Потом придёшь в литературу,
Где ждут тебя без громких слов:
Есенин, Гоголь и Рубцов!
 
Юрий Кириенко-Малюгин (октябрь 2004 года).

Сайт 2006 года


ИНФОРМАЦИЯ ДОСТУПНА
 

Новое на сайте:

30.09.2017
Фестиваль «Рубцовская осень» 2017 в Вологде
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. АВТОРСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ.
РУССКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ ЭСТРАДНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ АВТОРА ТЕКСТОВ И МУЗЫКИ ЮРИЯ КИРИЕНКО-МАЛЮГИНА
Юрий Кириенко-Малюгин. Песня «Возвращение домой» (гимн городам Воинской Славы).
Блок № 1. 3-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2018»
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения» 
18-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 5. Спасите свои души! 

30.08.2017
Юрий Кириенко-Малюгин. «Тихая моя родина». Народная философия поэзии Николая Рубцова.
3-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
13-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премии сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
Базовые литературные издания Ю.Кириенко-Малюгина
18-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 3. «Вологодская тетрадь»

04.07.2017
Юрий Кириенко-Малюгин. Какая абсолютизация творчества Рубцова? 
Юрий Кириенко-Малюгин. О статье Е.Митарчук о спектакле «Николай Рубцов» в театре «Глас»
Юрий Кириенко-Малюгин. Тезисы из статьи Владимира Жириновского: «ЛДПР: дети – это не товар! Никаких «налогов на бездетность»! 
Юрий Кириенко-Малюгин. Демография, запрет абортов, рождаемость.
Юрий Кириенко-Малюгин. Демография, госбюджет, запрет абортов и прогрессивный налог (в порядке дискуссии) 
Юрий Кириенко-Малюгин. О вкусах редакторов и пиаре.
Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 1. «Всё проясняется Россией»

10.05.2017
Ко дню Победы над фашистской Германией и её союзниками 
К юбилейному Всеславянскому съезду в мае 2017 года
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов и Православие (2002 г.)
Ю.Кириенко-Малюгин. Базовые публикации о жизни и творчестве Н.М.Рубцова и по литературоведению с 2001 года (май 2017)
Ю.Кириенко-Малюгин. Чужая слава не нужна.
Юрий Кириенко-Малюгин. Перечень авторских научных публикаций

18.04.2017
Награждение лауреатов конкурсов «Звезда полей» в Рязани
Награждение лауреатов конкурсов «Звезда полей» в Москве и по России
Литературно-музыкальная программа в Егорьевске
Юрий Кириенко-Малюгин. Пародии № 11, январь 2017
Библиография базовых публикаций Ю.Кириенко-Малюгина с 2001 года
Юрий Кириенко-Малюгин. О «завещании», посмертной маске и прижизненном портрете Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин. Пишущим о творчестве Н.М.Рубцова. Ссылайтесь на предшественников и не попадайте в компиляторы.
Юрий Кириенко-Малюгин. Творческая мастерская Н.М.Рубцова («В минуты музыки»)
Юрий Кириенко-Малюгин. Женщина – это не топ-модель, не секс-товар, не бизнес-леди, а мать, жена, продолжатель рода, носитель морали и Родины
Издания НКО «Рубцовский творческий союз» и Творческого центра имени Н.М.Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин. «Мистический реализм» Юрия Дюжева или народная философия в поэзии Рубцова? Игнорирование или точечная компиляция современных исследований?
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская подборка «Среди мирской ненужной суеты…»
Неучтённые публикации Ю.Кириенко-Малюгина о жизни и творчестве Н.М.Рубцова с 2001 года.

31.03.2017
Лауреаты 2-го поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей»
Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2017»
Альманах «Звезда полей» 2017. Послесловие (от редактора-составителя) 
Альманах «Звезда полей» 2017. Содержание
Альманах «Звезда полей» 2017 (выходные данные)
Юрий Кириенко-Малюгин. Ещё раз о фильтрации информации в диссертации Анастасии Е.Черновой
Юрий Кириенко-Малюгин. А где «академическая наука» по Рубцову была раньше?
Юрий Кириенко-Малюгин. Новое о Рубцове – это незаслуженно забытое старое (статья от 2005 года)

20.03.2017
Юрий Кириенко-Малюгин (текст и музыка). Мой старый город 
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторские афоризмы 
Юрий Кириенко-Малюгин. Классификация поэтов (к ноябрю 2016 г.) 
Ю.Кириенко-Малюгин. Памяти Лады Васильевны Одинцовой.
Лада Одинцова. О трёх книгах Ю.Кириенко-Малюгина и не только
Лада V. Одинцова. Стихотворная графика Николая Рубцова
Лада V. Одинцова. Могучая кучка в русско-советской литературе ХХ столетья
Сергей Порохин. Власть и Слово. 
Награждение лауреатов конкурсов «Звезда полей» 2017
Демография, запрет абортов и экономика 

28.02.2017
Блок № 5. Второй поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2017»

Лауреаты Всероссийского конкурса «Звезда полей-2017»
Юрий Кириенко-Малюгин. Маяковский – поэт или стихотворец на базе «рыбицы»?
Вячеслав Макеев. Моряки
Нина Полуполтинных. НАГРАДА «Николай Рубцов»
Елена Митарчук. Заметки на полях программки спектакля «Николай Рубцов» в Духовном театре «Глас»
Юрий Кириенко-Малюгин. Свидетельство о рождении Елены Николаевны Рубцовой
Владислав Киреенков. О музыкальности поэзии Николая Рубцова.
Татьяна Избенникова. ВМЕСТЕ
Алексей Башилов. Центростремительная тенденция любить Россию в поэзии Н.Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин. Кто есть кто в рубцововедении? Ответ педагогу В.Баракову.
Елена Митарчук. «Звезда полей» над Москвой и «неистовый Юрий»
Александр Избенников. Корни ведического мировоззрения в сознании Русского народа
Александр Обухов. Золотая энергетика

08.02.2017
2-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премия сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»

30.01.2017
Юрий Кириенко-Малюгин. Кто есть кто в Московском рубцовском движении?
Литературно-музыкальная встреча «Звезда Николая Рубцова»
12-я Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения» и литературно-музыкальный вечер «Звезда Николая Рубцова»
Блок № 4. 2-ой  поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2017»
Александр Обухов. Золотая энергетика
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…»(М. Изд. НКО «Рубцовский творческий союз»; фрагменты из повести-предупреждения).
Юрий Кириенко-Малюгин. Уточнение в тексте статьи
Юрий Кириенко-Малюгин. Славянские поэты народного направления

26.12.2016
Юрий Кириенко-Малюгин. О Московском Кремле» Николая Рубцова.
Юрий Кириенко-Малюгин. Подборка «Пойдём петь во славу Руси!»
Юрий Кириенко-Малюгин. Премия сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. О премиях и наградах к 80-летию Н.М.Рубцов
12-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Блок № 3. 2-ой поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2017»
Юрий Кириенко-Малюгин. Классификация поэтов (к ноябрю 2016 г.)
Литературно-музыкальный вечер «Пусть меня ещё любят и ищут…»
Юрий Кириенко-Малюгин. Программа «Наша встреча впереди»
Юрий Кириенко-Малюгин. Кто есть кто в рубцововедении? Ответ филологу В.Баракову.
Юрий Кириенко-Малюгин. Глава 8 из авторской книги «Методика оценки и критерии народного стихосложения» (М. Изд. «Рубцовский творческий союз», 2014).
Юрий Кириенко-Малюгин. Глава 9. «Звезда полей» - луч Света в русской поэзии.

26.11.2016
Юрий Кириенко-Малюгин. О пропаганде творчества Н.М.Рубцова в год 80-летия
Блок № 2. Второй поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2017»
2-ой ИНТЕРНЕТ-КОНКУРС «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ»
12-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Пародии № 10, ноябрь 2016 
Юрий Кириенко-Малюгин. Русские песни и романсы для эстрадных исполнителей. 
Календарь на 2017 год под девизом «Пусть меня ещё любят и ищут» памяти Н.М.Рубцова
Программа «Наша встреча впереди».
Юрий Кириенко-Малюгин. Встреча в ЦСО «Покровское-Стрешнево»
Программа в рамках 12-го Московского фестиваля «Рубцовская весна»
Юрий Кириенко-Малюгин. Дороги войны (тест песни и музыка)
Конкурс «Мастер» журнала «Москва» по роману «Мастер и Маргарита»
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…». Демография или ползучий геноцид.
Юрий Кириенко-Малюгин. Сборник Веры Степановой «Для Вас, читатели родные!»

