ни один поэт России не обращался так часто к образу журавлей в своих стихах и песнях, как Николай Михайлович Рубцов. Услышав это заветное слово, каждый русский человек, как бы, поневоле ищет в высоком небе летящий птичий клин.
  Журавли – это пока ещё не признанный всецело символ России, символ грусти, полёта к цели, свободы, независимости, равенства, душевного успокоения.
    Много есть светлых русских символов на исторической Руси. Это – древо жизни, вышитое орнаментом на полотенцах, что впервые выявил Сергей Есенин в философском трактате «Ключи Марии». Это – славянская богиня Берегиня, получившая после принятия Русью византийского христианства имя Владычицы Небесной, о чём писал русский литературовед Валерий Дементьев. Это – лебедь, как символ гордости, святости и чистоты человеческих отношений. Это – цветущие луга и пашни, светлые берёзовые леса, прозрачные реки и озёра. Это – ангелы, сопровождающие добрых людей по жизни.
    Много есть и тёмных символов на исторической Руси. Это – слуги дьявола в виде алчных и злых людей. Это – хищные звери: волки, преследующие людей, хитрые лисы, обворовывающие крестьянские дома, рыси, змеи и др. Это – недобрые явления природы: тёмные дремучие леса, тучи, ураганы, омуты, тёмная дождливая ночь, метели и др.
   Сергей Есенин в трактате «Ключи Марии» сказал: «Существо творчества в образах разделяется так же, как существо человека, на три вида: душа, плоть и разум. Образ от плоти можно назвать «заставочным» (метафорическим, – прим. автора), образ от духа «корабельным» (плывущим – прим. автора), а третий образ от разума – ангелическим (преобразующим «заставочный» и «корабельный» образы – прим. автора).
    Ф.И.Тютчев (1803 … 1873 г.г.) в стихотворении «Вечер» связывает колокольный звон с шумом от стаи журавлиной:
Как тихо веет над долиной
Далёкий колокольный звон,
Как шум от стаи журавлиной, –
И в звучных листьях замер он.
     А.А.Фет (1820 … 1892 г.г.) – «сын севера», как он признавался в одном из стихотворений, очень остро чувствовал природу, глубоко заглянул в небо, увидел звёзды и журавлей. Уже в юности, в 1842 г. поэт размышляет об осенних журавлях и с надеждой пишет:
Слышишь ли ты, как шумит вверху угловатое стадо?
С криком летят через дом к тёплым полям журавли,
Жёлтые листья шумят, в березнике свищет синица,
Ты говоришь, что опять теплой дождёмся весны …
В другом стихотворении в 1854 г. А.А.Фет видит в весенних журавлях вестников обновляющейся жизни:
Но возрожденья весть живая
Уж есть в пролётных журавлях …
А.А.Блок (1880 … 1921 г.г.) в стихотворении «Осенний день» в 1909 г., видимо, серьёзно задумался, о чём это плачут журавли, если написал такое:
Овин расстелет низкий дым,
И долго под овином
Мы взором пристальным следим
За лётом журавлиным...
 
Летят, летят косым углом,
Вожак звенит и плачет...
О чём звенит, о чём, о чём?
Что плач осенний значит?
    
   И у А. Блока нет ответа о смысле лёта журавлиной стаи. Не просмотрел журавлей и С. Есенин (1895…1925 г.г.).
Отговорила роща золотая
Берёзовым весёлым языком,
И журавли, печально пролетая,
Уж не жалеют больше ни о ком.
    Есенин, вольно или невольно, попытался дать ответ Блоку на его вопрос о смысле плача журавлей. Но даже Есенин с его абсолютным эстетическим вкусом триединства образа, судя по смыслу текста, увёл журавлей от сострадания к судьбам людей.
    Вологодская поэтесса О.Фокина в одном из своих стихотворений с эпиграфом из Н.Рубцова «Не купить мне избу над оврагом…» пишет:
Всякая дикая птица –
Сокол, журавль, соловей –
Больше, чем смерти боится –
Знаю! – неволи своей.
      В пятидесятые годы 20-го века популярной была песня «Осенние журавли». Вот фрагмент этой песни:
Здесь под небом чужим, я как гость нежеланный,
Слышу крик журавлей, улетающих вдаль,
Ах, как больно душе слышать зов каравана,
В дорогие края провожаю их я.
Вот всё ближе они и всё громче рыдают,
Словно горькую весть мне они принесли.
Так скажите же вы, из какого вы края
Прилетели сюда на ночлег журавли?
 
     Рубцов, очевидно, знал эту песню братьев Жемчужниковых. Её пели в русских семьях после войны по всей России. В том числе, в московских дворах, которые размещались среди малоэтажных домов вокруг Садового кольца, где гоняли голубей и даже играли в футбол, разбивая стёкла первых и вторых этажей. Эта песня не оставляла равнодушными русских людей и в настоящее время.
     В 1955 году в стихотворении, посвящённом другу юности Николаю Белякову (Приютино, Ленинградская обл.) и в связи с услышанной от него песней, Рубцов впервые упоминает журавлей:
И дубы вековые над нами
Оживлённо листвою трясли.
И со струн под твоими руками
Улетали на юг журавли…
    В другом раннем стихотворении «Любовь» (примерно 1957…1958 г.г.) Н.Рубцов пишет:
 
Я брожу по дороге пустынной.
Вечер звёздный, красивый такой.
Я один. А в лугу журавлином
Мой товарищ гуляет с тобой.
 
    В стихотворении «У сгнившей лесной избушки» (1964 г.) Рубцов снова упоминает журавлей:
Летят журавли высоко
Под куполом светлых небес,
И лодка, шурша осокой,
Плывёт по каналу в лес.
      В удивительной по силе воздействия на слушателей песне «В минуты музыки» (1966 г.) Николай Рубцов вновь использует образ журавлей:
В минуты музыки печальной
Я представляю жёлтый плёс,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берёз,
И первый снег под небом серым
Среди погаснувших полей,
И путь без солнца, путь без веры
Гонимых снегом журавлей.
 
В стихотворении «Купавы» (1967 г.) Рубцов пишет:
Как далеко дороги пролегли!
Как широко раскинулись угодья!
Как высоко над зыбким половодьем
Без остановки мчатся журавли!
В лучах весны – Зови иль не зови! –
Они кричат всё радостней, всё ближе ...
Вот снова игры юности, любви
Я вижу здесь ... но прежних не увижу.
 
      Рубцов пишет, конечно, не думая о будущих анализах своей поэзии. Он ведёт описание видимой картины весны, полёта весенних журавлей, которых не остановить как жизнь, как движение. Человек, наблюдатель, – каково бы ни было твоё желание, – не в силах прервать полёт.
   О связи с родной землёй и журавлями поэт в стихотворении «Посвящение другу» (1968 г.) сказал:
 
Не порвать мне мучительной связи
С долгой осенью нашей земли,
С деревцом у сырой коновязи,
С журавлями в холодной дали …
    Эта уже совсем другая картина. Кажется, видна обыкновенная констатация эпизода и фотография момента, а на деле светлые мазки художника. Многие друзья поэта и исследователи отмечали кажущуюся простоту поэзии Николая Рубцова.
    И вот подходим к необыкновенному стихотворению «Журавли». Оно датировано августом 1964 г., опубликовано в октябре 1965 г. и затем вошло в известную книжку Рубцова «Звезда полей».
Меж болотных стволов красовался восток огнеликий.
Вот наступит октябрь ¬ и покажутся вдруг журавли!
И разбудят меня, позовут журавлиные крики
Над моим чердаком, над болотом, забытым вдали.
    Первое четверостишье – картина природы, наблюдаемая автором и ожидание подлёта журавлей. И реакцию самого автора – «И разбудят меня, позовут журавлиные крики» – следует понимать в переносном смысле: разбудят спящую часть души! И опять Николай Рубцов – мастер двойного смысла текста, но подтекст рассчитан на сопереживание читателя, а не на проявление эгоистического или животного инстинкта, как это видно у многих поэтов – «технарей» рифмы и ритма.
Широко на Руси предназначенный срок увяданья
Возвещают они, как сказание древних страниц,
Всё, что есть на душе, до конца выражает рыданье
И высокий полет  этих древних  прославленных птиц.
 
       Во втором и, особенно, в последующем, третьем четверостишьях Николай Рубцов фактически ответил на вопрос А.Блока, о чём звенят и плачут журавли.
Широко на Руси машут птицам согласные руки,
И забытость болот и утраты знобящих полей -
Это выразят всё, как сказанье, небесные звуки,
Далеко разгласит улетающий плач журавлей…
 
     В третьем и четвёртом четверостишьях поэт полностью соединяет летящих журавлей и оставшихся на грешной земле людей. В небе летят души ушедших предков и надежды живущих. Как в своё время сказал А. Фет, улетающий плач журавлей исходит от грусти прощания с русскими полями.
 
Вот летят, вот летят… Отворите скорее ворота!
Выходите скорей, чтоб взглянуть на высоких своих!
Вот замолкли – и вновь сиротеет душа и природа
Оттого, что – молчи! – так никто уж не выразит их.
       И здесь Рубцов обращается к людям: Выходите, не пропустите летящие души (родителей, братьев и сестёр, всех ушедших)! И далее поэт, предупреждая немудрое высказывание о журавлях, говорит стоящему рядом собеседнику: – Молчи!
      Николай Рубцов, как и многие до него, заглянул в небо, но заглянул глубже своих предтечей. Поэт первым показал непрерывность лёта журавлей, раскрыл образ-символ летящей стаи журавлей, как летящих родственных душ. Вот пропали вдали журавли и осиротела душа грешного человека, осиротела и природа без улетевшей родной стаи.
О необычности стихотворения «Журавли» и необходимости его глубокого прочтения впервые высказался В.Н. Бараков. И если следовать концепции С. Есенина в статье «Ключи Марии», то можно определить, что образ журавлей отвечает триединству видов творчества: «заставочному», корабельному и ангелическому.
      Проведённый анализ заложенной идеи стихотворения «Журавли» показывает, что образ-символ журавлей может стать одним из базовых светлых духовных символов России, возрождающейся от атеизма, тотального материализма и поднимающегося эгоцентризма.
      Вологодский самодеятельный композитор Алексей Шилов записал и подарил Рубцову пластинку с песней «Журавли». Эта песня вошла в антикриминальный советский фильм «Змеелов», она исполняется многими бардами. В течение многих последних лет об этой пророческой песне ни по телевидению, ни по радио никакой информации.
      Известный русский поэт Валентин Васильевич Сорокин так написал о погибших журавлях на Севере России (лето 2000 г.):
Бедные не платят за богатых,
На врагов не плачутся враги.
Сбереги влюблённых и крылатых
И не предающих сбереги!
В мире ужас воцарится тихо,
Там и тут безлунье, там и тут,
Если журавель и журавлиха –
Две последних песни – упадут.
  Аналогичные и более глубокие мысли и сопереживания о судьбах людей и судьбах наших братьев и сестёр, летящих в небе, встречаются неожиданно и встретятся в новых стихотворениях о журавлях.
     Русские люди! Посмотрите на небо! Взгляните на высоких своих! Об этом просил Николай Михайлович Рубцов.
     Статья опубликована  также  в сборнике конкурсных материалов «И буду жить в своём народе…» (С.-Петербург, библиотека имени Николая Рубцова, 2003 г.) и на сайте «Звезда полей».
     В главе 14 приведены тексты 20-ти стихотворений Н. М. Рубцова, как пример текстов песенного восприятия Поэзии.
     В главе 15 приведены высказывания литераторов В. Кожинова, С. Викулова, С. Багрова, В. Оботурова, современников поэта о песнях на стихи Рубцова.
   В главе 16 приведены фрагменты из статей русских критиков М. П. Лобанова и Ю. И. Селёзнева , а также композитора Г. В. Свиридова о песнях на стихи Рубцова.
    Уже в ноябре 2002 года передаю один экз. в редакцию газеты «День литературы», которая сообщает о выпуске книги-монографии Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны...»
 
   Глава 2
 Поиск истины в мiровоззрении Рубцова. Тайна гибели Рубцова. МРЦ - конкурсы и концерты.  Никольское, Тотьма, Кириллов, Волокославино. Грани алмаза поэзии Рубцова. От 2002 года к марту 2006 года  
 
     После создания  приказом № 4 от 3 мая 2001 года и презентации 19 сентября 2001 года Московского рубцовского центра (МРЦ) - первого в Москве тематического Центра - продолжалась непрерывная пропаганда творчества Н.М. Рубцова.
     Летом 2002 года медик по профессии М. А. Полетова решила создать другой центр пропаганды  Рубцова. Она обратилась к управлению культуры  Юго-Западного округа г. Москвы и там, не зная о созданном Рубцовском центре в Северо-Западном округе, финансировали  организацию экспозиции в библиотеке № 95, принадлежащей Академии наук РФ.  В конце августа М.А. Полетова запросила у меня в подарок и получила экз.  книги «Тайна гибели Николая Рубцова». Случайно узнаём, что 1-го сентября (2002 г.) состоится презентация нового центра. В известность нас М. А. Полетова не ставит. Приезжаем с Э. А.Любенко. На фасаде надпись: «библиотека — центр пропаганды творчества Н.М. Рубцова». Экспозиция со стендами располагается на втором этаже этой двухярусной библиотеки. Решена экспозиция в чёрно-белых картинах,  фотографиях и фонах. (У нас в МРЦ экспозиция цветная и с портретом Рубцова (холст масло, краски), играющего на гитаре — по известному фото). Рассматриваю книжные стенды экспозиции. На нижней полке в дальнем углу одного стенда вижу свой экз. книги «Тайна гибели Николая Рубцова». Спрашиваю у М.А. Полетовой: «Почему туда загнали нужную читателям книгу?» В ответ молчание. На сцене зала первого этажа установлен портрет Рубцова в шляпе. Нам и присутствующим на презентации  сообщают, что это прижизненный портрет поэта. На ухо сообщают, что за портретом ездила Наира Вартановна Переслегина и получила его от Рыболовова, друга поэта. Открытие вела зав. библиотекой № 95. Выступали с сообщениями, стихами подготовленные артисты. Ближе к концу презентации передаю записку ведущей о просьбе выступить членам первого Московского рубцовского Центра. Ведущая искренне удивилась этой информации. Но время выделила. Мы с Э. Любенко вышли с гитарами и спели две песни Рубцова: «Журавли» и «На сухоне». Я сообщил об открытиии 19 сентября 2001 года Первого Московского Рубцовского центра в Северо-Западном округе г. Москвы. И мы уехали, пожелав успеха в работе. Через три недели на входе в библиотеку № 95 появилась новая  надпись: «Музей им. Н.М. Рубцова». Интересно, кто и по каким документам без лицензии госорганов назвал экспозицию «музей»? На этот вопрос ответ от Полётовой не получен. И далее организаторы «музея им. Рубцова» стали приглашать к себе известных артистов и литераторов.   
     1 октября 2002 года  я взял интервью под видеокамеру у поэта Сорокина Валентина Васильевича, в то время заместителя Председателя Международного Сообщества писательских союзов (МСПС) в здании на Поварской, 52.
     Во время интервью В.В. Сорокин на вопрос о месте Рубцова в русской литературе заявил: «Николай Михайлович Рубцов — русский национальный поэт!».     
     Интервью было опубликовано в авторском издании книги «Новая дорога к Рубцову» (М. Российский писатель. 2005)   
 
Глава 2.1.
Поиск Истины в поэзии и  мировоззрении Н. М. Рубцова. Дискуссии, заблуждения и дезинформации в публикациях начала 21-го века.
 
       Нужно сказать, что к началу 21-го века опубликован огромный объём разрозненной противостоящей информации о мировоззрении Поэта, обстоятельствах поведения Рубцова в бытовых ситуациях.  Одним и тем же событиям литераторы и «заклятые друзья» давали противоположные оценки.  Одновременно Дербина-Грановская явно шла на моральную реабилитацию, навешивая на Рубцова ярлык «алкоголика». Подключились к таким публикациям газеты «Комсомольская правда», «Красный север», какие-то петербурские медсудэксперты, «рецензенты» из бульварных газет и желтоватых журналов  и  Дербина-Грановская с «воспоминаниями».  
    В 2001-2003 г.г. во время поездок в Вологду и по рубцовским местам я  работал временами в Государственном архиве Вологодской области (ГАВО) по разрешению А. А. Грязева, тогда секретаря Вологодской организации Союза писателей России. Как писатель и Председатель Совета Московского Рубцовского центра я представил  рекомендательное письмо от Московской городской организации Союза писателей России.
     В архиве было более 50 папок с материалами Рубцова и переписки с ним. После получения  выбранной мной папки из литературного архива Рубцова в отдельной комнате со мной сидела одна из работников ГАВО. Я имел право  снимать только рукописные копии. В формулярах ряда документов некоторых папок я встречал подписи получения материалов  в 1998-1999 г.г. московской исследовательницей В.Д. Зинченко, которая использовала затем ряд сведений при создании трёхтомника «Николай Рубцов» (М. Изд. Терра, 2000). К сожалению, время в каждый приезд было ограничено, так как надо было встречаться и встречался в Вологде с современниками Рубцова  Н.В. Груздевой, С.Н. Багровым, А.С. Шиловым, постоянно со Н.А. Старичковой, в Тотьме с воспитательницей Никольского детдома  Е. Семенихиной и преподавателем  А. Корюкиной, в с. Никольском с Н. Прокошевой, в п. Кадуй с Т.В. Гогулиной, в Бабаево с организатором рубцовского  музея в школе № 1.  Кроме того, я ездил  в Кириллов  и Волокославино, которые расположены в противоположном направлении от Тотьма- Никольское.
…...................................................................
             Эрнест  Любенко. «Звезда полей горит, не угасая …»
 
    Поэзия Николая Михайловича Рубцова захватывает каждого непредвзятого читателя своей искренностью, чистотой строк и мысли, в общем настоящей русскостью.
Для многих русских людей стали открытием песни на стихи Рубцова, это «Букет», «Журавли», «В минуты музыки», «Зимняя песня», «Звезда полей», «Привет, Россия» и др. И всё более широко распространяется свет национального русского Поэта. Поэта с большой буквы. Рубцов писал стихи, а мы смотрим на тексты, как на песни...
 
   В литературном отношении в Москве не проглядели, конечно, глубину поэзии Рубцова. В 70-е годы проведены ряд вечеров памяти поэта. Прекрасные статьи о его творчестве написали в середине 70-х годов критики Ю.И.Селезнёв, М.П.Лобанов, Вал. Дементьев и В.Кожинов, что отметил в своей последней книге о Рубцове Юрий Кириенко-Малюгин. 
    Длительное время в Москве не было центра пропаганды жизни и творчества русского Поэта. Отдельные энтузиасты действовали самостоятельно. 
    Наконец за это дело взялись барды литературно-музыкальной студии (ЛМС) «Родник», возглавляемой с 1996 года членом Союза писателей России Ю.И.Кириенко. Барды ЛМС «Родник», начиная с января 1998 года, начали постоянно проводить вечера-концерты памяти Н.М.Рубцова и вели видеозаписи этих концертов. Так что база для  Рубцовского Центра была уже создана. Тем более, что руководитель ЛМС «Родник» Кириенко Ю.И. к тому времени был достаточно информирован о жизни и творчестве поэта и по литературным материалам написал пьесу «Николай Рубцов».     
      И в марте 2001 г. инициативная группа в Северо-западном административном округе г.Москвы вышла с предложением о создании Рубцовского центра.  
    3 мая 2001 г. был создан общественный совет Рубцовского центра (председатель Ю.И.Кириенко, член СП России), члены совета  Ст.К. Шилов, поэт, член СП России; З.Н.Орехова, зав. библиотекой № 199; З.И. Перевезенцева, засл. работник культуры России, директор ЦБС № 1; Э.А.Любенко, поэт, художник, автор-исполнитель песен, А.П.Климов, автор-исполнитель.
    Представители Рубцовского Центра в июне 2001 г. провели поездку по рубцовским местам (Вологда, Тотьма, село Никольское). Собрали массу фото и литературных материалов. К этой поездке уже были выпущены 3 вида аудиокассет с песнями на стихи Рубцова.
    А 19 сентября 2001 г. после летней подготовительной работы состоялась презентация Рубцовского центра (базируется в юношеской библиотеке № 199). Много сделали для организации экспозиции работники библиотеки (заведующая Орехова Зоя Николаевна). 
     Экспозиция содержит книги, связанные с поэзией  Рубцова, статьи о Поэте (в том числе провокационные и ответные на них), фотоальбом с видами Никольского, Тотьмы и Вологды,  картотеку видеофильмов (в том числе ежегодные вечера-концерты ЛМС «Родник» памяти Рубцова с 1998 г.), картотеку аудиокассет с песнями на стихи Рубцова, стенд с материалами о Поэте, ежегодные  планы работ, портрет Н.М.Рубцова и др...
  
      Представители Рубцовского Центра уже трижды в 2001-2002 г.г ездили по рубцовским местам, встречались с Н.М.Прокошевой и Е.И.Семенихиной, лично знавшими Рубцова по детдому в Никольском, с преподавателем лесного техникума Корюкиной А.Ф., с друзьями поэта по Вологде Н.А.Старичковой, А.С.Шиловым, Н.В.Груздевой. Проводили концерты и встречи в ДК с. Никольского, в Тотьме в школе № 1 и библиотеке им. Н.Рубцова, в Кириллове и Череповце.  
   В Рубцовском Центре проводятся ежемесячные мероприятия. Например, в 2001-2002 г.г.– литературно-музыкальные вечера по темам «Раннее творчество Н.М.Рубцова (1950-1959 г.г.), «Ленинградский период творчества Н.М.Рубцова» (ноябрь 1959 г. – июль 1962 г.), «Московский период (август 1962 – июнь 1964 г.)», «Никольский период (июнь 1964 г. – март 1966 г.), по  теме «Рубцов и Есенин». О встречах с поэтом рассказали писатель Н.В.Попов и режиссёр Н.Шантаренков. 
        В декабре 2001 г. и 2002 г. проведены концерты песен на стихи Н.М.Рубцова в ДК «Красный Октябрь» в рамках конкурса «Звезда полей».
    18 января 2002 г. и 17 января 2003 г. в Рубцовском центре проведены вечера с подведением итогов литературных конкурсов «Звезда полей – 2001» и «Звезда полей – 2002» в четырёх номинациях. Среди победителей и лауреатов конкурсов члены Союза писателей России поэты Ст. Зотов (Жуковский), В.Иванов (Таруса), Н.Мартишина (Сергиев Посад), И.Сапрыкина (Москва). Открытием в номинации «поэзия» стали  поэтессы Н.Куваева из Сургута, Е.Третьякова из Вологды, В.Скорюкова и В.Красавина из Тотьмы, С.Кривонос из г. Сватеево Луганской области. Вот фрагмент из стихотворения «Звезда полей» Елены Третьяковой:
        
Над тишиной взметнувшееся слово,
Над мраком воссиявший первый луч – 
Встаёт звезда поэзии Рубцова
Сквозь тьму нависших над Россией туч.
……………………………………………
И будет свет, и день настанет снова,
Былая Русь восстанет на крови,
Пока её хранит звезда Рубцова,
Звезда полей, звезда любви.
 
        За период с мая 2001 г. по январь 2003 г. Рубцовским центром проведены в Доме культуры «Красный Октябрь»  концерты под девизами  «Тихая моя родина», «За всё добро – расплатимся  добром», «Стукнул по карману – не звенит», «Привет, Россия, родина моя!», «Звезда полей горит, не угасая». В программе информация о творчестве поэта, песни на его стихи (авторы-исполнители ЛМС «Родник»), чтение стихов Рубцова.
     Выпущен буклет Рубцовского центра. 
    Одним из важнейших направлений в работе является разоблачение дезинформации в отношении жизни и творчества народного русского Поэта. Члены Совета Рубцовского Центра  выступают в школах, Домах культуры, библиотеках с пропагандой творчества не только Рубцова, но и других русских поэтов.
   Вся эта информация предназначена не только для показа проделанной работы, но и для всех тех, кто захочет организовать аналогичный Рубцовский Центр в своём районе, области, городе. Таких рубцовских Центров не может быть слишком много. Потому что, это пропаганда национальной русской поэзии. И поэзия Рубцова – это один из путей Возрождения России. Представители московского Рубцовского Центра готовы поделиться опытом работы и имеющимися сведениями.
   С момента организации московского Рубцовского центра его руководитель, председатель Совета Ю.И.Кириенко (лит. псевдоним Юрий Кириенко-Малюгин) выпустил две книги по жизни и творчеству Рубцова. В сентябре 2001 г. – «Тайна гибели Николая Рубцова» и в сентябре 2002 г. «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…». По обеим книгам прошли презентации в Центральном Доме литераторов. Последняя книга дает наиболее полное представление об этапах жизни и творчества Рубцова. Проведён творческий анализ образности поэзии Рубцова, как продолжателя традиционной русской поэзии Тютчева, Кольцова, Фета, Блока и Есенина. Книга содержит обоснования православной сути поэзии Рубцова. Приведены целый ряд неизвестных и малоизвестных сведений о характере поэта в связи с бытовыми ситуациями, о его творческой позиции, о пророческих моментах, отражённых в его поэзии. И наконец о его месте в русской поэзии 20-го века.
   Н.М.Рубцов о своей поэзии сказал однажды:
 
Я переписывать не стану
Из книги Тютчева и Фета…
……………………………..
Но я у Тютчева и Фета
Проверю искреннее слово,
Чтоб книгу Тютчева и Фета
Продолжить книгою Рубцова»
 
     Рубцовский Центр приглашает принять участие в ежегодном (теперь уже 3-ем) творческом конкурсе «Звезда полей - 2003» в 4-х номинациях (поэзия, проза, живопись, песни на стихи Рубцова), а также в запланированных ежемесячных мероприятиях. Адрес Рубцовского центра: Москва, 125480, ул. Героев Панфиловцев, д.12, к.1, юношеская библиотека № 199. Справки по тел. 494-21-56.
    На фотографии члены Совета Рубцовского Центра Орехова З. Н., Э. А. Любенко и Кириенко Ю. И.
    Представители Рубцовского Центра в июне 2001 г. провели поездку по рубцовским местам (Вологда, Тотьма, село Никольское). Собрали массу фото и литературных материалов. К этой поездке уже были выпущены 3 вида аудиокассет с песнями на стихи Рубцова.
    А 19 сентября 2001 г. после летней подготовительной работы состоялась презентация Рубцовского центра (базируется в юношеской библиотеке № 199). Много сделали для организации экспозиции работники библиотеки (заведующая Орехова Зоя Николаевна). 
     Экспозиция содержит книги, связанные с поэзией  Рубцова, статьи о Поэте (в том числе провокационные и ответные на них), фотоальбом с видами Никольского, Тотьмы и Вологды,  картотеку видеофильмов (в том числе ежегодные вечера-концерты ЛМС «Родник» памяти Рубцова с 1998 г.), картотеку аудиокассет с песнями на стихи Рубцова, стенд с материалами о Поэте, ежегодные  планы работ, портрет Н.М.Рубцова и др.
     Всё это было сделано за счёт средств участников Рубцовского Центра, без специального финансирования. 
     И началась системная работа по пропаганде творчества Рубцова.  
     В октябре 2001 г. состоялась вторая поездка Э. Любенко и Ю. Кириенко по рубцовским местам, проведены концерты в ДК с. Никольского, в Тотьме в школе № 1 и библиотеке им. Н.Рубцова. Состоялись встречи со Н. А. Старичковой, организатором первого домашнего музея Рубцова в Вологде, а также с А. С. Шиловым, первым исполнителем песен на стихи Рубцова.
     Проводятся и проведены ежемесячные мероприятия, в том числе тематические. Например, в 2001-2002 г.г. - литературно-музыкальные вечера по темам «Раннее творчество Н.М.Рубцова (1950-1959 г.г.), «Ленинградский период творчества Н.М.Рубцова» (ноябрь 1959 г. – июль 1962 г.), «Московский период (август 1962 – июнь 1964 г.)», «Никольский период (июнь 1964 г. – март 1966 г.), по  теме «Рубцов и Есенин». 24 декабря 2001 г.     проведён концерт-конкурс песен на стихи Н.М.Рубцова в ДК «Красный Октябрь».
    5 декабря 2001 г. в Центральном доме литераторов (Москва) состоялся творческий вечер Юрия Кириенко-Малюгина с презентацией книги «Тайна гибели Николая Рубцова».
   18 января 2002 г. в Рубцовском центре проведён вечер с подведением итогов первого литературного конкурса «Звезда полей – 2001». Получено 25 литературных материалов (конкурс был объявлен только в октябре 2001 г. после открытия Рубцовского центра).  Победители награждены дипломами и подарками. 1-е место занял поэт из подмосковного Жуковского, член СП России Ст. Зотов, 2-е место заняла поэтесса из Тотьмы В.Красавина, 3-е место заняла поэтесса из Сергиева Посада, член СП России Н.Мартишина, 3-е место заняла  и поэтесса из Тотьмы В.Скорюкова.  Отмечены лауреаты из Москвы и Тотьмы. Конкурс Рубцовского центра – ежегодный.          
  За период с октября 2001 г. по январь 2003 г. проведены в Доме культуры «Красный Октябрь»  концерты под девизами  «Тихая моя родина», «За всё добро – расплатимся  добром», «Стукнул по карману – не звенит», «Привет, Россия, родина моя!», «Звезда полей горит, не угасая». В программе информация о творчестве поэта, песни на его стихи (авторы-исполнители ЛМС «Родник»), чтение стихов Рубцова.
    10-13 марта 2002 г. состоялись встречи Ю. И. Кириенко в С.Петербурге с руководителями Рубцовского центра С. А. Сорокиным, Т. А. Абрамовой,  а также с Е. Н. Рубцовой. 
    29 мая …10 июня 2002 г. проведена поездка представителей Рубцовского  центра Кириенко Ю. И., Ореховой З. Н. и Любенко Э. А. в Вологду, Тотьму и  село Никольское. Выступили в ДК с.Никольское и Тотьме. Встречались в Тотьме с Е. И. Семенихиной, А. Ф. Корюкиной, знавшими Н. Рубцова в далёкой юности. 7 июня Кириенко и Любенко выступили в ДК в г.Кириллове, а 10 июня в центральной библиотеке в г.Череповце. В Вологде встречались с Н. А. Старичковой.
     16 декабря 2002 г. в ДК «Красный Октябрь» Советом Рубцовского Центра проведён концерт-конкурс песен на стихи Н.М.Рубцова. Призёрам и лауреатам вручены дипломы и памятные подарки. 27 декабря 2002 г. в Рубцовском Центре (библиотека № 199) состоялся вечер с подведением итогов рубцовского 2002 года.
     10 января 2003 года в Центральном Доме литераторов (Москва) состоялся творческий вечер Юрия Кириенко-Малюгина с связи презентацией книги «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…». В программе также песни на стихи Н.М.Рубцова, ряд информационных и иллюстрационных материалов Рубцовского Центра СЗАО г.Москвы. 
      17 января 2003 г. в Рубцовском центре проведён вечер с подведением итогов конкурса «Звезда полей – 2002» по четырём номинациям (прозаические произведения, поэзия, песни на стихи Н. М. Рубцова, искусство-живопись). Участники конкурса – из Вологды, Тотьмы, Сургута, Мурманской области, Великого Устюга, Тарусы, Украины (Луганская область), Москвы, Подмосковья. Победители награждены дипломами и подарками (книги о Н. М. Рубцове и памятные издания). 
    По большинству вышеупомянутых мероприятий Рубцовского центра имеются видеоматериалы.  
      По планам Рубцовского центра проводятся ежемесячные мероприятия. Одно мероприятие (тематический литературно-музыкальный вечер) в библиотеке, второе (вечер-концерт) – в  ДК «Красный Октябрь», в зале с микрофонами для исполнения песен.
    Одним из важнейших направлений в работе является разоблачение дезинформации в отношении жизни и творчества народного русского Поэта. В последнее время (не где-нибудь, а в Вологде!) появляются материалы литературных адвокатов убийцы Рубцова и её самой, в которых поливается грязью имя Поэта, делаются попытки представить Рубцова то бомжом, то алкоголиком, то просто больным.
…............................................................
    Во всех нюансах и противоречиях проблем «вокруг Рубцова» после получения  серьёзных знаний в «ленинской» библиотеке, по фактам из архивов ГАВО и Литинститута им. А.М. Горького  (в начале 2000-х годов) я лично занимал  (на мой взгляд)  объективную  позицию. По порядку дискуссионных тем было необходимо утвердить объективную информацию на будущее о Рубцове.
1. О сочинении «О родном уголке», которое представляет собой содержательное художественное эссе о городе Тотьма, где Рубцов учился в лесном техникуме.  Поклонница поэзии Рубцова М.А. Полётова, считала, что сочинение написано четырнадцатилетним школьником Колей в момент окончания семилетки в Никольском в 1950 году (она даже копию обложки школьной тетради Рубцова приложила к своему тексту).  В.Д. Зинченко допускала написание сочинения студентом Колей   в  Тотемском лесном техникуме в 15-16 лет. Я опровергал эти домыслы и обосновал создание сочинения семнадцатлетним Колей во время учёбы в Кировском горно-механическом техникуме в  1953 году.
2. О постоянных выпивках  Рубцова . В начале дискуссии опровергал этот навет на том  основании, что не только Рубцов, но и большинство студентов в общежитиях  выпивали, также как и «маститые» литераторы  того советского времени. Когда я выдвинул и обосновал в начале 2011 года лучевую болезнь Рубцова, полученную в период ядерных испытаний в 1957-1959 г.г., и бытовой способ лечения облученных красным вином, то нападки на Рубцова по этой теме почти прекратились.
3. В газетных статьях того периода не было чётких выводов о направлениях в поэзии Рубцова.  После авторских исследований содержания поэзии выдвинуты и опубликованы тезисы «исповедальность», «мистическое мировоззрение», народные философия и лексика  Рубцова, взаимосвязь с творчеством Гоголя и Тютчева.
4. Литератором Даниловой из С. Петербурга была выдвинута версия односторонней языческой направленности поэзии Рубцова . Пришлось опровергать этот посыл статьёй «Я бегу от помрачений», которая была опубликована в журнале «Наш современник», № 1, 2003.  
5. В сборниках Рубцова разными редакторами было опубликовано стихотворение «Огороды русские». Я высказал сомнение в авторстве Рубцова и обосновал явную подмётность стиха. (Позднее и выявился автор этого стиха)
6. Бытовые и эстетические претензии к Рубцову со стороны Н. Коняева в книге серии ЖЗЛ были опровергнуты автором этой публикации.
7. По всем вышеуказанным дисскуссиям опубликованы статьи на сайте «Звезда полей» (см. ниже о сайте)
8. Статьи  и повести негативного характера о Рубцове были опровергнуты автором (см. на сайте «Звезда полей»)
9. Одним из важнейших обоснований по жизни Рубцова было опровержение дезинформации Л. Дербиной (Грановской по первому мужу) о мотивах смерти Рубцова то от сердечного приступа, то от указаний «чёрного Рока» в опусе  от 2001 года  «Все вещало нам грозную драму. Воспоминания о Николае Рубцове» (Вельск, 2001.— 200 с.)
    В результате анализа-иссследований путей Рубцова по Роосии и текущих поэтических публиикаций мной была написана и опубликована статья
                    Эволюция национального мировоззрения Николая Рубцова
      Переход русского национального поэта Николая Михайловича Рубцова (1936-1971 г.г.) от материалистического к православному мировоззрению шёл практически бессознательно, как и у основной части русского народа в условиях иногда агрессивной, а иногда вялой атеистической пропаганды (период 40-х – 60-х годов двадцатого века). Большинство из нас ходит на кладбища, чтобы отдать дань своим родителям, предкам. И наши кресты на погостах, на куполах церквей входят в образ окружающего мира. Встречаясь с нашими необыкновенными и нестандартными по архитектуре храмами и монастырями, мы подсознательно отвергаем вульгарный материализм и воспринимаем Божественное происхождение мира.
     В детские годы (1941-1942 г.г.) и с начала 60-х годов Николай Рубцов жил в Вологде и впитывал картины православной архитектуры: колокольню Софийского Кремля, Спасо-Прилукский монастырь, у стен которого не раз отдыхал Рубцов.
     В школьные годы (1943-1950 г.г.) и позднее Николай Рубцов видел в селе Никольском разрушенную атеистами и постепенно далее разрушаемую силами природы престольную Николаевскую Толшменскую церковь.
С моста идёт дорога в гору,
А на горе – какая грусть,
Стоят развалины собора,
Как будто спит былая Русь.
    На подкупольных стенах церкви изображены лики четырёх евангелистов. Не мог любознательный Николай Рубцов не поинтересоваться: А кто это на фресках?
     В 1949 году Николай Рубцов в возрасте 13-и лет впервые с ребятами из детдома приехал в Тотьму, увидел великолепные православные храмы на холмах у реки Сухона. На авторских снимках в экспозиции в юношеской библиотеке № 199 МРЦ были  представлены: церковь святой Троицы, Входоиерусалимская церковь, ангел с Крестом и ангел с терновым венком,  виды Кирилло-Белозерского монастыря.
      С 1950 по 1952 годы Рубцов учился в лесном техникуме, который расположен на территории древнего Спасо-Суморина монастыря. Известно, что мальчишкой он принимал участие в разборке уже разрушенной колокольни монастыря. А белостенная колокольня имела высоту более 70 метров и была чуть ниже колокольни самого Ивана Грозного в Москве. Поэтому неслучайна строка поэта:
       И жаль мне, и жаль мне разрушенных белых церквей.
     В Спасо-Суморина монастыре расположены Преображенская церковь, Вознесенский собор и полуразрушенные двухэтажные монастырские кельи – крепостные стены. В одноэтажных кельях располагалось общежитие студентов лесного техникума. Учебный корпус техникума размещался в Преображенской церкви, у которой во времена антиправославной эпохи был снесён купол. В аудиториях со стен на студентов и на Николая Рубцова смотрели фрески-картины с христианскими сюжетами. И это не могло не сказаться подсознательно на восприятии Рубцовым окружающего мiра. Очень символичны названия храмов (Преображенский и Вознесенский), которые ассоциируются с эволюцией национального мировоззрения Рубцова, с земным и духовным путём поэта после гибели.
Известно, что в августе 1967 года во время агитационной речной поездки писателей по Вологодской области Николай Рубцов приводил своего старшего товарища – поэта Александра Яковлевича Яшина в Спасо-Суморин монастырь и два часа они ходили по территории. Конечно, Рубцов показывал Яшину Вознесенский и Преображенский храмы.
     Мы с моим товарищем по московскому Рубцовскому центру поэтом и композитором Э. Любенко прошли по вероятному маршруту русских вологодских поэтов. На древних фресках Преображенской церкви представлены пока различаемые библейские картины: ангел с крестом, ангел с терновым венком, Господь Саваоф и ангелы, Апостолы Петр и Павел, Святой Афанасий Александрийский, Второе пришествие Христа. Плачут, плачут стены Преображенской церкви.
    Николай Рубцов в условиях официальной атеистической идеологии сделал, что мог для поворота русского читателя, русского человека к исторической памяти. В опубликованном в 1970 году стихотворении «Ферапонтово» Рубцов пишет:
В потемневших лучах горизонта
Я смотрел на окрестности те,
Где узрела душа Ферапонта,
Что-то Божье в земной красоте.
………………………………….
Неподвижно стояли деревья
И ромашки белели во мгле,
И казалась мне эта деревня
Чем-то самым святым на земле.
     О взаимосвязи земного и Божественного впервые так просто и глубоко сказал именно Николай Рубцов. На подсознательном уровне поэт напоминает нам о самом святом на русской земле.
     В поездках по Вологодской земле Николай Рубцов видел результаты «работы» антиправославных сил, разрушенные церкви в Кириллове, в одном из православных центров России. И сейчас не торопятся с восстановлением исторической справедливости (сообщение на 2004 год, на дату статьи). Уже 5 лет внутри Вознесенского собора стоят леса, они разрушаются и создают опасность для любопытных. Для восстановления храмов нужны средства. И не только для тотемских, вологодских, кирилловских, но и по всей России. Рушили их правители страны, а подталкивали и «обосновывали» варварство антиправославные идеологи. И пусть средства на полное восстановление дают руководители государства, покаются и поучаствуют в этом Возрождении наследники пламенных революционеров. Тем более известно, что миллиардные средства, в том числе нефтедоллары, имеются в настоящее время и уходит за границу валюта за наши природные ресурсы.
      В принципе, и историческая Николаевская Толшменская церковь на малой родине поэта может быть восстановлена. Стоит только захотеть. Но предварительно надо построить здание сельской пекарни, которая сейчас расположена в здании церкви. Предложение о восстановлении церкви было дано автором в августе 2003 года на «Рубцовских чтениях» в Никольском.
    Вот такая картина наблюдается к 70-летию русского национального поэта, которое будет отмечаться 3 января 2006 года. Надеемся на принципиальное изменение отношения к памяти не только Рубцова, но и всех русских людей, которых отлучали десятки лет от вековой культуры.
      В последнем стихотворении «За тост хороший», опубликованном 1 января 1971 года в Вологде, Рубцов сказал своё заветное:
Теперь шампанского не грех
Поднять бокал за тост хороший:
За Новый год,
за детский смех,
За матерей, за нас за всех,
За то, что нам всего дороже.
И вспыхнут вдруг со всех сторон
Огней на ёлках бриллианты…
Произнесённый тостам в тон
Свой добрый вологодский звон
Разносят древние куранты!..
      Статья опубликована в «Роман-журнале XXI век», № 11-12, 2004 г. и в авторской книге «Новая дорога к Рубцову» (2005 г.)
 