30.10.2016
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России – дети!
Юрий Кириенко-Малюгин. Программа встреч с группой ЛМС «Родник», (Тушино г. Москвы).
Юрий Кириенко-Малюгин. Духовно-смысловая оценка народности поэзии.
Ю.И.Кириенко. Библиография базовых публикаций с 2002 года
Блок № 1. Второй поэтический Интернет-конкурс «Звезда полей-2017»
17-й Всероссийский творческий конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. Встреча в ЦСО «Южное Тушино» 
Юрий Кириенко-Малюгин. Фестиваль «Есенинская осень» 
Юрий Кириенко-Малюгин. Конкурс-фестиваль «Русская тройка» 2016 
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПАРОДИИ № 9, ОКТЯБРЬ 2016
 

29.09.2016
2- ой интернет-конкурс "Звезда полей"
12-ая Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Запрет абортов в России и повесть «Есть Божий суд…».
Фестиваль «Есенинская осень» 2016 
Юрий Кириенко-Малюгин. «Рубцовская осень» 2016 в Вологде 
Юрий Кириенко-Малюгин. «Рубцовская осень» 2016 в Биряково, Тотьме и Никольском
Юрий Кириенко-Малюгин. Пародии №8, сентябрь 2016
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторские песни для эстрадных исполнителей.
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская подборка № 10 «Неравный бой в эпоху перестройки» (1987-1991г.г.)
 

31.08.2016
Фестиваль «Есенинская осень» 2016
Владимир Андреев. О методике и критериях поэзии Ю.Кириенко-Малюгина
Юрий Кириенко-Малюгин. Пародии № 7, август 2016
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская подборка № 9 «А небо в синеву хмельную…»
Юрий Кириенко-Малюгин. Реанимация (рассказ) 

11.08.2016
Николай Рубцов. Стихотворение «Гоголь»
Юрий Кириенко-Малюгин. Стихотворение «Детство»
Юрий Кириенко-Малюгин. Пародии № 6, июль-август 2016
Юрий Кириенко-Малюгин. Подборка стихов и песен № 8. «Пишите белыми стихами»
Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (редакция 2016 года), главы 5 и 6.

25.07.2016
На музыкальной странице представлены 3 песни на стихи Сергея Есенина (музыка Юрия Кириенко-Малюгина), 4 песни на стихи Юрия Кириенко-Малюгина, 4 песни на стихи Николая Рубцова. Исполнение песен ЛМС "Родник" (Вера Степанова и Юрий Кириенко-Малюгин) и авторское исполнение Ю. Кириенко-Малюгина. Записи 2003-2015 г.г.
Юрий Кириенко-Малюгин. Альманах «Звезда полей» 2016

Юрий Кириенко-Малюгин. Глава 11. Творческая позиция и мастерская Н.М.Рубцова

     Ведическое и православное, мистическое мировоззрение, богатство народного языка, народная философия, исповедальность и песенность

    «В жизни и поэзии – не переношу спокойно любую     
     фальшь,  если её  почувствую…»         Н.М.Рубцов        

      Из авторской статьи «Вокруг Рубцова: фантазии и реальности»  (опубликовано в альманахе «Звезда полей 2009». М. 2009.  Изд. НО «Рубцовский творческий союз»)

    Держать у себя нижеследующую информацию считаю нецелесооб-разным (Ю.К.-М.). В феврале с.г. мне на эл. почту была прислана информация, которая затрагивает проблемы вокруг обстоятельств жизни и творчества народного поэта Рубцова. Для непосвящённых: поэт Н.Рубцов – автор известной, теперь уже народной, песни «Букет» и целого букета русских песен. Привожу информацию для читателей:
     «В частности, мне очень понравился Ваш сайт www.rubcow.ru. А по поводу всех "литературных войн" хочу Вам выслать содержание статьи, опубликованной не так давно в ……. газете. Автор подписался псевдонимом, хотя я думаю, что знаю, кто это. С чем-то из этой статьи я не согласна, но многие мысли  –  правильные (автор эл. почты мужчина или женщина, неясно? – Ю.К.-М.).

Статья
    "Уж столько бумаги исписано многочисленными исследователями творчества Рубцова, столько вышло книг, так или иначе имеющих касательство к этому поэту, столько спорят в различных "литературных гостиных", специализированных праздниках и даже популярных телепередачах – а до сих пор никто не может дать простой и чёткий ответ на вопрос, который волнует всех уже очень давно. Этот вопрос - творческий феномен Николая Рубцова. Как могло случиться так, что детдомовский парень, который не получил никакого хорошего образования (давайте будем честны в этом вопросе), у которого родители были обычными, довольно-таки простыми людьми, не знакомыми широко с образцами различных форм поэзии, вдруг взял и стал русским национальным поэтом, стихи которого волновали и продолжают волновать миллионы людей по всей России.

 239
    И вместе с тем очень печально, что до сих пор не вышло НИ ОДНОЙ  книги (??? – прим. автора этой книги), НИ ОДНОГО  исследования (??? – прим. автора этой книги), которое было бы безгрешно в отношении фактов и комментариев к творчеству Николая Михайловича. Сейчас издаётся великое множество литературы, посвящённой и биографии, и творчеству Рубцова, количество написанного о Рубцове стократ перевалило количество написанного самим Рубцовым, но при этом совершается столько ошибок, столько людей начинают "примазываться" к поэту, объявлять себя любовницами, лучшими друзьями, прости Господи, собутыльниками поэта, что просто ужас берёт, когда читаешь их насквозь фальшивые, лживые высказывания. Издания о Рубцове бросаются из крайности в крайность. В одних поэт предстаёт алкоголиком, каким-то немыслимым чудовищем, которому по какой-то случайности, недоразумению, достался поэтический дар. Другая крайность – восторженные  панегирики в духе "Наш духовный отец", "Великий патриот", "Национальная гордость, сын России", "Пророк-мыслитель". Извините, но это, как бы ни хотелось того некоторым пропагандистам Рубцова – тоже миф, причём миф по-детски наивный и примитивный. Не всё так просто. Жизнь человека - вообще вещь сложная, и под какие-то стандартные клише подбить её трудно. Тем более что было всякое, и однобокость в суждениях – это  неправильно.
       Признанные исследователи (кто это?  – прим. автора) творчества Рубцова в своих книгах, постоянно переиздаваемых, пишут опять с одними и теми же ошибками. Одни исследователи демонстративно игнорируют замечания других исследователей. Пропагандисты закрывают глаза на многочисленные скандалы с участием поэта, которые имели место, и на те случаи, когда поэт откровенно оказывался в самых унизительных ситуациях. Напротив, те, кто пытаются Рубцова очернить, забывают о том хорошем, что было в жизни и творчестве Поэта. Идёт самая настоящая литературная война. Война за Рубцова. Количество "воюющих" сторон настолько велико, что устанешь перечислять. Убийца поэта воюет с защитниками, защитники сами воюют друг с другом: известная московская пропагандистка – с  руководителем московского рубцовского центра, петербургский писатель, автор множества хороших работ о Рубцове – с  вологодским предпринимателем, чья книга о Рубцове тоже весьма и весьма  неплоха  и   правдива.  Ко  всей   этой  литературной   войне

240
пристраиваются в ряд многочисленные "любовницы" и "лучшие друзья" поэта. Некоторые из них настаивают на пересмотре ряда шедевров лирики Поэта, утверждая, что они посвящены именно им, и никому другому. Литературная война набирает обороты. В этой литературной войне друг с другом многие исследователи, писатели и мемуаристы порой уже настолько далеко отходят от личности Рубцова, что просто порой удивляешься. Вот вышла в Москве толстая книжка, на обложке которой красивое название "Пусть душа останется чиста…" и подзаголовок: "Н.Рубцов. Малоизвестные факты биографии". Автор – московская  пропагандистка творчества Рубцова, основатель одного из московских "музеев" поэта. Думаешь – вот  хорошо! Сейчас ознакомишься с малоизвестными фактами биографии Рубцова, а ведь это настолько интересно человеку, который интересуется творчеством Николая Михайловича! Но открываешь книгу, начинаешь читать, и тут же тебя охватывает жуткое разочарование. "Малоизвестные факты" на поверку оказываются многочисленными, логически не связанными, историями из жизни "музея" этой пропагандистки - как она собирала то, как говорила это. Может, это и нужный материал, но зачем звать это "Малоизвестными фактами"???
   Может быть, и беда рубцовских исследований связана с тем, что писать вот такие книги "малоизвестных фактов" берутся люди, не имеющие ни малейшего литературного или другого специализированного образования. Увлечение стихами, поэзией Николая Михайловича Рубцова – это, конечно, очень и очень хорошо. Но порой этого недостаточно. Вот и появляются подобные произведения, написанные людьми, от литературы и культуры весьма далёкими. Соответственно, и растёт число домыслов, фактов, никогда не существовавших и надуманных. Вот и появляются свидетельства "лучших друзей" в духе: "Я всегда считал Колю поэтом от Бога! Он был моим другом, почти братом!", тогда как при жизни Поэта эти люди называли Рубцова пропойцей и на порог к себе пустить брезговали. И авторы всем этим свидетельствам верят на слово и охотно начинают публиковать это в своих произведениях. Пора посмотреть на ситуацию с иной стороны, отбросить всю вражду и грязь…
     Вот такая статья. Хотелось бы услышать Ваше мнение по её содержанию. С уважением к Вам  (автор эл. почты …………) 3.02.2009».

241
    Постскриптум

     Вопросы,  поднятые в анонимной статье, актуальны. Хотя заметно, что автор умолчал о публикациях  литераторов Московского Рубцовского центра и НО «Рубцовский творческий союз». В последние 6 лет не решаются также обозначенные в 2003 году официально на конференции в с. Никольском и в газете «Российский писатель» (№15, август 2003 г.) проблемы: установить памятник Н.М.Рубцову в Москве,  восстановить престольную Николаевскую Толшменскую церковь на родине Рубцова, восстановить транспортно-пешеходный мост через речку Толшму в районе проезда на местное кладбище…

     11.1. «Журавли» Николая Рубцова»
(из авторской статьи в книге «Николай Рубцов»: И пусть стихов серебряные струны…».
 2002 г., МГО СП России)

    Журавли! Ни один поэт России не обращался так часто к образу журавлей в своих стихах и песнях, как Николай Михайлович Рубцов. Услышав это заветное слово, каждый  русский человек, как бы, поневоле ищет в  высоком небе  летящий птичий клин.
    Журавли – это пока ещё не признанный всецело символ России, символ грусти, полёта к цели, свободы, независимости, равенства, душевного успокоения.
    Много есть светлых русских символов на исторической Руси. Это – древо жизни, вышитое орнаментом на полотенцах, что впервые  выявил Сергей Есенин в философском трактате «Ключи Марии». Это – славянская богиня  Берегиня, получившая после принятия  Русью византийского христианства имя Владычицы Небесной, о чём писал русский литературовед Валерий Дементьев. Это – лебедь, как символ гордости, святости и чистоты человеческих отношений. Это – цветущие луга и пашни, светлые берёзовые  леса, прозрачные реки и озёра. Это – ангелы, сопровождающие добрых людей по жизни.
     Много есть и тёмных символов на исторической Руси. Это – слуги дьявола в виде алчных и злых людей. Это – хищные звери: волки, пре-следующие людей, хитрые лисы, обворовывающие крестьянские дома, рыси, змеи и др. Это – недобрые явления природы: тёмные дремучие леса, тучи, ураганы, омуты, тёмная дождливая ночь, метели и др.

242
     Сергей Есенин в трактате «Ключи Марии» сказал: «Существо творчества в образах разделяется так же, как существо человека, на три вида:  душа, плоть и разум. Образ  от  плоти  можно назвать «заставочным» (метафорическим, – прим. автора), образ от духа «корабельным» (плывущим  – прим. автора), а  третий образ от разума –  ангелическим (преобразующим «заставочный» и «корабельный» образы – прим. автора).
    В удивительной по силе воздействия на слушателей песне  «В минуты музыки» (1966 г.) Николай Рубцов использует образ журавлей:

И первый снег под небом серым
Среди погаснувших полей,
И путь без солнца, путь без веры
Гонимых снегом журавлей.

     О связи с родной землёй и журавлями поэт в стихотворении  «Посвящение другу» (1968 г.) сказал:

Не порвать мне мучительной связи
С долгой осенью нашей земли,
С деревцом у сырой коновязи,
С журавлями в холодной дали ...

    Эта уже совсем другая картина. Кажется, видна обыкновенная  констатация эпизода и фотография момента, а на деле светлые мазки художника. Многие друзья поэта и исследователи отмечали кажущуюся простоту поэзии Николая Рубцова.
     И вот подходим к необыкновенному стихотворению «Журавли».  Оно датировано августом 1964 г., опубликовано в октябре 1965 г.  

Меж болотных стволов красовался восток огнеликий…
Вот наступит октябрь ¬ и покажутся вдруг журавли!
И разбудят меня, позовут журавлиные крики
Над моим чердаком, над болотом, забытым вдали…

    Первое четверостишье – картина природы, наблюдаемая автором и ожидание подлёта журавлей. И реакцию самого автора  – «И разбудят меня, позовут журавлиные крики» –  следует понимать в переносном

243
смысле: разбудят спящую часть души!  И опять Николай Рубцов – мастер двойного   смысла  текста, но   подтекст  рассчитан   на сопере-живание читателя, а не на проявление эгоистического инстинкта, как это видно у многих поэтов – «технарей» рифмы  и  ритма.

Широко по Руси  предназначенный срок увяданья
Возвещают они, как сказание древних страниц,
Всё, что есть на душе, до конца выражает рыданье
И высокий полет этих древних
                                                    прославленных птиц.
                                                                
    В третьем четверостишье Рубцов полностью соединяет летящих журавлей и оставшихся на грешной земле людей. В последнем четве-ростишье в небе летят души ушедших предков и  надежды живущих .

Вот летят, вот летят… Отворите скорее ворота!
Выходите скорей, чтоб взглянуть на  высоких своих!
Вот замолкли – и вновь сиротеет душа и природа
Оттого, что – молчи! – так никто уж не выразит их.

     И здесь Рубцов обращается к людям: Выходите, не пропустите летящие души (родителей, братьев и сестёр, всех ушедших)!         
      Николай Рубцов, как и многие до него, заглянул в небо, но заглянул глубже своих предтечей. Поэт первым показал непрерывность лёта журавлей, раскрыл образ-символ стаи журавлей, как летящих родственных душ. Вот пропали вдали журавли и осиротела душа грешного человека, осиротела и природа без улетевшей родной стаи.
     Русские   люди! Посмотрите на   небо! Взгляните на  высоких   своих! Об этом просил Николай Михайлович Рубцов.

 11.2. Николай Рубцов и православие»      
    (из авторской статьи  в книге «Николай Рубцов»: И пусть стихов серебряные струны…». 2002 г., МГО СП России).
.
     Вера или безверие? В любые времена перед каждым человеком встаёт сознательно или чаще бессознательно этот вопрос. Какой верой руководствоваться по жизни? Ответ  зависит от условий воспитания в семье, генетического кода каждого человека, исторического развития

244
общества и пропагандируемых действующей властью и средствами информации идей. Материальные блага любой ценой или духовная свобода и жизнь во имя спасения своих детей, продолжателей рода?      
    Следует признать, что советская власть строила и весьма успешно материальный рай для основной массы многонационального населения Советского Союза. А в идеологической сфере это была эпоха вначале тотального, а потом вялого атеизма и постепенного  запланированного перемещения сельского, в основном, славянского  населения (русских, украинцев и белорусов) на промышленные стройки и объекты в города по всей территории Советского Союза. И после войны в окраинных республиках были построены прекрасные дороги, современные порты, промышленные объекты и жилые комплексы, в основном, за счёт материально-технических ресурсов России. Николай Рубцов наблюдал  картины постепенного вымирания русской деревни, российского местного бездорожья, обезличивания русско-славянской культуры и отразил это в своём творчестве. Наблюдал поэт и запланированное карьеристами-идеологами разрушение православных храмов и исторических памятников России.   
     В.П.Астафьев в одной из последних статей писал, что Рубцов к 60-и годам пришёл бы к православию. Вот с этим тезисом нельзя согласиться… Вот, например, Николай Рубцов во время пикника в конце 60-х годов под Вологдой, уходит к далёкой церквушке, возвращается через три часа и сообщает, что он хорошо побеседовал с батюшкой. И в стихах Н.Рубцова нет богохульства. Есть   интерес к истории России. Н.А.Старичкова в книге «Наедине с Рубцовым» сообщает, что поэт брал в городской библиотеке книги Карамзина по истории России.  Поэт  понимал необходимость централизации власти в России.  В стихотворении «О Московском кремле» Рубцов пишет:

Мрачнее тучи грозный Иоанн
Под ледяными взглядами боярства
Здесь исцелял невзгоды государства,
Скрывая боль своих душевных ран.

    Вот эти мысли актуальны и в наши дни, когда видны попытки новых удельных князьков во имя эгоистических интересов разорвать Россию
на куски, сначала экономически, а затем и политически. В этом же стихотворении (впервые опубликовано 17 ноября 1968 г.) поэт  говорит

245
русской  земле, что  он молится «не на твои забытые иконы». На первый взгляд, кажется, что это чистый атеизм. Но, если логически рассудить, то получается, что поэт молится на действующие иконы!    В стихотворениях Н.М.Рубцова всё чаще встречается обращение к полям, лесам, рекам, берёзам, к явлениям  природы и, особенно, к животному миру (журавлям, птицам, лошадям и др.), как к своим братьям и сёстрам. В стихотворении «Жеребёнок» поэт говорит:

Он увидал меня и замер,
Смешной и добрый, как божок…  
 
    И к православным храмам  поэт обращается с простыми и точными словами понимания и участия в их судьбе:

И храм старины, удивительный, белоколонный,
Пропал, как виденье, меж этих померкших полей, –   
Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны,
Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей!..