Глава 2.2.   
 Всероссийские конкурсы «Звезда полей». Вечера-концерты в ДК «Красный Октябрь» и встречи в  юношеской библиотеке № 199  ЦБС № 1 СЗАО г. Москвы. От сентября 2001 г.  к  февралю 2006 года
 
     Начиная с 2001 года, Московский Рубцовский центр (МРЦ) объявил о проведении ежегодных конкурсов в номинациях «поэзия», «проза» (в том числе о творчестве Рубцова), «песни  на стихи Николая Рубцова», «искусство, живопись» (на тему стихотворений Рубцова).  
    С сентября каждого года   (особенно в период 2001- 2006 г.г. литераторы МРЦ и участники литературно-музыкальной студии «Родник» ежемесячно проводили по два мероприятия в ДК «Красный Октябрь» и в юношеской библиотеке  № 199 на базе экспозиции о жизни и творчестве Н.М. Рубцова.  Я составлял полугодовой план мероприятий, который уточняли  и принимали на Общественном  Совете МРЦ.   На каждое тематическое мероприятие оформлял пригласительный билет, печатал на принтере по созданному файлу на одном листе формата А4 сразу четыре экз. и затем по направляющим линиям разрезали на экземпляры. Эти пригласительные распространялись постоянно в Центральном доме литераторов (ЦДЛ), на абонементах библиотек в СЗАО и именных библиотек г. Москвы,  на текущих  мероприятиях МРЦ.
    В ДК «Красный Октябрь» проводили вечера-концерты памяти С. Есенина, В. Высоцкого, Н. Рубцова (по периодам жизни и творчества), авторских песен с названиями «Гитара по кругу», «Осень на Вишнёвой», «Зима на Вишнёвой», «Авторская песня вчера, сегодня и завтра»   и др.
    В юношеской библиотеке проводили встречи с читателями по литературной тематике, связанной с видимыми этапами жизни и развития творчества  Рубцова, а также  по взаимосвязи с творчеством Есенина, Тютчева, Гоголя и с историей России. В этих встречах участвовали поэты и писатели — члены литературных союзов, возникали дискуссии о поэзии. На одной из таких встреч выступал писатель Н. Попов, который рассказал о встречах с Рубцовым в общежитии литературного института. Как правило, мы проводили видеозаписи этих мероприятий и у меня образовался архив видекассет мероприятий (период 2001-2009 г.г.). С 2009 г. начался период записи концертов на компакт-диски, из которых также образовался второй архив.
    Нас приглашали на литературные встречи по творчеству Рубцова  руководители московских и подмосковных библиотек. В результате нескольких таких встреч в филиале библиотеки им. А. Белого (г. Железнодорожный) была создана «Рубцовская гостинная» с тематической экспозицией по творчеству Рубцова. Встречи проводили в Калуге в библиотеке им  Н. В. Гоголя и в городской, в Королёве, в Химках, в литературном центре им. И. Талькова в Кучино, в пансионатах (по приглашениям). Как правило, это были встречи с нашими песнями на стихи Рубцова. В этих встречах постоянно участвовали Эрнест Любенко, Владислав Киреенков, Юрий Кириенко. В концертах в ДК периодически участвовали в начале 2000-х годов барды Александр Климов, Надежда Артамошкина, Андрей Чирков и др. В начале 2000-х годов Э.  Любенко и Ю. Кириенко выпустили несколько кассет с песнями на стихи Рубцова, которые мы создавали непрерывно.  
    О поездках в Вологодскую область в связи с творчеством Рубцова здесь в повести и на сайте «Звезда полей» множество информации.  В 2004 году в Волокославинской школе была создана преподавателем И. Н. Зятюгиной экспозиция по  творчеству Рубцова.  
     В октябре 2002 года мы с Э. Любенко выступали в библиотеке им. Верещагина в  Череповце на авторской встрече с читателями по творчеству Рубцова. Кроме песен на стихи Рубцова я сделал сообщение о книге «Тайна гибели Николая Рубцова». После мероприятия  к нам подошли три женщины и одна из них предложила мне встретиться с Л. Дербиной (Грановской). Я отказался, сообщив, что мне нечего обсуждать с Д.-Гр.  В Череповце  мы встретились и беседовали  с Г.М. Шведовой (Рубцовой), сестрой Н.М. Рубцова. Я подарил Г. М. Шведовой книгу «Тайну гибели Николая Рубцова». Позднее со Шведовой встречался один из журналистов, который ёрнически высказался о стопке книг, на которой лежала книжка в золотистой обложке.
….........................
    О конкурсах «Звезда полей» . Начиная с 2002 года, нарастал резко объём поступающей литературной информации от участников конкурсов. Итоги подводились в январе следующего года за объявленным конкурсным.
     В 2002-2005 гг., ежегодно  выпускал на принтере самиздатовские альманахи «Звезда полей» (по несколько экземпляров, для истории осталось по одному экз. 2003, 2004 и 2005 г.г.).  Уже тогда в участниках и лауреатах 2003 года в номинации «поэзия» были отмечены  Виктор Иванов (Таруса Московской области), Станислав Зотов (Москва), Елена Третьякова (Вологда), Наталья Куваева (Сургут), Сергей Кривонос (Сватово, Луганская обл.), Зоя Лапина (Великий Устюг), Татьяна Цветкова (Тотемсий район), Вера Евдокимова (Пересвет, Московская обл.), Валентина Скорюкова (Тотьма), Николай Фоминский (Великий Устюг), Валентина Красавина (Тотьма), Фёдор Шестаков (Тотьма). В номинации «проза» напечатан рассказ Фёдора Шестакова (Тотьма)  «Памятник поэту Николаю Рубцову в Тотьме» (история создания) и интервью с поэтом Валентином Сорокиным (Москва) «Николай Михайлович Рубцов — русский национальный поэт». В номинации «песни на стихи Рубцова» лауреатами стали москвичи В. Патрушев, А. Чирков, Н. Артамошкина, М. Надеждина, В. Иванов (Таруса), Л. Зарубина (Зеленоград).  
     В 2004 году в номинации «поэзия» лауреатами стали Геннадий Володин (Новоалтайск, Алтайский край), Сергей Кривонос (Сватово, Луганская обл.), Галина Швецова (Сокол, Вологдская обл.), Валентина Скорюкова (Тотьма), Владимир Амоков (Серпухов), Виктор Мостовой (г. Стаханов, Украина), Ангелина Прудникова ( г. Северодвинск, Архангельская обл.), Владимир Коржов (г. Барнаул, Алтайский край). В номинации «проза» отмечены Александр Поленов (г. Северодвинск), Валерий Тихонов (Барнаул), Вера Евдокимова (г. Пересвет), Елена Николихина (Северодвинск). В номинации «искусство, живопись» отмечены начинающие художники из г. Североморск Мурманской области и художники из Москвы. В номинации «песни на стихи Рубцова» отмечены Надежда Артамошкина (Москва), Людмила Климова (Москва), Юрий Гальчук (г. Артём Приморского края), Марина Надеждина (Москва).
    В 2005 году  в номинации «поэзия» лауреатами стали Юрий Максимов (С.-Петербург), Александр Париев (г. Новодвинск), Филимон Сергеев (Архангельская обл.), Татьяна Гогулина (п. Кадуй, Череповецкий район), Владимир Хорошилов (г. Джержинск, Нижегородская обл.) и др. В номинации «проза» лауреаты: Юрий Максимов (С.-Петербург), Юрий Ионов (Сыктавкар), Надежда Другова, Светлана Меньшикова и Надежда Воронина (все из с. Никольское Тотемский район), Валентин Дуров (Тотьма). В номинации «песни на стихи Рубцова» лауреатами стали Александр Гусев (С.Петербург), Лариса Суворина , Алексей Авдонини и Леонид Минаев (все из Вологды), Дмитрий Герасимов (г. Дзержинск, Нижегородская обл.), Антон Темнов (г. Иркутск) и др. Отмечены лауреаты в номинации «живопись) Александ Обухов (г. Ангарск), Федор Удовеченко, Дмитрий Долгов, Константин Андреев и О. Гребенчук - все из п. Кадуй,Череповецкий район.
    С 2006 года альманах «Звезда полей» стал выпускаться Рубцовским центром в типографиях под ISBN Книжной палаты РФ и любой читатель может найти альманах в государственных библиотеках Москвы, С.-Петербурга и др. городах по рассылке Книжной палаты РФ.  Значительно увеличился объём выпуска и экземпляры стали пересылаться авторам-участникам конкурсов с 2006 года.   
 
Глава 2.3
Конференция «Рубцовские чтения» в с. Никольское, 8 августа 2003 года. Прижизненный портрет Рубцова.
 
    Летом 2003 года Тотемское музейное объединение официально пригласило литераторов МРЦ  принять участие в первой литературной конференции на родине Рубцова в с. Никольском.
     Мы поехали (конечно, и как обычно) за свой счёт.  От МРЦ:  Орехова Зоя Николаевна (зав. юношеской библиотекой № 199 СЗАО г. Москвы), Любенко Эрнест Александрович и Кириенко Юрий Иванович — члены Союза писателей РФ и авторы-исполнители песен на стихи Рубцова).
    Участники конференции (примерно 60 человек) разместились на скамейках  в  зале средней вместимости в здании мемориального дома-музея им. Н.М. Рубцова. Вёл конференцию А.А. Грязев, как председатель вологодского отделения Союза писателей России, и эпизодически вологодский рубцововед и автор двух брошюр В.С. Белков. В президиуме: Елена Николаевна - дочь Н.М. Рубцова, директор Тотемского краеведческого музея  Ю.П. Ерыкалова. Выступали с докладами Т.И. Абрамова от С. Петербурской библиотеки им. Рубцова; З.И. Дубинина от общества «Рубцовская горница» г. Артём Приморского края; зав. библиотекой и музеем Рубцова в библиотеке им. А.С. Пушкина города Дзержинск Нижегородской области; З.Н. Орехова от юношеской библиотеки № 199 ЦБС  СЗАО г. Москвы, зав. домашним музеем Рубцова в Вологде Н.А. Старичкова, зав. тотемской библиотекой имени Рубцова Н.Н. Никулинская,  Ю. Кириенко-Малюгин как член МГО СПР и Председатель Совета МРЦ и другие. В зале присутствовала М.А. Полетова, которая показывала соседям по скамейке отпечатанные страницы о встречах с некоторыми соседями- современниками Рубцова в Вологде в предыдущие годы.
    В перерыве во время чтений было нешуточное выяснение происхождения портрета Рубцова, который в качестве подарка Никольскому музею не то от Полётовой М.А. (как собирателя  экспонатов   вокруг   Рубцова), не то  от  себя   лично представляла Наира Вартановна Переслегина, которая характеризовала Ю. Рыболовова как  писателя и товарища поэта. Выяснилось, что на открытии второго Рубцовского центра в ЮЗАО г. Москвы в сентябре 2002 года был выставлен не прижизненный портрет Рубцова кисти художника Малыгина (как тогда было заявлено), а какой-то другой портрет неизвестного происхождения. Это опровержение ещё в ноябре 2002 года сразу высказала Н. Старичкова, когда увидела фото портрета, который ей показала приехавшая в Вологду М.А. Полетова. При активном участии Н. Старичковой, зав. вологодской областной библиотекой Н.Н. Беловой (которые видели портрет кисти Малыгина ещё в январе 1971 года в присутствии Рубцова) и дочери поэта Е.Н. Рубцовой выяснено, что в Москве на открытии второго Рубцовского центра был не прижизненный  портрет. После  гибели   поэта   портрет   работы Малыгина был выставлен в областной библиотеке в Вологде. Однако потом начались приключения. По каким-то причинам рядом с лицом Рубцова появилась явная вмятина (удар?!). Портрет вернули Малыгину для устранения повреждения. Но обратно портрет не вернулся, его перекупил  у Малыгина наезжавший в Вологду из Ивановской области  Ю. Рыболовов. И представленный в селе Никольском портрет поэта был прижизненый кисти Малыгина. Значит, Наира Вартановна П. вторично ездила к Рыболовову.
     В конце  заседания к сцене буквально прилетела неизвестная большинству женщина пенсионного возраста и крикнула: «Это я сделала его (т. е. Рубцова) поэтом!». В зале большинство возмутилось формой выхода к публике. В.С. Белков, который знал ранее прибежавшую, сообщил: «Слово предоставляется Татьяне Агафоновой». Которая стала доказывать, что такие и такие-то стихотворения Рубцова адресованы ей — Т. Агафоновой (в замужестве Решетовой). То есть Т. Решетова скомкала завершение конференции. Позднее в связи с организацией так называемого музея в Космово Междуреченского района я исследовал происхождение стихотворений Рубцова, на которые «претендовала» Т. Решетова. Выясняется, что к претендентке относится только стихотворение «Ответ на письмо», которое не красит поведение Т. Агафоновой (Решетовой).
     В завершение конференции А.А. Грязев объявил об ужине для участников в столовой местной школы.  Уже стали расходиться присутствовавшие, как появились московские литераторы К. Кокшенева (Смолина) и В. Дементьев, видимо командированные от Союза писателей России. Они ехали на частой машине, задержались в Тотьме  и предполагали, что конференция «Рубцовские чтения» - это чтение стихов Рубцова.
     Ниже представляю мой доклад на конференции.
               «Поэзия Рубцова – путь Возрождения русского народа и России»
      Я думаю, что для нормальных людей не секрет, что сейчас в духовной сфере идёт невидимая, но жёсткая борьба между силами Добра и Зла, Бога и Дьявола. Внедряется скрытно и зачастую явно идеология эгоизма, чернухи, порнухи, стремления к наживе, ведётся игра на неудовлетворённом самолюбии. Известно, что на психику и мировоззрение человека почти решающее влияние оказывает песенно-музыкальное воздействие. В условиях тотального наступления телевидения и эстрадных программ их содержание не может быть безразлично для всех нас. В этом смысле духовность или бездуховность текстов песен и интермедий важны не сами по себе, а как результаты их применения. В конце 2002 года вышла прекрасная по содержанию книга русского национального композитора Г. В. Свиридова «Музыка как судьба».
    Свиридов пишет, что в давно прошедшие времена музыка (на Руси) была нескольких видов: «1. Храмовая… 2. Духовно-народная музыка… 3. Народная музыка (богатейшая), музыка праздников, обрядов, календарные песни, свадебные, предсвадебные, похоронные, трудовые и т.д… 4. Скоморошья музыка, музыка профессионалов-шутов, созданная для потехи, для развлечения. Сия последняя была музыкой, исполнявшейся людьми, не имевшими подлинного человеческого достоинства, в сущности – разновидностью дворовых лакеев….
    Романс и песня – наиболее распространённые, наиболее любимые виды музыки. Они проникают в самое сердце человека и живут в нём не только как воспоминания, ощущения; они живут в сердце сами, живые; можно вспомнить мелодию, запеть её самому и т.д. В музыкальной среде полупрезрительно называются дилетанты, а на самом деле большие таланты и подлинные мастера, создавшие изумительные образцы искусства, которые живут до сих пор в сердцах тысяч и тысяч людей. «Однозвучно гремит колокольчик», «Вот мчится тройка почтовая», «Соловей мой, соловей», «Не шей ты мне, матушка, красный сарафан».
     В свете классификации Свиридова можно чётко определить, что Рубцов, начиная с периода учёбы в литинституте и особенно в никольско-вологодские периоды жизни и творчества, подсознательно работал в области народной музыки. Рубцов сам сочинял музыку на некоторые свои стихи. В Вологде непрофессиональный композитор Алексей Сергеевич Шилов вместе с Рубцовым создали целый ряд песен. Важнейшим объектом дискуссий является определение: Что же первично Слово или Музыка? Между прочим, при ясности заповеди Библии, что в начале было Слово, находится масса антихристианских деятелей, которые явно или скрытно отрицают эту Истину. Вот что писал Г.В.Свиридов в разделе «О главном для меня»: «Художник призван служить, по мере своих сил, раскрытию Истины    Мира. В синтезе Музыки и Слова может быть заключена эта истина.
  Музыка – искусство бессознательного. Я отрицаю за Музыкой – мысль, тем более какую-либо философию. То, что в музыкальных кругах называется Философией, есть не более чем Рационализм и диктуемая им условность (способ) движения музыкальной материи…
Слово же несёт в себе Мысль о Мире (ибо оно предназначено для выражения Мысли). Музыка же несёт Чувство, Ощущение, Душу Мира. Вместе они образуют Истину Мира».
      Свиридов дал чёткое определение места Слова и Музыки в песенно-музыкальном произведении. Он разоблачил также продажность и лакейство известных творческих личностей. Каждый поэт (графоман или нормальный) несет людям Слово. А вот какое это Слово и для чего, не может быть безразлично для развития духовности и физического состояния любого народа, в том числе народов России.
     Почему в области раскрытия Истины при помощи Слова в наше время и на будущее именно Рубцов оказался русским национальным поэтом? В тот же временной период чудодействовали разноплановые поэты. Уже в 1960-е годы в советской творческой среде произошло размежевание на диссиденствующих якобы «шестидесятников» и народных патриотических поэтов. Фактически это было продолжение духовного противостояния ещё с XVIII века (со времён Ломоносова) западников и славянофилов, а ещё точнее, скрытых материалистов (с психологией новых «гениев») и открытых патриотов. Стихи шестидесятников, в основном, были построены на модернистских изысканиях, которые считались за поэзию. Эквилибристы пера отличались неудовлетворённым самолюбием и любовью к загранкомандировкам.
    Ко второй творческой группе относились Ст.Куняев, Н.Анциферов, А.Передреев, Б.Примеров, А.Яшин и вологодские поэты А.Романов, В.Коротаев, Б.Чулков, С.Чухин, О.Фокина, ранний В.Соколов, Г.Горбовский, некоторые поэтические друзья Рубцова по литинституту. Наши критики-западники, телефонно-асфальтовые поэты,  навесили на писателей-патриотов ярлык «деревенщики», поскольку сами они никакой связи с русской землёй не имели. Поэты-патриоты были и есть, как правило, открытые, с пониманием Добра и Зла. Но в темах не смогли подняться до духовного прозрения, не сумели сказать о скрытой трагедии русского народа, села и традиционной русской культуры. Сказал Рубцов, зачастую в смысловых подтекстах. Ведь «не каждому дано яблоком падать к ногам». Многие русские поэты метались между городом и деревней. Вот что откровенно сказал Анатолий Передреев в стихотворении «Околица»:
Околица родная, что случилось?
Окраина, куда нас занесло?
И города из нас не получилось,
И навсегда утрачено село.
     Поэты этого круга знали, что деревня – это и есть Россия. Но это не было глубинным знанием. Одно дело признать своё городское расположение в обществе, а совсем другое, чтобы как Рубцов сказать:
Но моя родимая землица
Надо мной удерживает власть.
Память возвращается как птица
В то гнездо, в котором родилась.
     Рубцов говорил о некоторых стихах: «Разве это поэзия».
     Многие поэты писали и искренне произведения о тружениках села и города (о доярках, трактористах, прорабах, директорах). Но эти поэты черпали с поверхности поэтического потока. Это была поэзия текущего момента, делового момента. Не было отклика в душе читателя.
      Народное воспитание Коли Рубцова неотделимо от социально-экономической обстановки в нашей стране в 30-е, 40-е и 50-е годы XX века, от условий восприятия окружающего мiра сначала в семье, затем в селе Никольском и затем в скитаниях по родной стране. Семья Рубцовых типична для той эпохи. Русские народные традиции на вологодской земле сказывались и на песенно-музыкальном воспитании (традиционные русские и новые советские песни). Нужно отметить, что в середине 30-х годов XX века в руководстве СССР произошел поворот от оголтелого интернационализма на патриотическое воспитание советского народа. Вышли фильмы «Александр Невский», «Иван Грозный», «Петр Первый». Жизнь налаживалась. Но ощущалось дыхание близкой войны.
      О народности поэзии Рубцова одним из первых сказал русский критик Ю.И. Селезнёв. Но он не прочувствовал православное мироощущение Рубцова в стихах. Скорее всего, атеистическая пропаганда в то время не позволяла критику сказать новое Слово. Но Селезнёв сказал важное: «Стихи Рубцова сами просятся на музыку, скорее даже музыка просится из стихов: их не нужно перекладывать на музыку, её нужно улавливать в них, слышать её, как слышали музыку песен, былин, сказаний в самой ритмике их словосочетаний древние певцы-гусляры, сказители».
       Чем же подкупает читателя поэзия Рубцова? Это полная искренность и достоверность, что читатель чувствует интуитивно. А пока поэты вымучивают рифмы и образы, проповедуют графомански тривиальные идеи, комплексуют из-за нереализованного «Я», Николай Рубцов пишет о частном, а получается о Главном и на Вечность. Ему удалось войти в глубинный поток русских Образов и Слова, нашей истории и оттуда как из родника черпать чистые стихи. Такие, которые поднимают нас по душевному созвучию на генетический уровень понимания мiра.
      Явную и скрытую тревогу чувствует читатель и слушатель в стихах Рубцова. Переброс основной массы русского населения из деревень в города в период «великих» строек нанёс сильный удар по традиционной русской культуре. Русские люди оказались под воздействием «городской», скоморошной, меркантильной, явно нетрадиционной сферы. Генетическая доброта русских в городах столкнулась с эгоистическим мировоззрением, насаждавшимся с конца 19-го века и периодами в XX веке.
      А творчество Рубцова можно проследить по временным периодам. Интуитивное создание национальных русских песен раннего (флотско-ленинградского) периода («Северная берёза», «Элегия», «Не пришла», «Добрый Филя», «Ты с кораблём прощалась», «Старый конь»), второго (никольско-московского) периода («Осенняя песня», «В горнице», «Тихая моя Родина», «Зимняя песня», «Видения на холме»), «Я буду скакать по холмам задремавшей Отчизны…», третьего (никольского) периода («Журавли», «Сапоги мои, скрип, да скрип…», «Звезда полей», «Душа хранит», «В глуши»), четвёртого («пилигримного») периода («В минуты музыки», «Шумит Катунь», «Старая дорога», «Купавы», «Зелёные цветы») и пятого (вологодского) периода.
        Углубление историко-духовного национального мировоззрения и переход к народному философскому направлению проявилось у Рубцова в вологодский период жизни и творчества в стихотворениях «Ферапонтово», «О Московском Кремле», «Песня» («Морошка»), «Далёкое (в краю, где по дебрям…)», «Листья осенние», «Вечерние стихи», «Выпал снег», «Обо мне говорят», «За тост хороший», «Прекрасно пробуждение земли».
    Наиболее ёмко о содержании поэзии Рубцова в 1993 году сказал В. Бараков: «В творчестве Рубцова отразилось то переходное состояние, которое свойственно сейчас большинству русских: тяжёлое расставание с атеизмом и медленный путь через искушения язычества к православной религии. Рубцов и в этом опередил своё время: «Боюсь, что над нами не будет возвышенной силы.»
      Возврат к православному образу миропонимания – спасение для русских людей и путь Возрождения России. И чьё-то обвинение – что модно «быть православным» (видимо кто-то подбрасывает такие мнения) – это хитрая игра неоязычников или игра на стравливании русских людей или глупость.
     К сожалению, очень многие поэты блуждают в лабиринтах мировоззрения. Одни из них так и остаются в тупиках денежных коридоров, а некоторые выходят на свет Божий. И тогда они пишут так, что читатель «вспоминает» на генетическом уровне своё место в этом мире, в России.
      Вернёмся, однако, к музыкально-песенной проблеме. Вот как Свиридов сопоставляет виды музыки:
       «Во мне всегда боролись две тенденции: 1) народная, усвоенная с детства и 2) академическая («серьёзная музыка», консерватория). Совместить их всегда было трудно. Они и в жизни существуют раздельно».
    Интересно, что для отражения народного Слова в сочетании с музыкой Г.В. Свиридов говорит:
      «Нужен примитив, который донесёт красоту этих слов…
Бывают слова изумительной красоты (например, Рубцов) – они сами музыка. Они не нуждаются в музыке, либо для воплощения их в музыке нужен примитив, который донесёт красоту этих слов».
И Свиридов чувствовал, что нужна будет простая музыка («примитив», то есть в первую очередь народная мелодичность).
       Свиридов также пишет:
«В чём сила Русского искусства, русской литературы (кроме таланта самого по себе)? Я думаю, она в чувстве совести».
      На нескольких страницах он пишет о Рубцове:
«Николай Рубцов – тихий голос великого народа, потаённый, глубокий, скрытый (выделено курсивом здесь и далее составителями книги Свиридова, – прим. автора).
      В тетради от 1994 г. в специальном разделе «Рубцов» Свиридов приводит тезисы музыкальных заготовок, которые соответствуют стихотворениям «Прощальная песня», «Старая дорога», «Промчалась твоя пора», «Листья осенние» и «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…»
       В книге Свиридова «Музыка как судьба» дана следующая информация: «Рубцов Н. Стихотворения. – Архангельск. Северо-Западное книжное изд-во, 1985 г. На титульном листе книги надпись рукой Свиридова: «Эту поэзию нам надо свято хранить! Могут сказать: Рубцов – не Пушкин, не Блок…Неважно! Какой он есть – он единственный. Другого нет!»
      Везде у Рубцова в стихах Душа, не материальный символ. Каждый человек находится на определённой стадии умственного развития. И это не всегда связано с возрастом. Одни и в семьдесят лет остаются атеистами или нейтралами, а другие и в восемнадцать лет понимают взаимосвязь религии и Истории России, которая спаслась Православием.
      В стихотворении «Выпал снег…» поэт радуется жизни:
Снег летит на храм Софии,
На детей, а их не счесть.
      А вот насчёт детей, которых «не счесть», поэт выдаёт свою мечту за действительность. Дело в том, демографическая ситуация для русского народа резко изменилась за прошедшие почти сорок лет (отсчёт с 1964 г. – прим автора). Однодетные русские семьи (по статистике не менее 60 процентов) являются самой главной проблемой в настоящее время в России, обуславливают вырождение русского народа по материальным причинам. Эта грозная тенденция должна быть срочно изменена, иначе в ближайшее время не только не удержать территорию Российской державы, но и малую Родину каждого из нас с памятью юности и великими церквями.
       Понимание семейных проблем и семейного счастья было у Н.М. Рубцова в те далёкие 60-е годы ХХ века. Известно, что Рубцов хотел воссоединения семьи, хотел иметь также сына – наследника его фамилии. В стихотворении «За тост хороший» поэт поднимает бокал:
За Новый год,
за детский смех,
За матерей, за нас за всех,
За то, что нам всего дороже.
      Большинство стихотворений Рубцова стихийно стали песнями.
      Барды рубцовского направления создают песни для Души и поют не за деньги. И поют в живую. Песня – это синтез Слова, Музыки и исполнения. Произведение (например, песня) должно оцениваться в первую очередь на Духовность, на то, что хочет сказать исполнитель и как это повлияет на Душу зрителя, слушателя. Главное – не высочайшая степень чистоты звукозаписи и звуковых эффектов. Эти побочные приёмы замазывают суть графоманских текстов песен. И в шоу-программах зрителю предлагают изображение пения эстрадным персонажем под «фанеру» и подпускают из-под пола туманы для отвлечения от критического восприятия текста песни.
      Поэзия Рубцова обладает высшей Духовностью. И мы, барды рубцовского направления несём людям Добро и Любовь. И пусть наши песни имеют какие-то технические огрехи. У народных композиторов нет возможностей неделями отшлифовывать песни в звукостудиях. Главное, мы не пропагандируем Зло и чернуху, самолюбование и эгоизм. Россия – страна общинная. И ничто не поколеблет её духовность. Но за это надо бороться. Каждое новое поколение идёт с чистой душой. И не дать её опошлить и развратить наша прямая задача.
      Музыкально-песенное наследие Рубцова – один из базовых путей спасения от духовного и физического геноцида в условиях информационного противостояния Тьмы и Света, Золотого Тельца и Души, Дьявола и Бога.
      Своей поэзией Рубцов позволяет каждому русскому читателю непрерывно идти к Добру, Любви, Совести и Справедливости, к детям – наследникам Руси и к Православию – базовой идее Возрождения России».
   Статья была передана А. А Грязеву и позднее под названием от редактора «ЧИТАЙТЕ ПОЭЗИЮ НИКОЛАЯ РУБЦОВА» была  опубликована в сборнике докладов «Исследования о жизни и творчестве Николая Рубцова» научно-практической конференции «Рубцовские чтения», состоявшейся 8 августа 2003 года в доме-музее Н.Рубцова в с.Никольское Тотемского района, а также в авторской книге «Новая дорога к Рубцову». 
    Доклад на конференции имел авторское название «Поэзия Рубцова – путь Возрождения русского народа и России» (печатается с небольшими сокращениями).
     После ужина сообщили о большом костре на поляне за речкой Толшмой и свободными выступлениями. Как только стемнело, участники конференции собрались у огромного костра. Прозвучали песни на гармони. Затем заиграли гитары. Николай Тимашов исполнил песню «Дорога». Затем мы с Любенко стали исполнять песни на стихи Рубцова. Поём «Журавли», тут же выходит вологжанин Борис Громов и поёт свои «Журавли». Мы выходим с  Э. Любенко и поём «Звезду полей», выходит Б. Громов и поёт свою «Звезду полей». Мы выходим с  Э. Любенко и поём «Морошку», выходит Б. Громов и поёт «Морошку».  Что его так заволновало тогда?
   Организаторы просят всех участников скомпоноваться. Фотограф — муж Марины Кошелевой делает общий снимок. Вот копия передо мной. На фото у костра:
      Орехова, Любенко, Кириенко-Малюгин, Н.Тимашов, Л. Тимашова, Н.А. Старичкова и её муж Н. Александров, дочери Е.Н. Рубцовой, скромно сидит Елена Рубцова,  организаторы «Рубцовской горницы»  с Дальнего Востока  Зинаида Ивановна  Дубинина и Ольга Григорьевна Коротеева, Б. Громов, М. Кошелева, М.А. Полетова рядом с Т. Агафоновой (Решетовой),  Н.Н. Никулинская, опустив головы стоят  К. Кокшенева и В. Дементьев,  вездесущий московский «любитель» литературы В. Соколов и др.
    Ближе к ночи объявили срочную посадку в автобусы  направлением на паромную переправу через Сухону от села Красное на Черепаниху. Все  побежали за сумками, рюкзаками и в припаркованные «Икарусы», которые сразу отъехали.  А мы с гитарами и рюкзаками с трудом успели влезть в какой-то заполненный «Рафик».
    Приехали на переправу Усть -Толшма. Паром ждал нас, участников конференции,  и мы поехали и приехали ночью в Тотьму,  поселились в кельях гостиницы Спасо-Суморина  монастыря.
    На следующий день, кто хотел пошёл на экскурсии по  Тотьме. В тот день была в живописная городская ярмарка с продуктами и народными изделиями в каждом из сельских  павильонов тотемского района. На сцене народные ансамбли. Вино — почти рекой. Веселый праздник полетел по Тотьме. На следующий день — разъезд участников конференции.
   А я по свежим следам событий в с. Никольском пишу стихотворение с названием:
Никола – Усть-Толшма, 8 августа 2003 г.
Кто с радости, а кто с тоски
Пришёл на сельский косогор,
И у таинственной реки
Взметнулся в ночь большой костёр.
 
Спел дядя Боря на «Ура»
Под рюмку горькую и жвачку,
И мельтешилась у костра
Одна московская чудачка.
 
Летели песни на простор
И уносили грусть куда-то.
Молчал разрушенный собор
На горке набожно и свято.
 
У речки воды глубоки.
По берегам гуляют травы.
Жаль, что у нашенской реки
Мы не нашли тогда купавы.
 
Скрипел по-старому паром,
В беседах мысли возносились.
Белел в сторонке новый дом,
Ветра в его оконца бились.
 
Буксир урчал в ночи, как прежде,
Волна игралась на бегу,
Светились новою надеждой
Огни на дальнем берегу.
 
       В газете «Российский писатель», № 15, август 2003 г.была опубликована наша информационная статья «На родине Рубцова» о конференции, проведённой 8 августа 2003 г. на духовной родине Рубцова. В следующем номере  газеты «Российский писатель», № 16 (67), сентябрь 2003 г. опубликована  статья недоехавшего до конференции литератора Вадима Дементьева под «нестандартным» названием “ВЫШЕ ЗНАМЯ  ВОЛОГОДСКОЙ ПИСАТЕЛЬСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ!”  Привожу фрагмент из этой ИЗ СТАТЬИ.
     «Николая же Рубцова теперь не надо открывать или закрывать. В 90-е годы тираж его книг перевалил за один миллион экземпляров. Слава и популярность повлекли за собой болезненные явления, которые в России всегда сопровождали литературную известность. Вряд ли нынешние «рубцовские праздники» станут заметным явлением в культурной жизни области и всей России. Те, кто знал Рубцова, на тотемскую землю уже не ездят, а гостят там некие, как мы их назвали, «фанаты», весьма экзальтированные и шумные почитатели певца «тихой родины». Но эти явления – исключение из интереснейших поездок по литературной вологодской земле…»
       Конечно, я не оставил без внимания этот выпад и в ответ я написал реплику, которую передал для публикации редактору газеты «Российский писатель» Н.Н. Дорошенко. Получил отказ. Но сохранил текст, который был опубликован в марте 2006 года в материалах открывшегося сайта «Звезда полей». Вот этот текст .
         Ю.Кириенко-Малюгин. К малому юбилею конференции «Рубцовские чтения»
     8 августа 2006 года исполняется 3 года со дня проведения научно-практической конференции «Рубцовские чтения» на малой родине народного поэта, в селе Никольском Тотемского района Вологодской области.
    Ниже текст опровержения «загулявшего»  в Тотьме до конференции  В. Дементьева.
      «На конференции было представлено более 20 докладов исследователей и пропагандистов творчества Рубцова из городов  европейской части России и даже из Дальнего Востока (пропагандисты творчества Н.М.Рубцова из г. Артёма Приморского края затратили на поездку 6 дней в одну сторону и приехали за свой счёт). В зале мемориального дома-музея Рубцова присутствовало более 70 слушателей и исследователей. Конференцию вели вологодские писатели А.А. Грязев и В.С  Белков и директор Тотемского музейного объединения Ю.П. Ерыкалова. Присутствовала Е.Н. Рубцова, дочь поэта.  Приводим некоторые публикации по конференции.
   «К сожалению, не зная обстоятельств широкой организации «рубцовских праздников», критик В. Дементьев назвал участников  «фанатами». В который раз приходится отмечать пренебрежение к исследователям творчества Рубцова. Это в условиях, когда профессиональные по образованию критики вплоть до января 2006 года (70-летия Рубцова) самоустранились от анализа творчества национального поэта».
     В начале 2004 года выпущен сборник докладов участников конференции(значит докладов В. Деменьева и К. Кокшенёвой (Смолиной)  не было).
       Литературоведческая статья «Читайте поэзию Рубцова» (авторское название «Поэзия Рубцова – путь Возрождения русского народа и России») опубликована в сборнике докладов конференции.  Обе статьи представлены в книге «Новая дорога к Рубцову» и   приведены в разделе сайта «Публикации Кириенко-Малюгина» в подразделе «Статьи о Рубцове». Читайте!
     В начале 2004 года по воспоминаниям о поездке 2003 года в Тотьму и Никольское написал вот эти стихи.
Я о Тотьме спою
     
Этот город небесный,
Проплывай над рекой!
Здесь рождаются песни
С необычной  строкой
 
О весёлом матросе,
О Добре и Любви.
Я вернусь в эту осень,
Ты меня позови.
 
Я вернусь в город этот,
Где паромщик хмельной,
Мне расскажет о лете,
О дороге домой.
 
Где-то борются страсти,
Где-то слышится вздор.
Здесь мне душу приластит
Златоглавый собор.
 
Если счастье заплачет,
Пусть паромщик родной
Вновь на берег удачи
Увезёт нас с тобой.
 
По знакомому следу
В тихом русском краю
Я, конечно, приеду,
Я о Тотьме спою.
  1 января 2004 г.
 
    И вот  следующее стихотворение (в связи с тем, что за три года, я уже пять раз побывал в Никольском, причём трижды с концертами авторской песни вместе с Э. Любенко)   
 Я вернулся в Николу
 
Я приеду в Николу,
Посмотрю на простор.
Вспомню старую школу,
Оглянусь на забор.
 
Может, та же ворона
Честь отдаст мне крылом,
И лошадка с поклоном
Вслед помашет хвостом.
 
Эти сельские виды
Я забыть не могу.
Лодка, мастерски  сбита,
Ждёт на том берегу.
 
Пусть приветит нас Толшма,
Пусть церквушка простит,
Что блуждали мы долго
Не у наших ракит.
 
На окраине лета,
Там, где наш косогор,  
Вспомним друга-поэта
Разведём-ка костёр!
 
Пусть ребята сыграют,
Пусть девчонки споют
Песни русского края,  
Где нашли мы приют.
 
Я вернулся в Николу
На зелёный простор.
Здравствуй, новая школа!
Привет, старый забор!
 
Так, поднимем-ка тосты
За Поэзию вновь!
Выпьем, братья и сёстры,  
За Добро и Любовь!
    3 января 2004 г.
 
    Ничто не пропадает на дорогах Рубцова.
   Эти стихотворения вошли в раздел «Вологодская тетрадь» авторского сборника «Впереди родимый край» (г. Рязань, изд. «Старт», 2008). Сборник вошёл в длинный список престижной Бунинской премии 2010 года ( номинация «поэзия»), но не в лауреаты премии. Победила тогда известная писательница (поэтесса в юности) Лариса Васильева.
 
    Глава 2.4
Кукла от Николая Рубцова и не только.
 
     «Николай Рубцов в моей жизни не только поэт, но и нечто большее. Судьба сложилась так, что какое-то время мы были друзьями, хотя нашей дружбе в то время я не придавала особого значения. Т. Гогулина. 22 января 1991 г.»
      Письмо с таким эпиграфом было получено в декабре 2003 г. первым московским Рубцовским Центром (Северо-Запад г. Москвы) на наш уже третий ежегодный конкурс «Звезда полей» от Татьяны Васильевны Гогулиной из посёлка Кадуй Вологодской области. Автор сообщила о своём знакомстве с Н. Рубцовым в период с весны 1967 г. и до конца 1969 года. Я давно занимаюсь темой Рубцова и засомневался в достоверности сообщения. И сделал запрос. В повторном письме Т.Гогулина подтвердила первичное сообщение. Эти сведения были очень важны. И вот почему.
     Как известно, Л.Дербина (убийца Н.М. Рубцова, по первому мужу – Грановская) утверждает в своих «мемуарах»:
     «Летом 1968 года в Воронеже, проходя по проспекту Революции, я вдруг увидела в витрине книжного магазина знакомое имя, напечатанное на одной из книг. Я остановилась, поражённая столь внезапной встречей. Николай Рубцов «Звезда полей», – прочитала я на незамысловатой обложке и ринулась в магазин. Эта единственная книга, что осталась в витрине, досталась мне. Мне не передать в словах всю боль, наслаждение, всю роскошь и счастье общения с его душой, перелитой в стихи. Это был третий поэт, над стихами которого я обливалась слезами».
     А какова реакция непосвященного читателя на это страдание «женской души» «поэтессы» ! Не какая-то там проза: «Стихи эти мне понравились».
    Далее от Л. Дербиной: «И вот Рубцов. С этого дня во мне поселилась навязчивая идея: я должна увидеть его и поклониться ему за его прекрасные стихи. Я узнала, где он живёт (оказалось, в Вологде)…Нужно увидеться. Нет, я не рванулась сразу. Прошёл год. В 1969 году в Воронеже готовился к изданию сборник моих стихов «Сиверко»…С трепещущим сердцем поднималась я утром 23 июня (какая точность датировки события в далёком 1969 году, прим. автора) по лестнице на пятый этаж дома № 3 по улице Яшина. Под гулкие удары сердца я позвонила»…
      Чувствуете, читатель, важность исторического момента встречи «поклонницы» с Поэтом?! Для прояснения картины привожу высказывание Л.Дербиной, которое услышал писатель Н. Коняев от «поэтессы» по телефону и опубликовал: «По сравнению со мной Рубцов был в поэзии мальчишкой!»
      Как пишет Дербина, она виделась с Рубцовым в апреле 1964 г., когда она почему-то пригласила поэта к себе в номер в гостиницу. Но она пишет, что поэт имел неприглядный вид, неряшливо одет и с синяком под глазом. Надо знать эту «благородную» даму, чтобы она без умысла пошла на подвиг – приглашение бедного студента Рубцова в номер.
      Продолжим сообщение о встрече с поэтом в июне 1969 г. Дербина входит в квартиру и переспрашивает Рубцова: Узнаёт ли он её? Рубцов ответил, что узнаёт. Как же понимать такой пассаж? А вот какие словеса Дербиной об отношении к Н. Рубцову приводит П. Соловей в статье «Поединок роковой…»: «Чтобы я отреклась от себя? Никогда! Я могла бы служить, если бы сама не была поэтом…»
   Вот что пишет Татьяна Гогулина по фактам в письме от 17 декабря 2003 г.:
«5 января 1968 г. у меня была свадьба, а 11-го я вернулась в Ленинград. Вечером Рубцов пришёл ко мне. Я не удержалась и похвастала новым паспортом… В феврале показал мне при встрече на улице Новороссийской свою новую знакомую Дербину Людмилу. Она торопилась и ей явно не нравилось наше знакомство. Я была рада, что он нашёл себе подругу. Ещё несколько раз я встречалась с ними. В декабре 1969 года я отдала ему свои стихи. Он хотел помочь издать мне сборник, в результате стихи мои не знаю где. Только в 1973 году я узнала о его смерти»
      Итак, выясняется, что в феврале 1968 года Рубцов, Дербина и Т. Гогулина встречались в Ленинграде. После специального запроса Т. Гогулина в письме от 13 января 2004 года сообщает: «Все встречи с Рубцовым и Дербиной были только в Ленинграде. Не помню в 1968 или 69 г. они водили меня к своему другу… Я от них сбежала, потому что они там опять стали пить». То есть в застолье участвовали и Рубцов, и Дербина.
     Таким образом, легенда Дербиной о поездке с целью поклонения поэту после длительной разлуки оказалась мягко говоря недостоверной. Дело в следующем. С мая 1967 года сборник «Звезда полей» поступил в продажу и он был в руках Рубцова. И об этом сборнике, общаясь с Рубцовым в Ленинграде, не могла не знать Л.Дербина. К февралю 1968 г. (даты встречи Рубцова, Дербиной и Гогулиной в Ленинграде) у Рубцова уже была официально своя комната в Вологде. О чём все эти факты свидетельствуют? «Поэтесса» в «мемуарах» писала, что с 1964 года и до июня 1969 года не встречалась с Рубцовым. И думала, что нет свидетелей её встреч с поэтом ещё в феврале 1968 года и чуть позднее в Ленинграде. В связи с этим выясняется, что прав был Вик. Коротаев, когда говорил, что вокруг Рубцова был закулисный заговор. Дербиной целенаправленно посоветовали поехать в Вологду и к Рубцову, зная её упрямый характер. Зная, что она «неуступчива, яра». В том числе в достижении своей цели: публикация 2-го сборника и оформление в Союз писателей по двум книгам.
     Теперь вернёмся к первому письму Т. Гогулиной от 17 декабря 2003 г. с воспоминаниями о Рубцове:
     «Весной 1967 г. в Петербурге-Ленинграде проходил слёт студенческих поэтов. На него я была рекомендована комсомольской редакцией студенческой газеты «Лесная правда» Ленинградской лесотехнической академии. Я тогда была студенткой 2-го курса лесохозяйственного факультета и постоянным внештатным корреспондентом газеты. По окончании выступлений со стихами ко мне подошёл один из организаторов слёта и сказал, что со мной хочет познакомиться Николай Рубцов. Ко мне подошёл лысоватый невысокий молодой человек и стал говорить, что он тоже вологодский, что ему очень понравились мои стихи (особенно «Я шляпу снимаю и кланяюсь лесу», «Гори, гори звезда моих лесов» и другие).
      Через несколько дней он со своим другом встретил меня у академии и они запели только что переложенную на музыку песню «Я буду долго гнать велосипед…» (это было летом 1967 года! И задолго до исполнения «Букета» А.Барыкиным в 1988 г. – прим. автора). Николай подал мне стих на бумаге. При следующей встрече я вручила ему свой «Ответ на букет». Он прочитал и порвал мой стих…» В это время у Татьяны был жених и других она не хотела и знать. А вот основной фрагмент из стихотворения Т. Гогулиной «От тебя я не приму букет», созданного летом 1967 года и опубликованного в 1999 году в её авторском сборнике «Мой поезд дальний»:
Н. М. Рубцову
 
Ты будешь долго гнать велосипед,
Чтобы нарвать и подарить букет цветов,
Но от тебя я не приму букет,
И должен ты понять меня без слов.
 
Мне не нужны умершие цветы,
Живых красу должна беречь, хранить.
Вчера в любви ко мне признался ты –
Костёр её ты должен затушить.
 
И не вези цветы в другой мне раз,
Оставь велосипед свой на крыльце,
Пусть я пройду, не поднимая глаз,
И даже без улыбки на лице.
 
     Почему Рубцов дружил в то время с Т. Гогулиной? Надо напомнить, что Рубцов учился в Тотьме два года в лесном техникуме, а по пониманию природы они были близки. И стихи у Татьяны были «лесные».
     Из письма Т.Гогулиной от 17 декабря 2003 г.: «Часто мы вместе сочиняли стихи в парке. «Крушину» записал он в свою записную книжку, так как у меня не было с собой блокнота» (лето 1967 г.). Интересен факт, что свой второй сборник «стихов» от 1970 года Дербина назвала «Крушина».
      В письме от 13 января 2004 г. Т. Гогулина сообщает, что у неё находится кукла, которую она выбирала вместе с Рубцовым и его сводным братом для жены последнего. И Т. Гогулина предложила куклу-блондинку, в голубом платье и с мигающими глазками. Рубцов купил её на свои деньги (в это время у него был – гонорар за «Звезду полей»).
      После взаимного обмена писем 28 марта с.г.  (2004 г. - прим. Ю.К.-М.) я еду в Вологодскую область и встречаюсь с Т.Гогулиной. Кто она?
     Татьяна Васильевна Гогулина окончила Ленинградскую лесотехническую академию, кандидат сельскохозяйственных наук, потомственный лесовод, эколог. Ведёт постоянно календарь природы. Лес и его обитателей знает досконально. Публикует за свои средства календари родной природы. Нуждается конечно в помощи. Может быть, найдутся на Вологодчине коммерсанты, которые не знают, куда им ещё вложить средства.
     И вот Т. Гогулина показывает мне и дарит статью «Кукла для Тани», которая была опубликована в газете «Русский север» ещё в 1991 г.
     Из статьи Т.Гогулиной в этой газете: «Николай жаловался на судьбу и говорил, что у него нет настоящего друга, кроме Владимира (сводный брат поэта?), что его по-настоящему никто не любит и не понимает. Но что греха таить, я к нему не имела никаких чувств. Видимо он чувствовал моё полное равнодушие к нему. Тогда я была молода и пользовалась успехом среди юношей. Я сказала Николаю, что люблю другого. На том и расстались».
     «Когда мы шли втроём в магазин, Николай сказал мне: «Любую куклу выбирай, какую выберешь, ту и куплю для прекрасной девушки». И эта кукла с белой косой и в голубом сарафане с кружевами, которая мне очень понравилась, понравилась и Николаю с Владимиром. После магазина они куда-то заторопились».
     И эта кукла вернулась к Татьяне Гогулиной! В 1983 г. она лежала в вологодской больнице в одной палате с Татьяной Рубцовой. Разговорились. И после выписки из больницы Т. Рубцова передала Т. Гогулиной ту самую куклу. После ознакомления с информацией о работе нашего московского Рубцовского Центра Т. В .Гогулина подарила нам куклу Рубцова и с такой надписью:
     «Вот эту куклу-блондинку с голубыми мигающими глазами и в голубом сарафане я – Татьяна Васильевна Гогулина – выбирала вместе с Николаем Рубцовым летом 1967 года в магазине на 1-ом Муромском проспекте в Ленинграде для Татьяны Рубцовой – жене его сводного брата. Эта кукла мой подарок Рубцовскому Центру Северо-Запада г. Москвы. 28 марта 2004 г. Кадуй. Подпись. Передано Юрию Ивановичу Кириенко-Малюгину»
     Теперь у нас в Рубцовском Центре есть подлинный экспонат, который связан с именем русского национального Поэта.
     На представленных снимках (к статье о встречах с Т. Гогулиной):
№1 – на пианино фото Николая Рубцова и куклы (почти копия куклы из «Прощальной песни»),
№2 – Света Тимашова с куклой (Света – дочь Ларисы Тимашовой, защитившей диссертацию по эстетике поэзии Рубцова)
№ 3 – Татьяна Гогулина в студенческие годы.
№ 4 – Татьяна Гогулина и Юрий Кириенко-Малюгин.
     Статья опубликована в газете «Уездные новости», Тотьма, 2 декабря 2004 г. Фрагмент статьи представлен в авторской книге «Новая дорога к Рубцову».
 
    Глава 2.5.
      О гибели Николая Рубцова. Тайное становится явным (2001-2004 г.г.)  
 