    Имеются сведения, что первый вариант этого стихотворения обсуждался ещё в 1960 г. в литобъединении Кировского завода в Ленинграде. Сокращённый вариант опубликован в октябре 1964 г. в журнале «Октябрь», окончательный вариант – в сборнике  «Звезда полей»  в 1967 году. Мог ли Н.Рубцов опубликовать в шестидесятые годы, годы тотального атеизма, строку в варианте «но жаль мне, но жаль мне растоптанной царской короны»? Ответ ясен. А с другой стороны, дело не  в царской короне. Суть проблемы в том, что Россия не может существовать без централизованной власти (неважно как будет называться глава государства – царь, император, генеральный секретарь, президент, премьер-министр). Иначе России не будет, её раздерут на части новые крупные и мелкие удельные князья на радость западным и доморощенным «друзьям», а затем может начаться и гражданская война за национальные интересы каждого региона. И лозунг «Разделяй и властвуй» будет реализован.
    В стихотворении «Эх, коня, да удаль азиата…» (лето 1961 г.) Рубцов пока ещё фривольно говорит: «покрестившись лихо на собор…», «ты мне скажешь:  – Боже упаси!..», «словно Богом свергнутый с небес…». Хотя поэт не высказывается  о божественном  происхождении мира,

246
но безоглядной хулой Бога в своей поэзии не занимается. В окончательном варианте «Видений на холме» (1964 г.) поэт пишет:

Россия, Русь – куда я ни взгляну…
За все твои страдания и битвы
Люблю твою, Россия, старину,
Твои леса, погосты и молитвы.
………………………………….
Россия, Русь! Храни себя, храни!
Смотри опять в леса твои и долы
Со всех сторон нагрянули они,
Иных времён татары и монголы.

Они несут на флагах чёрный крест,
Они крестами небо закрестили,
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России.

    И это было опубликовано в годы триумфа официальной атеистиче-ской идеологии! Предвидения Рубцова просто поражают читателей, которые теперь знают, насколько ежегодно сокращается население России. И как ускоренно растёт количество крестов на погостах.
    В 60-е и в 70-е годы 20-го века шло негласное соревнование различных поэтических направлений: либерального диссидентского с ритмическими конструкциями и народного патриотического  с исполь-зованием всего богатства русского языка и традиционной культуры. У Николая Рубцова утверждается чёткая жизненная позиция с понятиями Добра и Справедливости. В стихотворении «Чудный месяц плывёт над рекою» (1963 г.) поэт сообщает:

И тоскуя всё меньше и меньше,
Словно бог, я хожу по земле.

    Во многих стихотворениях Н.Рубцова есть подтекст, но не сексуальный как у многих  раскрепощённых стихотворцев, а духовный (справедливость, честь, вера в Добро, в историческую миссию России). И даже, казалось бы, вакхическое по содержанию  стихотворение  «Гость» поэт заканчивает вопросом: «Неужели Бога нет?»

247
   Итак, когда же наступил переломный момент в повороте поэта к пониманию  действующих в окружающем мире разрушительных сил и идеи спасения каждого человека от насаждаемого эгоизма? По мнению автора, это стихотворение «Русский огонёк», на которое уже обращали внимание литературоведы… Вот Николай Рубцов идёт в ноябре 1963 г. по заснеженной пустынной дороге, в «томительный мороз» к своей малой Родине, к далёкому селу Никольское, к дочери Лене и к Генриетте.  Это было при поездках из Москвы. Но дадим слово поэту:

Какая глушь! Я был один живой.
Один живой в бескрайнем мёртвом поле!
Вдруг тихий свет (пригрезившийся, что ли?)
Мелькнул в пустыне,
                                 как сторожевой…

Я был совсем как снежный человек,
Входя в избу (последняя надежда!)…

    И вот в этой спасительной  избе, у немолодой уже хозяйки поэт делает великое, для всех нас живущих, открытие:

Как много жёлтых снимков на Руси
В такой простой и бережной оправе!
И вдруг открылся мне
И поразил
Сиротский смысл семейных фотографий:

Огнём, враждой
Земля полным-полна,
И близких всех душа не позабудет…
Скажи, родимый,
Будет ли война?  –  
И я сказал:  – Наверное, не будет.

     В каждой русской семье с фотографий смотрят погибшие дети, братья, отцы и деды. К 1963 году это были  участники  локальных войн в 1936-1940 г.г., Великой Отечественной войны с Германией (1941-1945 г.г.) и Японией (1945 г.). И  поэт  понял, что  вражда – главная

248
причина всяких войн. На вопрос хозяйки путник не может дать точный ответ. «Наверное, не будет» – это   сомнительная надежда. И вот хозяйка – русская женщина сообщает непринуждённо такую народную мудрость, до которой ещё долго идти многим сильным мира сего:

Дай Бог, дай Бог…
Ведь всем не угодишь,
А от раздора пользы не прибудет… –     
И вдруг опять:
Не будет, говоришь?
Нет,  –  говорю,  – наверное, не будет.
Дай Бог, дай Бог…

    Хозяйка заботится  не о себе, а о живущих где-то, за избой,  близких и далёких и даже об ушедших. И просит она Бога, чтобы не было войны: – Дай  Бог, дай Бог! Путник не может дать  уверенную надежду. А что такое война для крестьянки, для сельской семьи – хранитель-ницы исторической России? Зло и зло! А когда путник хочет расплатиться с хозяйкой, происходит примечательный диалог:

Господь с тобой! Мы денег не берём!
Что ж,  – говорю, – желаю вам здоровья!
За всё добро расплатимся добром,
За всю любовь расплатимся любовью…      

   И вот это высказывание Николая Рубцова по частному случаю попытки оплаты ночлега оборачивается нетленным на века пожеланием Добра и Любви. А поэт благодарит русский огонёк:

За то, что, с доброй верою дружа,
Среди тревог великих и разбоя
Горишь, горишь как добрая душа,
Горишь во мгле,  – и нет тебе покоя…  

    Конечно, любой нормальный поэт, когда пишет стихотворение, не задумывается о философских концепциях, он просто вольно или невольно выражает своё мировоззрение, соединяет явления природы и жизни с божественным пониманием происхождения мира.

249
   В стихотворении «Выпал снег…» (1970 г.) поэт радуется жизни:

Снег летит на храм Софии,
На детей, а их не счесть.
Снег летит по всей России,
Словно радостная весть.

    А вот насчёт детей, которых «не счесть», поэт выдаёт свою мечту за действительность. Дело в том, что демографическая ситуация для русского народа резко изменилась за прошедшие тридцать восемь лет (отсчёт с 1964 г. – прим автора, текст статьи от 2002 г.!). Однодетные русские семьи (по статистике не менее 60%) являются самой главной проблемой в настоящее время в России, обуславливают вырождение русского народа по материальным и  зависящим только от власти  причинам. Эта грозная тенденция  должна быть срочно изменена, иначе в ближайшее время не удержать территорию Российской державы. Понимание семейных  проблем было у Н.М.Рубцова в те далёкие 60-е годы 20-го века. Вот что пишет поэт в стихотворении «За тост хороший» (опубликовано 1 января 1971 г. за 18 дней до гибели):

Теперь шампанского не грех
Поднять бокал за тост
                                   хороший:
За Новый год,
                      за детский смех,
За матерей, за нас за всех,
За то, что нам всего дороже.

     Рубцов часто ездил по вологодской земле с разными целями: в поисках крыши над головой, в командировки, на отдых в лесной глуши или на встречи с друзьями. И в этих поездках всегда интересовался историческими памятниками и храмами. В стихотворении «Ферапонтово» об известном монастыре поэт пишет:
 
В потемневших лучах горизонта
Я смотрел на окрестности те,
Где узрела душа Ферапонта
Что-то Божье в земной красоте.

250
И однажды возникло из грёзы,
Из молящейся этой души,
Как трава, как вода, как берёзы,
Диво дивное в русской глуши.

    А сколько раз в своих стихотворениях Николай Рубцов говорит о душе! Вот, например: «Славное время! Души моей лучшие годы», «По душе мне родные пейзажи», «Пусть душа останется чиста», «Я клянусь! Душа моя чиста!», «Когда душе моей сойдёт успокоенье», «Слагается в душе негромкий стих».  
     Н.А.Старичкова сохранила иконы Николая Рубцова, в том числе икону Николая Угодника, которая была расколота в ночь убийства поэта. В октябре 2001 года автор побывал  в Вологде в квартире-музее Н.А.Старичковой, где был сделан снимок икон. поэта («Российский писатель», № 3, февраль 2002 г.). Это фото проясняет для сомневающихся  вопрос об отношении Поэта к православной вере.   

            11.3. Тютчев и Рубцов
 (из авторской статьи в книге «Поэзия. Истина.Рубцов. Авторская поэзия и критика XXI века», 2007 г., изд. И.Балабанов)

     Эти два русских поэта, казалось бы, не могут быть поставлены рядом. Они по происхождению находятся на разных ступенях сословной лестницы. Между ними историческая эпоха и глубокие общественные потрясения в России.
     Фёдор Иванович Тютчев (1803-1873 г.г.) – дворянин, окончил словесное отделение Московского университета, дипломат, свободно владевший французским и немецким языками, глубокими философскими знаниями, свыше двадцати лет прожил за границей и познал менталитет элиты Запада.  
      Николай Михайлович Рубцов (1936-1971 г.г.) – крестьянский сын,
сирота, детдомовец, получил народное воспитание, гармонист и гитарист-самоучка, моряк, рабочий. За счёт самообразования, общения в литературных объединениях на флоте и в Ленинграде приобрёл глубокие знания. Окончил престижный Литературный институт.
     И Тютчев и Рубцов уже признаны как русские национальные поэты. Для того, чтобы найти общность в творчестве, с одной стороны дворянина, с другой крестьянина, надо подразобраться в сути поэзии.

251
     В.Г.Белинский первым заявил: «Поэт в России, больше, чем поэт». То-есть, поставил ключевой вопрос: А что своим творчеством даёт Поэт читателю? В 19-м веке правящей идеологией в России было православие, которым руководствовались все слои населения. Первыми духовными раскольниками общества стали декабристы, часть которых была масонами, а часть – обманутыми лозунгами свободы.
    Начало девятнадцатого века отмечено появлением двух гениев русской поэзии: А.С. Пушкин (1799 – 1837) и Ф.И.Тютчев. И уже в 1820 г. они вступают в полемику друг с другом!  Пушкин писал о служении Отчизне, но «на обломках самовластья». А Тютчев на опыте Истории знает о постоянном враждебном окружении России, о необходимости сплочения общества и говорит Пушкину:

Но граждан не смущай покою
И блеска не мрачи венца.  
Певец! Под царскою парчою
Своей волшебною струною
Смягчай, а не тревожь сердца!

    Здесь  Тютчев выступает как государственник, а Пушкин как борец за свободу личности. Вечное противостояние в российской Истории!
    В знаменитом стихотворении «Славянам» (1867 г.), которое не мог не знать Н.М.Рубцов, поэт-дипломат Ф.И.Тютчев предупреждает напористых западных политиков:

Они кричат, они грозятся:
«Вот к стенке мы славян прижмём!»
Ну, как бы им не оборваться
В задорном натиске своём!..

    Конечно, признаком любой высокой поэзии является соблюдение ритма и наличие нетривиальных рифмы и образов. Но мастерство ритмических построений это ещё не поэзия. Или это русскоязычная поэзия. Настоящая русская поэзия основана на традиционном православном мировоззрении и патриотизме, народных песнях, бытовых обрядах, то есть на генетическом мировоззрении национального поэта, если оно не искажено запрограммированным перевоспитанием по какой-либо «новейшей современной» идеологии.

252
    И следующий фактор должен присутствовать: непринуждённость стихосложения должна быть  обязательно связана с народным русским языком. А вот первичное знание языка зависит от среды детско-юношеского проживания и воспитания. Думаю, что все понимают, что воспитание в дворянских семьях и в крестьянских сильно различалось как по направленности, так и по языку. Поэтому можно определённо различать «дворянскую» (сословно-элитарную) русскую поэзию (Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Фет, Полонский и др.) и крестьянскую (народную) поэзию (Кольцов, Никитин и затем Есенин). Но оба вида этой сословной поэзии роднила любовь к Родине, России, к общей Истории. В этом было духовное единство элиты и народа.
     А социальное равенство (в историческом аспекте) или самое сбалансированное неравенство было достигнуто лишь в советскую эпоху, когда официальная зарплата члена Политбюро составляла 1200 рублей, средняя зарплата рабочих и служащих – 200 рублей, прожиточный минимум порядка 70 рублей, хотя система обслуживания высшей элиты (членов ЦК КПСС, министров) отличалась от аналогичной для большинства представителей хозяйственной, технической, гуманитарной и рабочей среды.
     С   начала   20-го   века    в   условиях   нашествия   разночинной интеллигенции поэзия в России разделилась на множество течений. Декадентско-ритмическое направление с пропагандистским  приспособленческим уклоном возглавлял Маяковский, а графоманское с тем же уклоном – Демьян  Бедный. Традиционное русское направление продолжали Есенин и Блок. Стихи многих городских стихотворцев были зачастую оторваны от народной жизни. И только Великая Отечественная война 1941-1945 г.г. развернула мышление многих советских поэтов на реальность бытия и на народность.
      Но чем же смог дворянин Тютчев в области поэзии привлечь сельского Рубцова? По мнению автора, Тютчев показал Рубцову словарную отточенность поэтической конструкции, непринуждённость ритмики и рифмы, высшее понимание исторической ситуации. И даже в лирических стихах, в условиях личной семейной трагедии Тютчев выдерживает тональность, не опускается до Вселенского плача.
    Ряд названий и содержание стихов Тютчева перекликаются с темами Рубцова. У Тютчева и Есенина Рубцов нашёл обращение к душе, как носительнице русского понимания окружающего мира. Рубцов говорил о себе: «Я – аристократ духа». И никто из друзей не возражал.

253
     Вот что аристократ по происхождению Тютчев говорит о душе:

О вещая душа моя,
О сердце, полное тревоги –
О, как ты бьёшься на пороге
Как бы двойного бытия!…

    Интуитивно Тютчев пишет о возможной раздвоенности своей души. У Рубцова полное единение  с душой: «Я клянусь: Душа моя чиста», «Давно душа блуждать устала…», «Когда душе моей сойдёт успокоенье…»  
    Гениальный поэт и остроумный собеседник, Тютчев удивил либеральный высший свет пониманием европейской идеологии и политики. Тютчев знал главное: нельзя русским людям враждовать из-за сословности и различий в политических взглядах, потому что Россия постоянно находилась и находится под угрозой зарубежной интервенции: ранее это была открытая военная, сейчас духовная – последняя, самая изощрённая – посредством хитро-мудрых программ, измышлений бульварных газет и журналов.
    Тютчев был за эволюционный путь развития, против выяснения, чья идеология правее. В этом состоит также высшая мудрость простого народа, которую  принимают  за долготерпение. Революции  и  бунты  рождались,  как стихийный протест против неспособности власти эволюционным путем решить назревшие социальные и духовные проблемы. А менталитет русского народа   перемалывал  не  одну  инородную  идеологию. Даже  пролетарский интернационализм  был   переработан   в   русско-советский патриотизм  в середине 30-х годов 20-го века при противоречивом тоталитаризме и действиях части элиты, заражённой русофобией и космополитизмом.
     По направленности поэзии Рубцов органически связан с Тютчевым. Из одного неиссякаемого глубинного источника они черпали чистую воду поэзии. Они слышали музыку и слова песен в том русском (по менталитету) потоке звуков, в который они заходили. Тютчев пишет:

Впросонках слышу я – и не могу
Вообразить такое сочетанье,
А слышу свист полозьев на снегу
И ласточки весенней щебетанье.

254
    Вот и Н.Рубцов пишет: «Я слышу звуки, которых не слышит никто…». И всё-таки поэты дворянские писали о народной жизни созерцательно, средой их общения были салоны, где они искали Истину. А для крестьянских поэтов средой обитания была земля, как
источник жизнеобеспечения, русская природа, река, лес, поле, луг, берёзы, лесные и домашние звери. И духовное отражение жизни – песни, пляски, хороводы, вышивание, светские и православные обряды. И, наконец, понимание божественного происхождения всего окружающего мира Рубцов представляет в стихотворении «Ферапонтово». Н.Рубцов ещё летом-осенью 1964 года в добровольно-принудительной ссылке в селе Никольском Тотемского района, за 6 лет до гибели, осознал силу своей поэзии и свою задачу в области русской поэзии, когда написал: Но я у Тютчева и Фета,/ Проверю искреннее  слово,/ Чтоб книгу Тютчева и Фета /Продолжить книгою Рубцова!..   
       В этом и состоит связь Времён и творчества обоих национальных поэтов: говорить о народной жизни и ходе Истории искреннее Слово. И нет таких нормальных критиков, которые стали бы в открытую оспаривать Истину о том, что именно Рубцов в 1960-е годы блуждания мысли гуманитарной интеллигенции продолжил и поддержал традиционное народно-патриотическое направление в русской поэзии .

        11.4. Исповедальная поэзия Рубцова
(из авторской статьи в газете «Московский литератор», № 1, 2008 г.)
 