    В эти 2001-2003 годы «выплывали» новые факты, связанные с гибелью Н. М. Рубцова. Причём это возникало непроизвольно по публикациям со стороны адвокатов Дербиной-Грановской, что требовало опровержения рубцововедов. К тому же Старичкова опубликовала свои подозрения. И вот мне пишет Сергей Анатольевич Сорокин (Вакомин), председатель С.-Петербурского Рубцовского центра. Он каким-то образом нашёл адрес Ю. П. Рыболовова и написал ему письмо с  просьбой поделиться сведениями о Рубцове. Ниже привожу текст главы 15 из книги «Тайна гибели Николая Рубцова» (изд. 2-е дополненное, М. МГО СП России, 2004). подписана в печать 15 марта 2004 г. В апреле 2004 г. получен тираж 1000 экз.  
   Из издания 2004 года:  Глава 15. А тайна ночи проясняется?!
    Малоизвестные и новые свидетельства вокруг страшной ночи.
А всё-таки был соучастник?
    Если бы не нагловатая напористость убийцы, то тайна гибели Рубцова могла бы и навсегда остаться тайной. Но необходимость отпора Лжи и Наглости заставила обратить внимание на публикации и сопоставить известные и новые материалы по теме.  
    Гражданская жена поэта Г. М. Меньшикова (Шамахова) писала в статье «Русь моя, люблю твои берёзы» (21):
     «В 1969 году я была на курсах клубных работников в Кириллове. На обратном пути, это было в апреле, я заехала к нему, он жил уже на улице Яшина. Я пришла утром. Рубцов был один, день был субботний – 11 апреля. Я у него прибралась, помыла, он сходил в магазин, принёс еду, я приготовила обед, и к обеду к нам пришли гости. Видимо, у него была подруга Гета и ещё мужчина. Он хотел дать понять, что она пришла с этим мужчиной – Рыболовов Юрий. Сидели они до позднего вечера, потом ушли. На другой день была Пасха…»
    «Я писала выше, что некий Рыболовов, который, по его словам, очень, очень любил Рубцова, когда свершилась эта трагедия, был в Вологде. Каким образом он завладел посмертной маской Рубцова, хотя даже и на кладбище не был?
     В августе 1971 года я, будучи в Тотьме, зашла в РОНО (районный отдел народного образования, – прим. автора). Зав. РОНО Ф. Н. Шестаков спросил меня, знаю ли я Рыболовова? Ответила, что знаю. Он рассказал:
     «В апреле месяце (это 1971 год, – прим. автора) в мой кабинет пришли двое мужчин, предъявили удостоверение КГБ и спрашивают, обращался ли к нам насчет работы Рыболовов. Да, обращался, предъявил два диплома о высшем образовании, закончен институт физкультуры и сельскохозяйственный. Просил работу в Никольской школе или поблизости. В работе было отказано, так как школы были укомплектованы. Меня предупредили, чтоб никаких дел с Рыболововым не имел.
 
140 (стр. из книги)
Да, в Николу этот человек ездил долго, наверное, до 80-х годов. Что ему надо было?»
     «Будучи на суде, который шёл два дня, слушая «сказки» Дербиной о любви Рубцова к ней, я не верила ни единому слову…Ведь не зря Н.А. Старичкова написала ему такую пророческую открытку»: «На чужом несчастье своего счастья не построить, береги голову, пока не поздно. А было уже поздно, он никак не мог отвязаться от Дербиной. 
   Ведь после Нового года, 1971-го он сразу взял командировку, чтобы ехать к нам в Тотьму, но явилась она. И как у неё ещё хватает наглости лезть на экран и сваливать всё на какой-то «рок». Что ж, если уж и фильмы посвящают убийце, так, может быть, дать ей и орден за убийство Рубцова?»
    Г. Меньшикова имеет в виду фильм Ермакова «Замысел», посвящённый новой «звезде» литературного экрана Л.Дербиной.
    Кое-что прояснилось из беседы автора этой книги (Ю.К.-М.) со Н.А.Старичковой  (Н.С.) 9 июня 2002 года в Вологде:
Ю.К.-М. Меня вот что интересует. Насчёт последней ночи. Кто присутствовал?
Н.С. Задумкин был. Ещё кто-то. Их уже в живых нет. И вот Рыболовов был.
Ю.К.-М. Он присутствовал?  И там ссора была?
Н.С.  Была ссора. Они (журналисты) раньше ушли. А Рыболовов уходил последним (у Дербиной последним ушёл А.Третьяков).
Ю.К.-М. А ссора из-за чего была? Журналисты что говорят?
Н.С. Приревновал наверно. (Дербина в это время была невестой Рубцова, – прим. автора). Она всем улыбалась. Заигрывала. А Рыболовов там остался.
Ю.К.М. А во сколько это было примерно?.
Н.С. Он сказал, что ему надо было на поезд. Около часа он ушёл. Сказал: «Я не мог задержаться, потому что мне надо было в два часа на поезд» (это поезд в Ивановскую область, где проживал Рыболовов,  – прим. автора).
Ю.К.-М. А он уехал?
Н.С. А он не мог уехать, потому что через три дня он был уже на похоронах. Он где-то был.
 
141 (стр. из книги)
Ю.К.-М. Значит, он не уезжал.
Н.С. В два часа он должен был уехать. И он не мог сразу вернуться. Подумайте сами. И адрес его не знали. Связь какая? Откуда он узнал? (что Рубцов погиб, –  прим. автора). А на суд он не явился. А Рыболовов был последним у Рубцова.
    Она (Дербина) волновалась. И я читала в одной газете: она Рыболовова как свидетеля не называет. Видимо здесь есть какая-то связь. Всех журналистов называет, а его нет.
Ю.К.-М. Похороны были через три дня. Он был в Вологде?
Н.С. На похоронах он был. Он фактически не уезжал.
    Прокомментируем эти сведения. Поскольку Ю. Рыболовов был в ту страшную ночь у Рубцова, то он должен был уехать, чтобы обеспечить себе алиби. Никто не сообщал Рыболовову о смерти поэта. Оповещали писателей. А «свидетель» всё знал (об этом чуть ниже). И потому через два дня он сам приехал на похороны.
     Из беседы автора (Ю.К.-М.) с писателем С. Н. Багровым (С.Б.) 18 марта 2003 года в Вологде.
Ю.К.-М. Когда Вы познакомились с Николаем Рубцовым?
С.Б. Ещё в техникуме. Перед занятиями я наклонился, заглянул сквозь дверь. А на меня вдруг кто-то тяжёлый сел. Я встал резко и бугай грохнулся на пол. А Коля увидел это и рассмеялся. Говорит: Пойдём погуляем.
Ю.К.-М. Вы лично были знакомы с Юрием Рыболововым?
С.Б. Немного. Он после смерти Рубцова приходил. «С Родины приехал», сказал. Краюху хлеба привёз оттуда. Он разломал её.  «Давай покушаем», говорит. Для меня как-то странно это, нелепо. Побыл буквально 2-3 минуты. И убежал куда-то. И Коля говорил: «Опять придёт этот, уйдёт. Какой-то странный. Непонятный мне человек». Коля так неопределённо о нём говорил. И я тоже не понял его. Потом понял: фанат он был Рубцова. А Николай Рубцов его серьёзно не воспринимал, на мой взгляд.
Ю.К.-М. А как Вы относитесь к Дербиной?
С.Б. Коля дал мне почитать её сборник стихов. Это «Сиверко». Там была её надпись на обложке. И куда-то этот сборник исчез. Даже не знаю на кого грешить. Вроде все люди знакомые».    
 
142 (стр. из книги)
    На исчезнувшем сборнике «Сиверко» был автограф Дербиной Рубцову. Какой? Странным был приход Рыболовова. Багров и друзья Рубцова написали добрые воспоминания. Но не слышно ничего о воспоминаниях Ю. Рыболовова. И это важный штрих.
    Есть версия, что Рубцова хотели довести до невменяемого состояния. И как сказал один из читателей: «А ведь его могли бы выбросить из окна» (инсценировать самоубийство!) И добавил: «Если это Рубцов  понял, то тогда-то была настоящая схватка. И одной Дербиной здесь не обойтись». Как говорят французы в подобных житейских ситуациях: «Шерше ля фам» («Ищите женщину»). В случае с Рубцовым это звучит: «Ищите также мужчину».
    Итак, по сообщению Дербиной в её «мемуарах», последним и в 11 часов вечера ушёл журналист А.Третьяков. А по сообщению Н.Старичковой, в час ночи ушёл  Ю.Рыболовов, чтобы сесть на ночной поезд в Ивановскую область. А ушёл ли в час ночи Рыболовов? И когда он приходил в эту ночь к Рубцову и Дербиной? И зачем приходил?
    В апреле 2003 г. автор встречался в Петербурге с С.Сорокиным, который сообщил о письме от Ю.Рыболовова. Привожу фрагменты из этого письма, копия которого любезно прислана автору (факсимиле –  приложение 17, документ № 9).
    «Уважаемый Сергей Анатольевич!
    Вы просили написать о Коле Рубцове. Для меня он был очень дорог. Я почти все стихи его знаю наизусть. 18 января 71 (1971г. – прим. автора) года я был у него на квартире, сердцем как будто чувствовал, что его больше не увижу. Когда пришел он был в плохом настроение, был не один дома была его сожительница Людка.
    Я понял, что она его что-то спрашивала обо мне, посидел я у него недолго, потом ушел, а утром узнал…(Значит, Рыболовов не уехал в ночь убийства или уехал, зная о гибели Рубцова,  –  прим. автора)
    Вспоминаю его каждый день, как он был дорог для меня. Я до сих пор слышу его живой голос, он называл меня своим братом. Читал я его стихи в течение 2-х часов в Ивановском медицинском институте, слушали студенты, доценты, профессора…
 
143(стр. из книги)
     Он чувствовал близость своей смерти говорил мне. Юра ты пойдешь за моим гробом? Спрашивал не один раз. Завещал похоронить рядом с Батюшковым, но когда я отдал завещание Романову секретарю Вологодской писательской организации он сказал нельзя, у нас единое место захоронений общее кладбище.
    Вот вкратце, что я мог написать…» (орфография сохранена)
    Прокомментируем сведения из этого письма. Ю.Рыболовов сообщает, что ещё 18-го, в ночь на 19 января 1971 года он был у Рубцова. Но он не говорит когда! И была ещё Дербина. Значит, они были втроём. О журналистах ни слова. Ясно, что он пришёл после журналистов. Почему молчит Дербина об этом?
    Л.Дербину Рыболовов называет сожительницей (а не женой и даже не невестой, – прим. автора) и панибратски «Людка». И оказывается, что Л.Дербина что-то  спрашивала Рубцова о Рыболовове. О чём вообще был разговор – ни слова. Какие-то недоговоры. А насчёт наименования «брат», то это или фантазии, или демагогия. В книгах воспоминаний, изданных В.Коротаевым (1983 и 1994 г.г.) «брат» даже не упоминается. За всё время Рыболовов лишь один раз (по его сообщению) выступал перед гуманитарной городской аудиторией (в институте, в Иваново).
    Письмо Рыболовова изобилует грамматическими ошибками. Что говорит об интеллектуальном уровне «брата». Само письмо очень короткое. Видно Рыболовов боялся проговориться.
     Интересно признание Ю.Рыболовова о наличии у него  портрета Рубцова кисти художника  Малыгина. Это  был  первый   прижизненный портрет Рубцова. Как он мог оказаться у Рыболовова? Тот же вопрос возникает о посмертной маске и барельефе. (Эта информация была написана автором книги в июне 2003 г. Требовались уточнения).
    Ответы на ряд вопросов удалось получить во время «Рубцовских чтений», которые состоялись 8 августа 2003 года в селе Никольском в мемориальном доме-музее им. Н. М. Рубцова.
    В первом перерыве во время чтений было нешуточное выяснение происхождения портрета Рубцова, который в качестве подарка Никольскому музею не то от Полётовой М.А. (как собирателя   экспонатов   вокруг   Рубцова), не то  от  себя   лично
 
144(стр. из книги)
представляла Наира Вартановна П.(Переслегина), которая характеризовала Ю. Рыболовова как  писателя и товарища поэта. Выяснилось, что на открытии второго Рубцовского центра в сентябре 2002 года был выставлен не прижизненный портрет Рубцова кисти художника Малыгина (как было объявлено), а какой-то другой портрет неизвестного происхождения. Это сомнение ещё в ноябре 2002 года сразу высказала Н. Старичкова, когда увидела фото портрета. При активном участии Н. Старичковой, зав. вологодской областной библиотекой Н. Н. Беловой (которые видели портрет кисти Малыгина ещё в январе 1971 года) и дочери поэта Е.Н. Рубцовой выяснено, что в Москве на открытии второго Рубцовского центра был не прижизненный  портрет. После  гибели   поэта   портрет   Малыгина был выставлен в областной библиотеке в Вологде. Однако потом начались приключения. По каким-то причинам рядом с лицом Рубцова появилась явная вмятина (удар?!). Портрет вернули Малыгину для устранения повреждения. Но обратно портрет не вернулся, его перекупил  Рыболовов у Малыгина. А представленный в селе Никольском другой портрет поэта соответствует кисти Малыгина. Значит, Наира Вартановна П. вторично ездила к Рыболовову.
    О конкретных свидетелях (но перед ночной «схваткой») многое проясняется из объяснительной записки старшего литсотрудника отдела культуры Н. Задумкина редактору газеты «Красный Север»  Н. М. Цветкову. Н. Задумкин пишет (14):
    «В понедельник, 18 января 1971 года, я ушел с работы в 4 вечера. Намерение было побывать у врача, т.к. почти две недели подряд у меня по вечерам была повышенная температура. Но в больницу я не попал, а оказался в винном баре вместе с работниками «Вологодского комсомольца» А. Кузнецовым, А. Третьяковым, Б. Лапиным и Е. Некрасовым. Мы выпили по стакану перцовки и ушли из бара. На площади встретили Н. Рубцова и его жену Л. Дербину (Дербина была в это время не женой, а формально невестой Рубцова, – прим. автора). Рубцов предложил выпить (он был в это время абсолютно трезв).
    Мы зашли в магазин и купили бутылку водки и бутылку красного вина. Я, старый,   пошел   с   этими   ребятами   в    клуб
 
145 (стр. из книги)
медработников. Там нам открыл одну из комнат Г.Унковский, где мы и распили водку. Сам Унковский с нами не выпивал. Людмила Дербина при выпивке не присутствовала. После всего этого мы ещё побывали в ресторане «Север». Людмила Дербина в ресторане не была, а ожидала своего мужа на улице.
    После ресторана мы пошли провожать Н. Рубцова. Помню, что он пил красное вино. От Рубцова мы с Б. Лапиным ушли часов в девять. Домой я пришёл пешком…»
   Ещё раз пройдём по фактам вечера 18 января и страшной ночи на  19 января  1971 г. Н. Задумкин    почему-то  не  упоминает, что Дербина вернулась в клуб медработников (из «Вологодского комсомольца», где решала дела со своей рукописью) и выпила с журналистами. В «мемуарах» она пишет: «Я глотнула глоток из стакана Рубцова, он допил остатки». Из объяснительной записки Н. Задумкина следует, что из компании, пришедшей с Рубцовым, остались  после   9   часов   вечера   А. Третьяков  и  А. Кузнецов. О Е. Некрасове никто в воспоминаниях не говорит. Видимо он не пошел к Рубцову. Предпоследним уходил А. Кузнецов. Когда, пока неясно. Последним, как пишет Л. Дербина, уже в 11 часов вечера ещё 18 января ушёл А. Третьяков.
   Но после А.Третьякова на ночь 19 января пришёл  Рыболовов, что сообщают Н.Старичкова (5) и сам «брат» в письме С. Сорокину. Значит, Рыболовов пришёл позже и после журналистов! Рубцов его не приглашал и не ждал. Иначе об этом сказала бы Л. Дербина в своих «мемуарах». Вопрос: Почему же это третью ночь подряд Рыболовов ходит к Рубцову и Дербиной? В письме С. Сорокину он сообщает, что видел назревающую ссору. В чём заключалась ссора, Рыболовов не пишет. Но он говорит, что ушёл, так как ему надо было к двум часам ночи на поезд (из Вологды в Ивановскую область). А сам он остался. Нет алиби у Ю. Рыболовова (версия-обоснование автора). В письме С. Сорокину Рыболовов проговаривается, что «утром узнал…» О чём? О смерти Рубцова. Откуда? По радио никто не сообщал с утра 19 января о гибели Рубцова. Первые некрологи появились через день. От кого мог Рыболовов узнать? Он поехал поездом в Ивановскую область, по его сообщению Н. Старичковой.
 
146 (стр. из книги)
    Редакторы-составители Мелковы приводят почему-то в своём издании сочинений Рубцова статью убийцы «Я не хотела убивать его» (14). Дербина молчит о свидетелях и сообщает в частности:
    «13 августа 1997 года я специально заезжала в Вологду и обращалась с письменной просьбой в Вологодский суд, чтобы подробно ознакомиться с судмедэкспертизой о причине смерти Рубцова. Мне в этом было отказано…»
    А с каких это пор убийце и после решения Верховного суда России от 1996 года (с подтверждением умышленности убийства) должны показывать материалы следствия? Эгоизм и наглость «поэтессы» просто поразительны.
     Дербина пытается в качестве ещё одной версии построить свою защиту логикой ожидаемой карьеры (вступление в Союз писателей). Рубцов знал эту главную цель «поэтессы». И о фразе Дербиной на суде: «Я поняла, что мы не будем вместе и решила его уничтожить». Дербиной не удалось «победить» Рубцова в  спорах и завербовать в свой поэтический лагерь. Ясно, что при ночной словесной «схватке» выявилось такое, что Дербина пошла на убийство. И особенно «впечатляет» сообщение убийцы, что «вдруг неизвестно от чего рухнул стол, на котором стояли иконы, прислонённые к стене…Иконы рассыпались по полу вокруг нас». Нужно отметить, что Лжи такого класса ещё не было в литературе. И всё во имя самооправдания и самоутверждения в качестве писательницы. Начинаешь понимать, какую же жертву принёс Н. М. Рубцов во имя нас всех, русских людей своей жизнью, остановив сатанистскую поэзию убийцы. «Я буду тебя медленно убивать», то есть непрерывно разоблачать так называемую поэзию случайной подруги, прозрев, сказал Рубцов.
    Дербина пишет по поводу признания на суде (14): «Откуда мне было знать, молодой и наивной, что со мной всё было решено уже в первый день после трагедии…». Но это уж слишком! Очень «молодой» разведённой (!) женщине – тогда 32 года, имеет ребёнка. «Наивная» пишет стихи со звериными образами.       
    Как уже упомянуто, на одной из страниц «мемуаров» Дербина пишет, что она бросается в милицию и «берёт всю вину на себя». Это дорогого стоит. Значит, кто-то должен разделить её вину.
 
147 (стр. из книги)
  Можно было бы на этом закончить тему гибели. Но напористые дилетанты муссируют текст стихотворения «Я умру в крещенские морозы», которое приписывают Рубцову. Но!  Во-первых, нет напечатанной Рубцовым копии. Во-вторых, видна заданность темы смерти под дату Крещенских морозов. Напоминаю также о диверсии со стихотворением «Огороды  русские», которое приписывали Рубцову, публиковали в его сборниках. И оказалось это стихотворение  другого автора. И была стихотворная война Рубцова и Дербиной и литературной закулисой. От Рубцова известно стих. «Люблю змею». От неизвестного (?!) автора в архиве Рубцова  «За железною оградой уже вырыта могила И поёт над ней надсадно Ветер песнь свою уныло...». Это не лексика Рубцова.  
    Все обстоятельства были изложены весной 2004 года во втором издании книги «Тайна гибели Николая Рубцова». На презентации в ЦДЛ присутствовала М.П. Полётова, которая приобрела экз. Автограф я не стал ей давать, так как она в своих публикациях называла Ю.П.  Рыболовова другом Рубцова.
 
Глава 2.6.
 Грани алмаза поэзии Рубцова. Эволюция национального мировоззрения и народная мистика Поэта. Открытие стихотворения Рубцова «Гоголь».
 
     Привожу авторскую статью от  2004 года по теме главы 2.6
    Юрий Кириенко-Малюгин. О мистическом мировоззрении Рубцова. Гоголь и Рубцов.
     О направлениях мировоззрения Рубцова целенаправленно или фрагментарно написано несколько литературных статей, особенно после выхода сборника «Звезда полей» (весна 1967 г.) и после гибели поэта. Надо отметить статьи Анатолия Передреева (1967 г.), Станислава Куняева (1968 г.), Валерия Дементьева (1970 г.), В.Оботурова (1974г.), Вик. Каратаева ( 1975г.), В.Кожинова (1976 г.), Ю.Селезнёва (1977 г.)
   О православном мировоззрении Н.М.Рубцова упоминали А.Романов, В. Бараков и Н. Коняев.
     Разные исследователи сообщали о присутствии в творчестве Рубцова  то стихии ветра, то о наличии спектра цветовых красок (серой, светлой или чёрной), то о темах дороги, то о теме «тихой» лирики, то о скрытой социальности тем (город – деревня), о патриотизме. Это свидетельствует, преимущественно, о мировоззрении, литературной позиции и направленности знаний конкретного критика, литературоведа, писателя, но не объясняет причины воздействия поэзии Рубцова на душу читателя, не раскрывает глубину поэзии Рубцова, не может быть принято в качестве всеобъемлющей достоверной.
     Поэзия Рубцова – это алмаз с великим множеством граней, которые невозможно разделить, не нарушив целостность восприятия. По мнению автора, кристаллической структурой творчества Рубцова (как многогранного алмаза) является мистическое восприятие окружающего мира, которое отразилось во многих стихах поэта и которое согласуется с православным не декларированным мировоззрением Рубцова.
     Рассмотрим хронологически мистические мотивы Рубцова.
    Возьмём сочинение «О родном уголке», которое написано не 14-летним школьником (как ранее обосновывала одна пропагандистка), а 17-летним студентом Рубцовым в Кировске (1953 г.). Впервые оно опубликовано В.Оботуровым 19 января 1986 года в газете «Вологодский комсомолец». Николай Рубцов даёт описание виртуальной встречи с медведем в лесу, который «с каким-то диким рёвом бросился мне навстречу; вероятно с неотразимым желанием смять меня, раздавить, уничтожить… Первой мыслью было бежать, бежать от этого страшного «чудовища», но ноги не повиновались мне, они подгибались от неминуемого страха, так сильно охватившего мою детскую душу. Вдруг какая-то неведомая мне самому сила придаёт мне небывалую смелость и решительность…» Лирический герой вступает в схватку с диким животным. «Может быть, всё это покажется невероятным, но представьте себе, как часто такие истории и им подобные видел я во сне в те же тёмные тотемские ночи, засыпая под заунывную песню ветра, свистящего в трубе»
     Встреча с представителем инородных сил, упомянута у Н. Рубцова в стихотворении «Сказка-сказочка» (Ленинград, 1960 г.):
Влетел ко мне какой-то бес.
Он был не в духе или пьян.
И в драку сразу же полез:
Повёл себя как хулиган.
………………………….
Он вдруг схватил мою гармонь.
Я вижу всё. Я весь горю!
Я говорю ему: – Не тронь,
Не тронь гармошку! – говорю.
      Многие читатели и друзья поэта принимали содержание этого стихотворения как бытовую шутку-сказку. Тем более, далее «бес от злости стал глупей, и стал бутылки бить в углу». То есть картина казалась зарисовкой поэта для эстрадного выступления.
     В стихотворении «Видения в долине» (Ленинград, 1960 г.) Рубцов сообщает:
И вижу я коней без седоков
С их суматошным криком безтолковым…»
 
И далее известное:
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России…
Кресты, кресты…
Я больше не могу!
Я резко отниму от глаз ладони
И успокоюсь: глухо на лугу,
Траву жуют стреноженные кони.
 
     Конечно «глухо на лугу» - жаргонное бытовое нелитературное сочетание слов в контексте вышеупомянутой строки. Позднее оно было заменено на «смирно на лугу». Мистическая картина, нарисованная Рубцовым, воспринималась в то время читателем как поиск поэтических образов. Но оказалась предвидением, поскольку превратилась к нашему времени в реальную. Представляется, что Рубцов видел тенденцию вымирания русского народа в стране.
     В конце июня – начале июля 1962 года Николай Рубцов сформировал самиздатовский сборник «Волны и скалы» и на несколько дней задержал выпуск. Создал стихотворение «Поэт» (1-9.07.1962 г.), позднее отредактированное и названное «В гостях». Рубцов рисует видения:
Трущобный двор.
Фигура на углу.
Мерещится, что это Достоевский.
И ходит холод ветреный и резкий.
И стены погружаются во мглу.
Гранитным громом
грянуло с небес!
Весь небосвод в сверкании и блеске!
И видел я, как вздрогнул Достоевский,
Как тяжело ссутулился, исчез.
Не может быть,
чтоб это был не он!
Как без него представить эти тени,
И странный свет,
и грязные ступени,
И гром, и стены с четырёх сторон?!
 
     Практически каждый читатель в те 60-е атеистические годы 20-го века полагал, что это просто фантазии поэта. Но Рубцов с самого начала творчества писал по видимым им событиям. И не случайно затем:
Я продолжаю верить в этот бред,
Когда в своё притонное жилище
По коридору,
в страшной темнотище,
Отдав поклон, меня ведёт поэт…
 
     И далее от Рубцова-лирического героя следует
В моей судьбе творились чудеса!..
 
     Тогда, в эпоху материально беззаботной жизни никто и не мог подумать, что Рубцов не фантазирует.
     А Рубцов писал: «Я слышу звуки, которых не слышит никто». В стихотворении «Чудный месяц плывёт над рекою…» читаем:
Словно слышится пение хора,
Словно скачут на тройках гонцы.
И в глуши задремавшего бора
Всё звенят и звенят бубенцы…
 
     Стихотворение «В горнице» (первый вариант под названием «В звёздную ночь») написано в июле 1963 года. Отредактированный текст опубликован 31 октября 1964 года. Две строки подкорректированы в феврале 1967 года. Строфы самостоятельны по сюжету. Осмысление содержания каждой строки, мистического подтекста, скрытого за видимыми поэтом бытовыми картинами, требует неоднократного прочтения. Фактически только музыкальное решение текста позволило осознать народную философию стихотворения. 4-я строфа соединяла сюжеты предыдущих. Лирический герой видит оптимистический путь: «буду до ночной звезды лодку мастерить себе».
    Мистические картины наблюдает лирический герой Рубцова в программном стихотворении «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…». Некоторые современники поэта буквально воспринимали текст этой строки. А Рубцов направлял внимание читателя на окружающее:
И храм старины, удивительный, белоколонный,
Пропал, как виденье, меж этих померкших полей…
 
Боюсь я, боюсь я, как вольная сильная птица.
Разбить свои крылья и больше не видеть чудес!
Боюсь, что над нами не будет таинственной силы!
 
     Это предупреждение каждому читателю, предложение оглянуться вокруг.
И разбудят меня, позовут журавлиные крики...
 
    И опять нельзя понимать буквально сообщение поэта. Речь идёт о пробуждении спящей души.
    Примеры мистического восприятия явлений Рубцовым можно продолжить:
И всё ж я слышу с перевала,
Как веет здесь, чем Русь жила…
 
И не она от нас зависит,
А мы зависим от неё… (о поэзии)
 
И сыплет листья лес,
Как деньги медные, –
Спасибо край чудес!
Но мы не бедные…
 
А чем утешены,
что лес покинули
Все черти лешие
И все кикиморы?...
 
Я брожу…Я слышу пенье…
Слышишь, ветер шумит по сараю?
Слышишь, дочка смеётся во сне?
Может, ангелы с нею играют
И под небо уносятся с ней…
 
      Особняком стоит «Вечернее происшествие», случайная встреча с мистическим животным, с лошадью в лесу:
Мне лошадь встретилась в кустах
И вздрогнул я. А было поздно.
В любой воде таился страх,
В любом сарае сенокосном….
………………………………….
Мы жутко так, не до конца,
Переглянулись по два раза.…
 
Я как есть загадка мирозданья....
 
Душа как лист звенит перекликаясь.
 
Я слушал шум, была пора отлёта.
 
- Я слышу звуки, которых не слышит никто, - говорит поэт.
 
     Это уже выход на связь (непроизвольную и где-то безсознательную) с высшими силами. Философские размышления всё время владели поэтом.
А вдруг он лопнет этот мир?
Но бригадир сказал: - Не лопнет.
…………………………………
На бригадира как на Бога
Смотрел я после целый день.
 
     Некоторые воспринимали и воспринимают эти высказывания как неумную шутку со стороны поэта. А он ведь размышляет о космическом. Вдруг солнце красное – основа существования зайдёт навсегда.
      В стихотворении «Прощальная песня»(1965 г.) поэт говорит:
Ты не знаешь, как ночью по тропам
За спиною, куда не пойду
Чей-то злой, настигающий топот
Всё мне слышится словно в бреду.
 
     Это уже прямое сообщение о преследовании Поэта со стороны мистических или не мистических, реальных сил. И это неслучайно
     Однажды Рубцов спросил собеседника: «Ты не знаешь, а почему так много ворон в Вологде?» Собеседник не понял, рассмеялся. Поэт видел в окружающих явлениях множество знаков действия нечистых сил. В «Философских стихах» поэт предвидел:
Когда-нибудь ужасной будет ночь.
И мне навстречу злобно и обидно
Такой буран засвищет, что невмочь,
Что станет свету белого не видно!
Но я пойду! Я знаю наперёд,
Что счастлив тот, хоть с ног его сбивает,
Кто всё пройдёт, когда душа ведёт,
И выше счастья в жизни не бывает!
 
Чтоб снова силы чуждые дрожа,
Все полегли и долго не очнулись.
Чтоб в смертный час рассудок и душа,
Как в этот раз друг другу улыбнулись…
 
      Это прозрение по событиям. Но ведь Рубцов не играл с потусторонними силами, он чувствовал преследование. А реальные факты были в буфетах ЦДЛ, в Москве в общежитии, в Вологде в застольях. Не случайный след оставлял Н.М. Рубцов. Но вышеприведённое прозрение не означает стремление Рубцова к добровольному уходу, как пытается это обосновать Дербина.
      Мистическое восприятие действительности роднит Рубцова с Гоголем, первым писателем, показавшим действие дьявольских сил во всей их полноте.
      Известно, что во время сдачи экзамена по русской литературе у Рубцова зашёл спор с преподавателем о высказываниях Н.В. Гоголя. Причём преподаватель сообщил, что если студент подтвердит мнение Гоголя, то поставит «отлично». Рубцов сбегал в библиотеку, нашёл нужный абзац и доказал свою правоту. Известно свидетельство М. Корякиной, жены В. П. Астафьева о глубоком знании текстов Гоголя и чтении их наизусть.
      В Вологде, в квартире Н. Рубцова на стене висели портреты Э. Хемингуэя и Н.В. Гоголя. После убийства поэта на полу обнаружен разбитый портрет Гоголя.
      Всё это, так сказать, внешние признаки отношения Рубцова к национальному русско-славянскому писателю, фактически создателю нового художественного направления в русской литературе 19-го века.
      Приведём следующие литературоведческие высказывания Н.В. Гоголя:
«Поэзия есть чистая исповедь души, а не порождение искусства или хотения человеческого; поэзия есть правда души, а потому и всем равно может быть доступна. Способность вымысла и творчества есть слишком высокая способность и даётся одним только всемирным гениям, которых появление слишком редко на земле; опасно и вступать на этот путь другому. Многие даже из первокласснейших талантов становились ниже себя, зашедши в область вымысла, но высоко возвышались даже и небольшие таланты, когда событиями собственной души своей были наведены на то, чтобы передавать одну чистую правду души»…
 
     Особый интерес представляет стихотворение Н.Рубцова
                          Гоголь
 
Горит вся жизнь. Горит весь труд. Не шутка!
В минуту Гоголь обо всём забыл.
России стало холодно и жутко,
Когда он печь однажды затопил.
 
Горят, горят слова, прощаясь с ним.
Они кричат немыми голосами!
Он, озарённый пламенем своим,
Глядит в огонь безумными глазами.
 
Никто же не проснулся, как нарочно!
Чужие люди…Так тому и быть.
Ах, если б мама, мама среди ночи
Камин бы не позволила топить.
 
Ах, если б мама…Или Пушкин близко.
Но ни кого. Один лишь в небе бог.
А на лице живые пляшут блики.
А Гоголь слаб. А Гоголь очень плох.
 
Ему осталось уповать на бога.
Зачем слуга? Вот разве труп стеречь.
Он знает: жить ему совсем немного,
И он спешит скорее душу сжечь.
 
     Это неизвестное стихотворение переписано автором у Н.В. Петровой, супруги Александра Петрова, литинститутского друга Рубцова. Вероятно, оно не прошло цензуру при издании сборника Рубцова или при попытке публикации в газете. Оно свидетельствует о том, как хорошо Рубцов знал творчество и обстоятельства жизни Н.В. Гоголя, насколько глубоко переживал за душевные метания своего любимого писателя.  
     Прим. автора.  Н.В. Петрова подошла ко мне во время одного из литмероприятий МРЦ в малом зале ЦДЛ весной 2003 года. Сообщила, что у неё имеются черновики нескольких стихотворений Рубцова, которые я могу посмотреть. Я встретился после контакта по телефону с сыном Петровой в Сокольниках, переписал стих. «Гоголь» и несколько других незаконченных стихотворений и вариантов. Позднее опубликовал записи в статьях, в том числе, связанных с братом Рубцова Альбертом. Стих. «Гоголь» показывает,насколько глубоко Рубцов знал обстоятельства жизни национального русского писателя. Стих. «Гоголь»   было опубликовано в авторской книге «Новая дорога к Рубцову. Изд. Российский писатель, М., 2005. 
     Актуально звучит в наше время высказывание Н.В. Гоголя:
       «Нет, не Пушкин или кто другой должен стать теперь в образец наш: другие уже времена пришли…свойства, обнаруженные нашими поэтами, суть наши народные свойства…, поэты берутся не откуда же нибудь из-за моря, но исходят из своего народа. Это огни, из него излетевшие, передовые вестники сил его. Другие времена несут и другие дела, иные задачи, а потому и не напомнят они уже никого из наших прежних поэтов. Самая речь их будет другая; она будет ближе и родственнее нашей русской душе: ещё в ней слышнее выступят наши народные начала».
      Это предвидение создателя духовно-психологического художественного направления в русской литературе проявилось в творчестве народных поэтов С.Есенина и Н.Рубцова.
     Исследования творческого пути Рубцова были опубликованы в декабре 2004 года в статье:
      Эволюция национального мировоззрения Николая Рубцова
     Переход русского национального поэта Николая Михайловича Рубцова (1936-1971 г.г.) от материалистического к православному мировоззрению шёл практически бессознательно, как и у основной части русского народа в условиях иногда агрессивной, а иногда вялой атеистической пропаганды (период 40-х – 60-х годов двадцатого века). Большинство из нас ходит на кладбища, чтобы отдать дань своим родителям, предкам. И наши кресты на погостах, на куполах церквей входят в образ окружающего мира. Встречаясь с нашими необыкновенными и нестандартными по архитектуре храмами и монастырями, мы подсознательно отвергаем вульгарный материализм и воспринимаем Божественное происхождение мира.  
       В детские годы (1941-1942 г.г.) и с начала 60-х годов Николай Рубцов жил в Вологде и впитывал картины православной архитектуры: колокольню Софийского Кремля, Спасо-Прилукский монастырь, у стен которого не раз отдыхал Рубцов.
     В школьные годы (1943-1950 г.г.) и позднее Николай Рубцов видел в селе Никольском разрушенную атеистами и постепенно далее разрушаемую силами природы престольную Николаевскую Толшменскую церковь.
С моста идёт дорога в гору,
А на горе – какая грусть,
Стоят развалины собора,
Как будто спит былая Русь.
 
     На подкупольных стенах церкви изображены лики четырёх евангелистов. Не мог любознательный Николай Рубцов не поинтересоваться: А кто это на фресках?
     В 1949 году Николай Рубцов в возрасте 13-и лет впервые с ребятами из детдома приехал в Тотьму, увидел великолепные православные храмы на холмах у реки Сухона. На авторских снимках представлены: церковь святой Троицы, Входоиерусалимская церковь, ангел с Крестом.
     С 1950 по 1952 годы Рубцов учился в лесном техникуме, который расположен на территории древнего Спасо-Суморина монастыря. Известно, что мальчишкой он принимал участие в разборке уже разрушенной колокольни монастыря. А бело-стенная колокольня имела высоту более 70 метров и была чуть ниже колокольни самого Ивана Грозного в Москве. Поэтому неслучайна строка поэта:
           И жаль мне, и жаль мне разрушенных белых церквей.
     В монастыре расположены Преображенская церковь, Вознесенский собор и полуразрушенные двухэтажные монастырские кельи – крепостные стены. В одноэтажных кельях располагалось общежитие студентов лесного техникума.
      Учебный корпус техникума размещался в Преображенской церкви, у которой во времена антиправославной эпохи был снесён купол. В аудиториях со стен на студентов и на Николая Рубцова смотрели фрески-картины с христианскими сюжетами. И это не могло не сказаться подсознательно на восприятии Рубцовым окружающего мира. Очень символичны названия храмов (Преображенский и Вознесенский), которые ассоциируются с эволюцией национального мировоззрения Рубцова, с земным и духовным путём поэта после гибели.
     Известно, что в августе 1967 года во время агитационной речной поездки писателей по Вологодской области Николай Рубцов приводил своего старшего товарища – поэта Александра Яковлевича Яшина в Спасо-Суморин монастырь и два часа они ходили по территории. Конечно, Рубцов показывал Яшину Вознесенский и Преображенский храмы.
    Мы с моим товарищем по московскому Рубцовскому центру поэтом и композитором Э.Любенко прошли по вероятному маршруту русских вологодских поэтов. На древних фресках Преображенской церкви представлены пока различаемые библейские картины: ангел с крестом, ангел с терновым венком, Господь Саваоф и ангелы, Апостолы Петр и Павел, Святой Афанасий Александрийский, Второе пришествие Христа. Плачут, плачут стены Преображенской церкви.
     Николай Рубцов в условиях официальной атеистической идеологии сделал всё, что мог для поворота русского читателя, русского человека к исторической памяти. В опубликованном в 1970 году стихотворении «Ферапонтово» Рубцов пишет:
В потемневших лучах горизонта
Я смотрел на окрестности те,
Где узрела душа Ферапонта,
Что-то Божье в земной красоте.
………………………………….
Неподвижно стояли деревья
И ромашки белели во мгле,
И казалась мне эта деревня
Чем-то самым святым на земле.
 
     О взаимосвязи земного и Божественного впервые так просто и глубоко сказал именно Николай Рубцов. На подсознательном уровне поэт напоминает нам о самом святом на русской земле.
     В поездках по Вологодской земле Николай Рубцов видел результаты «работы» антиправославных сил, разрушенные церкви в Кириллове, в одном из православных центров России. И сейчас не торопятся с восстановлением исторической справедливости. Уже 5 лет внутри Вознесенского собора стоят леса, они разрушаются и создают опасность для любопытных. Для восстановления храмов нужны средства. И не только для тотемских, вологодских, кирилловских, но и по всей России. Рушили их правители страны, а подталкивали и «обосновывали» варварство антиправославные идеологи. И пусть средства на полное восстановление дают руководители государства, покаются и поучаствуют в этом Возрождении наследники пламенных революционеров. Тем более известно, что миллиардные средства, в том числе нефтедоллары, имеются в настоящее время и уходит за границу валюта за наши природные ресурсы.
     В принципе, и историческая Николаевская Толшменская церковь на малой родине поэта может быть восстановлена. Стоит только захотеть. Но предварительно надо построить здание сельской пекарни, которая сейчас расположена в здании церкви. Предложение о восстановлении церкви было дано автором в августе 2003 года на «Рубцовских чтениях» в Никольском.
      Вот такая картина наблюдается к 70-летию русского национального поэта, которое будет отмечаться 3 января 2006 года. Надеемся на принципиальное изменение отношения к памяти не только Рубцова, но и всех русских людей, которых отлучали десятки лет от вековой культуры.
     В последнем стихотворении «За тост хороший», опубликованном 1 января 1971 года в Вологде, Рубцов сказал своё заветное:
Теперь шампанского не грех
Поднять бокал за тост хороший:
За Новый год,
за детский смех,
За матерей, за нас за всех,
За то, что нам всего дороже.
И вспыхнут вдруг со всех сторон
Огней на ёлках бриллианты…
Произнесённый тостам в тон
Свой добрый вологодский звон
Разносят древние куранты!..
Статья опубликована в «Роман-журнале XXI век», № 11-12 2004 г. и в авторской книге «Новая дорога к Рубцову»
 
Глава 3.
Моноспектакль «Звезда полей Николая Рубцова». 24 декабря 2004 года, 17 марта 2005 года, 20 декабря 2005 года (видеосъёмка из зала, чья?)
 
    В сфере публичной пропаганды творчества Н.М. Рубцова не доставало только сценического направления. В мае 2000 года я написал о Рубцове фактически литературно-музыкальную композицию, как отметил вологодский литературовед В. Н. Бараков. Критически оценив свой материал, я переработал его в  пьесу-былину «Николай Рубцов» с участием почти трёх десятков действующих лиц в двух актах и в целом 6-и сценах. Реализовать такую пьесу было можно, переработав весь материал. Это я и сделал, значительно сократив объём текста и оформив в три сцены.
     Принял решение создать моноспектакль, поскольку это было проще реализовать, не требовались чьи-то рецензии, не терялось драгоценное время на рецензии-согласования. В студенческие годы в институте (МТИПП)  и затем инженером в НИИ вакуумной техники я занимался художественной самодеятельностью, писал и играл интермедии, руководил в НИИВТ созданием и реализацией на сцене литературно-музыкальной конкурсной программы конструкторского отдела, в котором работал.
     В общем, сосредоточился и написал  пьесу-моноспектакль «Звезда полей Николая Рубцова», в котором главное действующее лицо сам Николай Михайлович Рубцов. Искать какого-то артиста или предлагать «на сторону» пьесу я не планировал, понимая самолюбие драматургов и режиссёров театров вообще и убедившись в этом в период 2000 года после посылки текста базовой пьесы для реализации и  отсутствия конкретных предложений по доработке текста или встречи для обсуждения. Конечно, я понимал сложности постановки пьесы на театральной сцене. Но главное, у меня была возможность использования сцены большого зала ДК «Красный Октябрь» тушинского машиностроительного завода, где мы проводили вечера-концерты авторской песни.
   Итак о пьесе.
 Юрий Кириенко-Малюгин. Пьеса «Звезда полей Николая Рубцова»
     Пьеса «Звезда полей Николая Рубцова» впервые опубликована в книге Юрия Кириенко-Малюгина «Наша встреча впереди». М. Российский писатель. 2005. ISBN 5-87449-096-5.  
Текст пьесы зарегистрирован в Российском авторском обществе  (РАО) в 2004 году.  
        Пьеса-моноспектакль была показана на большой сцене ДК «Красный Октябрь» (г.Москва, СЗАО) в декабре 2004 г., в марте и декабре 2005 г. и в марте 2007 г. Роль Н.М.Рубцова исполнил Ю.Кириенко-Малюгин. Декорации дизайнера, члена Союза художников России  Веры Васьковой.
Пьеса содержит 3 сцены
        Все авторские права (текст и концепция пьесы) защищены. Текст пьесы зарегистрирован в Российском авторском обществе (РАО).
     Юрий Кириенко-Малюгин о Н. М. Рубцове перед текстом пьесы «Звезда полей Николая Рубцова»
    Николай Михайлович Рубцов (3.01.1936 г. – 19.01.1971 г.) – детдомовец в годы второй Великой Отечественной войны, студент лесного техникума в Тотьме в 1950 – 1952 г.г., моряк Архангельского тралового флота в 1952 – 1953 г.г., студент горно-химического техникума в Кировске (сентябрь1953 г.–    январь 1955 г.), слесарь-сборщик на артиллерийском полигоне под Ленинградом с марта по сентябрь 1955 г., моряк Северного флота (1955 – 1959 г.г.), рабочий Кировского завода в Ленинграде (1959 – 1962 г.г.), студент Литературного института имени А.М. Горького (очное отделение - сентябрь 1962 г. – июнь 1964 г.; заочное отделение - январь 1965 г. – май 1969 г.). При жизни поэта опубликованы 4 поэтических сборника: «Лирика» – 1965 г., «Звезда полей  – 1967 г., «Душа хранит» – 1969 г., «Сосен шум»–1970 г. Публикации стихов в газетах и журналах с 1958 года. После гибели Рубцова сборники поэта вышли сотнями тысяч экз., сделаны переводы на ряд европейских языков. Непрерывно народными композиторами осваиваются песни на стихи поэта (более 100 песен). Ежегодный фестиваль «Рубцовская осень» проходит в Вологде в начале сентября. Тематические конкурсы поэзии, прозы и песен на стихи Рубцова проводятся ежегодно библиотекой им. Рубцова С.-Петербурга и первым Московским Рубцовским Центром (Северо-Западный округ).    
     Для постановки пьесы были разработаны и реализованы мероприятия  и следующие новинки.
1. Сконструированы и изготовлены своими силами (Ю.Кириенко и Э. Любенко) две сборно-разборные переносные  рамы  на стойках из закупленных пиломатералов. На каждой раме установлены трубчатые разборные перекладины.
2.  Общая длина декораций составила  10 метров.
3. Для каждой сцены закуплены цветные однотонные полотна и сшиты шириной по 4 метра и общей  длиной 10 метров.   На каждом полотне художник -дизайнер спектакля Вера Васькова нарисовала стилизованно символику-образ каждой сцены.  
4. Разработана методика быстрой компановки каркаса декораций из двух рам на сцене.
5. Разработана методика быстрой смены полотен декораций на общем каркасе (в течение 4-6 минут двумя «рабочими» сцены - из помощников автора). Спектакль планировался и проходил без антрактов. В  период смены декораций при закрытом занавесе после каждой сцены звучит одна из песен на стихи Рубцова авторов ЛМС «Родник»
6. Занавес открывается и с декорациями новой сцены идёт спектакль.
   Перед началом спектакля звучат песни «Журавли», «Тихая моя Родина» и др. на стихи Рубцова (из диска Юрия Кириенко-Малюгина «Может быть я смогу возвратиться…»).    
     Начало спектакля открывается песней «В горнице» в исполнении  Н.М.Рубцова и его стихотворением «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…»
Вступление
     Перед началом спектакля ведущий читает стихотворение  «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…»
Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны,
Неведомый сын удивительных вольных племён!
Как прежде скакали на голос удачи капризный,
Я буду скакать по следам миновавших времён…
……………………………………………………….
Россия! Как грустно! Как странно поникли и грустно
Во мгле над обрывом безвестные ивы мои!
Пустынно мерцает померкшая звёздная люстра,
И лодка моя на речной догнивает мели.
 