    Поэты в силу используемого жанра в литературе являются представителями индивидуального публично выражаемого мировоззрения. Как показывает практика, одни поэты отслеживают тенденции и пристраиваются к текущей политической линии, другие – дистанцируют себя  в оппозицию к теории и практике  идей, третьи – откровенно или скрытно выражают свое  мировоззрение. Как было уже сказано: есть поэзия от ума и есть поэзия от Души.
    Как известно Рубцова  причисляли к разным направлениям, одним из которых была названа «тихая лирика» или «деревенская» литература. Хронологический анализ творчества Рубцова показал, что поэт прошел несколько периодов развития мировоззрения и поэтического самовыражения: поисковый лирико-философский в юности («Деревенские ночи», «Осень! Летит  по дорогам…» «Два пути»), морское патриотическое на Северном флоте («Северная берёза», «Ты с

255
кораблём прощалась», «Родное море»), поисковое ритмизированное и сельско-ностальгическое в Ленинграде («В океане», «Я весь в мазуте…», «Видения в долине…»), поисковое народное в с.Никольском в 1962-1964 г.г. («Тихая моя родина», «Душа хранит», «Видения на холме»)  и народно-православное философское («О Московском Кремле», «Журавли», «Ферапонтово»). На всех этих этапах прослеживаются мотивы открытой исповеди Н.М.Рубцова перед читателем. Нигде поэт не хитрит, не мудрит, не приспосабливается. Он только вынужден припрятывать своё народное видение событий в подтекстах стихов. И открывается заложенный смысл  стиха не сразу
      Подход к достоверной  характеристике творчества Рубцова  наметился в авторской пьесе «Звезда полей Николая Рубцова» (61):
    «А что мне ответить на вопросы о моей жизни? Оглянулись бы на себя. У каждого грехов выше крыши. А я никому вреда не приношу. В лести не замечен, в холуях никогда не ходил и ходить не буду. Я же моряк! Все мои мысли, вся моя жизнь в моих стихах. Я ведь как на исповеди:

Почему мне так не повезло?
По волнам, давно уже усталый,
Разгонюсь – забуду про весло,
И тотчас швырнёт меня на скалы!»

     Когда Рубцов писал «Я», русский читатель чувствовал за этим «Мы». Когда Дербина писала «Я», то это было эгоистическое «Я». Поэзию Дербиной не идентифицируешь как исповедальную, так как в ней не присутствует православное мировоззрение.
    И вот теперь можно дать чёткое обоснование:
    Поэзия Рубцова – это исповедальная русская поэзия.  Она по сути православная. Это – вера каждого Человека в Добро, Любовь, Справедливость, в духовные заповеди. В последнем опубликованном перед гибелью новогоднем стихотворении «За тост хороший» Рубцов приглашает всех: «За детский смех, за матерей, за нас за всех, за то, что нам всего дороже». И в то атеистическое  время, когда церковные колокола молчали, поэт выражает свою мечту: «Свой добрый вологодский звон разносят древние куранты». В этих предвидениях и надеждах и состоит подлинное Возрождение вековых традиций в России. Вот чем наша духовная поэзия отличается от всех других.  

256
        11.5.  Гоголь и  Рубцов.  Связь времён и мировоззрений.
(Из авторской статьи в газете «Калужское слово», № 6, 2009 г.).

    Есть несколько свидетельств и признаков творческой близости или даже единства мировоззрений между Н.В.Гоголем и Н.М.Рубцовым.
   В течение юношеского периода жизни Н.Рубцов последовательно знакомился с творчеством А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, А.В.Кольцова, С.А.Есенина, А.А.Блока, Ф.И.Достоевского. Можно определённо отметить, что начинающий в то время  поэт ищет творческий ориентир. Более глубоко уже в литинституте  Рубцов изучал в рамках и  за рамками учебного процесса творчество Державина, Ф.И.Тютчева, А.А.Фета, Д.Кедрина, Э.Хемингуэя. Поэт просто впитывал в сознание содержание, стилистику и творческие ходы этих неординарных писателей. Очень высоко отзывался Н.Рубцов о поэзии Ф.И.Тютчева: «Все его стихи шедевры». Но Рубцов шёл абсолютно своим путём, потому что все названные поэты жили и творили  в другой социально-духовной среде и на другой языковой основе. Признаем, что созерцательный взгляд на крестьянскую жизнь из дворянской усадьбы отличается от противоположного социального взгляда со стороны, например А.В.Кольцова или С.А.Есенина.
   Н.В.Гоголь жил в эпоху 30-50-х годов 19-го века и прекрасно знал все нюансы делопроизводства и психологию поведения служащих. Все отрицательные свойства (карьеризм, лесть, зависть) мещанина представлены им в «Ревизоре». Эту пьесу можно назвать комедией и в то же время трагедией раздвоенных душ персонажей.
    В литературной обстановке 60-х годов 20-го века, во время учёбы в литинституте, Рубцов наверняка знал собрание сочинений Н.В.Гоголя в шести томах (1953 г.). Есть свидетельства современников, что Рубцов в это время читал Библию. Самообразование шло непрерывно.
    Есть свидетельства М.Корякиной, жены В.П.Астафьева о встречах с Рубцовым: «Вскоре он повёл разговор о Гоголе, да так интересно с юмором, с удивлённой радостью, наизусть цитируя отрывки и реплики из «Мёртвых душ». Мы смеялись до слёз. Николаю это очень нравилось. Прощаясь, пообещал в следующий раз развеселить нас рассказами из литинститутской жизни».
    Сообщается, что во время сдачи экзамена по русской литературе у Рубцова зашёл спор с преподавателем о позиции Н.В.Гоголя. Рубцов сбегал в библиотеку, нашёл нужный абзац и доказал  свою правоту.

257  
    В Вологде, в квартире Н.Рубцова на стене висели портреты Э.Хемингуэя и Н.В.Гоголя. После убийства поэта на полу обнаружен разбитый портрет Гоголя.    
    Всё это внешние признаки отношения Рубцова к национальному русско-славянскому писателю, фактически создателю художественного духовного направления в русской литературе  19-го  века.
    Разбирать творчество Н.В.Гоголя можно бесконечно. Гоголь, как бы, мазками набросал пёструю картину современного ему общества. Летящая до сих пор неизвестно куда Россия – мистическая тройка, перед которой расступаются народы и государства. Мертвые души Собакевича, Плюшкина, Коробочки, Ноздрёва и других  – это потерянные души управляющего сословия той эпохи.
    В письмах «Выбранные места из переписки с друзьями» Н.В.Гоголь хотел разъяснить, растолковать суть поэмы. Понять захотели не все, в том числе, В.Г.Белинский.
    Особый интерес представляют следующие литературоведческие провидческие  высказывания Н.В.Гоголя:
    «Поэзия есть чистая исповедь души, а не порождение искусства или хотения человеческого; поэзия есть правда души, а потому и всем равно может быть доступна. Способность вымысла и творчества есть слишком высокая способность и даётся одним только всемирным гениям, которых появление слишком редко на земле; опасно и вступать на этот путь другому…».  
    «Ещё доселе загадка – этот необъяснимый разгул, который слышится в наших песнях, несётся куда-то   мимо жизни и самой песни, как бы сгорая желанием лучшей отчизны, по которой тоскует со дня создания своего человек… Ещё тайна для многих этот необыкновенный лиризм – рождение верховной трезвости ума,  – который исходит от наших церковных песней и канонов и покуда так же безотчётно возносит дух поэта, как безотчётно подмывают его сердце  родные звуки нашей песни».                                           
   Творчество Н.М.Рубцова пронизано мистикой: отражением сверхестественных явлений, а также загадочными, необъяснимыми поворотами в поведении личности. Мистические мотивы проявляются в целом ряде стихотворений: «В горнице», «Наступление ночи», «Ферапонтово», «Философские стихи», «Осенние этюды», «Вечернее происшествие», «До конца», «Последний костёр».
    Особый интерес представляет стихотворение Н.Рубцова «Гоголь»:

258
Горит вся жизнь. Горит весь труд. Не шутка!
В минуту Гоголь обо всём забыл.
России стало холодно и жутко,
Когда он печь однажды затопил.

Горят, горят слова, прощаясь с ним.     
Они кричат немыми голосами!
Он, озарённый пламенем своим,
Глядит в огонь безумными глазами.

Никто же не проснулся, как нарочно!
Чужие люди…Так тому и быть.
Ах, если б мама, мама среди ночи
Камин бы не позволила топить.

Ах, если б мама…Или Пушкин близко.
Но никого. Один лишь в небе бог.
А на лице живые пляшут блики.
А Гоголь слаб. А Гоголь очень плох.

Ему осталось уповать на бога.
Зачем слуга? Вот разве труп стеречь.
Он знает: жить ему совсем немного,
И он спешит скорее душу сжечь.