И храм старины, удивительный, белоколонный
Пропал, как виденье, меж этих померкших полей.
Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны.
Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей.
 
О сельские виды! О дивное счастье родиться
В лугах, словно ангел, под куполом синих небес.
Боюсь я, боюсь я, как вольная сильная птица,
Разбить свои крылья и больше не видеть чудес.
 
Боюсь, что над нами не будет таинственной силы,
Что, выплыв на лодке, повсюду достану шестом,
Что, всё понимая, без грусти пойду до могилы…
Отчизна и воля – останься моё божество!
 
Останьтесь, останьтесь, небесные синие своды!
Останься, как сказка, веселье воскресных ночей!
Пусть солнце на пашнях венчает обильные всходы
Старинной короной своих восходящих лучей!..
 
Я буду скакать, не нарушив ночное дыханье
И тайные сны неподвижных больших деревень.
Никто меж полей не услышит глухое скаканье,
Никто не окликнет мелькнувшую лёгкую тень.
 
И только страдая, израненный бывший десантник,
Расскажет в бреду, удивлённой подруге своей,
Что ночью промчался какой-то таинственный всадник,
Неведомый отрок и скрылся в тумане полей.
СЦЕНА  1
    Ленинград, июль 1962 г., общежитие Кировского завода, стол, кровать, радио, настольная лампа, портрет Гагарина, книги, листы бумаги, авторучка). Входит Николай Рубцов.   
    Николай Рубцов. Ну, что же. Окунёмся в стихию поэзии. Осталось меньше месяца до экзаменов в институт. Посмотрим ещё раз, что я включил в свой сборник. (Николай Рубцов читает)
Как я рвался на море.
Бросил дом безрассудно
И в моряцкой конторе
Всё просился на судно.
Умолял, караулил,
Но нетрезвые, с кренцем
Моряки хохотнули
и назвали младенцем.
Так зачем мою душу
Так волна волновала,
Посылая на сушу
Брызги сильного шквала?
Кроме моря и неба,
Кроме мокрого мола,
Надо хлеба, мне хлеба.
Замолчи радиола.
Сел я в белый автобус
В белый тёплый хороший.
Там вертелась, как глобус,
Голова контролёрши.
Назвала хулиганом,
Назвала меня фруктом.
Как всё это погано.
Эх, кондуктор, кондуктор!
Ты не требуй билета,
Увези на толкучку.
Я как маме за это
Поцелую Вам ручку.
   И почему это нашим графоманам «Из Нарвской заставы» не понравились эти стихи? Заявили: «Фиалки» мелки по теме. Это же сама жизнь моя! Каждому из них хорошо под крылом у родителей. А мне каково было? В моём тогда Архангельске. В 16 лет – ни кола, ни двора. Я же кричал на рынке, на толкучке:
О, купите фуфайку!
Я отдам за червонец!
    Хорошо хоть фуфайку купила старушка. Удалось ещё продержаться неделю на хлебе. Не понравились им ни «Видения в долине», ни «Левитан», ни «Старый конь», ни «На родине». Подавай им, страдальцам от любви моё «Вредная-неверная». (Николай Рубцов читает с сарказмом)
Будь, что будет!
                         Если я узнаю,
Что не нравлюсь,  – сунусь ли в петлю?
Я нередко землю проклинаю,
Проклиная, всё-таки люблю!
………………………………..
Вредная,
             Неверная,
                            Наверно.
Нервная, наверно… Ну и что ж?
Мне не жаль,
Но жаль неимоверно,
Что меня, наверное, не ждёшь!
     Не буду я «вредную» включать в сборник. Лучше вот это:
Я весь в мазуте, весь в тавоте.
Зато работаю в тралфлоте.
      Посмешил я этих чудачков. Весь в грязи и чего-то радуюсь. А меня хоть на довольствие поставили! Ем до отвала. И робу дали. И не под забором жил. И деньжат после рейса отваливали. Купил хоть пальто на «рыбьем меху», костюмчик, пару рубашек. Не захотели или не сумели эти несчастные критики увидеть мою колокольную Русь.  (Николай Рубцов читает с листа)
И колокольцем каждым в душу –   
Любого русского спроси!  –     
Звонит, как в колокол,
                                      – не глуше, –  
звон левитановской Руси!
     И старинный русский город Вологду не увидели в стихотворении «Старый конь». (Николай Рубцов припевает)
Я долго ехал волоком
И долго лес ночной
Всё слушал медный колокол,
Звеневший под дугой.
Звени, звени легонечко,
Мой колокол, трезвонь!
Шагай, шагай тихонечко,
Мой добрый старый конь!
    А в «Видениях в долине» я  сказал такое, до которого этим «друзьям народа» не дойти за всю жизнь:
Россия, Русь –  куда я ни взгляну!
За все твои страдания и битвы –
Люблю твою, Россия, старину,
Твои огни, погосты и молитвы…
Твои иконы, бунты бедноты,
И твой степной бунтарский свист разбоя,
Люблю навек твои священные цветы,
Люблю навек, до вечного покоя.
Но кто там снова звёзды заслонил?
Кто умертвил твои цветы и тропы?
Где толпами протопают они,
Там топят жизнь кровавые потопы…
Они несут на флагах чёрный крест!
Они крестами небо закрестили,
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России…
 
     Основные разделы для сборника я заготовил. Потом дополню. Надо дать сейчас живую струю поэзии. Представлю на экзаменах. Надеюсь, там поймут. Надо добавить что-нибудь повеселей.  (Николай Рубцов читает с юмором и горечью)
Сколько водки выпито!
Сколько стёкол выбито!
Сколько средств закошено!
Сколько женщин брошено!
Где-то дети плакали…
Где-то финки звякали…
      Чистая житуха это! Ладно, поставлю в сборник. Назову «Праздник в посёлке»  Некоторым придуркам такое нравиться. Но такую ерунду больше писать не буду. Детей невинных жалко. «Сколько женщин брошено!». Это всё же не поэзия. Зачем мне кабацкий ход? Есенин уже спускался в этот трюм. Хватит! Да и не до кабаков мне. На что гулять? Утром, когда встанешь, так и:
Стукнул по карману – не звенит.
Стукнул по другому – не слыхать.
В коммунизм – безоблачный  зенит –
Полетели мысли отдыхать.
Но очнусь и выйду за порог
И пойду на ветер, на откос
О печали пройденных дорог
Шелестеть остатками волос.
 
     (Николай Рубцов наливает чай, пьёт, размышляет)
     А всё-таки хочется в Никольское. Хочется сельских ребят увидеть. На гармошке поиграть. Байки потравить. Посидеть у костра, у речки. Посмотреть, как меняются небесные краски  на воде. То свет – радость, а то грусть набегает. Вечерняя синь наплывёт из кустов, из-за поворотов. А потом ночь – тоска.
    (Николай Рубцов берёт лист со стихотворением  и читает)
И надо мной безсмертных звёзд Руси,
Безмолвных звёзд сапфирное дрожанье…    
   Что это за «сапфирное»? Надо поискать эпитет подходящий. А то надуманно. Сапфирное? Пурпурное? Алмазное? И дрожанье? (Николай Рубцов думает) Поищу. Надо что-то вечное. А сборник должен получиться. Как же назвать его? Разбиваются ведь волны жизни моей о скалы демагогии, волны любви о скалы ненависти, волны Добра о скалы Зла. Пусть будет «Волны и скалы».
Эх, коня да удаль азиата
Мне взамен чернильниц и бумаг, –
Как под гибким телом Азамата,
Подо мною взвился б аргамак!
………………………………….
Но наверно, просто и без смеха
Ты мне скажешь: «Боже упаси!
Почему на лошади приехал?
Разве мало в городе такси?!»
    Не забыть бы, отдать предисловие. Надо Боре сказать, чтобы допечатал вставку в предисловие. (Николай Рубцов читает)
     «И пусть не суются сюда со своими мнениями унылые и сытые «поэтические» рыла, которыми кишат литературные дворы и задворки. Без них во всём разберёмся. В жизни и поэзии – не переношу спокойно любую фальшь, если её почувствую. Каждого искреннего поэта понимаю и принимаю в любом виде, даже в самом сумбурном. По-настоящему люблю из поэтов-современников очень немногих».
      (Николай Рубцов останавливается, дописывает и читает)
    «Чёткость общественной позиции поэта считаю не обязательным, но важным и благотворным качеством. Этим качеством не обладает в полной мере, по-моему, ни один из современных молодых поэтов. Пока что чувствую этот знак на себе.  Сборник «Волны и скалы» – начало. И, как любое начало, стихи сборника  не нуждаются  в серьёзной оценке. Хорошо  и то, если у кого-то останется об этих стихах доброе воспоминание». Надо так сказать, чтоб эти всякие рифмоплёты не лезли в нашу поэзию, в поэзию русской  души.
   (Николай Рубцов включает радио. Звучит песня  «Летят перелётные птицы». Николай Рубцов подпевает)
    Надо, надо и мне лететь на родину, в Николу. Кто там остался из друзей? Как там живут люди? А добрый Филя там опять вкалывает с утра до ночи. И ничего ему не надо, кроме утренней зари, алмазов по росе, морошки, рыжиков, рыбёшки. Ничего кроме лошади, козы и горластых петухов по утрам, перед покосом. Необходимы никольские рассветы и закаты!
    А для послесловия в сборник поставлю свою идиллию – «Лесной хуторок».
Я запомнил, как чудо,
     тот лесной хуторок,
Хутор – это не худо
      это мир, не мирок!
 
Там в избе деревянной,
     без претензий и льгот,
так, без газа, без ванной,
     добрый Филя живёт.
 
Филя любит скотину,
     Ест любую еду,
Филя ходит в долину,
     Филя дует в дуду!
 
Мир такой справедливый,
     даже нечего крыть…
 –    Филя! Что молчаливый?
 –   А о чём говорить?       
 
                                       Занавес.
      Звучит  «Осенняя песня» в исполнении Николая Рубцова (прижизненная запись Рубцова)
 
СЦЕНА  2
    Изба в селе Никольском: кушетка, печка, на столе книги, лампа, в углу икона. Николай Рубцов выходит из-за стола. Читает не спеша:
Тихая моя родина!
Ивы, река, соловьи…
Мать моя здесь похоронена
В детские годы мои.
Где же погост? Вы не видели?
 
    Николай Рубцов останавливается, волнуется.  Пауза. Затем читает
Сам я найти не могу.
Тихо ответили жители:
  – Это на том берегу.
Тихо ответили жители,
Тихо проехал обоз.
Купол церковной обители
Яркой травою зарос.
 
Там где я плавал за рыбами,
Сено гребут в сеновал:
Между речными изгибами
Вырыли люди канал.
 
Тина теперь и болотина
Там, где купаться любил…
Тихая моя родина,
Я ничего не забыл.
    Ходил в лес, за Толшмой. Рыжиков принёс. И опять церковь моя престольная на пути. Под берёзами какой-то одинокий крест. Без слёз не насмотришься. Почему церковь рушили? Слава Богу, не доломали. И теперь хоть 4 евангелиста на фресках под куполом остались. Смотрят, смотрят сверху на любопытных.
   Эх, не забыть мне хозяйку избы в ноябре прошлого года. Мог бы замёрзнуть на том незнакомом пути. Какие же добрые русские люди! И валенки она мне дала. А то бы по морозу и не дойти до Николы. До Леночки, до Геты. И расплатиться мне было нечем.  
Какая глушь! Я был один живой.
Один живой в бескрайнем мёртвом поле!
Вдруг тихий свет (пригрезившийся, что ли?)
Мелькнул в пустыне,
                                 как сторожевой…
Я был совсем как снежный человек,
Входя в избу (последняя надежда!)…
 
     Сколько же горя принесла война! У бабушки никого не осталось. Один Господь. И вот в этой спасительной  избе, у немолодой уже хозяйки  я, наконец, увидел, увидел главное:
Как много жёлтых снимков на Руси
В такой простой и бережной оправе!
И вдруг открылся мне
И поразил
Сиротский смысл семейных фотографий:
Огнём, враждой
Земля полным-полна,
И близких всех душа не позабудет…
Скажи, родимый,
Будет ли война?  –  
И я сказал:  – Наверное, не будет.
 
    И вот так в каждой русской семье с фотографий смотрят погибшие дети, братья, отцы и деды. Вражда – вот главная причина всяких бед и войн. И вот хозяйка – простая русская  женщина сообщает такую народную мудрость, до которой ещё долго идти многим сильным мира сего:
Дай Бог, дай Бог…
Ведь всем не угодишь,
А от раздора пользы не прибудет… –     
И вдруг опять:
Не будет, говоришь?
Нет,  –  говорю,  – наверное, не будет.
Дай Бог, дай Бог…
    Хозяйка заботится уже не о себе, а о живущих где-то, за избой  близких и далёких и даже об ушедших. И просит она Бога, чтобы не было войны: – Дай  Бог, дай Бог! Не мог я дать ей уверенную надежду. Не мог! Это не от меня зависит! Утешить могу. И расплатиться могу только копейками. Это ей на пару батонов хлеба.  А она мне говорит:
Господь с тобой! Мы денег не берём!
Что ж,  – говорю, – желаю вам здоровья!
За всё Добро расплатимся Добром,
За всю Любовь расплатимся Любовью…      
 
        А я только благодарю русский огонёк:
Спасибо, скромный русский огонёк,
За то, что ты в предчувствии тревожном
Горишь для тех, кто в поле бездорожном
От всех друзей отчаянно далёк,
За то, что, с доброй верою дружа,
Среди тревог великих и разбоя
Горишь, горишь как добрая душа,
Горишь во мгле,  – и нет тебе покоя…  
 
    И будь она проклята война и все, кто продолжает её и наживается на ней. (Николай Рубцов призадумывается)
   А какие у нас деревни на холмах! Просторы, дай Бог! Небо видно всё полностью, от горизонта до горизонта. Не то, что в городе. И лошадь можно встретить. Пасётся, никому не мешает. И работает, как лошадь. Люди в селе, умные, оригинальные, большинство с великолепным чувством юмора. Играешь просто в карты, так можно до смерти нахохотаться! Разные люди, добрые и скупые, мрачные и весёлые, но все интересные почему-то.
    (Николай Рубцов читает из стихотворения «По вечерам)
С моста идёт дорога в гору.
А на горе – какая грусть! –
Лежат развалины собора,
Как будто спит былая Русь.
……………………………..
Какая жизнь отликовала,
Отгоревала, отошла!
И всё ж я слышу с перевала,
Как веет здесь, чем Русь жила!
 
Всё также весело и властно
Здесь парни ладят стремена,
По вечерам тепло и ясно,
Как в те былые времена…
 
    Всё-таки, нет худа без добра. Ну, исключили меня из Литературного института, с дневного отделения, выбросили из общежития. Первый раз из-за Сергея Александровича Есенина. Я же за него вступился. Как же! (Николай Рубцов – с сарказмом) Эти спецы по образованию не включили Есенина в школьные программы. Представляете?! Ну, я и высказался. А меня выкидывать стали из зала, протокол состряпали и в институт послали. А надо отогнать врагов нашего Есенина от кормушки. Они же не понимают стихии русской души и поэзии. И я как Есенин – настоящий русский поэт. Я не хвалюсь. Я констатирую.
    Посмотрим, а что я написал  Яшину. Александру Яковлевичу. А то он не знает моё Никольское. (Николай Рубцов читает)
    «Здесь великолепные (или мне только кажется) холмы по обе стороны неширокой реки Толшмы, деревни на холмах (виды деревень), леса, небеса. У реки, вернее, над рекой, сразу у въезда в Николу (так здесь коротко называется село), под берёзами – разрушенная  церковь. В этой местности когда-то я закончил семь классов (здесь для души моей родина), здесь мне нравится, и я провожу здесь уже второе лето.
     Село это культурное: выписывают всевозможные газеты. Я тоже иногда читаю их. Читал в «Вологодском комсомольце» Ваши стихи. Очень, очень  обрадовался Вашей фамилии в газете и Вашим стихам.
     Вообще-то «Вологодский комсомолец» – газета унылая. Печатает удивительно неуклюжие, пустяковые «современные» стихи. Уж сколько раз твердили миру, что мы молотобойцы, градостроители и т.п., и всё твердят, твердят! А где лиризм, естественность, звучность? Иначе, где   поэзия? Да  ещё многие   из пишущих   со своим легкомысленным представлением об этом деле носятся, как курица с яйцом! Впрочем, это сейчас широко распространено на Руси... (Николай Рубцов наливает чай, пьёт)
     В это лето напечатали две подборки моих стихов. В «Октябре» и  в «Юности». Подборка  в «Юности»  никуда  не  годится. Я  не согласился бы печатать её, если б в это лето мне не очень потребовались деньги. Да ещё так  отредактировали кое-какие  места… В результате рифма стала безвкусной.                                                          
    А всё-таки, если б не Вы: сидеть бы мне сейчас за железной решёткой, распевать бы да слагать тюремные песенки, да клевать бы, как птица,  клюкву на болоте во время перекуров. Да ходил бы за мной стражник с огромным таким штыком!
   Здесь за полтора месяца написал около сорока стихотворений. В  основном, о природе, есть и плохие и есть вроде ничего. Но писал по-другому, как мне кажется. Предпочитал использовать слова  только духовного, эмоционально-образного содержания, которые звучали до нас сотни лет и столько же будут жить после нас».
    (Николай Рубцов задумался) Опять вчера видел  журавлей в лугах. Играются, кричат. Готовятся к отлёту. И зачем это они прилетают именно к нам? Что там Тютчев сказал о журавлях?
   (Николай Рубцов берёт книгу Тютчева, листает). А вот его стих.
Как тихо веет над долиной
Далёкий колокольный звон,
Как шум от стаи журавлиной, –
И в звучных листьях замер он.
 
    А «сын севера» – Фет, что пишет? (Николай Рубцов берёт книгу)
Но возрожденья весть живая
Уж есть в пролётных журавлях …
 
    Интересно подметил Фет о возрождении. (Николай Рубцов берёт книгу Блока) А Блок-то  задумался, о чём это плачут журавли.
Овин расстелет низкий дым,
И долго под овином
Мы взором пристальным следим
За лётом журавлиным...
 
Летят, летят косым углом,
Вожак звенит и плачет...
О чём звенит, о чём, о чём?
Что плач осенний значит?   
 
    Нет у Блока ответа о смысле лёта журавлиной стаи. Не просмотрел журавлей и Есенин. Конечно, у него в Константиново они садились. Эх, надо будет туда съездить.  Рубцов напевает
Отговорила роща золотая
Берёзовым весёлым языком,
И журавли, печально пролетая,
Уж не жалеют больше ни о ком.
 
     (Николай Рубцов задумался, берёт гитару и поёт):
Здесь под небом чужим, я как гость нежеланный,
Слышу крик журавлей, улетающих вдаль,
Ах, как больно душе слышать зов  каравана,
В дорогие края провожаю их я.
Вот всё ближе они и всё громче рыдают,
Словно горькую весть мне они принесли.
Так скажите же вы, из какого вы края
Прилетели сюда на ночлег журавли?
 
     Николай Рубцов. Но я-то здесь не под небом чужим. Я – на Родине! Напишу своих журавлей. А хорошо пел Коля Беляков! Да под гитару! Давно это было. Незабвенное  Приютино.
И дубы вековые над нами
Оживлённо листвою трясли.
И со струн под твоими руками
Улетали на юг журавли…
 
   Почему же они летают над нами?  А где же мои журавли? На моём болоте? На моём чердаке? В моей душе? Скоро октябрь. Улетят родные мои. (Николай Рубцов ложится  на кушетку, размышляет)  
Меж болотных стволов красовался восток огнеликий…
Вот наступит октябрь – и покажутся вдруг журавли.
 
    (Пауза. Николай Рубцов встаёт и продолжает)
И разбудят меня, позовут журавлиные крики
Над моим чердаком, над болотом забытым вдали.
…............................................................................................
Вот летят, вот летят… Отворите скорее ворота!
Выходите скорей, чтоб взглянуть на высоких своих!
Вот замолкли – и вновь сиротеют душа и природа
Оттого, что – молчи! – так никто уж не выразит их.
 
    Зачин есть. Полетят мои журавли по России. Полетят! Пишу  я Яшину о сути поэзии: «Только я вот в чём убеждён, Александр Яковлевич  (разрешите  мне поделиться  своим, может быть, нелепым убеждением): поэзия не от нас зависит, а мы зависим от неё. Не будь у человека старинных настроений, не будет у него в стихах и старинных слов, вернее, старинных поэтических форм. Главное, чтобы за любыми формами стояло подлинное настроение, переживание, которое, собственно, и создаёт, независимо от нас форму».
     Вот тогда и появляется талант. И не только Россия богата талантами. Очень богата была поэтами Франция. Один из них Верлен. Он написал одно прекрасное стихотворение, которое называется «Осенняя песня», которая, кстати, слабее моей. И его назвали гениальным поэтом. И ещё был Рембо. Написал всего восемнадцать стихотворений. И каждое гениальное. А наш Тютчев? Все его стихи шедевры. А молчат о нём. Гениальность! Я ведь не говорю, что гениальным может быть только поэт. Каждый человек должен делать своё дело. Быть мастером в деле.
    А сколько ещё лакировщиков хитрых от поэзии? Шастают по заграницам. Какие они поэты? Рифмачи! И ещё умных из себя строят. Тьфу! Вот как надо писать!         
Вода недвижнее стекла.
И в глубине её светло.
И только щука, как стрела,
Пронзает водное стекло.
 
О, вид смиренный и родной!
Берёзы, избы по буграм
И, отражённый глубиной,
Как сон столетний, Божий храм.
 
О, Русь – великий звездочёт!
Как звёзд не свергнуть с высоты,
Так век неслышно протечёт,
Не тронув этой красоты.
 
Как будто древний этот вид
Раз навсегда запечатлён
В душе, которая хранит
Всю красоту былых времён…
    
   Надо черкануть Стасику (Николай Рубцов пишет, звучит песня «В глуши»). О прелестях жизни сообщаю: «Моё прозябание здесь скрашивают кое-какие случайные радости… Ну, например, в полутёмной комнате топлю в холодный вечер маленькую печку, сижу возле неё – и очень доволен этим, и всё забываю.
    В общем, всё бы ничего, но иногда очень хочется водки, а её не на что взять, и я проклинаю этот божий уголок за то, что нигде здесь не подработаешь, но проклинаю молча, чтоб не слышали здешние люди и ничего обо мне своими мозгами не думали. Откуда им знать, что после нескольких (любых: удачных и неудачных) написанных мною стихов мне необходима разрядка, – выпить и побалагурить! (Николай Рубцов наливает чай, пьёт)
   Вспоминаю иногда последний вечер в ЦДЛ. …Ты знаешь, что я всячески старался избежать шума, как страшно и неудобно мне перед некоторыми хорошими людьми  за мои прежние  скандальные истории. Да и самому  мне это всё надоело до крайней степени». (Николай Рубцов одевает пальто) Надо пойти погулять (уходит, звучит песня «Сапоги мои скрип да скрип…)
    (Николай Рубцов возвращается, достаёт бутылку вина) Вот начальнички! Долго, долго искали! И нашли, наконец, тунеядца! Вывесили меня на доску почёта (Николай Рубцов наливает вино в стакан, выпивает). Я же поэт! Мне думать надо, искать образы, слушать, что присылают сверху. Я же не какой-нибудь эстрадный трепач. Ну не платят мне сейчас за стихи. Или платят смешные деньги. Они что хотят, чтобы я уехал из Николы. А куда ехать-то? С дневного отделения института меня исключили. В общаге гоняются за мной как за преступником. Места у них нет для меня. А почему? Мстят, что ли?  Может  за  стихи: «И жаль мне, и жаль мне разрушенных белых церквей». А не надо было их  рушить! Сначала сделай сам что-то, а потом это ломай. Уеду. Уеду я. И в институте мне надо восстановиться. Жаль только Лену и Гету.
   (Николай Рубцов садится и пишет, затем берёт гитару)
    Ну что ж, прощевайте-бывайте, братья и сёстры (Николай Рубцов поёт «Прощальную песню»)
   Что же мне делать? В Москву надо ехать. Без образования мне нельзя. Все задания буду выполнять, а институт кончу. Как бы мне не мешали. Под забором буду жить, а образование высшее получу. Чтоб ни одна сволочь не могла унизить меня.  
Я переписывать не стану
Из книги Тютчева и Фета,
Я даже слушать перестану
Того же Тютчева и Фета,
И я придумывать не стану
Себя особого, Рубцова,
За это верить перестану
В того же самого Рубцова,
Но я у Тютчева и Фета
Проверю искреннее слово,
Чтоб книгу Тютчева и Фета
Продолжить книгою Рубцова!..
 
Занавес
   Звучит песня «Далёкое» («В краю, где по дебрям, по рекам…»),   
     музыка и исполнение Юрия  Кириенко-Малюгина из компакт-диска
 
СЦЕНА  3.
(квартира Николая Рубцова в Вологде, стол, стул, софа, пишущая машинка, проигрыватель, книги, портрет Гоголя, картина «Грачи прилетели»,икона, ёлка  в углу).
 
   Николай Рубцов. Два года как не был в Николе. Не забыть мне приезды-отъезды. Паромную переправу в Усть-Толшме. Вся природа грустит или вернее Господь мне указывает, что нельзя мне расставаться с родиной.
Была суровой пристань в поздний час.
Искрясь, во тьме горели папиросы,
И трап стонал, и хмурые матросы
Устало поторапливали нас.
 
И вдруг такой повеяло с полей
Тоской любви, тоской свиданий кратких!
Я уплывал…всё дальше…без оглядки
На мглистый берег юности своей.
 
    Вижу мои картины. Деревянный мост через Толшму, хороводы на мосту (Николай Рубцов читает из стихотворения «Утро»)
Когда, смеясь на дворике глухом,
Встречают солнце взрослые и дети,
Воспрянув духом, выбегу на холм,
И всё увижу в самом лучшем свете.
 
     Приехал дружок со знойного юга и весь в восторге: какие там пальмы!  Пальмы юга. А что эти пальмы против простой русской берёзы? По сравнению с нашей зимой, снегом белым.
Забуду всё.
Займусь своим трудом,
И всё пойдёт
Обычным чередом,
                  Но голос друга
Твердит, что есть
Прекрасная страна,
Там чудно всё –
 
И горы, и луна,
И пальмы юга!
Не стану верить
другу своему
Уйду в свою декабрьскую тьму –
Пусть будет вьюга!
 
    Это я ему в ответ! Знаю я свою судьбу. И что мне вся заумная болтовня о жизни и поэзии. (Николай Рубцов читает от души)
Я люблю судьбу свою,
Я бегу от помрачений!
Суну морду в полынью
И напьюсь,
Как зверь вечерний!
 
Сколько было здесь чудес,
На земле святой и древней,
Помнит только тёмный лес!
Он сегодня что-то дремлет.
 
От заснеженного льда
Я колени поднимаю,
Вижу поле, провода,
Всё на свете понимаю.
 
Вот Есенин –
         На ветру!
Блок стоит чуть-чуть в тумане.
Словно лишний на пиру,
Скромно Хлебников шаманит.
 
     Шаманит, шаманит Хлебников. Дурит он, что ли, читателей заумными ходами. Вот Есенин – наша стихия. «Лицом к лицу, лица не увидать, Большое видится на расстоянии». А Блока кто поймёт? Его надо суметь увидеть. Не мог он в открытую сказать, что понимал. Как и я собственно. Пусть читают между строк. Россия откроется тому, кто поймёт поэтов. Я уже сказал: – У нас «сказочный Кольцов». А о нём и его песнях – тишина. Вот Тютчев приезжает в Петербург с Запада. Салон думает, что он будет восторгаться городами, странами. А великий Тютчев им о России, о славянах, о надменности западников.
    Летит Россия. А куда? И с кем? Вот даже великий  Гоголь дал образ России «птица-тройка», а не сказал ведь, кто ею правит. Меняются времена. Опять вечная развилка.  Три дороги. Направо пойдёшь, шиш найдёшь. Налево поедешь – на придурь наёдёшь. Прямо пойдешь – лавры найдёшь, а тебя будут терзать друзья и враги, и слева, и справа. Теперь уже на поезде-экспрессе летит Россия. Куда? И нет ответа. Наверно и сам машинист не знает, по какому пути он едет, кого и куда везёт.
Поезд мчался с прежним напряженьем
Где-то в самых дебрях мирозданья,
Перед самым может быть крушеньем,
Посреди явлений без названья…
Вот он, глазом огненным сверкая,
Вылетает…Дай дорогу пеший!
На разъезде где-то у сарая,
Подхватил, понёс меня, как леший!
Вместе с ним и я в просторе мглистом
Уж не смею мыслить о покое, –
Мчусь куда-то с лязганьем и свистом,
Мчусь куда-то с грохотом и воем.
Мчусь куда-то с полным напряженьем
Я, как есть, загадка мирозданья.
Перед самым, может быть, крушеньем
Я кричу кому-то: «До свиданья!..»
Но довольно! Быстрое движенье
Всё смелее в мире год от году,
И какое может быть крушенье,
Если столько в поезде народу?
 
    Так будет крушенье или нет? Кто ответит? (Николай Рубцов  ставит пластинку, звучит песня «Журавли» Алексея Шилова)   
   Николай Рубцов (по окончании песни). Какой молодец Леша Шилов! Почувствовал мою душу! Зачем мне профессиональный композитор, если он не владеет народной мелодией, не слышит Русь? А Лёша – народный композитор. Жаль, что я так не владею гитарой. Но зато у меня гармошка. Не отдам я её душу. Тем более бесу, который ворвался ко мне в комнату в «Сказке-сказочке»:  
Он вдруг схватил мою гармонь.
Я вижу всё, я весь горю!
Я говорю ему: – Не тронь,
Не тронь гармошку! – говорю.
 
    (Николай Рубцов задумался) А где же братец мой, Альберт? Вот кто играл, и как играл на гармошке! Исчез в поисках смысла жизни, что ли? Ищу и не могу найти его.
     Вот сборник мой – «Зелёные цветы». Включил сюда «Журавли», «Привет Россия», «Тихая моя родина», «В минуты музыки» и «О Московском кремле». У нас такая тяжёлая и красивая история!
Мрачнее тучи грозный Иоанн
Под ледяными взглядами боярства
Здесь исцелял невзгоды государства,
Скрывая боль своих душевных ран.
И смутно мне далёкий слышен звон:
То скорбный он, то гневный и державный!
Бежал отсюда сам Наполеон,
Покрылся снегом путь его бесславный…
  
     Обязательно оставляю «Душа хранит», Добрый Филя»,  «Поэзия», «Видения на холме», «Старая дорога», «Синенький платочек», «Русский огонёк», «Зимняя песня», «Звезда полей», «У размытой дороги». Неужели неясно, что самое святое – это наша русская деревня? Вот Есенин  же раньше меня спрашивал:
Я ли вам не свойский? Я ли вам не близкий?
Памятью деревни я ль не дорожу?
 
   Надо дальше идти по таинственной стихии нашей поэзии. Я это понял в Ферапонтово. Там земное и небесное вместе. (Николай Рубцов читает, вдумываясь)
В потемневших лучах горизонта
Я смотрел на окрестности те,
Где узрела душа Ферапонта
Что-то Божье в земной красоте.
……………………………………..
Неподвижно стояли деревья,
И ромашки белели во мгле,
И казалась мне эта деревня
Чем-то самым святым на земле…
 
   Николай Рубцов. Что они там в Москве тянут со сборником? Название моё, «Зелёные цветы», не нравится редактору. Нет, мол, зелёных цветов. А то, что я ищу их всю жизнь, его не волнует. Это же моя мечта. А вдруг я их найду. На  защите диплома в литинституте  никто не возразил же против «Зелёных цветов».  
Как не найти погаснувшей звезды,
Как никогда, бродя цветущей степью,
Меж белых листьев и на белых стеблях
Мне не найти зелёные цветы…
 
   Но зато я нашёл мою Россию! (Николай Рубцов читает от души)
Привет Россия – родина моя!
Как под твоей мне радостно листвою!
И пенья нет, но ясно слышу я
Незримых певчих пенье хоровое…
 
За все хоромы я не отдаю
Свой низкий дом с крапивой под оконцем…
Как миротворно в горницу мою
По вечерам закатывалось солнце!
 
     «Стихи из дома гонят нас». Кто это сказал? Я сказал.  А кто это понимает? В четырёх стенах и под потолком в хоромах ничего толкового не напишешь. Сходил я в обком, догадывался, зачем пригласили, на беседу о житье-бытье. Но пришёл Астафьев, Виктор Петрович. Это зачем? Ну, я и высказался. А секретарь обкома предложил: «Давайте, Коля, так договоримся. У нас было желание поговорить с вами по душам, и ничего больше…Если найдёте нужным встретиться с нами, то мы готовы встретиться. Если же не захотите, то так тому и быть».
    Да, надо написать в обком (Николай Рубцов пишет,  звучит песня  «Гость», Николай Рубцов по окончании песни читает)
     «Уважаемый Виктор Алексеевич!
     Извините, пожалуйста, за беспокойство. И позвольте обратиться к Вам не в форме какого-то заявления, а просто в форме неофициального письма.
    Тогда на приёме у Вас, я неважно чувствовал себя, поэтому был рассеян, плохо понимал, что происходит, а это привело меня к какому-то легкомыслию в разговоре.
    Теперь же, в совершенно хорошем состоянии, я глубоко сознаю всю серьёзность и справедливость Вашего замечания насчёт того, что мне необходимо упорядочить бытовую сторону своей жизни.
    Заверяю Вас, что я не только…принял к сведению Ваше замечание, но и что оно послужит хорошим уроком для меня в дальнейшей жизни и, конечно, даст необходимые результаты.
     С глубоким уважением»      Рубцов
 
   (Николай Рубцов размышляет). И всё-таки спасает меня пока что «Звезда полей».
Звезда полей! В минуты потрясений
Я вспоминал, как тихо за холмом
Она горит над золотом осенним,
Она горит над зимним серебром…
 
Но только здесь, во мгле заледенелой,
Она восходит ярче и полней,
И счастлив я, пока на свете белом
Горит, горит звезда моих полей…
 
    А что мне ответить на вопросы о моей жизни? Оглянулись бы на себя. У каждого грехов выше крыши. А я никому вреда не приношу. В лести не замечен, в холуях никогда не ходил и ходить не буду. Я же моряк! Все мои мысли, вся моя жизнь в моих стихах. Я ведь как на исповеди:
Почему мне так не повезло?
По волнам, давно уже усталый,
Разгонюсь – забуду про весло,
И тотчас швырнёт меня на скалы!
 
Почему мне так не повезло?
Над моей счастливою любовью
Вдруг мелькнуло чёрное крыло,
И прошла любовь с глубокой болью.
 
Почему мне так не повезло?
Всё же я своей не веря драме,
Всё стремлюсь, хватаясь за весло,
В океан, волнуемый страстями.  
 
   (Николай Рубцов размышляет). Квартиру мне дали. Руководству обкома  спасибо «за добро», то есть сначала за комнату, а потом и за отдельную квартиру. Некоторые художества прощали. Надо заканчивать с застольями. Устал я от них.  
    Да, надо «упорядочить» жизнь. Рыжая начитанная-начитанная пусть ко мне не лезет. Хватит. Пусть убирается во свояси,  забирает свои шмотки. На Новый год приедут Лена и Гета. И всё! Ведь как написал я Лене про  жеребёнка!
Он увидал меня и замер,
Смешной и добрый, как божок,
Я повалил его на травку,
На чистый, солнечный лужок!
И долго, долго как попало,
На животе, на голове,
С восторгом, с хохотом и ржаньем
Мы кувыркались по траве…  
 
     А какую зимнюю картинку «По дрова» я нарисовал  Лене!
Пахнет ёлками и снегом,
Бодро дышит грудь,
И лошадка лёгким бегом
Продолжает путь.
 
Привезу я дочке Лене
Из лесных даров
Медвежонка на колене,
Кроме воза дров.
 
Нагружу большие сани
Да махну кнутом
И как раз поспею к бане
С веничком притом.
 
    Эх, не складывается  пока жизнь. Всё ищу счастье, как зелёные цветы. А в чём оно счастье? Разве в мебели и тряпках? Или в признании? Или в заграницах? Глупость это и мишура! В детях – счастье, в детях! И на родной земле. И больше ни в чём. И не делать зла человеку. Братьям и сёстрам своим по Руси.
     Наступает Новый год. Может быть, приедут родные мои из Николы. Ёлка ждёт. И не зря же я написал новый стих «За тост хороший».  Передал в газету. Сказали: опубликуют 1 января. Будет подарок Лене и Гете к Новому году.  
Теперь шампанского не грех
Поднять бокал за тост
                                   хороший:
За Новый год,
                      за детский смех,
За матерей, за нас за всех,
За то, что нам всего дороже.
И вспыхнут вдруг со всех сторон
Огней на ёлках бриллианты…
Произнесённый тостам в тон
Свой добрый вологодский
                                           звон
Разносят древние куранты.   
 
     Звучит «Романс» Г.В.Свиридова из диска произведений композитора.  В это время над сценой загорается Звезда (новогодняя пятиконечная Звезда с лампочками и с подключением от электросети) Николай Рубцов выходит на край сцены  и спрашивает зрителей:
 
              За всё  Добро расплатимся Добром?
              За всю Любовь расплатимся Любовью?
 
                                                  Занавес
           Звучит «Зимняя песня» Н.М.Рубцова (музыка и исполнение Ю.Кириенко-Малюгин при участии Эрнеста Любенко).  
Послесловие   
 
   P.S.1.       Фотографии из каждой сцены моноспектакля с видами декораций представлены в фотовкладке книги «Николай Рубцов». Русские песни. М. Издатель И. В. Балабанов. 2007. Все права защищены — НКО «Рубцовский творческий союз». Коммерческие использование содержания, концепции книги и фотографий по соглашению.
   P.S.2.  Во время спектакля в декабре 2005 года в зале я заметил две видеокамеры, которые вели съёмку спектакля. К сожалению, у меня не было возможности со сцены встретиться с этими «зрителями». Констатирую, что в это время (2005 год) некто М. Барышева, не отмеченная никакой публикацией по творчеству Рубцова,  получила  6,7 млн руб (в то время огромные средства) на съёмку фильма о Рубцове в  связи с отмечаемым в 2006 году 70-летием со дня рождения Поэта. Во всяком случае где-то хранится пиратское видео моноспектакля. У меня хранится где-то в архиве копия одной из сцен.
    P.S.3. Несмотря на приглашения Никто из секретариала СПР ни на одном из четырёх спектаклей (2004 — 2007) не отмечен в зале ДК «Красный Октябрь» СЗАО г. Москвы.  
    Все авторские права (текст и концепция пьесы) защищены. Текст пьесы зарегистрирован в Российском   авторском обществе (РАО).
 
Глава 4.
 «Николай Рубцов». Пьеса-былина о русском национальном поэте .   
 
«НИКОЛАЙ РУБЦОВ» 
Действующие лица:
Рубцов Николай Михайлович - русский поэт (бывший детдомовец, матрос, студент литинститута)
Валентин Сафонов - матрос, будущий писатель
Станислав Панкратов - матрос, будущий поэт
Владимир Соломатин - матрос, будущий писатель
Виктор Ф. - матрос
Сосед матросов - в Североморске
«Верзила» - «поэт» — студент   литинститута
Борис Шишаев — студент  литинститута, поэт
Василий Нечунаев — студент  литинститута, поэт
Анатолий Передреев — поэт
Игорь Пантюхов — студент  литинститута, поэт
Александр Черевченко — студент  литинститута, поэт
Николай Анциферов — поэт, бывший шахтёр
Николай Андреевич П. — комендант  общежития литинститута
Дамочка — работник  общежития литинститута
Сергей Багров — журналист, писатель
Александр Романов — писатель, Вологда
Василий Белов - писатель, Вологда
Виктор Коротаев — поэт, Вологда
Сергей Чухин — поэт, Вологда
Алексей Шилов — гитарист и бард, Вологда
Ольга Фокина — поэтесса, Вологда
Борис Чулков — поэт, Вологда
Анатолий Семёнович Дрыгин — секретарь вологодского обкома
Галя, Нина — студентки, москвички
Таня, Мария — сотрудницы Вологодской писательской организации
 
Время действия: 1959 г.— Североморск; 1964-1966 гг.—Москва,
общежитие литинститута; 1969 г.  — окрестности  Вологды
 
Сцена 1
Североморск. Комната на Гаджиева, 9. В комнате 2 узкие койки, диван, стол, рукописи, пишущая машинка, фотокамера, гитара, книги на полу стопками. В комнате печка – «буржуйка», на стенке лозунг: «Вход без полена – запрещён!». В комнате Валентин Сафонов, Станислав Панкратов, один в свитере, другой в верхней одежде.
Текст, см. на сайте «Звезда полей»
….........
 
Сцена 2
Москва, общежитие литинститута им. Горького, комната студентов, две кровати, длинный стол, стулья, тумбочка, чайник, плитка, на столе чайная посуда. За столом Николай Рубцов, Борис Шишаев и Василий Нечунаев пьют чай с печеньем.
Борис Шишаев (обращается к Рубцову) А ты что такое печенье взял? Не мог лимонное купить за 30 копеек?...
Текст, см. на сайте «Звезда полей»
…...........
 
Сцена 3
Окрестности Вологды. На берегу стоят сбитый из досок длинный стол, рядом две скамьи. Сидят две девушки и два парня, у них гитара. Девушка берёт гитару и поёт «В минуты музыки печальной...»
 
    Входит компания поэтов и писателей Вологодчины с сумками и пакетами для пикника на лоне природы, среди них: Александр Романов, Виктор Коротаев, Николай Рубцов, Василий Белов, секретарь обкома Анатолий Семёнович Дрыгин, Сергей Багров, Алексей Шилов, Сергей Чухин, Ольга Фокина, Борис Чулков, сотрудницы писательской организации Таня и Мария.
    Вологодская кампания распаковывает сумки, накрывают стол.
Анатолий Семенович (обращается к Рубцову). Коля, а тебя уже поют?!
Алексей Шилов. Ребята, дайте-ка мне гитару на минуту! (берёт гитару и играет и поёт «Прекрасно небо голубое»).
По окончании песни девушки и парни уходят, обнявшись.
 
Александр Романов. Всё готово? Слово предоставляется Анатолию Семёновичу!
Анатолий Семёнович. Дорогие друзья! Я как бывший командир полка приветствую бойцов русской словесности! Объявляю творческое заседание писателей и поэтов открытым! Тост – за таланты Вологодчины!
Застолье, беседы.
 
Александр Романов (встаёт). На правах неофициального председателя! Между первой и второй перерывчик небольшой! (обращается к Рубцову). Коля, с тебя тост!
Николай Рубцов. Все готовы? (читает)
За Вологду, землю родную,
Я снова стакан подниму!
И снова тебя поцелую,
И снова отправлюсь во тьму,
И вновь будет дождичек литься…
Пусть всё это длится и длится!
Застолье, непринуждённые беседы.
 
Александр Романов. Слово поэтам! Виктор, почитай!
Виктор Коротаев (встаёт). Прошу внимание. «Василёк».
Словно пожелав – капризной милой –
Угодить науке полевой,
Василёк
учёные светила
Обозвали сорною травой.
Но, светясь и радуясь рассветам,
Сколько он у баб и мужиков
За одно коротенькое лето
Выполол из сердца сорняков.
Сколько он за век, что так не долог,
Детских головёнок увенчал,
Закружил девических головок
И голов разумных раскачал.
А не будь его – представьте сами, –
Через радость шествуя и грусть,
Изо ржи
Какими бы глазами
На детей своих
Смотрела Русь.
 
Таня. Виктор, дай я тебя поцелую!
Виктор Коротаев (показывает на Таню, читает, декламируя)
Я не успел промолвить слова,
Не знаю,
как,
когда
– светла –
С крылечка терема какого,
Смеясь, та женщина сошла.
Я только помню:
Гул перрона
Как будто рухнул под откос.
А на ветру плыла корона
Её каштановых волос.
 
Мария (к Виктору). Любишь ты, Виктор наших красавиц!
Виктор Коротаев. Не без греха.
Александр Романов (обращается к Сергею Багрову). Серёжа, может, ты что-нибудь почитаешь?
Сергей Багров. У меня рассказы о тружениках деревни. Воздержусь.
Анатолий Семёнович (обращается к Василию Белову). Василий Иванович! Прочитай какой-нибудь рассказ!
Василий Белов. Хорошо. Называется «Жалоба». Это правдивая история (читает рассказ)
   «В газету «Известия» города Москвы от механизатора совхоза «Маяк» Петруничева Н. И. Жалоба. Прошу разобрать моё заявление по существу, потому как нахожусь в настоящее время в безвыходном положении.
Я, Петруничев Н. И., в совхозе «Маяк» живу второй год, имею трёх детей дошкольного возраста, проезжая со станции с грузом соли, промок в реке. По причине холодной температуры я купил маленькую и заехал к знакомому другу, а он в долгу не остался и купил на мои деньги большую. После чего я благополучно доставил груз соли на склад, заглушил трактор и вместе со знакомым другом пошёл на свою квартиру. Оба были в стадии ниже среднего опьянения».
    Некоторые присутствующие смеются.
Мария. Очередной повод этому Петруничеву напиться.
Борис Чулков. А что было делать трактористу после холодного купания? Он же мог и заболеть. Василий Иванович, дальше читайте.
Василий Белов. Продолжаю. «Ступив на крыльцо, я сразу почувствовал, что ворота для нас закрыты, стал стучать сперва рукой, потом сапогом, но никаких результатов. После чего наше терпение лопнуло, и мы со знакомым другом купили ещё, поэтому началась вторая стадия. Моя жена, психически нормальная женщина, в этот день была расстроена соседской руганью. Она не выдержала нашего вида (Многие смеются. Возглас: – Ещё бы!). Она всячески оскорбила знакомого друга, а я был вынужден сидеть на крыльце квартиры и уснул. В это время она живьём сволокла меня к колодцу, начала обливать холодной водой, после чего бросила на произвол судьбы. Очнувшись от сна, я, незаслуженно мокрый, простудился ещё больше, и наконец она открыла ворота. Я хотел спокойно уйти спать, взял подушку и полез на печь, но она выхватила у меня подушку. После чего мои нервы вторично не выдержали, и я смазал ей по правой, потом по левой щеке. А она с нецензурным криком бросилась к участковому т. Гурьеву на его квартиру и, придя вместе с ним, всячески на меня кричала и заявила: «Я тебя всё равно посажу». И это на родного-то мужа!
Виктор Коротаев. Ну, зачем жена у спокойного мужа да ещё на печи вытаскивает подушку? Это провокация. И вот результат.
Сергей Чухин. Вот и женись на такой женщине. Не добрая она.
Александр Романов. Таких ситуаций по жизни полным-полно. Надо было потерпеть.
Василий Белов. Читаю дальше от пострадавшего Петруничева. «Есть ли, в конце концов, хоть капля в них женской ласки и справедливости? После таких слов жены я опять вышел из рамок и смазал ей по щеке ещё раз, итого я смазал 3 (три) раза, один раз в присутствии т. Гурьева (слушающие реагируют по-всякому). По причине глухой ночи и стычки с личной женой участковый т. Гурьев всё своё неудовольствие истратил на меня и под утро составил акт на предмет моего ареста по мелкому хулиганству.
     В районном суде по-настоящему не разобрались, реплики моих доводов не выслушали и припаяли мне десять суток ареста. Но в общей сложности я отсидел двенадцать суток рабочего времени, так выходные мне не зачли (все смеются). Вернувшись домой, я взял себя в крепкие руки, исколол все дрова и начал делать тракторный техосмотр. Я решил воспитать жену местными терпеливыми средствами. Мы с ней помирились, и я без всякой паники истопил очередную баню. Наши дети были в этот момент в гостях у бабушки, мы мылись вдвоём, после чего я пошёл из бани домой. По дороге к дому мне стало очень смешно и обидно, я воротился к бане и припёр двери толстой еловой чуркой. Говоря: поскольку в нашем совхозе женское равноправие, то посиди и ты, хотя бы сутки, т.е. в десятикратном размере меньше, чтобы на своём опыте поняла, почём фунт лиха. Она закричала на меня мужскими ругательствами, а я сказал, что добавлю за это ещё пол суток. И ушёл домой.
Сергей Багров. Ну, это уже дурачок.
Николай Рубцов. Получается, что за зло расплатимся злом.
Ольга Фокина. Понять мужика можно, но будет плохо в семье.
Василий Белов. Продолжаю за Петруничева. «Несмотря на глубокую ночь, я не мог уснуть и всё думал о ней. А когда мне её стало невмоготу жалко, обул сапоги и освободил жену из-под стражи. Я думал, что на этом инцидент кончился, но она, не заходя в квартиру, в одном халате ударилась к участковому т. Гурьеву. В настоящее время нахожусь в ожидании суда в уголовном порядке, прошу вашей срочной помощи в поисках справедливости, потому как сидеть полтора-два года в тюрьме, это не всё равно. Возьми кого хочешь (все смеются). А главное, не могу вытерпеть безвиннапрасных репрессий.
К сему Петруничев.
Анатолий Семенович. Похоже на правду.
Сергей Чухин. Обхохочешься.
Сергей Багров. Обплачешься.
Борис Чулков. Вот так и подсаживают русские друг друга.
Александр Романов. Может, когда-нибудь прозреют, протрезвеют и вспомнят русскую пословицу: «Не рой яму ближнему своему!»
Василий Белов (обращается к А.Романову). Саша, прочитай своё!
Александр Романов. Лады. Но потом пусть наш гений почитает (показывает на Николая Рубцова). Отрывок из стихотворения «Улица Александра Яшина».
Допытывал на Родине
За стопкою вина:
– Что пишете, не врёте ли?
Смотрите – жизнь одна.
Твердил он без усталости,
Что честная строка
Запомнится, останется,
Быть может, на века.
 
Николай Рубцов. А сколько раз меня спасал Яшин в разных ситуациях! Если бы не он, то, может быть, пришлось бы сидеть мне сейчас за железной решёткой, распевать бы да слагать тюремные песенки, да клевать бы, как птица, клюкву на болоте во время перекуров. А за что? За то, что я не считаю, что деньги и барахло – стимул жизни.
Александр Романов. Читай, Коля. Он нас, правда, никого за поэтов-то не признаёт. За друзей, это – пожалуйста!
Николай Рубцов. Это не совсем так. Или совсем не так. О моём житье-бытье. Поскольку многие считают, что я неправильно живу на белом свете (читает).
Говорят, что жить я не могу,
Что не прячусь я от непогоды,
Говорят, что я не берегу
Драгоценной молодости годы!
Да, они правы, что я спешу!
Но спешу не ради личной славы,
Не простят хвалебный этот шум
Горных сёл обычаи нравы!
Ты свети в дали своей, свети,
Счастье! Ты зови меня, как сына!
Достигают счастья лишь в пути,
А не возле тёплого камина.
 
Таня. Куда же ты спешишь, Коля, за счастьем? Вот у тебя в «Вечерних стихах» упоминается Вийон. А кто это – Вийон?
Николай Рубцов. Франсуа Вийон – известный французский поэт семнадцатого века, студент, бродяга, ну и философ, поскольку стихи мало кого кормят. Вот, например, его четверостишье.
Стихи мои, неситесь вскачь,
Как если б волки гнались сзади,
И растолкуйте, бога ради,
Что без гроша сижу, хоть плачь.
 
Николай Рубцов. Это обо мне. Пусть Борис почитает.
Борис Чулков. Хорошо. Из новой книжки.
Россия! Ты прощала тех,
Кто в трудный час с тобой расстался.
Кто возвращался, кто метался,
И тех, кто за морем остался,
Не отыскав возвратных вех.
 
Россия! Человек любой
Перед тобой снять должен шляпу.
Навеки прощены тобой
Алёхин, Бунин и Шаляпин.
Но можно ли простить тому,
Кто, спекулируя талантом,
Всю жизнь провёл в родном дому,
А был душою эмигрантом.
 
Николай Рубцов. А мы душою всегда на Руси. У меня просьба к Ольге. У неё чистая народная поэзия. Почитай о белом лебеде!
Ольга Фокина. Не знаю, смогу ли. А так, слушайте и плачьте!
Лебедь плакал...
Плакал лебедь, плакал белый безутешно.
Лебедь прятал
Под крылом свою головушку от горя,
От печали
Во глубоком тихом озере топился...
 
Уж ты лебедь,
Уж ты что такого лебедь понаделал?
Али крылья,
Али крылья тебе лебедь отказали,
Али дробью
Подстрелил тебя охотник, больно ранил?
 
Ох, да крылья,
Мои крылья мне служить не отказали,
Не стреляли,
Ах, нигде по мне из ружей не палили.
Понимали,
Красоту мою охотники щадили...
 
Да обидел,
Да прогневал я навек родную стаю,
Я покинул,
С лебедями я лебёдушку покинул,
Молодую
С неразумными цыплятами оставил.
 
Ольга Фокина. Нет, больше не могу. Не буду читать.
Василий Белов. Да, это настоящий северный плач! Здесь это тяжело воспринимать.
Николай Рубцов. Это обо мне Оля написала. Обо мне.
Александр Романов. Пусть наша молодёжь почитает что-нибудь повеселее. Давай-ка, Сережа!
Сергей Чухин. С удовольствием! (читает).
Уходим за последними грибами
Под крапающим медленно дождём,
Хотя отлично понимаем сами,
Что ничего сегодня не найдём.
Уходим за последними грибами
И для согрева пробуем бежать,
И сигареты тёплыми губами
Стараемся подольше подержать.
На пустоши давно ли огребали
Просушенное сено, а сейчас
Уходим за последними грибами,
За первыми ходили и без нас.
 
Николай Рубцов. Ты, Сергей, поэт! Это Рубцов тебе говорит! Не раболепствуй перед чужим, своё ищи. Верю, Сережа, я в тебя! (обнимает Сергея Чухина)
Виктор Коротаев берёт баян и играет «Эх, яблочко», русскую, барыню (пляшут Николай Рубцов и постепенно вся компания).
Николай Рубцов (поёт частушку)
Ветры сильные, холодные
На севере у нас.
Не могу забыть Танюху
И её весёлых глаз.
 
Александр Романов и Николай Рубцов отходят в сторону от кампании.
Николай Рубцов. Всё-таки нехорошо мне на душе. Как думаешь, жениться мне? Припадает тут ко мне эта, как бы обозвать, ну ты знаешь кто. Вон Виктор говорит: – Решай сам. Вот и решаю. Тоска порой обволакивает душу. А я всё о своей дочке думаю, о Лене. Будь я не поэт, а работник на ферме – цены мне бы не было. Разве я виноват, что родился поэтом? Вот я всё рифмую жизнь свою. Эх - ма!
Александр Романов. Разве в таком деле, Коля, можно присоветовать! (отходит от Рубцова)
Анатолий Семёнович (отводит Рубцова в сторону). Коля, слышал я о твоих капитальных сабантуях. Ты зачем обозвал соседа рылом? Он – нормальный коммунист.
Николай Рубцов. Какой он коммунист? Он – нормальный карьерист и приспособленец! Представьте себе! Лежу я у себя в будуаре, на шикарной такой раскладушке и размышляю. Этот деятель входит и спрашивает, о чём я думаю. Я ему говорю: «Не мешайте, идите к себе». А он опять: «О чём я думаю?» Отвечаю: «Я думаю, как объединить учения Ленина и Христа, а вы мне мешаете». Ну и добавил известную гиперболу. Он из комнаты вылетел как ошпаренный, даже обсуждать не стал проблему.
Анатолий Семёнович. Ну, ты, Коля, крупный философ! Тем не менее, кончай пить без меры! Знаешь, ведь, русскую пословицу: Пей, да дело разумей!
Николай Рубцов (шутливо). Анатолий Семёнович! Я больше не буду! Но Вы и меня поймите! Поселили меня в коммуналку с Вашим партбоссом. Он же не понимает творческих личностей!
Анатолий Семёнович. Знаю я ваше творчество-художество! А наши олухи не могли ничего лучше придумать, как поэта в коммуналку. Будет тебе квартира, Рубцов! Будет в первом же доме, который на днях сдают. Но ты свою жизнь устраивай, хватит матросить! А с рыжей бестией не связывайся! Я всё знаю!
Николай Рубцов. Спасибо, Анатолий Семёнович! Доверие оправдаю! (делает шутливо руку под козырёк). Хотите пародию на рыжую? (читает пародию «Змея»)
Люблю змею, когда она,
Вся извиваясь и свисая,
Ползёт, глазами завлекая…
О, Господи! Ведь я сама такая!
 
Анатолий Семёнович. Ну ладно, иди, пой и пляши, гений!
Рубцов и Анатолий Семёнович возвращаются в компанию.
Николай Рубцов. Дорогие други! Дайте-ка, прочитаю о Московском Кремле!
Бессмертное величие Кремля
Невыразимо смертными словами!
В твоей судьбе, – о, русская земля! –
В твоей глуши с лесами и холмами,
Где смутной грустью веет старина,
Где было всё: смиренье и гордыня –
Навек слышна, навек озарена,
Утверждена московская твердыня!
 
Мрачнее тучи грозный Иоанн
Под ледяными взглядами боярства
Здесь исцелял невзгоды государства,
Скрывая боль своих душевных ран.
И смутно мне далёкий слышен звон:
То скорбный он, то гневный и державный!
Бежал отсюда сам Наполеон,
Покрылся снегом путь его бесславный…
 
И я молюсь – о, русская земля! –
Не на твои забытые иконы,
Молюсь на лик священного Кремля
И на его таинственные звоны…
 
К Николаю Рубцову подходят друзья, благодарят за стихи.
Ольга Фокина. Коля, а почему «молюсь – не на твои забытые иконы?»
Николай Рубцов. Я же завуалировал смысл. Ввёл в текст «забытые иконы». Если их люди русские забыли, то как на них можно молиться. Подумай. Получается, что я молюсь на действующие иконы. Я же писал в «Видениях в долине» в сборнике «Волны и скалы» ещё в 1962 году:
Россия, Русь –
Куда я ни взгляну!
За все твои страдания и битвы –
Люблю твою,
Россия,
старину,
Твои огни, погосты и молитвы,
твои иконы,
бунты бедноты,
и твой степной,
бунтарский
свист разбоя,
люблю твои священные цветы,
люблю навек, до вечного покоя…
 
Василий Белов. Спасибо, Коля! Пусть кто-нибудь попробует сказать об истории и о России лучше!
Возвращается компания ребят с девушками. Алексей Шилов подходит к компании, ему дают гитару. Алексей Шилов играет и поёт «Песню «Морошка», все одпевают.        
                                 Занавес.
 
   P.S.I.  Пьеса опубликована в авторской книге «Новая дорога к Рубцову», М. Изд. Российский писатель. 2005.
   P.S.II. Одна  случайная знакомая из служащих во МХАТе  им. А. М. Горького. по моей просьбе в 2004 году передала текст пьесы-былины лично Т.В. Дорониной. Скорее всего пьесу читала Галина Ореханова, заведующая литературной частью МХАТ при Т. И. Дорониной . Обновлять репертуар она не захотела.
   P.S.III. Пьеса  написана  и откорректирована на основе лит.-муз. композиции мая 2000 года
 
Глава  5    
 Поиск родословной  Анны Павловны Малюгиной.  Волокославино. История села. Музей гармошки в Волокославино.
 
    С января 2001 года (приёма в СПР РФ в декабре 2000 г.) я взял знаковый  литературный псевдоним Юрий Кириенко-Малюгин, то есть к фамилии отца добавил фамилию матери (которая была у меня в свидетельстве о рождении и листке по учёту кадров в госорганизациях). Поставил себе конкретную задачу найти родословную матери, её родителей и места постоянного проживания до её рождения в С. -Петербурге  в 1900 году.
 
Глава 5.1.   
 Поиск родословной  Анны Павловны Малюгиной.
 
    Ещё в 70-е годы 20-го века приезжал в Ленинград к родне, к моему дяде Александру Павловичу Малюгину, самобытному часовому мастеру, в то время пенсионеру. У него я видел более 20 уникальных часовых экспонатов, например, в виде сферы, вокруг которой вращался  эпизодически шарик-спутник по часовой программе. Часы с резным деревянным  корпусом я вывез однажды из Ленинграда.  К сожалению,  прямых бесед о моей матери у нас не состоялось. Конечно, это моя вина.
      Дочь дяди, Людмила (1937 года рождения) в годы войны пережила блокаду Ленинграда, осталась жива (умерли тогда от голода сотни тысяч жителей).  
      Уже  после смерти дяди Александра Павловича Малюгина во время одного из моих заездов в Ленинград мне сообщает Людмила,  что её отец рассказал  однажды о поездке на Родину перед войной с Германией.  И что он, то ли продал дом, то ли перевёз его из села в город поблизости (разумеется это делалось в разобранном состоянии, прим. Ю.К.-М.)  Никого из прямой родни будто тогда не осталось, и дядя  перевозил  дом в конце 30-х годов. Более молодые родственники (по линии Татьяны Павловны Малюгиной) ничего не могли рассказать о прошлом.
    В один из заездов Людмила  Малюгина предлагает мне встретиться с живущей в Ленинграде в то время пенсионеркой Галиной Сергеевной Шидловской, мать которой по фамилии Малюгина  родная сестра моей матери и её отца, но  была значительно старше отца. Галина  Сергеевна была замужем  за моряком-капитаном и много чего помнит. И я припоминаю, что  в конце 50-х годов в Москву, на Сокол, на ул. Кипренского к нам с братом Володей (который был старше меня на 13 лет)  приезжала видная дама с мужем офицером. Я тогда учился на механическом факультете института пищевой промышленности (МТИПП). Приезжали просто, по желанию любознательной Галины Сергеевны, посмотреть на родню, на  нас, Владимира и Юрия, двоюродных братьев по  материнской линии.
    Весной 2001 года вновь приезжаю в Петербург сначала к Людмиле,  где я  постоянно останавливался на два-три дня, и еду затем к Галине Сергеевне Шидловской (Малюгиной). У неё двухкомнатная квартира.   Дома  у Галины на стенах уникальные картины 19-го века,, вероятно, от первых Малюгиных в С. -Петербурге. И такая же уникальная посуда. Мы сели сначала за чаем и затем  рассматриваем  семейный альбом. Фотографии мужа, капитана Первого ранга, Галина  с мужем на отдыхе, с сыном Анатолием и др.  На фотографиях  альбома — все счастливые и молодые.   Галина Сергеевна сообщает, что сын Анатолий работает эпизодами, на случайных заработках  (это же было начало 2000-х, разгар рыночной экономики) и живёт с какой-то случайной женщиной.
    Галина показывает одну из фотографий начала 20-го века. Где-то на  природе  расположились дети: видны двое мальчишек  в возрасте 12 и 15 лет в подростковых костюмах,  четыре девочки возрастом от года и до десяти лет, все в чистеньких платьицах-сарафанах. Самую младшую девочку Евфросиния держит на руках. Рядом сидят две девочки двух и трёх лет. Галина говорит мне : «Вот здесь и твоя мама сидит». Я просто потрясён. Ведь у меня нет ни одной фотографии матери. Похоже, что фотография 1903 года.   
      Показал отец мне в юности одно маленькое фото матери (размером 3см на 4 см). И затем оно пропало.
     Я попросил и Галина мне отдала это фото. Вот это всё, что осталось мне от матери в результате доноса на отца в Ленинграде и ссылки нашей семьи в Казахстан в 1935 году.
     Листаем альбом дальше. И вдруг между двумя страницами-листами  альбома видим сложенный вчетверо лист пожелтевшей бумаги. В местах сложения края разорваны, как бы полуистлели.  Разворачиваем осторожно, складываем четыре распавшихся  листочка вместе и получаем  
      «Свидетельство»,
 
          внизу штамп:  читается текст: «паспорт выдан в 1933 г.»
     (это приписка от  советских паспортистов, прим. Ю.К. -М.)
 
      Привожу текст, в котором по типографскому бланку (это конец 19-го века, прим. Ю.К.-М.) следуют записи от руки составителем Свидетельства
     В метрической Епархиального  (….. мста, возможно «ведомства») книге, Собора Св. Троицы, Л.-Гв. (Лейб-Гвардейского) Измайловского полка, за  тысяча восемьсот девяносто первый
год, в части первой  о родившихся, под   № 180 — женского
 пола записано:  Евфросиния.....
День рождения Мая двадцать четвёртого (24)  дня
Крещения Мая тридцатого (30) дня.
Родители: Новгородской губ., Кирилловского уезда
Волокославинской волости  и села крест. (то есть, крестьянин, прим. Ю.К.-М.) Павелъ  Петровъ МалюгинЪ законная жена его  Евдокия
Гаврилова, оба Православного Исповедания.
   Воспрееемники: Той -же губ. (губернии), и села  крест (крестьянин) Иван  Петров  МалюгинЪ и Вологодской губ (губернии), Кадниковский
уезд Троицкой вол. (волости) Крест-ка (крестьянка) девица Екатерина
Васильивна Трапезникова.
    Таинство крещения совершал   Протоирей
Василий Вознесенский св Псаломщикомъ
  Александромъ Боголюбовымъ
С-Петербург, августа 20 дня 1899 года
Протоирей......Стафанъ  (???)  Ми....ком
 
Справку делалъ: Псаломщик Александр  Анировъ    (???).
Прим. Вместо «ять»   здесь по тексту поставлен «твёрдый знак».
 
   Надо отметить, что это Свидетельство о крещении составлено на печатном бланке, который далее рукописно со сведениями о крещении  был заполнен за подписью: Протоиерей Стефанъ М..(неразборчиво)  
    Итак,  я получаю современный адрес происхождения  рода Малюгиных: село Волокославино,  Кирилловского района, входящего сейчас в  состав Вологодской области. Надо ехать и узнавать о Малюгиных в Волокославино. Аккуратно склеиваем Свидетельство. Затем я снимаю копии в ближайшем почтовом отделении.
    Тогда в начале 2000-х ещё не было интернета. Сведения только в публикациях и из бесед.
    Листаем семейный альбом Галины Сергеевны  далее. Появяются отдельные фотографии четырёх  девушек в возрасте примерно от 18 до 25 лет, которые засняты в профессиональных фотоателье где-то в Петербурге-Ленинграде. С большим трудом Галина отмечает, кому из девушек принадлежит какое фото.  Я быстро записываю имена на обороте фотографий.  
    В результате этих нескольких  эпизодических контактов с родственниками в Ленинграде: дядей Александром Павловичем Малюгиным, его дочерью  Людмилой Александровной Малюгиной, двоюродной сестрой Галиной Сергеевной Шидловской (Малюгиной) удалось составить основную родословную Малюгиных по линии матери Анны Павловны Малюгиной.
    В селе Волокославино во главе рода -  Петр Малюгин.
  Его сын Павел Петрович Малюгин  создал частную мастерскую по производству гармони и организовал магазин музыкальных инструментов в Петербурге, сейчас это  в районе  метро «Политехнический университет» (по сведениям от Людмилы Малюгиной). Реализацией гармошек занимались  и другие мастера из Волокославино и ближних деревень.
    Павел Петрович Малюгин был женат на Евдокии Гавриловне Александровой, которая была дочерью лекаря Гавриила Александрова и сообщается, что занималась в музыкальной студии Глазунова.  По полученным сведениям,  Гавриил имеет отношение к организации Волокославинской волостной больницы, которая в период моих ежегодных приездов (2001-2008 гг.) в Волокославино работала как медицинское учреждение(!!!).
   То есть, моя мать Анна Павловна, как дочь мастера, занимавшегося производством гармоник, и матери из семьи лекарей, происходила из рода сельской интеллигенции Волокославино.
    Это братья и сёстры моей матери:
Татьяна (1889 г.рожд.), Евфросиния (1891 г. рожд.), Пётр (г. рожд. между 1892 и 1895г.) -умер (погиб примерно в 1915 году на Первой мировой 1914-1918 г. - ?); Иван (г. рожд. между 1894 и 1897 г., убит в 1916 г. на Первой Мировой по сообщению-письму его  командира), Мария (1899 г.), Анна (1900 г. рожд., умерла в 1939 году), Евдокия (г. рожд. между 1901 и 1903 г.г., - судьба неизвестна), Наталия (г.рожд. между 1903 и 1905 г., судьба неизвестна), Александр (1906 г. рожд., умер в 70 годы в Ленинграде). О детях от Марии, Евдокии и Наталии  и о них самих сведений никаких не обнаружено.  Как мне удалось узнать в Ленинграде, у  Татьяны, сестры матери, было трое детей: Надя, Валя и Таня.  
    В общем, вырисовывается картина, что в результате Первой мировой (1914-1918 г.г.), двух  революций 1917 года, гражданской войны, род Малюгиных вместо увеличения в Десять раз (что было обычным в царской России, где аборты были запрещены, прим. Ю. К. - М.), то есть до 100 человек,  получил на выходе из событий всего 4 семьи, каждая с одним — двумя детьми).
        Если кого-то интересует Проблема этого ползучего геноцида, пусть каждый выяснит свою родословную и подумает над Причинами и Следствиями такой ситуации или какой-то политики.   
     В 90-х годах 19-го века Малюгины переезжают в Петербург для реализации волокославинских гармоник типа «хромка» и для работы в С.-Петербурге.   Известно, что Павел Петрович Малюгин выписывал из Германии  детали для гармоник.
    Из собщениий Людмилы Малюгиной, её отец  в 1930 годы продал родовой дом Малюгиных, где до 1922 -1924 г.г. жила старшая сестра  Татьяна со своими детьми.  У дочери  Нади были дети  Мария  и Владимир. Дочь  Валя осталась без детей. У младшей дочери  Тани - дочь Рита, от которой Станислав и Михаил. Сведения на 80-е годы 20-го века (прим. Ю.К.-М.)
…..........................................................................
   В октябре  2001 года, после открытия Московского Рубцовского центра и поездки в Тотьму-Никольское, мы с Эрнестом Любенко едем из Вологды в направлении Кириллова. По пути городок Никольский Торжок, автостанция, далее Волокославино. Ещё из Москвы я звонил в администрацию Волокославино, сообщил, что ищу родствеников Малюгиных и попросил, чтобы кто-то приютил нас на два дня с оплатой расходов. Мне дали телефон семьи Косаревых. Из Вологды в день заезда я позвонил и нас пообещали встретить на станции Никольский Торжок.     
     Выходим с Эрнестом Любенко из автобуса. Около станции стоит машина «жигули».  Подходим. Это оказывается за нами. Водитель Николай,  муж Веры Александровны Косаревой. Конечно, мы затариваемся продуктами и напитками в лавке автостанции,  едем и въезжаем в село.  Слева от проезжей дороги вижу речные просторы и полуразрушенную высокую церковь без крестов. На куполе установлен какой-то  огромный железный бак. Оказывается, это след от попытки использовать колокольню, как водонапорную башню. Около церкви какие-то деревянные пристройки. Выясняется, что это здание - престольная Баговещенская церковь села Волокославино, которое также носит название Благовещенье и Волокославино. То есть село, как бы, делится на два микрорайона.   
  По ходу поездки узнаём, что остановиться можно у Косаревых в отдельном малогабаритном домике с печкой и мы затем уже по сходной цене устриваемся на два дня. В этом домике летом живут внуки хозяев.
    На ужин нас угощают ухой и на стол поступают также продукты, купленные на  автостанции. Напитки мы принимали умеренно, только от простуды. Был конец октября и это Северный край.
   Конечно, хозяева интересуются, как это нас, москвичей, занесло в такую даль. Я рассказываю свою историю. Узнаю, что в селе есть даже улица, на которой расположено несколько домов, в которых жили и ещё живут семьи Малюгиных, которые занимались гармонным производством и не только. На душе стало спокойней.
     На следующий день выходим посмотреть на село. Впереди водный простор реки, которая носит красочное славянское название Порозовица. Идём в левую сторону от Благовещенской церкви в ту сторону, где, как мне сообщили находится улица, где есть дома Малюгиных. Спускается к реке, идём по берегу, над нами отдельные крестьянские строения. У берега в зарослях вижу огромный валун. Залезаем с Эрнестом Любенко на валун и рассматриваем просторы. Меня осеняет догадка, а это ли не место-ориентир  для древнего волока судов из Порозовицы далее в направлении Никольского Торжка, стоящего на возвышенности, где другой скат волока  спускается к Шексне.  Почему-то никаких опознавательных щитов-знаков на берегу в Волокославино нет.
    Поднимаемся к верхней дороге и идём в край села. На повороте налево видим улицу и узнаём, что на этой улице жили семьи Малюгиных. В середине улицы вижу машину и мужчину пенсионного возраста с поклажей.  Знакомлюсь. Зовут мужчину Владимир Коничев. В родне у него есть Малюгины. Дачный сезон заканчивается и он уезжает в Питер. Захожу в дом.  Мать у него до замужества Малюгина, зовут её Анна и она жива, сейчас (это осень 2001 года)  ей более 90 лет. Я прошу встретиться с ней. Владимир соглашается на минутную встречу и без вопросов о жизни, чтобы её не тревожить. В горнице дома встречаюсь с Анной Малюгиной. Мне не по себе - какая-то мистика, ведь моя мама тоже Анна Малюгина. Молча провожу рукой по пальцам руки моей далёкой родственницы. Смотрим друг на друга пару минут. Владимир уводит мать в другую комнату.  
    Владимир показывает рядом рубленный дом-пятистенку под номером 5, весь заросший зеленью, спускающейся с деревьев. Я срочно фотографирую эту красоту. И узнаю, что этот дом продан два года назад камому-то питерскому коммерсанту и не дорого, никто за два года не приезжал. На адрес покупателя я через месяц написал письмо с просьбой перепродать семейную реликвию. В дальнейшем мне сообщили, что коммерсант отказался продавать дом и более того на следующий год снёс этот рубленный дом - нашу Достопримечательность. Такие времена — такие бизнес-нравы.
    Мы с Любенко прошли вверх до конца этой небольшой улочки. Встретились там ещё с одними пенсионерами, дальними родственниками Малюгиных. Из известных Малюгиных мне говорили о гармонисте Василии Васильевиче Малюгине, как позднее я  узнал из интернета, зав. производством Волокославинской гармонной фабрики  в годы  Великой Отечественной войны.     
 
Глава 5.2. 
 Волокославино 1389 года. Благовещенская церковь. Лётчик-герой Преображенский бомбил Берлин в 1941 году
 
      Из интернета. 
    «Первое письменное упоминание о волости Волочок относится к 1389 г. В духовной грамоте Дмитрия Донского она перечислена с другими белозерскими волостями. Великий князь подтвердил их владение княгиней Федосьей, которая была вдовой белозерского князя, героя Куликовской битвы Федора Романовича. Над его телом, найденным после сражения, великий князь безутешно плакал, скорбя о кончине этого храбреца и мужественного воина...»
      Но это только первое письменное известие. Волок на этом месте существовал задолго до духовной грамоты Дмитрия Донского.
      «Доходы от него составляли немалые суммы, и дошедшие до нас грамоты сообщают, как распределяли эти сборы. Треть доходов последним белозерским князем Михаилом Андреевичем в 1454—1455 гг. передавалась местным монастырям — Кирилло-Белозерскому и Ферапонтову. Две трети — волостным людям и слугам. Конкретные пошлины, которые брались с тех, кто проезжал по Волочку, устанавливал также Иван III.
      На территории Волокославинской волости зафиксировано, как сообщает Н. А. Макаров, 29 археологических памятников различных эпох, от неолита до XI— XIII вв. И далее уточняет: «Ценность Волокославинской волости в археологическом отношении обусловлена тем, что средневековая сеть расселения здесь может быть восстановлена намного полнее и достовернее, чем в других районах Севера». Современные археологи определили границы волока и самой волости, дополнили анализом своих многочисленных находок исследования признанных авторитетов отечественной исторической науки Н.П. Барсова, Н.П. Загоскина, Н.П. Павлова-Сильванского, М.К.  Любавского, А.И. Копанева, писавших о роли и значении волока Словенского в истории России. «На протяжении столетий, — делает вывод Н.А. Макаров, — с эпохи железа до XII—XIII вв. район Никольского и Порозовицкого (Благовещенского) озер осваивался населением, продвигавшимся с юга и юго-запада, со стороны Волги и Шексны... В XI— XII вв. этот микрорегион характеризуется смешением финских и славянских элементов, в XIII в. приобретает уже обычный древнерусский облик.
    Широкое земледельческое освоение территорий на востоке Белозерья, сильно изменило облик Волокославенской волости в XIV в. Но при этом волок между Никольским озером и Порозовицей сохранял свое значение вплоть до конца XVI в.»
       Из интернета.
       «Волокославино - самое древнее поселение в Кубенском крае. Все окрестные деревни у села Волокославино - древнейшие в Кубеноозерье, да и на всей, наверно, Вологодчине, и — без  преувеличения — на  всем Русском Севере. Это доказано раскопками, старинными грамотами и документами. Согласно Н. А. Макарову, «Волок Славенский (Словенский), находившийся на пути из Белозерья к  Кубенскому озеру и далее к Вологде и верховьям Сухоны, безусловно, наиболее известный в исторической литературе северный волок». Знаменитый словенский волок, существовавший уже в X-XI вв., потерял свое значение только со строительством канала».
     «Сбивчивые рассказы местных стариков о волоке, - свидетельствует Н.А. Макаров, - записанные мною  в 1980-х гг., отличаются крайней неконкретностью: ни один из информантов не мог четко определить положение волока на местности...»
     Получается, что валун-ориентир для начала волока мы с Эрнестом Любенко случайно-неслучайно нашли осенью 2001 года на берегу реки Порозовица.
     Из интернета:
   «Волокославинская Благовещенская церковь. Каменная двухэтажная церковь с колокольней, построенная в 1785 году, имела четыре престола: 1) в честь Благовещения Пресвятой Бородицы; 2) во имя Живоначальной Троицы; 3) во имя святых Флора и Лавра (на верхнем этаже); 4) во имя святых Космы и Дамиана (на нижнем этаже). 
    Во второй половине 19 века Волокославинское становится богатым купеческим селом, здесь и в округе жили купцы Зайцев, Потанин, Мелковский. Но самым богатым купцом и властителем округи был купец первой гильдии Зосима Иванович Маркелов, имевший винокуренный завод в селе и несколько магазинов и лавок, а в Санкт-Петербурге на Фонтанке имелся, славящийся на всю столицу, магазин "Вологодское масло Маркелова".
    В селе имелись: больница, почта, телеграф, хлебопекарня, булочная, аптека, паровая мельница, пристань, школа, народный дом, много магазинов и лавок. В центре села стояла чайная купца Суслова и двухэтажное здание трактира "Ливадия". На центральной площади села проводились ежегодные ярмарки.
      В 1862 году было открыто Волокославинское министерское образцовое реальное училище, финансируемое не земством, а министерством. В 1916 году сын купца Маркелова Иван открывает Волокославинское реальное училище, при нём была создана библиотека».
…..........................................
     «По данным 1912 года, село Волокославино состояло из 36 дворов, в которых проживало 209 жителей. В селении имелась часовня, хлебные склады, волостное правление, земская конная станция, две мелкие лавки и Волокославинское 2-х классное образцовое училище Министерства народного образования, «министерская школа», как ее называли жители села. Школа в селе Волокославино была лучшей в Кирилловском уезде. Открыли школу в селе в 1849 году. В 1874 году для школы построили большое здание на средства земства и крестьян.»       
   Прим. Ю.К.-М.  Поэтому ложь со стороны залётных коммунистов-революционеров  о тотальной безграмотности русского крестьянского православного населения является демагогией и провокацией. 
    «В 1904 году из пятидесяти одной деревни, входящей в Волокославинскую волость, в двадцати двух делали гармони. В гармонном деле существовала специализация. В Волокославинском и его окрестностях работали корпусники, меховщики, голосовщики, планочники, верховщики, устройщики, сборщики и др. В 1904 году был организован ремесленный класс при Волокославинском училище для подготовки мастеров-гармонщиков. В 1920-е при раскулачивании и конфискации мастерских и домов, гармонисты Разины вынуждены были покинуть родную деревню. В 1918 году было организовано производство при Волокославинском кредитном товариществе гармоний и баянов, на базе которого затем был создан Союз кустарей (400 мастеров, !!! - прим. Ю.К.-М.). В 1923 году Союз кустарей реорганизовали в артель «Северный кустарь», разместившуюся в селе Благовещенье. В 1924 году в д. Верхняя Гора была создана артель «Красная Нива» (в 1928 году заняла дома и мастерские Разиных). В том же году была организована артель в деревне Яршево — «Яршевская». Все три артели входили в систему промкооперации. Постепенно в производство гармоний были вовлечены жители 50 деревень. Базовые мастерские находились в деревнях Великая Гора, Лукинская, Красново.
    В апреле 1936 года произошло объединение артелей под эгидой артели «Севкустарь», насчитывающей около 500 кустарей, которые изготовляли гармошки и баяны. В 1953 г. на базе артели была организована Кирилловская баянная фабрика.
      Из сёл Волокославинского сельсовета 668 человек ушло на фронт в 1941г., из них 556 не вернулось. Более 300 человек были награждены орденами и медалями, звания Героя Советского Союза был удостоен Е.Н. Преображенский; житель деревни Дорогуша А.П. Рогов - полный кавалер Ордена Славы. В 1975 году в центре села был открыт мемориальный комплекс, посвящённый памяти земляков, не вернувшихся с фронтов и бюст Е.Н. Преображенского, в 1976 году - музей Е.Н. Преображенского.»
      До 18 века в селе было несколько деревянных храмов, а в 1785 году была построена церковь Благовещения Пречистой Богородицы - огромная двухэтажная церковь, видимая издалека и имевшая своеобразную колокольню. Службы в церкви велись до 1932 года.
   « Фабрика баянов размещалась в Благовещенской церкви. Церковь была передана артели в 1937 году, в 1939 году закончились работы по её переоборудованию под цеха артели. Однако в 1962 году в церкви произошел пожар, уничтоживший основные производственные фонды фабрики.»
    Это был не просто случайный пожар, а поджёг со стороны одного обиженного придурка (по сведениям от жителей села, прим. Ю.К.-М.). На предложение-обращение местных руководителей  о восстановлении производства гармоник и занятости специалистов-гармонистов в Волокославино, как сообщают   Н. С. Хрущев ответил, что пусть занимаются сельским хозяйством.
     После пожара 1962 года и дальнейшей бездеятельности администрации Кирилловского района Благовещенский  храм находится в плачевном состоянии. Смотрите снимки в интернете.
     Село знаменито также тем, что в нём в семье учителя 22 июня 1909 года родился  Преображенский Евгений Николаевич.
     Уроженец села - ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ Евгений Николаевич, легендарный  летчик, который бомбил города Германии в августе 1941 года, в разгар наступления фашистских войск на СССР.  В селе установлен бюст легендарного летчика, Героя Советского Союза .
…............................................
     Мы с Э. Любенко продолжили знакомство с  селом.  Встретились в местной школе с преподавательницей русского языка и литературы Ириной Николаевной Зятюгиной. Она познакомила нас со школьным  музеем  Е.Н. Преображенского. 
      Мы подарили школе книги о творчестве  Н.М. Рубцова, рассказали о нашей работе по пропаганде поэзии Рубцова. Договорились об участии школьников в конкурсах «Звезда полей» и, в том числе, рисунков по тематике поэзии Рубцова. Наши контакты в последующие ежегодные поездки в Волокославино преобразовались в создание школьного кабинета им. Н.М. Рубцова. В качестве экспонатов в  ежегодные приезды я передавал новые издания по Рубцову, цветные ежегодные календари в формате А3 (размер  420мм х 600 мм). В Доме культуры села Волокославино наша бардовская группа в составе Эрнеста Любенко, Владислава Кириенкова и Юрия Кириенко в разные годы  выступала с концертами по тематике Рубцова и авторским песням.
     В школе, носящей имя Героя, музей Е. Н. Преображенского работал с 1976 года.  После войны и во времена  ещё хрущёвских реформ и так называемой перестройки 90-х годов в двухэтажной школе училось ежегодно до двухсот  детей от  первого до десятого классов. После разрешения абортов в ноябре 1955 года Указом Президиума Верховного Совета СССР (конечно по решению Н.С. Хрущёва) рождаемость в РСФСР ежегодно падала  и преподавать с 2000-х годов приходилось  единичным школьникам. Учащихся с 2005 года стали возить в Никольский Торжок.
   По имеющимся сведениям (к 2018 году) двухэтажная историческая школа снесена несколько лет назад.
 
Глава 5.3. 
Музей гармошки в Волокославино.   
 
    Волокославино. История гармонного промысла.
    В 19 веке на территории Волокославинской волости получают распространение разнообразные промыслы: плетение кружев, гончарный, ложкарный и посудный. Одной из интересных отраслей хозяйственной специализации стал гармонный промысел, начало которого восходит к 1850-м годам, когда Иван Разин - житель деревни Верхняя Гора в окрестностях Волокославинского изготовил первую пятиклапанную гармонику. Его сын Фирс организовал уже большую домашнюю мастерскую, разбил изготовление гармоник на девять отдельных операций, научил этому мастерству односельчан, наладил снабжение их материалами. Сборка и доработка гармоней проводилась в мастерской Фирса Ивановича Разина. Работу отца переняли и развили его сыновья: Василий, Семен, Василий (младший). В течение последующих пятидесяти лет гармонный промысел получил широкое распространение на территории всей волости. В 1904 году из пятидесяти одной деревни, входящей в Волокославинскую волость, в двадцати двух делали гармони. В гармонном деле существовала специализация. Мастера и даже отдельные деревни, специализировались на изготовлении отдельных деталей инструмента или операциях сборки. В Волокославинском и его окрестностях работали корпусники, меховщики, голосовщики, планочники, верховщики, устройщики, сборщики и др. На промысле делали несколько видов гармоней (тальянки, немецкие, питерки). В 1904 году был организован ремесленный класс при Волокославинском училище для подготовки мастеров-гармонщиков. В 1920-е при раскулачивании и конфискации мастерских и домов, Разины вынуждены были покинуть родную деревню. В 1918 году было организовано производство при Волокославинском кредитном товариществе гармоний и баянов, на базе которого затем был создан Союз кустарей (400 мастеров). В 1923 году Союз кустарей реорганизовали в артель «Северный кустарь», разместившуюся в селе Благовещенье. В 1924 году в д. Верхняя Гора была создана артель «Красная Нива» (в 1928 году заняла дома и мастерские Разиных). В том же году была организована артель в деревне Яршево — «Яршевская». Все три артели входили в систему промкооперации. Постепенно в производство гармоний были вовлечены жители 50 деревень. Базовые мастерские находились в деревнях Великая Гора, Лукинская, Красново. В апреле 1936 года произошло объединение артелей под эгидой артели «Севкустарь», насчитывающей около 500 кустарей, которые изготовляли гармошки и баяны.
    О размахе производства можно судить по плану на 1936 год, им предусматривалось производство 2200 баянов и 5800 гармошек.
     В годы Великой Отечественной войны артель кроме гармошек и баянов выпускала школьные принадлежности, лыжи, губные гармошки, домино. В 1953 г. на базе артели была организована Кирилловская баянная фабрика. Фабрика баянов размещалась в Благовещенской церкви. Церковь была передана артели в 1937 году, в 1939 году закончились работы по её переоборудованию под цеха артели.
     Однако в 1962 году в церкви произошел пожар, уничтоживший основные производственные фонды фабрики. Мастера и рабочие из Волокославина перешли, в основном, на Вологодскую баянную фабрику.
     В артели «Северный кустарь» и на фабрике баянов трудилось много прекрасных мастеров и рабочих. Среди них были и изобретатели. Особо выделялся Панов Александр Михайлович (1872 - 1959). В начале XX века он при финансовой помощи земства открыл производственную школу для подготовки из 14-16 летних ребят мастеров по всем гармонным операциям. При школе он изготовил целый ряд различных приспособлений и станков, облегчавших труд и улучшавших качество изготовляемых деталей и узлов гармошек. Его приспособление - инструмент для механической настройки гармоний экспонировался в 1904 году на выставке в г. Кириллове. Как сообщалось в «Вестнике Новгородского земства»: «на выставке большой интерес вызвал инструмент для механической настройки голосов с приделанным к нему камертоном. При его помощи наши гармонщики освобождаются от необходимой, но крайне вредной в гигиеническом отношении обычной настройки губами», 25 инструментов мастера с некоторыми утратами сохранился до наших дней. В 1974 г. была сделана попытка вновь оживить гармонное производство. В связи с этим в селе Волокославинском был открыт отдельный участок по изготовлению деталей к гармоням. В конце 1970-х здесь работало 14 человек (изготовлялись самые трудоемкие детали: голоса к баянам и гармошкам, собирались детские гармоники). До 1961 года в соседнем селе Никольский Торжок работала гармонная школа, где наравне с общеобразовательными предметами изучалась нотная грамота, игра на музыкальных инструментах, слесарное дело, деревообработка, готовили мастеров для гармонного производства.
     И всё-таки гармонное производство не смогли  или не захотели восстанавливать.
     Более подробно читайте в интернете статью Кузьмичёвой Ольги Геннадьевны «Волокославинская гармонь: история и современность»
…............. 
    Летом 2002 года я вновь приезжаю в Волокославин и в Кириллов для поиска следов Малюгиных.  Меня допустили в архивы Кирилло-Белозерского монастыря на основаниии удостоверения члена Союза писателей РФ. В одной из папок архива вижу снимок мастера настройки гармоники, внизу подпись — Малюгин.
     Косвенно в местном архиве получил адреса жителей из коммунальных книг  Кириллова, в которой обнаружил след Малюгиных. Посетил жителей, которыё мне рассказали, что являются очень дальними родственниками Малюгиных. Показали мне на одной из улиц дом, который был вывезен из Волокословино. Зашёл в этот старинный полуразвалившийся дом с проваленными половицами. Время сыграло своё. Но  на стенке обнаружил фоторамку, в которой оказалась повреждённая фотография, на которой представлены шесть мужиков и троё из из них с гармошками. Позднее восстановил фото для истории.  
    В следующий заезд вместе с  Э. Любенко в Кириллов мы встретились по какому-то случаю с писателем Валерием Гостинщиковым. Вероятно, во время нашего посещения Кирилло-Белозерского монастыря. Однажды на ночь остались у него дома. Мать Гостинщикова, (кажется, Валентина Ивановна) была в шестидесятые годы учительницей русского языка и литературы. Она рассказала, что  в конце августа 1967 года в ДК г. Кирилова проходила учительская конференция (перед началом учебного года). На конференцию приехала  группа вологодских писателей, которые тогда совершали речную поездку, организованную Вологодским обкомом КПСС в честь 50-летия Великой Октябрьской революции и для литературных встреч с населением. На конференции выступал и Рубцов с чтением стихотворений. В фойе шла продажа авторских сборников и рубцовские сборники (тогда «Лирика» и «Звезда полей») были быстро раскуплены.
     В Кириллове тогда  в 2002 году я перефотографировал все достопримечательности монастыря, башни и крепостные стены, храмы и хозяйственные постройки, снаружи и изнутри  пространства монастыря. Многое опубликовал затем в фотовкладках к своим изданиям. 
  Валерий  организовал нам   встречу с читателями в местной библиотеке, кстати расположенной в Доме культуры. Ничего случайного не бывает. Через год-два Валерий передал мне копию письма первого исполнителя песен Рубцова Алексея Сергеевича Шилова в адрес отца Валерия Гостинщикова о вечерней встрече 17 января 1971 года в квартире Шилова, в которой участвовали Н. Рубцов, А. С. Шилов, его жена Нина и Л. Д. (Грановская). Это письмо мной опубликовано.  
    В Волокославино Косарева Вера Александровна сообщила, что планируется открытие музея гармошки и она назначена заведующей. Насколько помню Косарева окончила в Кириллове техникум культуры, то есть имела специальное образование. Организацией музея занималась Куликова Галина Сергеевна, бывший директор Волокославинского ДК и в то время избранный руководитель администрации поселкового совета Никольский Торжок.
    В.А. Косарева показала мне примерно двадцать фотографий, на которых представлены коллективные фото молодых работниц и работников  по большинству специальностей  (по цехам) производства гармоник и баянов.
      Качество фотографий было невысоким. Косарева попросила меня отретушировать фотографии компьютерными программами. На фотографиях 1939 года сидят весёлые и счастливые молодые работницы в возрасте от 18 до 35 лет. На следующий год (2003) я сделал эту работу в том числе фотошопом, перепечатал на фотобумагу снимки .
     Летом 2003 года во время заезда в Вологду и перед моим отъездом очередным в Тотьму-Никольское мы встретились на автовокзале в Вологде, где я передал пачку фотографий и подлинники В.А. Косаревой. Через два-три месяца уже будучи опять в Волокославино я увидел оформленный стенд с фотографиями работников гармонного промысла 30-х годов  в комнате будущего  музея.  Открытие музея гармоники состоялось в одном из помещений Волокославинского Дома культуры в 2005 году в присутствии представителей Департамента культуры Вологодской области. В этом мероприятии участвовали от МРЦ Юрий Кириенко-Малюгин и Владислав Киреенков.
       Дальнейшая судьба музея отражена  в интернете.
    О родном для Малюгиных селе я написал в те годы стихотворение — авторскую песню:
Посвящается селу Волокославино
 
Дорогой светлой и волнистой
Лечу, лечу в своё село.
Сверкает от дороги близко
Река – блестящее стекло.
 