    Это  стихотворение показывает, как хорошо и глубоко  Рубцов знал творчество и обстоятельства жизни Н.В.Гоголя.
    Особенно актуально звучит в наше время высказывание Н.В.Гоголя:    
    «Нет, не Пушкин или кто другой должен стать теперь в образец наш: другие уже времена пришли…свойства, обнаруженные нашими поэтами, суть наши народные свойства…, поэты берутся не откуда же нибудь из-за моря, но исходят из своего народа. Это огни, из него излетевшие, передовые вестники сил его. Другие времена несут и другие дела, иные задачи, а потому и не напомнят они уже никого из наших прежних поэтов. Самая речь их будет другая; она будет ближе и родственнее нашей русской душе: ещё в ней слышнее выступят наши народные начала»                                                               
   Это предвидение реализовалось в творчестве С.Есенина и Н.Рубцова.

259
   11.6. «Творческая мастерская Н.М.Рубцова. «В минуты музыки» (из авторской статьи в газете «Московский литератор», № 6, 2009г.)

    Бытует  мнение, что Рубцов практически сразу создавал в голове и записывал стихотворение начисто на бумаге. Это совсем не так.
    В Вологодском литературном музее им. Рубцова появились копии стихотворных текстов из некоторых ранее неизвестных записных книжек Н.М.Рубцова. Эти черновые записи представляют интерес для исследования творческого подхода Рубцова к созданию стихотворения.
    В книге «Николай Рубцов» (Собрание сочинений в трёх томах, том 1, стр. 340)  редактор В.Зинченко пишет: «Сохранился автограф поэта, опубликованный в книге В.Коротаева «Козырная дама», Вологда, 1991 г., с датой 31/V66 г. Судя по дате – стихотворение написано на Алтае».
    Записная книжка свидетельствует о том, что стихотворение написано гораздо раньше, ещё в Европейской части страны. Разберём разновидности текстов по строфам. Первая строфа звучит:

В минуты музыки печальной
Я представляю жёлтый плёс,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берёз.

    В записной книжке несколько раз написана эта строфа, нет других вариантов. Видно, что она была выстрадана поэтом, так как каждая последующая попытка продолжения стиха начинается с 1-ой строфы. Представленная тема прощания с любимой женщиной не подпадает под какую-либо из тем, задаваемых на семинарах в литинституте.
    В записной книжке поэт приводит несколько вариантов второй строфы. Видно, с каким трудом Рубцов подходил к подлинному (для него) отражению переживаний. Вот варианты (указаны курсивом)

«Я вижу птиц под небом серым,
Воспринимающих с трудом
Свой путь без солнца, путь без веры
Над застывающим прудом».

«Птиц, продолжающих с трудом», «И нас одних под небом серым, /Среди погаснувших полей», «И путь без солнца, путь без веры».

260
     Далее следуют варианты строки:
«Летящих мимо журавлей», «И холодом под небом серым», «Гонимых стужей журавлей», «Последних птиц под небом серым», «И тишину под небом серым», «Гонимых ветром журавлей».
    Подбираясь к желаемому варианту, Рубцов искал, каким природным явлением (сверху!) обусловлен отлёт журавлей. Сочетание «летящих мимо», – это  констатация факта – нет причины отлёта. Гонимых «стужей», «ветром», «холодом», «воспринимающих с трудом» свой
путь, –  не оказалось для поэта достоверным отражением явления. И находит Рубцов обозначение стихии «снегом» – символом, объединяющим предыдущие символы – природные явления.  
    Во второй записной книжке читаем: «Давно душа летать устала за пищей в прошлые года».
    Эта строфа приземлена бытовой последней строкой «За пищей в прошлые года». В окончательном варианте Рубцов уничтожает эту строку. Потому что не душа летает за пищей, а страждущее тело. Значит, была у поэта непрерывно самоцензура. После выезда из села Никольского, негативных событий весны 1966 года в Москве поэт в общежитии  признавался, что очень устал от жизненных обстоятельств.  Бездомного (в 30 лет!) поэта гонит по стране проза жизни.
     В окончательном варианте 3-я и 4-я строфы приобретают исповедально-мистический характер:

Давно душа блуждать устала
В былой любви, в былом хмелю,
Давно понять пора настала,
Что слишком призраки люблю.
Но всё равно в жилищах зыбких –
Попробуй их останови!  –
Перекликаясь, плачут скрипки
О жёлтом плёсе, о любви.

     Поэт сообщает читателю, что его «душа блуждать устала». Читаем исповедь Рубцова: «в былой любви, в былом хмелю», «слишком призраки люблю». И далее обращение к любому читателю: «Попробуй их останови?»  И возникает вопрос: Кого или что останавливать: Призраки или плачущие скрипки? А откуда взялись скрипки? То есть в этом невидимом мире звучат грустные мелодии прощания?!
 
261
  Опубликованные 5-я и 6-я строфы:

И всё равно под небом низким
Я вижу явственно, до слёз,
И жёлтый плёс, и голос близкий,
И шум порывистых берёз.
Как будто вечен час прощальный,
Как будто время ни причём…
В минуты музыки печальной
Не говорите ни о чём.

    Лирический герой (Рубцов) прощается с любимой женщиной. И это происходит в трогательных незабываемых местах юности, где «жёлтый плёс», «и шум порывистых берёз», в селе, о котором Рубцов сказал: «здесь души моей родина». Это драма личной жизни. Представленные варианты «В минуты музыки» в записных книжках Рубцова были выстраданы и написаны осенью – в начале зимы 1965 года (отлёт журавлей), так как поэт следовал в творчестве  текущим событиям.
   Разлука с дочерью Леной и с Гетой Меньшиковой (гражданской женой) воспринимается остро вдали от родных мест, особенно во время пребывания поэта на Алтае, где стихотворение было окончательно записано и опубликовано.

   11.7. О мистическом мировозреиии Рубцова. Гоголь и Рубцов
(из авторской статьи в альманахе «Звезда полей 2010» вып.2, М.,
2010, изд. НО «Рубцовский творческий союз»)

   О направлениях мировоззрения Рубцова целенаправленно или фрагментарно  написано несколько литературных статей, особенно после выхода сборника «Звезда полей» (весна 1967 г.) и после гибели поэта. Надо отметить статьи Анатолия Передреева (1967 г.), Станислава Куняева (1968 г.), Валерия Дементьева (1970 г.), Василия Оботурова  (1974г.), Вик. Каратаева (1975г.), Вадима Кожинова (1976 г.), Юрия Селезнёва (1977 г.)
    О православном мировоззрении Н.М.Рубцова упоминали А.Романов, В.Бараков и Н.Коняев.
    Разные исследователи сообщали о присутствии в творчестве Рубцова то стихии ветра, то о наличии спектра цветовых красок (серой, светлой

262
или чёрной), то о темах дороги, то о теме «тихой» лирике, то о скрытой социальности тем (город – деревня), о патриотизме. Это свидетельствует, преимущественно, о мировоззрении, литературной позиции и направленности знаний конкретного критика, литературоведа, писателя,  но не объясняет причины воздействия поэзии Рубцова на душу читателя, не раскрывает глубину поэзии Рубцова, не может быть принято в качестве всеобъемлющей достоверной. Поэзия Рубцова – это алмаз с великим множеством граней, которые невозможно разделить, не нарушив целостность восприятия.  По мнению автора, кристаллической структурой творчества Рубцова (как многогранного алмаза) является  мистическое восприятие окружающего мира, которое отразилось во многих стихах поэта и которое согласуется с ведическим и православным не декларированным  мировоззрением Рубцова.
    Рассмотрим хронологически  мистические  мотивы Рубцова.
    Возьмём сочинение «О родном уголке», которое написано не 14-летним школьником (как ранее обосновывала одна пропагандистка),  а 17-летним студентом Рубцовым в Кировске (1953 г.). Впервые оно опубликовано В.Оботуровым 19 января 1986 года в газете «Вологодский комсомолец».  Николай Рубцов даёт описание виртуальной встречи с медведем в лесу, который «с каким-то диким рёвом бросился мне навстречу; вероятно с неотразимым желанием смять меня, раздавить, уничтожить… Первой мыслью было бежать,
бежать от этого страшного «чудовища», но ноги не повиновались мне, они подгибались от неминуемого страха, так сильно охватившего мою детскую душу. Вдруг какая-то неведомая  мне самому сила придаёт мне небывалую смелость и решительность…»  Лирический герой вступает в схватку с диким животным. «Может быть, всё это покажется невероятным, но представьте себе, как часто такие истории и им подобные видел я во сне в те же тёмные тотемские ночи, засыпая под заунывную песню ветра, свистящего в трубе»
    Встреча с представителем инородных сил, упомянута у Н.Рубцова в  стихотворении «Сказка-сказочка» (Ленинград, 1960 г.):

Влетел ко мне какой-то бес.
Он был не в духе или пьян.
И в драку сразу же полез:
Повёл себя как хулиган.

263
Он вдруг схватил мою гармонь.
Я вижу всё. Я весь горю!
Я говорю ему:  – Не тронь,
Не тронь гармошку!  – говорю.