Рыбак сидит и ждёт сторожко,
Клянёт от катера волну.
Взлетает вдалеке рыбёшка
И вновь уходит в глубину.
 
Здесь над рекой Порозовицей
Храм Благовещенья стоит,
Щебечут ангельские птицы:
То песня древняя звенит.
 
Ты слышишь: здесь гармонь гуляла
От поздней ночи до утра,
Девчонок русских завлекала
И уводила со двора.
 
Кто знает, может быть, вернётся
Наш праздник вечный у костра.  
Господь на глупость улыбнётся,
Простит заблудшихся вчера.  
 
И край наш песнями зальётся,
И как в былые времена
Мой Волок Словенский проснётся
И счастье будет пить до дна.
                   09 июня 2002 г.
     Песня зарегистрирована: – Свидетельство РАО № 19089, Москва
     По родословной Малюгиных село Волокославино Кирилловского района Вологодской области, где изготавливали гармошки до 1961 г., является духовной прародиной автора.
      Впервые песня опубликована в авторском сборнике «Белый куст сирени», М. МГО СП России, 2003.     
     В августе 2002 г. снова еду в Волокославино-Кириллов и  пишу стихотворение как память  о деде и бабушке   
 
У Кирилло-Белозерского монастыря
 
Пусть где-то очень, очень мглисто
И кто-то бродит, зло творя,
Здесь на душе светло и чисто
Под стенами монастыря.
 
Ласкает душу гладь речная,
Уходит тьма за горизонт.
И луч, сомненья проясняя,     
Уносит вдруг в заветный сон,        
 
Где дед родной, гармонь наладив,       
Берёт весёлый перебор,
И бабушка детей в наряде
Ведёт ко храму на простор.
 
 Стоят берёзы в ожиданье
Благих вестей со всех сторон…     
И я в Кирилловском молчанье
Жду колокольный русский звон.
 
        Август  2002 г.
   Впервые опубликовано в авторском сборнике «Белый куст сирени», М. МГО СП России, 2003
 
      P. S. В те 2001 — 2003 г.г. проезд до Вологды из Москвы стоил в плацкартном вагоне 300 -400 руб. Проезд в автобусах по Вологодской области, как и во всех областях России для ветеранов-пенсионеров был бесплатным по пенсионным удостоверениям. Но с 2004 года эти льготы были отменены.
    Хронологические даты, связанные с поиском Истины в творчестве Рубцова, с пропагандой творчества Рубцова активом МРЦ в период 2001 — 2005 г.г. совпали с поиском родословной Малюгиных.
 
Глава 6.
 Калейдоскоп авторских поездок, встреч и событий  с лета 2004 года  по декабрь 2005 года
 
    За период с начала организации Московского Рубцовского центра (май 2001 г.) и презентации экспозиции по творчеству Рубцова (19 сентября 2001 года) в юношеской библиотеке № 199 активность участников МРЦ развивалась непрерывно: вечера, встречи в библиотеках Москвы и Подмосковья, переписка с рубцововедами литературных объединений. В результате переписки у нас, как бы, полуслучайно образовалась группа русских поэтов в составе москвичей (членов СПР) Эрнеста Любенко, Владимира Кучеря, Юрия Кириенко и поэта Сергея Кривонос из п. Сватово Луганской области. Мы  собрались поехать по вологодским местам Рубцова.
 
 Глава 6.1   
Поездка русских поэтов— актива МРЦ по рубцовским местам Вологодчины в июне  2004 года.
 
    Мы договорились, созвонились и  списались о поездке и в начале лета 2004 года. Вчетвером встретились на Ярославском вокзале. Направились вечерним поездом из Москвы в Вологду и далее по рубцовским местам, как получится. Я, конечно, написал предварительно письма и позвонил в Тотьму и в Никольское о приезде актива от МРЦ.
      Кратко представлю участников этой неслучайной  поездки.
     Эрнест Александрович Любенко (1935 — 2008), пришёл в 1997 году на один из вечеров-концертов авторской песни в ДК «Красный Октярь», представился как автор-исполнитель, преимущественно горных и альпийских песен, как постоянный участник туристических и альпинистских восхождений на Кавказе. Позднее выяснилось, что у Эрнеста целый цикл картин на горные темы. Сразу сообщил, что он будет осваивать тексты Рубцова, поскольку мелодией владеет. При разговоре и в дальнейшем выяснилось, что Э. Любенко имеет высшее технические образование, что нас сразу сроднило по пониманию проблем,  автор ряда изобретений, имееет медаль ВДНХ за внедрение в области микронных плёнок. Эрнест активно включился в деятельности группы ЛМС «Родник». Он сам признавался, что не тем занимался, когда писал в 80-е и 90-е годы «диссидентские» и  богохульные песни.
    В течение конца 90-х — начала 2000-х годов Любенко вышел на  православное мiропонимание, непрерывно писал авторские песни, в том числе по рубцовской тематике, выпустил в 2003 году сборники «Вертикали и горизонтали», «Тонкая лоза», «Страна моя, Москва моя — ты самая...», печатался в православных альманахах. Я представил Э. Любенко в МГО Союза писателей РФ и по публикациям Эрнеста Любенко приняли в  Союз писателей. Последний предсмертный сборник (2008 г.)  Любенко  назвал «Свъте  тихiй», незадолго принял православное имя «Георгий». Был сбит автомашиной в ноябре 2008 г., возвращаясь после тусовки с альпинистами.
     Во второй приезд в Николу  осенью 2001 года Эрнест сочиняет песню:
  *    *    *
 
Нас привёл Рубцов Никола
В Вологодский этот край,
Этот нежный и суровый,
Хоть, конечно, и не рай.
 
Не нарушил бег прогресса
Деревень его покой,
Что стоят на фоне леса
По-над Сухоной рекой.
 
То ли быль, а то ли небыль
Их узорчатый наряд.
В городах, взметнувшись к небу,
Храмы дивные стоят...
 
Тут царит над всей Округой,
Входит в каждый хутОрок
Удивительно Округлый
ВолОгодский гОвОрОк.
 
А какие тут девицы!
Так и блещут красотой.
Прямо впору бы жениться,
Если был бы холостой.
 
С сожаленьем покидаем
Этот чудный русский край.
До свиданья, ширь лесная,
Лихом нас не поминай!
                 12-16. 10. 2001 г. с. Никольское, Тотьма  
 
     В мае 2002 года в комнате мемориального музея Рубцова в Никольском мы с Эрнестом читали записи посетителей. Тогда за 2001 год было примерно двадцать посещений и записей, что свидетельствовало о слабой пропаганде творчества Рубцова даже в Вологодской области. Обратили внимание, что в книге было 12-строфное стихотворение о русских поэтах одного московского барда, которое записал в книгу посетителей какой-то его московский друг. Мы отметили для себя, как можно петь песни Рубцова, не побывав на его Духовной Родине.
    И тогда Эрнест берёт авторучку и пишет полторы  строфы:   
       Снова в Николе
И вот мы снова здесь в Николе,
На этот раз в весенний день.
Опять пред нами то же поле,
Избушки дальних деревень.
 
И та же милая Светлана,
Глаза, что полных две луны,
 
    Светлана в то время исполняла обязанности зав. музеем Рубцова и по нашей просьбе выдала нам посуду для вечернего застолья. Эрнест оставливается в раздумьи и я тогда продолжаю:
 
Вручает вилки и стаканы,
И вновь мы радостью полны.
 
И Толшма — тихая река,
Для нас сегодня центр мiра.
 
И далее вдвоём заканчиваем наш опус:
 
И вот мы, трезвые пока,
Пьянеем от рубцовской лиры.
 31.05.2002 г.
   Это запись находится в книге посетителей дома-музея  Николая Рубцова в селе Никольском   Тотемского района Вологодской области.
  Хочу продолжить  творчество Э. Любенко:
*    *    *
 
Явленье каждое хотелось мне осмыслить,
И каждый факт научно объяснить.
Но проще вместо многих умных мыслей
Одну — о Боге в мiре — допустить.
 
И сразу всё становится на место,
Отпал вопрос, который с детства грыз.
И чудеса становятся уместны
И даже жизнь приобретает смысл.
 
Ответ один.
                       И нет былых сомнений.
Лишь не забыть, пока стихи строчил,
Что даже самый гениальный гений
Свой дар творить
                               от Бога получил.
…............... 
      Сергей Иванович Кривонос,
 член Национального и Регионального союзов писателей Украины, Международного сообщества писательских союзов, автор поэтических сборников "Живые голоса", "Цветенье вишен", "Пусть любовь оживет", "Возвращаются наши апрели", "Родниковая сила любви", "Не добавляйте боли матерям","Я принес тебе небо", "Спасибо, мир, за поле и цветы", "Белое облако счастья" и др.
     Победитель и призер конкурсов и фестивалей "Звезда полей" (г. Москва), "Славянские традиции", "Души прекрасные порывы", "Русский stil", 4-го и 6-го Международных Грушинских Интернет-конкурсов и др.
     Лауреат Международной литературной премии им. Сергея Есенина (Союз писателей России), литературной премии им. Николая Ушакова (Национальный союз писателей Украины). Журналист (г. Сватово, Луганская обл., Украина). Данные на 2012 год (из интернета)
      Приведу два стихотворения С. И. Кривонос:
        На базаре время продают...
 
На базаре время продают,
Очередь — сто метров, даже больше,
Ведь хотя бы парочку минут
Людям хочется пожить подольше.
 
Сзади раздаются голоса
Тех, кого взяла за горло старость:
— В руки максимально —  три часа,
Чтобы всем желающим досталось.
 
Площадь громких выкриков полна,
Время стало самой главной целью.
Есть теперь солидная цена
У того, что, в общем-то, бесценно.
 
И правы, выходит, мудрецы:
Время — деньги. Что не так, скажите?
Никакой на свете дефицит
Не сравнится с жизни дефицитом.
 
А толпа шумит, толпа кипит,
Становясь все больше бесноватой.
— Время юности нельзя купить?
— Можно, но с увесистой доплатой.
 
— Ну, а детство? Цену назови…
— Станет кошелек опустошенным.
— А почем, — кричат, — пора любви?
— Точно, что не купишь по дешёвке.
 
Прибывает на базар народ.
Время продают! Пока без драки…
Я и сам купить его не прочь,
Нет на это времени, однако.
 
И второе стихотворение.     Не пойти ли в иуды, Пилат?..
 
— Не пойти ли в иуды, Пилат?
— Ни к чему это. Будет беда.
Пусть хоть сотни в иуды хотят,
А Христос — он один навсегда.
 
Лучше буду я в кресле скучать,
Побеждать неуступчивый страх...
— Тридцать сребреников получать,
Не пилатовский, видно, размах?
 
Всюду войны. И кости хрустят.
Поразмысли, суть дела проста:
Чтоб прославиться, нужен пустяк —
В нужный час указать на Христа.
 
   На портале стихи.ру, Читатель, найдёте стихотворения С. Кривонос — Все образцы гражданской, любовной и пейзажной лирики!!!
…............................................
Кучерь   Владимир Иванович
 Член Союза писателей РФ, москвич, поэт, драматург. Автор книг: «Рабочая гордость» (стихи и поэма), «Осторожно цветы» (стихи и поэмы), «Дочь Дантеса» (драмы), «Разглядите себя» (стихи и поэмы), «И всё же мир устроен хорошо» (стихи и поэмы), «От первого лица» (стихи, поэмы, пьесы), «Цвета побежалости» (стихи, поэмы, пьесы). «Эхо времени» – корона сонетов (отдельной книгой). «Неповторимые пути» (стихи, поэмы, пьесы).
   Приведу некоторые стихотворения В. Кучерь. 
Памяти Николая Рубцова
 
Ранима, брат, душа большая...
Чернеет страшно белый свет,
Когда поэта обижают
Только за то, что он поэт.
 
Только за то, что Бог талантом
Неповторимым одарил.
За то, что ты не пел парадно,
Был верен правде вольных сил.
 
Поэт, как маленький ребёнок
Воспринимает мир большой,
Открытою и забубённой,
Незащитимою душой.
 
В неё не лезьте ради Бога!
Но лезли...стон по нервам шёл,
Тогда грешно винить эпоху.
Виновны те, кто жёг глагол.
 
И чёрный ворон также кружит,
Как он кружил во все века.
Ты переплавил в строфы душу,
Она поёт в твоих стихах.  
 
   И вот стихотворение, созданное  на родине Рубцова
 
*    *    *
 
Хотя и поменялись времена,
И всё ж не изменилось наше слово;
На родине Рубцова тишина,
Я пью до дна за родину Рубцова.
 
За разнотравье, за звезду полей,
За речку Толшму с комариным раем,
За то, чтоб век душе не постареть
И если даже тело умирает...
 
А за рекой благословенный вид!
Не потому, что вновь макушка лета;
Родной простор вовек тебя хранит
Поэзия достойного поэта.
 
...С покосом тебя сельский человек,
С поклоном к неизменной твоей теме...
Бежит река, ушёл двадцатый век,
А здесь почти остановилось время.
 
Легко перешагнув разбитый мост...
Лениво, царским золотым червонцем,
Где вдалеке виднеется погост,
За горизонт заходит солнце.
 
Ночное стрекотанье до утра,
А то вдруг дождь проявит свои звуки;
И так природа здешняя светла,
Что отвечать не хочется разлукой...
 
Всплывёт заря в пурпуровом венце,
Земную ширь окинет добрым взглядом;
Россия, Русь в единственном лице
И больше в жизни  ничего не надо.
…................................................................
Кириенко Юрий Иванович, см. раздел «Моя википедия» на сайте «Звезда полей»
     Первое стихотворение от 2001 года после поездки в Вологодскую область
           Душа моя хранит
 
Святая Вологда! Моя земля!
Земля моих озёр, лесов, болотин.
– Смотри! Летит по небу, веселясь,
Клин журавлей под шум великих сосен.
 
Вожак кричит: –  Я здесь в краю родном,
Я вам принёс волнующие вести,
Что наш Господь божественным крылом
Благословил крестьянские поместья!
 
На север гонят журавли снега.
Я вижу множество примет хороших:
Друзья мои выходят на луга
Под грусть и перелив простых гармошек.
 
Душа хранит! Душа моя хранит
Пьянящие июньские покосы,
Клич журавлей и перепевы птиц,
Мой белый сад и золотые плёсы!
 
Родные осенили купола
И улетели в дальние полесья.
Взошла звезда и опустила на поля
Мелодии вечерних русских песен.
                                 Май 2001 года
     Из Вологды первым утренним автобусом мы поехали в Тотьму. Остановились в городской гостинице. Мы с  Э. Любенко, на правах первооткрывателей рубцовских мест, знакомили С. Кривонос и В. Кучерь с тотемскими церквями и музеями, памятником Н. М. Рубцову на набережной реки Сухона, школой № 1, комплексом Спасо-Суморина монастыря, в зданиях которого размещался тогда ещё лесной техникум. Мы выступили в тотемской библиотеке им. Н.М. Рубцова (зав. библиотекой Нина Николаевна Никулинская). Рассказали о работе Московского Рубцовского центра, о ежегодных Всероссийских  конкурсах «Звезда полей». Читали авторские стихи и пели песни на стихи Н.М. Рубцова. Ответили на множество вопросов читателей библиотеки и жителей  города.
     В редакции газеты «Тотемские вести» встретились с главным редактором В. К. Дуровым. В газете была дана информация о нашей поездке.
     Через два дня поехали в с. Никольское. Гости, в лице С. Кривонос и В. Кучерь,  познакомились с экспонатами мемориального музея, с полуразрушенной Престольной Никольской церковью, с разрушенным мостом через Толшму, с крутыми и пологими спусками к реке Толшма, с луговыми просторами за рекой Толшмой в конце села. В свободное от экскурсий время мы вечерами обсуждали многие литературные темы, уровень поэзии и критики, публикуемых в литературных журналах и газетах.  
     P. S.  Прочитав Всё Это,   какой-нибудь введённый однажды в общий список секретарь Союза писателей  кинется публиковать выборочно поэзию Э. Любенко, В. Кучерь, С. Кривонос или Ю.Кириенко-Малюгина с одной целью, чтобы противопоставить Одного Русского Поэта  Другому. Не случайно русский литератор (член СП СССР)  Лада Одинцова подметила тактику Измора-Замалчивания-Стравливания, применяемую закулисно к Конкурентам литературными надзирателями (см. интернет, Лада Одинцова, 2013 г.).
 
 Глава 6.2.   
Туристическая поездка в Финляндию в июле 2004 года
 
    Летом 2004 года ко мне обратились знакомые с предложением частной туристической шопинговой поедки на машине в Финляндию на четверых человек. Оформлением поездки занимались эти  «шапочные» знакомые, через знакомую моего приятеля Эрнеста Любенко.  Мне было интересно.  Продолжительность поездки — полторы недели. Условия участия — моя доля затрат на бензин владельцу машины на время всей поездки и оплата проживания в стране. Сдаю свои документы на оформление. Обусловлен обмен валюты.
     Водитель пенсионного возраста (за 70 лет), активистка-жена лет 50-и, подруга жены - спутница лет  60-и. В общем кампания пенсионеров.
    Сели в Москве с утра и покатили в район Великого Новгорода. Пока ехали, часов через восемь  слышу  «стреляет» (пробит или проржавел) глушитель у машины.  Ясно, что так далеко не уедем.   Перед вьездом в город заезжаем в автомастерскую. Ремонт, покупка и замена глушителя. Приходится остановиться в гостинице. Расходы дополнительные. Но успели посмотреть на достопримечательности  Великого Новгорода: Софийский собор, Памятник тысячелетию России (1862г.), водный путь из варяг в греки, знаменитый мост через  реку Волхов, пляжи, извилины  реки, уходящие в неизвестность.
     На следующее  утро летим на машине к границе с Финляндией. Водитель-руководитель  (назовём, Виктор Петрович) показывает, что вот там на углу стоят две машины с местными «крышевателями», которые «пасут» таких как мы инотуристов. Однако, нас не останавливают, может быть, потому что машина «жигули» и не первой свежести, и нас в машине 4 человека.
    Насколько помню,  валюту получали уже по оформленной поездке по паспортам  в Москве. У меня было всего около 250 евро.
   Пересекаем границу. Смотрю невдалеке эшелоны с русским лесом ползут  в сторону лесистой Финляндии. Думаю, зачем? Ведь знаю, Финляндия страна с огромной лесной территорией и малочисленным населением.
     Виктор Петрович,  как ведущий тургруппы, звонит какому-то местному  туроператору, который курирует наш маршрут.   
   Едем по адресу, который предложен туроператором. Осматриваем двухэтажный домик. Смотрим: одна комната нормальна для проживания.  Другая представляет собой   чердак с низким потолком. Ведущий возмутился. Звонит туроператору.  Тот извиняется и предлагает другое.
     Приезжаем под сумерки.  Дом на берегу озера,  в нём две комнаты:   одна изолированная,   другая смежная и ещё рядом балкон при веранде. Моих спутников всё устраивает. Я — без претензий. Мне нравится  этот уголок.  Хоть и прохладно вечером, но ещё лето и бутылка вина с собой  на всякий случай.
   По приезде нам разрешили принять финскую сауну. Чем мы и воспользовались. Нужно сказать, что помещение уютное, чистое и с полотенцами.
    Распорядок дня был  у нас, у каждого на усмотрение. У хозяйки всего частного  комплекса -  своя местная столовая,  которую посещали временами то одни,  то друге наезжавшие туристы.  
     Рядом огромное озеро, на берегу - лодки для прогулок. Вода в озере — чистейшая, я лично просто попил её пару раз на пробу.
    На берегу перед озером размещён какой-то прудик, диаметром примерно 15 метров. В пруду водится форель, которая временами выскакивает на поверхность воды. Вокруг пруда - накатаннная дорожка. Утром приезжает  «кормилец» на тележке с мешком сыпучих смесей.   Он загребает в мешке ковшом порции какой-то смеси и бросает с размаху прямо в пруд. Сделав круг и набросав раза четыре порции кормов,  возница уезжает.
    В домике хозяйки комплекса  сообщают, что можно на удочку поймать одну рыбину за 5 евро  на выданную удочку. Однако,   есть условия: ловится рыбка только один раз. И кому как повезёт, какая попадётся: длиной 15 см или 60 см. Другой вариант возможен, если только опять  заплатить 5 евро для нового штучного заброса удочки.  На берегу стоят два мангала и припасены поленья. Рыбину можно зажарить тут же на мангале. Вот такой сервис.  Я за три  дня только раз видел, как какая-то кампания жарила там пойманную рыбу.   
    В снимаемых нами помещениях были два телевизора. По вечерам  показывают пять программ и все на финском. Причём две информационные программы и три развлекательные. Ведущая или ведущий приглашают в студию какую группу семейную, как правило,  объявляют условия игры и начинается соревнование участников. Даже не понимая языка, было интересно наблюдать за поведением конкурсантов. По окончании очередной  игры участники получали призы, какие-то мелкие, но все были довольны. И так мы наблюдали все три дня, пока жили в том домике.   
    Других развлеченией для нас  не было. Играли мы иногда в карты, на другое фантазий не хватало. Активистка-жена Виктора Петровича интересовалась ценами в местных магазинах. Я иногда гулял по местности,  тропинки в лесной массив заканчивались табличкой с надписью на русском «Проход запрещён. Частный сектор».
    Далее по нашей программе мы поехали по стране. В Хельсинки осмотрели Успе́нский собо́р  или Собо́р Успе́ния Пресвято́й Богоро́дицы — кафедральный собор Финляндской православной церкви, а также одной из трёх её епархий — Хельсинкской митрополии; был построен по проекту русского архитектора А. М. Горностаева в русском стиле в 1868 году. Освящён в честь Успения Пресвятой Богородицы. Общая высота сооружения — 51 метр. Нужно сказать, что фины уважают Россию, которая передала им независимость в 1918 году и исторически защитила финский народ от шведской экспанции в средние и другие века (см. интернет).  Это мнение от лета 2004 года.
     Проехали мы  Лахти, известный тогда олимпийский центр, в центре города — 3-х и 4-х-этажные дома. Никаких небоскребов, даже в 7 этажей. По дорогам знаки на финском и шведском языкам (в стране два государственных и третий английский).
    По турпрограмме нас направили в какой-то туристический центр и в гостиницу, предоставили отдельные номера. В гостинице часто оставливаются интуристы. В холле гостиницы имеется бар с напиткми и горячими блюдами.
   При  нас заехали на территорию два огромных автобуса.  Из которых вышли группы финских пенсионеров.  Как мы выяснили,  пенсионерам предоставляют бесплатно автобусы для путешествия по стране. Оплата гостиницы минимальна или её оплачичивает пенсионный фонд.  Мы узнали, что пенсия  составляет 2000 (две тясячи ) евро в месяц и имеется множество льгот.
   Вечером наблюдали интересную картину.  Группа пенсионеров после ужина размещается вокруг огромного стола (типа бильярдного).  Пенсионеры ходят вокруг. Кто-то что-то  кладет на стол во время движения.  А круг движется.  Ведущий задаёт какие-то вопросы участникам этой игры. И по результату награждает или штрафует активиста. В любой момент из круга выходит кто-нибудь из пенсионеров. При мне один направился к стойке и запросил дозу водки. К рюмке получил минибутерброд. Доза на стойке составляет 40 грамм. Приняв дозу, пенсионер возвращается в движущийся круг. Однажды один из пенсионеров, глядя на нас, заявляет двойную дозу.  То есть 80 грамм. Местные женщины отмечают:   Какой ты сильный,   Франц! Все довольны. И мы тоже. Улыбаемся.
    В общем такие вот картинки местного колорита.
    В гостинице мы провели два  дня и отправились на запад Финляндии. Там расположен  город Турку,  – самый старый город страны и первая её столица. Интересно, что название «Финляндия» изначально относилось исключительно к данной местности. Существует устойчивая теория, что финское название Турку происходит от древнего восточнославянского корня «търг-», который означал «рынок», «торг», хотя в древнем шведском языке такой корень тоже имеется. В городе множество исторических и религиозных достопримечательностей.
   В Турку имеется огромная гавань, где на берегу припарковались   яхты различных моделей и под разными флагами.  Это июль месяц — самое курортное время для Финляндии.
    В центре города в выходные дни работает ярмарка. На стойках развешено всякое текстильное добро: платья,  майки, спорткостюмы,  кофты, теннистки.    В бутиках на прилавках  постельное бельё, которое интересовало нашу семейную пару.
     В Турку я купил  только детскую теннисную ракетку. И позднее в Хельсинки шестиструнную немецкую гитару «Классика»   за 100 евро.
    Из Турку мы направились уже через всю Финляндию в Хельсинки и в Россию.
    По дороге обсуждали местную экономику. Поля все по стране засеяны и зеленели будущие корма.  Периодически встречаются домики, облицованные вагонкой и , как правило, залакированные. Домики на полтора-два этажа. Не коттеджи. У каждого дома один — два автомобиля. Около домов хозпостройки типа животноводческих.
      По  ходу поездки у нас возникали споры-разговоры.  Жена Виктора Петровича хвалила  финские товары. А мне было всё равно. Барахло меня интересовало относительно.
     Мои впечатления во время поездки выразил  в двух стихотворениеях, которые  привожу ниже.
 За западной границей
 
Коттеджи выстроились строго…
Конечно, это мир иной,
И мягко стелется дорога,
Чтоб не нарушить их покой.
 
Друзей волнуют разговоры
О красоте чужих морей…
Как надоели эти споры
Вдали от Родины моей.
 
Смотрю: молчит у серой речки
Всё та же русская сосна.
А дом без нашего крылечка…
Зачем мне эта тишина?
 
И вновь картина появилась
Жующих зеленя коров.
Как будто жизнь остановилась
У лакированных домов.
 
Лишь иногда мелькнёт похожий
На наш родной велосипед.
Не вижу я простых прохожих
И русский полевой букет.
       4 июля   2004 года   Финляндия
 
   На первый взгляд
 
Не надо мне заморской воли.
Не надо красочных озёр.
Подайте мне ржаное поле
И зарослей родной узор.
 
Ты где, любимая сторонка?
Ответа нету…А пока
Здесь распевают птички звонко,
Ныряет солнце в облака.
 
И рядом хитрая жар-птица
Вдруг выставляет новый зад.
Здесь вот такая заграница
На первый нездоровый взгляд.
 
Здесь мой товарищ веселится,
Дивясь, страдая и хмелясь…
Поскольку жизнь не вечно длится,
Гуляет он как русский князь.
     8 июля 2004 г.  Финляндия
 
     На границе опять вижу составы с лесом-кругляком, которые ползут в сторону Финляндии
     Отмечаем паспорта и пересеекаем границу.  Наш путь лежит через окраины С.Петербурга. Я предупреждаю  своих спутников,  что до Москвы я не поеду. У меня родня из Ленинграда. У ближайшего метро я прощаюсь и выхожу в город. Звоню сестре Людмиле. Она готова принять меня после этой поездки перед отъездом в Москву.
 
Глава  6. 3
Фестиваль православно-патриотической песни в Сергевом посаде в июле  2005 года
    В июле 2005 года актив ЛМС «Родник» пригласили на первый православно-патриотический фестиваль «Сердце России», просявящённого 625-летию победы на Куликовом поле.
    Мы, Эрнест Любенко, Владислав Киреенков и Юрий Кириенко, вооружившись гитарам,  приехали 16 июля 2005 года в Сергиево-Посадский район  Московской области, п. Березняки. Зарегистрировались для участия в фестивале. В фестивале участвовали коллективы авторской песни и лично авторы. Участников разместили в местной гостинице.
    На следующий день проводился фестиваль на большой сцене местного Дворца культуры. В центре зале разметилось жюри фестиваля. Вначале выступали коллективы.
    Мы в составе группы представили авторскую песню Ю. Кириенко «Суворовский марш».
    Затем индивидуально выступали авторы песен. Жюри подвело итоги. И через два часа объявили резулитаты.
   На фирменном бланке «ПРАВОСЛАВНО-ПАТРИОТИЧЕСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ «СЕРДЦЕ  РОССИИ» получен «ДИПЛОМ лауреат православно-патриотического фестиваля «Сердце России», посвящённого 625-летию победы на Куликовском поле
Ансамбль  «Родник»
    Руководитель Юрий Кириенко
      номинация «ансамбль»
17 июля 2005 г.
Члены жюри  Л.Мелихова
В. Давыдов
М. Чуев
В. Капорин
А. Галицкий
ниже  печать  Фестиваля
Эрнест Любенко получил Диплом лауреата  как автор текста песни
Владислав Киреенков получил Диплом лауреата как автор музыка за исполнение песни на стихи Рубцова «Давай, земля, немножко отдохнём...»
Юрий Иванович Кириенко получил Диплом  лауреата как «автор музыки» за исполнение авторской песни «Скажи Мечте». Ниже привожу текст песни
 
          Скажи Мечте!
 
Среди мирской ненужной суеты,
Блуждая в дебрях Мирозданья,
Я встретил вдруг волшебные черты.
Кто Вас прислал, Небесное Созданье?
 
Когда взрывались в нашей стороне
Любовь, надежды, даже зданья,
Когда тонула истина в вине,
Явилось вдруг Небесное Созданье!
 
Мечтаю я, чтоб Свет развеял тьму.
Господь прислал крупицы Знанья.
За что Благая Весть и почему
Явилось вдруг Небесное Созданье?
 
В душе моей таился добрый стих.
Слова томились в ожиданьи.
И пусть один остался в жизни миг:
Я Вас люблю, Небесное Созданье!
 
 
                   Песня отмечена Дипломом на Первом
                    фестивале православно-патриотической
                    песни в Сергиевом Посаде в 2005 году
                    в честь 625- летия  Куликовской битвы.
 
Глава  6. 4
Калейдоскоп встреч и событий  в течение 2005 года
 
     В предверии 2006-го очередного рубцовского года (70-летие со дня рождения Поэта и 35-летие со дня гибели) наблюдалась необычная литературная и вокруг деятельность организаций и всех так или иначе причастных к пропаганде жизни и творчества Н. М. Рубцова.  Привожу перечень фактов.
1. В январе 2005 года в Москву приехали внуки Рубцова Алина и Коля Рубцов. Они посетили экспозиции первого Московского Рубцовского центра (в юношеской библиотеке № 199 ЦБС СЗАО г. Москвы) и затем второго Рубцовского центра (в библиотеке № 95 ЦБС ЮЗАО г. Москвы).
2. С начала 2005 года проводились практически ежемесячные литературные мероприятия в МРЦ по тематике Рубцова, Есенина и др. знаковых русских поэтов.
3. 16 мая 2005 г. в большом зале  Дворца культуры «Красный Октябрь» Тушинского района г. Москвы состоялся 1-ый Московский фестиваль песен на стихи русского народного поэта  «Рубцовская весна». Фестиваль организован первым Московским Рубцовским центром.
4. Весной 2005 года в Волокославинской школе организован школьный литературный кабинет им. Н. М. Рубцова.
5. В Вологде автором книги «Наедине с Рубцовым» Н. А. Старичковой в квартире, где бывал Поэт, создан домашний музей им. Н.М. Рубцова, который систематически  стали  посещать местные школьники и  туристы.
6. 17 июля 2005 года Эрнест Любенко, Владислав Киреенков и Юрий Кириенко приняли участие в  православно-патриотическом фестивале «Сердце России», посвящённом 625-летию победы на Куликовском поле» и награждены каждый Дипломами фестиваля  в одной из номинаций и Дипломом как ансамбль «Родник».
7. «Издательство имени Н. И. Новикова», С.-Петербург в  2005 году за деньги Федерального агентва печати  выпустило книгу Эдуарда Шнейдермана «Слово и слава поэта» с подзаголовком «О Николае Рубцове и его стихах». Субъективные и предвзятые мнения автора книги были опровергнуты в критических статьях рубцововедов С.А. Сорокина (С. Петербург) и Ю.Кириенко (г. Москва).  см. интернет.  
8. В сентябре 2005 года в Вологде проведён ежегодный традиционный литературно-музыкальный фестиваль «Рубцовсая осень -2005», в котором приняли участие актив МРЦ, авторы и  коллективы Вологодской и других областей России.
9.  В С.-Петербурге летом 2003 г. было объявлено о создании неформальной Ассоциацииив МРЦ,  рубцовских музеев и библиотек, в которую вошли С. Петербурская библиотека-музей им. Рубцова, мемориальный музей Н. М. Рубцова с. Никольское Тотемского района, тотемская библиотека  им. Рубцова, музей им. Рубцова в библиотеке им. А. С. Пушкина из г. Дзержинска Нижегородской области; Вологодский литературный музей, в котором представлены экспозиции по творчеству  поэта Рубцова и композитора Гаврилина. Музеи проводили в 2005 году  работу по принятым планам.
10. В связи с  игнорированием участия Рубцовских центров в Ассоциации музеев и библиотек летом 2005 года было создано неформальное  Объединение Рубцовских центров, который возглавили Московский Рубцовский центр (Ю.И.Кириенко) и С.-Петербурский Рубцовский центр (С. А. Сорокин-Вакомин). В объединение вошли также Вологодский домашний музей Н. А. Старичковой, объединение «Рубцовская горница» (г. Артём, Приморский край), школьный кабинет  им. Рубцова (Волокославино, Вологодская обл.).
11. Авторы группы ЛМС (литературно-музыкальная студия) в составе Эрнеста Любенко, Владислава Киреенкова и Юрий Кириенко в июле 2005 года приняли участие в Первом Фестивале православно-патриотической песни в Сергиевом Посаде. Поучили Дипломы Фестиваля.  
12.  Информация из интернета: «Вечером 15 октября в Санкт-Петербурге погиб 16-летний Коля Рубцов, внук гениального русского поэта Николая Михайловича Рубцова. Его жизнь оборвалась на городской окраине, возле дома N 40 по улице Коммуны, с девятого этажа которого он был сброшен».
13. Издана уникальная книга: Суров М. В.    « Рубцов.    Документы. Фотографии. Свидетельства» . Материалы уголовного дела, неизвестные фотографии, новые свидетельства. Отпечатано в ООО «ПОЛИГРАФИСТ», г. Вологда. Сдано в печать 28.09. 2005. (Формат А4 — 60х90/8).
14. В декабре 2005 года я почти случайно, для литинформации зашёл в секретариат Союза писателей РФ, Комсомольский пр. 13.  Ко мне подошла незнакомая  женщина, представилась Мариной Барышевой и сообщила, что она снимает фильм о Рубцове. В это время в соседней комнате секретариата СПР шла кинозапись интервью кого-то из писателей о Рубцове. М. Барышева сообщила, что знает о моих публикациях о Рубцове, знает телефон в МРЦ, позвонит и подъедет в наш Рубцовский центр для съёмки экспозиции и записи интервью со мной. На этом мы и расстались.
 
Глава  7
 Московские фестивали песен «Рубцовская весна»  в ДК «Красный Октябрь»     
 
    От Московского Рубцовского центра в Вологодских фестивалях «Рубцовская осень» с начала 2000-х годов  принимали активное участие Эрнест Любенко, Юрий Кириенко и Владислав Киреенков.    
   По условиям фестиваля каждый участник и коллектив мог представить на выступлении одну из песен на стихи Рубцова. Как правило, было  две площадки для выступлений. Одна - у памятника Рубцову на набережной у бывшего знаменитого ресторана «Поплавок».  Другая - на гало-концерте на открытой площадке на территории Вологодского кремля или при ненастной погоде - в одном из концертных залов Вологды.  В выступлениях участвовали от  двадцати до тридцати коллективов и отдельных авторов.
    Нам, московским авторам-исполнителям и мелодистам, разового выступления  было совсем мало. Я нашёл выход. В городской  библиотеке г. Вологды (по договорённости) и во время каждого заезда мы давали авторские концерты песен на стихи Рубцова и разъясняли народную  философию поэзии Рубцова, опровергали всякие домыслы о личной жизни Поэта, которые объяснялись сложностями  личной жизни Поэта в связи с  практически полным отсутствием постоянного местопроживания до 1967 года. То есть Рубцов вынужден был вести  полубродячую жизнь до 31 года.     
     В Москве и в условиях ежегодных творческих конкурсов «Звезда полей» появилось много бардов, исполнителей песен Рубцова из Москвы, Московской и Рязанской областей. И тогда родилась идея проведения московских песенных фестивалей.
Глава 7.1.  
Московский фестиваль  «Рубцовская весна 2005»
 
Юрий Кириенко-Малюгин. Первая «Рубцовская весна» пришла в Москву (статья в газете «Российский писатель»)
    О Родине, о России, о дружбе и любви, о нашей необыкновенной природе, о детях, о разрушенных церквях, о наших братьях и сёстрах меньших и больших можно говорить и петь каждый по-своему. Многие читатели и слушатели просто не подозревают, что есть такой русский поэт, который сказал на века о сокровенных, часто глубоко запрятанных мыслях и чувствах. Долгое время не замечали поэзию Николая Михайловича Рубцова (1936-1971г.г.). А если вспоминали о нём, то зачастую начинали смаковать «бытовуху», которую навешивают часто на любую неординарную личность.
    16 мая 2005 г. в большом зале  Дворца культуры «Красный Октябрь» состоялся 1-ый Момковский фестиваль песен на стихи русского народного поэта Николая Михайловича Рубцова «Рубцовская весна». Фестиваль организован первым Московским Рубцовским центром, который создан 3 мая 2001 года в Северо-Западном административном округе г. Москвы, и при активном содействии руководства Дворца культуры. Организация фестиваля не случайность. К нему долго шли концертами, конкурсами, встречами мы – те, кто считает, что Н.М. Рубцов такое же явление культуры России, как Пушкин, Тютчев, Кольцов, Фет, Блок и Есенин.
    Фестиваль открылся эпическим стихотворением Н.М.Рубцова «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…» и одной из любимых песен поэта «Прощайте скалистые горы». И одна за другой было исполнено 36 разных песен на стихи Н.Рубцова.
Открыл представление песен русского народного поэта Александр Климов, лауреат конкурса «Звезда полей-2001» нашего Рубцовского Центра в номинации «песни на стихи Рубцова». Зрители узнали из песни «Нагрянули»:
 
Не было гостей – и вдруг нагрянули.
Не было вестей – так получай!
И опять под ивами багряными
Расходился праздник невзначай.
 
    Приехали и выступили несколько исполнителей из российских городов. Сергей Дмитриев из г.Череповца Вологодской области представил «Зелёные цветы», «Звезду полей» и песню «До конца».
    Задушевно исполнял поэт из г.Таруса (Калужская область) Виктор Иванов новую песню «В полях смеркалось» и знаменитую «Песню» («Отцветёт да поспеет на болоте морошка…»). Виктор – победитель конкурса «Звезда полей-2002», член Союза писателей России.
     Специально на фестиваль приехал гость из г.Сватово (Луганская область, Украина) Сергей Кривонос, поэт, редактор газеты. Он является победителем конкурса «Звезда полей-2003» в номинации «поэзия». Сергей представил свои стихи памяти Н.М.Рубцова.
Радостное оживление вызвало в зале появление на сцене шестилетней Светы Тимашовой, которая прочитала «Козу» и «Жеребёнка» Рубцова. Этого жеребёнка Света уже видела в прошлом 2003 году на малой родине поэта, в с.Никольском Тотемского района Вологодской области. Эту картинку, надо полагать, никогда не забудет детская душа:
 
Он увидал меня и замер,
Смешной и добрый, как божок,
Я повалил его на травку,
На чистый солнечный лужок!
И долго, долго, как попало,
На животе, на голове,
С восторгом, с хохотом и ржаньем
Мы кувыркались по траве…
 
     Жизнь часто преподносит сюрпризы. Уж, казалось бы, все тексты Рубцова спеты-перепеты. И опять появляются новые песни. Владислав Киреенков представил «На ночлеге» и «Прощальное», Наталия Попова песню «Природа», Эрнест Любенко «В лесу», Надежда Артамошкина «У озера». Георгий Толстов из г.Сергиев Посад (Московская область) спел песню «На родине». Вообще, все исполнители – это народные композиторы, поскольку  каждый создаёт и представляет песню на свою оригинальную мелодию.
     Приехал на фестиваль Сергей Романов из С.-Петербурга (Рубцовский центр северной столицы). Он пел под аранжированную мелодию «Элегию», а зал подпевал. Легко и непринуждённо исполнил песни «Гость» и «Старый конь».
     Не было неинтересных песен или исполнителей. Выступили и задушевно москвичи Олег Назаренко, Валерий Вишняков, Михаил Морозов с песней «В горнице» (на музыку Н.М. Рубцова), Надежда Артамошкина (лауреат конкурса «Звезда полей – 2002») с песней «В минуты музыки», Николай Тимашов. Тепло встречали зрители поэта, члена Союза писателей России Андрея Чиркова – лауреата «конкурса «Звезда полей-2001».
     Читали стихи Рубцова студенты Московского государственного техникума экономики и права Алиса Ильина («Тихая моя родина») и Кристина Кременцова «Прощальная песня».
      Заключительные песни фестиваля «Зимняя песня» и «Привет Россия, родина моя!» исполнили Э.Любенко, Ю.Кириенко-Малюгин и Вл. Киреенков.
     Радует то, что в большом зале ДК было очень много молодёжи. Праздник песни продлился более 2-х часов. Фестиваль будет ежегодным и проводиться каждый 3-й понедельник мая месяца. И не будет такого «тяжёлого» дня, как иногда называют понедельник – начало каждой новой недели нашей жизни.
        20.05.2005 г.
     После окончания фестиваля был выпущен компакт-диск песен Рубцова, представленных на Московском фестивале.
     Содержание компакт-диска «Рубцовская весна - 2005»
1. Старая дорога (муз. и исп. Э.Любенко, с участием Ю.Кириенко)
2 . В полях сверкало…(муз. и исп. В.Иванов, Таруса, Калужская обл.)
3. Песня («Морошка», муз. и исп. В.Иванов, Таруса, Калужская обл.)
4. Дорожная элегия муз. и исп. Н.Тимашов)
5. В лесу (муз. и исп. Э.Любенко)
6. Деревенские ночи (муз. и исп. Ю.Кириенко)
7. Тихая моя родина (муз. и исп. А.Чирков)
8. Прощальная песня муз. и исп. А.Чирков)
9. На Сухоне (муз. и исп. Э.Любенко, с участием Ю.Кириенко)
10. Осенняя песня (муз. и исп. Ю.Кириенко, с участием В.Киреенкова)
11. Вологодский пейзаж (муз. и исп. Ю.Кириенко)
12. Прощальное ( муз. и исп. Владислав Киреенков)
13. На ночлеге ( муз. и исп. Владислав Киреенков)
14. Гость (сл.Рубцова и С.Романова, муз. и исп. С.Романов, С.П-бург)
15. Вечернее происшествие ( муз. и исп. Н.Панова)
16. Природа (сл.Н.Рубцова и Н.Пановой, муз. и исп. Н.Панова)
17. Журавли (муз. и исп. О.Назаренко)
18. Плыть, плыть…(муз. и исп. О.Назаренко)
19. Тайна ( муз. и исп. В.Вишняков)
20. Зимняя песня (муз. и исп. В.Вишняков)
21. Оттепель (муз и исп. Г.Толстов, Сергиев Посад)
22. Ночь на родине (муз. и исп. Г.Толстов, Сергиев Посад)
23. По дрова (муз. и исп. Э.Любенко)
24. В старом парке (муз. и исп. А.Климов)
25. Над вечным покоем ( муз. и исп. А.Климов)
26. В минуты музыки (муз. и исп. Н.Панова)
27. Где весёлые девушки наши? (Ю.Кириенко, Вл. Киреенков)
        © Редактор-составитель и компьютерная подготовка CD-диска
             Юрий Кириенко-Малюгин (ЛМС «Родник»)
         Права авторов защищены Москва август - сентябрь 2005
 
Глава 7.2.  
Московский фестиваль  «Рубцовская весна 2006»
 
    В газете «Октябрьское поле» Тушинского района г. Москвы Советом МРЦ было дано объявление о проведениии Фестиваля — 2006.
      ФЕСТИВАЛЬ «РУБЦОВСКАЯ ВЕСНА»
      Московский Рубцовский Центр и ДК «Красный Октябрь» приглашают авторов-исполнителей на Второй фестиваль песен «Рубцовская весна», который проводит московский Рубцовский Центр и ЛМС «Родник». Фестиваль состоится 15 мая 2006 г. в 18 час. во Дворце Культуры «Красный Октябрь» (Москва, Вишнёвая 7, м. Тушинская, выход - 1-ый вагон, к ул. Свободы и Вишнёвая)
Условия участия в фестивале:
Исполнитель (или коллектив) присылает заявку на участие, которая должна содержать сведения: фамилия, имя, отчество участника, название представляемых песен на стихи Рубцова, авторство музыки, адрес и тел., по желанию профессию).
Подача заявки до 25 апреля (по почтовому штемпелю).
Оплата проезда и проживания за свой счёт (недорогие гостиницы-общежития имеются в районе).
Порядок выступлений определяют организаторы. Регистрация заявленных участников 15.05.2006 г. в ДК с 16.30 до 17.30.
На выступлении участник представляет не более 2-х песен.
Общая продолжительность выступлений 2,5 – 3 часа.
Отбор песен для планируемой последующей записи проводят организаторы.
 
    Рубцовский Центр знакомит участников фестиваля (по желанию) с экспозицией первого Московского Рубцовского Центра, размещённой в юношеской библиотеке № 199, по адресу ул. Героев Панфиловцев, д.12, кор.1, (м.Планерная, 1-й вагон, к памятнику Героям Панфиловцам), в день фестиваля в 13 час. и на следующий день в 12 час.
Заявки на участие в фестивале «Рубцовская весна» присылать на почтовый адрес ДК «Красный Октябрь (Москва, 123362, ул. Вишнёвая, 7).
Конт. тел. (095) 491-58-29, 497-02-07, 952-17-98
 
Председатель Совета Рубцовского Центра    Ю.И.Кириенко
Художественный руководитель  ДК «Красный Октябрь»    А.В.Васильев
     Пригласительные билеты распространялись по библиотекам ЦБС № 1 СЗАО г. Москвы, в Центральном доме литераторов, на МГО Союза писателей (Б. Никитская, 54) и в  секреатриате Союза писателей РФ (Комсомольский пр., 13)
     Фестиваль был проведён 15 мая 2006 года в большом зале ДК «Красный Октябрь».
   После окончания фестиваля был выпущен компакт-диск песен Рубцова, представленных участниками фестиваля.
     Содержание компакт-диска «Рубцовская весна - 2006»
1. Подорожники (муз. и исп. Е. Фокин)
2. Журавли (муз. и исп. Ю. Кириенко, аранжировка М. Вишняков)
3. Левитан (муз. И исп. В. Строгова, г. Рязань)
4. «Морошка» («Отцветёт да поспеет...), муз. и исп. Э. Любенко
5. В океане (муз. О. Назаренко, исп. О.Скрипалёв и О. Назаренко)
6. Нагрянули (муз. и исп. О. Назаренко с участием Е. Назаренко)
7. Деревенские ночи (муз. и исп. Г. Федотова, с. Константиново)
8. Плыть. Плыть...(муз. Ииисп. Е. Ефремов)
9. Весна на берегу Бии (муз. и исп. О. Назаренко и О. Скрипалёв)
10. По вечерам (муз. О. Назаренко, исп. О. Скрипалёв)
11. Старый конь (муз. и исп. В. Строгова)
12. Звезда полей (муз. О. Назаренко, исп. Е. Назаренко)
13. Элегия (муз. и исп. С. Романов, С. Петербург)
14. Жёлтый цвет (муз. и исп. Ю. Кириеенко, аранжировка М. Вишняков)
15. У размытой дороги (муз. и исп. А. Климов)
16. Бессонница (муз. и исп. А. Климов)
17. Ферапонтово (муз. и исп. Е. Фокин)
18. Тихая моя Родина (муз. и исп. С. Бурчихина, с. Константиново)
19. Синенький платочек (муз. и исп. Ю.Кириенко)
20. До конца (муз. и исп. Ю. Кириенко)
21. Журавли (муз. и исп. Э. Любенко)
22. Выпал снег...( муз. и исп. Э. Любенко)
23. Давай, земля, немножко отдохнём...(муз. и исп. В. Киреенков)
24. Звезда полей (муз. и исп. Ю. Кириенко  с участием В. Киреенкова)
25. Зимняя песня (муз. и исп. Ю. Кириенко с участием Э. Любенко)
        © Редактор-составитель и компьютерная подготовка CD-диска
             Юрий Кириенко-Малюгин (ЛМС «Родник»)
             Дизайн обложка  Вера Васькова  и Ю. Кириенко-Малюгин  
         Права авторов защищены Москва     июль август 2006
….......................
P. S. 1.  Начиная с января 2007 года руководство ДК «Красный Октябрь» установило аренду за использование большого зала ДК. Актив Совета МРЦ вынужден был отказаться от проведения фестивалей в ДК.
P. S. 2. Констатирую, что никакой информационной поддержки  активу МРЦ и Творческому центру  Н.М. Рубцова (ТЦР) ,  начиная с 2001 года, не было ни стороны Вологодского землячества  г. Москвы, ни со стороны  секретариата Союза писателей России. И это в условиях, что в составе МРЦ и ТЦР входили, в основном, члены Союза писателей РФ.
 
Глава 8.
Книга «Новая дорога к Рубцову». Москва. Изд. Дом «Российский писатель». Ноябрь 2005 г.    
     Авторское издание книги «Новая дорога к Рубцову»  посвящается памяти русского национального поэта   Николая Михайловича Рубцова.
 
     Николай Михайлович Рубцов (3.01.1936 г….19.01.1971 г.) – автор знаменитых песен «Букет» (Я буду долго гнать велосипед…), «Журавли», «Осенняя песня», «Тихая моя Родина», «В минуты музыки», «Зимняя песня», «Звезда полей», «Песня» («Морошка»), «Привет, Россия», «У размытой дороги» и др.
      Редактор-составитель выражает благодарность всем авторам первых двух разделов книги, стихи и проза которых приведены в настоящем издании. Представленное искреннее отражение личного понимания творчества Н.М.Рубцова позволяет дать адекватный ответ на негативные публикации о русском национальном поэте.
Особую благодарность редактор-составитель выражает русскому поэту и писателю Валентину Васильевичу Сорокину, который в интервью от 1 октября 2002 года назвал Н.М.Рубцова русским национальным поэтом.
Редактор-составитель благодарит к.ф.н. Качаеву Л.А. за участие в корректировании раздела № 3 книги.
  ISBN     5-902262-37-2
Все авторские права защищены.
 
Ю.Кириенко-Малюгин, текст раздела № 3,   составление и концепция книги,
Ю.Кириенко-Малюгин, цветные   фотографии на вкладке в книгу
 
ПРЕДИСЛОВИЕ
 
Всё облака над ней,
Всё облака…
В пыли веков мгновенны и незримы,
Идут по ней, как прежде пилигримы,
И машет им прощальная рука.
Навстречу им июльские деньки
Идут в нетленной синенькой рубашке,
По сторонам – качаются ромашки,
И зной звенит во все свои звонки…
«Старая дорога» Николай Рубцов
 
     В первых двух разделах издания представлены стихи и очерки поэтов и участников конкурсов «Звезда полей», а также мнения известных литераторов о жизни и творчестве Н.М.Рубцова. Стихи и проза написаны от Души, а не от изощрённого ума.
     За 4 года конкурсов «Звезда полей» можно отметить появление поэтов рубцовского круга, в основе творчества которых лежит любовь к Родине, к братьям и сёстрам по скоротечной жизни, к детям – наследниками Великой Державы. Той Державы, в народной среде которой всегда презирали стяжательство и наживу за счёт униженных и оскорблённых детей Родины.
Понимание этой простой Истины приходит только в настоящее время. Тревогу за судьбы Родины, поворот к православному миропониманию, к Справедливости, к спокойствию Души, не делать зла ближнему своему – увидел читатель в поэзии Н.М. Рубцова уже в атеистические и космополитические 60-е годы 20-го века. Поэт сказал на все времена:
Пусть Душа останется чиста!
 
За всё Добро расплатимся Добром!
За всю любовь расплатимся Любовью!
 
Россия, Русь! Храни себя, храни!
 
Стихи из книги.  Юрий Кириенко-Малюгин
Братьям и сёстрам России родной!
 
Здравствуй, друг молодой или старый!
Наши песни я слышу во сне.
Обними-ка подругу-гитару,
И пропой о любви и весне!
 
Видишь, солнце по-доброму светит,
И душа улетает в зенит!
Спой, приятель, мне песню о лете,
Пусть гитара по-русски звенит!
 
На опушке гуляет берёза,
В пляску кинулся клён молодой.
Спой, приятель! Пусть песня поможет
Братьям, сёстрам России родной!
 
Расскажи мне про близкую осень
В нашем древнем забытом краю,
И ложится не во время проседь
На весёлую юность мою.
 
Спой, приятель, мне «Зимнюю песню»,
От неё просветлеет душа,
И Всевышний всех нас перекрестит,
Кто идёт по Руси, не спеша.
 
Здравствуй, друг молодой или старый!
Ни кого, ни о чём не проси!
Обними-ка подругу-гитару,
И пойдём петь во славу Руси!
17 – 31 марта 2005 г.
                        Содержание
Предисловие (Юрий Кириенко-Малюгин
Раздел 1. Букет Николаю Рубцову
1. Кучерь Владимир – Москва (Рубцовский центр)
2. Володин Геннадий – Новоалтайск, Алтайский край
3. Кривонос Сергей – Сватово, Луганская область, Украина
4. Зотов Станислав – Жуковский , Московская область
5. Мартишина Наталья – Сергиев Посад, Московская область
6. Иванов Виктор – Таруса, Калужская область
7. Третьякова Елена – Вологда
8. Куваева Наталья – Сургут
9. Швецова Галина – Сокол, Вологодская область
10. Л.Кулешова – с.Богородское, Сергиево-Посадский район
11. Лапина Зоя – Великий Устюг
12. Цветкова Татьяна – д. Мосеево, Тотемский район
13. Скорюкова Валентина – Тотьма, Вологодская область
14. Евдокимова Вера – п. Пересвет, Московская область
15. Горелова Татьяна – Тульская область
16. Двойнишникова Валентина – Тотьма, Вологодская область
17. Пирогова Тамара – Ярославль
18. Красавина Валентина – Тотьма, Вологодская область
19. Фоминский Николай – Великий Устюг
20. Живоглядова Алёна – Тотьма, Вологодская область
21. Нехаев Роман – Москва
22. Баранова Любовь – Северодвинск, Архангельская область
23. З.Кострова – Нифантово, Шексна, Вологодская область
24. Е.Быкова – с.Сизьма, Шексна, Вологодская область
25. Г.Шувалова – Шексна, Вологодская область
26. Париев Александр – Новодвинск, Архангельская область
27. Ерехинская Алёна – Тотьма, Вологодская область
28. Кузнецова Зинаида – п. Новатор, Великоустюжский район
29. Максимов Юрий – С.-Петербург
30. Гогулина Татьяна – п. Кадуй, Вологодская область
31. Менухов Виктор – С-Петербург
32. Коржов Владимир – Барнаул, Алтайский край
33. Крючков Валерий – Барнаул, Алтайский край
34. Беспалько Александр – Чехов, Московская область
35. Шумилов Владимир – Кемерово
36. Подлузский Владимир – Сыктывкар
37. Обухов Александр – Ангарск, Иркутская область
38. Хорошилов Владимир – Дзержинск, Нижегородская область
39. Комиссаров Николай – Дзержинск, Нижегородская область
40. Кривошеин Михаил – п. Балаганск, Иркутская область
41. Коростелева Валентина – Железнодорожный, Московская обл.
42. Борисов Владимир – п. Кадуй, Вологодская область
43. Любенко Эрнест – Москва (Рубцовский Центр)
44. Кириенко-Малюгин Юрий – Москва (Рубцовский Центр)
Раздел 2. «И буду жить в своём народе…»
1. Новое о Рубцове – это незаслуженно забытое старое
2. Тамара Баландина. Мои воспоминания
3. Вера Евдокимова. Рубцовские мотивы
4. Юрий Ионов. «Звезда полей…» Взошедший незаметно,
засиявший ярко
5. Альберт Рубцов (из письма брату Николаю)
6. Екатерина Семинихина (из интервью от 3.06.2002 г.)
7. Фёдор Шестаков. Памятник Николаю Рубцову в Тотьме
8. Лариса Баранова-Гонченко. И я молюсь – О, русская земля!
9. Лариса Тимашова. Эстетика поэзии Николая Рубцова
10. Валентин Сорокин. Николай Михайлович Рубцов – русский
национальный поэт (интервью взято 1.10.2002 г.)
11. Николай Рубцов. Гоголь (неизвестное стихотворение)
Раздел 3. Новая дорога к Рубцову. Ю.Кириенко-Малюгин
1. «Россия, Русь! Храни себя, храни!» Николай Рубцов. Его высшее
образование и народная философия
2. Читайте поэзию Николая Рубцова
3. Душа моя чиста
4. «Я бегу от помрачений…»
5. «Вникаю в мудрость древних изречений…»
6. «Каждому на Руси памятник – добрый крест»
7. «Я клянусь – душа моя чиста!..»
8. Кто же научил Рубцова писать стихи?
9. «Бульварная повесть о ненависти»
10. На родине Рубцова
11. «Как будто спит былая Русь…»
12. Кукла от Николая Рубцова и не только
13. Неожиданная «подача» жизни и творчества Рубцова
14. Эволюция национального мировоззрения Николая Рубцова
15. А судьи кто?
16. «Звезда полей» и первый московский Рубцовский Центр
Николай Рубцов. Пьеса-былина о русском поэте
Список литературы (от редактора-составителя)
Редактор – Ю.Кириенко-Малюгин
Компьютерная вёрстка – Ю.Кириенко-Малюгин
Дизайн обложки – В.Васькова
Авторские фотографии Юрия Кириенко-Малюгина
Компьютерная компоновка цветных фотографий – Вера Васькова   
Издательский дом «Российский писатель», 119146, Москва, Комсомольский проспект, 13.
Подписано в печать 2 ноября 2005 г.,
Усл. Печ. л. 14. стр. 224.
 Тираж — 1000 экз.
Книга издана на средства автора. 
Чёрно-белые фотографии на 1-й странице фотовкладки книги публикуются впервые (предоставлены автору Л. А. Качаевой и М.Корякиной-Астафьевой, отретушированы автором по компьютерным программам). Далее по цветной фотовкладке авторские фото:
2-я стр. - виды в Никольском;
3-я стр. - церкви в Тотьме и валун — начало волока (?)  в Волокославино:
4 стр. - фрески в Преображенской церкви в Тотьме,
5-я стр. - памятник Н. М. Рубцову в Тотьме;
6-я стр. - Липин Бор, комната, где Рубцов диктовал сб. «Душа хранит», также дом Деда Мороза в Великом Устюге;
7-я стр. - Кирилло-Белозерский монастырь;
8-я стр. - памятник Рубцову в Череповце и Воскресенская церковь;
9-я стр. - Н. А. Старичкова в домашнем музее;
10-я стр. - у Вологодского Кремля;
11-я стр. -Участники фестиваля «Рубцовская весна 2005» и вход в МРЦ;
12-я стр. - внуки Рубцова Алина и Коля Рубцов в в МРЦ в январе 2005 года;
13-я стр. - кукла Рубцова и часть экспозиции в МРЦ;
14-я стр. - дом Рубцова и могила Рубцова в Вологде;
15.-я — памятник Рубцову в Вологде;
16-я стр. - обложки книг и кассет автора до 2006 года.  
     Экземпляры книги «Новая дорога к Рубцову» были переданы в  Книжную палату России для рассылки по адресам, представителям рубцовских организаций и библиотекам  Москвы, С. - Петербурга, Вологодской области и Приморского края. Книга находилась на реализации в период системных рубцовских и латературных мероприятий в ЦДЛ, ЦДРИ и др. центрах культуры.
 
Глава  9    
 Московский фестиваль  «Есенинская осень 2005»
 
     Начиная с осени 2002 и 2003 г.г.  ездил в составе  писателей МГО СП России на есенинские праздники в с. Константиново Рязанской области, которые проводились, как правило, в первое воскресенье октября к дате рождения С.А. Есенина. Делегации от МГО СПР тогда возглавлял известный русский поэт Валентин Васильевич Сорокин, автор содержательной книги «Крест поэта» о жизни С. А. Есенина (у меня на книге автограф от В.В. Сорокина).
        В селе действовал и действует мемориальный музей С.А. Есенина. Тогда востанавливали и восстановили Казанский храм. Рядом с музеем на огромной площадке установлена огромная сцена, а рядом портрет С. А. Есенина шириной 3 метра и высотой  на 5 метров.   Литературно-музыкальные выступления вёл тогда известный есениновед Юрий Львович Прокушев.  На этот праздник собирались авторы-исполнители песен С. А. Есенина и песенно-музыкальные коллективы со всей России, в том числе из Сибири. По рекомендации В. В. Сорокина я тогда исполнил с центральной эстрады есенинскую песню «Несказанное. Синее. Нежное» на авторскую композицию.
    В конце сентябре 2004 года в Институте мировой литературы им. А. М. Горького (ИМЛИ) началась  Международная научная конференция «Наследие Есенина и русская национальная идея: современный взгляд». На конференции выступали несколько зарубежных литературоведов. Вёли конференцию сын Юрия Прокушева и В. В. Сорокин. Ю. Л. Прокушев скончался 5 марта 2004 г. В.В. Сорокин представил меня, как члена Союза писателей России, и предоставил слово для выступления. Я выступил с докладом «Эволюция национального мировоззрения С. А. Есенина после 1917 года».  Доклад был опубликован  в издании «Наследие Есенина и русская национальная идея: современный взгляд»; Материалы Международной научной конференции, Москва – Рязань – Константиново, 2005
    Об организации и проведении первого Московского фестиваля «Есенинская осень 2005» представляю опубликованную авторскую статью:
              Юрий Кириенко-Малюгин. Фестиваль «Есенинская осень» в Москве  
     Как это не парадоксально, но не проводилось почему-то в Москве фестивалей песен на стихи русского национального поэта С.А. Есенина. Многие композиторы и исполнители представляли и представляют песни Есенина, но в авторских индивидуальных концертах, изредка в сборных.
      14 октября 2005 г., в Покров Пресвятой Богородицы, во Дворце культуры «Красный Октябрь» был заявлен первый Московский фестиваль песен «Есенинская осень» на стихи С.А.Есенина. Организаторами выступили литературно-музыкальная студия «Родник» (ЛМС «Родник»), Дворец культуры «Красный Октябрь» и первый Московский Рубцовский Центр. Информация о фестивале, о приглашении и условиях участия была представлена в Интернете и афишами в Союзе писателей России.
За несколько дней до фестиваля, 2 октября с.г. представители ЛМС «Родник» поэты Эрнест Любенко и Юрий Кириенко-Малюгин, композитор Владислав Киреенков, конечно вооружённые гитарами, приехали на 110-летний юбилей поэта в село Константиново. В непринуждённой обстановке за столиками на поляне перед административными постройками музея-заповедника представили песни «Я снова здесь в семье родной…», «Вижу сон…», «Низкий дом с голубыми ставнями…» на стихи Есенина в авторских музыкальных композициях. В результате из фондов музея-заповедника был на время изъят баян и народный артист (это без доли юмора) Александр Бронюшкин из села Константиново начал широко и привольно петь Есенина. К нему подсоединился В.Киреенков и возник музыкальный дуэт: баян – гитара. И на второй песне образовался смешанный хор москвичей и рязанцев. Дошли даже до танцев. На следующий день мы выступили в городской рязанской библиотеке им. Есенина на тематическом юбилейном вечере, а также на одном научно-исследовательском предприятии города в концерте памяти поэта. В результате поездки авторы-исполнители из Рязани выразили желание принять участие в Московском фестивале «Есенинская осень».
    И вот в день фестиваля зрители входят в большой зал Дворца культуры и видят на сцене дизайн-композицию: портрет С.А.Есенина, стенд фестиваля, вазоны с цветами и несколько микрофонов.
     Открылся фестиваль стихотворением «Несказанное, синее, нежное…» (ведущий Ю.Кириенко-Малюгин). Сменяя друг друга, выступают народные композиторы и исполнители. Большинство из них отмечены на фестивалях и конкурсах авторской песни, являются поэтами. Лауреат творческих фестивалей поэт Андрей Чирков исполнил песню «Я покинул родимый дом», Евгений Карунин – песню «Русалка», лауреат православно-патриотического фестиваля «Сердце России» Э.Любенко –песни «Выткался на озере…» и «Покраснела рябина…», дипломант открытого городского конкурса «Я вам подарю романс» из Рязани Владимир Ильченко представил песню «Никогда я не был на Босфоре», лауреат фестиваля «Песня, гитара и я» Андрей Башкарев из Рязани – песни «Осень» и «Собаке Качалова», москвич Сергей Красоткин – песню «Ну целуй меня, целуй…»
София Бурчихина из села Константиново Рязанской области – родины С.А.Есенина – покорила зрителей песнями «Узоры» и «Где ты отчий дом?»
    Олег Скрипалев, участник фольклорного ансамбля пел в сопровождении синтезатора. Преподавательница русского языка и литературы Елена Клеймёнова (Москва) прочитала стихотворение Есенина «Пушкину» и была встречена бурно студентами Московского техникума технологий и права. Поэт Владимир Кучерь рассказал о творчестве Есенина и представил песню «Пойду в скуфье смиренным иноком…»
     Лауреаты православно-патриотического фестиваля «Сердце России» Ю. Кириенко-Малюгин и В.Киреенков исполнили песни «Эх вы, сани! А кони, кони!» и «Слышишь мчатся сани…», Александр Климов, лауреат конкурса Рубцовского центра «Звезда полей» – песни «Заметался пожар голубой…» и «Пой же, пой на проклятой гитаре…»
Лауреат фестиваля на Украине Наталья Панова представила песни «Королева» и «Даль подёрнулась туманом…», лауреат конкурса «Звезда полей» Надежда Артамошкина – «Мне грустно на тебя смотреть…», Иван Акименко – песню «Запели тёсаные дроги…», лауреат фестиваля «Сердце России» Евгений Фокин – песни «Радуница» и «Колокол дремавший».
    Руководитель рязанского клуба авторской песни «Ваганты» Валентина Строгова в музыкальном дуэте с В.Киреенковым исполнили «Спит ковыль…» и «Песню» («Есть такая песня у соловушки…»). Интересно, что тексты песен на стихи Есенина у выступающих не пересеклись. И это были авторские незаимствованные мелодии и композиции на не известные, в основном, как песни тексты С.А.Есенина.
В заключение 2-часового фестиваля Ю.Кириенко-Малюгин и Вл. Киреенков музыкальным дуэтом исполнили авторскую песню «Играй гармонь» в честь народного поэта и гармониста С.А.Есенина. Припев:
Играй гармонь, играй трёхрядка!
Ты как подружка хороша!
И я спяшу с тобой вприсядку,
Играй гармонь, моя душа!
– был принят залом по ходу исполнения. Казалось бы, какая тут гармонь в Москве у молодёжи, которую пичкают эстрадчиной! Но зал в такт хлопал. Оказывается, молодёжь не забыла: откуда их предки и как можно радоваться жизни. Просыпается дремлющее чувство родной музыки и песни.
     Перед отъездом в Рязань гости с родины Есенина в непринужденной обстановке представили песни «Клен ты мой опавший…», «Отговорила роща золотая…» и др. А мы отвечали «Я снова здесь в краю родном…» И пели московско-рязанским хором.
Фестиваль объявлен традиционным и будет проводиться каждую вторую пятницу октября в Есенинский месяц. И будет перекличка с майским фестивалем «Рубцовская весна» – песни на стихи Н.М.Рубцова – второго признанного в 20-м веке русского национального поэта.
     После фестиваля мной был подготовлен и выпущен компакт-диск «Есенинская осень», ноябрь 2005 г.
    Первый Московский фестиваль песен С.А.Есенина
1. Покраснела рябина… (муз. и исп. Э.Любенко, Москва)
2 . Дорогая, сядем рядом…(муз. и исп. А.Чирков, Москва)
3. Королева (муз. и исп. Н.Панова, Москва)
4. Выткался на озере… (муз. и исп. Э.Любенко, Москва )
5. Зелёная причёска…(муз. и исп. Ю.Кириенко, с уч. Вл. Киреенкова)
6. Заметался пожар голубой…(муз. и исп. Ю.Кириенко, Москва)
7. Мне грустно на тебя смотреть(муз. и исп. Н.Артамошкина, Москва)
8. Песня о собаке муз. и исп. А.Башкарев, Рязань)
9. Осень (муз. и исп. А.Башкарев, Рязань)
10. Я покинул родимый дом… (муз. и исп. А.Чирков, Москва)
11. Задымился вечер… (муз. и исп. Э.Любенко, Москва)
12. Я снова здесь в семье родной ( муз. и исп. Вл. Киреенков, Москва)
13. Вижу сон. Дорога чёрная. (муз. и исп. Вл. Киреенков, Москва)
14. Никогда я не был на Босфоре (исп. В.Ильченко, Рязань)
15. Не жалею, не зову, не плачу… (исп. В.Ильченко, Рязань)
16. «Зелёная причёска…» и «Сыпь тальянка…» (исп. С.Бурчихина и
Г.Федотова, с. Константиново, Рязанская обл.)
17. Слышишь – мчатся сани… (муз. и исп. Ю.Кириенко, Москва)
18. Эх вы, сани! А кони, кони! (муз. и исп. Ю.Кириенко, Москва)
19. Спит ковыль. Равнина дорогая… ( муз. и исп. В.Строгова, Рязань)
20. Узоры (муз и исп. С.Бурчихина, с.Константиново, Рязанская обл.)
21. Где ты отчий дом?... (муз. и исп. С.Бурчихина, с.Константиново)
22. Колокол (муз. и исп. Е.Фокин, Москва)
23. Радуница (муз. и исп.Е.Фокин, Москва)
24. Низкий дом …( муз. и исп. Ю.Кириенко с участием Вл.Киреенкова)
25. Запели тёсаные дроги. (муз. и исп. Ю.Кириенко, уч. Вл.Киреенков)
        © Редактор-составитель и компьютерная подготовка CD-диска
Юрий Кириенко-Малюгин (ЛМС «Родник»)
Права авторов защищены Москва октябрь - ноябрь 2005
 
Глава 10     
 Первая Московская конференция «Рубцовские чтения -2006.  Первый альманах «Звезда полей» 2006 под ISBN Книжной палаты РФ.
 
    В сентябре 2005 года Московский Рубцовский центр объявил о проведениии очередного поэтического конкурса «Звезда полей» и о проведении в январе 2006  года научно-практической конференции «Рубцовские чтения — Москва 2006» (первой тематической рубцовской  конференции в Москве). Информация разослана в рубцовские организации (музеи, библиотеки, цепнтры) РФ, а также даны объявления в Союз писателей, в Центральный дом литераторов.  
    24 января   2006 года  наш МРЦ посетили директор Тотемского краеведческого музея  Ю.П. Ерыкалова и зав. музеем Рубцова в с. Никольском Г.С.  Мартюкова. Мы с З. Н. Ореховой рассказали о нашей работе, показали экспозицию, сфотографировались на память, пригласили на нашу конференцию. В связи с намечавшейся Рубцовской конференцией в Тотьме в феврале 2006 года я передал свой напечатанный доклад Ю.П. Ерыкаловой для организаторов и ведущему для включения в  план конференции. Сообщил о подготовленном докладе  В.К. Киреенкова о музыкальности поэзии Рубцова.  
   Научно-практическая литературная конференция «Рубцовские чтения – Москва 2006», посвящённая 70-летию со дня рождения Н.М.Рубцова, состоялась 27 января 2006 года в Рубцовском Центре, в читальном зале юношеской библиотеки № 199 (Москва, ул. Героев Панфиловцев, д. 12, кор.1, м. Планерная).
    Со вступительным словом выступил  Ю.Кириенко-Малюгин. Осмотр музейной экспозиции  Московского Рубцовского Центра провела зав. библиотекой З.Н.Орехова.
На конференции были представления доклады:
Орехова З.Н. (Москва), зав. юношеской библиотекой № 199. «О творческом проекте «Привет Россия – родина моя!»
Сорокин С.А. (Вакомин), С.-Петербург, лауреат Всероссийской литературной премии «Звезда полей» имени Николая Рубцова. «Николай Рубцов: признание и память».
Кучерь В.И. (Москва), член СП России. «Спасибо скромный русский огонёк»
Ламихина Л.А. (г.Артём, Приморский край), учитель высшей категории «Тема Родины у Рубцова».
Зятюгина И.Н. (с.Волокославинское, Кирилловский район, Вологодская обл.), учитель школы им. Преображенского. «О создании и работе литературного кабинета Рубцова в Волокославинской школе».
Никулинская Н.Н. (Тотьма), зав. библиотекой им. Н.Рубцова. «И вновь в тиши библиотеки звучат рубцовские стихи».
Тимашова Л.В. (Москва), к.ф.н., доцент МОГПУ им. Шолохова. «Рубцововедение на современном этапе».
Рожина Р.А. (Вологда), ст. научный сотрудник музея Варлама Шаламова. «Дорога на русский огонёк Рубцова».
Кривонос С.И. (Украина, г. Сватово), член МСПС, редактор газеты «Новости Сватовщины». «Тема Родины и природы в поэзии Рубцова и Есенина».
Голощапова З.И. (г. Железнодорожный, Московская обл.), заслуженный работник культуры РФ, член СП России. «О создании первой «Рубцовской гостиной» в Подмосковье».
Вл. Киреенков (Москва), композитор, лауреат музыкальных фестивалей. «О музыкальности поэзии Рубцова».
Обухов А.И. (Иркутская обл.), член СП России. «О духовном потенциале лирики Николая Рубцова».
Э.Любенко (Москва), член СП России. «Сакральный смысл русского языка».
Науменко-Порохина А.В. (Москва), доктор филологических наук, профессор. «Рубцов и пост-модернисты».
Кириенко Ю.И. (Москва), канд. техн. наук, член СП России. «Николай Рубцов и связь времён».
 
    Итоги конференции (под редакцией организаторов) были запланированы опубликовать в юбилейном альманахе первого Московского Рубцовского центра «Звезда полей – 2006».
Информация 1:
 Доклады С. Сорокина (С.-Петербург), Н. Никулинской (Тотьма), Л. Ламихиной (г.Артём, Приморский край), А. Обухова (Иркутская область) были представлены на конференции ведущим в отсутствии авторов по объективным причинам. Все другие доклады были представлены авторами.
Информация 2:
Конференцию «Рубцовские чтения – Москва 2007» планируется провести в январе 2007 года. Заявки на участие присылать в Московский Рубцовский центр до 15 декабря 2006 г. по адресу: Москва, 125480, ул. Героев Панфиловцев, д. 12, кор. 1, юношеская библиотека № 199.
 
    Доклад «Николай Рубцов и связь времён»,  сделанный на  Московской конференции и переданный в Тотьму смотрите в следующей главе повести и на сайте «Звезда полей»
…...
P.S. Раздел 2 «Что делаем и будем делать по теме: «Рубцов и связь времён»? » статьи-доклада Ю.Кириенко-Малюгина передан в Москве 24 января 2006 года представителям Тотемского музейного объединения и был также  выслан 28 января 2006 г. в Тотьму на конференцию «Рубцовские чтения», запланированную на 8-10 февраля 2006 г.
    Привожу фрагменты некоторых докладов на Московской конференции
 Алла Науменко-Порохина «Рубцов и пост-модернисты»
 
    Творчество Н.М. Рубцова, продолжателя классических традиций русского лирического стиха, остаётся и по сегодняшний день для многих последователей действительно образцовым как в содержательном плане, так и в формальном. Точность и глубина высказывания, яркая, но не эпатажная образность, как правило классический ямб или хорей – всё это признаки рубцовской лирики.
     А историзм и феноменальная духовность многих поздних стихов Н.Рубцова, их открытость миру, людям позволяли критикам 60-70-х годов 20-го века прогнозировать большое будущее поэту. Однако и то, что им создано за очень короткую творческую жизнь, достойно называться классикой русского стиха. К примеру, стихотворение «Душа хранит», признанное ещё при жизни поэта образцовым, содержит феномен высокой народной духовности, вечного стремления русского народа к постижению совершенного:
 
Как будто древний этот вид
Раз навсегда запечатлён
В душе, которая хранит
Всю красоту былых времён... (1)
 
    Поэт утверждает, что не только созерцание «красоты былых времён», но и осмысление её формирует у человека тонкой натуры чувство преклонения перед первозданностью. Лирический герой в таких ситуациях, как правило, неразрывно связан с историческими судьбами его земли и народа, осознаёт себя «сыном удивительных, вольных племён». Чутко улавливая движение истории народа, поэт способен соединять в своём мироощущении чувства сиюминутные и вечные, понимать особенности взаимопроникновения времён – настоящего с прошлым и будущим «я буду скакать по следам миновавших времён». Кроме того, он ощущает себя человеком, вбирающим коллизии и противоречия эпохи в пределы своего духовного мира (2). Всё это – суть созидательного, преобразующего начала, способного дать великий толчок к настоящему обновлению жизни человека и мира, его окружающего.
     «Если тогда, в 60-ые годы, писатели добивались речи точной и нагой, то в 80-ые – это новонайденное барокко. Эпатаж, фантасмагория, гротеск, балаганная игра, поэтика абсурда в большей степени выглядят как литературный аналог рок-музыке с тяготением к шоковой терапии» (3), – очень точно высказался о постмодернистах в поэзии критик Ю. Бочаров.
Общеизвестно, что поэзия, утрачивающая корни, традиции, связи с неисчерпаемым источником устного народного творчества, обречена на вымирание.
    К сожалению, в 80-ые годы такая тенденция обозначилась в творчестве А. Парщикова, А. Ерёменко, Д. Пригова, а ещё ранее, в 70-ые – у И. Бродского. Этим явлениям способствовала так называемая демократизация 80-х годов, когда по сути, врагами всего цельного, совершенного, созидательного был «выброшен» лозунг: «всё разрешено, что не запрещено». Он был удобен «разрушителям», ибо позволял им своевольничать везде и во всём, в том числе и в поэзии. В стихах молодых восьмидесятников наблюдаем использование иронии как элемента литературной игры, рассчитанной на посвящённых, на умение проникнуть в представляющийся автору глубоким подтекст, хотя чаще всего этот подтекст обозначал лишь критическое отношение стихотворца к былым идеологическим штампам и прошлым жизненным стереотипам. Именно тогда, в самом начале «перестройки» зародились и пошли «в рост» в молодой поэзии аллюзия, недоговорённость, сюрреалистическое смещение, широкое использование цитатного, «чужого» слова (А.Ерёменко, И.Бродский, И.Жданов, Д.Пригов и др.).
     Прямым предшественником молодых эспериментаторов-разрушителей классической русской поэзии был И.Бродский, никогда не скрывавший своего неприязненного отношения к России. Его творчество неоднозначно, есть у него и вполне достойные стихи, но в большинстве своём его «творения» грешат эпатажностью, усложнённой текучестью мысли, тягучестью повествования и, конечно, «ячеством». Сам автор предстает перед читателем в ореоле едва ли не надмирной личности, непонятого и отрешённого от мира странника. Этакого утончённого эстета, пребывающего вне политики и общества, хотя мы знаем, что это только способ скрыть свои явные намерения. Но вот что не удалось скрыть И.Бродскому, так это изощрённое самолюбования и эгоцентризм. Его так называемое всемирное одиночество – всего-навсего самоизоляция, и прав Д.Урнов, утверждавший, что И.Бродский был поэтом без «естественной аудитории и той или иной языковой среды».
    “Но были и другие ценители творчества поэта, такие, как Е.Рейн, который утверждал, что «просто колоссальной заслугой» И.Бродского перед русской поэзией является «привитая им ветвь англоязычной традиции к русской классической традиции»! И это при том, что поэт находился вне русской языковой среды и литературы! ...
     Считая себя русскоязычным американским поэтом, И.Бродский, возможно, и обогатил англоязычную поэзию Америки, что же до русской… Русская поэзия столь богата собственными традициями, что вряд ли нуждается в подобных прививках.
К сожалению, случилось другое: молодые восьмидесятники «группы –11» усугубили формальный эксперимент И.Бродского и логически закончили развитие такого рода поэзии абсурдом наподобие стихов без знаков препинания, без ритма и рифмы, без приемлемой поэтической формы. Вот, к примеру, далеко не лучшие строки экспериментаторских стихов И.Бродского: «Сумев отгородиться от людей, я от себя хочу отгородиться»; «Так тоскуя о превосходстве, как Топтыгин на воеводстве, я пою вам о производстве» и т.д. Или, к примеру, образчик патриотизма на манер И.Бродского:
 
Холуй трясётся. Раб хохочет.
Палач свою секиру точит.
Тиран кромсает каплуна.
Сверкает зимняя луна.
Се - вид Отечества, гравюра.
На лежаке – Солдат и Дура.
Старуха чешет мёртвый бок,
Се – вид Отечества, лубок. (4)
 
     Помимо иронии и критического пафоса, наполняющих стихи И.Бродского, наблюдаем и «создание» новых слов, приём, не новый в поэзии. «Словотворчество» И.Бродского, правда, очень отличается от опыта его предшественников и выглядит как очередное ёрничанье, а не серьёзная работа над словом. Новообразования типа: «надцатого мартобря», «тихотворение», «скащивая облака», «я глаголаю» и др., а также умышленно неправильное словоупотребление «посредственное кофе», «металлическая жабра», «эзопова феня», «они тебе заделали свинью» и др. как нельзя ярко характеризуют не только пренебрежительное отношение к русскому языку и культуре, но явно разрушительное, уничижительное, рассчитанное на формирование низкопробного вкуса особенно у молодёжи. Не с лёгкой ли руки таких вот «новаторов» формируется сегодня негативное отношение к Отечеству у подрастающих поколений?
1.Н.Рубцов. Стихотворения. – М., 1977, с.99.
2.Чагин А. Мне слышатся истории шаги…//Лит.учёба. –1979, №3, с.137.
3.Бочаров А. Две оттепели: вера и смятение//Октябрь. 1991, №6, с.268.ил с москве   и 
4.Бродский И. Избранные стихи. – М.,1990, с.221.”
 
Эрнест Любенко.  О сакральном смысле русского языка (фрагменты статьи-доклада)
 
   ...Прежде всего, вспоминая из собственного опыта, как трудно грамотному взрослому человеку даётся изучение иностранных языков и как этому сам по себе научается несмышлёный младенец, приходишь к мысли, что не только способность к обучению, но и сам звуковой и знаковый способ коммуникации заложен в нашей (как, впрочем, и других видов живых сущкств) генетической основе, то есть дан нам СВЫШЕ. Язык, следовательно, не является изобретением человека, как и карканье — вороны или лай — собаки.
    Подтверждением этого служат работы Ивана Панина, который обнаружил, что оригинальные тексты всех канонических книг Библии пронизаны некими математическими закономерностями., которые как бы цементируют их и не позволяют не только заменить, но и переставить не то что слово, но и букву. Имеющий голову да размыслит!
       Работами специалистов Института квантовой генетики также утверждается, что глубинные знаковые структуры, составляющие основу языка, передаются по наследству, обеспечивая безпрепятственное   овладение    языком    предков,  и   что    суть человеческой речи едина во всех языках, что указывает на существование в прошлом «праязыка», которым, по мнению многих авторов, являлся «праславянский». На это указывает и то, что лишь на основе русского (славянского – прим. редактора) удалось прочесть ранее «нечитаемые» древние письменные памятники, такие, например, как Критские таблички из дворца царя Миноса или так называемый «Фестский диск».
   Более того, выявлена параллельность в строении праславянской азбуки (где каждая буква, а в словах и каждый открытый слог, имеют смысловые значения) и генетическим кодом человека.
   Отсюда можно сделать далеко идущий вывод о значении русского языка как живой ветви от праславянских корней (в отличие от усыхающих  латино-германских отростков) и наличия открытых, т.е. кончающихся на гласную, певучих слогов для понимания смысла существования человечества и задач, запрограммированных Творцом при посредстве этого генетического кода «второго порядка». Ведь в отличие от западных языков у нас до 1918 года был не алфавит, а «АЗБУКА», и наши предки, изучая грамоту, не акали и бэкали, как дебилы и бараны, а ведали глаголать добро, живя зело на Земле и, како люди мыслили о нашем покое, говоря слово твердо. Наша известная старославянская азбука (так называемая  «кириллица»), изобретённая тысячу лет назад на базе греческого, который сам восходит к единственному праязыку, специально для изложения Священного Писания, в отличие от безликих и бездушных европейских «алфавитов», как материнское молоко от младых лет наполняло душу русского человека любовью и жаждой делания Добра.
    Не отсюда  ли и наш особый, отличный от западного и восточного, как сейчас принято выражаться, менталитет, а проще так называемая «загадочная русская душа»?
    К слову, о певучести.  Наверное, не случайно именно поют, а не бормочут в наших церквях, поют птицы и даже волки, поют ангелы, славя Господа, поёт душа, когда думаешь о Высоком. Видимо, пение как смысл, положенный на гармонический колебательный ряд, является оптимальным каналом связи нашего материального мира с горнем, которые оба сотворены Словом, т.е. колебанием предвечного носителя (эфира?).
    Не потому ли так хочется петь стихи (тоже ритмическая колебательная система) истинно русских поэтов, таких как Есенин и Рубцов?
     А вот Маяковского положил на «музыку», кажется, только немец. 
     И не совсем понятно, для чего необходимо переводить Рубцова на немецкий и английский? Да и возможно ли заставить вибрировать душу европейца в унисон с нашей? Что-то всё равно до них не дойдёт ...
     В свете изложенных размышлений становится понятной и та трёхсотлетняя и всё набирающая обороты целенаправленная борьба с русским языком как носителем Высшей Истины. Начиная ещё с Петра Первого, когда из азбуки было изъято 12 гласных, в 1917 году ещё три, в 1918 году  убран  «ер» (ъ), что закрыло все конечные открытые слоги, оставив на конце согласную. И не ради экономии бумаги, как убеждали авторы реформы.  Выбросив ряд букв, а каждая из них имеет ещё и численное значение, был нарушен и строй языка, и те остатки генетического кода, который ещё сохранялся, хоть и с купюрами, в нашей азбуке.
 