    Многие читатели и друзья поэта принимали содержание этого стихотворения как бытовую шутку-сказку.  Тем более, далее «бес от злости стал глупей, и стал бутылки бить в углу». То есть картина казалась  зарисовкой поэта для эстрадного выступления.
     В стихотворении  «Видения в долине» (1960 г.) Рубцов сообщает:
 
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России…

    Мистическая картина, нарисованная Рубцовым, воспринималась в то время  читателем как поиск поэтических образов. Но оказалась предви-дением, поскольку превратилась к нашему времени в реальную.  Рубцов видел тенденцию вымирания русского народа в стране.
    В начале июля 1962 года  Рубцов сформировал самиздатовский сборник «Волны и скалы»  и на несколько дней задержал выпуск. В стихотворении «Поэт» (1-9.07.1962 г.).  Рубцов рисует видения:

Трущобный двор.
                              Фигура на углу.
Мерещится, что это Достоевский.
И ходит холод ветреный и резкий.
И стены погружаются во мглу.
Гранитным громом
                                грянуло с небес!
Весь небосвод в сверкании и блеске!
И видел я, как вздрогнул Достоевский,
Как тяжело ссутулился, исчез.
Не может быть,
                        чтоб это был не он!
Как без него представить эти тени,
И странный свет,
                          и грязные ступени,
И гром, и стены с четырёх сторон?!

264
    Практически каждый читатель в те 60-е атеистические годы 20-го века полагал, что это фантазии поэта. Но Рубцов с самого начала творчества писал по видимым им событиям. И не случайно затем:

Я продолжаю верить в этот бред,
Когда в своё притонное жилище
По коридору,
                        в страшной темнотище,
Отдав поклон, меня ведёт поэт…

    И далее от Рубцова-лирического героя следует:

В моей судьбе творились чудеса!..

    Тогда, в эпоху материально беззаботной жизни  никто и не мог подумать, что Рубцов видит чудеса.  А Рубцов писал: «Я слышу звуки, которых не слышит никто».  В стихотворении «Чудный месяц плывёт над рекою…» читаем:

Словно слышится пение хора,
Словно скачут на тройках гонцы.
И в глуши задремавшего бора
Всё звенят и звенят бубенцы…

    Стихотворение «В горнице» (первый вариант под названием «В звёздную ночь») написано в июле 1963 г.  Строфы самостоятельны по сюжету. Осмысление  мистического подтекста, скрытого за видимыми бытовыми картинами,  требует неоднократного прочтения. Фактически только музыка и песня позволили осознать народную философию текста. 4-я строфа соединила сюжеты предыдущих. Поэт видит оптимистический путь: «буду до ночной звезды лодку мастерить себе».  
    Мистические картины наблюдает лирический герой Рубцова в программном  стихотворении «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…».  Некоторые современники поэта буквально воспринимали текст строки. А Рубцов направлял внимание читателя на окружающее:

И храм старины, удивительный, белоколонный,
Пропал, как виденье, меж этих померкших полей…

265
Боюсь я, боюсь я, как вольная сильная птица.
Разбить свои крылья и больше не видеть чудес!
Боюсь, что над нами не будет таинственной силы!

    Это предупреждение каждому читателю, предложение оглянуться вокруг. Вот ещё примеры мистического восприятия явлений:

И сыплет листья лес,
Как деньги медные,  –
Спасибо край чудес!
Но мы не бедные…
А чем утешены,
                      что лес покинули
Все черти лешие
И все кикиморы?...

Слышишь, ветер шумит по сараю?
Слышишь, дочка смеётся во сне?
Может, ангелы с нею играют
И под небо уносятся с ней…

   Особняком стоит «Вечернее происшествие», случайная встреча с мистической лошадью в лесу:

Мне лошадь встретилась в кустах
И  вздрогнул я. А было поздно.
………………………………….
Мы жутко так, не до конца,
Переглянулись по два раза…

   – Я  слышу звуки, которых не слышит никто, –  говорит поэт.
    Это уже выход на контакт с высшими силами.
    В стихотворении «Прощальная песня»(1965 г.)  поэт говорит:

Ты не знаешь, как ночью по тропам
За спиною, куда ни пойду,
Чей-то злой, настигающий топот
Всё мне слышится словно в бреду.

266
    Это уже прямое сообщение о преследовании Поэта со стороны мистических или не мистических, реальных  сил. И это не случайно.
Поэт видел в окружающих явлениях множество знаков действия нечистых сил. В «Философских стихах» поэт предвидел:

Когда-нибудь ужасной будет ночь.
И мне навстречу злобно и обидно
Такой буран засвищет, что невмочь,
Что станет свету белого не видно!
Но я пойду! Я знаю наперёд,
Что счастлив тот, хоть с ног его сбивает,
Кто всё пройдёт, когда душа ведёт,
И выше счастья в жизни не бывает!
Чтоб снова силы чуждые дрожа,
Все полегли и долго не очнулись.
Чтоб в смертный час рассудок и душа,
Как в этот раз друг другу улыбнулись…

   Это прозрение по событиям. Рубцов не играл с потусторонними силами, он чувствовал враждебность. Реальные факты были в буфетах ЦДЛ, в Москве в общежитии, в Вологде в застольях. Не случайный поэтический след по мотивам преследования оставлял Н.М.Рубцов.

          11.8.  «Пророки есть в Отечестве моём!»
(из авторской статьи в книге «Николай Рубцов»: И пусть стихов серебряные струны…». 2002 г., МГО СП России)

    В связи с музыкально-ритмическим строем поэзии Н.Рубцова рассмотрим мнение  Г.В.Свиридова о музыке и песнях:  
     «В  прошедшие времена музыка (на Руси) была нескольких видов:
1. Храмовая, собственно духовная, богослужебная музыка.    
2. Духовно-народная музыка, песни раскола, гимны (слагаемые отшельниками, монахами, сектантами и т.д.).
3. Народная музыка (богатейшая), музыка праздников, обрядов, кален-дарные песни, свадебные, предсвадебные, похоронные, трудовые и т.д.
4.Скоморошья музыка, музыка профессионалов-шутов, созданная для потехи, для развлечения. Сия последняя была музыкой, исполнявшейся людьми, не имевшими подлинного человеческого достоинства…,

267
    Свиридов в книге «Музыка как судьба» выделил поэзию Рубцова:
    «Бывают слова изумительной красоты (например, Рубцов) – они сами музыка. Они не нуждаются в музыке, либо для воплощения их в музыке нужен примитив, который донесёт красоту этих слов»
    О народной песенно-музыкальной культуре Свиридов сказал:
     «Романс и песня – наиболее распространённые, наиболее любимые виды музыки. Они проникают в самое сердце человека и живут в нём не только как воспоминания, ощущения; они живут в сердце сами, живые; можно вспомнить мелодию, запеть её   самому   и т.д.  В    музыкальной   среде     полупрезрительно называются дилетанты, а на самом деле большие таланты и подлинные мастера, создавшие изумительные образцы искусства, которые живут до сих пор в сердцах тысяч и тысяч людей. «Однозвучно гремит колокольчик», «Вот мчится тройка почтовая», «Соловей мой, соловей», «Не шей ты мне, матушка, красный сарафан».
    «Бытовые приметы, воспетые в этой музыке … давно ушли из жизни, а музыка всё живёт, волнует сердца!
    Почему?  Попытаться ответить!  Что главное в музыке и стихах».
      Такие вопросы ставил перед собой гениальный композитор Г.В.Свиридов. Вот что он пишет далее «О главном для меня»:
    «Художник призван служить, по мере своих сил, раскрытию Истины Мира. В синтезе  Музыки и Слова может быть заключена эта истина.
    Музыка – искусство бессознательного. Я отрицаю за Музыкой – мысль, тем более какую-либо философию. То, что в музыкальных кругах называется Философией, есть не более чем Рационализм и диктуемая им условность (способ) движения музыкальной материи. Этот Рационализм и почитается в малом круге людей Философией.
   На своих волнах (бессознательного) она (музыка) несёт Слово и раскрывает сокровенный тайный смысл этого Слова.
     Слово же несёт в себе Мысль о Мире (ибо оно предназначено для выражения Мысли). Музыка же несёт Чувство, Ощущение, Душу Мира. Вместе они образуют Истину Мира».
    На титульном листе книги надпись рукой Свиридова: «Эту поэзию нам надо свято хранить! Могут сказать: Рубцов – не Пушкин, не Блок…Неважно! Какой он есть – он единственный. Другого нет!»
   На стихи Рубцова непрофессиональными (народными!) композито-рами создано более 160 (!!!) песен. И, по большому счёту, каждый  отберёт такие, которые близки Душе слушателя – гражданина России!
   
268                                        

P.S. Представлена глава 11 из монографии Юрия Кириенко-Малюгина «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз».  2011