     Римма Рожина.  Дорога на «Русский огонёк Рубцова» (фрагменты статьи-доклада)
 
   На это путешествие меня подвигла книга Юрия Кириенко-Малюгина «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны», где я нашла такие строки: «В ноябре 1963 г. Рубцов буквально на перекладных едет из Москвы в Николу к дочери и жене, и на пешем безлюдном пути ближе к ночи увидел спасительный свет избы, и остановился у одной старой русской женщины для ночёвки. Вспоминает Г. М. Меньшикова: «Однажды он приехал к нам в ноябре месяце. В чемодане его была кукла. Он ехал железной дорогой Вологда-Вохтога, потом рабочим поездом до Гремячего, затем двадцать километров на лошади. А потом шёл до деревни Починок пешком и грелся на печке у Марии Ивановны Богдановой. Она его отогрела, дала валенки, потом ей их высылали».
     Я сразу же обратила на эти строки внимание, и не случайно – дорога от Вологды через Вохтогу до Гремячего мне была хорошо знакома. В тех краях мои родовые корни, и я с малолетства езжу в деревню к бабушке именно этим путём. Правда, до поселка Гремячий мой маршрут не доходит, выхожу гораздо раньше, у разъезда Монза, что всего в 16 км от Вохтоги, тогда как Гремячий выстроен в районе 116-117 км, но поезда-то возят меня те же, трудности пересадок и выматывающий вагонный не уют знакомы не понаслышке, и кому как не мне судить о всех «прелестях» этого пути. Тут же представилась картина: промозглая осенняя мгла, первые настоящие морозы, пронизывающий насквозь ветер с мокрым снегом, скользкая, расплывающаяся под ногами дорога, тусклый свет фонарика (если он ещё был) и чемоданчик с куклой – это Рубцов добирается домой, к семье в Николу. Мне, сотни раз испытывавшей подобное на своём пути к бабушкиной деревне (а я до этого года навещала её, больную и слабую, ежемесячно), стало даже как-то не по себе. Кое- кто из его бывших знакомых говорит, что Гета Меньшикова и дочка Леночка - не семья Рубцова, что он просто поддерживал связь с ними, и не более. Я всегда имела на этот счёт своё мнение. И как только прокрутился в мыслях тоскливый сюжет с поэтом в дороге, убедилась окончательно: Николай Михайлович пустился в столь утомительный путь именно ради семьи, ради любимых людей, а не по какой-то прихоти или взбалмошной причуде.
     Тут же созрела идея найти эту осенне-зимнюю дорогу Рубцова, пройти по ней, почувствовать всё то, что довелось прочувствовать ему, одинокому путнику, в осеннюю непогодь. Единственное, на что я не решилась, так это дождаться именно ноября, потому что тогда погода может не позволить ночевать в лесу у костра (на другой же вариант я не рассчитывала). А ночевать придется, поскольку поход должен был продлиться не менее трёх дней. Я использовала часть сентябрьского отпуска.
     Закончились формальности приготовлений, и я в пригородном поезде «Вологда-Буй» еду в края, слышавшие голос, шаги Николая Рубцова, ставшие родиной знаменитого классического стихотворения «Русский огонек». С чем или с кем я встречусь, что найду, что запомню?”
…................................
“Через несколько минут подали «фирменный супер-экспресс» «Черные тучи», как шутливо называют местные свой разбитый и расшатанный до крайней степени леспромхозовский поездок, что соединяет лесные глубинки с цивилизацией. У новичков старые вагоны и тянущий их маневровый тепловозик всегда вызывают недоумение и недоверие – а доедет ли? Состав-инвалид, скрипя, раскачиваясь из стороны в сторону, скрежеща и грохоча своими «суставами», конечно же, доезжает куда надо, но при этом машинист соблюдает скорость движения не более 30 км в час. Есть участки, где она ограничивается всего 15 км в час, но это уже не столько из-за разношенности подвижного состава, сколько из-за ветхости железно-дорожных путей. Вот и считайте, сколько часов проведёт пассажир в дороге, если ехать ему, например, до Иды или Карицы, конечных на рукавах монзенской ветки станций (это примерно в 180-200 км от Вохтоги)”
….........
“А я смутно, но всё же помню еще паровоз с классически двигающимися «локтями» и густым облаком пара из-под «брюха». Помню, выезжает этакий чёрный красавец из-за поворота, а во лбу у него красная звезда и большущий прожектор, на фоне которого бьются и кружатся снежинки. Лучи издалека достают до нашего перрона, отражаются на рельсах, отчего те кажутся каким-то праздничным украшением на земле. Все сразу, пока падает свет луча, начинают хватать свои сумки и мешки и готовиться к посадке. Хватали и мои родители, и я, если мне что-то доверяли. А потом был тёплый-претёплый вагон, мягкая, вкусно пахнущая деревней толпа, бесхитростные разговоры знакомых и незнакомых спутников, шныряние молодёжи по всём трём вагонам в поисках развлечений, зевающие охотничьи собаки, любопытные бабки и пьяненькие старики и ещё многое другое, что всегда отличало этот провинциальный поезд от того городского. Сколько типажей можно встретить в таком месте! Рубцов, несомненно, встречал и отмечал их в памяти.”
……………
И вот мы на подходе к Игошеву. Это первая остановка на пешем пути Рубцова. Мимо протекает Толшма – неглубокая, заросшая осокой и хвощем, тихая, чистая лесная красавица. «Дорога с покрытием» резко оборвалась возле мостика через реку. Дальше в гору вела самая обычная автомобильная тропа. На высоком холме из рассеивающегося тумана показался сельский храм – настоящее «видение на холме». Несомненно, церковь была знакома Николаю Михайловичу, мимо неё он никак не мог пройти, и не только оттого, что так вела дорога, а ещё и потому, что его интересовало всё, что связано с русской стариной. Не этот ли храм в 1963 году стал вдохновителем знаменитого «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…», где Рубцов четко обозначил свою позицию гражданина:
 
И храм старины, удивительный, белоколонный,
Пропал, как виденье, меж этих померкших полей, -
Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны,
Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей»?
 
      Игошевская церковь неплохо сохранилась до наших дней, правда только внешне, внутри – полная разруха. Она впечатляет своими масштабами и продуманной архитектурой. Когда была построена, я не знаю, а вот как называлась, узнать вскоре довелось: встреченная в Починке Мария Яковлевна Дугина сказала, что церковь названа в честь Алексия – Божьего человека. Под церковным холмом бьет источник с удивительно прозрачной, возможно, целебной водой. Когда-то это место было облагорожено и строго соблюдалось местными жителями. Сама деревня была немаленькая, дома в несколько рядов. Это чувствовалось по расположению развалин и луговин, которые облюбовали гремяченские сенокосцы. Теперь от деревни остались лишь воспоминания, 2-3 распавшихся дома и погост под горой на берегу Толшмы.
…................
     Мы решили сначала немного отдохнуть где-нибудь на скамеечке, а уж потом поглядеть деревню и поговорить с местными жителями. Свернули в первый попавшийся двор, там нас и встретила словоохотливая, симпатичная старушка, представившаяся Дугиной Марией Яковлевной. Рассказали ей, кто мы и откуда, зачем и куда идём и попросили воды. Какая вода! Она сразу же, можно сказать, затащила нас в дом, напоила чаем из самовара, накормила жареной картошкой с солёными огурцами, и мы на себе убедились, как умеют привечать «зашедших на огонек» путников в этом краю. От еды мы разомлели, но о цели прихода не забыли. Начались расспросы. И оказалось, что Мария Яковлевна очень дружила с Марией Ивановной Богдановой, ради памяти которой мы здесь оказались. Она описала подругу, рассказала о её муже, хозяйстве, детях. А потом сказала, что и Николая Рубцова здесь помнят:
     - У нас его все время поминают. Хороший был, добрый. Жена у него в Николе жила, тоже женщина хорошая. У нас никто понять не может, чего он в Вологде там с этой, будто бы женой…, вроде, как она его убила... Не знаю, чего уж он там с той, если Гета вон какая была хорошая. У нас его жалеют все. Я сама-то Рубцова не видела, его уж в живых не было, когда я здесь поселилась. Это лет 20 назад было. Но знаю, Мария Ивановна всё поминала, что Коля Рубцов когда-то к ним заходил. Не знаю, ночевал ли, нет ли, но каждый раз, как мимо Починка шёл, к Михаилу Богданову заворачивал. Посидят, покурят, поговорят и он дальше пойдёт. Он пешком до Николы всё время здесь ходил.
      Как только мы услышали, что Рубцов действительно шёл, да где там - ходил этой, и только этой дорогой, то даже возликовали: «Ура! Расчёты подтвердились! Логика и интуиция не подвели, осенне-зимняя рубцовская дорога найдена!».
    Мария Яковлевна оказалась родом из Игошева, она-то и сообщила нам название церкви и рассказала о роднике. И ещё назвала причину, по которой ей, как и всем остальным жителям, пришлось уехать с родины – отсутствие света, без которого невозможно было ни хозяйство вести, в том числе и колхозное, ни просто приспособиться к современной жизни. Да и те же дороги – куда без них – оставляли желать лучшего. 
………
     Расскажу лучше, что удалось нам услышать от Нины Николаевны Богдановой, когда на другой день к вечеру мы снова приехали в Починок и более детально расспросили её обо всем:
     «Приехала я в Починок в 1965 году. Мы только с Борисом поженились, жить было ещё негде, и жили вместе с его родителями почти 4 года, пока вот этот дом не купили... У вас вот записано, что Рубцов в 1963 году ночевал у них в доме, может, так и было, но я вот помню, как однажды он при мне пришел. Это год-то, всяко, 65-й и будет. Шёл-то тоже, как вы, с Гремячева той же дорогой. А осень была, на реке уж ледок, холодно. А уж грязь! Дорог, считай, совсем не было, даже технике не пройти, чего уж о людях говорить. У нас, бывало, и деревней-то не знаешь, как пройти, колеи выше тебя. Вот в тот вечер мы все дома были, только обряжаться со скотиной начали, он и заходит. Пальтецо на нем всё в грязи, ботиночки насквозь мокрые, грязные тоже, со всего течёт, вымок. Дождь, видно, был, не помню уж. Встал у порога, пальто нараспашку, шарфик свесился. Спросил, не пустим ли заночевать, не дойти, мол, до Николы. От нас по дороге, если с обходами, не 7, а все 9 км наберётся. Конечно, свекровь пустила. Он дрожит весь. Она ему валенки с печки подала, кофту какую-то, самовар поставила. В те годы чайников-то электрических не было, всё самовары согревали. Ужинал он с нами, чай пил, ботиночки помыл и сушиться поставил. А спать на печку залез, видно, намок, так озяб сильно. Холодно уж было, темно, как и дошёл-то по лесу. Зверь и тогда ходил, и медведь, и волк, долго ли до беды. Вот был ли фонарик, не знаю, не помню. Наверное, не было, какие тогда фонарики. Кому куда надо, так с керосиновыми фонарями ходили. Утром встал, попил чаю и пошёл домой. Валенки-то оставил, не с кем их обратно было выслать. Ботиночки к утру высохли, их и надел. Пальто почистил, всё как надо справил.
…...
      На стенах центральной комнаты всё ещё висели семейные портреты. Удивительно, но даже пыли на них я не увидела, как вчера повешены. Из-под стекол смотрели на нас и сама Мария Ивановна, красивая, круглолицая, с добрыми умными глазами, и её муж, строгий, серьёзный, важный, и их сыновья, ещё подростки, очень симпатичные ребята. Но вот тех самых «желтых снимков» я не увидела. Наверное, им и не место в пустующем доме, пусть лучше лежат в альбомах у детей и внуков. А они были, несомненно, потому что на обоях в нескольких местах остались выцветшие пятнышки от рамок. На память о богдановском доме я попросила одну из обувных колодок, выбрала самую маленькую, так она мне понравилась, и унесла с собой.
….......
- До свидания, маленькая деревня на краю дороги, однажды встретившаяся на пути русского поэта. До свидания дом, пригревший его и успокоивший. До свидания, люди, и сейчас готовые придти на помощь, протянуть руку дружбы и утешить любого, кто постучится к ним в дом. До свидания, Мария Ивановна Богданова, успокоившаяся навеки добрая крестьянка, вдохновившая поэта на создание великих строчек:
«За все добро расплатимся добром,
За всю любовь расплатимся любовью!»
………………
     В глубокой темноте шли мы с Владимиром Ивановичем знакомой уже дорогой, чтобы успеть к обратному поезду. Все бы ничего, но ночь есть ночь. Сразу же откуда-то взялись торчащие из земли сучки и палки, хлёсткие еловые лапы, глубокие лужи в низинах и непонятные шорохи вдоль обочин. На нашу беду, второй фонарик вышел из строя, и большую часть пути мы пробирались чуть ли не на ощупь, подсвечивая друг другу в опасных местах. Мне лично обратный путь показался намного длиннее и хуже. К тому же я постоянно думала о диких зверях. Ну и надумала. Уже когда мы вышли в Игошево и, располагая временем, решили передохнуть у Толшмы, развести костер и попить чаю, на нас прямо с поля вышел-таки медведь. Он, видимо, пробирался к реке, хотя я не знаю, ходят ли медведи по ночам на водопой. Мишка, почуяв человека, так рыкнул, что мы оцепенели. С минуту сидели недвижно, прислушиваясь к каждому дуновению ветерка. Даже собака стихла, перестала чесаться и прижалась к ноге. Подумали, было, что хриплые звуки нам показались, но когда рык повторился еще раза три (близко, совсем близко!), соскочили с места и рванули с полегчавшими сразу рюкзаками что есть мочи, забыв про отдых и чай. За считанные минуты пролетели оставшиеся 4 км и обессиленные приземлились на гремяченский перрон…
                                                                                                                                осень 2005 г.
 
Ю.КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НИКОЛАЙ РУБЦОВ И СВЯЗЬ ВРЕМЁН (раздел 1 статьи-доклада)
     Раздел 1. Народная философия поэзии Рубцова
 
     Для того, чтобы не говорить нам на разных языках, определимся с понятиями. Следующие определения взяты из книги С.И.Ожегова. Словарь русского языка. Москва. «Русский язык». 1984 г.
Слово – единица языка, служащая для называния отдельного понятия.
Понятие – логически оформленная общая мысль о предмете.
Язык – система звуковых, словарных и грамматических средств, объективирующая работу мышления и являющаяся орудием общения, обмена мыслями и взаимного понимания людей в обществе.
Язык – совокупность средств выражения в словесном творчестве, основанных на общенародной звуковой, словарной и грамматической системе, стиль.
Язык – народ, нация. Нашествие двунадесяти языков (Об Отечественной войне 1812 года).
Душа – внутренний психический мир человека, его сознание (по Ожегову). Человек, согласно учению Святого Писания состоит из тела и души.
Нация – исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры.
Философия – наука о наиболее общих законах природы, общества, мышления.
Справедливость – беспристрастие, действия в соответствии с истиной.
     Таким образом, возникает аксиома, что русский язык – это язык русского народа, отражающий его мировоззрение и историческое существование на территории России и служащий для сохранения и развития его традиционной культуры (песни, музыка, танцы).          
     Также как любой другой язык отражает исторически и генетически сложившийся психологический склад этого народа.
     Народная философия Рубцова выражает углублённое видение поэтом того многообразного состояния общества, в котором он оказался в силу временного характера пребывания на малой и большой Родине – в России и в СССР.
     Философские взгляды Рубцова представлены в его стихотворениях.
Тема родины. Этой теме посвящены множество статей, докладов и диссертаций, основанных на исследовании стихотворений «Тихая моя родина», «Душа хранит», «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…», «Видения на холме», «Ось», «Родная деревня» и др.
     В стихотворении «Привет Россия» поэт обращается к Родине: «Как под твоей мне радостно листвою». Радостно не под неоновыми огнями города, а под листвою на селе, в деревне. И далее Рубцов открыто заявляет:
За все хоромы я не отдаю
Свой низкий дом с крапивой под оконцем.
     Это был фактически вызов творцам и проводникам идеологии, направленной на укрупнение колхозов (ликвидацию «неперспективных» русских деревень) по теории городского академика Т.Заславской. В стихотворении «Ферапонтово» Рубцов заявляет: «И казалась мне эта деревня, чем-то самым святым на земле». Сказано поэтом с вызовом, святое – село, а за ним Русь, а не какая либо социальная система: космополитический коммунизм или капитализм.
      В стихотворении «Душа хранит» Рубцов фактически возводит Русь (т.е. наш духовный мир) в космическое понятие «Великий звездочёт», т.е. Русь – великий астролог. Поэт говорит о Вечном, что неподвластно человеку. И это было в то атеистическое время, когда было заявлено и на Западе и в СССР, что человек – хозяин природы, а сам произошёл от обезьяны.
       Понимание действующих сил в исторических событиях. Это открылось поэту в ноябре 2003 года на длинной морозной дороге к своему родному селу – Никольское. В избе у русской хозяйки поэт, увидел «как много жёлтых снимков на Руси, в такой простой и бережной оправе». Сколько людей и поэтов видели эти жёлтые фотографии на стенах в русских избах и никто не смог так обобщить русское горе: «сиротский смысл семейных фотографий». Смотрите, Рубцов говорит: «Душа не позабудет»! Не память, не воспоминание, а именно душа. И так будет не раз в его стихах. То есть духовный символ дал Рубцов. Вражда – вот главная причина всех войн. И на вопрос: Будет ли война? – поэт отвечает: «Наверное, не будет». Хозяйка обращается к путнику, как сошедшему к ней Богу, просит его: «Дай Бог, Дай Бог!». И сообщает такую истину:
Ведь всем не угодишь.
А от разбоя пользы не прибудет.
      Это говорит не государственный деятель или философ, а простая русская женщина. Которая понимает, что исчезают из-за вражды с родной земли её наследники. Которая ждёт, когда же и кто поможет братьям и сёстрам своим по Руси, своему народу в той не ими забытой деревне. И которая понимает, что без народа (то есть без детей) на каждой малой Родине кончается исторически сложившееся государство.
      Понимание эгоистических мотивов поведения личности и сословных групп. В стихотворении «О Московском кремле» Рубцов оправдывает политику Ивана Грозного, который в условиях враждебного окружения обеспечил в 16 веке единство России в ходе борьбы с местечковостью бояр, которые не хотели видеть далее своих привилегий. Рубцов понимает душевную боль Царя, которому нет радости от смертельного конфликта с неразумными боярами:
Страшнее тучи грозный Иоанн
Под ледяными взглядами боярства
Здесь исцелял невзгоды государства,
Скрывая боль своих душевных ран.
       Взаимосвязь Души и Слова. В какой-то момент Рубцов ощутил, что поэтическая запись его размышлений не зависит от его желания. Что стихи-песни возникают в Духовном пространстве, которое не имеет вертикальных и горизонтальных границ. И поэт не бравирует, когда сообщает:
И пенья нет. Но ясно слышу я
Незримых певчих пенье хоровое.
     Рубцов даже не входил специально в духовный поэтический поток. Имея огромный словарный запас русского языка, Рубцову оставалась только успевать записывать тексты, что приходили сверху, от Высшей силы. Поэтому поэт говорил: «Поэзия не от нас зависит, а мы зависим от неё». Знал Рубцов, что он несёт христианское Слово, когда писал: «Словно бог я хожу по земле». Николай Рубцов и православие. Собственно эта тема представлена в авторской книге «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (2002 г.). Когда поэт спрашивал в стихотворении «Гость» «Неужели Бога нет?», – этот вопрос адресовался читателю. В только что опубликованном неизвестном ранее стихотворении «Гоголь», в котором Рубцов переживает ситуацию с сожжением Гоголем второго тома «Мёртвых душ», поэт говорит:
Ах, если б мама… Или Пушкин близко.
Но никого. Один лишь в небе бог.
……………………………………….
Ему осталось уповать на бога.
Зачем слуга? Вот разве труп стеречь.
Он знает: жить ему совсем немного,
И он спешит скорее душу сжечь.
     Это стихотворение Рубцова не могло быть допущено к публикации ни одним редактором в те атеистические 60-годы 20-го века. Но содержание ясно показывает мировоззрение поэта. Стихотворение «Гоголь» опубликовано в книге автора «Новая дорога к Рубцову».
В стихотворении «Прощальная песня» Рубцов пишет:
Слышишь, ветер шумит по сараю,
Слышишь, дочка смеется во сне.
Может, ангелы с нею играют,
И под небо уносятся с ней.
      У Рубцова не пассивное упоминание об ангелах, а об их общении с дочерью. Причём Рубцов вынужден был выражать своё мировоззрение опосредствованно, через персонажи. В данном случае – через сон дочери, выше в тексте – через веру Гоголя в Бога: «Ему осталось уповать на бога».
     Могли бы такие стихи написать оторванные от русской деревни, от песен, от хороводов, от гармошки «шестидесятники»? Конечно, нет. Для этого надо было им перевернуть своё мировоззрение, отношение к крестьянину, как Хранителю русской земли, который кормит город и охраняет Державу.
      Свет и радость бытия в поэзии Рубцова. Особенно ярко это проявляется в стихотворении «Утро», безусловно связанном с родным поэту селом Никольским.
Воспрянув духом, выбегу на холм,
И всё увижу в самом лучшем свете.
      Мы видим Свет в стихах Рубцова: «Прекрасно пробуждение земли…», «Чудный месяц плывёт над рекою…», «Как под твоей мне радостно листвою…»
     Рубцов не отделим от народного юмора: «Вкусны бараньи косточки, солёные груздочки…», «Стукнул по карману – не звенит…», «Там вертелась как глобус голова контролёрши…», «Я весь в мазуте, весь в тавоте…».
      В поэзии Рубцова видна неразрывная связь именно с Есениным, таким же народным поэтом. Образность строфы, эмоциональность («В минуты музыки»), задушевность (например, журавли – летящие души предков и ушедших преждевременно), народность философии – основные черты поэзии Рубцова. У Тютчева Рубцов взял отточенность мысли, подачи темы, ритма и рифмы. Глубины народности поэзии Рубцова не смог понять Кожинов в силу своего академического подхода к литературе. Критику близки были Передреев, Соколов, Примеров – поэты-патриоты, но оторвавшиеся от деревни (что признавал Передреев).       
    А у Рубцова друзья поэты на вологодской земле: Чухин, Фокина, Чулков, Коротаев. Поэты, для которых была неразрывна и связь с гармошкой.
     Музыка от гармони: народные пляски (это видел в Николе Рубцов), песни- страдания, заводные частушки. Гуляло каждое село и ближайшие деревни. А как пророчески увидел Рубцов беса, который влетел и вдруг схватил гармонь. И поэт готов к драке: «Я говорю ему: Не тронь! Не тронь гармошку, говорю!»
      У Рубцова выдержан ритмический строй. Иначе не получились бы песни. Мелодии у разных авторов совпадают, так как это заложено в стихах Рубцова.
     Поэт, не имея высшего образования, писал национальные стихи. Это говорит о том, что в народе есть несметные таланты. Они проявляются часто в экстремальных ситуациях. Отечественная война 1941-45 г.г. выдвинула на первые роли не маршалов гражданской войны, а молодых генералов Жукова, Василевского, Толбухина и др., которые переиграли высокообразованных генералов высокотехнологичной Германии. Не зря же, понимая жертвенность и гениальность русского народа, канцлер Бисмарк предупреждал будущих лидеров Германии не нападать на Россию.
     Неосознанно русский человек чувствует свою стихию и генетику, Добро, Любовь, Справедливость – это закладывается в детстве и юности в школе. Там не любили и не полюбят ябед, предательство. Об этом сказал А. Мартюков, товарищ Рубцова по детдому.
Рубцову было сложно в жизни из-за непонимания. Он пытался людям сказать, что главное – не материальное, главное – Душа. «А ты полюби и жалей», «Каждому на Руси памятник – добрый крест». Крест не может быть другим, злым. Понимание скоротечности жизни    ч   еловека на земле было у Рубцова с детдома. Отсюда пошла его глубокая русская поэзия.
        Русская национальная и русскоязычная поэзия. Поэзия, создаваемая на основе вышеизложенных понятий и смыслов, является русской национальной православно ориентированной на духовные ценности. Поэзия, отражающая меркантильное мировоззрение автора или с ориентацией на другое религиозное восприятие, и написанное на русском языке, является русскоязычной по сути. Также как и стихи Пушкина, Тютчева на французском языке, не отражающие католическое мировоззрение французов, являются франкоязычной поэзией, а не французской. Поэтому нечего обижаться некоторым поэтам и критикам, не понимающим свободы русской души, на русскую критику.
    Раздел 2 статьи-доклада Ю. Кириенко-Малюгина будет представлен в следующей главе, о Тотемской конференции от 09 февраля 2006 года.
     Статьи Аллы Науменко-Порохиной, Эрнеста Любенко, Риммы  Рожиной, Юрия Кириенко-Малюгина опубликованы на сайте «Звезда полей». С другими докладами читатель может ознакомится в Москве в Государственной публичной библиотеке (бывш. Ленинской), а также в С. Петербурской публичной библиотеке и библиотеках России по рассылке Книжной палаты РФ.  
    Напечатать альманах в типографии «Гео-тек», г. Красноармейска, Московская область, не представлялось возможным из-за финансовых затрат  того периода. Поэтому мне пришлось заниматься полукаторжным  трудом. Сформировал текст, кратный цифре 4, чтобы можно было обеспечить вёрстку под выпуск брошюры. Каждый лист был  отпечатан на принтере с двух сторон. То есть я формировал вёрстку под последующую брошюровку каждого экземпляра на двух скрепках. После договорённости с руководством  типография Тушинского «Техникума технологий и права» прогоняла каждый лист брошюры с обеих сторон. После первичной брошюровки и прессования экземпляры направляли на станок обрезки с трёх сторон.  
    Издатель выпуска -  И. В. Балабанов. (ISBN 5 – 901049 – 43 – 8). Подписана в печать 12 апреля 2006 года. Усл. печ. л — 7,0. Печать офсетная. Бумага офсетная. Тираж 100 экз.  
     Оплату работы проводил  из личных средств, так как важно было  принципиально выпустить типографский тираж альманаха «Звезда полей», который  содержал:
Раздел 1. «Букет Николаю Рубцову — номинация «поэзия», стихи лауреатов;
Раздел 2. «Молодые авторы»
Раздел 3 « Рубцовские чтения — Москва 2006».
      16 экз.  альманаха «Звезда полей» зарегистрированы  в Книжной палате РФ.
 
     Глава 11
  Вокруг Рубцова. Конференция в Тотьме 09 февраля 2006 года
 
    Перед поездкой в Вологду я позвонил и договорился с директором городского ДК  Зверевой Любовь Валерьевной  о выступлении с авторским концертом 08 февраля 2006 г.
    Из поезда «Москва-Вологда» примерно в 6 часов утра 08 февраля  мы с Владиславом Киреенком и с гитарами выходим из вагона в тёмное вологодское утро. Нас встречает тишина и жуткий мороз в 42 градуса. Выпускаемый воздух сразу превращается в пар.  Идём в фирменную тогда  гостиницу «Вологда»  и устраиваемся на сутки.
     Вечером  в городском ДК при почти полном зрительном зале выступаем с авторскими песнями на стихи Н. М. Рубцова и информацией о нашей литературно-просветительской    работе. В фойе представлены для реализации мои авторские книги «Белый куст сирени», «Наша встреча впереди», «Тайна гибели Николая Рубцова» (2-е издание, 2004), «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны...», «Новая дорога к Рубцову».
    Утром, первым вологодским автобусом  мы выезжаем в Тотьму для участия в рубцовской конференции. Автобус едет более 4-х часов. Мы устраиваемся в местной гостинице и сразу направляемся на конференцию в библиотеку им. Н. Рубцова.
    Конференция началась в 10 часов, ведущий — тогда преподаватель литературы Вологодского педагогического института д.ф.н. В. Н. Бараков. Перед нами успели выступить двое докладчиков. Ведущий приглашал для выступления одного за другим участников конференции, словно не замечая нашего появления. После каждого второго выступившего, слово брал какой-то московский д.ф.н.  Б. (Ф. И. О. не запомнились) и комментировал некоторые тезисы докладчика.  Проходит более часа. Чувствую, что конференция приближается к концу. Послал записку ведущему о нашем присутствии (хотя в зальчике всего-то тридцать человек) и  предоставить время для выступления. Бараков сообщает, что наших докладов нет в программе конференции. Я сразу отвечаю, что мы приехали на конференцию по приглашению  Тотемского краеведческого музея, статьи-доклады высланы за две недели до начала мероприятия. Тогда Бараков разрешает мне выступить буквально на 5-7 минут. Успеваю обозначить название доклада и тезисно главные предложения из раздела 2  моего доклада и тезисы доклада Влад. Киреенкова «О музыкальности поэзии Н. Рубцова».
Констатирую, что тезис «Народная философия поэзии Рубцова», о которой сказано в моей авторской статье «Рубцов и связь времён», в докладах филологов — участников конференции так и не прозвучал.
    Без принятия каких-либо решений и пожеланий по пропаганде творчества Н. М. Рубцова конференция объявляется закрытой.  
   Раздел 1 авторского доклада представлен в главе 10 этой повести. Я планировал выступить с тезисами этого объёмного доклада и акцентировать внимание участников на разделе 2, который привожу ниже.
 
Раздел 2. Что делаем и будем делать по теме: «Рубцов и связь времён»?
 
     Прошло 2,5 года со времени Никольских «Рубцовских чтений» от 8 августа 2003г. В конференции участвовали руководители практически всех известных Рубцовских организаций (центров, библиотек, литературных музеев и мемориального дома-музея Рубцова в с.Никольском). Вели чтения В.С. Белков и А.А. Грязев от Вологодской писательской организации. Тогда автором были даны предложения об установке памятника Рубцову в Москве, о восстановлении транспортно-пешеходного моста через речку Толшму и престольной церкви в Никольском. Никаких последующих обсуждений и решений не состоялось.
     Предложения автора были опубликованы в статье «На родине Рубцова» в газете «Российский писатель» в августе 2003 г. И наступила тишина в Союзе писателей. Промолчали «друзья» Рубцова, в том числе В.С. Белков, Н. Коняев, вологодские писатели и газеты. На проходящей сейчас конференции 2006 года «Рубцовские чтения» вношу следующие предложения для постановления.
     О мосте через реку Толшму в селе Никольском. В одной из публикаций мелькнуло дилетантское предложение о строительстве пешеходного моста через речку. Строить надо транспортно-пешеходный мост, то-есть мост с пролетом для проезда грузового транспорта (тракторов, грузовых машин и т.п.) и с пешеходной дорожкой. Мост нужен во все времена года и позволит оживить хозяйственную деятельность вокруг села. Конкретное предложение с проектом моста на базе дорожных строительных блоков и о финансировании стройки было дано Ю.Кириенко-Малюгиным в начале 2004 г. в адрес Линькова, руководителя «Северагрогаза» в Тотьму. К сожалению, получен отказ. Прошу обратиться к руководству области: решить вопрос строительства вышеуказанного моста.
     О Николаевской Толшменской церкви. Появились предложения, что в селе Никольском надо поставить часовню и не восстанавливать разрушенную церковь. Предлагаю обязательно восстановить престольную церковь, чтобы на будущее всем разрушителям русской традиционной культуры показать бесполезность их сатанинской работы. В связи с этим стоит вопрос о переносе пекарни. В селе имеется специально построенное здание пекарни, но с электрическими нагревом. Нужно просто сложить хлебопекарные печи на дровяном отоплении. Тем самым освободить здание церкви для восстановления. Прошу администрацию села решить вопрос переноса пекарни.
     О памятнике Н.М.Рубцову в Москве. Потеряно уже 2,5 года. Целесообразно обратиться к Правительству Москвы с предложением об открытом конкурсе на проект и о финансировании работ по установке памятника Рубцову, как национальному поэту и выпускнику Литературного института им. Горького в районе, прилегающем к общежитию Литературного института.
     О комиссии по творческому наследию Н.М. Рубцова. Предлагаю создать рубцовскую комиссию в Москве из исследователей, которые годами собирали и работали с материалами по творчеству и обстоятельствам жизни Н.М. Рубцова. Цель – последующий выпуск полного собрания сочинений Н.М. Рубцова, как русского национального поэта. Предложения по составу комиссии были даны автором доклада (статьи) Председателю Союза писателей России В.Н.Ганичеву 2 ноября 2005 г. в специальной записке-обосновании.
   О музее и библиотеке Рубцова в Вологде. Есть в Вологде один настоящий музей – это частный музей Н.М. Рубцова в квартире Н.А. Старичковой, в котором сосредоточены подлинные вещи поэта и уникальные литературные материалы по творчеству Рубцова. Предлагаю оформить официально этот частный музей в Вологде и оказать материальную поддержку со стороны администрации.
    До сих пор нет в Вологде ни специального Рубцовского центра, музея и даже библиотеки им. Н. М. Рубцова. Почему в этом направлении ничего не сделал Департамент Культуры Вологодской области за последние годы? Конечно, Департамент успешно освоил  примерно 5 миллионов рублей в связи с юбилеем Рубцова на основе своих предложений к постановлению руководства Вологодской области. Почему Департамент допустил снос дома № 50 по Советскому проспекту, как будущего музея Рубцова. И это несмотря на протесты Вологодской писательской организации и нашего первого Московского Рубцовского центра, опубликованные в газете «Русский Север». Все эти действия и бездействия в отношении русского национального поэта удивительны, тем более для Вологды.
    О публикациях к 70-летию Рубцова.
    Даже неудобно называть фамилии известных литераторов, которые исказили факты к юбилею поэта. И всё объясняется тем, авторы статей, составители книг по Рубцову и критики за все литературные годы не доехали ни до первой малой родины Рубцова – Никольского, ни до второй Родины – Тотьмы. В серьёзных газетах один писатель фантазирует, что Рубцов смотрит от памятника (в Тотьме) в протекающие воды реки Сухоны (а Рубцов сидит спиной к реке на этом памятнике). Другой пишет, что Рубцов поступил в Литературный институт в 1963 году. Третий фамилию Сидоренко перепутал с Зинченко. И таких неточностей и натяжек полно. Публикации по Рубцову без совета с рубцововедами приводят и будут приводить к ошибкам.
     Практически все публикации в московских газетах о работе рубцовских организаций велись с подачи второй московской группы пропагандистов Рубцова, собирательницы краеведческих экспонатов вокруг Рубцова Полетовой М.А. А ведь авторы публикаций знают о существовании нашей и других рубцовских организаций, но видите ли не нашли времени встретится. Редакторы газет доверились авторам статей.
     Ни разу не побывали в первом Московском Рубцовском Центре вологодские писатели и журналисты. Ни одной информационной поддержки литературно-музыкальным вечерам за 5 лет не оказало Вологодское землячество в Москве. Даже моё заявление о приёме в Вологодское землячество (а мои дед с бабушкой по линии Малюгиных по документам из Волокославино) не было за 2 года рассмотрено руководителями.
     О замалчиваниях к 70-летию Рубцова. Не заметили московские и вологодские журналисты и критики, написавшие о Рубцове к юбилею, работу первого Московского Рубцовского центра. А именно:
всероссийские ежегодные (в течение 5-и лет) конкурсы «Звезда полей» в номинациях «проза», «поэзия», «песни на стихи Рубцова», «искусство»,
непрерывные литературно-музыкальные вечера и встречи (более 100 за 5 лет) по тематике Н.М.Рубцова поэтов и бардов Рубцовского центра в Москве, Подмосковье, в основных культурных центрах Вологодской области,
три литературоведческие книги Ю.Кириенко-Малюгина «Тайна гибели Николая Рубцова» (2 издание, 2004 г.,176 стр.), «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны…» (336 стр.), «Новая дорога к Рубцову» (224 стр.), а также пьесу «Звезда полей Николая Рубцова» в книге «Наша встреча впереди»
    выпуск уже 4-х ежегодных цветных календарей (2003, 2004 ,2005, 2006 г.г.) под девизом «Николай Рубцов – русский национальный поэт»,
    3-кратную постановку моноспектакля «Звезда полей Николая Рубцова» с цветными декорациями и музыкальными заставками в ДК «Красный Октябрь»,
    организацию и проведение первого в Москве фестиваля песен «Рубцовская весна» на стихи Рубцова, в котором участвовали барды городов России,
     цветную экспозицию первого Московского Рубцовского центра,
      выпуск компакт-дисков и аудиокассет с песнями на стихи Рубцова.
      Не заметили журналисты центральных газет и литераторы работу первого Петербурского Рубцовского центра (12 лет работы) и книгу лауреата Всероссийской премии «Звезда полей» Николая Рубцова С.А. Сорокина (Вакомина) по творчеству Рубцова, исследовательницу-составителя 3-томника по Рубцову В.Д. Зинченко, частный музей Н.А. Старичковой в Вологде и её книгу «Наедине с Рубцовым», Тотемскую библиотеку, которая носит имя Рубцова уже 27 лет и ведёт системную работу по пропаганде творчества поэта. Не названы организаторы 8-и фестивалей «Рубцовская осень» в Вологде: директор городского ДК Зверева Л. В. и ведущие фестивалей И. А. Цветкова и Е. Никитина.
      Не оценили писатели и критики новую книгу вологжанина М.В.Сурова «Рубцов: Документы, Фотографии, Свидетельства», в которой разоблачаются версии убийцы Дербиной-Грановской. М.В.Суров акцентирует внимание на отсутствие в материалах уголовного дела так называемого свидетеля Ю. Рыболовова, который последним покидал квартиру Рубцова в ночь убийства. О подозрительном поведении Рыболовова, написали Г.М. Меньшикова в 1996 г. и Н.А. Старичкова в 2000 году в книге «Наедине с Рубцовым», Ю.Кириенко-Малюгин в 2004 г. в книге «Тайна гибели Николая Рубцова». Поклонница Рубцова М. А. Полётова знает об этих фактах, но в связи с посмертной маской и портретом Рубцова пишет на стр. 73 своей брошюры: «Каким образом все эти бесценные памятники оказались у Юрия Рыболовова, из-за его болезни (провал памяти) мы, наверное, не узнаем. В любом случае – низкий поклон ему за то, что он сохранил их до наших дней». Это поклон – подозреваемому в убийстве. Вот до чего доводит погоня за экспонатами. В её брошюре по пропаганде Рубцова имеется множество ошибок, которые М. А. Полётова не признаёт.
    К сожалению, ещё ни разу не состоялось обсуждение назревших вопросов с исследователями, которые досконально знают проблемы вокруг Рубцова.
    О фондах имени Рубцова. В 2002 году подмосковным биологом и бардом М. Козловым, который приехал из Америки, был афиширован в рамках неизвестной фирмы «Гармония» один фонд имени Рубцова (опубликован на сайте «Душа хранит»). В конце 2002 года московская семья Полётовых заявила второй фонд имени Рубцова. Дошло до анекдота, что директором второго фонда Рубцова была объявлена  принятая на работу как библиотекарь библиотеки № 95 М. А. Полётова, которая, не имела и не имеет моральных прав на такое руководство. Оба фонда не имеют факта признания со стороны исследователей творчества Рубцова.
    Предлагаю определить учредителей из истинных исследователей и защитников имени поэта и создать подлинный фонд Н. М. Рубцова и именно на Вологодчине, духовной Родине поэта. Возглавить фонд должны Елена Николаевна Рубцова и в состав учредителей войти и внучка Н.М. Рубцова Алина, как наследники поэта. Надеюсь, что в Вологде найдутся меценаты, которые не пожалеют средств на поддержку пропаганды национальной поэзии Рубцова.
    О создании и работе «Объединения Рубцовских центров». В марте 2005 г. создано «Объединение Рубцовских центров», в которое к январю 2006 г. входят С.-Петербурский Рубцовский центр, Московский Рубцовский центр, частный музей Рубцова в Вологде (Н.А.Старичкова), «Рубцовская горница» и литературный кабинет Рубцова в школе № 17 г.Артёма Приморского края, литературный кабинет Рубцова в с.Волокославино Кирилловского района Вологодской области, «Рубцовская гостиная» при ЦБС им. А.Белого в г. Железнодорожном Московской области. 27 января с.г. запланирована и проведена конференция «Рубцовские чтения – Москва 2006» (14 докладов). Проводится обмен информацией и планов работы участников Объединения.
     О выявлении и аттестации (приёме в СП России) поэтов рубцовского направления. Рубцов после 7-и классов сельской школы, 2-х курсов техникумов, морской службы и работы на Кировском заводе писал национальные стихи, опубликованные в сборнике «Волны и скалы». То есть, уровень поэзии зависит не от наличия или отсутствия диплома о высшем литературном или филологическом образовании, а зависит от самообразования и мировоззрения поэта, как это было с Рубцовым.
    На протяжении 5-и лет ежегодных конкурсов «Звезда полей» первого Московского Рубцовского центра мы открыли целый ряд талантливых поэтов и литераторов. Жюри конкурса представляли члены СП России Ю.Кириенко-Малюгин, В.Кучерь, Э.Любенко. Назову тех, кто заслуживает принятия в Союз писателей России и даю им здесь открытую рекомендацию.
    Поэты и литераторы из Вологодской области: Швецова Галина Николаевна (два сборника стихов), Скорюкова Валентина Борисовна (опубликовано порядка 60 стихотворений в Тотемских газетах и несколько в Москве), Гогулина Татьяна Васильевна (кандидат наук, имеет два сборника стихов), Старичкова Нинель Александровна (автор мемуарной книги «Наедине с Рубцовым»). Михаил Васильевич Суров (автор монографии «Рубцов: Документы, фотографии, свидетельства»).
     Поэты и литераторы из С.-Петербурга: Сорокин (Вакомин) Сергей Анатольевич – лауреат Всероссийской премии «Звезда полей Николая Рубцова», поэт, автор ряда статей и автор книги о Рубцове «Свет надежды или русский талант», Максимов Юрий Борисович (автор 3-х книг прозы и поэзии).
Почему их не замечают региональные отделения Союза писателей России?
    Почему до сих пор не отмечены народный композитор, друг Рубцова А. С. Шилов, исследователи из Тотьмы М.А. Шананина и Н.Н. Никулинская?
Выводы. Предлагаю обсудить вышеприведённые обоснования и предложения и включить их в текст постановления юбилейной конференции «Рубцовские чтения», проводимой в Тотьме 8-10 февраля 2006 г.
Кандидат технических наук, член Союза писателей России, председатель Совета Московского Рубцовского центра Ю.Кириенко-Малюгин.
                                                                                                январь 2006 г.»
       Ещё раз сообщаю, что статья-доклад Ю.Кириенко-Малюгина передан в Москве 24 января 2006 года представителям Тотемского музейного объединения и послан дополнительно 28 января 2006 г. в Тотьму на конференцию «Рубцовские чтения», запланированную на 8-10 февраля 2006 г.
    В 2008 году была проведена ещё одна конференция (об этом позднее в главах повести). И в 2010 году Тотемское межмуниципальное музейное объединение издало «Слово о Рубцове Сборник материалов Рубцовских чтений 2006, 2008 годов (г. Тотьма), посвящённый 75-летию со дня рождения поэта Николая Рубцова. Вологда. Древности Севера 2011. УДК 821.161.1-1. Рубцов ББК 83.3(2=Рус)6-8. Рубцов С48. Редакционная коллегия: директор Тотемского межмуниципального музейного объединения Ю. П. Ерыкалова, зам. директора по научной работе Тотемского межмуниципального музейного объединения Н. И. Коренева, зав. Музеем Н. М. Рубцова в. с. Никольское Г.С. Мартюкова, канд. фил. наук Т. Парменова  
    В этом сборнике материалов отсутствуют два доклада Ю. Кириенко-Малюгина (2006 и 2008 г.г.), другие доклады этих конференций представлены выборочно редакционной коллегией Тотемского краеведческого музея. По какой причине сборник посвящён 75-летиюиии, со дня рождения Рубцова, если конференция в Тотьме в феврале 2006 года была приурочена к 70-летию Рубцова, а летом  2008 года конференция проводилась между датами 70-летия и 75-летия Рубцова. Во всяком случае за два с половиной года до 75-летия Поэта.
     Некоторые факты к февралю 2006 года.
     Бараков В.Н. выпустил в 2005 году книгу «Отчизна и воля». Книга о поэзии Николая Рубцова. – Вологда, 2005. 
     Ю.Кириенко-Малюгин выпустил книги:
«Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны...», М. МГО СП России, 2002, 320 с.;
«Новая дорога к Рубцову», М., Российский писатель, 2005, 224 с.;  
пьесу «Николай Рубцов» в книге «Наша встреча впереди», М., Российский писатель, 2005; «Тайна гибели Николая Рубцова», М., МГО СП России, 2004., 176 с.
    Насколько помню, после окончания конференции появились два литератора от  Союза писателей России, один из них Борис Лукин, тот самый, который изъял мою статью «Тютчев и Рубцов» из сигнального экземпляра газеты «Российский писатель» в 2004 году.   
    На следующий день, 10-го февраля  участники конференции  выехали в село Никольское на автобусе. На переправе Черепаниха — село Красное нас высадили из автобуса, мы перешли на другую сторону замёрзшей от жутких морозов реки Сухона. Автобус медленно переехал по льду реку. Очень рискованный переезд. На другом берегу мы сели в автобус и направились в Никольское.
    В музее в Никольском к 70-летию Н. М. Рубцова  была значительно обновлена экспозиция. В залах шла съёмка киногруппой М. Барышевой. Которая увидела меня и предложила сделать интервью на фоне экспонатов обновлённого музея. Я напомнил Марине Евгеньевне Барышевой о её намерениях приехать в Московский Рубцовский центр и там, на фоне нашей экспозиции,  брать интервью. Барышева ничего не ответила. Гордыня обуяла? На том мы и расстались.
    После осмотра экспозиции участники конференции на том же автобусе выехали к переправе, вернулись на ту сторону в Черепаниху через Сухону и поехали в Тотьму. По приезде нам объявили о заключительной встрече в местном ресторане.  
     Праздничный вечер вела директор тотемского музея Юлия Павловна Ерыкалова, которая предоставляла слово между тостами одному из гостей. Каждый, поднимая бокал, кратко высказывался о творчестве Рубцова и о деятельности местного руководства. Одни из московских гостей ляпнул кратко: «Спасибо Рубцову, который нас кормит!». Мне отмолчаться не удалось, примерно пятнадцатым Ю.П. Ерыкалова вызвала меня.  И я поднял тост: «За тех, кто писателей поит!».
     На следующий день большинство литераторов уехали в Вологду и по домам.
 
 Глава  12
    Конференция в Дзержинске  Нижегородской  области в феврале 2006 года  
 
      В начале февраля 2006 года получил приглашение для  двух представителей МРЦ  принять участие в юбилейных  мероприятиях к 70-летию Н. М. Рубцова в литературном  музее имени Рубцова, который размещён в центральной библиотеке им. А.С. Пушкина в г. Дзержинске Нижегородской области. Оплату проезда и проживания в гостинице  приняла на себя администрация  города и библиотеки. Приглашение исходило от Альбины Викторовны Потаповой, зав. библиотекой. С ней и другими руководителями библиотек и музеев имени Рубцова мы уже встречались в Тотьме и в с. Никольское в августе 2003 года во время Рубц